КТО ЖЕ СОЗДАЛ СОВЕТСКУЮ АТОМНУЮ БОМБУ?

АЛЕКСАНДР КАЙЗЕРМАН

 «Преуменьшать вклад немецких ученых  в развитие атомной промышленности
СССР не следует: он весьма значителен».

Владимир Губарев.
«Белый архипелаг».

1.

Если этот вопрос задать обычному, со средним уровнем образования гражданину России, то, вероятнее всего, в ответ вы услышите имя академика И.Курчатова. Так трактовала всегда советская пропаганда, так трактует, продолжая традицию, и сегодня вся российская наука и средства массовой информации. Давайте рассмотрим этот вопрос глубже, объективнее, с привлечением всех ныне известных фактов. Но, прежде всего, обратимся к вопросу истории создания атомного оружия.

В 1898 году французские физики Пьер и Мария Кюри обнаружили в уране некое вещество, выделяющее большое количество радиации. Это подсказало ученым наличие огромного потенциала невиданной ранее энергии, заключенной в атомах радиоактивных элементов.

В 1934 году американский ученый Лео Силард выдвинул идею создания на основе этой колоссальной внутриатомной энергии ядерного оружия (бомбы). Тут же он запатентовал свою идею. Это и послужило началом атомной эры в истории создания новых видов вооружения. И в это своеобразное соревнование включились ученые развитых стран мира.

В 1933 году в Германии к власти приходит фашистская партия во главе с Гитлером. Он объявляет отказ от Версальского договора с требованием возврата Германии территорий, отошедших после Первой мировой войны Польше, Франции и другим странам. Кроме того, он отвергает версальские ограничения по вооружениям и количеству военнослужащих для Германии, развязывая, таким образом, гонку вооружений. Государство выделят огромные средства на создание атомного оружия. Начинается невиданная кампания по его созданию. Над миром нависла угроза новой войны.

Первенство в атомных исследованиях упорно держат немецкие ученые-физики во главе с Нобелевским лауреатом профессором Вернером Гейзенбергом.

В конце 30-х годов в Германии создается специальный «урановый клуб», объединивший всех ученых Германии, работавших над атомной проблемой. Германия к лету 1941 года обгоняет в этом соперничестве все страны мира. На основе достижений немецких физиков Вернер Гейзенберг в сентябре 1941 года делает заявление: «Мы увидели, что перед нами прямая дорога к созданию атомной бомбы».

Одновременно группа немецких ученых во главе с Вернером фон Брауном разрабатывает систему ракет (Фау-1, Фау-2). Эта идея особенно понравилась Гитлеру (Вернер фон Браун обещал Гитлеру создать ракету, которая сможет достичь берегов Америки, что позволит Германии бомбить Нью-Йорк и другие города США). Гитлер назвал эти ракеты «оружием возмездия». Поэтому часть ассигнований с атомного проекта была перенаправлена на создание межконтинентальных ракет.

В Германии началась «чистка» науки от еврейских кадров. Многие из них бежали из Германии в разные страны. Альберт Эйнштейн пересек океан и обосновался в США. Он знал об активной работе и успехах немецких физиков в создании атомной бомбы. В США он пишет письмо президенту, в котором предупреждает о нависшей над миром страшной угрозе создания фашистской Германией атомной бомбы.

Президент и правительство США принимают решение о форсировании научных исследований в этом направлении и создают специальный центр, получивший секретное название «Манхэттенский проект», во главе с генералом Л.Гровсом. На эти цели за шесть лет работы (1939 -1945 гг.) было истрачено два миллиарда долларов! Американцы денег не жалели и обогнали всех, создав и испытав летом 1945 года первую в мире атомную бомбу. Ее взорвали на атомном полигоне в Нью-Мексико 16 июля 1945 года в 5.29 утра. Руководил всеми этими работами великий физик и организатор науки Роберт Оппенгеймер.

После внезапной смерти 12 апреля 1945 года президента Франклина Рузвельта Президентом США становится его вице-президент Гарри Трумэн. Он решает использовать это страшное оружие для борьбы за господство в мире, понимая, что главным противником США станет Сталин и его советская империя.

После Второй мировой войны началась «холодная война» между СССР и западным миром во главе с США. Америка обладала атомной монополией и пыталась диктовать свою волю. Объединенным комитетом штабов американской армии был разработан секретный план

массированной атомной бомбардировки двадцати крупнейших советских городов (США уже располагало 196 атомными бомбами).

В это время проходила Потсдамская конференция стран-победителей. При встрече со Сталиным Трумэн сказал ему об испытаниях атомной бомбы. Внимательно наблюдая за Сталиным, Трумэн не заметил ни капли волнения или тревоги. Он решил, что «Дядя Джо» (так союзники между собой

называли Сталина) просто не понял его.

Сталин во время беседы с Трумэном прекрасно понял, о чем вел речь американский президент. Вернувшись в резиденцию советской делегации, он рассказал Молотову о беседе с Трумэном и добавил: «Теперь они будут пугать нас атомной бомбой. Нужно срочно позвонить Курчатову о максимальном ускорении работы».

По указанию Сталина после Потсдамской конференции летом 1945 года при Государственном комитете обороны (ГКО) создается Специальный комитет по использованию атомной энергии. По решению Сталина первым лицом в комитете стал нарком внутренних дел Л.Берия, вторым — нарком боеприпасов Л.Ванников. В комитет вошли Г.М.Маленков, Н.А.Вознесенский, А.П.Завенягин, И.В.Курчатов, П.Л.Капица, М.Г.Первухин, В.А.Махнев (секретарь).

Еще шла война с Японией, когда Трумэн принял решение применить атомную бомбу. Он потребовал у военных список десяти японских городов — «кандидатов» на атомную бомбардировку. Было выбрано два: Хиросима и Нагасаки. Это не было вызвано военной необходимостью. Это было политическое решение.

6 августа 1945 была сброшена атомная бомба на Хиросиму, а 9 августа — на Нагасаки. Погибло 300 тысяч человек, еще 200 тысяч получили ожоги и ранения. В Хиросиме уничтожено 62 тысячи зданий из имевшихся на тот момент 90 тысяч сооружений. Эта бомбардировка потрясла мир.

2.

На завершающем этапе войны американская разведка разработала специальную операцию «Алсос», куда был включен ряд ученых-физиков. Эта группа высадилась 6 июня 1944 года вместе с американскими войсками в Нормандии, на севере Франции, и в боевых порядках пехоты продвигалась по территории западной части Германии. Имея достоверную информацию о месте размещения немецких научных центров, занятых атомной, ракетной и другими военными проблемами, располагая сведениями о немецких ученых, занятых в этих отраслях, они  имели целью захватить все что можно и отправить в США вместе с оборудованием, готовыми изделиями, частично с сырьем и всей документацией.

Напутствуя эту группу, один из руководителей американского атомного проекта физик Гаудсмит говорил: «Нам нужны не скальпы с голов нацистских атомщиков, а их головы, мыслящие, пригодные для использования в атомном проекте».

Команда «Алсос», выполняя это напутствие, вывезла из Германии руководителя немецкого атомного проекта В.Гейзенберга и многих его соратников, а также руководителя ракетного проекта Вернера фон Брауна с многочисленными сотрудниками и оборудованием.

В СССР тоже была создана подобная группа: все ее члены были «полковниками» — учеными из  различных отраслей, в том числе и физики-атомщики Арцимович, Кикоин, Харитон и многие другие. Руководил этой группой первый заместитель наркома внутренних дел генерал Иван Серов. Команда «полковников» вывезла из Германии в СССР около 7 тысяч немецких специалистов и ученых.

Среди начавших работать на советский атомный проект в добровольно-принудительном порядке были выдающиеся немецкие физики, всемирно известные ученые. Такие как лауреат Нобелевской премии Густав Герц, профессора Хайнц Позе, Макс Фольмер, Манфред фон Арденне, Макс Штеенбек — создатель газовой центрифуги для разделения изотопов урана, Роберт Дёпель — создатель аппарата для измерения кинетики ядерного взрыва и многие другие. Для руководства и управления немецкими специалистами в ноябре 1945 года в составе НКВД было создано Управление специальных институтов (9-е управление).

В годы Второй мировой войны барон Манфред фон Арденне создал и возглавил под Берлином исследовательскую лабораторию, работавшую в составе «уранового проекта». Сам барон имел 600 персональных патентов на открытия и изобретения. В его лаборатории физик Фридрих Хоутерманс доказал, что изотопы трансурановых элементов (нептуний, плутоний) могут использоваться как ядерное топливо. В 1945 году вся лаборатория в полном составе, со всем оборудованием, приборами, реактивами, оптикой, архивом и документацией, пятнадцатью тоннами урана и двумястами сотрудниками была вывезена в СССР. За большие достижения в «урановом проекте» сам барон был награжден высшей наградой рейха: Рыцарским Крестом с дубовыми листьями.

Барон заявил советским «полковникам», что хочет сам со всеми работниками трудиться на СССР и всю свою лабораторию предоставляет в распоряжение советского правительства. Летом 1945 года в Москве на Октябрьском поле срочно строится закрытый секретный городок под условным шифрованным названием «НИИ Главмосстрой». Тут и разместилась лаборатория барона Манфреда фон Арденне. Для него и его семьи был построен шикарный двухэтажный коттедж, куда он перевез свои вещи, в том числе любимый старинный рояль, на котором любил исполнять классику в четыре руки с женой. Также он привез свой портрет, где было изображено личным художником Гитлера вручение ему дубовых листьев к Рыцарскому Кресту.

6 октября 1945 года на берегу озера Кызыл-Таш (под Челябинском) началось строительство нового атомного центра Челябинск-40, руководителем строительства был Я.Раппопорт. В этом центре разрабатывали проблему плутония. Именно тут и был получен плутоний для первой советской атомной бомбы. Сделал это немецкий ученый доктор Николаус Риль, получивший за эту разработку звание Героя Социалистического Труда и Сталинскую премию вместе с советскими учеными И.Курчатовым, Ю.Харитоном, Я.Зельдовичем. Н.Риль был корифеем в области металлического урана.

Вскоре всю группу барона фон Арденне перебазируют в Сухуми, где будут созданы на базе санаториев два научных центра. Первый центр на базе санатория «Синоп» с кодированным названием «Объект «А» под руководством барона Арденне, второй — на базе санатория «Агудзеры», руководитель — профессор Густав Герц. Эта группа носила кодированное название «Объект «Г». В составе этой группы физик Макс Фольмер создал первую в СССР установку по производству «тяжелой воды». После возвращения в 1955 году в ГДР он стал Президентом академии наук ГДР.

Группа барона Арденне разрабатывает метод очистки урана в промышленном масштабе. За эти достижения барон фон Арденне становится лауреатом Сталинской премии. Впоследствии на базе этих двух групп был создан Сухумский физико-технический институт, которым до отъезда в ГДР руководил барон.

Не всё при проведении исследовательских работ было гладко — были и аварии, сопровождаемые выбросом радиоактивных изотопов. Защиты никакой не было — только бумазейные белые халаты. Работали без защитных перчаток, разлившиеся радиоактивные отходы собирали обычными ведрами и выливали в реку. Многие сотрудники получили лучевую болезнь, о которой в те времена ничего не знали и не имели способов лечения. Немцы работали добросовестно, четко, дисциплинированно, скрупулезно и дотошно. Среди немецких ученых даже было социалистическое соревнование!

Атомную бомбу все же создали. За особые заслуги в деле ее создания барон Арденне был награжден второй Сталинской премией и в 1955 году получил возможность вернуться в ГДР, где возглавил Дрезденский физико-технический НИИ. Многие немецкие физики получили Сталинские премии и были награждены советскими орденами.

Эту рекордно быструю разработку столь сложной проблемы можно объяснить тем, что были использованы открытия «уранового проекта» ученых фашистской Германии. Было захвачено оборудование, материалы, сырье немецких лабораторий и исследовательских институтов. В первой советской атомной бомбе немецкими были: уран, технологии диффузного обогащения, конструкция первого атомного реактора.

В дальнейшем СССР перешел на свои собственные, частично скопированные в США  при содействии славной советской разведчицы Елизаветы Зарубиной (Розенцвейг), технологии с центрифужным обогащением урана. Это было более эффективно, нежели с немецким — диффузным. (О великой советской разведчице Зарубиной-Розенцвейг я рассказал в очерке, ранее опубликованном в журнале, под названием «Жизнь под грифом «совершенно секретно»).

Таким образом, немецкие ученые очень помогли Сталину в кратчайший срок ликвидировать монополию США на атомное оружие. Некоторые авторы высказывают мысль, что барон фон Арденне, добровольно сдавший СССР все разработки, необходимое оборудование, научную документацию и даже 15 тонн урана, якобы, предвидел и даже способствовал соперничеству между США и СССР. Эта борьба двух держав отвлекла внимание от процесса восстановления Германии, что позволило немцам совершить в сжатые сроки «экономическое чудо», возродить национальную экономику и превратить свою страну вновь в великую державу.

3.

Конечно, решающую роль в разработке атомной бомбы сыграла блестящая плеяда молодых гениев советской науки во главе с талантливым физиком и организатором Игорем Васильевичем Курчатовым, начавшим свою научную карьеру в Ленинградском физико-техническом институте под руководством академика — великого физика А.Иоффе. Уже в 1932 году И.Курчатов начинает работы по изучению физики атомного ядра. В 1932 году под руководством профессора Гамова создает первый в СССР циклотрон, который был запущен в 1937 году. В начале войны с группой ученых во главе с академиком Александровым разрабатывает методы размагничивания боевых кораблей  Черноморского флота. В связи с возникшей необходимостью — созданием ядерного оружия, 8 сентября 1942 года назначается научным руководителем советского атомного проекта, который курировал лично Сталин.

После применения атомного оружия США в Японии И.Курчатов в личной беседе со Сталиным убеждает вождя в необходимости форсирования работ по созданию ядерного оружия. Для работы в этот проект были привлечены выдающиеся молодые физики, создавшие единую, сплоченную общей целью, идеей, команду. Это академик А.Иоффе, Ю.Харитон, Я.Зельдович, А.Сахаров (отец советской водородной бомбы), К.Щелкин, Н.Духов, В.Хлопин, А.Ротшильд, Я.Зильберман, Б.Никитин, А.Вольский, Г.Флеров и многие другие. Их было много — самоотверженных участников ядерного проекта.

Все эти усилия увенчались скорым успехом: через 4 года после начала интенсивной работы атомного проекта — 29 августа 1949 года на Семипалатинском атомном полигоне была испытана первая советская атомная бомба РДС-1. На испытаниях присутствовали все ее создатели. Они радостными криками встретили успешный результат испытаний. Это был отличный результат их напряженного и упорного труда, труда без отдыха, днями и ночами. Вот оно, ядерное оружие — надежный щит обороны Родины. Вот он успех, вот она победа! Американские ученые на создание своей первой атомной бомбы потратили 7 лет — почти в 2 раза больше! И это при колоссальных ассигнованиях и при помощи европейских физиков.

Академик И.Курчатов, работая над атомной бомбой, в то же время мечтал и обдумывал, как применить этот источник энергии в мирных целях и, прежде всего, для производства электроэнергии. Параллельно он работал со своими соратниками над этой мирной проблемой. 26 июня 1954 года в Обнинске (под Москвой) начала давать электроэнергию первая в мире атомная электростанция. В 1958 году заработал атомный реактор на советской атомной подводной лодке. В 1959 году был спущен на воду первый в мире атомный ледокол «Ленин», ставший флагманом ледокольного флота мира и совершившего поход к Северному полюсу. Под руководством академика И.Курчатова в 1958 году была создана крупнейшая в мире установка для проведения исследовательских работ с регулируемыми термоядерными реакциями. Это был период расцвета советской науки.

Я написал этот очерк в память о великих людях советской науки, об их бессмертном подвиге, о правде в науке и против ура-патриотизма, проповедующего, что все передовое в мире, якобы, изобреталось и создавалось в России без всяких там немцев-перцев. Я хочу, чтобы все знали правду. Еще раз приведу высказывание писателя-исследователя Владимира Губарева: «Преуменьшать вклад немецких ученых в развитие атомной промышленности СССР не следует: он весьма значителен».

Санрайз, Флорида. Ноябрь 2013 года.

www.russiancontour.com

Испытание первой атомной бомбы в СССР

В апреле 1946 года при Лаборатории № 2 было создано конструкторское бюро КБ-11 (ныне Российский федеральный ядерный центр — ВНИИЭФ) — одно из самых секретных предприятий по разработке отечественного ядерного оружия, главным конструктором которого был назначен Юлий Харитон. Базой для развертывания КБ-11 был выбран завод N 550 Народного комиссариата боеприпасов, выпускавший корпуса артиллерийских снарядов.

Сверхсекретный объект был размещен в 75 километрах от города Арзамаса (Горьковской области, ныне Нижегородская область) на территории бывшего Саровского монастыря.

Перед КБ-11 была поставлена задача создать атомную бомбу в двух вариантах. В первом из них рабочим веществом должен быть плутоний, во втором — уран-235. В середине 1948 года работы по варианту с ураном были прекращены из-за относительно низкой эффективности его по сравнению с затратами ядерных материалов.

Первая отечественная атомная бомба имела официальное обозначение РДС-1. Расшифровывалось оно по-разному: «Россия делает сама», «Родина дарит Сталину» и т. д. Но в официальном постановлении Совета Министров СССР от 21 июня 1946 года она была зашифрована как «Реактивный двигатель специальный («С»).

Создание первой советской атомной бомбы РДС-1 велось с учетом имевшихся материалов по схеме плутониевой бомбы США, испытанной в 1945 году. Эти материалы были предоставлены советской внешней разведкой. Важным источником информации был Клаус Фукс — немецкий физик, участник работ по ядерным программам США и Великобритании.

Разведматериалы по американскому плутониевому заряду для атомной бомбы позволили сократить сроки создания первого советского заряда, хотя многие технические решения американского прототипа не являлись наилучшими. Даже на начальных этапах советские специалисты могли предложить лучшие решения как заряда в целом, так и его отдельных узлов. Поэтому первый испытанный СССР заряд для атомной бомбы был более примитивным и менее эффективным, чем оригинальный вариант заряда, предложенный советскими учеными в начале 1949 года. Но для того чтобы гарантированно и в короткие сроки показать, что СССР тоже обладает атомным оружием, было принято решение на первом испытании использовать заряд, созданный по американской схеме.

Заряд для атомной бомбы РДС-1 представлял собой многослойную конструкцию, в которой перевод активного вещества — плутония в надкритическое состояние осуществлялся за счет его сжатия посредством сходящейся сферической детонационной волны во взрывчатом веществе.

РДС-1 представляла собой авиационную атомную бомбу массой 4,7 тонны, диаметром 1,5 метра и длиной 3,3 метра. Она разрабатывалась применительно к самолету Ту-4, бомболюк которого допускал размещение «изделия» диаметром не более 1,5 метра. В качестве делящегося материала в бомбе использовался плутоний.

Для производства атомного заряда бомбы в городе Челябинск-40 на Южном Урале был построен комбинат под условным номером 817 (ныне ФГУП «Производственное объединение «Маяк»). Комбинат состоял из первого советского промышленного реактора для наработки плутония, радиохимического завода для выделения плутония из облученного в реакторе урана, и завод для получения изделий из металлического плутония.

Реактор комбината 817 был выведен на проектную мощность в июне 1948 года, а спустя год на предприятии получили необходимое количество плутония для изготовления первого заряда для атомной бомбы.

Место для полигона, на котором планировалось испытать заряд, было выбрано в прииртышской степи, примерно в 170 километрах западнее Семипалатинска в Казахстане. Под полигон была отведена равнина диаметром примерно 20 километров, окруженная с юга, запада и севера невысокими горами. На востоке этого пространства находились небольшие холмы.

Строительство полигона, получившего название учебный полигон № 2 Министерства Вооруженных сил СССР (в последующем Министерства обороны СССР), было начато в 1947 году, а к июлю 1949 года в основном было закончено.

Для проведения испытаний на полигоне была подготовлена опытная площадка диаметром 10 километров, разбитая на сектора. Она была оборудована специальными сооружениями, обеспечивающими проведение испытаний, наблюдение и регистрацию физических исследований. В центре опытного поля смонтировали металлическую решетчатую башню высотой 37,5 метра, предназначенную для установки заряда РДС-1. На расстоянии одного километра от центра было сооружено подземное здание для аппаратуры, регистрирующей световые, нейтронные и гамма-потоки ядерного взрыва. Для изучения воздействия ядерного взрыва на опытном поле были построены отрезки тоннелей метро, фрагменты взлетно-посадочных полос аэродромов, размещены образцы самолетов, танков, артиллерийских ракетных установок, корабельных надстроек различных типов. Для обеспечения работы физического сектора на полигоне было построено 44 сооружения и проложена кабельная сеть протяженностью 560 километров.

В июне-июле 1949 года на полигон были направлены две группы работников КБ-11 со вспомогательным оборудованием и хозяйственным инвентарем, а 24 июля туда прибыла группа специалистов, которая должна была принимать непосредственное участие в подготовке атомной бомбы к испытаниям.

5 августа 1949 года правительственная комиссия по проведению испытания РДС-1 дала заключение о полной готовности полигона.

21 августа специальным поездом на полигон были доставлены плутониевый заряд и четыре нейтронных запала, один из которых должен был использоваться при подрыве боевого изделия.

24 августа 1949 года на полигон прибыл Курчатов. К 26 августа вся подготовительная работа на полигоне была завершена. Руководитель опыта Курчатов отдал распоряжение об испытании РДС-1 29 августа в восемь часов утра по местному времени и проведении подготовительных операций, начиная с восьми часов утра 27 августа.

Утром 27 августа вблизи центральной башни началась сборка боевого изделия. Днем 28 августа подрывники провели последний полный осмотр башни, подготовили к подрыву автоматику и проверили подрывную кабельную линию.

В четыре часа дня 28 августа в мастерскую у башни был доставлен плутониевый заряд и нейтронные запалы к нему. Окончательный монтаж заряда был завершен к трем часам утра 29 августа. В четыре часа утра монтажники выкатили изделие из сборочной мастерской по рельсовому пути и установили его в клети грузового подъемника башни, а затем подняли заряд на верх башни. К шести часам было завершено снаряжение заряда взрывателями и подключение его к подрывной схеме. Затем началась эвакуация всех людей с испытательного поля.

В связи с ухудшением погоды Курчатов принял решение о переносе взрыва с 8.00 на 7.00.

В 6.35 операторы включили питание системы автоматики. За 12 минут до взрыва был включен автомат поля. За 20 секунд до взрыва оператор включил главный разъем (рубильник), соединяющий изделие с системой автоматики управления. С этого момента все операции выполняло автоматическое устройство. За шесть секунд до взрыва главный механизм автомата включил питание изделия и часть приборов поля, а за одну секунду включил все остальные приборы, выдал сигнал подрыва.

Ровно в семь часов 29 августа 1949 года вся местность озарилась ослепительным светом, который ознаменовал, что СССР успешно завершил разработку и испытание своего первого заряда для атомной бомбы.

Мощность заряда составила 22 килотонны в тротиловом эквиваленте.

Через 20 минут после взрыва к центру поля были направлены два танка, оборудованные свинцовой защитой, для проведения радиационной разведки и осмотра центра поля. Разведкой было установлено, что все сооружения в центре поля снесены. На месте башни зияла воронка, почва в центре поля оплавилась, и образовалась сплошная корка шлака. Гражданские здания и промышленные сооружения были полностью или частично разрушены.

Использованная в опыте аппаратура позволила провести оптические наблюдения и измерения теплового потока, параметров ударной волны, характеристик нейтронного и гамма-излучений, определить уровень радиоактивного загрязнения местности в районе взрыва и вдоль следа облака взрыва, изучить воздействие поражающих факторов ядерного взрыва на биологические объекты.

За успешную разработку и испытание заряда для атомной бомбы несколькими закрытыми указами Президиума Верховного Совета СССР от 29 октября 1949 года орденами и медалями СССР была награждена большая группа ведущих исследователей, конструкторов, технологов; многим было присвоено звание лауреатов Сталинской премии, а более 30 человек получили звание Героя Социалистического Труда.

В результате успешного испытания РДС-1 СССР ликвидировал американскую монополию на обладание атомным оружием, став второй ядерной державой мира.

 

ria.ru

Испытание первой атомной бомбы в СССР

В апреле 1946 года при Лаборатории № 2 было создано конструкторское бюро КБ-11 (ныне Российский федеральный ядерный центр — ВНИИЭФ) — одно из самых секретных предприятий по разработке отечественного ядерного оружия, главным конструктором которого был назначен Юлий Харитон. Базой для развертывания КБ-11 был выбран завод N 550 Народного комиссариата боеприпасов, выпускавший корпуса артиллерийских снарядов.

Сверхсекретный объект был размещен в 75 километрах от города Арзамаса (Горьковской области, ныне Нижегородская область) на территории бывшего Саровского монастыря.

Перед КБ-11 была поставлена задача создать атомную бомбу в двух вариантах. В первом из них рабочим веществом должен быть плутоний, во втором — уран-235. В середине 1948 года работы по варианту с ураном были прекращены из-за относительно низкой эффективности его по сравнению с затратами ядерных материалов.

Первая отечественная атомная бомба имела официальное обозначение РДС-1. Расшифровывалось оно по-разному: «Россия делает сама», «Родина дарит Сталину» и т. д. Но в официальном постановлении Совета Министров СССР от 21 июня 1946 года она была зашифрована как «Реактивный двигатель специальный» («С»).

Создание первой советской атомной бомбы РДС-1 велось с учетом имевшихся материалов по схеме плутониевой бомбы США, испытанной в 1945 году. Эти материалы были предоставлены советской внешней разведкой. Важным источником информации был Клаус Фукс — немецкий физик, участник работ по ядерным программам США и Великобритании.

Разведматериалы по американскому плутониевому заряду для атомной бомбы позволили сократить сроки создания первого советского заряда, хотя многие технические решения американского прототипа не являлись наилучшими. Даже на начальных этапах советские специалисты могли предложить лучшие решения как заряда в целом, так и его отдельных узлов. Поэтому первый испытанный СССР заряд для атомной бомбы был более примитивным и менее эффективным, чем оригинальный вариант заряда, предложенный советскими учеными в начале 1949 года. Но для того чтобы гарантированно и в короткие сроки показать, что СССР тоже обладает атомным оружием, было принято решение на первом испытании использовать заряд, созданный по американской схеме.

Заряд для атомной бомбы РДС-1 был выполнен в виде многослойной конструкции, в которой перевод активного вещества — плутония в надкритическое состояние осуществлялся за счет его сжатия посредством сходящейся сферической детонационной волны во взрывчатом веществе.

РДС-1 представляла собой авиационную атомную бомбу массой 4,7 тонны, диаметром 1,5 метра и длиной 3,3 метра.

Она разрабатывалась применительно к самолету Ту-4, бомболюк которого допускал размещение «изделия» диаметром не более 1,5 метра. В качестве делящегося материала в бомбе использовался плутоний.

Конструктивно бомба РДС-1 состояла из ядерного заряда; взрывного устройства и системы автоматики подрыва заряда с системами предохранения; баллистического корпуса авиабомбы, в котором размещались ядерный заряд и автоматика подрыва.

Для производства атомного заряда бомбы в городе Челябинск-40 на Южном Урале был построен комбинат под условным номером 817 (ныне ФГУП «Производственное объединение «Маяк»). Комбинат состоял из первого советского промышленного реактора для наработки плутония, радиохимического завода для выделения плутония из облученного в реакторе урана, и завода для получения изделий из металлического плутония.

Реактор комбината 817 был выведен на проектную мощность в июне 1948 года, а спустя год на предприятии получили необходимое количество плутония для изготовления первого заряда для атомной бомбы.

Место для полигона, на котором планировалось испытать заряд, было выбрано в прииртышской степи, примерно в 170 километрах западнее Семипалатинска в Казахстане. Под полигон была отведена равнина диаметром примерно 20 километров, окруженная с юга, запада и севера невысокими горами. На востоке этого пространства находились небольшие холмы.

Строительство полигона, получившего название учебный полигон № 2 Министерства Вооруженных сил СССР (в последующем Министерства обороны СССР), было начато в 1947 году, а к июлю 1949 года в основном было закончено.

Для проведения испытаний на полигоне была подготовлена опытная площадка диаметром 10 километров, разбитая на сектора. Она была оборудована специальными сооружениями, обеспечивающими проведение испытаний, наблюдение и регистрацию физических исследований.

В центре опытного поля смонтировали металлическую решетчатую башню высотой 37,5 метра, предназначенную для установки заряда РДС-1.

На расстоянии одного километра от центра было сооружено подземное здание для аппаратуры, регистрирующей световые, нейтронные и гамма-потоки ядерного взрыва. Для изучения воздействия ядерного взрыва на опытном поле были построены отрезки тоннелей метро, фрагменты взлетно-посадочных полос аэродромов, размещены образцы самолетов, танков, артиллерийских ракетных установок, корабельных надстроек различных типов. Для обеспечения работы физического сектора на полигоне было построено 44 сооружения и проложена кабельная сеть протяженностью 560 километров.

5 августа 1949 года правительственная комиссия по проведению испытания РДС-1 дала заключение о полной готовности полигона и предложила в течение 15 дней провести детальную отработку операций по сборке и подрыву изделия. Проведение испытания было определено на последние числа августа. Научным руководителем испытания был назначен Игорь Курчатов.

В период с 10 по 26 августа было проведено 10 репетиций по управлению испытательным полем и аппаратурой подрыва заряда, а также три тренировочных учения с запуском всей аппаратуры и четыре подрыва натурных взрывчатых веществ с алюминиевым шаром от автоматики подрыва.

21 августа специальным поездом на полигон были доставлены плутониевый заряд и четыре нейтронных запала, один из которых должен был использоваться при подрыве боевого изделия.

24 августа на полигон прибыл Курчатов. К 26 августа вся подготовительная работа на полигоне была завершена.

Курчатов отдал распоряжение о проведении испытания РДС-1 29 августа в восемь часов утра по местному времени.

В четыре часа дня 28 августа в мастерскую у башни был доставлен плутониевый заряд и нейтронные запалы к нему. Около 12 ночи в сборочной мастерской на площадке в центре поля началась окончательная сборка изделия — вложение в него главного узла, то есть заряда из плутония и нейтронного запала. В три ночи 29 августа был закончен монтаж изделия.

К шести часам утра заряд подняли на испытательную башню, было завершено его снаряжение взрывателями и подключение к подрывной схеме.

В связи с ухудшением погоды было принято решение о переносе взрыва на один час раньше.

В 6.35 операторы включили питание системы автоматики. В 6.48 минут был включен автомат поля. За 20 секунд до взрыва был включен главный разъем (рубильник), соединяющий изделие РДС-1 с системой автоматики управления.

Ровно в семь часов утра 29 августа 1949 года вся местность озарилась ослепительным светом, который ознаменовал, что СССР успешно завершил разработку и испытание своего первого заряда для атомной бомбы.

Через 20 минут после взрыва к центру поля были направлены два танка, оборудованные свинцовой защитой, для проведения радиационной разведки и осмотра центра поля. Разведкой было установлено, что все сооружения в центре поля снесены. На месте башни зияла воронка, почва в центре поля оплавилась, и образовалась сплошная корка шлака. Гражданские здания и промышленные сооружения были полностью или частично разрушены.

Использованная в опыте аппаратура позволила провести оптические наблюдения и измерения теплового потока, параметров ударной волны, характеристик нейтронного и гамма-излучений, определить уровень радиоактивного загрязнения местности в районе взрыва и вдоль следа облака взрыва, изучить воздействие поражающих факторов ядерного взрыва на биологические объекты.

Энерговыделение взрыва составило 22 килотонны (в тротиловом эквиваленте).

За успешную разработку и испытание заряда для атомной бомбы несколькими закрытыми указами Президиума Верховного Совета СССР от 29 октября 1949 года орденами и медалями СССР была награждена большая группа ведущих исследователей, конструкторов, технологов; многим было присвоено звание лауреатов Сталинской премии, а непосредственные разработчики ядерного заряда получили звание Героя Социалистического Труда.

В результате успешного испытания РДС-1 СССР ликвидировал американскую монополию на обладание атомным оружием, став второй ядерной державой мира.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

ria.ru

Первая советская атомная бомба | Тайны Истории

29 августа 1949 года в СССР была испытана первая отечественная ядерная бомба.

Исследования в области ядерной физики в СССР велись уже с 1918 года. В 1937 году в Радиевом институте в Ленинграде был запущен первый в Европе циклотрон. 25 ноября 1938 года постановлением президиума Академии наук (АН) СССР была создана постоянно действующая комиссия по атомному ядру. В нее вошли С. Вавилов, А. Иофе, А. Алиханов, И. Курчатов и др. (в 1940 году к ним присоединились В. Хлопин и И. Гуревич). К этому времени ядерные исследования проводились более чем в десяти научных институтах. В том же году при АН СССР была образована Комиссия по тяжелой воде (позднее преобразованная в Комиссию по изотопам).

В сентябре 1939 года началось строительство мощного циклотрона в Ленинграде, а в апреле 1940 года было решено построить опытную установку для производства примерно 15 кг тяжелой воды в год. Но из-за начавшейся войны эти планы не были реализованы. В мае 1940 года Н. Семенов, Я. Зельдович, Ю. Харитон (Институт химической физики) предложили теорию развития цепной ядерной реакции в уране. В этом же году были форсированы работы по поиску новых залежей урановых руд. В конце 30-х – начале 40-х годов многие физики уже представляли как в общих чертах должна выглядеть атомная бомба. Идея заключается в том, чтобы достаточно быстро сосредоточить в одном месте определенное (более критической массы) количество делящегося под действием нейтронов (с испусканием новых нейтронов) материала. После чего в нем начнется лавинообразное нарастание числа распадов атомов – цепная реакция с выделением огромного количества энергии – произойдет взрыв. Проблема состояла в получения достаточного количества делящегося вещества. Единственным таким веществом, встречающимся в природе в приемлемом количестве является изотоп урана с массовым числом (суммарное количество протонов и нейтронов в ядре) 235 (уран-235). В природном уране содержание этого изотопа не превышает 0,71% (99,28% уран-238) к тому же содержание природного урана в руде в лучшем случае составляет 1%. Выделение урана-235 из природного урана было достаточно сложной проблемой. Альтернативой урану, как скоро выяснилось, был плутоний-239. В природе он практически не встречается (его в 100 раз меньше чем урана-235). Получить его в приемлемой концентрации возможно в ядерных реакторах при облучении нейтронами урана-238. Постройка такого реактора представляла еще одну проблему.

Третьей проблемой было то каким образом возможно собрать в одном месте необходимую массу делящегося вещества. В процессе даже очень быстрого сближения подкритичных частей в них начинаются реакции деления. Выделяющаяся при этом энергия может не позволить большей части атомов «принять участие» в процессе деления, и они разлетятся, не успев прореагировать.

В 1940 году В. Шпинель и В. Маслов из Харьковского физико-технического института подали заявку на изобретение атомного боеприпаса на основе использования цепной реакции самопроизвольного деления закритической массы урана-235 которая образуется из нескольких докритических, разделенных непроницаемым для нейтронов взрывчатым веществом уничтожаемым путем подрыва (хотя «работоспособность» такого заряда вызывает большие сомнения, свидетельство на изобретение все же было получено но только в 1946 году). Американцы для своих первых бомб предполагали использовать так называемую пушечную схему. В ней реально использовался пушечный ствол с помощью которого одна подкритическая часть делящегося материала выстреливалась в другую (вскоре выяснилось что для плутония такая схема не подходит из-за недостаточной скорости сближения).

15 апреля 1941 года вышло постановление Совета Народных Комиссаров (СНК) о строительстве в Москве мощного циклотрона. Но после начала Великой Отечественной войны практически все работы в области ядерной физики были прекращены. Многие физики-ядерщики оказались на фронте или были переориентированы на другие, как тогда казалось, более насущные темы.

С 1939 года сбором информации по ядерной проблеме занимались как ГРУ РККА, так и 1-е управление НКВД. Первое сообщение о планах создания атомной бомбы поступило от Д. Кэрнкросса в октябре 1940 года. Этот вопрос обсуждался в Британском комитете по науке, где работал Кэрнкросс. Летом 1941 года проект «Тьюб эллойз» о создании атомной бомбы был утвержден. К началу войны Англия была одним из лидеров в ядерных исследованиях во многом благодаря немецким ученым бежавшим сюда с приходом к власти Гитлера одним из них был член КПГ К. Фукс. Осенью 1941 года он отправился в Советское посольство и сообщил что имеет важную информацию о новом мощном оружии. Для связи с ним был выделен С. Крамер и радистка «Соня» – Р. Кучинская. Первые радиограммы в Москву содержали сведения о газодиффузионном методе разделения изотопов урана и о заводе в Уэльсе, строящимся для этой цели. После шести передач связь с Фуксом прервалась. В конце 1943 года советский разведчик в США Семенов («Твен») сообщил что в Чикаго Э. Ферми осуществил первую цепную ядерную реакцию. Информация исходила от физика Понтекорво. В это же время по линии внешней разведки из Англии поступили закрытые научные труды западных ученых по атомной энергии за 1940-1942 годах. Они подтвердили, что в создании атомной бомбы достигнут большой прогресс. На разведку работала и жена известного скульптора Коненкова, которая сблизившись с крупнейшими физиками Оппенгеймером и Эйнштейном долгое время оказывала влияние на них. Другой резидент в США – Л. Зарубина нашла выход на Л. Сциларда и была вхожа в круг людей Оппенгеймера. С их помощью удалось внедрить надежных агентов в Ок-Ридж, Лос-Аламос и Чикагскую лабораторию – центры американских ядерных исследований. В 1944 году информацию по американской атомной бомбе советской разведке передавали: К. Фукс, Т. Холл, С. Саке, Б. Понтекорво, Д. Грингласс и супруги Розенберги.

В начале февраля 1944 года нарком НКВД Л. Берия провел расширенное заседание руководителей разведки НКВД. В ходе заседания было принято решение с целью координации сбора информации по атомной проблеме. поступающей по линии НКВД и ГРУ РККА. и ее обобщения создать отдел «С». 27 сентября 1945 года отдел был организован, руководство было возложено на комиссара ГБ П. Судоплатова. В январе 1945 года Фукс передал описание конструкции первой атомной бомбы. Среди прочего разведкой были получены материалы по электромагнитному разделению изотопов урана, данные об эксплуатации первых реакторов, спецификации по производству урановой и плутониевой бомбы, данные о конструкции системы фокусирующих взрывных линз и размерах критической массы урана и плутония, о плутонии-240, о времени и последовательности операций по производству и сборке бомбы, способе приведения в действие бомбового инициатора; о строительстве заводов по разделению изотопов, а также дневниковые записи о первом испытательном взрыве американской бомбы в июле 1945 года.

Информация, поступавшая по каналам разведки, облегчила и ускорила работу советских ученых. Западные специалисты считали, что атомная бомба в СССР может быть создана не ранее чем в 1954-1955 годах, но ее первое испытание произошло уже в августе 1949 года.

В апреле 1942 года наркома химической промышленности М. Первухина, по распоряжению Сталина, ознакомили с материалами о работе над атомной бомбой за рубежом. Первухин предложил подобрать группу специалистов для оценки сведений, изложенных в этом докладе. По рекомендации Иоффе в группу вошли молодые ученые Курчатов, Алиханов и И. Кикоин. 27 ноября 1942 года вышло постановление ГКО «О добыче урана». Постановление предусматривало создание специального института и начало работ по геологоразведке, добыче и переработке сырья. Начиная с 1943 года Наркомат цветной металлургии (НКЦМ) приступил к добыче на Табашарском руднике в Таджикистане и переработке урановой руды с планом 4 т. урановых солей в год. В начале 1943 года мобилизованные ранее ученные были отозваны с фронта.

Во исполнение постановления ГКО 11 февраля 1943 года была организована Лаборатории №2 АН СССР начальником которой стал Курчатов (в 1949 году она была переименована в Лабораторию измерительных приборов АН СССР – ЛИПАН, в 1956 году на ее основе был создан Институт атомной энергии, а в настоящее время это РНЦ «Курчатовский институт»), которая должна была координировать все работы по реализации атомного проекта.

В 1944 году советской разведкой был получен справочник по уран-графитовым реакторам который содержал очень ценные сведения по определению параметров реактора. Но урана необходимого для загрузки даже малого опытного ядерного реактора в стране тогда еще не было. 28 сентября 1944 года правительство обязало НКЦМ СССР сдавать уран и урановые соли в Государственный фонд и возложил задачу их хранения на Лабораторию № 2. В ноябре 1944 года большая группа советских специалистов, под руководством начальника 4-го спецотдела НКВД В. Кравченко, выехала в освобожденную Болгарию, для изучения результатов по геологоразведке Готенского месторождения. 8 декабря 1944 года вышло постановление ГКО о передаче добычи и переработки урановых руд из НКМЦ в ведение созданного в Главном управлении горно-металлургических предприятий (ГУ ГМП) НКВД 9-го Управления. В марте 1945 года начальником 2-го отдела (горно-металлургического) 9-го Управления НКВД был назначен генерал-майор С. Егоров, до этого занимавший должность зам. начальника Главного управления Дальстроя. В январе 1945 года в составе 9-го Управления на базе отдельных лабораторий Государственного института редких металлов (Гиредмет) и одного из оборонных заводов организуется НИИ-9 (ныне ВНИИНМ) для изучения урановых месторождений, решения задач переработки уранового сырья, получения металлического урана и плутония. К этому времени из Болгарии поступали примерно полторы тонны урановой руды в неделю.

С марта 1945 года после поступления по каналам НКГБ из США информации о схеме атомной бомбы на принципе имплозии (сжатие делящегося материала взрывом обычного ВВ) начались работы над новой схемой имевшей очевидные преимущества перед пушечной. В записке В. Маханева к Берии в апреле 1945 года о сроках создания атомной бомбы говорилось, что диффузионный завод при Лаборатории № 2 для получения урана-235 предполагается пустить в 1947 году. Его производительность должна была составить 25 кг урана в год чего должно было хватить на две бомбы (на самом деле для американской урановой бомбы потребовалось 65 кг урана-235).

В ходе боев за Берлин 5 мая 1945 года было обнаружено имущество Физического института Общества кайзера Вильгельма. 9 мая в Германию была направлена комиссия во главе с А. Завенягиным для поиска ученых, работавших там над Урановым проектом и приемки материалов по урановой проблеме. В Советский Союз вместе с семьями была вывезена большая группа немецких ученых. Среди них были Нобелевские лауреаты Г. Герц и Н. Риль, профессора Р. Деппель, М. Фольмер, Г. Позе, П. Тиссен, М. фон Ардене, Гайб (всего около двухсот специалистов из них 33 доктора наук).

Создание ядерного взрывного устройства с использованием плутония-239 требовало постройки промышленного ядерного реактора для его наработки. Даже для небольшого экспериментального реактора требовалось около 36 тонн металлического урана, 9 тонн двуокиси урана и около 500 тонн чистейшего графита. Если проблема графита была решена к августу 1943 года – удалось разработать и освоить специальный технологический процесс получения графита нужной чистоты, а в мае 1944 года его выпуск был налажен на Московском электродном заводе, то необходимого количества урана к концу 1945 года в стране не было. Первые технические условия на изготовление двуокиси урана и металлического урана для исследовательского реактора были выданы Курчатовым в ноябре 1944 года. Параллельно с созданием уран-графитовых реакторов велись работы над реакторами на основе урана и тяжелой воды. Возникает вопрос зачем нужно было так «распылять силы» и двигаться одновременно по нескольким направлениям? Обосновывая необходимость этого Курчатов в своем Докладе в 1947 году приводит такие цифры. Количество бомб, которые можно было получить из 1000 т. урановой руды разными методами равно 20 при использовании уран-графитового котла, 50 – при диффузионном методе, 70 – при электромагнитном, 40 – при использовании «тяжелой» воды. При этом котлы с «тяжелой» водой хотя и обладают рядом существенных недостатков, зато имеют то преимущество что позволяют использовать торий. Таким образом уран-графитовый котел хотя и давал возможность создать атомную бомбу в кратчайшие сроки, но имел наихудший результат в смысле полноты использования сырья. Учитывая опыт США, где из четырех изучавшихся методов разделения урана был выбран газодиффузионый, 21 декабря 1945 года правительством было принято решение о строительстве комбинатов № 813 (Ныне Уральский электро-механический завод городе Новоуральске) для получения высокообогащенного урана-235 методом газовой диффузии и №817 (Челябинск-40, ныне химический комбинат «Маяк» городе Озерске) для получения плутония.

Весной 1948 года истек двухгодичный срок, отпущенный Сталиным на создание советской атомной бомбы. Но к этому времени не то что бомбы, не было расщепляющихся материалов для её производства. Постановлением правительства от 8 февраля 1948 года был установлен новый срок изготовления бомбы РДС-1 – 1 марта 1949 года.

Первый промышленный реактор «А» на Комбинате № 817 был запущен 19 июня 1948 года (22 июня 1948 года вышел на проектную мощность и был выведен из эксплуатации только в 1987 году). Для выделения наработанного плутония из ядерного топлива в составе комбината № 817 был построен радиохимический завод (завод «Б»). Облученные урановые блоки растворяли и химическими методами отделяли плутоний от урана. Концентрированный раствор плутония подвергался дополнительной очистке от высокоактивных продуктов деления с целью снижения его радиационной активности при поступлении к металлургам. В апреле 1949 года на заводе «В» приступили к изготовлению деталей бомбы из плутония по технологии НИИ-9. В это же время был запущен первый исследовательский реактор на тяжелой воде. Освоение производства расщепляющихся материалов шло тяжело с многочисленными авариями при устранении последствий которых имели место случаи переоблучения персонала (тогда на такие мелочи внимания не обращали). К июлю комплект деталей плутониевого заряда был готов. Для проведения физических измерений на комбинат выехала группа физиков под руководством Флерова, а для обработки результатов этих измерений, расчета значений КПД и вероятности неполного взрыва – группа теоретиков под руководством Зельдовича.

5 августа 1949 года заряд плутония был принят комиссией во главе с Харитоном и отправлен литерным поездом в КБ-11. К этому времени здесь были практически закончены работы по созданию взрывного устройства. Здесь в ночь с 10 на 11 августа была проведена контрольная сборка ядерного заряда, получившего индекс 501 для атомной бомбы РДС-1. После этого устройство было демонтировано, детали осмотрены, упакованы и подготовлены к отправке на полигон. Таким образом, советская атомная бомба была сделана за 2 года 8 месяцев (в США на это ушло 2 года 7 месяцев).

Испытание первого советского ядерного заряда 501 было проведено 29 августа 1949 года на Семипалатинском полигоне (устройство находилось на вышке). Мощность взрыва составила 22 Кт. Конструкция заряда повторяла американского «Толстяка», хотя электронная начинка была советской разработки. Атомный заряд представлял собой многослойную конструкцию, в которой перевод плутония в критическое состояние осуществлялся путем сжатия сходящейся сферической детонационной волной. В центре заряда размещалось 5 кг плутония, в виде двух полых полусфер, окруженных массивной оболочкой из урана-238 (тампером). Эта оболочка служила для инерционного сдерживания раздувающегося в процессе цепной реакции ядра, чтобы как можно большая часть плутония успела прореагировать и, кроме того, служила отражателем и замедлителем нейтронов (нейтроны с низкими энергиями наиболее эффективно поглощаются ядрами плутония, вызывая их деление). Тампер был окружен оболочкой из алюминия которая обеспечивала равномерность сжатия ядерного заряда ударной волной. В полости плутониевого ядра устанавливался нейтронный инициатор (запал) – шарик диаметром порядка 2 см. из бериллия, покрытый тонким слоем полония-210. При сжатии ядерного заряда бомбы ядра полония и бериллия сближаются, и испускаемые радиоактивным полонием-210 альфа-частицы выбивают из бериллия нейтроны которые инициируют цепную ядерную реакцию деления плутония-239. Одним из наиболее сложных узлом был заряд ВВ состоявший из двух слоев. Внутренний слой представлял собой два полусферических основания из сплава тротила с гексогеном, внешний собирался из отдельных элементов имевших различную скорость детонации. Внешний слой, предназначенный для формирования в основании ВВ сферической сходящейся детонационной волны, получил название фокусирующей системы.

В целях безопасности установка узла содержащего делящийся материал осуществлялось непосредственно перед применением заряда. Для этого в сферическом заряде ВВ имелось сквозное коническое отверстие, которое закрывалось пробкой из ВВ, а в наружном и внутренних корпусах имелись отверстия закрывавшиеся крышками. Мощность взрыва была обусловлена расщеплением ядер примерно килограмм плутония, остальные 4 кг не успевали прореагировать и бесполезно распылялись. В ходе реализации программы создания РДС-1 возникло много новых идей по совершенствованию ядерных зарядов (повышения коэффициента использования делящегося материала, снижении габаритов и веса). Новые образцы зарядов стали мощнее, компактнее и «изящнее» по сравнению с первым.

maxpark.com

Кто настоящий «отец» атомной бомбы? | Культура

В августе же 1942 в здании бывшей школы в городке Лос-Аламос, штат Нью-Мексико, неподалеку от Санта-Фе заработала секретная «Металлургическая лаборатория». Руководителем лаборатории был назначен Роберт Оппенгеймер.

Американцам для решения задачи понадобилось три года. В июле 1945 года первая атомная бомба была взорвана на полигоне, а в августе ещё две бомбы были сброшены на Хиросиму и Нагасаки. Для рождения советской атомной бомбы понадобилось семь лет — первый взрыв был произведён на полигоне в 1949 году.

Американская команда физиков была изначально сильнее. В создании атомной бомбы принимало участие только Нобелевских лауреатов, настоящих и будущих, 12 человек. А единственный будущий советский Нобелевский лауреат, который находился в 1942 году в Казани и которому было предложено принять участие в работах, Пётр Капица — отказался. Кроме того, американцам помогала группа английских учёных, командированная в 1943 году в Лос-Аламос.

Тем не менее в советские времена утверждалось, что СССР решил свою атомную задачу совершенно самостоятельно, а Курчатов считался «отцом» отечественной атомной бомбы. Хотя и ходили слухи о некоторых украденных у американцев секретах. И только в 90-х годах, спустя 50 лет, один из главных действующих тогда лиц — Юлий Харитон — рассказал о существенной роли разведки в ускорении отставшего советского проекта. А американские научные и технические результаты добывал приехавший в английской группе Клаус Фукс.

Так что Роберта Оппенгеймера можно назвать «отцом» бомб, созданных по обе стороны океана, — его идеи оплодотворяли оба проекта. Неправильно считать Оппенгеймера (как и Курчатова) только выдающимся организатором. Главные его достижения — научные. И именно благодаря им он оказался научным руководителем проекта создания атомной бомбы.

Роберт Оппенгеймер родился в Нью-Йорке 22 апреля 1904 года. В 1925 году получил диплом Гарвардского университета. В течение года стажировался у Резерфорда в Кавендишской лаборатории. В 1926 году переехал в Гёттингенский университет, где в 1927 году под руководством Макса Борна защитил докторскую диссертацию. В 1928 году возвратился в США. С 1929 по 1947 годы Оппенгеймер преподавал в двух ведущих американских вузах — Калифорнийском университете и Калифорнийском технологическом институте.

Оппенгеймер занимался квантовой механикой, теорией относительности, физикой элементарных частиц, выполнил ряд работ по теоретической астрофизике. В 1927 году он создал теорию взаимодействия свободных электронов с атомами. Совместно с Борном разработал теорию строения двухатомных молекул. В 1930 году предсказал существование позитрона.

В 1931 году совместно с Эренфестом сформулировал теорему Эренфеста-Оппенгеймера, согласно которой ядра, состоящие из нечётного числа частиц со спином ½, должны подчиняться статистике Ферми-Дирака, а из чётного — Бозе-Эйнштейна. Исследовал внутреннюю конверсию гамма-лучей.

В 1937 году разработал каскадную теорию космических ливней, в 1938 году впервые рассчитал модель нейтронной звезды, в 1939 году в своей работе «По поводу необратимого гравитационного сжатия» предсказал существование «чёрных дыр».

Оппенгеймер написал несколько научно-популярных книг: «Наука и обыденное познание» (1954), «Открытый разум» (1955), «Некоторые размышления о науке и культуре» (1960).

Умер Роберт Оппенгеймер в Принстоне 18 февраля 1967 года.


shkolazhizni.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о