Содержание

Даманский конфликт 1969 года

Прошло уже 45 лет с той весны 1969 года, когда вспыхнул вооруженный конфликт на одном из дальневосточных участков советско-китайской границы. Речь идет об острове Даманском, расположенном на реке Уссури. История СССР свидетельствует, что это были первые боевые действия за все послевоенное время, в которых принимали участие армейские силы и пограничные войска КГБ. И тем более стало неожиданным то, что агрессором оказалось не просто соседнее государство, а братский, как тогда все считали, Китай.

Местоположение

Остров Даманский на карте выглядит довольно незначительным клочком земли, который вытянут примерно на 1500-1800 м в длину и около 700 м в ширину. Точные его параметры установить невозможно, так как они зависят от конкретного времени года. К примеру, во время весенних и летних паводков он может быть полностью залит водами реки Уссури, а в зимние месяцы остров возвышается посреди замерзающей реки. Именно поэтому он не представляет никакой военно-стратегической или хозяйственной ценности.

В 1969 году остров Даманский, фото которого сохранилось с тех времен, площадью чуть более 0,7 кв. км, был расположен на территории СССР и относился к Пожарскому району Приморского края. Эти земли граничили с одной из провинций Китая – Хэйлунцзян. Расстояние от острова Даманского до города Хабаровска составляет всего 230 км. От китайского берега он был удален на расстояние примерно в 300 м, а от советского – на 500 м.

История острова

Провести границу между Китаем и царской Россией на Дальнем Востоке пытались еще с XVII века. Именно с этих времен и начинается история острова Даманский. Тогда русские владения простирались по всей реке Амур, от истоков до устья, и располагались как по левую, так и частично по правую сторону от нее. Прошло несколько столетий, прежде чем были установлены точные пограничные линии. Этому событию предшествовали многочисленные правовые акты. Наконец, в 1860 году практически весь Уссурийский край был отдан России.

Как известно, коммунисты во главе с Мао Цзэдуном пришли к власти в Китае в 1949 году. В те времена особо не распространялись о том, что главную роль в этом сыграл именно Советский Союз. Через 2 года после завершения Гражданской войны, в которой победителями вышли китайские коммунисты, Пекин и Москва подписали соглашение. В нем говорилось, что Китай признает существующую в данный момент границу с СССР, а также соглашается на то, чтобы реки Амур и Уссури находились под контролем советских пограничных войск.

Ранее в мире уже были приняты и действовали законы, по которым границы, проходящие по рекам, проводятся как раз по главному фарватеру. Но правительство царской России воспользовалось слабостью и уступчивостью китайского государства и провело линию размежевания на участке реки Уссури не по воде, а прямо вдоль противоположного берега. В результате все водное пространство и острова на нем оказались на российской территории. Поэтому ловить рыбу и плавать по реке Уссури китайцы могли только с разрешения соседских властей.

Политическая ситуация накануне конфликта

События на острове Даманский стали своеобразной кульминацией идеологических разногласий, возникших между двумя крупнейшими социалистическими государствами – СССР и Китаем. Начались они еще в 50-е годы с того, что КНР решила поднять свое международное влияние в мире и в 1958 году вступила в вооруженный конфликт с Тайванем. Через 4 года Китай принял участие в пограничной войне против Индии. Если в первом случае Советский Союз выразил свою поддержку таким действиям, то во втором — наоборот, осудил.

Кроме того, разногласия усугублялись еще и тем, что после так называемого Карибского кризиса, разразившегося в 1962 году, Москва стремилась хоть как-то нормализовать отношения с целым рядом капиталистических стран. Но китайский вождь Мао Цзэдун воспринял эти действия как предательство идейных учений Ленина и Сталина. Также присутствовал и фактор соперничества за главенство над странами, входившими в социалистический лагерь.

Впервые серьезный кризис в советско-китайских отношениях наметился в 1956 году, когда СССР участвовал в подавлении народных волнений в Венгрии и Польше. Тогда Мао осудил эти действия Москвы. На ухудшение ситуации между двумя странами повлиял и отзыв советских специалистов, которые находились в Китае и помогали ему успешно развивать как экономику, так и вооруженные силы. Сделано это было из-за многочисленных провокаций со стороны КНР.

Ко всему прочему Мао Цзэдун был весьма обеспокоен тем, что на территории Западного Китая, а конкретно в Синьцзяне еще располагались советские войска, остававшиеся там с 1934 года. Дело в том, что солдаты Красной армии брали участие в подавлении мусульманского восстания на этих землях. Великий кормчий, как называли Мао, опасался, что эти территории отойдут к СССР.

Ко второй половине 60-х годов, когда Хрущева отстранили от занимаемой им должности, положение и вовсе стало критическим. Об этом свидетельствует то обстоятельство, что перед тем, как начался конфликт на острове Даманский, дипломатические отношения двух стран существовали на уровне лишь временных поверенных.

Пограничные провокации

Именно после отстранения Хрущева от власти обстановка на острове стала накаляться. Китайцы начали посылать на приграничные малонаселенные территории свои так называемые сельскохозяйственные дивизии. Они напоминали аракчеевские военные поселения, действовавшие при Николае I, которые были способны не только полностью обеспечивать свои потребности в продовольствии, но и при возникшей необходимости защитить себя и свою землю с оружием в руках.

В начале 60-х события на острове Даманский стали развиваться стремительно. Впервые в Москву полетели доклады о том, что многочисленные группы китайских военных и гражданских лиц постоянно нарушают установленный пограничный режим и заходят на советскую территорию, откуда их выдворяют, не применяя оружия. Чаще всего это были крестьяне, которые демонстративно занимались выпасом скота или покосом травы. При этом они заявляли, что находятся якобы на территории Китая.

С каждым годом число таких провокаций увеличивалось, и они стали приобретать более угрожающий характер. Появились факты нападений хунвейбинов (активистов культурной революции) на советские пограничные патрули. Такие агрессивные действия со стороны китайцев исчислялись уже тысячами, причем в них были задействованы по нескольку сотен человек. Примером этому может служить следующее событие. Прошло всего 4 дня, как наступил 1969 год. Тогда на острове Киркинском, а теперь Цилинциньдао, китайцы устроили провокацию, в которой участвовало около 500 человек.

Групповые драки

В то время как советское правительство говорило о том, что китайцы – это братский народ, все более развивающиеся события на Даманском свидетельствовали об обратном. Всякий раз, когда пограничники двух государств случайно пересекались на спорной территории, начинались словесные перепалки, которые потом перерастали в рукопашные стычки. Обычно они заканчивались победой более сильных и крупных советских солдат и вытеснением китайцев на их сторону.

Каждый раз пограничники КНР пытались снять на пленку эти групповые драки и впоследствии применять их в пропагандистских целях. Такие попытки всегда нейтрализовались советскими пограничниками, которые, не колеблясь, избивали псевдожурналистов и конфисковывали у них отснятые пленки. Несмотря на это, китайские солдаты, фанатично преданные своему «богу» Мао Цзэдуну, опять возвращались на остров Даманский, где они могли быть снова избиты или даже убиты во имя своего великого вождя. Но стоит отметить, что такие групповые драки дальше рукопашной схватки никогда не заходили.

Подготовка Китая к войне

Каждый даже незначительный на первый взгляд пограничный конфликт накалял обстановку между КНР и СССР. Китайское руководство постоянно наращивало на близлежащих к границе территориях свои воинские части, а также специальные подразделения, формировавшие так называемую Трудовую армию. При этом строились обширные военизированные госхозы, представлявшие собой своеобразные воинские поселения.

Кроме того, из числа активных граждан формировались отряды народного ополчения. Их использовали не только для охраны границы, но и для наведения порядка во всех населенных пунктах, расположенных вблизи нее. Отряды состояли из групп местных жителей, во главе которых стояли представители общественной безопасности.

1969 год. Приграничная китайская территория шириной около 200 км получила статус запретной и отныне считалась передовой оборонительной линией. Все граждане, имеющие какие-либо родственные связи на стороне Советского Союза или симпатизирующие ему, были переселены в более отдаленные районы Китая.

Как готовился к войне СССР

Нельзя сказать, что Даманский конфликт застал Советский Союз врасплох. В ответ на наращивание китайских войск в приграничной зоне, в СССР также приступили к укреплению своих рубежей. Прежде всего, произвели передислокацию некоторых частей и соединений из центральных и западных частей страны как в Забайкалье, так и на Дальний Восток. Также приграничная полоса была усовершенствована в плане инженерных сооружений, которые были оснащены улучшенной системой технической охраны. Кроме того, проводилась усиленная боевая подготовка солдат.

Самое главное, что накануне, когда вспыхнул советско-китайский конфликт, все пограничные заставы и отдельные отряды были обеспечены большим количеством крупнокалиберных пулеметов, а также противотанковыми ручными гранатометами и другим вооружением. Имелись и бронетранспортеры БТР-60 ПБ и БТР-60 ПА. В самих погранотрядах были созданы маневренные группы.

Несмотря на все усовершенствования, средств охраны все же оказалось недостаточно. Дело в том, что назревающая война с Китаем требовала не только хорошего оснащения, но и определенных навыков и некоторого опыта по освоению этой новой техники, а также умений применить ее непосредственно в ходе военных действий.

Теперь же, спустя столько лет после того как произошел Даманский конфликт, можно сделать вывод, что руководство страны недооценило всю серьезность возникшей ситуации на границе, вследствие чего ее защитники оказались совершенно не готовы к отражению агрессии со стороны противника. Также, несмотря на резкое ухудшение отношений с китайской стороной и значительно возросшее число провокаций, возникающих у застав, командованием был отдан строгий приказ: «Не применять оружие, ни под каким предлогом!»

Начало военных действий

Советско-китайский конфликт 1969 года начался с того, что около 300 солдат армии КНР, одетые в зимнюю камуфляжную форму, перешли границу СССР. Это случилось в ночь на 2 марта. Китайцы переправились на остров Даманский. Конфликт назревал.

Надо сказать, что солдаты противника были отлично экипированы. Одежда была очень удобной и теплой, кроме того, они были в маскировочных халатах белого цвета. Такой же тканью было обернуто и их оружие. Чтобы оно не гремело, шомпола были залиты парафином. Все оружие, которое было при них, сделано в Китае, но только по советским лицензиям. Китайские солдаты вооружились карабинами СКС, автоматами АК-47 и пистолетами ТТ.

Переправившись на остров, они залегли на западном его берегу и заняли позицию на возвышенности. Сразу же после этого была налажена и телефонная связь с берегом. Ночью был снегопад, который скрыл все их следы. А они лежали до самого утра на циновках и время от времени грелись тем, что пили водку.

До того как Даманский конфликт еще не перерос в вооруженное столкновение, китайцы подготовили линию поддержки своих солдат с берега. Там были заранее оборудованы площадки для безоткатных орудий, минометов, а также крупнокалиберных пулеметов. Кроме того, здесь же находилась пехота численностью примерно до 300 человек.

У разведки советского погранотряда не было приборов для ночного наблюдения за прилегающими территориями, поэтому они совершенно не заметили никаких приготовлений к военным действиям со стороны противника. К тому же от ближайшего поста до Даманского было 800 м, да и видимость в это время была очень плохой. Даже в 9 часов утра, когда пограничный наряд, состоящий из трех человек, патрулировал остров, китайцы не были обнаружены. Нарушители границы ничем себя не выдали.

Считается, что конфликт на острове Даманский начался с того момента, когда около 10.40 на погранзаставу «Нижне-Михайловка», находящуюся в 12 км южнее, поступил доклад от военнослужащих поста наблюдения. В нем говорилось о том, что была обнаружена группа вооруженных людей, насчитывающая до 30 человек. Она двигалась со стороны границы с КНР в направлении Даманского. Начальником заставы был старший лейтенант Иван Стрельников. Он отдал приказ о выдвижении, и личный состав сел в боевые машины. Стрельников и семеро солдат поехали на ГАЗ-69, сержант В. Рабович и с ним 13 человек – на БТР-60 ПБ и группа Ю. Бабанского, состоящая из 12 пограничников, – на ГАЗ-63. Последняя машина отстала от двух других на 15 минут, так как оказалось, что у нее проблемы с двигателем.

Первые жертвы

По прибытии на место группа, возглавляемая Стрельниковым, в которую входил и фотограф Николай Петров, подошла к китайцам. Им был выражен протест по поводу незаконного пересечения границы, а также требование немедленно покинуть территорию Советского Союза. После этого кто-то из китайцев громко крикнул и первая их шеренга расступилась. Солдаты КНР открыли автоматный огонь по Стрельникову и его группе. Советские пограничники погибли на месте. Сразу из рук уже мертвого Петрова забрали кинокамеру, которой он снимал все происходящее, а вот фотоаппарат так и не заметили – солдат, падая, прикрыл его собой. Это были первые жертвы, с которых только начинался Даманский конфликт.

Вторая группа под командованием Рабовича приняла на себя неравный бой. Она отстреливалась до последнего. Скоро подоспели и остальные бойцы во главе с Ю. Бабанским. Они заняли оборону позади своих товарищей и поливали неприятеля автоматным огнем. В результате вся группа Рабовича была убита. В живых остался только чудом спасшийся рядовой Геннадий Серебров. Именно он рассказал обо всем, что случилось с его боевыми товарищами.

Группа Бабанского продолжала бой, но боеприпасы быстро кончались. Поэтому было принято решение отходить. Оставшиеся в живых пограничники на уцелевшем БТР укрылись на советской территории. А в это время к ним на выручку спешили 20 бойцов из расположенной по соседству заставы «Кулебякины сопки» во главе с Виталием Бубениным. Она находилась севернее острова Даманского на расстоянии 18 км. Поэтому подмога прибыла только к 11.30. Пограничники также вступили в бой, но силы были неравны. Поэтому их командир решил обойти китайскую засаду с тыла.

Бубенин и еще 4 солдата, погрузившись на БТР, объехали неприятеля и стали обстреливать его сзади, а остальные пограничники вели прицельный огонь с острова. Несмотря на то что китайцев было в несколько раз больше, они попали в крайне неблагоприятную ситуацию. В результате Бубенину удалось уничтожить китайский командный пункт. После этого солдаты неприятеля начали оставлять позиции, забирая с собой убитых и раненых.

Около 12.00 на остров Даманский, конфликт на котором все еще продолжался, прибыл полковник Д. Леонов. Он с основным воинским составом пограничников находился на учениях в 100 км от места боевых действий. Они также вступили в бой, и к вечеру этого же дня советским солдатам удалось отбить остров.

В этом бою погибло 32 пограничника, и 14 военнослужащих были ранены. Сколько людей потеряла китайская сторона, до сих пор остается неизвестным, так как подобная информация засекречена. По подсчетам советских пограничников, КНР недосчиталась порядка 100-150 своих солдат и офицеров.

Продолжение конфликта

А что же Москва? В этот день генсек Л. Брежнев позвонил начальнику погранвойск СССР генералу В. Матросову и поинтересовался, что это: простой конфликт или война с Китаем? Высокопоставленный военный чин должен был знать обстановку на границе, но, как оказалось, он был не в курсе. Поэтому и назвал произошедшие события простым конфликтом. Он не знал, что пограничники вот уже несколько часов держат оборону при многократном превосходстве противника не только в живой силе, но и в вооружении.

После столкновения, произошедшего 2 марта, Даманский постоянно патрулировался усиленными нарядами, а в тылу за несколько километров от острова была развернута целая мотострелковая дивизия, где кроме артиллерии имелись и реактивные установки «Град». Китай также готовился к очередному наступлению. К границе было подтянуто значительное количество военнослужащих – около 5000 человек.

Надо сказать, советские пограничники не имели никаких указаний насчет того, что же делать дальше. Не было соответствующих распоряжений ни от Генерального штаба, ни от министра обороны. В критических ситуациях молчание руководства страны было привычным делом. История СССР пестрит такими фактами. Например, возьмем самый яркий из них: в первые дни Великой Отечественной войны Сталин так и не смог выступить с обращением к советскому народу. Именно бездействием руководства СССР можно объяснить полную неразбериху в действиях военнослужащих погранзаставы 14 марта 1969 года, когда начался второй этап советско-китайского противостояния.

В 15.00 пограничники получили приказ: «Покинуть Даманский» (до сих пор неизвестно, кто же отдал это распоряжение). Как только советские военнослужащие отошли от острова, китайцы тут же начали небольшими группами перебегать на него и закреплять свои боевые позиции. А примерно в 20.00 поступил противоположный приказ: «Занять Даманский».

Неподготовленность и неразбериха царила во всем. Противоречивые приказы поступали постоянно, самые нелепые из них пограничники отказывались выполнять. В этом бою погиб полковник Демократ Леонов, пытавшийся обойти противника с тыла на новом секретном танке Т-62. Машина была подбита и утрачена. Ее пытались уничтожить из минометов, но эти действия так и не увенчались успехом – она провалилась под лед. Спустя некоторое время китайцы подняли танк на поверхность, и сейчас он находится в военном музее Пекина. Все это произошло из-за того, что полковник не знал острова, поэтому советские танки так неосмотрительно близко подошли к позициям неприятеля.

Бой закончился тем, что советской стороне пришлось применить реактивные установки «Град» против превосходящих сил противника. Это первый случай, когда было использовано подобное оружие в условиях реального боя. Именно установки «Град» и решили исход сражения. После этого наступила тишина.

Последствия

Несмотря на то что советско-китайский конфликт закончился полной победой СССР, переговоры о принадлежности Даманского длились почти 20 лет. Только в 1991 году этот остров официально стал китайским. Теперь он называется Чжэньбао, что в переводе означает «Драгоценный».

В ходе военного конфликта СССР потерял 58 человек, 4 из которых – офицеры. КНР, по разным данным, утратила от 500 до 3000 своих военнослужащих.

За проявленную отвагу пятеро пограничников удостоены звания Героя Советского Союза, трое из которых – посмертно. Еще 148 военнослужащих были отмечены другими орденами и медалями.

fb.ru

Война СССР с Китаем в 1969 году за остров Даманский

Самый большой вооруженный конфликт в XX веке между Китаем и СССР произошел в 1969 году. Впервые широкой советской общественности были продемонстрированы зверства китайских захватчиков на острове Даманский. Впрочем, подробности трагедии люди узнали только спустя много лет.

Почему китайцы издевались над пограничниками

По одной из версий, ухудшение отношений между Советским Союзом и Китаем началось после неудачных переговоров о судьбе Даманского острова, который возник на фарватере реки Уссури в результате обмеления небольшой части реки. Согласно Парижскому мирному соглашению от 1919 года государственная граница стран определялась по середине речного фарватера, но если исторические обстоятельства говорили об обратном, то границу можно было определить, исходя из первоочередности – если одна из стран первая колонизировала территорию, то ей отдавалось предпочтение при решении территориального вопроса.

Проверки на прочность

Априори предполагалось, что созданный природой остров должен был отойти под юрисдикцию китайской стороны, но из-за неудачных переговоров между Генеральным секретарем ЦК КПСС Никитой Хрущевым и руководителем КНР Мао Цзедуном, окончательный документ по этому вопросу не был подписан. Китайская сторона начала использовать «островной» вопрос для налаживания взаимоотношений с американской стороной. Ряд китайских историков утверждали, что китайцы собирались сделать американцам приятный сюрприз, показать всю серьезность разрыва взаимоотношений с СССР.

Много лет небольшой остров — 0,74 квадратных километра — был лакомым куском, который использовался для апробации тактико-психологических маневров, главной целью которых была проверка на прочность и адекватность реакции советских пограничников. Мелкие конфликты происходили здесь и раньше, но до открытого боестолкновения дело не доходило. В 1969 году китайцы совершили более пяти тысяч зарегистрированных нарушений советской границы.

Первый десант прошел незаметно

Известна секретная директива китайского военного руководства, согласно которой был разработан специальный план операции по вооруженному захвату полуострова Даманский. Первым со стороны китайцев двинулся на прорыв десант, которые в ночь с 1 на 2 марта 1969 года. Они использовали создавшиеся погодные условия. Пошел сильный снегопад, который позволил незаметно пройти по замерзшей реке Уссури 77 китайским военным. Они были одеты в белые маскировочные халаты и вооружены автоматами Калашникова. Эта группа смогла перейти границу так скрытно, что ее проход был незамечен. И только вторая группа китайцев в количестве 33 человек была обнаружена наблюдателем — советским пограничником. Сообщение о крупном нарушении было передано на 2-ю Нижне-Михайловскую заставу, относящуюся к Иманскому погранотряду.

С собой пограничники взяли кинооператора – рядовой Николай Петров до последнего снимал происходящие события на фотокамеру. Но пограничник не имели точного представления о количестве нарушителей. Предполагалось, что их число не превышает трех десятков. Поэтому на ее ликвидацию отправили 32 советских пограничника. Потом они разделились и выдвинулись в район нарушения двумя группами. Задача первой – обезвредить мирным путем нарушителей, задача второй – обеспечить надежное прикрытие. Первую группу возглавил двадцативосьмилетний Иван Стрельников, который уже готовился к поступлению в военную академию в Москве. В качестве прикрытия вторую группу возглавил сержант Владимир Рабович.

Китайцы заранее четко представляли себе задачу по уничтожению советских пограничников. Тогда как советские пограничники планировали урегулировать конфликт мирным путем, как это было не раз: ведь в этом районе постоянно происходили мелкие нарушения.

Поднятая китайская рука – сигнал к атаке

Стрельникову как самому опытному командиру и начальнику заставы было приказано провести переговоры. Когда Иван Стрельников подошел к нарушителям и предложил по мирному покинуть советскую территорию, китайский офицер поднял руку – это был сигнал к открытию огня — первая шеренга китайцев сделала первый залп. Стрельников погиб первым. Семь пограничников, сопровождающих Стрельникова, погибли почти сразу же.

Все происходящие снимал до последней минуты рядовой Петров.

Седые волосы и выколотые глаза

Прикрывающая группа Рабовича не смогла прийти на помощь своим товарищам: они попали в засаду и погибали один за другим. Все пограничники были убиты. Китайцы уже над мертвым пограничником глумились со всей изощренностью. На фотографиях видно, что у него выколоты глаза, изуродовано штыками лицо.

Оставшегося в живых ефрейтора Павла Акулова ждала страшная участь – пытки и мучительная смерть. Они захватили его в плен, долгое время пытали, а потом выбросили на советскую территорию из вертолета лишь в апреле. На теле погибшего медики насчитали 28 колотых ран, видно было, что его долго пытали – все волосы на голове были выдернуты, а небольшая прядь была вся седая.

Правда, одному советскому пограничнику в этом бою довелось уцелеть. Рядовой Геннадий Серебров получил тяжелое ранение в спину, потерял сознание, а повторный удар штыком в грудь оказался не смертельный. Ему удалось выжить и дождаться помощи от своих товарищей: командир соседний заставы Виталий Бубенин и его подчиненные, а также группа младшего сержанта Виталия Бабанского смогли оказать серьезное сопротивление китайской стороне. Имея небольшой запас сил и вооружения, они вынудили китайцев отступить.

31 погибший пограничник ценой своей жизни оказали достойное сопротивление неприятелю.

Лосик и «Град» остановили конфликт

Второй виток конфликта произошел 14 марта. К этому времени китайские военные развернули пяти тысячный полк, советская сторона — 135-ю мотострелковую дивизию, оснащенную установками «Град», которые были применены после получения ряда противоречивых приказов: партийное руководство – Политбюро ЦК КПСС — настоятельно требовало убрать и не вводить советские войска на остров. И как только это было выполнено, сразу же территорию заняли китайцы. Тогда командующий Дальневосточным военным округом Олег Лосик, прошедший вторую мировую войну, приказал открыть по неприятелю огонь реактивной системой залпового огня «Град»: за один залп – 40 снарядов в течение 20 секунд были способны уничтожить противника в радиусе четырех гектаров. После такого обстрела никаких широкомасштабных боевых действий китайские военные больше не предпринимали.

Окончательную точку в конфликте поставили политики двух стран: уже в сентябре 1969 года было достигнуто соглашение, что ни китайские, ни советские войска не будут занимать спорный остров. Это означало, что де-факто Даманский перешел к Китаю, в 1991 году де-юре остров стал китайским.

источник

Другие интересные статьи

whatthefact.ru

Даманский Конфликт 1969 Года, Причины, Даты, Краткая История, Герои, Ветераны и Карта, Пограничный Остров с Китаем

Предпосылки конфликта

История зарождения конфликта уходит корнями в 1860 год, когда Китай (тогда ещё империя Цин) уступил России по Айгунскому и Пекинскому договорам обширные земли в Средней Азии и Приморье.

Айгунский договор

После Второй мировой войны на Дальнем Востоке СССР получил весьма надёжного и преданного союзника в виде Китайской Народной Республики. Советская помощь в войне с Японией 1937-1945 гг. и в гражданской войне в Китае против сил Гоминьдана сделали китайских коммунистов весьма лояльными по отношению к Советскому Союзу. СССР же, в свою очередь, охотно использовал выгоды создавшейся стратегической ситуации.

Однако уже в 1950 году мир на Дальнем Востоке был разрушен вспыхнувшей в Корее войной. Эта война являлась логическим следствием начавшейся четырьмя годами ранее Холодной войны. Стремление двух сверхдержав – СССР и США – объединить Корейский полуостров под властью дружественного режима привёл к кровопролитию.

Первоначально успех всецело был на стороне коммунистической Кореи. Её войска сумели сломить сопротивление немногочисленной армии Юга и устремились вглубь Южной Кореи. Однако на помощь последним вскоре пришли силы США и ООН, вследствие чего наступление остановилось. Уже осенью 1950 года был высажен десант в районе столицы КНДР – города Сеул, в связи с чем северокорейская армия начала поспешное отступление. Война грозила завершиться поражением Севера уже в октябре 1950 года.

Китайцы в Корейской войне

В этой ситуации как никогда возросла угроза появления у границ Китая капиталистического и явно не дружественного государства. Призрак гражданской войны ещё висел над КНР, поэтому было принято решение вмешаться в войну в Корее на стороне коммунистических сил.

В результате Китай стал «неофициальным» участником конфликта, и ход войны вновь изменился. За весьма короткое время линия фронта вновь опустилась на 38-ю параллель, практически совпадавшую с демаркационной линией до войны. Здесь же фронт и остановился вплоть до окончания конфликта в 1953 году.

После Корейской войны в советско-китайских отношениях наиболее заметным стало стремление Китая выйти из-под «сюзеренитета» СССР, чтобы вести свою собственную, полностью независимую внешнюю политику. И повод не заставил себя ждать.

Разрыв между СССР и Китаем

В 1956 году в Москве прошел ХХ съезд КПСС. Итогом его стал отказ советского руководства от культа личности И. В. Сталина и фактически изменение внешнеполитической доктрины страны. В Китае пристально следили за этими переменами, но восторга от них не испытывали. В конечном итоге Хрущёв и его аппарат были объявлены в Китае ревизионистами, а руководство китайской компартии круто изменило внешнеполитический курс государства.

Тот период в Китае называют началом «войны идей между Китаем и СССР». Китайское руководство выдвигало к Советскому Союзу целый ряд требований (например, аннексия Монголии, передача ядерного оружия и т.п.) и в то же время пыталось показать США и другим капиталистическим странам, что КНР является не меньшим противником СССР, чем они.

Разрыв между Советским Союзом и Китаем ширился и углублялся. В этой связи из КНР были вывезены все работавшие там советские специалисты. В высших эшелонах СССР росло раздражение по поводу внешней политикой «маоистов» (так называли последователей политики Мао Цзэдуна). На китайской границе советское руководство было вынуждено держать весьма внушительную группировку, отдавая себе отчёт в непредсказуемости китайского правительства.

В 1968 году в Чехословакии произошли события, позже получившие название «Пражской весны». Смена политического курса правительства страны привела к тому, что уже в конце августа того же года советское руководство было вынуждено вмешаться в данный процесс во избежание начала развала Варшавского договора. В Чехословакию были введены войска СССР и других стран Варшавского договора.

Китайское руководство осудило действия советской стороны, вследствие чего отношения между странами предельно ухудшились. Но как оказалось, самое худшее было ещё впереди. К марту 1969 года ситуация для военного конфликта полностью назрела. Ее подогревали имевшие место в огромном количестве ещё с начала 1960-х провокации с китайской стороны. На советскую территорию зачастую заходили не только китайские военные, но и крестьяне, демонстративно занимавшиеся на глазах у советских пограничников хозяйственной деятельностью. Тем не менее, все нарушители выдворялись обратно без применения оружия.

К концу 1960-х в районе острова Даманский и на других участках советско-китайской границы происходили и полноценные столкновения с участием военнослужащих обеих сторон. Масштаб и дерзость провокаций неуклонно росли.

Китайское руководство преследовало цели не только и не столько военной победы, сколько наглядной демонстрации руководству США, что КНР является противником СССР, и следовательно, может быть если не союзником, то как минимум надёжным партнёром Соединённых Штатов.

Бои 2 марта 1969 года

Китайские солдаты. За несколько минут до начала боёв.

В ночь с 1 на 2 марта 1969 года группа китайских военнослужащих численностью от 70 до 80 человек переправилась через реку Уссури и высадилась на западном берегу острова Даманский. Вплоть до 10:20 утра группа оставалась незамеченной советской стороной, вследствие чего китайские солдаты имели возможность провести рекогносцировку и спланировать дальнейшие действия, исходя из обстановки.

Примерно в 10 часов 20 минут утра 2 марта советский пост наблюдения заметил группу китайских военнослужащих на советской территории. К месту нарушения границы СССР выехала группа пограничников во главе с начальником 2-й заставы «Нижне-Михайловка» старшим лейтенантом И. Стрельниковым. По прибытии на остров группа разделилась. Первая часть под командованием И. Стрельникова двинулась в направлении китайских военнослужащих, стоявших на льду у юго-западной оконечности острова Даманский; другая группа под командованием сержанта В. Рабовича двинулась вдоль берега острова, отсекая группу китайских военнослужащих, продвигавшихся вглубь Даманского.

И. Стрельников

Примерно через 5 минут группа Стрельникова подошла к китайским военнослужащим. И. Стрельников выразил им протест в связи с нарушением государственной границы СССР, однако китайцы в ответ внезапно открыли огонь. В это же время другая группа китайских солдат открыла огонь по группе В. Рабовича, вследствие чего советские пограничники были застигнуты врасплох. В скоротечном бою обе советские группы были почти полностью уничтожены.

Стрельбу на острове услышал начальник соседней 1-й заставы «Кулебякины Сопки» старший лейтенант В. Бубенин. Он принял решение выдвинуться с 23 бойцами на БТР в сторону Даманского на помощь соседям. Однако подойдя к острову, группа старшего лейтенанта была вынуждена занять оборону, потому что китайские войска перешли в наступление с целью овладеть островом Даманский. Тем не менее, советские военнослужащие мужественно и упорно обороняли территорию, не позволяя противнику сбросить их в реку.

В. Бубенин

Понимая, что долго подобное положение дел продолжаться не может, старший лейтенант Бубенин принял весьма храброе решение, которое по сути и решило исход боёв за остров Даманский 2 марта. Суть его заключалась в рейде в тыл китайской группы с целью ее дезорганизации. На БТР-60ПБ В. Бубенин направился в тыл китайцам, огибая северную часть острова Даманский, нанося при этом противнику серьёзный урон. Однако БТР Бубенина вскоре был подбит, в результате чего командир принял решение добраться до БТР убитого старшего лейтенанта И. Стрельникова. Этот замысел удался, и вскоре В. Бубенин продолжил движение вдоль порядков китайских войск, нанося противнику потери. Так, в результате данного рейда также был уничтожен китайский командный пункт, но вскоре и второй БТР был подбит.

Командовал группой оставшихся в живых пограничников младший сержант Ю. Бабанский. Их китайцам вытеснить с острова так и не удалось, и уже в 13 часов нарушители начали отвод войск с острова.

В результате боёв 2 марта 1969 года на острове Даманском советские войска потеряли 31 человека убитым и 14 ранеными. Китайская же сторона, по советским данным, потеряла 39 человек убитыми.

Ситуация 2-14 марта 1969 года

Сразу после окончания боёв на острове Даманский сюда прибыло командование Иманского пограничного отряда для планирования дальнейших действий и пресечения дальнейших провокаций. В результате было принято решение об усилении пограничных нарядов на острове, переброске дополнительных сил пограничников. Вдобавок к этому в районе острова была развёрнута 135-я мотострелковая дивизия, усиленная новейшими установками залпового огня «Град». В это же время с китайской стороны для дальнейших действий против советских войск был развёрнут 24-й пехотный полк.

Китайский солдат

Однако стороны не ограничивались военными маневрами. 3 марта 1969 года у советского посольства в Пекине прошла демонстрация. Участники её требовали от советского руководства «прекратить агрессивные действия против китайского народа». В то же время китайские газеты публиковали лживые и пропагандистские материалы, утверждающие, что советские войска якобы вторглись на территорию Китая и обстреляли китайские войска.

С советской стороны была опубликована статья в газете «Правда», в которой клеймили позором китайских провокаторов. Там более достоверно и объективно описывался ход событий. 7 марта китайское посольство в Москве было пикетировано, демонстранты забросали его пузырьками с чернилами.

Таким образом, события 2-14 марта по сути не изменили хода событий, и стало ясно, что новые провокации на советско-китайской границе не за горами.

Карта боёв

Бои 14-15 марта 1969 года

В 15 часов 14 марта 1969 года советские войска получили приказ оставить остров Даманский. Сразу после этого остров начали занимать китайские военнослужащие. Чтобы не допустить этого, советской стороной на Даманский были направлены 8 БТРов, увидев которые, китайцы немедленно отошли на свой берег.

К вечеру того же дня советским пограничникам был дан приказ занять остров. Вскоре после этого группа под командованием подполковника Е. Яншина выполнила приказ. Утром 15 марта по советским войскам внезапно открыли огонь от 30 до 60 стволов китайской артиллерии, после чего три роты китайцев перешли в наступление. Тем не менее, противнику не удалось сломить сопротивление советских войск и овладеть островом.

Однако ситуация становилась критической. Чтобы не позволить уничтожить группу Яншина, на помощь к ней выдвинулась другая группа под командованием полковника Д. Леонова, которая и вступила во встречный бой с китайцами у южной оконечности острова. В этом бою полковник погиб, но ценой серьёзных потерь его группа сумела удержать занятые позиции и нанести значительный урон войскам противника.

Спустя два часа израсходовавшие боеприпасы советские войска были вынуждены начать отход с острова. Пользуясь численным преимуществом, китайцы начали снова занимать остров. Однако в это же время советским руководством было принято решение о нанесении огневого удара по силам противника из установок «Град», что и было сделано примерно в 17 часов. Результат артудара оказался просто ошеломителен: китайцы понесли огромные потери, были выведены из строя их миномёты, орудия, почти полностью уничтожены боеприпасы и подкрепление, находившиеся на острове.

Через 10-20 минут после артподготовки в наступление перешли мотострелки вместе с пограничниками под командованием подполковников Смирнова и Константинова, и китайские войска спешно оставили остров. Примерно в 19:00 китайцы предприняли ряд контратак, которые довольно быстро захлебнулись, в результате чего положение практически не изменилось.

В результате событий 14-15 марта советские войска понесли потери в 27 человек убитыми и 80 ранеными. Китайские потери были строго засекречены, но ориентировочно можно сказать, что они составляют от 60 до 200 человек. Основную часть этих потерь китайцы понесли от огня реактивных установок залпового огня «Град».

Пяти советским военнослужащим за героизм, проявленный в боях на острове Даманский, было присвоено звание Героя Советского Союза. Это полковник Д. Леонов (посмертно), старший лейтенант И. Стрельников (посмертно), младший сержант В. Орехов (посмертно), старший лейтенант В. Бубенин, младший сержант Ю. Бабанский. Также примерно 150 человек было награждено другими правительственными наградами.

Последствия конфликта

Сразу после окончания боёв за остров Даманский советские войска были отведены за реку Уссури. Вскоре лёд на реке тронулся, и переправа для советских пограничников была весьма затруднена, чем и воспользовались китайские военнослужащие. При этом контакты между советскими и китайскими войсками сводились лишь к автоматно-пулемётным перестрелкам, конец которым был положен в сентябре 1969 года. К этому времени китайцы фактически заняли остров.

Тем не менее, провокации на советско-китайской границе после конфликта на острове Даманский не прекратились. Так, уже в августе того же года произошёл другой крупный советско-китайский пограничный конфликт – инцидент у озера Жаланашколь. В итоге отношения между двумя государствами достигли поистине критической отметки – ядерная война между СССР и КНР была близка как никогда .

Ещё одним результатом пограничного конфликта на острове Даманский стало то, что китайское руководство осознало, что продолжать агрессивную политику в отношении северного соседа нельзя. Удручающее состояние китайской армии, лишний раз вскрывшееся в ходе конфликта, лишь усилило эту догадку.

Итогом этого пограничного конфликта стало изменение государственной границы между СССР и Китаем, вследствие чего остров Даманский перешёл под власть КНР.

militaryarms.ru

Военный конфликт СССР и Китая в районе о. Даманский 1969 — История России

ОБОСТРЕНИЕ СОВЕТСКО-КИТАЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Советское руководство не сумело воспользоваться снятием Хрущева для нормализации отношений с Китаем. Напротив, при Брежневе они еще более ухудшились. Вина за это ложится на обе стороны — со второй половины 1966 г. китайское руководство во главе с Мао Цзедуном организовало целый ряд провокаций на транспорте и советско-китайской границе. Заявляя, что эта граница была насильственно установлена российским царским правительством, оно предъявило претензии на несколько тысяч квадратных километров советской территории. Особенно острым было положение на речной границе по Амуру и Уссури, где за сотню лет после подписания договора о границе изменился фарватер реки, некоторые острова исчезли, другие приблизились к противоположному берегу.

Кровавые события произошли в марте 1969 г. на острове Даманский на р. Уссури, где китайцы обстреляли советский пограничный наряд, убив несколько человек. Крупные китайские силы высадились на острове, будучи хорошо подготовленными к ведению боевых действий. Попытки восстановить положение с помощью советских мотострелковых подразделений успеха не имела. Тогда советское командование применило систему залпового огня «Град». Китайцы были фактически уничтожены на этом небольшом острове (длиной около 1700 м и шириной 500 м). Их потери исчислялись тысячами. На этом активные боевые действия фактически прекратились.

Но с мая по сентябрь 1969 г. советские пограничники более 300 раз открывали огонь по нарушителям в районе Даманского. В боях за остров с 2 по 16 марта 1969 г. погибли 58 советских воинов, 94 получили тяжелые ранения. За проявленный героизм четверо военнослужащих получили звание Героя Советского Союза. Сражение за Даманский стали первым со времен Второй мировой войны серьезным столкновением Вооруженных Сил СССР с регулярными частями другой крупной державы. Москва, несмотря на свою локальную победу, решила не обострять конфликт и отдать остров Даманский Китайской Народной Республике. Китайская сторона впоследствии засыпала протоку отделяющую остров от их берега, и с тех пор он стал частью Китая.

11 сентября 1969 г. по советской инициативе состоялась встреча глав правительств СССР (А.Н. Косыгина) и КНР (Чжоу Эньлая), после которой в Пекине начались затяжные переговоры по пограничным вопросам. После 40 заседаний в июне 1972 г. они были прерваны. Китайское правительство предпочло улучшить отношения с США, странами Западной Европы и Японией. В 1982-85 гг. попеременно в Москве и Пекине проходили советско-китайские политические консультации на уровне представителей правительств в ранге заместителей министров иностранных дел. Результатов долго не было. Советско-китайские отношения были урегулированы только к концу 80-х гг.

 

ЖИВ  МАТРОСОВ!

«Комсомольская Правда», 21 марта 1969 года

Наши специальные корреспонденты В.Игнатенко и Л. Кузнецов передают из района острова Даманский

Здесь, на передней линии, как только развеялся дым последнего боя, нам рассказали об исключительном мужестве дальневосточных моряков-пограничников. Не на дальних океанских меридианах, не в походах на суперкрейсерах и субмаринах отличились в эти дни моряки. В смертном бою с маоистскими провокаторами 2 и 15 марта плечом к плечу с офицерами и солдатами застав стояли парни в бушлатах.

Их нетрудно узнать среди военного люда пограничного района: только у моряков – черные овчинные полушубки, да шапки и фуражки с якорьками надвинуты как-то по- особенному, вроде как небрежно, но в рамках устава.

К счастью, моряки вышли из огня без потерь. Снаряды и свинцовые очереди ложились рядом, стлались над их головами. Но, живые и невредимые, поднимались в рост парни, стряхивали с себя горячую, дымящуюся землю и бросались в контратаку… Мы видели этих молодых ребят-комсомольцев, в чьих жилах течет кровь отцов, защитников легендарной Малой земли.

Об одном моряке мы хотим рассказать особо. Задолго до рассвета, 15 марта, когда налицо были все признаки подготовки новой провокации у Даманского, капитан Владимир Матросов занял наблюдательный пост на косе в нескольких метрах от пологого берега острова. Ему было видно, как на китайском берегу в предрассветных сумерках суетливо возились провокаторы. Время от времени доносились надсадные звуки моторов: это, должно быть, подвозили на огневые рубежи пушки. Потом снова тишина, вязкая, холодная.

Через несколько часов с китайской стороны ударила первая очередь, потом – вторая, разорвались первые снаряды… Цепями на Даманский бросились маоисты. Заговорили наши огневые средства, на остров двинулся авангард советских пограничников.

— Я «Обрыв»! Я «Обрыв»! Как слышите? Противник в южной части острова, — кричал Матросов в радиотелефон. Это настал черед его боевой задачи. – Как поняли?

— Я «Бурав». Вас поняли!

Через минуту наш огонь стал точнее, китайцы дрогнули.

— Я «Обрыв»! Я «Обрыв»! Противник переместился северо-восточней. – Матросов не успел договорить: рядом ударила мина. Он упал на снег. Пронесло! И телефон цел.

— Я «Обрыв»! Я «Обрыв»! – продолжал Володя. – Как меня поняли?

И снова дрогнула земля. Снова упругая волна толкнула моряка. И снова лишь пришлось стряхивать с себя землю.

Потом Матросов привык. Правда, у него не проходило неприятное чувство, что кто-то невидимый с того берега следят за ним, словно знает, как многое сейчас зависит от его, Володиной, корректировки огня. Но снова в эфир летели позывные «Обрыва»…

Он видел, как сражаются на острове наши пограничники. И если вдруг кто-то из наших спотыкался и падал, он знал: это маоцзэдуновский свинец бросил солдата на землю. Это был уже второй бой в жизни Матросова…

Несколько часов держал связь с командным пунктом капитан Матросов. И все это время он был эпицентром огневого шквала.

Владимир, можно сказать, пограничник с пеленок. Отец его, Степан Михайлович, только недавно вышел на пенсию в чине полковника пограничных войск, и младший Матросов, сколько себя помнит, все время жил на краешках родной земли, на заставах. С детства он познал тревоги переднего края, и этот край заронил в его душе добрые семена мужественности и добра, и со временем, окрепнув, эти семена пошли в рост. Когда Владимиру настало время выбирать судьбу, сомнений не было: он выбрал дорогу отца. Учился, стал офицером. Сейчас ему 31-й год. Он коммунист. Пограничную закалку перед назначением в этот район получил на Курилах. Наверное, не один из одиннадцати матросов, участников боя на Даманском, сейчас мечтает получить партийную рекомендацию Матросова. Ведь коммунистом Владимир стал в их возрасте, и первое боевое крещение они прошли вместе: коммунист и комсомольцы.

В дивизионе старшие офицеры нам сказали: «Вы обратили внимание, как похож наш Матросов…» И мы, не дослушав, согласились: «Да, очень он похож на того легендарного Александра Матросова». Все получается вроде как нарочно. Вроде журналистский ход обнажен до предела. Но нет, важнее не эта удивительная внешняя схожесть. Во сто крат ярче видится родство их характеров – героических, истинно русских. Важнее тождество их высокого духа, огненность их сердца в трудный час.

Историки Великой Отечественной войны находят новые свидетельства о многих подвигах рядовых, сержантов, офицеров, повторивших подвиг Матросова. Они погибли славно, и они становились бессмертными, ибо есть в русском воине эта «матросовская» жилка, этот настрой на победу даже ценой своей жизни.

Жив Матросов Владимир!

Пусть он счастливо живет до глубокой старости. Пусть будет мир и лад в его доме, где растут дочки: второклассница Света и пятилетняя Катя. Пусть у них всегда будет папа…

Н-ский дивизион морских пограничников
Краснознаменного Тихоокеанского
пограничного округа, 20 марта

 

ЮРИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ БАБАНСКИЙ

Бабанский Юрий Васильевич — командир отделения пограничной заставы «Нижне-Михайловская» Уссурийского ордена Трудового Красного Знамени пограничного отряда Тихоокеанского пограничного округа, младший сержант. Родился 20 декабря 1948 года в селе Красный Яр Кемеровской области. По окончании восьмилетней школы, закончил ПТУ, работал на производстве, а затем был призван в пограничные войска. Проходил службу на советско-китайской границе в Тихоокеанском пограничном округе.

Командир отделения пограничной заставы Нижне-Михайловской (остров Даманский) Уссурийского ордена Трудового Красного Знамени пограничного отряда младший сержант Бабанский Ю.В. проявил героизм и мужество во время пограничного конфликта 2 — 15 марта 1969 г. Тогда пограничники отряда впервые в истории пограничных войск после 22 июня 1941 года приняли бой с подразделениями регулярной армии сопредельного государства.  В тот день, 2 марта 1969 г. китайские провокаторы, вторгшиеся на советскую территорию, из засады расстреляли вышедшую им навстречу группу пограничников во главе с начальником заставы старшим лейтенантом Стрельниковым И.И.

Младший сержант Юрий Бабанский взял на себя командование группой оставшихся на заставе пограничников и смело повел их в атаку. Маоисты обрушили на горстку отважных огонь крупнокалиберных пулеметов и гранатометов, минометов и артиллерии. На протяжении всего боя младший сержант Бабанский умело руководил подчиненными, метко стрелял, оказывал помощь раненым. Когда противник был выбит с советской территории, Бабанский более 10 раз ходил в разведку на остров. Это Юрий Бабанский с поисковой группой нашел расстрелянную группу И.И. Стрельникова, и под дулами автоматов и пулеметов противника организовал их эвакуацию, это он со своей группой в ночь с 15 на 16 марта обнаружил тело геройски погибшего начальника погранотряда полковника Д.В. Леонова и вынес его с острова…

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1969 года младшему сержанту Ю.В. Бабанскому присвоено звание Героя Советского Союза (медаль «Золотая Звезда» № 10717).

По окончании военно-политического училища Бабанский Ю.В. продолжил службу в пограничных войсках КГБ СССР на различных офицерских должностях, в том числе и в период боевых действий в Афганистане. В 90-е годы был заместителем начальника войск Западного пограничного округа, являлся членом ЦК ВЛКСМ, избирался депутатом Верховного Совета Украины.

В настоящее время генерал-лейтенант запаса Ю.В. Бабанский — военный пенсионер, занимается общественной деятельностью. Он председатель общероссийского оргкомитета по проведению акции «Аргунская застава» и одновременно является председателем общественной организации «Союз Героев», Почетный гражданин Кемеровской области. Проживает в Москве.

 

СТРАНА ЕЩЕ НЕ ЗНАЛА

…Любили на заставе огневую подготовку. Часто выезжали на стрельбы. А времени в последние месяцы для учебы становилось все меньше и меньше. Хунвэйбины не давали покоя.

С детства учили Юрия Бабанского считать китайцев братьями. Но когда он впервые увидел разъяренную улюлюкающую толпу, размахивающую дубинами и оружием, выкрикивающую антисоветские лозунги, он не мог понять, что происходит. Не сразу научился он понимать, что вера в свята узы братства растоптана маоистами, что люди, обманутые кликой Мао, способны на любое преступление. Китайцы устраивали демонстрации с лозунгами «великого кормчего». Потом лезли с кулаками на советских пограничников. «Вот как их одурачили, — думал Бабанский. — А ведь отцы наших ребят боролись за освобождение Китая и гибли за Народный Китай». Был строгий приказ: не поддаваться на провокации. Автоматы за спину. И только мужество, выдержка советских пограничников не позволяли превратить инциденты в кровавый конфликт.

Маоисты действовали все наглее. Почти ежедневно по утрам они выходили на лед Уссури, вели себя развязно. провокационно.

2 марта 1969 года пограничники, как обычно, должны были выдворить восвояси разбушевавшихся маоистов, пересекших границу. Как всегда, вышел им навстречу начальник заставы Иван Иванович Стрельников. Тишина. Слышно только, как поскрипывает под валенками снег. Это были последние минуты тишины.  Бабанский взбежал на бугор и огляделся. Из группы прикрытия за ним бежали только Кузнецов и Козусь. «Оторвался от ребят». Впереди, чуть правее, стояла первая группа пограничников — та, что шла за Стрельниковым. Начальник заставы предъявлял китайцам протест, требуя покинуть советскую территорию.

И вдруг сухую морозную тишину острова вспороли два выстрела. За ними — частые автоматные очереди. Бабанский не поверил. Не хотел верить. Но снег уже обжигали пули, и он видел, как один за другим падали пограничники из группы Стрельникова. Бабанский рванул из-за спины автомат, примкнул магазин:

-Ложись! Огонь! — скомандовал он и короткими очередями начал косить тех, кто только что в упор расстреливал его товарищей. Пули свистели рядом, а он стрелял и стрелял. В азарте боя не заметил, как израсходовал все патроны.

— Кузнецов, — позвал он пограничника, — дай магазин!

— А мне?

— Подвезут. Всем хватит. Будь слева, а я к дереву.

Он припал на колено, вскинул автомат и повел из-за дерева прицельный огонь. Хладнокровно, расчетливо. Есть! Один, второй, третий…

Существует невидимая связь между стрелком и целью, как будто ты посылаешь пулю не из автомата, а из собственного сердца и она поражает противника. Он так увлекся, что сержанту Козусю пришлось кричать несколько раз:

— Юрка! Кто это в маскхалатах, наши или китайцы?

Козусь вел огонь справа от Бабанского, на него двигалась большая группа маоистов, с вечера укрывшаяся на острове. Они шли напрямик. Расстояние сокращалось с каждой минутой. Козусь выпустил несколько очередей и только успел подумать, что патронов маловато, как услышал команду Бабанского: «Экономь патроны!» и перевел рычаг на одиночный огонь.

— Козусь! Смотри, чтобы не обошли справа!

Как и Бабанский, он не оставался на месте, менял позиции и вел прицельный огонь. Патроны кончались.

— Кузнецов! А Кузнецов! — позвал он и посмотрел туда, откуда только что стрелял пограничник. Кузнецов сидел, согнувшись, положив голову на ладони. Лицо обескровленное, чуть закушена нижняя губа. Безжизненные глаза. Спазма сжала горло, но горевать было некогда. Взял у Кузнецова остатки патронов. И тут прямо перед собой, метрах в тридцати, он увидел китайский пулемет. Бабанский выстрелил, сразил пулеметчика. Теперь надо помочь Козусю. Бабанский действовал стремительно, точно. Простреливал протоку и вел огонь по наступавшему справа противнику. У китайского пулемета снова появился солдат. Юрий опять выстрелил. Он радовался тому, что пулемет так и не выпустил ни одной очереди.

— Козусь! Прикрой! — хрипло скомандовал Бабанский и пополз к своей группе, залегшей в низине. Он полз по изрытому, почерневшему от огня и железа острову. Выли, свистели мины, ухали взрывы. В голове мелькало: «Как ребята? Живы ли? Сколько еще смогут продержаться? Главное — боеприпасы…» Ребята лежали в низине, прижатые огнем. Бабанский не успел ощутить страх — в нем была только ярость. Хотелось стрелять, уничтожать убийц. Он скомандовал пограничникам:

— Размахнин, к дереву! Наблюдать! Бикузин! Веди огонь в сторону бруствера!

Пограничники залегли полукольцом, в шести метрах руг от друга. Патроны поделили поровну. По пять-шесть на брата. Рвались снаряды, мины. Казалось, оторвись от земли — и нет тебя. Одна пуля просвистела над ухом Бабанского. «Снайпер, — пронеслось в голове. — Осторожнее надо». Но прикрывавший его Козусь уже снял китайского стрелка. Неожиданно огонь утих. Готовясь к новой атаке, китайцы перегруппировывались. Бабанский решил воспользоваться этим:

— По одному, дистанция восемь — десять метров, перебежками к створным знакам! Ежов — к БТР! Пусть поддержит!

Бабанский не знал еще, что русло реки простреливается. Не знал, успел ли посланный им к розетке Еремин («Пусть пришлют патронов!») сообщить на заставу распоряжение командира. Маоисты напирали. Пять советских пограничников во главе с младшим сержантом Юрием Бабанским против батальона противника. Пограничники заняли более выгодную позицию — у створных знаков. До китайцев не более сотни метров. Они открыли шквальный огонь. Этот огонь поддержала с берега минометная батарея. Впервые для двадцатилетних парней вооруженная схватка стала реальностью: жизнь рядом со смертью, гуманность рядом с вероломствам. Ты против врага. И ты должен защищать справедливость, ты должен защищать свою родную землю.

— Ребята, подмога придет! Бубенин должен подойти. Стоять надо, ведь наша земля!

И Бубенин пришел им на помощь. На своем бронетранспортере он вторгся в тыл китайцам, внес панику в их ряды и по существу решил исход боя. Бабанский не видел бронетранспортера, он только слышал гул его моторов на реке, прямо против них, и понял, почему дрогнул, отхлынул назад противник.

— Перебежками за мной! — скомандовал Юрий и повел бойцов к северной части острова, где вели бой подоспевшие бубенинцы. «Пять автоматов — это тоже сила!» Бабанский упал, замер, потом пополз. Пули свистели со всех сторон. Тело напряглось. Хоть бы какая выбоинка, воронка — нет, скатертью раскинулся заснеженный луг. Видно, не суждено было погибнуть Юрию Бабанскому, видно, «в тельняшке родился». И на этот раз снаряды и мины пощадили его. Он добрался до кустов, огляделся: ребята ползут следом. Увидел: с советского берега развернутой цепью шла подмога. Бабанский облегченно вздохнул. Хотелось курить. Не сразу нашлись у кого-то две сигареты. Он выкурил их одну за другой. Напряжение боя еще не спало. Он еще жил азартом борьбы: подбирал раненых, искал убитых, выносил их с поля боя. Ему казалось, он оцепенел, не способен чувствовать. Но слезы выступили на глазах, когда увидел изуродованное китайцами лицо Коли Дергача — земляка, друга. Поздно вечером, вконец уставший, он включил на заставе радио. В эфире звучала музыка. Это казалось немыслимым, невозможным, неестественным. А потом вдруг по-новому открылся смысл пограничной службы: ради того, чтобы мирно спали дети, ради того, чтобы звучала вот эта музыка, ради жизни, счастья, справедливости стоят парни в зеленых фуражках на границе. Стоят насмерть. Страна еще не знала о том, что произошло на Даманском…

В. Голанд. Из сборника очерков «Герои Уссури» (Библиотечка журнала «Пограничник» № 4 (22) 1969 г.). М., 1969

 

НАСТУПИЛА ТИШИНА

Стало ясно, что введенных в бой сил не хватает, и китайцы значительно превосходят отряды пограничников и армейцев численно. Неудача контратаки и потеря новейшей боевой машины Т-62 с секретной аппаратурой убедили, наконец, советское командование в том, что введенных в бой сил недостаточно для победы над китайской стороной. Тогда в дело вступили силы развернутой вдоль реки 135-й мотострелковой дивизии, командование которой в 17.00, в нарушение инструкции Политбюро ЦК КПСС не вводить в конфликт советские войска, отдало приказ своей артиллерии (в том числе отдельному реактивному дивизиону БМ-21 «Град») открыть огонь по позициям китайцев на острове. Это был первый случай применения в бою ракетных установок «Град», удар которых решил исход сражения. Наступила тишина.

Не обошлось без курьезов. Из воспоминаний участника событий Юрия Витальевича Сологуба, полковника в отставке: «Штаб ракетных войск и артиллерии (РВиА) округа, а не штаб дивизиона, как должно было быть, произвел расчеты, выдал данные для стрельбы на огневые позиции. 18 боевых машин дали залп, и 720 стокилограммовых реактивных снарядов (РС) ушли к цели за несколько минут! Но когда развеялся дым, то все увидели, что в остров не попали ни одним снарядом! Все 720 РС улетели на 5-7 км дальше, в глубь китайской территории, и разнесли деревню со всеми штабами, тылами, госпиталями, со всем, что там находилось в это время! Потому и наступила тишина, что китайцы такой наглости от нас не ожидали!»

В. Яременко. Горячий остров

histrf.ru

ГЛАВА 37 КОНФЛИКТЫ НА СОВЕТСКО-КИТАЙСКОЙ ГРАНИЦЕ

ГЛАВА 37

КОНФЛИКТЫ НА СОВЕТСКО-КИТАЙСКОЙ ГРАНИЦЕ

Начало конфликту с Китаем положил Н.С. Хрущев своим знаменитым «секретным» докладом XX съезду. Трагикомическая кампания по «борьбе с культом личности», развернувшаяся в конце 1950-х — начале 1960-х годов, нанесла огромный вред СССР.

Европейские «страны народной демократии» были вынуждены слепо следовать за изменением «генеральной линии КПСС». Но китайское руководство отказалось это делать. Мало того, они использовали защиту Сталина от поношений Хрущева в борьбе за лидерство в мировом коммунистическом движении.

Было, разумеется, много других причин для ухудшения отношений между СССР и КНР. Так, Хрущев отказался передать КНР технологию изготовления ядерного оружия, несмотря на имевшийся договор. Спору нет, нераспространение ядерного оружия — цель вполне оправданная, но не в отношении великих государств. И в 1964 г. Китай самостоятельно изготовил и испытал свою первую атомную бомбу.

С начала 1930-х годов между СССР и Китаем накопилось много нерешенных пограничных проблем. В 1950-х годах во время дружественных Отношений с проблемами этими худо-бедно мирились, но после ухудшения отношений в начале 1960-х годов они стали серьезно отравлять обстановку.

Первоначально руководство КНР стало высказывать свои территориальные претензии на чисто азиатский манер. В конце июня 1960 г. в районе перевала Буз-Айтыр скотоводы с территории Китая перешли государственную границу СССР. Несмотря на требования наших пограничников, они отказались вернуться в КНР и продолжали пасти скот на нашей территории, пока не выпал снег. Когда советские пограничники спросили скотоводов, почему и теперь, когда им уже нечем кормить скот, они не идут домой, старший — председатель народной коммуны — признался, что переход был совершен по прямому указанию провинциальной администрации и они боятся без разрешения возвращаться обратно. В конце концов, благодаря терпеливой позиции СССР инцидент был улажен.

26 октября 1962 г. народный комитет провинции Хэйлунцзян направил пограничным постам, уездным и городским народным комитетам закрытую директиву о том, что рыбаки должны вести лов на принадлежащих СССР водных участках, если же советские пограничники будут показывать рыбакам географические карты, то попросту игнорировать их. Далее директивой предписывалось пограничным властям КНР ни при каких обстоятельствах не снимать рыбаков с островов на реках Амур и Уссури, советская сторона, мол, не примет насильственных мер для их выдворения. Если же это произойдет, то китайские представители должны заявить, что советская сторона вносит разлад в дружбу с КНР и действует противозаконно.

Весной 1962 г. многие из проживавших в Синьцзяне советских граждан и выходцев из России, в основном казахов и уйгуров, перешли в СССР, так как не могли больше терпеть тяжелых условий жизни и национальной дискриминации со стороны китайских властей. И это обстоятельство руководство Компартии Китая также попыталось использовать для обострения отношений с СССР. Руководители КНР знали истинные причины массового бегства некитайского населения со своей территории, но, видимо, решив, что применение силы скомпрометирует их, они избрали иную тактику. Власти в Кульдже и Чугучаке говорили гражданам, требовавшим разрешения на выезд в СССР, что те могут обойтись без виз, то есть самовольно переходить границу, и даже продавали билеты на автотранспорт до пограничных пунктов и организовали отправку багажа на почтовых машинах. В конце мая 1962 г. только из Кульджи ежедневно отправлялось 10–12 грузовиков по 40–50 человек в каждом. В нескольких километрах от границы пассажиров высаживали, и дальше они шли пешком.

Одновременно с этим китайские руководители настаивали, чтобы советские власти прибегали к насилию в отношении лиц, переходивших границу. Расчет строился так: толпы стариков, женщин и детей будут встречены штыками и пулями и возвращены в КНР, что в среде простых людей вызовет лютую ненависть к Советскому Союзу.

Еще в апреле 1962 г., когда первая группа переселенцев появилась на советской территории, и стало известно о подобном намерении многих жителей Синьцзяна, советское правительство предложило китайскому руководству принять необходимые меры и направить представителей для переговоров с беженцами. Но китайские власти категорически требовали от СССР применять силу. На это советские власти, естественно, не пошли. Тогда китайское руководство обвинило СССР в «подрывной деятельности в пограничных районах Китая», и в «подстрекательстве национальных меньшинств к отделению от Китая».

С китайской стороны последовала серия провокационных действий в отношении работников советского консульства в Синьцзяне, включая задержание и обыск наших дипломатов. Были закрыты общества местных советских граждан, а их руководители арестованы по ложным обвинениям в «антиправительственной деятельности» и нарушении законов. В Синьцзяне усилилась антисоветская пропаганда.

В таких условиях советское правительство было вынуждено закрыть советское генеральное консульство в Урмчи и консульство в Кульдже. А затем по настоянию китайской стороны было ликвидировано отделение торгпредства СССР в Урумчи.

После снятия Н.С. Хрущева в октябре 1964 г. новое советское руководство попыталось нормализовать советско-китайские отношения. Однако на переговорах, проходивших в 1964–1965 гг., обе стороны заняли непримиримые позиции по пограничным вопросам, и переговоры, естественно, закончились провалом. Затем последовало заявление китайского руководства о претензиях на 1,5 млн. кв. км советской территории. Завершением процесса разрыва двухсторонних связей стал отказ ЦК Компартии Китая от приглашения направить делегацию на XXIII съезд КПСС, о чем было заявлено в официальном письме от 22 марта 1966 г.

Развернувшаяся вскоре «культурная революция» определила и основной курс внешней политики Китая — антисоветизм. Участились случаи различного рода провокаций: беспорядки китайских граждан и сотрудников посольства КНР на Красной площади в Москве 25 января 1967 г., бесчинства хунвейбинов на аэродроме в Пекине в феврале того же года при отлете жен и детей работников советского посольства, погром на территории посольства СССР в Пекине 17 августа, задержка советских судов и грубое насилие над членами их экипажей.

Одновременно активизировались провокационные действия на советско-китайской границе. С 1964 по 1968 г. только на участке Тихоокеанского пограничного округа китайцы организовали более 6 тыс. провокаций с участием около 26 тыс. человек.

В начале 1969 г. возник спор вокруг небольшого острова Даманский (Чжэнь-Баодао) на реке Уссури. Остров длиной 1700 м и шириной 500-м был необитаем. От китайского берега его отделяет протока шириной 70 м. Советская сторона обосновала свои права на остров тем, что в соответствии с приложением к Пекинскому договору от 14 ноября 1860 г. красная пограничная линия проводилась по китайскому берегу Уссури. Китайская же сторона утверждала, что граница между странами должна проходить по оси фарватера реки и что-де остров Даманский вследствие изменения русла реки «переплыл» из России в Китай.

В январе 1969 г. китайцы начали сосредоточение в приграничных с СССР районах воинских частей и многочисленных подразделений так называемой трудовой армии, развернули строительство крупных военизированных госхозов, по сути представлявших собой воинские поселения. Ускоренно создавались «кадровые отряды» народного ополчения, которые привлекались к охране границы, а также использовались для поддержания «чрезвычайного положения» в прилегающих к границе населенных пунктах. Местные жители были разбиты на группы, возглавляемые представителями общественной безопасности. Примыкающая к границе полоса китайской территории шириной до 200 км была объявлена запретной зоной — «передовой линией обороны Китая». Все лица, подозреваемые в симпатиях к СССР или имеющие в Советском Союзе родственников, выселялись с этой территории в глубинные районы Китая.

Советское руководство предприняло ряд мер по усилению обороны советско-китайской границы. Так, весной 1966 г. в Забайкальском военном округе были сформированы 97-й (у Забайкальска и Даурии) и 114-й (у станции Шерловая Гора) укрепленные районы. Каждый из них имел в своем составе пулеметно-артиллерийский батальон, артиллерийский дивизион, реактивную батарею и четыре танковых батальона четырехротного состава. И в каждом пулеметно-артиллерийском батальоне имелись две танковые роты, так что общее количество танков в укрепрайоне составляло 230 единиц. Машины были в основном старых типов — Т-34—85, ИС-2, ИС-3 и ИС-4. В составе частей Забайкальского военного округа имелось 8 мотострелковых дивизий, 3 из которых подчинялись управлению армейского корпуса со штабом в г. Борзя, а 5 были отдельными.

Также был предпринят ряд мер для усиления огневых возможностей погранзастав и погранотрядов: в подразделениях увеличили количество пулеметов, в том числе крупнокалиберных, ручных противотанковых гранатометов и другого вооружения; на заставы поступили бронетранспортеры БТР-60ПА и БТР-60ПБ; в погранотрядах создавались маневренные группы; совершенствовалась система технической охраны границы. Но мер этих было недостаточно. К тому же в пограничных войсках не хватало опыта по освоению новой техники, не имелось навыков для грамотного ее применения на поле боя.

Авторы книги «Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века» утверждают, что «китайские лидеры были кровно заинтересованы в крупном „победоносном“ конфликте на советско-китайской границе. Во-первых, это гарантировало генералитету солидное представительство в руководстве страны, что было особенно важно накануне IX съезда КПК, во-вторых, военно-политическое руководство могло бы подтвердить правильность курса на превращение Китая в военный лагерь и подготовку к войне, зачинщиком которой якобы явится советский „социал-империализм“».[113]

К 25 января 1969 г. в штабе Шэньянского военного округа разработали план боевых действий с применением трех пехотных рот и ряда других военных подразделений, тайно сосредоточенных на о. Даманском. Рядом, у наблюдательного поста Гунсы, был развернут командный пункт. Командовать частями на о. Даманском был назначен начальник штаба военного подокруга Ван Цзылян,[114] а общее руководство операцией возлагалось на заместителя командующего войсками военного округа Сяо Цюаньфу.

План этот был утвержден Генштабом 19 февраля, а в ЦК КПК операции присвоили кодовое название «Возмездие». По распоряжению Генштаба КНР каждой погранзаставе, расположенной в районе о. Даманский, было придано не менее одного усиленного пехотного взвода. Из каждого взвода организовывались 2–3 патрульные группы, которые должны были вести патрулирование в районе острова.

Командование Национально-освободительной армии для успеха операции полагалось на фактор внезапности — осуществление быстрого маневра силами и огневыми средствами. После выполнения задачи предусматривался быстрый отвод сил на заранее подготовленные позиции. Одной из главных задач предстоящей спецоперации китайское командование считало захват у противника «доказательств его виновности в агрессии»: образцов советского вооружения, различной аппаратуры, фотодокументов и т. д.

Через несколько дней Генштаб несколько скорректировал утвержденный план. В частности отмечалось, что если советские солдаты будут использовать подручные средства (например, деревянные палки) или бронетранспортеры, то китайские солдаты должны «решительно дать отпор», применяя аналогичные палки и подрывая БТРы. Если же советские солдаты откроют огонь из стрелкового оружия, то китайцам следовало отвечать предупредительными выстрелами, но если это окажется безрезультатным, то дать «решительный отпор в целях самозащиты». Особо оговаривалась необходимость любыми способами добыть доказательства того, что противоположная сторона открыла огонь, а если советские солдаты углубятся на территорию Китая, то захватить несколько человек. В случае же появления советского вертолета огня по нему не открывать.

В ночь на 2 марта 1969 г. около трехсот китайских солдат переправились на о. Даманский и, вырыв одиночные окопы, устроили засаду. Выпавший этой ночью снег скрыл все следы. Расстояние до Даманского от ближайшего советского поста наблюдения составляло около 800 м, и пограничники из-за отсутствия приборов ночного видения ничего не заметили.

Утром 2 марта пограничный пост заставы «Нижне-Михайловка» доложил командиру о нарушении границы СССР двумя группами китайцев численностью до 30 человек. Начальник заставы старший лейтенант И. Стрельников с 30 пограничниками выехал на БТРе и двух автомобилях на перехват нарушителей. Он решил их блокировать с двух сторон и вытеснить с острова. С пятью бойцами и оперуполномоченным особого отдела КГБ старшим лейтенантом Н. Буйневичем Стрельников направился к острову с фронта. В 300 м от них двигалась вторая группа из 12 пограничников под командованием младшего сержанта Ю. Бабанского, а третья группа из 13 человек под командованием сержанта В. Рабовича подходила к острову с фланга. В 11 часов группа Стрельникова приблизилась к китайцам. В соответствии с существующим положением начальник заставы собирался заявить протест нарушителям и потребовать удалиться на свой берег. Но неожиданно китайская цепь расступилась, и вторая шеренга открыла огонь. Группы Стрельникова и Рабовича были уничтожены на месте. Одновременно из засады на острове и с китайского берега был открыт пулеметный и минометный огонь по группе Бабанского, которая заняла круговую оборону. Тут же вступили в бой и китайские солдаты, накануне проникнувшие на Даманский.

С соседней заставы «Кулебякины сопки» к острову срочно направилась мотоманевренная группа во главе с начальником заставы старшим лейтенантом В. Бубениным. Ей удалось обойти китайцев с тыла и отбросить за насыпь на острове. Бой с переменным успехом продолжался весь день. Советские пограничники потеряли убитыми 31 человека и 14 были ранены. Ефрейтор Павел Акулов попал в плен, позже его обезображенное тело было сброшено с китайского вертолета на советскую территорию.

В это время командование Иманского погранотряда, в состав которого входили заставы «Нижне-Михайловка» и «Кулебякины сопки», во главе с полковником Д. Леоновым вместе с маневренной группой и школой сержантского состава находились на учениях Дальневосточного округа. Получив сообщение о боях на о. Даманский, Леонов немедленно отдал приказ снять с учений сержантскую школу и маневренную группу и направил их в район острова. К вечеру 2 марта пограничники отбили Даманский и закрепились на нем.

Позже Следственная комиссия насчитала на острове 306 лежек с брустверами и циновками. Также были обнаружены маскировочные халаты под цвет рыхлого таящего снега и много пустых бутылок от китайской водки. Штыки карабинов были обернуты в бумагу, чтобы не блестели, шомпола залиты парафином, чтобы не гремели. Были найдены и носилки, на которых китайцы эвакуировали своих раненых и убитых.

В этот же день, 2 марта, советское правительство направило правительству КНР ноту, в которой заявляло решительный протест по поводу вооруженного вторжения в пределы советской территории и потребовало немедленного расследования и самого строгого наказания лиц, ответственных за организацию провокации. Однако китайская сторона на ноту никак не среагировала.

Для предотвращения возможных повторных провокаций на Даманский выдвинулась усиленная маневренная группа под командованием подполковника Е. Яншина (45 человек с гранатометами) на четырех БТР-60ПБ. На советском берегу сосредоточился резерв в 80 человек на бронетранспортерах из школы сержантского состава.

В советских военных структурах царила полная неразбериха — никто не знал, что делать дальше. «Высшее руководство СССР молчало, армейские части и подразделения не имели конкретных распоряжений ни от министра обороны, ни от Генштаба. Руководство КГБ, в ведении которого находились пограничники, заняло явно выжидательную позицию, не желая, видимо, „падать лицом в грязь“, да и понимая, что без поддержки вооруженных сил решительной победы не достичь. Именно этим объясняется неразбериха в действиях пограничников, которая проявилась 14 марта при отражении массированных атак с китайской стороны».[115] В результате китайцы захватили секретную модификацию танка Т-62, а наши пограничники понесли большие людские потери и вынуждены были оставить Даманский.

Положение изменилось после прибытия в район конфликта 135-й мотострелковой Тихоокеанской Краснознаменной ордена Кутузова дивизии. На свой страх и риск ее штаб отдал приказ артиллерийскому полку 122-мм гаубиц, отдельному реактивному дивизиону БМ-21 «Град» и минометным батареям 199-го полка нанести мощный огневой удар по острову и прилежащему к нему китайскому берегу на глубину 5–6 км. При этом установки «Град» использовали кассетные боеприпасы. Почти все китайцы, занимавшие позиции на острове, были уничтожены. Затем стрелковый батальон 135-й дивизии занял остров, 7 человек были убиты, 9 человек были ранены. Было потеряно 4 бронетранспортера. Китайцы же потеряли около 600 человек.

Всего со 2 по 16 марта 1969 г. наши пограничники потеряли убитыми и умершими от ран 49 человек и были ранены 61 человек, части Дальневосточного военного округа потеряли, соответственно, 9 и 33 были ранены.

Немедленно началось усиление войск на границе с Китаем. Так, Забайкальский военный округ был усилен: 2-й Гвардейской танковой Тацинской Краснознаменной ордена Суворова дивизией (из Ленинградского военного округа) и 5-й Гвардейской танковой Донской Будапештской Краснознаменной ордена Красной Звезды дивизией (из Северокавказского военного округа). Непосредственно в Забайкальском округе на базе 243-й учебной мотострелковой дивизии, дислоцированной в Чите, в конце 1969 г. была развернута 49-я учебная танковая дивизия, а кроме соединений в Забайкальский округ из других округов прибывали танковые полки, выделяемые из мотострелковых дивизий.

Летом 1969 г. в Дальневосточном регионе прошли крупные стратегические учения с участием штабов и войск Дальневосточного, Забайкальского, Сибирского и Среднеазиатского военных округов.

На территории Монголии развертывалось управление 39-й общевойсковой армии, а в Забайкалье «Борзинский» армейский корпус переформировывался в 36-ю общевойсковую армию. Управление Забайкальского военного округа развертывалось по штатам, соответствующим потребностям формирования фронтового управления.

Я в те годы был студентом МИФИ. Советская пресса давала лишь обрывочные сведения, «Голос Америки» и «Би-би-си», которые я регулярно слушал, тоже не полностью владели информацией. Зато за дружеским застольем приятель моего отца генерал-лейтенант Михаил Гущо, прибывший незадолго до этого с Дальнего Востока, рассказал мне в красках о действии РСЗО «Град» на острове Даманский. После очередной рюмки я спросил генерала, справятся ли наши части с китайцами без применения тактического ядерного оружия. «Они (т. е. китайцы) сами сразу же его применят», — последовал ответ. При этом генерал очень выразительно посмотрел на меня. Вопросов больше не было.

11 апреля 1969 г. МИД СССР направил МИД КНР ноту, в которой предложил возобновить консультации между полномочными представителями правительства СССР и КНР, выразив готовность начать их в Москве 15 апреля 1969 г. или в другое время, удобное для китайской стороны. В ответном заявлении китайцы формально не отклоняли идею мирных переговоров с СССР и подтверждали, что Китай выступает против применения военной силы. А в районе о. Даманский советские пограничники в мае—июле 1969 г. более трехсот раз открывали огонь по нарушителям границы.

Летом 1969 г. заметно обострилась ситуация на казахстанском участке советско-китайской границы (в районе Джунгарского выступа), охраняемого Уч-Аральским погранотрядом. 12 августа пограничники на постах наблюдения «Родниковая» и «Жаланашколь» заметили на китайской территории перемещения отдельных групп военнослужащих. Начальник погранвойск Восточного округа генерал-лейтенант Меркулов предложил китайской стороне встретиться и обсудить обстановку, но ответа не последовало.

На следующий день, 13 августа, около 5 часов утра китайцы двумя группами (9 и 6 человек) вышли на линию границы на участке погранзаставы «Жаланашколь» и к 7 часам углубились за линию границы на 400 и 100 м. Здесь китайцы начали окапываться, демонстративно выходить к окопам у линии границы, игнорируя требования советских пограничников вернуться за линию границы. В это же время за линией границы на китайской территории сосредоточилось еще около 100 вооруженных китайцев.

К этому времени к участку вторжения прибыли бронетранспортеры, личный состав заставы и резервы с соседних застав под командованием начальника штаба погранотряда полковника П. Никитенко. Еще через час со стороны нарушителей послышалось несколько выстрелов в направлении линии окопов советских пограничников. По китайцам был открыт ответный огонь, и завязался бой.

В это время три группы китайцев (до 40 человек), вооруженные РПГ, вплотную приблизились к границе, попытались ее пересечь и захватить сопку Каменную. Подошедшая с соседней заставы маневренная группа на трех БТР-60ПБ с ходу вступила с ними в бой. Первый БТР, под командованием младшего лейтенанта В. Пучкова, попал под сильный огонь противника и получил повреждения: было снесено наружное оборудование, изрешечены скаты, пробита в нескольких местах броня, заклинило башню. Сам Пучков и механик-водитель были ранены.

Группа советских пограничников из восьми человек под командованием старшего лейтенанта В. Ольшевского, развернувшись в цепь, стала обходить нарушителей с тыла, чтобы отрезать им путь отхода, а со стороны заставы китайцев атаковала группа помощника начальника штаба маневренной группы капитана П. Теребенкова.

Около 9 ч 30 мин начальник погранвойск округа доложил в Москву об инциденте и о том, что с обеих сторон имеются убитые и раненые. Из Москвы последовал приказ: «Захватить как можно больше трофеев и по возможности тел убитых провокаторов, а лучше пленных, чего не сделали на Уссури».

К 10 часам утра удалось захватить трех китайцев, которых немедленно отправили в Уч-Арал, но довезли только одного, двое скончались от ран в дороге. На поле боя подобрали 19 трупов нарушителей. Наши пограничники потеряли двух человек убитыми и 10 были ранены.

Видимо, обе стороны осознали опасность пограничных конфликтов, и 11 сентября 1969 г. в Пекине начались переговоры между Алексеем Косыгиным и Чжоу Эньлаем. С тех пор крупномасштабных вооруженных конфликтов на советско-китайской границе не было.

Лишь в феврале 1979 г. на советско-китайской границе вновь повысилась напряженность. Но на сей раз причиной стало не вторжение китайцев на нашу территорию, а начало «первой социалистической войны», то есть войны между Китаем и Вьетнамом. В феврале в Чите было развернуто Главное командование войск Дальнего Востока, объединившее войска Забайкальского и Дальневосточного военных округов с оперативным подчинением Тихоокеанского флота. Состав советских войск в Монголии был несколько усилен.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

В чем же причина конфликта Китая и СССР вокруг острова Даманский

15 марта исполнилось сорок один год со дня окончания советско-китайского конфликта вокруг острова Даманский на реке Уссури. Но советская историография так не дала политической оценки этому конфликту, не обозначила причин и последствий. Между тем эти события имеют самое непосредственное отношение и к скрытым причинам современного возвышения Китая, и к будущим конфликтам 21-го века. Комментирует Алексей Евдокимов.

В подавляющем большинстве текстов китайской литературы, посвященной событиям вокруг «Драгоценного» острова (Даманский) в марте 1969 года, также нет ответа на основной вопрос: зачем китайское руководство послало на смерть несколько тысяч своих солдат и поставило мир на грань ракетно-ядерной войны ради захвата ничего не значащего в стратегическом и военном плане острова. На поверхности одна дезинформация, истинный смысл событий скрыт от непосвященных в глубинах китайской геостратегии.

Для справки: остров Даманский в конце 60-х годов территориально относился к Пожарскому району Приморского края, граничившему с китайской провинцией Хэйлунцзян. Удаление острова от советского берега было около 500 м, от китайского — порядка 300 м. С юга на север Даманский вытянут на 1500 — 1800 м, а его ширина достигает 600 -700 м. Цифры эти достаточно приблизительны, поскольку размеры острова сильно зависят от времени года. Например, весной и в период летних паводков остров заливают воды Уссури, и он почти скрывается из виду, а зимой Даманский возвышается среди замёрзшей реки. Поэтому какой-либо хозяйственной или военно-стратегической ценности остров не представляет.

Так в чем же причина конфликта двух ядерных держав вокруг не имеющего хозяйственного и военного значения острова?

История становления китайских революционно-демократических партий во главе с доктором Сунь Ятсеном, и позднее, коммунистической партии, по сущности и по времени, во многом, напоминает историю появления их аналогов в России. Все основные вожди китайской социал-демократии прошли школу становления Второго и Третьего Интернационалов. Это были элементы с чужеродным менталитетом, вкрапленные в китайский этнос для реализации задачи разрушения существующей «императорской» системы управления и присоединения Китая к глобальной мировой системе управления.

Первый этап задачи был выполнен. Имперская система управления, как и в России, была разрушена. Как и в России, страна погрузилась в хаос борьбы за власть, которая продолжалась почти сорок лет. Окончательно установить всю полноту власти в Китае удалось только коммунистам при поддержке Советского Союза и под руководством Мао Цзэдуна только в октябре 1949 года.

Большой интерес представляет личность «великого кормчего». Не вдаваясь глубоко в этот вопрос, скажем только, что история его прихода к власти, во многом, напоминает историю возвышения Иосифа Сталина. С одной стороны, он не стоял у самых истоков создания КПК, но благодаря личным качествам сумел выдвинуться на первые роли в 30-е годы 20-го столетия и стать активным деятелем партии. С другой стороны, для отцов-основателей КПК, имевших тесные связи с Коминтерном, он всегда оставался чужеродным национально ориентированным элементом. Вопрос стоял только в том: «кто, кого и когда «съест»?

Встав на путь собственного политического становления и экономического развития в 1949 году, Китай в течение 15 лет пытался развиваться на внутренних ресурсах, но в основном эти попытки терпели неудачу.

За эти годы Мао сумел усилить свои позиции в системе управления страной, хотя влияние представителей старой «коминтерновской» гвардии (делегированной в руководство КПК «Коминтерном» в 20-30-х годах) было достаточно сильно, и неудачи внутренних экономических реформ, во многом, объяснялось скрытым противодействием именно этого слоя китайской элиты.

Мао Цзэдун попал в ту же ситуацию, что и Сталин в конце 20-х годов. Он оказался чужеродным элементом в массе правящей элиты КПК.

Прекрасно просчитывая ситуацию, Мао, как и Сталин, выбирает «жесткий» путь консолидации единоличной власти в своих руках. За два года (1966-1968) он практически полностью «вырезает» «коминтерновскую» прослойку правящей элиты партии. Все остальное, что нам известно по книгам и газетам — идеологическое и информационное оформление скрытой политики.

Осуществив «культурную революцию», Мао Цзэдун, не поменяв цвета национального флага, вывел Китай из «красного» по идеологии, и «инородного», по сути, проекта, заложив фундамент успешного национально ориентированного развития КНР на десятки лет. Сегодняшнему экономическому успеху китайцы во многом обязаны жесткости позиции Мао Цзэдуна в ходе «культурной революции».

К 1969 году Председатель Мао уже имел всю полноту власти в стране, но новое время поставило перед ним новые задачи: где взять финансовые ресурсы для модернизации экономики?

А деньги в тот период можно было получить только на «Западе». И Мао, «зачистив» представителей «Запада» в своем окружении, начал искать способы примирения с ним.

И здесь Мао опять нашел нестандартный ход. В обмен на деньги и технологии он предложил Западу услуги Китая в борьбе против СССР. И для этого нужна была крупная военная провокация с целью продемонстрировать свою готовность «бороться с СССР». Такой провокацией стал конфликт вокруг Даманского.

Сразу после конфликта начались вояжи эмиссаров «мировой олигархии» в Пекин. С ней были согласованы вопросы выделения финансовой помощи Китаю. В страну пошли инвестиции и технологии. Так начиналась «мировая фабрика» 21-го века.

Интересы «мировой олигархии» и Китая все эти годы совпадали. Первые захватывали «новые высоты» в мировой экономике и политике, вторые развивали национальное государство. Но и те, и другие прогнозируют, что рано или поздно наступит конфликт интересов, когда интересы Китая войдут в конфликт с интересами «мировой олигархии»: планета просто не может выдержать два «золотых миллиарда».

«Первый звонок» уже прозвенел в прошлом году, когда Госналогслужба Китая приняла постановление «Об особом порядке начислении налога на прибыль для корпоративных (транснациональных) компаний». 30 лет «китайская фабрика» производила продукт для «мировой олигархии» без прибыли: только оплата рабочей силы. По новому закону китайская налоговая служба получила право самостоятельно начислять 5% прибыли предприятию на его оборот, если его финансовые результаты оказались убыточными или малоприбыльными. Иными словами, Китай постепенно переходит от политики привлечения капитала в страну и развития производственной базы к политике накопления внутреннего капитала и инвестирования его вовне. А при решении этой задачи интересы Китая непременно войдут в противоречия с интересами «мировой олигархии». И очертания конфликта вырисовываются все четче.

Величайшей трагедией русского и немецкого народов в 20-м веке стала Великая Отечественная война, победителем в которой стал «мировой финансовый интернационал», базировавшийся в США. События 21-го века развиваются по схожему сценарию, только вместо Германии противовесом «мировой олигархии» будет выступать большой Китай, и очертания войны всех против Китая уже четко просматриваются на горизонте.

Дальнейший раскол России для «мировой закулисы» в нынешней ситуации нецелесообразен, хотя бы потому, что ей невыгодно допустить Китай к стратегическим запасам Сибири. Именно поэтому процесс развала России был остановлен в начале 2000-х годов. Именно поэтому проводится реформа Вооруженных Сил России с переходом на «натовские» стандарты управления. «Мировая олигархия» готовит «новое мясо» для новой войны. И очень бы не хотелось повторения мрачного сценария 20-го века.

Оценки и мнения: No103 от 18.03.10.
В дополнение к материалам ИРКСВ навстречу визиту Заместителя Председателя КНР Си Цзиньпин в Россию 20-24.03.2010


Начало темы здесь

www.peremeny.ru

СОВЕТСКО-КИТАЙСКИХ КОНФЛИКТ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Конфликт между крупнейшими социалистическими странами, возникший из-за идеологических разногласий после смерти Сталина.

Советско-китайские отношения в в конце 40-х – первой половине 50-х гг.

На следующий день после победы китайских коммунистов, 2 октября 1949 г. последовало признание СССР Китайской Народной Республики и установление с ней дипломатических отношений.

14 февраля 1950 г. в Москве был подписан договор о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и КНР сроком на тридцать лет. В случае агрессии в отношении одной из сторон, другая договаривающаяся сторона должна была немедленно оказать военную и иную помощь. Договор предусматривал развитие экономических и культурных связей между двумя странами в духе дружбы и сотрудничества.

Одновременно с договором было подписано несколько двусторонних соглашений. СССР обязался после заключения мирного договора с Японией, но не позднее конца 1952 г., безвозмездно передать КНР все свои права по управлению Китайско-Чанчуньской железной дорогой со всем ее имуществом, что и было сделано к 31 декабря 1952 г. Советский Союз согласился вывести свои войска из военно-морской базы Порт-Артур (их вывод был завершен в мае 1955 г.) и передать КНР все имущество, которое он использовал в порту Дальний. Было также заключено соглашение о предоставлении Китаю советского льготного кредита на сумму в 300 млн. долл. для оплаты поставок промышленного оборудования и других материалов и оказания помощи в строительстве 50 крупных промышленных объектов.

Договор между СССР и КНР положил начало периоду политического, военного, экономического, дипломатического сотрудничества между двумя странами. На его основе строились двусторонние отношения вплоть до конца 1950-х годов, хотя формально он просуществовал до 1980 г.

При поддержке СССР в КНР были созданы предприятия по производству реактивных истребителей и бомбардировщиков, артиллерийских систем. Китайские специалисты были ознакомлены с советскими достижениями в области ядерных технологий.

Вместе с тем партнерство двух государств и их компартий таило в себе потенциальную возможность их соперничества. Особенно это стало заметно после смерти И. Сталина, когда Китай стал претендовать на роль лидера социалистического движения.

Нарастание разногласий между СССР и КНР.

Ухудшение советско-китайских отношений принято связывать с изменениями позиции советского руководства, провозглашенными на ХХ съезде КПСС. Мао Цзэдун отрицательно отнесся к осуждению культа личности И. Сталина.

В сфере международной политики Китай не принял советскую концепцию мирного сосуществования, провозглашенную Н.С. Хрущевым, считая ее предательской (рассматривали как сговор великих держав против молодых освободившихся стран).

Китай не поддерживал тезис СССР о необходимости и возможности предотвращения войны. Более того, Пекин выдвинул идею революционной войны. На совещании представителей коммунистических и рабочих партий в Москве в ноябре 1957 г. Мао выдвинул тезис о том, что даже если в случае термоядерной войны будет уничтожена половина человечества, вторая, победившие народы «крайне быстрыми темпами создадут на развалинах империализма в тысячу раз более высокую цивилизацию, чем при капиталистическом строе, построят свое подлинно прекрасное будущее».

В 1958 г. Мао Цзэдун провозгласил «новую генеральную линию» во внутренней политике. Эксперимент «трех красных знамен» («генеральная линия», «большой скачек» в промышленности, а также создание «народных коммун» в деревнях), имел ужасающие последствия. Советское руководство считало попытки китайцев построить собственное социалистическое общество за три года, без оглядки на «большого брата» ошибочными, авантюристскими и опасными для интересов СССР.

Раскол.

В 1957-58 гг. ухудшилась международная ситуация вокруг о. Тайваня, правительство которого поддерживало США, а КНР считала необходимым добиться его присоединения. СССР фактически отказался поддержать КНР в сложившейся ситуации, что стало переломным в отношениях двух стран. 8 октября 1958 г. Пекин отклонил сделанные в начале августа Н. С. Хрущевым предложения о строительстве советской базы для подводных лодок и радиолокационной станции слежения. В ответ СССР разорвал в 1959 г. соглашения в области ядерной энергии, а затем в следующем году отозвал своих технических специалистов со строек китайского народного хозяйства. Были также сокращены или задержаны поставки сырья, оборудования и запасных частей. Позже Советский Союз потребовал возвращения кредитов, предоставленных Китаю начиная с 1950 г. На этот же год пришелся серьезный кризис и голод, ударивший по миллионам жителям КНР (по официальным данным скончалось около 20 миллионов человек).

Так впервые в истории произошел серьезный раскол в социалистическом движении. Мнения расходились в отношении Албании, с руководством которой обострились отношения у Москвы в 1961 г., в результате чего произошел полный разрыв советско-албанских отношений. В противовес советской позиции, весной 1962 г. Пекин подписал с Тираной соглашение о предоставлении экономической помощи.

КНР кроме Албании, в разной степени поддерживала Румыния, КНДР, «леваки» в национально-освободительном движении стран Латинской Америки, Азии и Африки.

Не сошлось советское и китайское руководство с оценками Карибского кризиса. Впервые открыто в печати Пекин критиковал внешнеполитическую линию Москвы, назвав размещение ракет на Кубе авантюризмом, а их вывод – капитулянтством. Хрущев обвинил Китай в «негибкой» линии поведения.

Серьезные противоречия возникли по территориальным вопросам. Уже с лета 1960 г. на всей 7250-километровой советско-китайской границе стали возникать инциденты, которые постепенно стали приобретать провокационный характер. Только в 1962 г. на границе произошло более 5 тысяч различных нарушений.

В 1963 г. по посольским каналам в Москву было доставлено письмо китайского руководства, в котором указывались 25 пунктов несогласий с позицией советского правительства, фактически подвергавшие резкой критике весь государственный и общественный строй СССР. Кроме этого руководство КПСС обвинялось в отходе от принципов марксизма-ленинизма и мировой революции в целом.

Вскоре китайское руководство предъявило Советскому Союзу значительные территориальные претензии, касающиеся Дальнего Востока, части Восточной Сибири, а также отдельных областей Таджикистана, Киргизии и Казахстана. Мао Цзэдун требовал ревизии российско-китайских договоров XIX в. Пекин выдвинул тезис о том, что царская Россия захватила более 1,5 млн. кв.км «исконно китайских земель».

В середине 60-х гг. Советский Союз был окончательно возведен в статус врага. В пропагандистский обиход вошел термин «угроза с Севера». Когда в 1964 г. в КНР прошло первое испытание атомного оружия, было официально заявлено, что это сделано «во имя защиты суверенитета, против угроз США т великодержавности СССР».

Разрыв отношений между двумя партиями произошел в марте 1966 г. В официальном письме от 22 марта 1966 г. ЦК КПК заявил о своем отказе направить делегацию на ХХШ съезд КПСС, тем самым фактически объявив о том, что встает в открытую оппозицию КПСС.

Разрыв отношений и вооруженный конфликт. Начавшаяся в КНР в 1966 г. «культурная революция» привела к полной узурпации власти в стране Мао Цзэдуном. Курс на углубление культурной революции в стране сопровождался обострением отношений КНР практически со всеми странами-соседями, и в первую очередь с СССР. Отношения между двумя компартиями были разорваны. Произошло ряд неприятных инцидентов, в феврале 1967 г. советская сторона была вынуждена эвакуировать из Пекина семьи советских дипломатов.

Кульминацией советско-китайской конфронтации стал пограничный вооруженный конфликт в марте 1969 г., на реке Уссури за остров Даманский, который продолжался в течение двух недель. В течение апреля-августа 1969 пограничные конфликты вспыхивали и на других участках границы. Крупномасштабные провокации могло перерасти в реальное военное столкновение двух государств. Силовой отпор явился главной причиной, заставившей руководство Китая согласиться на проведение дипломатических и пограничных консультаций.

Переговоры по спорным пограничным вопросам начались в Пекине 20 октября 1969 г. Хотя и после этого советско-китайские отношения оставались враждебными, но кульминация противостояния была преодолена и угроза широкомасштабного конфликта между СССР и КНР уменьшилась.

В начале 70-х гг. был открыто выдвинут тезис о большей опасности Советского Союза: «Американский империализм – это бумажный тигр, который уже давно проткнут народами мира, «социал-империализм» — намного обманчивее по сравнению с империализмом старой марки и поэтому намного опаснее».

Региональные конфликты между СССР и КНР. Камбоджа и Вьетнам.

Внутриполитические изменения, произошедшие в Китае в середине 1970-х годов (смерть Мао Цзэдуна и Чжоу Эньлая, осуждение «банды четырех», приход к власти Хуа Гофэна и Дэн Сяопина) никак не отразились на внешнеполитических приоритетах КНР. Несмотря на установление дипотношений с США, Китай продолжал борьбу, как против американского империализма, так и против советского гегемонизма.

Характерным примером столкновения китайской и советской «сфер влияния» послужили события в Камбодже, где в 1975 году к власти пришли «красные кхмеры» во главе с Пол Потом, которых поддерживал Китай.

Помимо организации социальных экспериментов внутри государства «красные кхмеры» начали устраивать пограничные провокации против Вьетнама. В ноябре 1978 г. Вьетнам заключил долговременный договор о дружбе и сотрудничестве с СССР. Вскоре после этого вьетнамская армия начала полномасштабное вторжение в Камбоджу, результатом которого стали свержение Пол Пота и приход к власти провьетнамского руководства.

В Ханое приняли решение выслать из своей страны около 200 тысяч этнических китайцев, традиционно занимавшихся во Вьетнаме торговлей.

Руководство КНР официально сообщило о намерении «преподать Вьетнаму урок». Военные действия начались 17 февраля 1979 г. и продолжались до 18 марта, хотя Китай заявил о начале планомерного вывода войск из Вьетнама уже 5 марта. СССР в конфликт не вмешалось, ограничилось лишь демонстрацией военной мощи, осуждением агрессора и военными поставками Вьетнаму.

Следствием китайско-вьетнамского конфликта стало и принятие китайским руководством решения об отказе продлить советско-китайского договора 1950 года, срок действия которого истекал в 1980 г.

Нормализация отношений.

В марте 1982 г. в речи в Ташкенте по поводу 60-летия Советской власти в Узбекистане Л. И. Брежнев выдвинул идею мер доверия на советско-китайской границе. Китайская сторона ответила согласием.

С октября 1982 г. возобновились, прерванные с 1980 г., советско-китайские переговоры на уровне заместителей министров иностранных дел.

В 1984 г. началась подготовка к заключению долгосрочного советско-китайского соглашения по внешней торговле на 1986-1990 гг.

Окончательная нормализация отношений с КНР произошла после визита М. С. Горбачева в Пекин (май 1989 г.), в ходе которого были нормализованы советско-китайские межгосударственные отношения и связи между КПСС и КПК.

Вслед за тем, в апреле 1990 г., в ходе визита в Москву Госсовета КНР, Ли Пэна, была подписана серия соглашений по сотрудничеству в сфере экономики, торговли, науки, техники и культуры, заложившие основы сотрудничества РФ и КНР в 90-е гг. XX в.

w.histrf.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о