Спартанский царь Леонид I: биография

Леонид I – один из царей древней Спарты в Греции. Единственным деянием, благодаря которому он вошел в анналы истории, стала неравная битва при Фермопилах, в ходе которой он героически погиб. Это сражение является самым известным из истории второго персидского вторжения в Грецию. Позднее герой стал образцом воинской доблести и патриотизма.

Спартанский царь Леонид: биография

Что же известно о нем сегодня? Основные сведения из жизни спартанского царя Леонида I дошли до наших дней благодаря древнегреческому историку Геродоту. Он произошел из рода агиадов. По данным, которые Геродот приводит в своем труде «История», корни этой династии восходят к легендарному древнегреческому герою Гераклу, сыну Зевса.

Точная дата рождения Леонида I не определена, предположительно, это 20-е гг. VI в. до н. э. О его жизни практически ничего не известно. В юности он получил хорошую физическую подготовку, как и другие спартанские мальчики. Об этом свидетельствует и то, что на момент исторической битвы при Фермопилах он был уже немолод – ему было 40-50 лет, но телосложение греческого военачальника было крепким и атлетическим.

Его отец, Александрид II, был первым представителем агиадов. У него было 4 сына – Клеомен, Дорией, Леонид и Клеомброт. Первая жена, дочь сестры Александрида, долгое время не могла забеременеть, но он не хотел с ней расставаться. Тогда представители правительственной коллегии Древней Спарты разрешили ему стать двоеженцем, чтобы род царей не прекратился. От второй жены появился на свет Клеомен, а год спустя первая жена Александрида родила остальных трех сыновей.

Восшествие на престол

После смерти отца Леонида I в 520 г до н. э. народное собрание решило избрать царем Спарты Клеомена. Дорией был не согласен с этим и покинул государство. Он попытался создать свое поселение в Африке, затем в Сицилии. Через 10 лет его убили, а в 487 г. до н. э. умер и Клеомен.

Причина смерти последнего доподлинно неизвестна. По одной из версий, он потерял разум и был подвергнут аресту по инициативе родных братьев, а впоследствии совершил самоубийство. Согласно другой гипотезе, Клеомен был убит по приказу правительственной коллегии или Леонида I. После этого трагического события последний смог стать полноправным правителем Спарты. Годы правления царя Леонида – 491-480 гг. до н. э.

Семья и дети

Жена царя Леонида – Горго – также принадлежала к роду агиадов. Она была дочерью его сводного брата – правителя Спарты Клеомена I. В те времена браки между близкими родственниками были нормой в обществе, это запрещалось только детям от одной матери. Деторождение в Спарте очень поощрялось, а основным предназначением женщины было материнство. Существует даже исторический анекдот, согласно которому на вопрос о том, как греческим женщинам удается управлять своими супругами, Горго ответила: «Мы единственные, кто рожает мужей».

Жена спартанского царя была красива, за свои большие и томные глаза ее с детства называли Волоокой. В 17 лет, когда умерла ее мать, воспитанием девушки занималась тетя, которая привила ей любовь к поэзии.

По данным некоторых исследователей, Горго была не первой женой Леонида. До нее он 15 лет жил в браке с Мнесимахой, которая родила ему двух дочерей и двух сыновей. Оба мальчика умерли еще в раннем возрасте. Старшей дочери Дориде было 18 лет, а младшей Пенелопе – 15, когда Леонид, по настоянию своего старшего брата и выборных должностных лиц, развелся с их матерью и женился на Горге. Это было сделано из политических соображений.

Спартанский царь очень переживал из-за этого, так как у него были хорошие отношения со своей прежней семьей. Он часто навещал бывшую жену и детей. Мнесимаха так и не вышла повторно замуж, поскольку она так же сильно любила его.

В тот год, когда был убит Леонид, Горго родила единственного ребенка. После Фермопильского сражения Плистарх, сын Леонида I, стал правопреемником своего отца. Регентом мальчика был назначен дядя – Клеомброт, а после смерти последнего – его сын Павсаний. Плистарх не оставил после себя детей, и род Леонида, царя Спарты, прервался.

Греко-персидские войны

На исходе VI в. до н. э. Персидская империя превратилась в могущественную державу с претензиями на мировое господство. В ее состав входили такие развитые территории, как Египет, Вавилон, Лидия, греческие города на побережье Малой Азии. Начало греко-персидских войн связывают с антиперсидским выступлением в 500 г. до н. э. (Ионийское восстание). Через 6 лет оно было подавлено. Как считает Геродот, это послужило толчком для нападения персов на Балканский полуостров.

Первый военный поход был ими организован в 492 г до н. э., но из-за сильной бури персидский флот понес большие потери, благодаря чему греки получили передышку продолжительностью в 2 года. Во многих городах древнегреческого государства среди населения сформировались пораженческие настроения, и только Спарта и Афины проявили решимость сражаться с грозным врагом. В обоих городах казнили послов персидского царя Дария I, которые прибыли туда с предложением признать власть династии Ахеменидов.

Вплоть до 480 г. до н. э. судьба благоволила к грекам. Персы потерпели поражение в Марафонском сражении, в результате у греков появилась возможность подготовиться к будущей войне и построить свой флот. К тому же силы персидского государства в тот момент были направлены на подавление восстаний в Египте и внутри страны.

Фермопильское сражение

В 481 г. до н. э. на конгрессе в Коринфе был создан общий оборонительный союз эллинов (Спарты и Афин). Верховное командование над сухопутными и морскими войсками были переданы спартанскому царю Леониду. Когда персы приблизились к границам Греции, было решено встретить их в Темпейском ущелье, на границе Македонии и Фессалии. Фермопильское ущелье было выбрано вторым эшелоном обороны.

В самом узком месте ущелья тогда могла проехать лишь одна телега. К тому же здесь существовали старые оборонительные сооружения, построенные когда-то для защиты от набегов фессалийцев. В древности это был единственный путь по суше из северной Греции в ее среднюю часть.

Для проведения оборонительной операции прибыло около 7000 воинов из различных регионов, среди которых был небольшой элитный отряд спартанцев численностью в 300 человек. Это военное подразделение никогда не распускалось, даже в мирное время. Оно использовалось в основном внутри Спарты и могло быть быстро мобилизовано для внешнеполитических целей. Другие союзники отказали Леониду в помощи под предлогом того, что необходимо завершить Олимпийские игры, начало которых совпало с военным походом.

Когда персидский царь Ксеркс I подошел Фермопильскому ущелью со своим огромным войском (по оценкам современных историков, оно насчитывало от 70 до 300 тыс. воинов), большинство командиров эллинских отрядов приняли решение об отступлении. Бесчисленное войско персов вселило страх в сердца греческих военачальников. В такой тяжелой ситуации спартанский царь Леонид I был вынужден принять единственное возможное для себя решение: оборонять ущелье, даже если нет шансов выжить в битве.

Смерть

Ксеркс I дал спартанскому царю 4 дня на размышление, ожидая, пока подтянутся остальные части персидского войска. На пятый день он отправил к ущелью свои отряды воинов из Мидии и Киссии, численность которых значительно превышала греческое подразделение. Эта атака, как и последующие в течение двух дней, была отбита. Длинные копья и тяжелые щиты греков давали им явное преимущество перед персами, у которых были более короткие копья, плетеные щиты и доспехи, сделанные из тканого полотна. По некоторым оценкам, во время этих оборонительных битв было убито около 10 тыс. персов.

Греческий отряд состоял полностью из тяжелой пехоты, которая с легкостью блокировала узкий проход Фермопильского ущелья. Спартанцы также использовали хитрую стратегию: делали вид, что отступают, чтобы персы преследовали их. Потом они внезапно поворачивались и атаковали, застигая врагов врасплох.

Исход фермопильского сражения решила оплошность отряда фокидян, которые должны были оборонять другую горную тропу, ведущую в обход горы. По версии Геродота, эту дорогу персам указал предатель из фессалийского племени, но современные историки считают, что персидские разведывательные отряды и сами могли узнать о ее существовании. С наступлением темноты Ксеркс отправил своих солдат по горной тропе, чтобы они напали на греков с тыла. Фокидяне слишком поздно заметили персов и, не оказывая никакого сопротивления, разбежались.

Из всех союзников спартанского царя Леонида к концу битвы осталось только 2 маленьких отряда. Согласно одной из легенд, он даже настаивал на том, чтобы союзники отступили от Фермопил, чтобы их сыновья могли продолжить род и сохранить греческое войско для последующих сражений. В то время в Спарте уже ощущалась нехватка воинов, поэтому свой отряд царь Леонид сформировал только из тех мужчин, у которых уже имелись дети.

В ходе ожесточенной схватки его убили. Кульминацией этого события стала борьба за тело героя. Грекам удалось отбить его у персов, и они отступили на один из холмов. Весь отряд Леонида был уничтожен, кроме двух спартанцев, которые не участвовали в сражении. По возвращении на родину их ждало бесчестие, одному из них дали прозвище Трус, а второй покончил жизнь самоубийством.

Месть Ксеркса

По мнению современников спартанского царя Леонида, никто не испытывал к нему настолько сильной ненависти, как персидский правитель. Сразу после окончания битвы он решил самолично осмотреть поле брани. Увидев труп Леонида, он приказал надругаться над ним – ему отсекли голову и мертвого посадили на кол.

Обычно таким образом поступали с мятежниками, а не с воинами, павшими в честном бою. Это был кощунственный акт со стороны Ксеркса. Таким образом персидский царь хотел выразить свои личные враждебные чувства по отношению к Леониду, уничтожившему двух его братьев и оказавшему активное сопротивление.

Существует также легенда, согласно которой на требование Ксеркса сдаться, Леонид произнес крылатую фразу: «Приди и возьми». Эти слова были выбиты впоследствии на основании памятника, построенного в честь этого военачальника в Спарте.

Образ героя в искусстве

Подвиг царя Леонида I вдохновлял многих деятелей искусства, писателей и художников. Образ героя, борющегося за свободу ценой своей жизни, был воспет в произведениях английского поэта Р. Гловера (поэма «Леонид»), Дэвида Малле, Байрона, В. Гюго (поэма «Три сотни») и других. Имя царя Спарты из рода Агидов упоминалось и А. С. Пушкиным, В. В. Маяковским.

На картине французского художника Жака Луи Давида «Леонид при Фермопилах», написанной в 1814 г., полководец изображен во время подготовки к решающему бою. Рядом с его полуобнаженной фигурой находится алтарь знаменитого предка – Геракла. Наполеон Бонапарт был знаком с этим полотном художника, и на вопрос о том, может ли побежденный быть героем картины, он ответил, что имя Леонида – единственное дошедшее до нас через глубину эпох, а все остальные затерялись в истории.

В 1962 г. режиссером польского происхождения Рудольфом Матэ был снят фильм «Триста спартанцев», посвященный подвигу спартанского царя. Наиболее яркими сценами в этой кинокартине являются те, в которых герой и его соратники отказываются сдаться персам в обмен на пощаду. Под впечатлением от этого фильма американский иллюстратор Фрэнк Миллер создал в 1998 г. графический роман-комикс об этом событии, который был экранизирован в 2007 году американским кинорежиссером Заком Снайдером.

В 2014 г. другой израильский режиссер Ноам Мурро снял еще одну экранизацию о битве царя Леонида «Триста спартанцев: расцвет империи», но наибольшей исторической достоверностью обладает кинофильм 1962 года.

Критика

Перед своей гибелью Леонид I знал, что персы приближались к его отряду с той стороны, откуда их никто не ждал. Но все же он решил защищаться и погибнуть, исполняя свой долг. О целесообразности такого решения было много споров еще у древних историков. Остальные военачальники склонялись к тому, что следует отступить, пока не поздно. Они пытались убедить в этом и своего предводителя.

Возможно, что на окончательное решение царя Спарты Леонида повлияла присущая ему и его соотечественникам религиозность. Еще в самом начале греко-персидских войн дельфийские оракулы предсказали, что Спарта будет разрушена или их царь погибнет. Леонид сам исполнял обязанности верховного жреца и понимал смысл этого предсказания так, что ценой спасения родины является его гибель. С другой стороны, обороняя Фермопильское ущелье, он предоставил возможность войскам союзников сохранить своих солдат и дал время подтянуться остальному войску греков.

В трудах древнегреческих писателей упоминается также о том, что перед выступлением царя из города были устроены погребальные игры, а одним из его прощальных напутствий для своей жены было пожелание найти нового мужа.

Память о герое

Вскоре после уничтожения отряда спартанского царя Леонида в фермопильской битве все павшие воины были захоронены на месте их гибели. Там же современниками героя были возведены 5 стел с эпитафиями и каменный лев (имя Леонид по-гречески означает «лев»). Этот памятник до сих пор находится на месте сражения.

Спустя 40 лет останки героя были перенесены в Спарту, а возле его надгробного памятника ежегодно проходило праздничное торжество, проводили состязания и произносили речи. В наше время в Фермопилах герою был установлен памятник в 1968 г. На монументе изображена сцена битвы. Спартанский царь до сих пор почитается и к его памятнику возлагают цветы.

Еще в древности этот подвиг стал каноническим, своеобразной моральной планкой для греков. Героя упоминали в своих произведениях афинский комедиограф Аристофан, писатель Павсаний, Плутарх, который написал его биографию, не дошедшую до нашего времени. Поражение греков при Фермопилах было лишь формальным. Эта битва оказалась культурно значимым событием, которое имело большее историческое значение, чем иная победа.

fb.ru

Леонид I. Царь Спарты

Спартанский царь Леонид

Царь Спарты Леонид I — из рода Агидов, правил в 491—480 гг до н. э. Участник Греко-персидских войн, погиб в битве при Фермопилах. Леонид был сыном Анаксандрида II. Считается потомком Геракла в двадцатом поколении. Он был третьим из четырех сыновей, но после смерти Клеомена I и Дориея стал царем Спарты: «Леонид был младшим братом Клеомена I и вступил на престол после того, как Клеомен умер, не оставив мужского потомства»

Леонид взошел на престол в семнадцатилетнем возрасте и в первое десятилетие своего правления не сделал ничего выдающегося, однако в веках обессмертил свое имя последней битве при Фермопилах. Персидский царь Ксеркс, желая покорить Грецию вторгся в Элладу в 480 году до н. э., когда у эллинов проходили Олимпийские игры, а у спартанцев был канун священного праздника Карнеи. Эти праздники обязывали к священному перемирию, и это было одна из причин того, что в Фермопильском проходе громадную персидскую армию встретило только маленькое греческое войско.

Царь персов решил покончить с независимостью Греции. Приготовления к походу были небывалыми: 56 народов, подвластных Ксерксу, снимались с места по его приказу. Из самых отдаленных стран выдвигались ополчения на сборные пункты, на берега Тигра и Евфрата. Казалось, вся Азия пришла в движение.

Вместе победить или вместе умереть!

Фермопилы («Теплые ворота») называются так благодаря горячим серным источникам, которые существуют и сегодня. Общий совет греческих вождей решил занять это место. Леонид двинулся к Фермопилам с небольшим отрядом в 300 спартанцев, которые прославились по всей Греции как самые неустрашимые и сильные воины. «Вместе победить или вместе умереть!» – гласил закон спартанцев.

Смотря на то, как мало людей взял с собой Царь Спарты Леонид I, дрогнули даже видавшие виды сердца спартанских старейшин. Они сказали спартанскому царю: «Возьми хотя бы тысячу». На что Леонид I ответил: «Чтобы победить, и тысячи мало, чтобы умереть, довольно и трехсот». По дороге к отряду присоединились еще приблизительно 5 500 человек из различных городов и областей Греции. Таким образом, общая численность его войска была не более 6 тыс. человек.

Греки стали лагерем за стеной, перекрывающей узкий Фермопильский проход.

Ксеркс был совершенно уверен в победе. Когда в персидском лагере схватили греческих лазутчиков и хотели их казнить, персидский царь случайно узнал об этом. Он отменил казнь, приказав провести греков по всему лагерю персов и показать все, что они захотят увидеть. После пригласив их к себе расспросил, все ли они увидели что захотели, и отпустил восвояси.

Такой жест должен был произвести сильное впечатление на греков. Царь персов надеялся, что теперь, убедившись в его мощи и решимости, греки в конце концов одумаются, перестанут держаться за какую-то свою, непонятную для персов, свободу и добровольно подчинятся его воле.

Один из местных жителей, рассказывая эллинам о многочисленном войске варваров, добавил, что «если варвары выпустят свои стрелы, то от тучи стрел произойдет затмение солнца». В ответ спартанец Диенек беззаботно пошутил: «Наш приятель из Трахина принес прекрасную весть: если мидяне затемнят солнце, то можно будет сражаться в тени» (в некоторых источниках это высказывание приписывается самому царю Спарты Леониду I).

Ксеркс прождал четыре дня в надежде, что греки испугаются и отступят, но когда персы от имени своего царя предложили спартанцам сдать оружие, Спартанский царь дерзко ответил: «Приди и возьми!». Прошел срок, и Ксеркс велел штурмовать ущелье. «Неприятель приближается!» – крикнул греческий стражник. «Отлично! – сказал Леонид. – И мы приближаемся к неприятелю».

Царь персов послал на штурм наиболее боеспособные отряды из урожденных мидян. Получив жесткий отпор, мидяне отступили. После этого царь сменил мидян на киссийцев и саков, славившихся своей воинственностью. Более легко вооруженные варвары не смогли прорвать плотную фалангу спартанцев, укрывшихся за сплошной стеной больших щитов.

Ксеркс послал храбрейших из своего войска, «бессмертных», но и те не смогли сломить спартанцев.

Ксеркс не знал, что предпринять дальше, в это время к нему пришел местный житель, некто Эфиальт, который вызвался за вознаграждение провести персов горной тропой в обход Фермопил. Отборный персидский отряд в 20 тыс. человек под началом Гидарна скрытно шел всю ночь, а к утру внезапно атаковал заградительный отряд фокийцев. Загнав их на вершину горы, Гидарн продолжил движение в тыл эллинам, охраняющим Фермопилы.

Фокийцы послали бегунов сообщить грекам об обходном маневре персов, об этом же греков предупредил еще ночью один перебежчик из персидского лагеря. Тогда эллины стали держать общий совет. Мнения союзников разделились – большинство, подчиняясь воле обстоятельств, отправились по своим городам, предпочитая отступление неминуемой смерти. Остались только 300 спартанцев царя Леонида, 700 фокийцев и 400 фиванцев, которые не рассчитывали на победу, но лишь на славную смерть.

Последний бой

Настало утро, последнее утро для защитников – это был 7-й день, когда горстка греков удерживала армию персов. Царь Спарты Леонид облачился в царские одежды и, по обычаям своего народа, принес богам жертву. Этим обрядом он справлял тризну по себе и своим товарищам.

Прорицатель Мегистий, по внутренностям жертвенного животного, напророчил войнам Леонида I гибель. Царь сказал: «Давайте-ка позавтракаем, друзья, ведь обедать нам придется уже в Аиде». В стане персов раздался военный клич, по этому сигналу они ударили с фронта. Стойко смогли отбить спартанцы первый удар, и, сомкнувшись еще тесней, выдвинув еще дальше свои длинные пики, двинулись грозным строем вперед.

Персы падали с обрыва в море, карабкались на скалы, спасались бегством – все сметала фаланга, наступая обычным мерным шагом. Много знатных персов полегло в битве, два брата царя были убиты один за другим. Когда у греков поломались копья, они схватились за мечи и камни. На них наступают, топчут, давят; удары врага участились. Много персов приняли смерть от спартанского царя, но и он пал, сраженный в неравном бою.

Персы хотели взять его тело и поднести «в подарок» своему царю. Но спартанцы допустить этого не могли. Вокруг тела Леонида развернулось целое сражение. Побеждали греки! Они выигрывали время, нужное соотечественникам, чтобы уйти дальше. Эллины узнали о том, что ведомые предателем персы спустились с горной тропы, и вот-вот ударят им в тыл. Узнав об этом они, подняли на руки тело царя и отступили за стену. Там состоялся их последний бой. Полегли они все как один над телом спартанского царя Леонида, не отдали его врагу, закрыли его собой…

Когда бой утих, Ксеркс, в окружении свиты, пошел между мертвыми телами искать Леонида. Долго искал. В конце концов нашел. И «велел отрубить спартанскому царю голову и насадил ее на кол». Никогда ранее и никогда позже персидский царь не проявлял такой ненависти к своим врагам.

Отряд царя Спарты Леонида погиб, и эта легендарная битва известна, как одна из древнейших героических страниц в истории человечества. Под Фермопилами пало, по утверждению Геродота, до 20 тыс. персов и 4 тыс. греков. Павших эллинов похоронили на том же холме, где они приняли последний бой. На могиле поставили камень с эпитафией поэта Симонида Кеосского: «Странник, поведай спартанцам, что мы полегли в этом месте. Верность храня до конца воле сограждан своих».

В следующем, 479 году до н. э. войско персов было полностью разбито в битве при Платеях в Беотии. В той битве отличился спартанец Аристодем, единственный оставшийся в живых из 300 спартанцев, оставленный царем перед последней битвой в соседнем селении из-за ранения.

За голову предателя Эфиальта Спарта объявила награду, и в последствии он был убит. Останки спартанского царя были перезахоронены в Спарте через 40 лет после его гибели. Жители города спустя 600 лет после легендарного сражения, уже в римское время, каждый год проводили состязания в честь национального героя. Имена всех павших в Фермопилах были высечены на плите.

 

 


 

ред. shtorm777.ru

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

shtorm777.ru

ЛЕОНИД I, царь Спарты — это… Что такое ЛЕОНИД I, царь Спарты?

Спартанский царь из рода Агидов, правивший в 491—480 гг. до Р.Х. Род. в 508 г. до Р.Х., ум. 480 г. до Р.Х. Сын Анаксандрида. Леонид был младшим братом Клеомена I и вступил на престол после того, как Клеомен сошел с ума и умер, не оставив мужского потомства (Геродот: 7; 205).

За первые десять лет своего царствования Леонид не сделал ничего замечательного, но зато навеки обессмертил себя последним в своей жизни сражением при Фермопилах. Согласно Геродоту, Ксеркс вторгся в Элладу в 480 г. до Р.Х., когда у эллинов шли Олимпийские игры, а у спартанцев был канун Карнеи. Оба праздника обязывали к священному перемирию, и это было одной из причин того, что в Фермопильском проходе персов встретил лишь небольшой отряд. Спартанцы выслали навстречу огромной армии Ксеркса Леонида с отрядом в 300 спартанцев, притом таких, у кого уже были дети. По пути к Леониду присоединились 1000 тегейцев и мантинейцев, 120 человек из Орхомен в Аркадии и 1000 остальных аркадцев. Из Коринфа было 400 человек, из Флиунта — 200 и из Микен — 80. Эти люди прибыли из Пелопоннеса. Из Беотии явились 700 феспийцев и 400 фиванцев. Кроме того, спартанцы вызвали на помощь опунтских локров со всем их ополчением и 1000 фокийцев. Когда это небольшое войско прибыло к Фермопильскому проходу, на воинов напал страх, и многие стали думать об отступлении. Пелопоннесцы предлагали отступить на полуостров и охранять Истм. Фокийцы и локры пришли в негодование от такого решения, и поэтому Леонид приказал оставаться на месте, а в города послал вестников с просьбой о помощи, так как у них было слишком мало войск, чтобы отразить нападение персидских полчищ.

Четыре дня Ксеркс не начинал сражения, надеясь, что спартанцы обратятся в бегство. Наконец, на пятый день, царь в ярости послал против них мидян и кассиев с приказанием взять их живыми и привести перед его очи. Мидяне стремительно бросились на эллинов. При каждом натиске много мидян падало, на место павших становились другие, но мидяне не отступали, несмотря на тяжелый урон. Можно сказать, что тогда всем, а в особенности самому царю, стало ясно, что людей у персов много, а мужей среди них мало.


Схватка эта длилась целый день. Получив суровый отпор, мидяне вынуждены были отступить. На смену им пришли персы во главе с Гидарном (царь называл их «бессмертными»). Они думали легко покончить с врагами. Но, когда дело дошло до рукопашной, персы не добились большего успеха, чем мидяне. Им приходилось сражаться в тесноте более короткими копьями, чем у эллинов. При этом персам не помогал их численный перевес. Эллины же мужественно бились с врагами и показали свою доблесть в военном деле перед неумелым врагом. Время от времени они делали поворот, и тогда все разом для вида обращались в бегство. При виде этого варвары с боевым кличем и криком начинали их теснить. Эллины же, настигаемые врагом, поворачивались лицом к противнику и поражали несметное число персов. При этом, впрочем, погибали и некоторые из греков. Персам также пришлось отступить.

Царь, как рассказывают, наблюдал за ходом сражения и в страхе за свое войско трижды вскакивал со своего трона. Так они бились в этот день. Но и последующий день не принес варварам удачи. Персы нападали беспрерывно в расчете на то, что немногочисленные эллины вскоре все будут изранены и не смогут уже сопротивляться. Эллины же стояли в боевом строю по племенам и родам оружия, и все сражались, сменяя друг друга, кроме фокийцев. Фокийцы же были отосланы на гору охранять горную тропу, ведущую в обход позиций эллинов. Персы, увидев, что дело идет не лучше вчерашнего, вновь отступили.

Царь не знал, что делать дальше. Тогда явился к нему некий Елиальт, малиец. Надеясь на великую награду, он указал персам тропу, ведущую через гору в Фермопилы Ксеркс принял предложение Епиальта и, чрезвычайно обрадовавшись, тотчас послал Гидарна с его отрядом. Переправившись через Асоп, персы шли целую ночь. Справа возвышались этейские горы, а слева — трахинские. Уже занялась утренняя заря, когда персы достигли вершины горы. Именно на этом месте стояла на страже 1000 фокийских гоплитов для защиты своей земли и охраны тропы. Несмотря на эту охрану, персы взобрались на гору незаметно, так как вся она густо поросла дубовым лесом. Только по шуршанию листьев фокийцы догадались о приближении большого отряда и бросились к оружию. В этот момент и показались варвары на вершине. С изумлением они увидели перед собой людей, надевающих доспехи. Но когда Гидарн узнал от Эпиальта, что это не лакедемоняне, а фокийцы, он построил воинов в боевой порядок. А фокийцы под градом стрел тотчас бежали, пропустив врага в тыл лакедемонянам.

Еще ночью к Леониду прибыл перебежчик с сообщением об обходном маневре. Тогда эллины стали держать совет, и их мнения разделились. Одни были за то, чтобы не отступать от своего поста, другие же возражали. После этого войско разделилось: часть его ушла и рассеялась, причем каждый вернулся в свой город; другие, и с ними Леонид, решили оставаться. Рассказывают также, будто сам Леонид отослал союзников, чтобы спасти их от гибели. Ему же самому и его спартанцам не подобает, считал он, покидать место, на защиту которого их послали. Только одни фокийцы и фиванцы остались с лакедемонянами. Между тем Ксеркс начал наступление, а спартанцы во главе с Леонидом выступили ему навстречу из теснины в то место, где проход расширялся. В этой схватке варвары погибали тысячами. Причем большая часть была раздавлена своими же. Эллины знали о грозящей им верной смерти от руки врага, обошедшего гору. Поэтому они проявили величайшую боевую доблесть и бились с варварами отчаянно и с безумной отвагой.

Большинство спартанцев, сломав копья, принялись поражать персов мечами. В этой схватке пал сам Леонид после доблестного сопротивления, и вместе с ним пало много других знатных спартанцев. За тело Леонида началась жаркая рукопашная схватка, пока, наконец, отважные эллины не вырвали его из рук врагов. Битва продолжалась до тех пор, пока не подошли персы, ведомые Гидарном. Заметив их, спартанцы отступили в теснину и все оставшиеся в живых, — кроме фиванцев, которые поспешили сдаться, — заняли позицию на холме. Холм этот находился у входа в проход. Здесь спартанцы защищались мечами, а затем руками и зубами, пока варвары не засыпали их градом стрел. После этого Ксеркс пошел между мертвыми телами осматривать поле битвы. Увидев тело Леонида, он повелел отрубить его голову и посадить на кол. Слуги исполнили приказание царя (Геродот: 7; 201— 207, 210-213, 215, 217-220, 222-225, 233, 238).

Все монархи мира. — Академик .
2009.

dic.academic.ru

Спартанский царь Леонид I — Альтернативный взгляд Salik.biz

Царь Спарты Леонид I — из рода Агидов, правил в 491—480 гг до н. э. Участник Греко-персидских войн, погиб в битве при Фермопилах. Леонид был сыном Анаксандрида II. Считается потомком Геракла в двадцатом поколении. Он был третьим из четырех сыновей, но после смерти Клеомена I и Дориея стал царем Спарты: «Леонид был младшим братом Клеомена I и вступил на престол после того, как Клеомен умер, не оставив мужского потомства»

( Salik.biz )

Леонид взошел на престол в семнадцатилетнем возрасте и в первое десятилетие своего правления не сделал ничего выдающегося, однако в веках обессмертил свое имя последней битве при Фермопилах. Персидский царь Ксеркс, желая покорить Грецию вторгся в Элладу в 480 году до н. э., когда у эллинов проходили Олимпийские игры, а у спартанцев был канун священного праздника Карнеи. Эти праздники обязывали к священному перемирию, и это было одна из причин того, что в Фермопильском проходе громадную персидскую армию встретило только маленькое греческое войско.

Царь персов решил покончить с независимостью Греции. Приготовления к походу были небывалыми: 56 народов, подвластных Ксерксу, снимались с места по его приказу. Из самых отдаленных стран выдвигались ополчения на сборные пункты, на берега Тигра и Евфрата. Казалось, вся Азия пришла в движение.

Вместе победить или вместе умереть!

Фермопилы («Теплые ворота») называются так благодаря горячим серным источникам, которые существуют и сегодня. Общий совет греческих вождей решил занять это место. Леонид двинулся к Фермопилам с небольшим отрядом в 300 спартанцев, которые прославились по всей Греции как самые неустрашимые и сильные воины. «Вместе победить или вместе умереть!» – гласил закон спартанцев.

Смотря на то, как мало людей взял с собой Царь Спарты Леонид I, дрогнули даже видавшие виды сердца спартанских старейшин. Они сказали спартанскому царю: «Возьми хотя бы тысячу». На что Леонид I ответил: «Чтобы победить, и тысячи мало, чтобы умереть, довольно и трехсот». По дороге к отряду присоединились еще приблизительно 5 500 человек из различных городов и областей Греции. Таким образом, общая численность его войска была не более 6 тыс. человек.

Греки стали лагерем за стеной, перекрывающей узкий Фермопильский проход.

Ксеркс был совершенно уверен в победе. Когда в персидском лагере схватили греческих лазутчиков и хотели их казнить, персидский царь случайно узнал об этом. Он отменил казнь, приказав провести греков по всему лагерю персов и показать все, что они захотят увидеть. После пригласив их к себе расспросил, все ли они увидели что захотели, и отпустил восвояси.

Такой жест должен был произвести сильное впечатление на греков. Царь персов надеялся, что теперь, убедившись в его мощи и решимости, греки в конце концов одумаются, перестанут держаться за какую-то свою, непонятную для персов, свободу и добровольно подчинятся его воле.

Один из местных жителей, рассказывая эллинам о многочисленном войске варваров, добавил, что «если варвары выпустят свои стрелы, то от тучи стрел произойдет затмение солнца». В ответ спартанец Диенек беззаботно пошутил: «Наш приятель из Трахина принес прекрасную весть: если мидяне затемнят солнце, то можно будет сражаться в тени» (в некоторых источниках это высказывание приписывается самому царю Спарты Леониду I).

Ксеркс прождал четыре дня в надежде, что греки испугаются и отступят, но когда персы от имени своего царя предложили спартанцам сдать оружие, Спартанский царь дерзко ответил: «Приди и возьми!». Прошел срок, и Ксеркс велел штурмовать ущелье. «Неприятель приближается!» – крикнул греческий стражник. «Отлично! – сказал Леонид. – И мы приближаемся к неприятелю».

Царь персов послал на штурм наиболее боеспособные отряды из урожденных мидян. Получив жесткий отпор, мидяне отступили. После этого царь сменил мидян на киссийцев и саков, славившихся своей воинственностью. Более легко вооруженные варвары не смогли прорвать плотную фалангу спартанцев, укрывшихся за сплошной стеной больших щитов.

Ксеркс послал храбрейших из своего войска, «бессмертных», но и те не смогли сломить спартанцев.

Ксеркс не знал, что предпринять дальше, в это время к нему пришел местный житель, некто Эфиальт, который вызвался за вознаграждение провести персов горной тропой в обход Фермопил. Отборный персидский отряд в 20 тыс. человек под началом Гидарна скрытно шел всю ночь, а к утру внезапно атаковал заградительный отряд фокийцев. Загнав их на вершину горы, Гидарн продолжил движение в тыл эллинам, охраняющим Фермопилы.

Фокийцы послали бегунов сообщить грекам об обходном маневре персов, об этом же греков предупредил еще ночью один перебежчик из персидского лагеря. Тогда эллины стали держать общий совет. Мнения союзников разделились – большинство, подчиняясь воле обстоятельств, отправились по своим городам, предпочитая отступление неминуемой смерти. Остались только 300 спартанцев царя Леонида, 700 фокийцев и 400 фиванцев, которые не рассчитывали на победу, но лишь на славную смерть.

Последний бой

Настало утро, последнее утро для защитников – это был 7-й день, когда горстка греков удерживала армию персов. Царь Спарты Леонид облачился в царские одежды и, по обычаям своего народа, принес богам жертву. Этим обрядом он справлял тризну по себе и своим товарищам.

Прорицатель Мегистий, по внутренностям жертвенного животного, напророчил войнам Леонида I гибель. Царь сказал: «Давайте-ка позавтракаем, друзья, ведь обедать нам придется уже в Аиде». В стане персов раздался военный клич, по этому сигналу они ударили с фронта. Стойко смогли отбить спартанцы первый удар, и, сомкнувшись еще тесней, выдвинув еще дальше свои длинные пики, двинулись грозным строем вперед.

Персы падали с обрыва в море, карабкались на скалы, спасались бегством – все сметала фаланга, наступая обычным мерным шагом. Много знатных персов полегло в битве, два брата царя были убиты один за другим. Когда у греков поломались копья, они схватились за мечи и камни. На них наступают, топчут, давят; удары врага участились. Много персов приняли смерть от спартанского царя, но и он пал, сраженный в неравном бою.

Персы хотели взять его тело и поднести «в подарок» своему царю. Но спартанцы допустить этого не могли. Вокруг тела Леонида развернулось целое сражение. Побеждали греки! Они выигрывали время, нужное соотечественникам, чтобы уйти дальше. Эллины узнали о том, что ведомые предателем персы спустились с горной тропы, и вот-вот ударят им в тыл. Узнав об этом они, подняли на руки тело царя и отступили за стену. Там состоялся их последний бой. Полегли они все как один над телом спартанского царя Леонида, не отдали его врагу, закрыли его собой…

Когда бой утих, Ксеркс, в окружении свиты, пошел между мертвыми телами искать Леонида. Долго искал. В конце концов нашел. И «велел отрубить спартанскому царю голову и насадил ее на кол». Никогда ранее и никогда позже персидский царь не проявлял такой ненависти к своим врагам.

Отряд царя Спарты Леонида погиб, и эта легендарная битва известна, как одна из древнейших героических страниц в истории человечества. Под Фермопилами пало, по утверждению Геродота, до 20 тыс. персов и 4 тыс. греков. Павших эллинов похоронили на том же холме, где они приняли последний бой. На могиле поставили камень с эпитафией поэта Симонида Кеосского: «Странник, поведай спартанцам, что мы полегли в этом месте. Верность храня до конца воле сограждан своих».

В следующем, 479 году до н. э. войско персов было полностью разбито в битве при Платеях в Беотии. В той битве отличился спартанец Аристодем, единственный оставшийся в живых из 300 спартанцев, оставленный царем перед последней битвой в соседнем селении из-за ранения.

За голову предателя Эфиальта Спарта объявила награду, и в последствии он был убит. Останки спартанского царя были перезахоронены в Спарте через 40 лет после его гибели. Жители города спустя 600 лет после легендарного сражения, уже в римское время, каждый год проводили состязания в честь национального героя. Имена всех павших в Фермопилах были высечены на плите.

salik.biz

ЛЕОНИД I, царь Спарты

Спартанский царь из рода Агидов, правивший в 491—480 гг. до Р.Х. Род. в 508 г. до Р.Х., ум. 480 г. до Р.Х. Сын Анаксандрида. Леонид был младшим братом Клеомена I и вступил на престол после того, как Клеомен сошел с ума и умер, не оставив мужского потомства (Геродот: 7; 205).

За первые десять лет своего царствования Леонид не сделал ничего замечательного, но зато навеки обессмертил себя последним в своей жизни сражением при Фермопилах. Согласно Геродоту, Ксеркс вторгся в Элладу в 480 г. до Р.Х., когда у эллинов шли Олимпийские игры, а у спартанцев был канун Карнеи. Оба праздника обязывали к священному перемирию, и это было одной из причин того, что в Фермопильском проходе персов встретил лишь небольшой отряд. Спартанцы выслали навстречу огромной армии Ксеркса Леонида с отрядом в 300 спартанцев, притом таких, у кого уже были дети. По пути к Леониду присоединились 1000 тегейцев и мантинейцев, 120 человек из Орхомен в Аркадии и 1000 остальных аркадцев. Из Коринфа было 400 человек, из Флиунта — 200 и из Микен — 80. Эти люди прибыли из Пелопоннеса. Из Беотии явились 700 феспийцев и 400 фиванцев. Кроме того, спартанцы вызвали на помощь опунтских локров со всем их ополчением и 1000 фокийцев. Когда это небольшое войско прибыло к Фермопильскому проходу, на воинов напал страх, и многие стали думать об отступлении. Пелопоннесцы предлагали отступить на полуостров и охранять Истм. Фокийцы и локры пришли в негодование от такого решения, и поэтому Леонид приказал оставаться на месте, а в города послал вестников с просьбой о помощи, так как у них было слишком мало войск, чтобы отразить нападение персидских полчищ.

Четыре дня Ксеркс не начинал сражения, надеясь, что спартанцы обратятся в бегство. Наконец, на пятый день, царь в ярости послал против них мидян и кассиев с приказанием взять их живыми и привести перед его очи. Мидяне стремительно бросились на эллинов. При каждом натиске много мидян падало, на место павших становились другие, но мидяне не отступали, несмотря на тяжелый урон. Можно сказать, что тогда всем, а в особенности самому царю, стало ясно, что людей у персов много, а мужей среди них мало. Схватка эта длилась целый день. Получив суровый отпор, мидяне вынуждены были отступить. На смену им пришли персы во главе с Гидарном (царь называл их «бессмертными»). Они думали легко покончить с врагами. Но, когда дело дошло до рукопашной, персы не добились большего успеха, чем мидяне. Им приходилось сражаться в тесноте более короткими копьями, чем у эллинов. При этом персам не помогал их численный перевес. Эллины же мужественно бились с врагами и показали свою доблесть в военном деле перед неумелым врагом. Время от времени они делали поворот, и тогда все разом для вида обращались в бегство. При виде этого варвары с боевым кличем и криком начинали их теснить. Эллины же, настигаемые врагом, поворачивались лицом к противнику и поражали несметное число персов. При этом, впрочем, погибали и некоторые из греков. Персам также пришлось отступить.

Царь, как рассказывают, наблюдал за ходом сражения и в страхе за свое войско трижды вскакивал со своего трона. Так они бились в этот день. Но и последующий день не принес варварам удачи. Персы нападали беспрерывно в расчете на то, что немногочисленные эллины вскоре все будут изранены и не смогут уже сопротивляться. Эллины же стояли в боевом строю по племенам и родам оружия, и все сражались, сменяя друг друга, кроме фокийцев. Фокийцы же были отосланы на гору охранять горную тропу, ведущую в обход позиций эллинов. Персы, увидев, что дело идет не лучше вчерашнего, вновь отступили.

Царь не знал, что делать дальше. Тогда явился к нему некий Елиальт, малиец. Надеясь на великую награду, он указал персам тропу, ведущую через гору в Фермопилы Ксеркс принял предложение Епиальта и, чрезвычайно обрадовавшись, тотчас послал Гидарна с его отрядом. Переправившись через Асоп, персы шли целую ночь. Справа возвышались этейские горы, а слева — трахинские. Уже занялась утренняя заря, когда персы достигли вершины горы. Именно на этом месте стояла на страже 1000 фокийских гоплитов для защиты своей земли и охраны тропы. Несмотря на эту охрану, персы взобрались на гору незаметно, так как вся она густо поросла дубовым лесом. Только по шуршанию листьев фокийцы догадались о приближении большого отряда и бросились к оружию. В этот момент и показались варвары на вершине. С изумлением они увидели перед собой людей, надевающих доспехи. Но когда Гидарн узнал от Эпиальта, что это не лакедемоняне, а фокийцы, он построил воинов в боевой порядок. А фокийцы под градом стрел тотчас бежали, пропустив врага в тыл лакедемонянам.

Еще ночью к Леониду прибыл перебежчик с сообщением об обходном маневре. Тогда эллины стали держать совет, и их мнения разделились. Одни были за то, чтобы не отступать от своего поста, другие же возражали. После этого войско разделилось: часть его ушла и рассеялась, причем каждый вернулся в свой город; другие, и с ними Леонид, решили оставаться. Рассказывают также, будто сам Леонид отослал союзников, чтобы спасти их от гибели. Ему же самому и его спартанцам не подобает, считал он, покидать место, на защиту которого их послали. Только одни фокийцы и фиванцы остались с лакедемонянами. Между тем Ксеркс начал наступление, а спартанцы во главе с Леонидом выступили ему навстречу из теснины в то место, где проход расширялся. В этой схватке варвары погибали тысячами. Причем большая часть была раздавлена своими же. Эллины знали о грозящей им верной смерти от руки врага, обошедшего гору. Поэтому они проявили величайшую боевую доблесть и бились с варварами отчаянно и с безумной отвагой.

Большинство спартанцев, сломав копья, принялись поражать персов мечами. В этой схватке пал сам Леонид после доблестного сопротивления, и вместе с ним пало много других знатных спартанцев. За тело Леонида началась жаркая рукопашная схватка, пока, наконец, отважные эллины не вырвали его из рук врагов. Битва продолжалась до тех пор, пока не подошли персы, ведомые Гидарном. Заметив их, спартанцы отступили в теснину и все оставшиеся в живых, — кроме фиванцев, которые поспешили сдаться, — заняли позицию на холме. Холм этот находился у входа в проход. Здесь спартанцы защищались мечами, а затем руками и зубами, пока варвары не засыпали их градом стрел. После этого Ксеркс пошел между мертвыми телами осматривать поле битвы. Увидев тело Леонида, он повелел отрубить его голову и посадить на кол. Слуги исполнили приказание царя (Геродот: 7; 201— 207, 210-213, 215, 217-220, 222-225, 233, 238).

Источник: Все монархи мира


предыдущие статьи

последующие статьи

mirznanii.com

Закон и Порядок — Леонид царь Спарты

Царь Спарты в 491-480 гг. до н.э. Годы жизни 508 – 480 гг. до н.э.

Леонид был сыном царя Анаксандрида из рода Агидов и младшим братом Клеомена I и вступил на престол в возрасте 17 лет, после скоропостижной смерти своего безумного брата. В первые десять лет своего правления Леонид не сделал ничего замечательного, но зато навеки обессмертил себя последним в своей жизни сражением при Фермопилах.

Согласно, Геродоту, Ксеркс царь Персии, вторгся в Элладу в 480 г. до н. э., когда у эллинов шли Олимпийские игры, а у спартанцев был канун Карнеи. Оба праздника обязывали к священному перемирию, и это было одной из причин того, что в Фермопильском проходе огромную армию персов встретило лишь маленькое греческое войско. Леонид прибыл к Фермопилам с небольшим отрядом спартанцев в 300 человек. По пути к нему присоединились еще примерно 5500 человек из разных городов и областей Греции – от 100 до 1000 человек с каждой из сторон. Таким образом, общая численность его войска не превышала 6000 человек. Греки разбили лагерь за стеной, перекрывающей узкий Фермопильский проход. Стена представляла собой невысокую баррикаду, выложенную из тяжёлых камней. Персидское войско остановилось у города Трахина перед входом в Фермопилы. Один местный житель, рассказывая эллинам о многочисленности варваров, добавил, что «если варвары выпустят свои стрелы, то от тучи стрел произойдет затмение солнца». В ответ спартанец Диенек беззаботно пошутил: «Наш приятель из Трахина принес прекрасную весть — если персы затемнят солнце, то можно будет сражаться в тени».

Ксеркс выжидал 4 дня в надежде, что греки испугаются и отступят, а на 5-й послал наиболее боеспособные отряды из урожденных мидян на штурм. Получив суровый отпор, мидяне отступили. После этого Ксеркс сменил мидян на киссийцев и саков, славных своей воинственностью. Более легко вооружённые варвары не могли прорвать плотную фалангу греков, укрывшуюся за сплошной стеной больших щитов. Перед наступлением вечера в бой пошла гвардия Ксеркса, воины из отряда «бессмертных». Но и они отступили после короткой схватки. На второй день Ксеркс послал в бой воинов, известных своей отвагой, с обещанием хорошей награды за успех или смерти за бегство с поля боя. Второй день тоже прошёл в бесплодных атаках. Персы сменяли атакующие отряды, греки, в свою очередь, сменяли в сражении друг друга. Ксеркс не знал, что предпринять дальше, но к нему обратился некий местный житель Эфиальт, вызвавшийся за вознаграждение провести персов горной тропой в обход Фермопил. Тропу охранял отряд фокийцев (из средней Греции) в 1000 воинов. Отборный персидский отряд в 20000 человек под командованием Гидарна скрытно шёл всю ночь, а к утру неожиданно обрушился на фокийцев. Загнав их на вершину горы, Гидарн продолжил движение в тыл эллинам, охраняющим Фермопилы. Фокийцы послали бегунов сообщить грекам об обходном манёвре персов, об этом же греков предупредил ещё ночью один перебежчик из персидского лагеря. Тогда эллины стали держать общий совет. Мнения союзников разделились – большинство, подчиняясь воле обстоятельств, отправились по своим городам, предпочитая отступление неминуемой смерти. Остались только 300 спартанцев царя Леонида, с ними остались 700 фокийцев и 400 фиванцев. Численность воинов в отрядах указана на начало сражения, но за 2 дня боёв греки понесли ощутимые потери. По Диодору, в распоряжении Леонида на 3-й день сражения оставалось только 500 воинов, около половины из них составляли его спартанцы.

Не рассчитывая на победу, но лишь на славную смерть, оставшиеся греки приняли бой в отдалении от прежнего места, там, где проход расширяется. Даже там персы не могли развернуться и погибали массами в давке или будучи сброшенными с обрывистого берега. У спартанцев сломались копья и они разили врагов короткими мечами в тесной рукопашной. В бою пал Леонид, у персов погибли Аброком и Гиперанф, братья царя Ксеркса. Заметив приближение с тыла персидского отряда Гидарна, греки отступили к стене, а затем, миновав её, заняли позицию на холме у выхода из прохода. Там греки приняли последний бой. Персы расстреливали героев из луков, забрасывали их камнями. Когда последние из греков были уничтожены, Ксеркс лично прошел по полю боя и, отыскав тело Леонида, приказал обезглавить его, водрузив голову на пику.

Отряд царя Леонида погиб полностью и этот эпизод известен, как одна из древнейших героических страниц в истории человечества. Под Фермопилами пало, по словам Геродота, до 20000 персов и 4000 греков, включая спартанских илотов. Павших эллинов похоронили на том же холме, где они приняли последний бой. На могиле поставлен камень с эпитафией поэта Симонида Кеосского:

«Путник случайный, пойди возвести нашим гражданам в Лакедемоне — все мы здесь полегли, повинуясь законам»

В следующем 479 г. до н. э. персидское войско было полностью разгромлено в битве при Платеях в Беотии. В той битве среди спартанцев отличился Аристодем, единственный уцелевший из 300 спартанцев, оставленный Леонидом перед последней битвой в соседнем селение из за ранений, либо болезни. За голову предателя Эфиальта, Спарта объявила награду. Позже он был убит соплеменником в ссоре. Останки царя Леонида были перезахоронены в Спарте спустя 40 лет после его гибели. Жители города через 600 лет после сражения, уже в римское время, ежегодно проводили состязания в честь национального героя. Имена всех павших в Фермопилах были высечены на плите.

lawandorder.clan.su

2.3.2. Царь Леонид и триста спартанцев. Всемирная история в лицах

2.3.2. Царь Леонид и триста спартанцев

Битва при Фермопилах произошла летом 480 г. до н. э. между греками и персами. Широкой публике это событие представлено в художественных фильмах «300 спартанцев» (1962) и «300» (2006).

В действительности первоначально в бою со стороны греков участвовали около 6000 греков, среди которых были и 300 спартанцев.

Царь Спарты Леонид I из рода Агидов был потомком Геракла в двадцатом поколении. Он возглавлял Спарту в 491–480 гг. до н. э., однако в качестве правителя ничем особо себя не проявил. Но в Спарте готовили прежде всего воинов, и царь Леонид участием в Фермопильском сражении создал образ идеального воина и обессмертил свое имя.

Фермопилы — это узкий и короткий проход в Эгейских горах. «Так, у селения Альпены за Фермопилами есть проезжая дорога только для одной повозки… На западе от Фермопил поднимается недоступная, обрывистая и высокая гора, простирающаяся до Эты. На востоке же проход подходит непосредственно к морю и болотам… В ущелье этом построена стена, а в ней некогда были ворота… Древняя стена была построена в стародавние времена и от времени большей частью уже разрушилась. Эллины решили теперь восстановить стену и таким образом преградить варвару путь в Элладу. Есть там одно селение совсем близко у дороги под названием Альпены», — описывал это место Геродот. Сейчас это пространство в несколько километров. К этому-то проходу и подвел свое сухопутное войско персидский царь Ксеркс.

Численность его армии оценивается от нескольких десятков до нескольких сот тысяч бойцов самого разного уровня. Для этой огромной массы Фермопильский проход стал самой настоящей пробкой. Греки два дня мастерски дрались — как я слышал от гида, делали они это практически обнаженными, прикрываясь лишь небольшими плащами. Воины постоянно сменяли друг друга на поле боя — примерно так же, как это происходит во время хоккейного матча. Впрочем, такое представление вряд ли соответствует действительности.

Памятник царю Леониду в Фермопилах

Греческие гоплиты (тяжеловооруженные воины) бились как в сомкнутом строю, так и группами. Гоплит на вооружении имел копье длиной два-три метра, короткий меч, большой круглый щит, шлем, панцирь и поножи для защиты передней части голени. Гоплиты в бою выстраивались в несколько шеренг, которые составляли фалангу. Первая шеренга эффективно дралась в течение короткого времени, после чего отходила назад. Персы в своих доспехах довольно быстро выдыхались. Им казалось, что против них сражаются все новые и новые свежие бойцы. «Именно в ротации бойцов, позволявшей поддерживать высокую интенсивность сражения, и заключается преимущество построения глубокой фаланги. Толпа, не соблюдавшая рядности, не могла организовать такой ротации. Ротация здесь могла происходить лишь стихийно, а по мере роста ожесточенности боя желающих попасть вперед становилось все меньше, в итоге толпа была просто обязана обратиться в бегство», — объясняет современный автор[31]. К тому же греки (и особенно спартанцы) демонстрировали виртуозное владение оружием. Триста спартанцев составляли личную гвардию царя Леонида. Говоря современным языком, это были элитные воины, настоящий спецназ. Греки в Фермопильском проходе умело использовали полуразрушенную стену, которая представляла собой что-то вроде баррикады.

Но у Ксеркса тоже имелась своя гвардия. С помощью изменника Эфиальта довольно большой отряд (до 20 тысяч человек) прошел ночью горной тропинкой в обход «пробки», оттеснив небольшой заградительный отряд, и вышел в тыл грекам. Ситуация стала безнадежной. Леонид отослал большую часть своих воинов в глубь страны, так как война только начиналась. С Леонидом остались 300 спартанцев, 700 феспийцев под командованием Демофила, сына Диадрома, и 400 фиванцев под начальством Леонтида, сына Евримаха. Этот арьергард ударил по персам и сдерживал их наступление, прикрывая отход основных сил. Все эти герои пали на поле битвы.

Благодаря Геродоту и другим авторам до наших дней дошли некоторые детали знаменитого сражения.

Заслуживают внимания знаменитые лаконичные сентенции спартанцев. Дело в том, что в 480 г. до н. э. проходили 75-е Олимпийские игры, сопровождавшиеся праздничными мероприятиями. Их не стали прерывать, и Леонид взял с собой самых отборных воинов, имевших детей. Спартанские старейшины предлагали Леониду увеличить число воинов. «Возьми хотя бы тысячу», — говорили ему. Леонид спокойно отвечал: «Чтобы победить — и тысячи мало, чтобы умереть — довольно и трехсот».

Перед сражением персы провели определенную «психическую атаку». Местные жители, которые появлялись в стане греков, говорили, что «если варвары выпустят свои стрелы, то от тучи стрел произойдет затмение солнца». В ответ один из спартанцев беззаботно пошутил: «Наш приятель принес прекрасную весть: если мидяне затемнят солнце, то можно будет сражаться в тени».

Но самым знаменитым стал ответ самого Леонида на предложение сдаться и сложить оружие: «Придите и возьмите».

Судьба героев сражения, которое длилось неделю, была разной. Царь Леонид пал в бою. После боя Ксеркс отрубил ему голову и насадил на кол. Впоследствии спартанцам удалось с почестями перезахоронить своего предводителя. Все триста спартанцев, придерживаясь своего девиза «Вместе победить или вместе умереть!», погибли и были похоронены в общей могиле. Имеются сведения о двух выживших спартанцах. Один из них был болен, в заключительной стадии сражения не участвовал и по возвращении на родину подвергся оскорблениям. В битве при Платеях он искал смерти, перебил кучу персов, но восстановить свою репутацию так и не смог. Другой из уцелевших спартанцев не перенес насмешек соплеменников и повесился.

Своеобразный историографический шлейф тянется за тысячами фиванцев, феспийцев и представителями других эллинских городов, которые составили 6 или даже 7 тысяч защитников Фермопил. В самой Спарте считали, что они либо бежали с поля боя, либо даже перешли на сторону персов. Современные авторы полагают, что эта версия очень обидна для простых эллинов, которые не были «спецназовцами» Леонида, но сражались храбро и в большинстве своем тоже геройски пали.

Война для персов сложилась очень неудачно. В 480 г. до н. э. они были разбиты в морском сражении у острова Саламин, а год спустя потерпели поражение в битве при Платеях. При Фермопилах погибли два брата Ксеркса, а при Платеях — главный полководец персов и зять Дария I — грек Мардоний. Персы еле унесли ноги из Эллады, а греки перенесли боевые действия в Малую Азию. Положение в Персии постоянно ухудшалось — восстания в сатрапиях, опустевшая казна, голод и т. д. В августе 465 г. до н. э. начальник царской гвардии Артабан и любимый евнух Аспамитра (возможно, при участии Артаксеркса, младшего сына Ксеркса) убили царя ночью в его спальне (вспоминается убийство Павла I). Ксеркс (в переводе «герой из героев») находился у власти двадцать лет и восемь месяцев и был убит на пятьдесят пятом году своей жизни.

Триста спартанцев показали, что воевать можно не числом, а умением[32]. Патриотизм древних греков оказался сильнее алчности азиатских завоевателей.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о