за что расстреляли создателей «Катюши» – Москва 24, 20.03.2014

Фото: «Москва Доверие»

1937 год. Руководители Реактивного научно-исследовательского института Георгий Лангемак и Иван Клейменов, без которых не было бы легендарной «Катюши», расстреляны. Долгие годы автором грозного оружия считался только Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской премии I степени, член-корреспондент Академии наук СССР Андрей Костиков, по странному совпадению возглавивший институт после ареста своих коллег.

Почему правительство тех лет решило расстрелять конструкторов, выковавших «оружие Победы», и только ли они ли были создателями «Катюши», читайте в материале M24.ru.

Чтобы разобраться в непростой судьбе создателей, сначала вспомним, какую роль сыграла установка в Великой Отечественной войне. «Катюша», или реактивный миномет на базе грузовика ЗиС-6 (позже — Studebaker US6), была принята на вооружение Красной Армией 21 июня 1941 года. Оружие представляет собой реактивный снаряд и пусковую установку, состоящую из направляющих — «рельс». Снаряд разгоняется по направляющей и при контакте с землей взрывается.

Советские полководцы массово использовали «Катюши», и это наводило ужас на противника: после залпа на месте цели оставалась только выжженная земля, а акустики Рейха не могли «засечь» русскую артиллерию.

Фото: ИТАР-ТАСС

За время войны было выпущено больше 10 тысяч установок, которые воевали на многих фронтах. Позже «Катюши» приноровились стрелять практически прямой наводкой, «выбивая» немцев из руин Берлина.

Работы по созданию ракетного оружия в Советском Союзе начались уже в 20-е годы. Этим занималась группа под руководством Георгия Лангемака, а в конце 1933 года в Москве появился первый в мире Реактивный научно-исследовательский институт, также известный как НИИ-3.

Директором института был назначен начальник газодинамической лаборатории Иван Клейменов, его заместителем – Сергей Королев (тот самый Королев, который станет потом отцом советской космонавтики). Позже туда пришел и Андрей Костиков. По многим свидетельствам, научные успехи его были невелики. Ранее он окончил Киевскую военную школу, потом Академию Жуковского, где в те времена учили не очень хорошо.

Вскоре Костиков стал начальником отдела по разработке жидкостных ракетных двигателей, но амбиции его простирались явно дальше. В документах того времени есть донос, где он пишет, что Лангемак, Глушко и так далее, «вместо того чтобы улучшать один образец, расширяют производство вширь». Другими словами, ученые якобы не усовершенствовали образец, а сразу запускали массовое производство с мыслью «глядишь, кто-то сам и улучшит».

Позже Костиков написал еще одну записку, но в ЦК КПСС, в результате чего руководство НИИ было арестовано. Потом Костиков стал и.о. главного инженера, а уже в 1938 году – главным инженером. Отметим, что в доносе речь шла о людях, которые «сознательно делают дело не так и тем самым наносят государству ущерб».

Инженер все учел: он «свой», сын разнорабочего, в прошлом слесарь, образование получал уже после революции, а Лангемак из семьи священника, учился в гимназии и воевал в царской армии.

Еще одним конкурентом Костикова в карьерном росте был Сергей Королев, заместитель руководителя института. И снова служебная записка в ЦК, в результате чего Королев, вместе с другим ученым, одним из основателей ракетной техники Валентином Глушко, оказывается в «шараге» – специализированном научном учреждении в системе НКВД, по сути, в тюрьме. Те, кто там сидят, продолжают работать над своими проектами, но под присмотром.

В 1940 году Андрей Костиков вместе со своим коллегой Иваном Гваем и представителем Главного артиллерийского управления Красной Армии Василием Аборенковым получил патент на изобретение. В июне 1941-го, буквально накануне войны, он показал новое оружие Сталину, и тот дал «добро» на запуск в производство.

Какой именно вклад в дело внес Костиков, до сих пор неизвестно. Ему достались уже почти готовые снаряды для «Катюши» и проект поперечной пусковой установки (напомним, в БМ-13 рельсы располагаются вдоль машины). Впрочем, многие параметры оружия были не заданы учеными, а продиктованы объективными причинами — габаритами, удобством применения, стоимостью.

Фото: ИТАР-ТАСС

В создании «Катюши» принимали участие десятки инженеров: те, кто разрабатывал двигатели, придумывал оперение, корпус, просто создавал идеологию реактивной артиллерии. При этом человека, который бы дал хотя бы концепцию боевого применения миномета, просто не было. Все было сделано «методом проб и ошибок».

Позже, в 1955 году, всех участников тех событий реабилитировали, но это не означало признания авторства. Только в годы перестройки подняли архивные дела и нашли доносы Костикова. Пересмотрев материалы, Георгия Лангемака, Ивана Клейменова и их коллег в 1991 году сделали Героями Социалистического Труда с формулировкой «за большой вклад в создание пусковых установок «БМ-13» – «Катюша».

Возвратились и к судьбе Костикова. Оказалось, что в его жизни не обошлось без тюрьмы: его пытались арестовать еще в начале войны, но тогда его спасла слава создателя «оружия Победы». Умер он в декабре 1950 года в чине генерал-майора и член-корреспондента Академии наук.

Что касается авторства — кто же именно создал «Катюшу», то, по мнению ученых, это был коллективный труд. Так, историк Никита Петров приводит в пример автомат Калашникова — оружие, за которым стоят десятки человек, но его символом стал всего один.

Выходит, руководители НИИ — Георгий Лангемак и Иван Клейменов — были создателями «Катюши» лишь отчасти, как и Костиков. Но за что же их тогда расстреляли?

Дело в том, что институт был в подчинении у маршала Михаила Тухачевского, которого обвинили по сфабрикованному «делу военных» — якобы попытке захвата власти и передаче тайных сведений Германии. Помимо самого маршала, расстреляли еще несколько десятков человек, в том числе и Лангемака с Клейменовым.

Тот факт, что ученые внесли значительный вклад в создание миномета, не отображается в «деле военных». Скорее, это просто стечение обстоятельств — они работали в «опальном» НИИ. А Костиков, долгое время считавшийся автором легендарной «Катюши», просто оказался в нужное время и в нужном месте и решил таким образом снискать себе славу.

Сюжет:
Городские истории

www.m24.ru

За что расстреляли создателей Катюши — DRIVE2

Общеизвестный факт: 21 июня 1941 года, за считанные часы до того, как нацистская Германия напала на СССР, было подписано постановление Совета Министров СССР о серийном производстве снарядов и пусковых установок реактивных минометов БМ-13, известных как «Катюша». Первое боевое применение БМ-13 произошло в 15 часов 15 минут 14 июля 1941 года в г. Орша в ходе Смоленского оборонительного сражения. Впоследствии «Катюши» показали высочайшую эффективность, удостоившись от врага зловещего названия «адская мясорубка». Если 1 июля 1941 года на фронте была одна батарея Катюш, то через год уже 216 дивизионов, а к октябрю 1942 года — 350 дивизионов гвардейских минометов.

Авторское свидетельство № 3338 на «механизированную установку для стрельбы ракетными снарядами различных калибров» было внесено в реестр изобретений 19 февраля 1940 года. Авторами числились главный инженер Реактивного научно-исследовательского института (РНИИ) генерал-майор инженерно-авиационной службы Андрей Григорьевич Костиков и конструктор того же института инженер-полковник инженерно-артиллерийской службы Иван Гвай. Заявку о выдаче этого документа они подали в марте 1939 года, а через полгода включили в число соавторов начальника отделения Артиллерийского управления Василия Аборенкова, курировавшего работу РНИИ.

Вручение правительственных наград в Кремле за участие в разработке и внедрении «Катюш»: Ю.А. Победоносцев, Л.С. Душкин, Г.А. Костиков и др. В центре М.И. Калинин. 1942 г. РГАНТД. Ф.133. Оп.1. Д.86. Л.1. Федеральное архивное агентство.

Уже 28 июля 1941 года Костикову дали звание Героя социалистического труда с вручением ордена Ленина и Золотой звезды. Представили его и на Сталинскую премию 1-й степени. И только в 1991 году звание Героя соцтруда за большой вклад в создание «Катюши» присвоили еще шестерым: Ивану Клейменову, Георгию Лангемаку, Василию Лужину, Борису Петропавловскому, Борису Слонимеру и Николаю Тихомирову. А предшествовали этому такие события.

В марте 1937 году приказом по наркомату оборонной промышленности тогдашний директор РНИИ (НИИ № 3) Иван Клеймёнов и его заместитель — главный инженер института Георгий Лангемак по результатам испытаний реактивных снарядов были поощрены денежной премией и представлены к правительственным наградам «за разработку новых типов вооружения». 2 ноября того же года Клейменов, руководивший РНИИ с 1933 года, и Лангемак были арестованы по обвинению в подрыве государственной промышленности, участии в совершении теракта и в контрреволюционной организации.

Клейменова НКВД сделало руководителем антисоветской организации в РНИИ. На заседании выездной сессии Военной коллегии ВС СССР его приговорили к расстрелу за участие в «антисоветской диверсионно-террористической организации» и «шпионаж в пользу германской разведки». Приговор привели в исполнение 10 января 1938 года. На следующий день его участь разделил Георгий Эрихович Лангемак.

«Члена диверсионно-террористической организации» — начальника сектора РНИИ, конструктора жидкостных ракетных двигателей Валентина Глушко арестовали в марте 38-го. Однако подкрепить его «вредительскую деятельность» доказательствами не удалось. Материалы дела через год направили не в суд, а на рассмотрение Особого совещания в НКВД, указав в повестке к заседанию, что «в настоящий момент уточнить его [Глушко] вовлечение в организацию не представляется возможным». Тем не менее, Особое совещание определило конструктору восемь лет исправительно-трудовых лагерей. Но поскольку он являлся лучшим специалистом по жидкостно-реактивным двигателям, его направили отбывать наказание в так называемую «шарагу», где он продолжил вести конструкторскую работу.

Глушко вместе с Сергеем Королевым, который также трудился РНИИ и был арестован «за вредительство» в июне 1938 года, стали главными разоблачителями Костикова. В 1957 году от них, уже членов-корреспондентов АН СССР и Героев социалистического труда, в редакцию Большой советской энциклопедии пришло письмо, в котором говорилось, что «в 1937-1938 годах, когда наша Родина переживала трудные дни массовых арестов советских кадров, Костиков, работавший в [РНИИ] рядовым инженером, приложил большие усилия, чтобы добиться ареста и осуждения как врагов народа основного руководящего состава этого института, в том числе основного автора нового типа вооружения талантливого ученого-конструктора, заместителя директора института по научной части Г.Э. Лангемака. Таким образом, Костиков оказался руководителем института и «автором» этого нового типа вооружения, за которое и был сразу щедро награжден в начале войны».

Глушко и потом несколько раз писал об этом в разные инстанции, а в 1989 году, после его нового резкого публичного выступления, была создана комиссия под эгидой ЦК КПСС, которая должна была разобраться с авторством «Катюши». В ее работе участвовали сотрудники Генпрокуратуры и КГБ, а предварительные выводы склонялись к юридической правомерности авторства Костикова. Но после того как подготовленный документ был направлен на экспертизу в Академию наук СССР, Миноборонпром, Генштаб и Комиссию президиума Совмина СССР по военно-промышленным вопросам ситуация изменилась. Про Костикова и Аборенкова было решено говорить, что они «внесли вклад в разработку, испытания и совершенствование пусковой установки, в принятие ее на вооружение Красной Армии и внедрение в серийное производство».

Относительно доносов со стороны Костикова прокуратура заняла противоречивую позицию. С одной стороны, в документах говорилось, что в ходе проведенной проверки не было установлено каких-либо данных, «которые бы свидетельствовали о произведенных в РНИИ арестах по доносам А.Г. Костикова». С другой, в прокурорском заключении упоминается о его причастности к необоснованным обвинениям сотрудников и руководителей института в контрреволюционном вредительстве. «20 июня 1938 года Костиков возглавил экспертную комиссию, которая дала заключение органам НКВД о вредительском характере деятельности инженеров Глушко и Королева», — говорится в документе.

Кроме всем известных Studebaker US6, установки БМ-13 ставились и на другие поставлявшиеся по ленд-лизу автомобильные шасси, например Chevrolet, GMC, или Ford Marmon HH6-COE4 (на фото).

На основе материалов статьи А. Пилипчука (Интернет-портал ПРАВО.RU), а также материалов Федерального архивного агентства (Интернет-проект к 65-летию Победы «Закалённые великой-отечественной», rusarchives.ru/victory65/).

[email protected], публикация 2-ая, исправленная и дополненная

www.drive2.ru

Боевые реактивные пусковые установки «Катюши». Справка

Боевое крещение БМ-13 получила 14 июля 1941 г., когда батарея произвела первый залп из всех установок по железнодорожной станции Орша, где было сосредоточено большое количество живой силы и боевой техники противника. В результате мощного огневого удара одновременно 112 реактивными снарядами над станцией поднялось огневое зарево: горели вражеские эшелоны, рвались боеприпасы. Еще через полтора часа батарея Флерова произвела второй залп, на этот раз по переправе через реку Оршицу, на подступах к которой скопилось много техники и живой силы немцев. В результате переправа противника была сорвана, развить успех на этом направлении ему не удалось.

Первый опыт применения нового ракетного оружия показал его высокую боевую эффективность, что явилось одной из причин быстрейшего его ввода в строй и оснащения им Сухопутных войск.

Перестройка промышленности, связанная с выпуском ракетного оружия, была осуществлена в короткие сроки, к его производству привлекли большое число предприятий (уже в июле-августе 1941 г. — 214 заводов), что обеспечило поступление в войска этой боевой техники. В августе-сентябре 1941 г. было развернуто серийное производство боевых установок БМ‑8 с 82-мм реактивными снарядами.

Одновременно с развертыванием производства были продолжены работы по созданию новых и совершенствованию имевшихся образцов реактивных снарядов и пусковых установок.

С 30 июля 1941 г. приступило к работе специальное конструкторское бюро (СКБ) при московском заводе «Компрессор» — головное конструкторское бюро по пусковым установкам, а сам завод стал головным предприятием по их производству. Это СКБ под руководством начальника и главного конструктора Владимира Бармина за годы войны разработало 78 образцов пусковых установок различного типа, монтируемых на автомобилях, тракторах, танках, железнодорожных платформах, речных и морских кораблях. Тридцать шесть из них были приняты на вооружение, освоены промышленностью и использовались в боевых действиях.

Большое внимание уделялось производству реактивных снарядов, созданию новых и совершенствованию имеющихся образцов. Модернизации подвергся 82-мм реактивный снаряд М-8, были созданы реактивные снаряды мощного фугасного действия: 132-мм М-20, 300-мм М-30 и М-31; увеличенной дальности – М-13 ДД и улучшенной кучности – М-13 УК и М-31 УК.

С началом войны в составе Вооруженных сил СССР были созданы специальные войска для боевого применения ракетного оружия. Это были ракетные войска, но в период войны они именовались гвардейскими минометными частями (ГМЧ), а впоследствии — реактивной артиллерией. Первой организационной формой ГМЧ стали отдельные батареи и дивизионы.

К концу войны реактивная артиллерия имела 40 отдельных дивизионов (38 М-13 и 2 М-8), 115 полков (96 М-13 и 19 М-8), 40 отдельных бригад (27 М-31 и 13 М-31-12) и 7 дивизий — всего 519 дивизионов в которых насчитывалось свыше 3000 боевых машин.

Легендарные «Катюши» во время войны участвовали во всех крупных операциях.

Судьба же первой отдельной экспериментальной батареи оборвалась в начале октября 1941 г. После боевого крещения под Оршей батарея успешно действовала в боях под Рудней, Смоленском, Ельней, Рославлем и Спас-Деменском. За три месяца боевых действий батарея Флерова не только наносила немалый материальный урон немцам, она способствовала и поднятию боевого духа у наших солдат и офицеров, измотанных непрерывными отступлениями.

Гитлеровцы устроили за новым оружием настоящую охоту. Но батарея не задерживалась долго на одном месте — дав залп, сразу же меняла позицию. Тактический прием — залп — смена позиции — широко использовался подразделениями «катюш» в ходе войны.

В начале октября 1941 г. в составе группировки войск Западного фронта батарея оказалась в тылу немецко-фашистских войск. При движении к линии фронта из тыла в ночь на 7 октября она попала в засаду врага под деревней Богатырь Смоленской области. Большая часть личного состава батареи и Иван Флеров погибли, расстреляв весь боезапас и взорвав боевые машины. Только 46 воинам удалось выйти из окружения. Легендарный комбат и остальные бойцы, до конца с честью выполнившие свой долг, считались «без вести пропавшими». И только когда удалось обнаружить документы одного из армейских штабов вермахта, где сообщалось о том, что же произошло на самом деле в ночь с 6 на 7 октября 1941 г. у смоленской деревушки Богатырь, капитан Флеров был исключен из списков пропавших без вести.

За героизм Иван Флеров посмертно в 1963 г. награжден орденом Отечественной войны 1-й степени, а в 1995 г. ему было присвоено звание Героя Российской Федерации посмертно.

В честь подвига батареи сооружены памятник в городе Орше и обелиск у города Рудня.

ria.ru

Катюша (оружие) — Традиция

Катюша
БМ-13 «Катюша» на платформе ЗиС-6, Музей Великой Отечественной Войны, Киев, Украина
Тип: РСЗО
Страна: Советский Союз
История службы:
Время эксплуатации: 1939–
Использовалось: Советский Союз, Российская Федерация и др.
Войны и конфликты: Вторая мировая Война
История производства:
Варианты: БМ-8-24 БМ-13, БМ-8, БМ-31, БМ-14, БМ-21, БМ-24, БМ-25, БМ-27, БМ-30

«Катю́ша» — неофициальное собирательное название боевых машин реактивной артиллерии БМ-8 (82 мм), БМ-13 (132 мм) и БМ-31 (310 мм). Эти установки активно использовались Советским Союзом во время Второй мировой войны.

В 1921 году разработчики Н. И. Тихомиров, В. А. Артемьев из газодинамической лаборатории (ГДЛ) приступили к разработке реактивных снарядов на бездымном порохе.

В 1929—1933 годах Б. С. Петропавловский при участии Г. Э. Лангемака, Е. С. Петрова, И. Т. Клейменова и др. в ГДЛ проводили разработку и официальные испытания реактивных снарядов различных калибров — прототипов снарядов для «Катюши». Для их запуска использовали многозарядные авиационные и однозарядные наземные пусковые станки.

Группа разработчиков Реактивного института (РНИИ) под руководством Лангемака, при участии Артемьева, Клейменова, Ю. А. Победоносцева, Л. Э. Шварца и др. проводили окончательную отработку реактивных снарядов.

В 1937—1938 эти реактивные снаряды были приняты на вооружение военно-воздушными силами СССР.

Реактивные снаряды РС-82 устанавливали на истребителях И-15, И-16, И-153, а позже — на штурмовиках Ил-2; созданные впоследствии РС-132 — на бомбардировщиках СБ и штурмовиках Ил-2.

Летом 1939 авиационные реактивные снаряды РС-82, смонтированные на самолетах-истребителях И-16 и И-153, успешно применялись в боях с японскими захватчиками на реке Халхин-Гол.

В 1938—1941 в РНИИ И. И. Гвай, В. Н. Галковский, А. П. Павленко, А. С. Попов и др. создали многозарядную пусковую установку, смонтированную на грузовом автомобиле.

Реактивный снаряд М-13 (132-мм осколочно-фугасный снаряд) и пусковая установка БМ-13 были приняты на вооружение артиллерии накануне Великой Отечественной войны.

В марте 1941 года были проведены успешные полигонные испытания установок БМ-13 со снарядом М-13, а уже 21 июня, за несколько часов до войны, подписано постановление об их серийном производстве.

26 июня 1941 года на заводе имени Коминтерна в Воронеже была завершена сборка первых двух серийных пусковых установок БМ-13 на шасси ЗИС-6, и тут же приняты представителями Главного артиллерийского управления. На следующий день установки были отправлены своим ходом в Москву, где 28 июня после успешно проведенных испытаний были объединены вместе с пятью изготовленными ранее в РНИИ установками в батарею для отправки на фронт. Экспериментальная артиллерийская батарея из семи машин под командованием капитана И. Флерова была впервые использована против немецкой армии на железнодорожном узле города Орша 14 июля 1941 года. Первые восемь полков по 36 машин были сформированы 8 августа 1941.

Производство установок БМ-13 было организовано на воронежском заводе им. Коминтерна и на московском заводе «Компрессор». Одним из основных предприятий по выпуску реактивных снарядов стал московский завод им. Владимира Ильича.

В ходе войны были созданы различные варианты реактивного снаряда и пусковых установок: БМ13-СН (со спиральными направляющими, что значительно увеличивало кучность стрельбы), БМ8-48, БМ31-12 и др.

После начала «ленд-лизовских» поставок, БМ-13 (БМ-13Н) в основном устанавливались только на «Студебеккер» (Studebacker-US6).[Источник?]

Улучшенная модификация БМ-13Н была создана в 1943 году и до конца Второй мировой войны было изготовлено около 1800 таких орудий.

В 1942 году появились снаряды М-31 калибра 310 мм, которые изначально запускались с наземных установок. В апреле 1944 года под них создали самоходную установку с 12 направляющими, монтировавшуюся на шасси грузовой автомашины. Она получила название «БМ-31-12».

Советская промышленность в июле 1941 — декабре 1944 изготовила свыше 10 тыс. боевых машин «Катюша» и свыше 12 млн. штук реактивных снарядов к ним (всех калибров).

Двигатель снаряда

Оружие относительно простое, состоящее из направляющих рельсов и устройства их наведения. Одна машина вмещала от 14 до 48 направляющих. Снаряд РС-132 для установки БМ-13 был длиной 1,8 м, 132 мм в диаметре и весил 42,5  кг. Твердая нитроцеллюлоза находилась внутри цилиндра с оперением. Вес боеголовки — 22 кг. Дальнобойность — 8,5 км. Снаряд М-31 для установки БМ-31 был 310 мм в диаметре, он весил 92,4 кг и содержал 28,9 кг взрывчатки. Дальнобойность — 4,3 км.

Солдаты, заряжающие «Катюшу»

Оружие было неточным, но очень эффективным при массированном применении. Немаловажен был и эмоциональный эффект: во время залпа все ракеты выпускались практически одновременно — за несколько секунд территорию в районе цели буквально перепахивали тяжелые реактивные снаряды. При этом оглушительный вой, которым сопровождался полёт ракеты, сводил с ума солдат противника. Те, кто не погибал во время обстрела, часто уже не могли оказывать сопротивление, так как были контужены, оглушены, психологически подавлены. Мобильность установки позволяла быстро сменять позицию и избежать ответного удара.

На каждой машине находился ящик со взрывчаткой и бикфордов шнур. В случае появления риска захвата техники врагом экипаж был обязан взорвать её и тем самым уничтожить реактивные системы.

Название «Катюша» произошло от маркировки «КАТ» («Кумулятивный артиллерийский термитный») [Источник?]на применявшихся реактивных снарядах с зажигательной начинкой. А так как появление оружия в боевых частях совпало со временем популярности песни «Катюша», прижилось это название.

Известно двустишие:

Выходила на берег «Катюша» —

Оставляла от фашистов уши.

Аудиовизуальные материалы[править]

  • БМ-8-24 — это лёгкая по массе советская самоходно-артиллерийская установка (САУ) класса реактивных систем залпового огня. Машины этой марки серийно выпускались на московском заводе «Компрессор» путём демонтажа башни и установки пакета направляющих для 24 неуправляемых ракет М-8 калибра 82 мм с пусковым оборудованием на лёгких танках типов Т-40 и Т-60. После снятия с производства танка Т-60 выпуск САУ БМ-8-24 также был прекращён, артиллерийскую часть стали монтировать на грузовиках. Выпущенные машины участвовали в боях 1942-43 гг. и были хорошо приняты в войсках из-за лучшей защищённости и проходимости по сравнению с «Катюшами» на базе грузовых автомобилей.

traditio.wiki

История катюши — Ракетное оружие — Военная техника — Каталог статей

История создания катюши берёт своё начало ещё в допетровские времена.

 

 


Генерал Лейтенант Александр Дмитриевич Засядко


Командир Ракетного заведения  полковник Константин Иванович Константинов


2-дюймовая ракета системы Константинова на станке его же конструкции

 На Руси первые ракеты появились в XV веке. К концу XVI века в России хорошо знали устройство, способы изготовления и боевого применения ракет. Об этом убедительно свидетельствует «Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до военной науки», написанный в 1607-1621 годах Онисимом Михайловым. С 1680 года в России существовало уже специальное Ракетное заведение. В XIX веке ракеты, предназначенные для поражения живой силы и материальной части противника, были созданы генерал-майором Александром Дмитриевичем Засядько. Работы по созданию ракет Засядко начал в 1815 году в инициативном порядке на собственные средства. К 1817 году ему удалось на базе осветительной ракеты создать боевую ракету фугасного и зажигательного действия.

 

В конце августа 1828 года из Петербурга под осажденную турецкую крепость Варну прибыл гвардейский корпус. Вместе с корпусом прибыла и первая русская ракетная рота под командованием подполковника В. М. Внукова.

 

Рота была сформирована по инициативе генерал-майора Засядко. Ракетная рота получила первое боевое крещение под Варной 31 августа 1828 года во время атаки турецкого редута, расположенного у моря южнее Варны. Ядра и бомбы полевых и корабельных орудий, а также разрывы ракет, заставили защитников редута укрыться в норах, сделанных во рву. Поэтому, когда охотники (добровольцы) Симбирского полка бросились на редут, турки не успели занять свои места и оказать атакующим эффективного сопротивления.

 

5 марта 1850 года командиром Ракетного заведения был назначен полковник Константин Иванович Константинов – внебрачный сын великого князя Константина Павловича от связи с актрисой Кларой Анной Лоренс. В период его нахождения на этой должности на вооружение русской армии были приняты 2-, 2,5– и 4-дюймовые ракеты системы Константинова. Вес боевых ракет зависел от типа боевой части и характеризовался следующими данными: 2-дюймовая ракета весила от 2,9 до 5 кг; 2,5-дюймовая — от 6 до 14 кг и 4-дюймовая — от 18,4 до 32 кг.

 

Дальности стрельбы ракет системы Константинова, созданных им в 1850-1853 годах, были весьма значительны для того времени. Так, 4-дюймовая ракета, снаряженная 10-фунтовыми (4,095 кг) гранатами, имела максимальную дальность стрельбы 4150 м, а 4-дюймовая зажигательная ракета — 4260 м, в то время как четвертьпудовый горный единорог обр. 1838 г. имел максимальную дальность стрельбы всего лишь 1810 метров. Мечтой Константинова было создание воздушной ракетной установки, стреляющей ракетами с воздушного шара. Проведённые опыты доказали большую дальность стрельбы ракетами с привязного аэростата. Однако добиться приемлемой кучности не удалось.

 

После смерти К. И. Константинова в 1871 году ракетное дело в русской армии пришло в упадок. Боевые ракеты эпизодически и в небольшом количестве применялись в русско-турецкой войне 1877-1878 годов. Более успешно ракеты применялись при покорении Средней Азии в 70-80-х годах XIX века. Решающую роль они сыграли при взятии Ташкента. В последний раз ракеты Константинова применялись в Туркестане в 90-е годы XIX века. А в 1898 году боевые ракеты были официально сняты с вооружения русской армии.

 

Новый импульс развитию ракетного оружия был дан во время первой мировой войны: в 1916 году профессор Иван Платонович Граве создал желатиновый порох, усовершенствовав бездымный порох французского изобретателя Поля Вьеля. В 1921 году разработчики Н. И. Тихомиров, В. А. Артемьев из газодинамической лаборатории приступили к разработке реактивных снарядов на основе этого пороха.

 

На первых порах у газодинамической лаборатории, где создавалось ракетное оружие, трудностей и неудач было больше, чем успехов. Однако энтузиасты – инженеры Н. И. Тихомиров, В. А. Артемьев, а затем и Г. Э. Лангемак и Б. С. Петропавловский упорно совершенствовали свое «детище», твердо веря в успех дела. Потребовались обширные теоретические разработки и бесчисленные эксперименты, которые в итоге привели к созданию в конце 1927 года 82-мм осколочного реактивного снаряда с пороховым двигателем, а вслед за ним и более мощного, калибром 132 мм. Испытательные стрельбы, проведенные под Ленинградом в марте 1928 года, обнадеживали – дальность составляла уже 5-6 км, хотя рассеивание по-прежнему было большим. Долгие годы его не удавалось значительно снизить: изначальная концепция предполагала снаряд с оперением, не выходящим за его калибр. Ведь направляющей для него служила труба – простая, легкая, удобная для монтажа.

 

В 1933 году инженер И. Т. Клейменов предложил делать более развитое оперение, более чем в два раза превышающее по своему размаху калибр снаряда. Кучность стрельбы повысилась, увеличилась и дальность полета, но пришлось конструировать новые открытые – в частности, рельсовые – направляющие для снарядов. И снова годы экспериментов, поисков…

 

К 1938 году основные трудности в создании мобильной реактивной артиллерии были преодолены. Сотрудники московского РНИИ Ю. А. Победоносцев, Ф. Н. Пойда, Л. Э. Шварц и другие разработали 82-мм осколочные, осколочно-фугасные и термитные снаряды (PC) с твердотопливным (пороховым) двигателем, который запускался дистанционным электрозапалом.

Боевое крещение РС-82, смонтированные на самолетах-истребителях И-16 и И-153, прошли 20 августа  1939 года на реке Халхин-Гол. Подробно об этом событии рассказано ТуТ.

 

В то же время для стрельбы по наземным целям конструкторы предложили несколько вариантов мобильных многозарядных пусковых установок залпового огня (по площадям). В их создании под руководством А. Г. Костикова принимали участие инженеры В. Н. Галковский, И. И. Гвай, А. П. Павленко, А. С. Попов.

 

Установка состояла из восьми открытых направляющих рельсов, связанных между собой в единое целое трубчатыми сварными лонжеронами. 16 реактивных 132-мм снарядов массой по 42,5 кг фиксировались с помощью Т-образных штифтов сверху и снизу направляющих попарно. В конструкции была предусмотрена возможность менять угол возвышения и разворота по азимуту. Наводка на цель производилась через прицел вращением рукояток подъемного и поворотного механизмов. Установку монтировали на шасси грузового автомобиля ЗиС-5, причем в первом варианте сравнительно короткие направляющие располагались поперек машины, получившей общее название МУ-1 (механизированная установка). Это решение было неудачным – при стрельбе машина раскачивалась, что существенно уменьшало кучность боя.

 

 

 

Установка МУ-1, поздний вариант. Расположение направляющих ещё поперечное, но в качестве шасси уже используется ЗиС-6. На такой установке одновременно помещалось 22 снаряда, и она могла вести огонь прямой наводкой. Если бы вовремя догадались добавить выдвижные лапы, то такой вариант установки по боевым качествам превзошёл бы МУ-2, принятую впоследствии на вооружение под индексом БМ-12-16.

 

Снаряды М-13, содержавшие по 4,9 кг взрывчатого вещества, обеспечивали радиус сплошного поражения осколками 8-10 метров (при установке взрывателя на «О» — осколочное) и действительного поражения 25-30 метров. В грунте средней твердости при установке взрывателя на «3» (замедление) создавалась воронка диаметром 2-2,5 метра и глубиной 0,8-1 метр.

 

В сентябре 1939 года была создана реактивная система МУ-2 на более подходящем для этой цели трехосном грузовике ЗИС-6. Автомобиль представлял собой грузовик повышенной проходимости с двухскатной ошиновкой задних мостов. Длина его при 4980-миллиметровой колёсной базе составляла 6600 миллиметров, а ширина равнялась 2235 мм. На автомобиле был установлен тот же рядный шестицилиндровый с карбюраторный двигатель водяным охлаждением, что устанавливался и на ЗиС-5. Диаметр его цилиндра был равен 101,6 мм, а ход поршня составлял 114,3 мм. Таким образом, его рабочий объём был равен 5560 кубическим сантиметрам, так что указываемый в большинстве источников объем в 5555 куб. см является результатом чьей-то ошибки, растиражированной впоследствии многими серьёзными изданиями. При 2300 об/мин двигатель, имевший 4,6-кратную степень сжатия, развивал неплохую по тем временам 73-сильную мощность, но из-за большой нагрузки максимальная скорость ограничивалась 55 километрами в час.

 

В этом варианте удлиненные направляющие устанавливались вдоль автомобиля, задняя часть которого перед стрельбой дополнительно вывешивалась на домкратах. Масса машины с экипажем (5-7 человек) и полным боекомплектом составляла 8,33 т, дальность стрельбы достигала 8470 м. Только за один залп продолжительностью  8-10 секунд боевая машина выстреливала на позиции врага 16 снарядов, содержащих 78,4 кг высокоэффективного взрывчатого вещества. Трехосный ЗИС-6 обеспечивал МУ-2 вполне удовлетворительную подвижность на местности, позволял ей быстро совершать марш-маневр и смену позиции. А для перевода машины из походного положения в боевое было достаточно 2-3 минут. Однако при этом установка приобрела другой недостаток– невозможность стрельбы прямой наводкой и, как следствие, большое мёртвое пространство. Тем не менее, наши артиллеристы научились впоследствии его преодолевать и даже стали применять катюши против танков.

 

 

25 декабря 1939 года Артиллерийским управлением Красной Армии были одобрены 132-мм реактивный снаряд М-13 и пусковая установка, получившая название БМ-13. НИИ-З получил заказ на изготовление пяти таких установок и партии реактивных снарядов для проведения войсковых испытаний. Кроме того, артиллерийское управление Военно-Морского флота также заказало одну пусковую установку БМ-13 дня испытания ее в системе береговой обороны. В течение лета и осени 1940 года НИИ-3 изготовил шесть пусковых установок БМ-13. Осенью того же года пусковые установки БМ-13 и партия снарядов М-13 были готовы для испытаний.

 

 

1 – коммутатор, 2 – бронещиты кабины, 3 – пакет направляющих, 4 – бензобак, 5 – основание поворотной рамы, 6 – кожух подъемного винта, 7 – подъемная рама, 8 – походная опора, 9 – стопор, 10 – поворотная рама, 11 – снаряд М-13, 12 – стоп-сигнал, 13 – домкраты, 14 – аккумулятор пусковой установки, 15 – рессора буксирного прибора, 16 – кронштейн прицела, 17 – рукоятка подъемного механизма, 18 – рукоятка поворотного механизма, 19 – запасное колесо, 20 – распределительная коробка.

17 июня 1941 года на подмосковном полигоне во время осмотра образцов нового вооружения Красной Армии были произведены залповые пуски из боевых машин БМ-13. Нарком обороны Маршал Советского Союза Тимошенко, нарком вооружения Устинов и начальник Генерального штаба генерал армии Жуков, присутствовавшие на испытаниях, дали высокую оценку новому оружию. К показу были подготовлены два опытных образца боевой машины БМ-13. Одна из них была заряжена осколочно-фугасными реактивными снарядами, а вторая — осветительными реактивными снарядами. Были сделаны залповые пуски осколочно-футасных реактивных снарядов. Все мишени в районе падения снарядов были поражены, горело все, что могло гореть на этом участке артиллерийской трассы. Участники стрельб дали высокую оценку новому ракетному оружию. Тут же на огневой позиции было высказано мнение о необходимости скорейшего принятия на вооружение первой отечественной установки РСЗО.

 

21 июня 1941 года, буквально за несколько часов до начала войны, после осмотра образцов ракетного оружия Иосиф Виссарионович Сталин принял решение о развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки БМ-13 и о начале формирования ракетных войсковых частей. Из-за угрозы надвигавшейся войны это решение было принято, несмотря на то, что пусковая установка БМ-13 еще не прошла войсковых испытаний и не была отработана до стадии, допускающей массовое промышленное изготовление.

 

Командир первой экспериментальной батареи катюш капитан Флёров. 2 октября батарея Флёрова попала в Вяземский котёл. Батарейцы прошли по вражеским тылам более 150 километров. Флёров сделал всё возможное, чтобы спасти батарею и прорваться к своим. В ночь на 7 октября 1941 года колонна машин батареи Флёрова попала в засаду у деревни Богатыри Знаменского района Смоленской области. Оказавшись в безвыходном положении, личный состав батареи принял бой. Под шквальным огнём они взорвали машины. Многие из них погибли. Будучи тяжело раненым, командир взорвал себя вместе с головной пусковой установкой.

2 июля 1941 года из Москвы на Западный фронт выступила первая в Красной Армии экспериментальная батарея реактивной артиллерии под командованием капитана Флерова. 4 июля батарея вошла в состав 20-й армии, войска которой занимали оборону по Днепру в районе города Орши.

 

В большинстве книг о войне – как научных, так и художественных – днём первого применения «катюши» названа среда, 16 июля 1941 года. В тот день батарея под командованием капитана Флерова нанесла уда по только что занятой противником железнодорожной станции Орша и уничтожила скопившиеся на ней эшелоны.

 

Однако на самом деле батарея Флёрова была впервые задействована на фронте двумя днями ранее: 14 июля 1941 года было осуществлено три залпа по городу Рудня Смоленской области. Этот городок с населением всего в 9 тысяч человек находится на Витебской возвышенности на реке Малая Березина в 68 км от Смоленска у самой границе России и Белоруссии. В тот день немцы захватили Рудню, и на базарной площади городка скопилось большое количество военной техники. В этот момент на высоком крутом западном берегу Малой Березины и появилась батарея капитана Ивана Андреевича Флёрова. С неожиданного для противника западного направления она ударила по базарной площади. Едва смолк звук последнего залпа, один из бойцов-артиллеристов по фамилии Каширин во весь голос запел популярную в те годы песню «Катюша», написанную в 1938 году Матвеем Блантером на слова Михаила Исаковского.  Через два дня, 16 июля, в 15 часов 15 минут батарея Флёрова нанесла удар по станции Орша, а полтора часа спустя – по немецкой переправе через Оршицу. В тот день к батарее Флёрова был прикомандирован сержант-связист Андрей Сапронов, обеспечивавший связь батареи с командованием. Едва лишь сержант услышал про то, как Катюша выходила на высокий берег, на крутой, он тут же вспомнил, как только что на такой же высокий и крутой берег входили пусковые установки реактивных снарядов, и, докладывая в штаб, 217-го отдельного батальона связи 144-й стрелковой дивизии 20-й армии о выполни Флёровым боевого задания, связист Сапронов сказал: «Катюша спела на отлично». 

 

2 августа 1941 года начальник артиллерии Западного фронта генерал-майор И. П. Крамар сообщал: «По заявлениям комсостава стрелковых частей и наблюдениям артиллеристов, внезапность такого массированного огня наносит большие потери противнику и настолько сильно действует морально, что части противника в панике бегут. Там же отмечалось, что противник бежит не только с участков, обстреливаемых новым оружием, но и с соседних, находящихся на расстоянии 1-1,5 км от зоны обстрела.

 

А вот как рассказывали о катюше враги: «После залпа оргáна Сталина из нашей роты численностью 120 человек, – заявил на допросе немецкий обер-ефрейтор Харт, – в живых осталось 12. Из 12 станковых пулеметов цел остался один, да и тот без лафета, а из пяти тяжелых минометов – ни одного».

 

Ошеломляющий для противника дебют реактивного оружия побудил нашу промышленность форсировать серийный выпуск нового миномета. Однако для «катюш» поначалу не хватало самоходных шасси – носителей реактивных установок. Попытались восстановить производство ЗИС-6 на Ульяновском автозаводе, куда в октябре 1941 года эвакуировали московский ЗИС, но отсутствие специализированного оборудования для производства червячных мостов не позволило сделать это. В октябре 1941 года на вооружение был принят танк Т-60 со смонтированной на месте башни установкой БМ-8-24. Она вооружалась реактивными снарядами РС-82.

 

В сентябре 1941 — феврале 1942 года в НИИ-3 была разработана новая модификация 82-мм снаряда М-8, которая имела такую же дальность (около 5000 м), но почти в два раза больше взрывчатого вещества (581 г) по сравнению с авиационным снарядом (375 г).

 

К концу войны был принят на вооружение 82-мм снаряд М-8 с баллистическим индексом ТС-34 и дальностью стрельбы 5,5 км.
В первых модификациях реактивного снаряда М-8 применяли ракетный заряд, изготовленный из нитроглицеринового пороха баллистического типа марки Н. Заряд состоял из семи цилиндрических шашек с наружным диаметром 24 мм и диаметром канала 6 мм. Длина заряда была 230 мм, а вес 1040 г.
Для увеличения дальности полета снаряда ракетная камера двигателя была увеличена до 290 мм, а специалисты ОТБ завода № 98 после испытания ряда вариантов конструкций заряда отработали заряд из пороха НМ-2, состоявший из пяти шашек с наружным диаметром 26,6 мм, диаметром канала 6 мм и длиной 287 мм. Вес заряда составил 1180 г. С применением этого заряда дальность полета снаряда увеличилась до 5,5 км. Радиус сплошного поражения осколками снаряда М-8 (ТС-34) составлял 3-4 м, а радиус действительного поражения осколками составлял 12-15 метров.

 

 

Младшая сестра Катюши – установка БМ-8-24 на шасси танка Т-60
 

 

Установка БМ-13-16 на шасси гусеничного тягача СТЗ-5.Опытные образцы пусковых установок для снарядов М-13 на шасси СТЗ-5 прошли полигонные испытания в октябре 1941 года и были приняты на вооружение. Их серийное производство было начато на заводе им. Коминтерна в Воронеже. Однако 7 июля 1942 года немцы захватили правобережную часть Воронежа, и сборка установок прекратилась.

 

Реактивными пусковыми установками оснащались также гусеничные тягачи СТЗ-5, получаемые по ленд-лизу автомобили повышенной проходимости Форд-Мармон, Интернационал Джиемси и Остин. Но наибольшее число «катюш» монтировалось на полноприводные трехосные автомобили Студебекер. В 1943 году в производство были запущены снаряды М-13 со сварным корпусом, с баллистическим индексом ТС-39. Снаряды имели взрыватель ГВМЗ. В качестве топлива использовался порох НМ-4.
Основной причиной низкой кучности реактивных снарядов типа М-13 (ТС-13) был эксцентриситет тяги реактивного двигателя, то есть смещение вектора тяги от оси ракеты из-за неравномерного горения пороха в шашках. Это явление легко устраняется при вращении ракеты. В этом случае импульс силы тяги будет всегда совпадать с осью ракеты. Вращение, придаваемое оперенной ракете с целью улучшения кучности, называется проворотом. Ракеты с проворотом не следует путать с турбореактивными ракетами. Скорость проворота оперенных ракет составляла несколько десятков, в крайнем случае сотен, оборотов в минуту, что не достаточно для стабилизации снаряда вращением (причем вращение происходит на активном участке полета, пока работает двигатель, а потом прекращается). Угловая скорость турбореактивных снарядов, не имеющих оперения, составляет несколько тысяч оборотов в минуту, чем создается гироскопический эффект и, соответственно, более высокая точность попадания, чем у оперенных снарядов, как невращающихся, так и с проворотом. В обоих типах снарядов вращение происходит за счет истечения пороховых газов основного двигателя через маленькие (несколько миллиметров в диаметре) сопла, направленные под углом к оси снаряда.

 

 

 

Реактивные снаряды с проворотом за счет энергии пороховых газов у нас называли УК — улучшенной кучности, например М-13УК и М-31УК.

 

Снаряд М-13УК но своему устройству отличался от снаряда М-13 тем, что на переднем центрирующем утолщении имелось 12 тангенциальных отверстий, через которые вытекала часть пороховых газов. Отверстия просверлены так, что пороховые газы, вытекая из них, создавали вращающий момент. Снаряды М-13УК-1 отличались от снарядов М-13УК устройством стабилизаторов. В частности, стабилизаторы М-13УК-1 изготовлялись из стального листа.

 

С 1944 года на базе Студебекеров стали выпускаться новые, более мощные установки БМ-31-12 с 12 минами М-30 и М-31 калибра 301 мм, весом по 91,5 кг (дальность стрельбы – до 4325 м). Для повышения кучности стрельбы были созданы и освоены поворачивающиеся в полете снаряды М-13УК и М-31УК улучшенной кучности.

 

Пуск снарядов производился с трубчатых направляющих сотового типа. Время перевода в боевое положение составляло 10 минут.  При разрыве 301-мм снаряда, содержавшего 28,5 кг ВВ, образовывалась воронка глубиной 2,5 м и диаметром 7-8 м. Всего за годы войны было произведено 1184 машины БМ-31-12.

 

 

БМ-31-12 на шасси Студебекера US-6

 

Удельный вес реактивной артиллерии на фронтах Великой Отечественной войны постоянно возрастал. Если в ноябре 1941 года было сформировано 45 дивизионов «катюш», то и 1 января 1942 года их насчитывалось уже 87, в октябре 1942 года – 350, а в начале 1945-го – 519. К концу войны в Красной Армии насчитывалось 7 дивизий, 40 отдельных бригад, 105 полков и 40 отдельных дивизионов  гвардейских минометов. Ни одна крупная артподготовка не проходила без катюш.

 

БМ-13-16 на шасси ЗиЛ-157

 

В послевоенное время катюши собирались заменить установкой БМ-14-16, смонтированной на шасси  ГАЗ-63, но принятая на вооружение в 1952 году установка смогла заменить катюшу лишь частично, и поэтому до самого внедрения в войска установки Град катюши продолжали выпускаться на шасси автомобиля ЗиС-151, ЗиЛ-157 и даже ЗиЛ-131.

 

БМ-13-16 на шасси ЗиЛ-131

nik191-1.ucoz.ru

Катюша

Знаете, кто придумал «Катюшу»? И нет, речь идёт не о знаменитой песне, а о знаменитом гвардейском реактивном миномёте. Кто создал этот миномёт и откуда взялось такое ласковое прозвище — в сегодняшней статье.

 

 

Всё началось с разработки реактивных снарядов на основе дымного пороха в 1921 году. Участие в работе над проектом принимали Н.И. Тихомиров, В.А. Артемьев из газодинамической лаборатории.

 

К 1933 году работа была практически завершена и начались официальные испытания. Для их запуска использовали многозарядные авиационные и однозарядные наземные пусковые станки. Эти снаряды были прототипами тех, что позже использовались на «катюшах». Доработкой занималась группа разработчиков Реактивного института.

 

В 1937-38 годах реактивные снаряды данного типа были приняты на вооружение военно-воздушными силами Советского Союза. Их использовали на истребителях И-15, И-16, И-153, а позже — на штурмовиках Ил-2.

 

С 1938 по 1941 годы в Реактивном институте шла работа по созданию многозарядной пусковой установки, смонтированной на базе грузового автомобиля. В марте 1941 года были проведены полигонные испытания установок, получивших название БМ-13 — Боевая Машина 132 мм снарядов.

 

На боевых машинах стояли осколочно-фугасные снаряды калибра 132 мм под названием М-13, буквально за несколько дней до начала войны пущенные в серийное производство. 26 июня 1941 года в Воронеже была завершена сборка двух первых серийных БМ-13 на базе ЗИС-6. 28 июня установки прошли испытания на подмосковном полигоне и поступили в распоряжение армии.

Экспериментальная батарея из семи машин под командованием капитана И. Флёрова впервые приняла участие в боях 14 июля 1941 года за занятый накануне немцами город Рудня. Два дня спустя это же соединение обстреляло железнодорожную станцию Орша и переправу через реку Оршица.

 

Производство БМ-13 было налажено на заводе им. Коминтерна в Воронеже, а также на московском «Компрессоре». Производство снарядов было организовано на московском заводе им. Владимира Ильича. За время войны было разработано несколько модификаций реактивной установки и снарядов к ней.

 

Через год, в 1942-ом, были разработаны снаряды калибром 310 мм. В апреле 1944 года под них создали самоходную установку с 12 направляющими, которая монтировалась на шасси грузовой автомашины.

 

Происхождение названия «катюша»

В целях сохранения секретности руководство настоятельно рекомендовали называть установку БМ-13 как угодно, лишь бы не раскрывать подробностей её характеристик и назначения. По этой причине солдаты первое время называли БМ-13 «гвардейским миномётом».

 

Что же до ласкового «Катюша», то версий относительно появления такого имени для миномётной установки существует множество.

 

Одна из версий гласит, что миномётную установку назвали «катюшей» по названию популярной перед войной песни Матвея Блантера на слова Михаила Исаковского «Катюша». Версия весьма убедительна потому, что при обстреле Рудни установки были расположены на одной из местных возвышенностей.

 

Другая версия отчасти более прозаична, но не менее душевна. В армии существовала негласная традиция давать оружию ласковые прозвища. К примеру, гаубица М-30 получила прозвище «Матушкой», пушка-гаубица МЛ-20 звали «Емелькой». Первоначально БМ-13 какое-то время называли «Раисой Сергеевной», таким образом расшифровывая сокращение РС — реактивный снаряд.

Установки были настолько охраняемой военной тайной, что в ходе боевых действий категорически запрещалось использовать традиционные команды вроде «огонь», «залп» или «пли». Их заменили на команды «играй» и «пой»: для запуска надо было очень быстро крутить ручку электрогенератора.

 

Ну и ещё одна из версий совсем проста: неизвестный солдат написал на установке имя любимой девушки — Катюша. Прозвище прижилось.

 

Тактико-технические характеристики «Катюши»

 

Главный конструктор А.В. Костиков

 

  • Число направляющих — 16
  • Длина направляющих — 5 метров
  • Вес в походном снаряжении без снарядов — 5 тонн
  • Переход из походного положения в боевое — 2 — 3 минуты
  • Время на заряжание установки — 5 — 8 минут
  • Продолжительность залпа — 4 — 6 секунд
  • Тип снаряда — реактивный, осколочно-фугасный
  • Калибр — 132 мм
  • Максимальная скорость снаряда — 355 м/с
  • Дальность — 8470 метров

спасибо


feldgrau.info

«Катюша» и её секреты: чем знаменито легендарное советское оружие | История | Общество

Именем «катюша» до сих пор называют палестинские ракеты, время от времени летящие в сторону Израиля. Впервые эти реактивные системы залпового огня применили 14 июля 1941 г. по захваченной железнодорожной станции города Орша. Немцы даже не успели понять, что произошло, как всё вокруг превратилось в огненный ад. Ещё несколько месяцев их разведка докладывала о применении русскими автоматиче­ской многоствольной огнемётной пушки и снарядов с запрещённым международными конвенциями белым фосфором. 


Знаменитый советский американист академик Георгий Арбатов в войну служил в гвардейском миномётном полку Резерва Главного командования: «На самом деле в боеголовках применялась обычная взрывчатка. Исключительный эффект достигался за счёт залповой стрельбы — вступал в силу закон сложения импульсов. Но, для того чтобы снаряды ложились кучно, к противнику надо было подъехать на 3-4 километра. Если машины сразу после залпа не уходили с огневой позиции, то через минуту батарею запросто могла накрыть немецкая артиллерия. Хотя заказали разработку «катюши» именно военные химики. Перед войной реактивные снаряды казались идеальным средством доставки к цели отравляющих веществ. Для создания мёртвой зоны на площади 12 гектаров было достаточно одного залпа с трёх грузовиков, что заменяло огонь 150  гаубиц. К счастью, этот опыт так и остался невостребованным». 

Всю войну установки были секретными, при угрозе захвата командир был обязан уничтожить её. Для этого на машину выдавалось по 40 килограммов тола с запальным шнуром и коробок дефицитных в войну спичек, завёрнутый в… 2 презерватива, — чтобы спички, не дай бог, не отсырели.


Кто назвал установку «катюшей», неизвестно. Может, это было связано с музыкальным хитом Блантера и Исаковского, может, с индексом «К», доставшимся установке БМ-13 (официальное название) от производителя — завода им. Коминтерна. Немцы уважительно называли «катюши» «сталинскими орга`нами».


Читайте также: А любовь Катюша сбережёт. Как песня помогала выжить бойцам на фронте

www.aif.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о