Сценарий спектакля «А зори здесь тихие»

примерный сценарий спектакля «А зори здесь тихие»:

Сцена1:

Васков и Майор.

стол,два стула,телефон, сзади натянута булыжного цвета ткань на двух столбах.
Васков стоит. Майор сидит, оперевшись на руки.
Майор: Ну вот чего ты добиваешься, Васков. Тебе не известна ситуация? Так могу напомнить! На 171-м разъезде уцелело двенадцать дворов, пожарный сарай да приземистый длинный пакгауз. В последнюю бомбежку рухнула водонапорная башня, и поезда перестали здесь останавливаться, зараза немецкая налеты прекратил, но кружит гад над разъездом ежедневно, и потому командование держит здесь две зенитные счетверенки.

Васков: Известно, так точно…

Майор: Так точно ему. А что ты мне рапорты как из пулемета строчишь?! Где я тебе людей возьму?! Совсем разомлел тут от безделья! На западе обе стороны, на два метра врывшись в землю, завязли в позиционной; на востоке немцы день и ночь бомбят канал и Мурманскую дорогу; на севере грыземся за морские пути; на юге блокированный Ленинград. Что тебе надо то, Васков?! У тебя здесь курорт!

Васков: Так точно, товарищ майор, курорт! От тишины и безделья солдаты млеют, как в парной, а в двенадцати дворах осталось еще достаточно молодух и вдовушек, могущих добывать самогон чуть ли не из комариного писка. Три дня они отсыпались и присматривались; на четвертый начинались чьи-то именины, которые до сих поди не закончились, запах первача так и не выветрился…

Майор (ударив по столу,вскакивает):Чепушиной занимаешься! Ты подумай, а! Писанину развел! Не комендант, а писатель какой-то!..

Васков (уперто как пономарь): Шлите непьющих… Непьющих и это… Чтоб, значит, насчет женского пола…

Майор: Евнухов, что ли?!

Васков: Вам виднее.

Майор: Ладно, Васков. Увезу сегодня не выдержавших искуса зенитчиков. Будут тебе непьющие. И насчет женщин тоже будут как положено. Но гляди, старшина, если ты и с ними не справишься…

Васков: Так точно.
свет гаснет.
Сцена 2.

Васков и Мария Никифоровна.

Мария Никифорова: Три дня уж прошло. Не пришлют никого поди.

Васков: Да вопрос то сложный. Два отделения — это же почти что двадцать человек непьющих. Фронт перетряси, и то — сомневаюсь…

звук подъезжающей машины, голоса.

Мария Никифоровна: Батюшки, кажись приехали!

(суетливо)

Васков: Приехали, а я не по форме… Марья Никифорова, пойди погляди, мне одеться надо.

МН выходи за кулису, тут же возвращается с плохо скрываемым злорадством: Прибыли, еще как прибыли.

Васков: С командиром что ль?

МН: Не похоже, Федот Евграфыч.

Васков: Ну и слава богу,власть делить — это хуже нету.

МН (загадочно улыбается):Погодите радоваться.

Васков: И то верно… Радоваться после войны будем. А где ж фуражка то?

МН: Да там поди, сушится вместе с другими вещами..

Васков: Ах ты ж… (убегает за другую кулису) Скажи, чтоб строились.
Свет гаснет. играет бодрая музычка сопровождением.

Медленно загорается свет.
^

Васков и прибывшие. Знакомство.
Васков: Здравия желаю, това…

Кирьянова: СМИРНО!

Васков:(замирает, увидев две шеренги девчонок)…рищи… (садится на стул, вытирает пот под фуражкой)… Нашли, значит, непьющих.

МН: Ну по бабам то точно бегать не будут!

Кирьянова: Товарищ старшина, первое и второе отделения третьего взвода пятой роты отдельного зенитно-пулеметного батальона прибыли в ваше распоряжение для охраны объекта, Докладывает помкомвзвода сержант Кирьянова.

Васков: Та-ак. Слушай мою команду. Из расположения без моего слова ни ногой.

Женя: Даже по ягоды, товарищ старшина? (хихикают)

Васков: Отставить шуточки! Ягод еще нет.

Кирьянова (делает шаг вперед): А щавель можно собирать? Нам без приварка трудно… отощаем. ( по строю проносится хохоток)

Васков (пытается грозно посмотреть на нерадивую полкомвзвода, но из-за роста упирается ей прямо в грудь, краснеет, отходит): Можно. Не дальше речки. Аккурат в пойме прорва его. Ваша задача: ночью обстреливать вражеские самолеты, все необходимое получите в расположении. Вопросы есть? (последнее спрашивает исключительно для соблюдения формы,не предполагая услышать ответ)

Девушки хором:

А когда подъем?А где проживать будем? А где тут речка?А можно искупаться сбегать пока? А как тут с едой? А что тут с почтой? А где можно теплую одежду взять?и т.д.

Васков: Отставить кудахтанье! (девушки обиженно замолкают) Вольно. Сейчас вы отправляетесь в расположение. По всем вопросам обращаться лично ко мне.

Женя: Прямо по всем, товарищ старшина? А если он женский?(строй снова заливается хохотом)

Васков: Отставить! По всем вопросам ко мне. Ну или… к Марие Никифоровне. Разойтись.
Девушки, весело галдя, расходятся. Васков садится на стул и наливает себе стакан воды. Выпивает залпом.

МН(ерничая): Крепись, Федот Евграфыч. Все зачтется. Война, она все спишет и солдатам,и… солдаткам.

Васков: Да ну вас… бабы. (уходит)
Сцена 4:

девушки, МН и Васков. Жизнь в расположении.
(звучит народная музычка. Из-за натянутой ткани слышатся хохот и и шушуканье.

появляется взбешенный Васков, за ним семенит МН)
МН: Федот Евграфыч, ну не чертыхайся ты так. Ну девчонки ж еще совсем…

Васков: Ну ты подумай, Марья Никифорова, срам какой. Заворачиваю вчера за пакгауз и… тьфу ты. А у меня там все первое отделение во главе с командиром Осяниной загорает на казенном брезенте в чем мать родила. И хоть бы завизжали, что ли, паразитки, для приличия, так нет же: уткнули носы в брезент, затаились, и мнепришлось пятиться, как мальчишке из чужого огорода. Вот теперь начал кашлять на каждом углу, будто коклюшный.

МН: Ну зато как лупят по самолетам то, не то что предыдущие…

Васков: Зато. Зато днем одни постирушки и хохотушки на уме.

(в это время на натянутую ткань сверху начинают вывешиваться постиранные чулки и сорочки) Это еще что… (подходит, снимает один чулочки, держит его как дохлого мыша) Младший сержант Осянина, это что за.. (заглядывает за ткань, его обдает волной визга, Васков отскакивает, МН сгибается от смеха)

появляются довольные мордочки:

Рита: Товарищ старшина, вы б хоть покашляли…

выскакивает краснеющая Соня: товарищ старшина, разрешите забрать…(забирает чулок)

Женя: Да вы не краснейте так, товарищ старшина, мы ваших ухаживаний не боимся! (заливаются хохотом)

Васков ( красный от возмущения и стыда): где полкомвзвода Кирьянова?

Кирьянова (появляется без гимнастерки и с тазом в руках): Здесь.

Васков: Снять это все хозяйство немедленно. Подобные… украшения демаскируют.

Кирьянова ( с непроницаемым лицом): Есть приказ.

Васков: Какой еще приказ?

Кирьянова:Соответствующий. В нем сказано, что военнослужащим женского пола разрешается сушить белье на всех фронтах.

Васков: Проверю.

Кирьянова демонстративно встряхивает полотенце и скрывается за тканью.

МН:Да не бычьтесь вы, Федот Евграфыч. Они вас промеж себя стариком величают, так что глядите на них соответственно.

Васков: Да ну их, этих девок, к ляду! Только свяжись: хихикать будут до осени… ( понуро уходит, МН уходит за ним)
Сцена 5.

девушки. последний счастливый день.

играет народная музычка

девушки появляются из-за ткани. кто-то стирает, кто-то обустраивает небольшую кухню, кто-то таскает ведра с водой.
Галина Четвертак умудряется подбежать к каждому и задать кучу дурацких вопросов: Ой девочки, а тут есть, кто после института? (несколько человек поднимают руки) А кто вот кем хотел быть,если б не война? Я вот всегда хотела быть артисткой! Хотя мама у меня врач, да! Моя мама просто лучший врач! Но я вот всегда мечтала на сцене петь и танцевать! Я могу,честно! Хотите покажу?

Соня и Лиза: Нет!

смеются

Соня: помоги лучше дров притащить!

Кирьянова: Катя, Рая, в караул!

Галя: А еще я всегда знала, что выйду замуж за красавца-лейтенанта!

Соня: Ну и как? вышла?

Галя: Не успела! Война! А так познакомилась бы с каким-нибудь и точно вышла!

Женя: Ну так, что клювом то щелкаешь, Галка! Вон у нас товарищ старшина холостой! Не мечта,конечно…Ну уж извиняйте!

Кирьянова: Да поздно спохватились! Товарищ старшина уже прибран! Не устоял перед очевидными достоинствами хозяйки!

Лиза: Прекратите! Как вам не стыдно! Неправда это.

Кирьянова: Влюбилась! Втюрилась наша Бричкина, девочки! В душку военного втюрилась!

Соня: Она теперь у нас Бедная Лиза!

кто-то хихикает, кто -то напевает «Тили-тили-тесто»

Лиза отходит, садится на лавочку и закрывает лицо руками.

К ней походит Рита,садится рядом и обнимает за плечи: Ну чего ты, дурешка? Проще жить надо. Проще, понимаешь?

Галя: Правильно! Ритка дело говорит! Рита у нас вобще молодец! Как она вчера того с парашютом, помните? Я уж думала не выстрелит, а она его голубчика…

Кирьянова: Да! За такое надо бы нашему младшему сержанту благодарность объявить! Правда, девочки? (девочки хлопают)

Рита бледнеет и подходит к краю сцены, садится, делает вид, что очень занят картошкой.

Галка: Мам Мань! Мам Мань! ( появляется МН)Сыграй нам что-нибудь такое! Ну про любовь!

МН: Знаю одну такую модную! По радио слышала!(МН играет, девушки пританцовывают)

Кирьянова садится рядом с Ритой: Пройдет, Ритуха. Я, когда первого убила, чуть не померла, ей-богу. Месяц снился, гад…

Рита: боевая ты.

Кирьянова: да что я. Просто опыта чуток больше. Еще в финскую исползала с санитарной сумкой не один километр передовой, орден даже имеется.
сзади раздается хохот

Соня и Галя изображают влюбленную парочку, танцующую танго.

Галя: вот так и танцевала б со своим лейтенантом! И целовались бы мы с ним под луной! (девочки заливаются хохотом)

Рита (раздраженно):Еще услышу о глупостях — настоишься на часах вдоволь. (отворачивается, Галя тихо показывает ей язык и продолжает танцевать с Соней и Женей)

Кирьянова: Зря, Ритуха. Пусть себе болтают,занятно.

Рита: Я этих разговорчиков о шурах-мурах и лизанье под окном не понимаю и не терплю.

Кирьянова: Ох ты какая. Пример то мне покажи. Сама понимаешь, баба на фронте — объект пристального внимания, не все выдерживают. Вон (кивает на Женьку),один из штабных командиров — семейный, между прочим, — завел себе, так сказать, подругу. Член Военного совета, узнав, полковника того в оборот взял, а нам приказали подругу эту, так сказать, к делу определить. В хороший коллектив.

Рита: Красивая она.

Кирьянова: Несчастная баба! Такую в обмундирование паковать — это ж сдохнуть легче.

Рита: Красивые редко счастливыми бывают.

Кирьянова: На себя намекаешь? Да не хмурься, вдовая ты, знаю. Мне положено все знать. (встает и уходит)

МН начинает играть военные песенки, девушки обступают ее в круг, кто-то подпевает, кто-то пританцовывает,кто плетет венки.

Женя подсаживается к Рите.

Женя: Значит, и у тебя личный счет имеется.

Рита: Слышала? (Женя кивает)

Рита: Я как сейчас помню тот школьный вечер — встречу с героями-пограничниками. Помню так, словно он только-только окончился и мой лейтенант Осянин все еще шагает рядом деревянным тротуарам нашего маленького городка. Я так стеснялась, во время вечера словом с ним не обмолвилась. Он тоже. Один раз станцевали, потом пошел меня провожать. Я тогда страшно схитрила: повела его самой дальней дорогой. А он все равно молчал и только курил. Даже простились не за руку: просто кивнули друг другу, и все. Он уехал на заставу и каждую субботу писал очень короткое письмо. А я каждое воскресенье отвечала длинным. Так продолжалось до лета: в июне он приехал в городок на три дня, сказал, что на границе неспокойно, что отпусков больше не будет и поэтому надо немедленно пойти в загс. Самая первая замуж выскочила в классе! Такая важная была! Да еще не за кого-нибудь там, а за красного командира! Через год родила ему мальчика,назвали его Альбертом — Аликом, а еще через год началась война.

Женя: А дальше?

Рита: Осянин погиб на второй день войны в утренней контратаке. Я еще в мае отправила Алика к родителям, а сама теперь пытаюсь спасти чужих детей.

Женя: Геройством от тоски спасаешься. Ясно.

Рита: Ну а ты?

Женя: а что я. А я одна теперь. Всю мою семью… Всех из пулемета уложили.

Рита: Обстрел?

Женя: Расстрел.Семьи комсостава захватили и — под пулемет. А меня эстонка спрятала в доме напротив, и я видела все. Ах ты ж, черт.

Рита: Порезалась? Дай промою.

Женя: Да ладно тебе. От такого на войне не умирают.

Рита: Жень, а можно спрошу что-то?

Женя кивает.

Рита: А правду про тебя и того полковника говорят?

Женя: Ну раз говорят,значит правда. Неправду ж говорить не будут, да?

Рита: Я серьезно! Он же женатый…

Женя: Женатый.

Рита: Как же ты могла, Женька.

Женя: А вот и могла. Сейчас воспитывать начнешь или после отбоя?

Рита вскакивает и разворачивается уходить: Ну знаешь!

Женя: Какие мы правильные. Ишь ты. Вот только бегаем куда-то каждую ночь втихаря.

Рита: Знаешь!

Женя: Мы тебя с Галкой видели.

подходит Галя.

Рита виновато подсаживается: И не доложили…

Женя: Дура, что ли?

Галя: А Кирьянова знает.

Рита вздрагивает.

Галя: Догадалась. Ходит теперь и подшучивает, что ты себе в деревне завела кого-то, я сама слышала.

Рита вскакивает: Что?!

девушки сажают ее на место.

Женя: Не дури, пусть подшучивает. Она не доложит никому. Только зарвалась ты,мать. Налетишь на патруль, либо командир какой заинтересуется — и сгоришь.

Рита:Молчи, Женька, я везучая! Жень, а ты его…ну… полковника этого…любишь?
если получится, то песня «Любви моей ты боялся зря».

Галка: А я вот тоже петь умею!! РААААААСССЦВВВЕЕЕТАААЛЛЛЛИИИ…девчонки смеются и подпевают нестройным хором,просто от души.

на сцене остаются только пятеро, смеются, пританцовывают,дурачатся

постепенно вступает печальная мелодия

зажигается красный свет

параллельно с веселыми девушками (не издающими никакого звука) идет запись диалога майора и васкова:

Майор: Ты можешь объяснить, как все это могло произойти?

Васков: Не сберег… Не сберег… Кто же мог знать… (веселые девушки удаляются за сцену)Это произошло неожиданно…(свет гаснет)… Кто же мог знать…
Сцена 6.

Весть.

загорается свет.

на сцене (из лавок сооруженная) кровать, стол с телефоном, несколько стульев.

несколько секунд играет увертюра.

Рита (из-за занавески, стучит): ТОВАРИЩ СТАРШИНА!!!! ТОВАРИЩ КОМЕНДАНТ!!!!! (Васков вскакивает с кровати в одних штанах, носках и рубашке)

Васков (сонно): Входи, чего орешь то! Что?

Рита: Товарищ старшина!!! Немцы в лесу!!!

Васков: Младший сержант Осянина, шутки тут со мной шутить вздумали?! Откуда известно…

Рита: Сама видела. Двое. С автоматами, в маскировочных накидках…

Васков: Погоди ты, сядь. Пол студеный ( натягивает сапоги и гимнастерку).

МН (садится на кровати):Что там, Федот Евграфыч?

Васков: Ничего. Вас не касается. Значит так! Команду — в ружье: боевая тревога! Кирьянову ко мне. Бегом!

(звуки колокола, сирена, ревуны, что угодно. МН вскакивает в постели и суетливо начинает помогать Васкову собраться)

Васков: Да погоди ты!!! Не до этого!! (кидается к телефону) «Сосна»! «Сосна»!.. Ах ты, мать честная!.. Либо спят, либо поломка… «Сосна»!.. «Сосна»!..

голос: «Сосна» слушает.

Васков: Семнадцатый говорит. Давай Третьего. Срочно давай, чепе!..

голос: Здесь, не ори. Чепе у него…Ты, Васков? Что там у вас?

Васков:Так точно, товарищ Третий. Немцы в лесу возле расположения. Обнаружены сегодня в количестве двух…

голос: Кем обнаружены?

Васков: Младшим сержантом Осяниной.

входит Кирьянова : Полкомвзвода Кирья.. (Васков машет, что б молча подошла)

Васков: Я тревогу объявил, товарищ Третий. Думаю лес прочесать…

голос: Погоди чесать, Васков. Тут подумать надо: объект без прикрытия оставим — тоже по голове не погладят. Как они выглядят, немцы твои?

Васков: Говорит, в маскхалатах, с автоматами. Разведка…

голос: Разведка? А что ей там, у вас, разведывать? Как ты с хозяйкой в обнимку спишь?

Васков: Думаю, надо ловить, товарищ Третий. Пока далеко не ушли.

голос: Правильно думаешь. Бери пять человек из команды и дуй, пока след не остыл. Отбой.

Васков (сам себе): Выделить пять человек…

Кирьянова: Есть выделить…

Васков (вздрагивает): Давай мне ту, которая видела. Старшей пойдет. И строй людей.

Кирьянова (убегает на середину): Строоойся!!!

на середину сцены выбегают сонные девчонки.

Васков: Строй, нечего сказать. Это что за бумажки в голове?

Соня (испуганно): Для кудрей, товарищ старшина…

Васков: Для кудрей… Врага очаровывать собрались?! Вояки! Чеши с такими лес, лови немцев с автоматами! А у них, между прочим, они родимые, образца 1891-го дробь 30-го года…Вольно! Младший сержант Осянина, дан приказ взять пятерых бойцов и проверить территорию.

Рита ( выходит из строя) : Комелькова, Четвертак, Бричкина…

Васков (сокрушенно отводит ее в сторону): Погодите, Осянина! Немцев идем ловить — не рыбу. Так чтоб хоть стрелять умели, что ли…

Рита (с вызовом) Умеют.

Васков: Ох.. Да, вот еще. Может, немецкий кто знает?

Соня (тоненько так): Я знаю.

Васков (расстроенно): Что — я? Что такое я? Докладывать надо!

Соня (осторожно делает шаг вперед) Боец Гурвич.

Васков: Кудрявая… Как по-ихнему — руки вверх?

Соня: Хенде хох.

Васков: Ну вроде. Ну, давай,еще Гурвич.

пятеро выстраиваются. Васков смотрит с нескрываемой тревогой.

Васков: Идем на двое суток, так надо считать. Взять сухой паек, патронов… по пять обойм. Подзаправиться… Ну, поесть, значит, плотно. Обуться по-человечески, в порядок себя привести, подготовиться. На все — сорок минут. Р-разойдись!.. Кирьянова и Осянина — со мной.

Бойцы расходятся.

Васков: Садитесь. Марья Никифоровна, тащи карту. Голодные?

Девушки отрицательно качают головой.

Васков:Значит, на этой дороге встретила?

Рита: Вот тут. А прошли мимо меня, по направлению к шоссе.

Васков: К шоссе?.. А чего ты в лесу в четыре утра делала? (Рита молчит, Женя и Галя позади замирают) Отвечать, младший сержант Осянина.

Кирьянова( не глядя, отрывисто): Просто по ночным делам.

Васков: Ночным?! Для ночных дел я вам самолично нужник поставил. Или не вмещаетесь?

Кирьянова:Знаете, товарищ старшина, есть вопросы, на которые женщина отвечать не обязана.

Васков (криком, стукнув по столу) Нету здесь женщин! Нету! Есть бойцы, и есть командиры, понятно? Война идет, и покуда она не кончится, все в среднем роде ходить будем…

Кирьянова: То-то у вас до сих пор постелька распахнута, товарищ старшина среднего рода… (МН стыдливо заправляет кровать, уходит за едой)

Васков (сконфузясь ): Тючки, говоришь, у них?

Рита:Да. Вероятно, тяжелые: в правой руке несли. Очень аккуратно упакованы.

Васков(закуривая): Мыслю я, взрывчатку они несли. А если так, то маршрут у них совсем не на шоссе, а на железку. На Кировскую дорогу, значит.

МН приносит пироги.

Кирьянова: До Кировской дороги не близко.

Васков: Зато лесами. А леса здесь погибельные: армия спрятаться может, не то что два человека.

Рита: Если так… Если так, то надо охране на железную дорогу сообщить.

Васков: Кирсанова сообщит. Мой доклад — в двадцать тридцать ежедневно, позывной «17». Ты ешь, ешь, Осянина, и девчонкам возьми. Топать-то весь день придется…

свет гаснет.

играет увертюра.

mir.zavantag.com

Сценарий литературно-музыкальной композиции (по мотивам повести Б. Васильева «А зори здесь тихие»)

Сценарий

литературно-музыкальной композиции

(по мотивам повести Б.Васильева «А зори здесь тихие»)

Музыка 1. « А зори здесь тихие» (+)

На экране кадры из к\ф «А зори здесь тихие».

1 Современница

Помни войну!

Пусть далека она и туманна.

Годы идут. Ветераны уходят от нас.

Помни войну! Это, право же, вовсе не странно.

Помнить все то, что когда-то касалось и нас.

Девушки в военной форме как бы сходят с экрана (участницы композиции выходят с двух сторон на задний план сцены).

Музыка 2. «Ровесницы наши» (+)

Звучит мелодия песни «Ровесницы наши», из-за кулис на авансцену выходят девушки-современницы.

2 Современница

Оказывается, здесь когда-то была война…

3 Современница

А зори-то здесь тихие и чистые, как слезы …

Девушки исполняют песню «Ровесницы наши» (2 куплета), уходят за кулисы.

Музыка 3. Фон «А зри здесь тихие» (-)

На сцену из глубины сцены выходят девушки в военной форме.

Женя

Откуда мы?

Мы вышли из войны.

В дыму за нами стелется дорога.

Мы нынче как-то ближе быть должны,

Ведь нас осталось в мире так немного.

Соня

Шли по войне, шли по великой всей,

И в сорок первом шли, и в сорок третьем,

Рита

И после. И теряли мы друзей,

Не зная, что таких уже не встретим.

Галя

Но навсегда нам памятью дано

Их видеть сквозь разрывы, в отдаленье.

Лиза

Мои друзья, которых нет давно,

Они и нынче – наше поколенье.

Сцена из «А зори здесь тихие»

На фоне тихой музыки «А зори…»

Женя

Девчата! А зори здесь тихие, тихие…

Старшина Васков

(быстро выходит из-за кулис)

Становись! В лесу обнаружены немцы в количестве двух человек. Нам пору­чено их перехватить. Идем на двое суток, так надо запастись патронами — по пять обойм, взять провиант — сухой паек. Направляемся на Вопь-озеро. Ежели немцы железкой пой­дут, им озера не миновать. А пути короткого они не знают, значит, мы раньше них там бу­дем. Готовы?

Во время этой речи девушки поправляют гимнас­терки, пилотки, встают по стойке смирно.

Рита.

Готовы.

Васков.

Головной дозор, шагом марш! Песню запевай!

Музыка 4. «Катюша» (-)

Девушки поют песню «Катюша», во время первого куплета маршируют на месте. Допевают на ходу.

Васков.

Привал, отдыхайте, девчата!

Галя.

Качается рожь несжатая.

Шагают бойцы по ней.

Шагаем и мы — девчата,

Похожие на парней.

Соня.

Нет, это горят не хаты —

То юность моя в огне…

Идут по войне девчата,

Похожие на парней.

Женя.

Да хватит, девочки, что вы загрусти­ли? А помните танцы?

Рита.

Довоенные? (Мечтательно) Фокстрот «Рио-Рита»…

Соня.

А я вальс любила. Как мы танцевали!

Музыка 5. «Довоенный вальс» (-)

Две пары девушек танцуют вальс.

В это время Васков и одна из девушек в карауле, наблюдают за местностью

Ах, предвоенный старый вальс!

И в сумерках круженье пар,

Касанье рук, сиянье глаз,

Полет, любви прекрасной дар.

Музыка 6 — 7. «Звуки леса и кукушки»

Лиза.

Июнь 41-го года,

Заря пеленает сады.

Под куполом синего свода

Девчонка сидит у воды.

Галя.

В березовой роще кукушка

Колдует, укрывшись в листву.

Скажи мне, лесная подружка,

А сколько я лет проживу?

Соня.

Молчит непутевая птица,

Лишь ветер листву шевелит.

Течет колдовская водица,

К себе наклониться велит.

Рита.

Дымит, бормоча полусонно,

Заросший травой окоем.

Спокойно прозрачное лоно,

Но нет отражения в нем.

Женя

Девчонки, хорошо – то как, а давайте споем?

Музыка 8. «Синий платочек» (-)

Васков

Тихо! Немцы!

Музыка 9. Фон «Тревожная музыка»

Соня

Их не двое!

Галя

Шестнадцать!

Васков

Плохо, девчата, дело.

Лиза

А они такие же люди, как мы!

Женя

Как страшно убивать людей!

Васков

Вне закона они. Человека ведь одно от животного отделяет: понимание, что человек он. А коли, нет понимания этого — зверь, лютый зверь, страшнее страшного. И тогда ни­чего по отношению к нему не существует — ни человечности, ни жалости, ни пощады. Бить надо. Бить, пока в логово не уползет. И там бить, покуда не вспомнит, что человеком был, покуда не поймет этого.

Музыка 10. Фон «Звуки боя»

Свет!!! Действие идет в центре сцены.

Музыка 11. «Последний бой» — 1 (-)

Свет мигает.

Галя

Я только раз видала рукопашный.

Раз – наяву. И тысячу — во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне.

Рита

Худенькой, нескладной недотрогой

Я пришла в окопные края,

И была застенчивой и строгой

Полковая молодость моя.

На дорогах родины осеннее

Нас с тобой связали навсегда

Судорожные петли окружения,

Отданные с кровью города.

Музыка 12. «Последний бой» — 2 (-)

Соня

На втором Белорусском еще продолжалось затишье,

Шел к закату короткий последний декабрьский день.

Сухарями в землянке хрустели голодные мыши.

Прибежавшие к нам из сожженных дотла деревень.

Новогоднюю ночь третий раз я на фронте встречала.

Показалось – конца не предвидится этой войне.

Захотелось домой, поняла, что смертельно устала.

(Виновато затишье – совсем не до грусти в огне!)

Показалась могилой землянка в четыре наката.

Умирала печурка. Под ватник забрался мороз…

Лиза

Тут влетели со смехом из ротной разведки ребята:
Почему ты одна? И чего ты повесила нос?

Вышла с ними на волю, на злой ветерок из землянки.

Посмотрела на небо – ракета ль сгорела, звезда?

Прогревая моторы, ревели немецкие танки,

Иногда минометы палили незнамо куда.

А когда с полутьмой я освоилась мало-помалу,

То застыла не веря: пожарами освещена.

Галя

Горделиво и скромно красавица елка стояла!

И откуда взялась среди чистого поля она?:

Не игрушки на ней, а натертые гильзы блестели,

Между банок с тушенкой трофейный висел шоколад…

Рукавицею трогая лапы замерзшие ели,

Я сквозь слезы глядела на сразу притихших ребят.

Вдруг обвал артналета и чья-то команда: «Ложись!»

Контратака! Пробил санитарную сумку осколок,

Я бинтую ребят на взбесившемся черном снегу…

Музыка 13. «Последний бой» — 3 (-)

Женя

Мы не ждали посмертной славы.

Мы хотели со славой жить.

Почему же в бинтах кровавых

Светлокосый солдат лежит.

Её тело своей шинелью

Укрывала я, зубы сжав,

Белорусские ветры пели

О рязанских глухих садах.

Музыка 14. «Не женщины придумали войну» (+)

Лиза

Нет, это не заслуга, а удача –

Быть девушке солдатом на войне.

Когда б сложилась жизнь моя иначе,

Как в День Победы стыдно было б мне…

С восторгом нас, девчонок не встречали,

Нас гнал домой охрипший военком.

Так было в сорок первом. А медали

И прочие регалии – потом…

Женя

Смотрю назад, в продымленные дали:

Нет, не заслугой в тот зловещий год,

А высшей честью школьницы считали

Возможность умереть за свой народ.

Музыка 15. «Не женщины придумали войну» (-)

Васков

(встает перед девушками, как бы прикрывает их руками)

Пятеро их было, всего пятеро девчат, и не прошли фашисты.

(бросает на землю пилотку, уходит за кулисы.)

Музыка 16(+) – 17(-) «Ровесницы наши»

На сцену выходят девушки из нашего времени.

Во время песни девушки в форме уходят на задний план сцены.

 

Музыка 18. «Щербатый месяц» (-)

Девушки-солдаты стоящие на заднем плане, спиной к залу, подходят к современницам.

Женя

Запоминайте нас, пока мы есть!

Ведь мы еще на многое сгодимся.

Никто не знает, сколько мы продлимся,

А вот сейчас мы с вами рядом, здесь.

1 девушка-современница

Погибшие живут среди живых,

Ушедшие ушли, чтобы вернуться,

Во всех сердцах, во всех домах людских

Неслышные шаги их раздаются.

2 девушка-современница

Забыть их – значит их предать!

Стать равнодушным хуже, чем убийцей.

И не чугун, не бронза, не гранит,

Которые не раз бывали лживы,

А память поколений их хранит,

Вот почему посмертно они живы!

Музыка 19. «Щербатый месяц» (+)

Девушки уходят со сцены.

 

  1. https://www.youtube.com/watch ?v=h2xLNw8GSBM&ebc=ANyPxKq7yHAzU4ayhnNb9WcVj_oHLQKwgMHuomXahsEJVKTOzxt_m5s9Br9yuQrIw8znCev7h3emiGZ6eeJvb1114kpSIu9UEQ
  2. http://pesnifilm.ru/load/a_zori_zdes_tikhie_serial/shherbatyj_mesjac_quot_a_zori_zdes_tikhie_quot_serial/65-1-0-276

xn--j1ahfl.xn--p1ai

Сценарий театрализации «А зори здесь тихие»

скачать Сценарий театрализации

«А зори здесь тихие»

/по одноименной повести Б.Васильева/
Действующие лица: Война

Старшина Васков

Рита Осянина

Женя Камелькова

Лиза Бричкина

Галя Четвертак

Соня Гурвич

Чтецы /2 чел./


Пролог.
Занавес открываеся.

На заднике сцены- восходящее солнце, силуэты сосен и берез.

Звучат звуки выстрелов и канонады.
Голос за кулисами:

Цветок, в росинках весь, к цветку приник,

И пограничник протянул к ним руки.

А немцы, кончив кофе пить, в тот миг

Влезали в танки, закрывали люки.

Такою все дышало тишиной,

Что вся земля еще спала, казалось.

Кто знал, что между миром и войной

Каких-то пять минут осталось!

/С.Щипачев, «22 июня 1941 года» /
Звучит мелодия песни «Священная война»/ муз.А.Александрова/

Выходят Война и Васков.
Война:

Я- многоликая война.

Пятнадцать тысяч раз я приходила к людям.

И все они похожи друг на друга,

И в то же время непохожи…

Васков:

Я- старшина Васков,

Я- комендант разъезда,

Я старшим был в семье,

И старшим здесь пришлось.

Война:

В тылу его осталась мать,

А братья- все под Брестом,

В далеком сорок первом

Им нелегко пришлось.

Васков:

Я жить стараюсь по уставу,

Но не выходит иногда.

Мой взвод- сопливые девчонки,

Им двадцать лет едва-едва.
Война:

Но мой закон ко всем нещаден,

И погибают прежде те,

Которых лучшими считают

Васков:

На этой проклятой войне!

Девчонки, милые девчонки,

Их было пятеро, красивых…

Война:

Но всех- один по одному-

Их смерть безжалостно скосила.

Васков:

Когда пришел сраженья час,

Про юность вы свою забыли.

Земля стонала и рвалась,

А зори тихие здесь были…
Эпизод1. «Ах, война, что ты сделала, подлая?»

Война и Васков уходят за кулисы.

Звучит музыкальная тема Осяниной / «Счастье мое», муз.Е.Розенфельда/.
Выходит Рита Осянина:

Я- Рита Осянина. Из всех довоенных событий самое дорогое для меня- школьный вечер встречи с пограничниками. Именно в этот день я познакомилась со своим будущим мужем — застенчивым лейтенантом Осяниным. Мы вместе танцевали вальс, и он пошел провожать меня домой…

А потом были письма. По субботам- его короткие, а по воскресеньям- мои длинные.

Мы поженились. И тогда я не знала, что 22-го – война, а 23-го я стану вдовой.

Рита уходит вглубь сцены и становится спиной к залу.

Звучит музыкальная тема Камельковой / «В парке Чаир, сл. П.Арского», муз. Е.Листова/.


Выходит Женя Камелькова:

Я – Камелькова Женя. Помню, как однажды я приехала к отцу на учения – он у меня военный. Иду, а навстречу мне полковник. Господи! Высокий, русоволосый, кареглазый!

Я так и замерла. А он мне: «Разрешите познакомиться?». А я ему: «Разрешаю. Женя Камелькова». А он мне: «Не хотите на лошадях покататься?». А я ему: «Отчего же? Можно». А он мне: «А вы всегда такая веселая?». А я: «Всегда!». Так и влюбилась.

Но пришла война, и распорядилась по-своему: я теперь одна. Одна на всем белом свете. И мне почему-то совсем не весело…


Женя уходит вглубь сцены, становится рядом с Осяниной.

Звучит музыкальная тема Бричкиной / «Грустные ивы», сл. А.Жарова, муз. М.Блантера /.
Выходит Лиза Бричкина:

Меня зовут Лиза Бричкина. Все свои 19 лет я прожила в ожидании счастья, которое так ко мне и не пришло… Сначала я ждала возвращения в школу, которую бросила из-за болезни матери, потом- свиданий с подружками, потом- редких свободных вечеров на пятачке, возле клуба. Потом ждала, что придет Он, которого я буду любить всю жизнь, потом…

Потом ждать стало нечего: война.
Лиза уходит вглубь сцены.

Звучит тема Четвертак / «У Черного моря», сл. С.Кирсанова, муз. И. Табачникова /.

Выходит Галя Четвертак:

Я- Галя Четвертак, Эту фамилию дали мне в детском доме. Всю жизнь я мечтала о сольных партиях, длинных платьях и всеобщем поклонении. А потом я решила влюбиться. Придумала себе жениха, и весь детский дом был вскоре наводнен записками, письмами, слезами, свиданиями. Нет, вы не думайте, я не врала! Я просто мечтала!

Война меня застала на третьем курсе библиотечного техникума. Она разрушила все мои мечты.
Галя уходит вглубь сцены.

Звучит музыкальная тема Гурвич / «Утомленное солнце», муз. Ю.Петербургского, сл. И.Альвека/
Выходит Соня Гурвич:

Я — Соня Гурвич, бывшая студентка второго курса Минского университета. Вместо танцев я бегала в «читалку» и в театр. Как память о довоенной жизни у меня осталась только эта тоненькая книжечка со стихами Блока.Ее подарил мне очкастый сосед по лекциям, с которым я провела единственный вечер в парке имени Горького.

А потом я надела форму и сапоги на два размера больше.
Соня уходит вглубь сцены.

Звучит мелодия песни Б.Окуджавы «До свидания, мальчики».

Девушки, повернувшись лицом к зрителю, медленно танцуют.
Васков:

Ах, война, что ж ты сделала, подлая?

Вместо свадеб – разлуки и дым.

Наши девочки платьица белые

Раздарили сестренкам своим.

Сапоги.… Ну куда от них денешься?

Да зеленые крылья погон…

Вы наплюйте на сплетников, девочки,

Мы сведем с ними счеты потом.

Пусть болтают. Что верить вам не во что,

Что идете войной наугад…

До свидания, девочки! Девочки,

Постарайтесь вернуться назад.

Эпизод 2. «Они легли на поле боя, жить начинавшие едва».
Девушки останавливаются, поворачиваются спиной к зрителю.

Звучит мелодия из оперы К.Молчанова «Зори здесь тихие».
Васков:

Но они не вернулись.… На 171-й разъезд пришел я один. Пять девчонок, всего только пять! А ведь справились, не пропустили гадов! И кто? /Бричкина поворачивается и идет на авансцену/.

Лиза Бричкина, родная душа. Она первая погибла. В болоте утонула. Не дошла до наших за подмогой, не смогла. А ведь мы даже как следует и не простились. Все думал, успеется. Как же так, Лизавета?
Бричкина:

Торопилась я очень, все хотела успеть,

И, как вы обещали, с вами песню допеть.

Я ведь вас полюбила.… Ах, зачем эта смерть?

Торопилась я очень, все хотела успеть…
Бричкина возвращается назад.

Соня Гурвич начинает движение на авансцену.

Васков:

А Соня Гурвич? Зачем я при ней про свой забытый кисет сказал? А она, легкая, как птица, вспорхнула: «Я принесу, я знаю, где он лежит!». Даже остановить не успел. Какое там, только сапоги затопали…

Никогда не забуду ее предсмертный крик, крик раненой птицы. Два удара ножом. Полежи тут, Сонечка, я сейчас вернусь!
Гурвич:

Я подожду, я подожду,

Теперь мне некуда спешить.

/открывает томик стихов А.Блока и читает/

«О, я хочу безумно жить:

Все сущее – увековечить,

Безличное – вочеловечить,

Несбывшееся – воплотить!»

Соня возвращается назад.

Из глубины сцены начинает движение Галя Четвертак.
Васков:

Галина Четвертак. Четвертачок. Я так и не узнал, как себя с ней вести. Маленькая, хркпкая, с неудачным первым боевым крещением. Испугалась. Немцев испугалась, и не смогла удержаться – побежала.

Коротко ударил автомат. С десяти шагов ударил в тонкую, напряженную спину.

Четвертак:

Я так мало успела в этой жизни прожить,

Я так много мечтала верить, ждать и любить.

Я так сильно боялась, что в войне этой сгину.

Почему мне досталась эта очередь в спину?
Галя возвращается назад.

Из глубины сцены подходит Женя Камелькова.
Васков:

Женя Камелькова. Красавица, Погибла, отводя немцев от раненой Осяниной. И даже когда первая пуля ударила в бок, она просто удивилась: ведь это так глупо умирать в 19 лет. А немцы ранили ее вслепую, и она могла бы затаиться, переждать и уйти. Но она стреляла, пока были патроны. Стреляла лежа, не пытаясь убежать, и … пела.

Немцы добили ее в упор, а потом смотрели на ее и после смерти прекрасное лицо.
Камелькова:

Когда на смерть идут – поют,

А перед этим можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою –

Час ожидания атаки.

Был бой короткий, а потом

Лежала я под синим небом.

Неужто все? Неужто все?

Из нас еще никто и не жил…

/С. Гудзенко, «Перед атакой», в обработке/
Женя возвращается назад, в глубину сцены.

На авансцену начинает движение Рита Осянина.
Васков:

Осянина Рита. Смертельно раненая осколком гранаты, застрелилась, боялась стать обузой, глупая.

Я к ней подойду и шинелью укрою.

Осянина:

О чем – то мне скажешь,

Но я не услышу.

Васков:

Спрошу – не ответит,

А нас рядом двое.

Осянина:

Один только дышит.

Васков:

Я знаю, не встанет,

Я все понимаю.

Зачем же я хлеб

На две части ломаю?

/Ю.Воронов, «Трое», в обработке/
Финал.

/по мотивам стихотворений С.Куняева, Р. Казаковой «На фотографии в газете». Р. Гамзатова «Клятва сыновей»/

Звучат позывные звуки трубы.

Васков уходит за кулисы, девушки шеренгой идут на авансцену.

Выходят два чтеца.
1-й чтец:

Они легли на поле боя, жить начинавшие едва.

И было небо голубое, была зеленая трава.

2-й чтец:

А мать-и-мачеха цветет, и сон-трава

Мохнатым зевом росу мерцающую пьет.

Но никогда под русским небом

Трава забвенья не взойдет!
1-й чтец:

Листья нашего дерева, а не серая тень его-

Девушки:

Это мы!


2-й чтец:

Эхо нашего голоса, зерна нашего колоса-

Девушки:

Это мы!


1-й чтец:

Меж годами посредники, своей славы наследники-

Девушки:

Это мы!


2-й чтец:

Совесть наша глубокая, правда наша высокая-

Девушки:

Это мы!


1-й чтец:

Верность вашему мужеству и великому дружеству

Все вместе:

Мы храним!


Звуки трубы усиливаются. Занавес закрывается.
скачать

nenuda.ru

Сценарий спектакля по мотивам повести Б.Васильева – «А зори здесь тихие».

Вход в спектакль.
– Она началась неожиданно, в воскресенье.
– Она продолжалась 1418 дней
– Тысяча четыреста восемнадцать!.
– Она унесла более двадцати миллионов жизней…
– Каждого пятого…
Каждого пятого
Сцена 1.
ВасковК маю сорок второго года на западе обе стороны окончательно завязли в позиционной войне, на востоке немцы день и ночь бомбили канал и Мурманскую дорогу, на севере шла ожесточенная борьба за морские пути, на западе продолжал упорно сопротивляться блокадный Ленинград…. А здесь на сто семьдесят первом разъезде был курорт …
(пение за кулисами)
– А здесь на сто семьдесят первом разъезде был курорт! От тишины и безделья солдаты млели, как в парной. В двенадцати дворах оставалось еще достаточно молодух и вдовушек, умевших добывать самогон чуть ли не из комариного писка. Три дня солдаты отсыпались и присматривались, на четвертый начинались чьи-то именины, и над разъездом уже не выветривался липкий запах местного первача.
Комендант разъезда, хмурый старшина Васков писал рапорты по команде.
(пение замолкает)
Когда число их достигало десятка, начальство вкатывало Васкову выговор и сменяло опухший от веселья полувзвод. С неделю после этого комендант кое-как обходился своими силами, а потом все повторялось
(пение за кулисами)
да так точно, что старшина в конце концов приладился переписывать прежние рапорты, меняя в них лишь числа да фамилии.
(телефонный звонок)
Товарищ третий (за кадром): Что вы тут писанину развели! Чепушиной занимаетесь! Не комендант, а писатель какой-то!
Васков А вы шлите непьющих… Непьющих, и чтобы это… Насчет женского полу…
Товарищ третий: Евнухов, что ли? Лааадно, Васков. Будут тебе непьющие. И насчет женщин будет как положено. Но гляди, старшина, если ты и с ними не справишься!
Васков (отдавая честь, выпрямляясь): Так точно, товарищ третий!

Осянина (из-за дверей) Взвод! Равняйсь! Смирно! Шагом марш!
(Входят строевым шагом Осянина, Комелькова, Бричкина, Гурвич, Четвертак)
Осянина На месте стой, раз-два! Товарищ старшина, первое и второе отделения третьего взвода пятой роты отдельного зенитно-пулеметного батальона прибыли в ваше распоряжение для охраны объекта. Докладывает младший сержант Осянина.
Васков:Н-нашли значит…непьющих…(вздохнул).
( Васков подходит по очереди к каждой)
Осянина На сто семьдесят первом разъезде уцелело двенадцать дворов, пожарный сарай и сложенный из валунов пакгауз.
КомельковаВ последнюю бомбежку рухнула водонапорная башня, и поезда перестали здесь останавливаться.
Бричкина Немцы прекратили налеты, но кружат над разъездом ежедневно. ГурвичКомандование на всякий случай держит здесь две зенитные счетверенки.
Четвертак А у меня мама-медицинский работник!
Васков Вольно!
Осянина Вольно!
(встают на круг. Вальс. Васков встает на пути)
Васков Жить будете в пожарном сарае.
ГУРВИЧ. А свет там будет, чтоб почитать?
ВАСКОВ. Это не клуб, это пожарный сарай.
ЧЕТВЕРТАК. А мышей там нет?
ВАСКОВ. Мышей?.. Не знаю, не проверял.Из расположения без моего слова ни ногой… ясно вам?
Бричкина: Даже за ягодами?
Осянина: А щавель собирать можно? Нам без приварка трудно… (втянув живот) Отощаем…
Васков Не дальше речки! Аккурат в пойме прорва его!
(вальс продолжается и снова спотыкается о Васкова)
Васков Непорядок, рядоваяКомелькова! Почему вокруг пожарного сарая вечно сушатся какие-то ….. тряпочки? Демаскирует это!
Комелькова А есть приказ, товарищ старшина!
Васков Какой приказ?
Комелькова Соответствующий. В нем сказано, что военнослужащим женского пола разрешается сушить белье на всех фронтах!
(вальс продолжается и снова спотыкается о Васкова)
Васков Хромает дисциплина, товарищи бойцы! Внутри – беспорядок! «Люда, Вера, Катенька – в караул. Катя-разводящая!» Разве это команда? Развод караулов положено по всей строгости делать, по уставу. А это насмешка полная!
Четвертак А у нас разрешение, товарищ старшина. От командующего. Лично.
Васков Вам бы телешом загорать да в самолеты пулять – вот это война…
(уходит)
Сцена 2.
(перестройка пространства в казарму)

ГУРВИЧ /читает письмо/ Никогда не забуду,
Он был или не был, тот вечер.
Пожаром зари сожжено и
раздвинуто бледное небо,
и нажелтой заре — фонари…
ЧЕТВЕРТАК В стихах письмо?
ГУРВИЧ Нет, это — Блок. Я тоже никогда не забуду, что был этот вечер. Мы с ним на лекциях вместе сидели. И в Ленинку — вместе. И во МХАТ бегали, на галерку… тоже вместе… А потом он меня в парк пригласил.
ЧЕТВЕРТАК На танцы?
ГУРВИЧ Нет, на вечер поэзии. А потом мы с ним гуляли. Долго-долго. И говорили.
ЧЕТВЕРТАК О чем?
ГУРВИЧ О разном. О стихах, о музыке…
ЧЕТВЕРТАК А потом? Поцелуи были? А? Были поцелуи? А? Девочки… вот у меня жених был… с Заполярья
.
Девочки(не верят) :у… ничего себе!
Бричкина (верит): Правда?
Четвертак: Ага! Он прилетел ко мне однажды… И говорит: а полетели-ка, Галка, со мной! Я тебе тундру покажу!
Бричкина: аах!
Четвертак: Но меня, конечно, мама, медицинский работник, не отпустила. Сказала: замерзнешь, лекарств там нет, кто лечит тебя будет, сиди дома, в тепле.
Девочки хихикают.
Осянина (приподнимаясь): Спать! (Четвертак) Еще услышу о глупостях – настоишься на часах вдоволь!
Девочки обиженно замолкают.
Комелькова: Зря, Рита… Пусть себе болтают – занятно…
Осянина: Пусть влюбляются – слова не скажу! А так, лизаться по углам – этого я не понимаю!
Четвертак (шепотом): Девчонки… АБричкина-то наша… поглядите на нее! втюрилась!
Все смеются, хихикают.
Бричкина: Неправда! Неправда!
Четвертак: В душку военного! Ну что, Лиза, понравился старшина?
ГУРВИЧ(громко вздохнула). Бедная Лиза!..
БРИЧКИНА. Неправда!.. (Со слезами.) Неправда, неправда, слышите?
ОСЯНИНА(строго). Прекратите!.. (Подошла к Бричкиной.) Ну что ты.. Проще жить надо. Проще, понимаешь?
БРИЧКИНА(всхлипывая). Как это?
ОСЯНИНА. Врага – ненавидеть, друга – любить. И главное, цель! Цель в жизни должна быть. Ясная цель.
Бричкина: Да отвяжитесь вы все! Пристали! (встает, хочет уйти)
Осянина вскакивает, успокаивает ее, сажает.
Осянина:Ну сядь, сядь.. (громко) А вы не трожьте ее!

Бричкина (утирая слезы): Мы на кордоне совсем одни жили. Отец лесник был. Мне мама всегда говорила: «Ты верь, доченька, верь, может, и придет твое счастье-то, не обойдет тебя стороной». К нам однажды папин знакомый приехал – охотник один, из города. Он пожил да обратно отчалил. А по весне открытку прислал: «Тебе надо учиться, Лиза. В августе приезжай в город, устрою в техникум с общежитием». Это в прошлом, сорок первом году было.
Осянина (задумчиво глядя вперед): Ты верь, Лиза, обязательно верь. Может, и верно говорят: счастье-то рядом ходит. И придет оно к тебе завтра. Только обратной дороги к нему нет.

Сцена 3
СИРЕНА (БОЕВАЯ ТРЕВОГА)
Васков: БОЕВАЯ ТРЕВОГА, БОЕВАЯ ТРЕВОГА!
Девчонки вскакивают. «Упреждение! Квадрант! Угол сноса»
Осянина: За мной – живо! Оружие наготове!
Звуки боя. Авиабомбежка
Комелькова: Немец, вон он!
Гурвич: С парашютом!
Комелькова: Вижу его! Стреляй, Рита, стреляй!
Гурвич: Стреляй, Рита, ну же! Рита!
Комелькова: Дааааа!!! Убит! Ритка, ты герой! Умница!
Четвертак: Ушли? ушли немцы!
Девчонки сидят, все в копоти, встрепанные, хлопают Риту по плечу. Рита, испуганно-ошеломленная, смотрит в одну точку вдаль.
Васков Ну, молодец, Осянина! Только я бы все-таки живым его брал! (уходит)
Девочки косо смотрят на него. Поднимаются, уходят, разговаривая, одобрительно хлопая Риту по плечу. Комелькова последней уходит, возле кулис притормаживает, смотрит на Риту. Рита опускается на колени, прячет голову в ладони.

Комелькова (присаживаясь рядом, по-доброму): Пройдет, Рита. Я, когда первого убила, чуть не померла, ей-богу. Месяц снился, гад… пройдет.

Сцена 4. После боя
ОСЯНИНА Из всех довоенных событий Рита ярче всего помнила школьный вечер, встречу с героями-пограничниками. Рита помнила этот вечер так, словно он только-только окончился и застенчивый лейтенант Осянин все еще шагал рядом по гулким деревянным тротуарам маленько¬го приграничного городка. В июне он приехал в городок на три дня, сказал, что на границе неспокойно, что отпусков больше не будет и поэтому им надо пойти в загс. Потом у нее родился мальчик.
(пантомима «Поднять руку»)
Комелькова: Опять убежишь сегодня?
Рита резко останавливается, поворачивается.
Рита (удивленно, испуганно): Откуда…
Женька (обрывает): А ты сапогами потише греми, а то самого (поднимает палец высоко вверх, издевается) старшину разбудишь!
Рита неловко улыбается.
Женька (берет ее за руки): А вообще, зарвалась ты, мать! Налетишь на патруль, или командир какой остановит и сгоришь!
Осянина: (обрывает)Не могу я понять некоторых.
Комелькова: Меня, что ль?
Рита: Да хоть бы тебя.
Пауза.
Женька: Ага… доложили уже. (громко) Ну давай, воспитывай! Сейчас будешь воспитывать или уж потом, после отбоя?
Рита (сквозь зубы): У меня был муж, Женя.
Женька (распалившись, с удовольствием): Отбил кто-нибудь? (с силой) А ты не жалуйся, я не пожалею!
Рита Не отбили. А убили. На второй день войны… Сын у меня остался, в городе с мамой сейчас.
Женька: Счастливая ты… А у меня никого. Маму, братишку, сестренку – всех из пулемета уложили.
Рита: Обстрел был?
Женька: Нет, расстрел. Семьи комсостава захватили и…под пулемет. А меня эстонка в доме напротив спрятала, и я все видела… Сестренка последней упала, специально добивали.
Молчание.
Рита: Значит и у тебя личный счет имеется… А как же полковник, Женька? Как же ты могла?
Женька Могла вот…
Рита: Женька, мне в город к сыну надо, понимаешь….
Женька: Да не скажу я никому, младший сержант Осянина! Вот она, дисциплина во взводе!
Рита: Да ну тебя!

prazdnovik.ru

Сценарий драматической постановки фрагмента произведения «А зори здесь тихие» Б.Васильева для литературно-театрального конкурса

Сценарий драматической постановки

по мотивам повести Б. Васильева

«А зори здесь тихие…»

Драматическая постановка «А зори здесь тихие…»

Оформление: маскировочная сетка, ружья, сложные конусом, солдатская каска с красной гвоздикой внутри.

Импровизированная танцплощадка. Громкоговоритель на стене.

Ночь с 21 на 22 июня 1941 года. Звучит мелодия «Рио-Рита». На танцплощадке танцуют нарядно одетые молодые люди (три пары), они тихо беседуют, смеются. На лицах — выражение безмятежной радости, в глазах — счастливый блеск.

Мелодия внезапно обрывается, сменяясь нарастающим воем авиабомб, разрывов снарядов.

Девушки в ужасе закрывают головы руками. Юноши пытаются заслонить их от страшных ударов. Все разбегаются.

За сценой голос диктора радио:

— 22 июня, в 4 часа утра, без объявления войны гитлеровская Германия вероломно нарушила границы Союза Советских Социалистических Республик.

Небольшая группа людей напряженно слушает сообщение, стоя у репродуктора.

Юноша: Война!

Ведущая : 22 июня, ровно в 4 утра,

Киев бомбили,

Нам объявили,

Что началась война…

Юноша: Прервалась мирная жизнь людей. Мечты, любовь, счастье — все опалил огонь жестокой кровопролитной войны.

Ведущ : Война… От Бреста до Москвы 1000 километров, от Москвы до Берлина — 1600. Итого 2600 километров.

Юноша : Это если считать по прямой. Так мало, не правда ли? 2600 километров. Поездом — четверо суток, самолетом — четыре часа, а перебежками по-пластунски — четыре долгих года.

Ведущ : Война… Это бесстрашие защитников Бреста, это 900 дней блокадного Ленинграда, это клятва панфиловцев: «Ни шагу назад, за нами Москва!»

Юноша: Это добытая огнем и кровью победа под Сталинградом, это подвиг героев Курской дуги, это штурм Берлина, это память сердца всего народа.

Ведущ: Забыть прошлое — значит предать память о людях, погибших за счастье Родины.

Юноша: Нет, ни нам, ни нашим детям забывать об этом нельзя.

Ведущ: Если за каждого погибшего во второй мировой войне человека объявить минуту молчания, мир молчал бы пятьдесят лет.

Юноша: Беззаботная мирная жизнь сменилась военными буднями. 4 года войны. 1418 дней беспримерного народного подвига. 1418 дней крови и смертей, боли и горечи утрат, гибели лучших сыновей и дочерей России.

Школьный спектакль по мотивам повести Б.Васильева

А зори здесь тихие..

Действующие лица

Старшина Васков Федот Евграфыч-Остяков

Зенитчицы: Рита Осянина- Заречнева

Женя Комелькова — Савченко

Лиза Бричкина- Чугунова

Галя Четвертак- Черненко

Соня Гурвич -Шумен

Сцена оформлена декорацией осеннего леса. На сцене, делая записи в планшете, сидит старшина Васков. Тихо звучит тревожная музыка.

Ведущая . Шел май сорок второго года… Война по-своему распоряжается человеческими жизнями, и судьбы людей переплетаются причудливо и непонятно. Старшина Васков после ранения был назначен комендантом 171-го разъезда. Трижды в день он обходил объект и делал в тетради одну и ту же запись: объект осмотрен, нарушений нет. Спокойно служилось старшине Васкову до тех пор, пока для охраны объекта на разъезд не прибыли зенитчицы – стайка шумных и задиристых девах, которые ночами азартно лупили из всех восьми стволов по пролетающим немецким самолетам, а днем разводили бесконечные постирушки… И не знал старшина Васков, что директива имперской службы СД за номером С219/702 с грифом “Только для командования” уже подписана и принята к исполнению…. А зори здесь были тихими-тихими…

Сцена первая

Звучит тревожная музыка. На пустую сцену выходит Лиза Бричкина.

Лиза. Первой погибла Лиза Бричкина. Болото… Последний кусок до сухой земли оставался. Огромный пузырь вспучился перед ней так неожиданно, что она рванула в сторону. Всего шаг в сторону, а ноги сразу потеряли опору. Тропа была где-то рядом – шаг, полшага от нее, но эти полшага уже было невозможно сделать. “Помогите! На помощь!..” Жуткий одинокий крик долго звенел над равнодушным ржавым болотом и взлетал к безоблачному майскому небу. Над деревьями медленно всплыло солнце, и Лиза в последний раз увидела его свет – теплый, нестерпимо яркий, как обещание завтрашнего дня. И до последнего мгновения верила, что это завтра будет и для нее…

Лиза делает шаг в сторону, снимает пилотку, опускает голову.

Выходит Соня Гурвич.

Соня. Ждали немцы Соню Гурвич или она случайно на них напоролась? Бежала без опаски по дважды пройденному пути, торопясь притащить ему, старшине Васкову, забытый на пеньке кисет, махорку ту, трижды проклятую. Бежала, радовалась и понять не успела, откуда свалилась на хрупкие плечи потная тяжесть, почему пронзительной, яркой болью рванулось вдруг сердце. Нет, успела. И понять успела, и крикнуть, потому что не достал нож до ее сердца с первого удара… Две узких дырочки виднелись на Сониной гимнастерке: одна в грудь, другая пониже – в сердце.

Соня делает шаг в сторону, встает рядом с Лизой, снимает пилотку и опускает голову.

Выходит Галя Четвертак.

Галя. Немцы шли молча, пригнувшись и выставив автоматы. Васков успел, толкнул Галю Четвертак в кусты и шепнул: “Замри!” Сам за валун завалился, поймал ее взгляд – и словно оборвалось в нем что-то. Боится она. По-плохому боится, изнутри. Перед глазами Гали всплыло мертвое лицо Сони. Она физически, до дурноты, чувствовала тяжелый запах крови, и это рождало у нее тупой, чугунный ужас. А-а-а! Она выскочила из кустов, метнулась через поляну, наперерез диверсантам, уже ничего не видя и не соображая. Коротко ударил автомат. Последний крик ее затерялся в булькающем хрипе, а ноги еще бежали, еще бились, вонзаясь в мох носками солдатских сапог.

Также встает рядом с Лизой и Соней.

Выходит Женя Комелькова.

Женя. Женька… Она всегда верила в себя… Она верила в себя и сейчас, уводя немцев от раненой Риты Осяниной. Ни на мгновение не сомневалась, что всё окончится благополучно. И даже когда первая пуля ударила в бок, она просто удивилась. Ведь так глупо, так несуразно и неправдоподобно умирать в девятнадцать лет. …А немцы ранили ее вслепую, и она могла бы затаиться, переждать. Но она стреляла, пока были патроны. Стреляла лежа, уже не пытаясь убегать, потому что вместе с кровью уходили и силы. И немцы добили ее в упор, а потом долго смотрели на ее и после смерти красивое лицо

Встает в ряд с девушками.

Выходит Рита Осянина.

Рита. Рита знала, что ее рана смертельна и что умирать она будет долго и трудно. Пока боли почти не было, только всё сильнее пекло в животе, и хотелось пить. Васков, уйдя в разведку, оставил ей наган, два патрона в нём, но всё-таки спокойнее с ним. Он скорее почувствовал, чем расслышал этот слабый выстрел. Рита выстрелила в висок, и крови почти не было. Синие порошинки густо окаймили пулевое отверстие, и Васков почему-то особенно долго смотрел на них

Подходит к остальным.

Последним на авансцену выходит старшина Васков.

Васков. Покачиваясь и оступаясь, Васков шел к избе, он знал, что там немцы. Сил уже не было. Он рванул дверь и крикнул: “Хенде хох! Лягайт!”. Нет, не крика они испугались, не гранаты, которой размахивал старшина. Просто подумать не могли, в мыслях представить даже, что один он, на много верст один. Не вмещалось это в их фашистские мозги, и потому на пол легли, мордами вниз, и повязали друг друга ремнями. “Что, взяли? Взяли, да? Пять девчат, пять девочек было всего, всего пятеро! А не прошли вы, никуда не прошли и сдохнете здесь, все сдохнете! Лично, каждого убью! А там пусть судят меня, пусть судят…” Тот последний путь он уже никогда не мог вспомнить. Колыхались впереди немецкие спины, сознание уходило от него, и чудились ему в белесом мареве его девчата, все пятеро, а он всё время шептал что-то и горестно качал головой.

Встает, склонив голову и сняв пилотку вместе с девчатами.

Выходит Девушка (со свечой в руках):

Помните!

Через века, через года,—

помните!

О тех, кто уже не придет никогда,—

помните!

Не плачьте!

В горле сдержите стоны, горькие стоны.

Памяти павших будьте достойны!

Вечно достойны!

Хлебом и песней,

Мечтой и стихами,

жизнью просторной,

каждой секундой,

каждым дыханьем

будьте достойны!

Люди!

Покуда сердца стучатся,—

помните!

Какою ценой завоевано счастье,—

пожалуйста, помните!

Песню свою

отправляя в полет,—

помните!

О тех, кто уже никогда не споет,—

помните!

Детям своим расскажите о них,

чтоб запомнили!

Детям детей

расскажите о них,

чтобы тоже запомнили!

Во все времена бессмертной Земли

помните!

К мерцающим звездам ведя корабли,—

о погибших помните!

Встречайте трепетную весну, люди Земли.

Убейте войну,

прокляните войну, люди Земли!

Мечту пронесите через года

и жизнью наполните!..

Но о тех,

кто уже не придет никогда,—

заклинаю,— помните!

infourok.ru

Миниспектакль по повести Б.Васильева «А зори здесь тихие…» 8-11 класс

Управление образования Липецкой области

Департамент образования администрации г. Липецка

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

гимназия №19 им. Н.З. Поповичевой г. Липецка

Миниспектакль по повести Б.Васильева

«А зори здесь тихие»

Сценарий миниспектакля для старшеклассников,

Возрастная категория обучающихся: 8-11 классы

Автор: Кудашева Людмила Ивановна,

Педагог дополнительного образования, методист,

руководитель Академии творчества НОУиП «Лидер»

МБОУ гимназии №19 им. Н.З. Поповичевой г. Липецка

Липецк — 2014

Цель: Создание условий для развития творческого потенциала учащихся через интеграцию литературы и досуга.

Задачи:

1. Активизация и развитие творческого потенциала обучающихся.

2. Воспитание чувства патриотизма на материале произведений русских писателей.

3. Формирование мотивации к познанию военной истории нашей Родины.

4. Развитие эмоционально-эстетического вкуса обучающихся.

  1. ОБОРУДОВАНИЕ.

  2. ОФОРМЛЕНИЕ.

  3. Актовый зал или классная комната.


Сценарий

миниспектакля по повести Б.Васильева

«А зори здесь тихие…»

I. Наше время.

У обелиска (на экране) стоят старшина Ф.Е. Васков и его сын.

Сын: Ну, вот, отец, кажется всё.

Васков: Хорошо. Что могли, мы с тобой сделали. Этот обелиск будет напоминанием о войне, о жертвах нам, живущим.

Сын: И кто бы мог подумать, что здесь когда-то была война.

Васков: Была, и жестокая. Эти девушки-зенитчицы погибли, чтобы диверсанты не прошли на Кировскую железку и не взорвали её.

Сын (читает фамилии на обелиске): Елизавета Бричкина, Софья Гурвич, Евгения Комелькова, Маргарита Осянина, Галина Четвертак.

(Обращается к отцу): Отец, расскажи мне о них.

Васков (надевает пилотку): Это случилось в мае 1942 года…

II. Май 1942 года.

171-й разъезд. Отделение зенитчиц.

(Кирьянова вбегает и, запыхавшись, обращается к старшине).

Кирьянова: Товарищ старшина! Младший сержант Осянина обнаружила немцев в лесу. Их двое. С автоматами, в маскировочных накидках…

Васков: Команду – в ружьё! Ко мне 5 человек. И ту давай, что видела.

Кирьянова (вызывает бойцов): Младший сержант Осянина! Боец Комелькова! Боец Бричкина! Боец Гурвич! Боец Четвертак!

(Девочки выбегают из зала и становятся по ранжиру).

Кирьянова (к девушкам): Равняйсь! Смирно!

(К Васкову): Товарищ страшина! Бойцы построены!

Васков (Кирьяновой): Сержант Кирьянова, сообщи о немцах охране на железную дорогу. Свободна. (Кирьянова убегает).

(Девушкам): В лесу обнаружены немцы. Идём на двое суток. Заместителем на всё время операции назначаю младшего сержанта Осянину. Вольно…

Осянина: Женя, Галя, Лиза…

Васков: Погодите, Осянина! Немцев идём ловить, не рыбу. Стрелять – то умеете?

Осянина: Умеем.

Васков: Может, кто немецкий знает?

Гурвич: Я знаю.

Васков: Кто – я? Докладывать надо!

Гурвич: Боец Гурвич.

Васков: Как по-ихнему – руки вверх?

Гурвич: Хенде хох!

Васков: Точно. Кто по-звериному или там по-птичьему кричать может?

(Все захихикали).

Васков: Я серьёзно спрашиваю! В лесу сигналы голосом не подашь: у немца тоже уши есть.

Гурвич: Я умею по-ослиному. И-а! И-а!

Васков: Ослы здесь не водятся. Давайте крякать учиться. Как утки.

(Показал, все рассмеялись). Ну-ка, попробуйте. (Все крякают с удовольствием). Запомните: два кряка – внимание, вижу противника. Три кряка – все ко мне. (Девушки улыбаются). А теперь: на что в пути обращать надо. Отвечать по порядку! Младший сержант Осянина!

Осянина: Может быть, ветка сломана.

Васков: Молодец, верно.

Бричкина: С куста роса сбита.

Васков: Точно! Молодец красноармеец Бричкина.

Четвертак: Птицы кричат.

Васков: Верно. Значит, люди идут. А ещё обращайте внимание на следы. От немецких резиновых ботинок, что ихние десантники носят. Куда они путь держат. А теперь разуться всем!

Комелькова: Хорошо, что не раздеться…

Васков: Разговорчики, Комелькова! (Осматривает обувку девушек). Так… с такой обувкой, в тонком чулке, не навоюешь, потому как километра через три ноги свои собьёте до кровавых пузырей. В дорогу всем намотать портянки!

(Обуваются, Васков продолжает): Идём на двое суток. Взять сухой паёк, патронов, подзаправиться. В пути не отставать, не разговаривать. Порядок движения будет такой: впереди – Осянина и Бричкина, на расстоянии за ними – я и переводчица. Затем в ста метрах – Комелькова и Четвертак. У кого силы много?

Бричкина: А чего? (Неуверенно).

Васков: Когда пойдём через болото, боец Бричкина понесёт вещмешок переводчицы.

Гурвич: Зачем? (С возмущением).

Васков: А затем, что не спрашивают. Комелькова!

Комелькова: Я!

Васков: Взять вещмешок у красноармейца Четвертак.

Комелькова: Четвертачок, заодно можно и винтовочку.

Васков: Разговорчики! Делать, что велят: личное оружие каждый несёт сам. (Помолчав): Эх, девчонки, несчастный вы народ! Мужикам война эта – как зайцу курево, а уж вам-то… На сборы даю сорок минут.

Р-разойдись! (Снял пилотку).

III. Наше время.

У обелиска Васков и его приёмный сын.

(Девушки в стороне.)

Васков (обращаясь к сыну): Все эти девушки не похожи одна на другую. У каждой своя судьба… (Помолчав): Лиза Бричкина…

Бричкина (встаёт, рассказывает): Я родом с Брянщины. Отец – лесник, я ему во всём помогала, ухаживала за больной матерью, готовила обед, прибиралась в доме, обходила отцовские угодья и ждала завтрашнего дня. Началась война… Я попала на оборонные работы. Рыла окопы, попадала в окружения, выбиралась из них и снова рыла. Потом оказалась где-то под Валдаем, прибилась к зенитной части. 171-й разъезд…

Юноша1 (читает отрывок): Лиза утонула в болоте, выполняя роль связного. Жуткий, одинокий крик долго звенел над равнодушным ржавым болотом. Лиза долго видела синее прекрасное небо и тянулась, тянулась к нему, тянулась и верила. Она в последний раз увидела свет солнца – тёплый, нестерпимо яркий, как обещание завтрашнего дня. И до последнего мгновения верила, что это завтра будет и для неё…

Васков: Соня Гурвич…

Гурвич (встаёт, рассказывает): Я училась в Москве, в университете. Была отличницей. Вместо танцев бегала в читалку и во МХАТ, если удавалось достать билет на галёрку. Готовилась к сессии. А тут… война. Я надела форму, но переводчиков хватало, а зенитчиц – нет. Вот меня и откомандировали вместе с Женькой Комельковой на 171-й разъезд. Любила читать стихи. Всегда носила с собой томик Блока:

Рождённые в годы глухие

Пути не помнят своего.

Мы – дети страшных лет России –

Забыть не в силах ничего…

От дней войны, от дней свободы –

Кровавый отсвет в лицах есть…

Юноша2: В расселине, скорчившись, лежала Гурвич. Гимнастёрка на груди была густо залита кровью. Две узкие дырочки виднелись на ней. Одна в грудь шла, вторая пониже – в сердце. Соня бежала без опаски по дважды пройденному пути, торопясь принести старшине забытый кисет. Бежала, радовалась и понять не успела, откуда свалилась на хрупкие плечи тяжесть, почему пронзительной яркой болью рванулось вдруг сердце… Нет, успела. И понять успела, и крикнуть, потому что не достал немецкий нож до сердца с первого удара…

Васков: Галя Четвертак…

Четвертак (встаёт, рассказывает): Война застала меня на 3-м курсе техникума. Я так упорно штурмовала военкомат, что меня в порядке исключения направили в зенитчицы. Военные будни были совсем не похожи на мои представления о фронте, и я тайком плакала по ночам. Но тут появилась Женька, и мир снова завертелся быстро и радостно. Мы всегда были втроём – Рита, Женька и я.

Юноша3: Немцы шли молча, пригнувшись и выставив автоматы, каждый миг ожидая встречного выстрела. Через несколько шагов они должны оказаться в створе между Четвертак и Васковым… Вдруг Галя, выгнувшись и заломив руки за голову, метнулась через поляну наперерез диверсантам, уже ничего не видя и не соображая. Коротко ударил автомат. Девушка с разлёту сунулась лицом в землю, так и не сняв с головы заломленных в ужасе рук. Последний крик её затерялся в предсмертном хрипе…

Васков: Женя Комелькова…

Комелькова (встаёт, рассказывает): У меня с немцами имелся личный счёт. Маму, сестру, братишку – всех из пулемёта уложили. Семьи комсостава захватили – и под пулемёт. А меня эстонка спрятала в доме напротив. И я видела всё. Сестрёнка последней упала: специально добивали… После гибели родных я осталась одна-одинёшенька, перешла фронт и оказалась в отделении зенитчиц под началом младшего сержанта Осяниной. Всё было как надо – я не расстраивалась.

Юноша4: Она вообще никогда не расстраивалась. Она верила в себя, и сейчас, уводя немцев от Осяниной, ни на мгновение не сомневалась, что всё окончится благополучно. И даже когда первая пуля ударила в бок, Женька просто удивилась. Неправдоподобно было умирать в девятнадцать лет. Она могла бы затаиться, переждать и, может быть, уйти. Но она стреляла, пока были патроны. И немцы добили её в упор, а потом долго смотрели на её и после смерти гордое и прекрасное лицо…

Васков: Рита Осянина…

Осянина (встаёт, рассказывает): Первый день войны я встретила на заставе. Не растерялась, не ударилась в панику, была спокойна, так как сына отправила к своим родителям. Поэтому могла заниматься спасением чужих детей. А муж погиб на второй день войны. Вот почему у меня имелся личный счёт с немцами. Когда меня известили о переводе с передовой на объект, я промолчала, сбегала в штаб, поглядела на карту и увидела, что 171-й разъезд находится недалеко от города, где остались больная мать с сынишкой. И попросила послать туда моё отделение.

Юноша5: Рита знала, что рана её смертельна и что умирать она будет долго и трудно… Сначала стреляли, потом вдруг стало тихо, и Рита поняла, что Женьки больше нет. Слёзы пропали, отступили. Она не жалела себя. А думала о том, что сын её оставался сиротой на руках у больной матери. Как сложится его жизнь? (Вернулся Васков).

Осянина: Женя погибла?

Васков (кивнул, потом сказал): Не победили они нас, понимаешь? Мы ещё живые, нас повалить надо!..

Осянина: Погоди. Помнишь, на немцев я у разъезда наткнулась? Я тогда в город к сыночку бегала. Позаботься о нём. Мама больна очень. Долго не проживёт.

Васков: Не тревожься, Рита, понял я всё.

Юноша5: А потом, уходя, он скорее почувствовал, чем расслышал этот слабый, утонувший в ветвях выстрел. И, ещё боясь поверить, побежал назад, к сосне. Рита выстрелила в висок, и крови почти не было.

Васков: 5 девчат, 5 девочек было всего, всего пятеро! А немцы не прошли, не смогли пройти. Пятеро против шестнадцати!

(Стягивает с головы пилотку, молчание).

Сын: А зори-то здесь тихие… И чистые-чистые, как слёзы…

Юноша1: Так заканчивает свою повесть о минувшей войне писатель Борис Васильев. И каждой строкой, обращенной к нам, предупреждает: жалость и милосердие так необходимы нашему веку.

(в заключение спектакля-миниатюры провести обсуждение со зрителями)

__________________________________

Использованная литература.

Васильев Б. «А зори здесь тихие…». — М.: ДОСААФ, 1977.

doc4web.ru

Сценарий драматической постановки на 9 мая «А зори здесь тихие…»

Драматическая постановка

«А ЗОРИ ЗДЕСЬ ТИХИЕ…»

по повести Б. Васильева

Действующие лица: Софья Гурвич, Галка Четвертак, Лиза Бричкина,

Евгения Комелькова, Рита Осянина, Федот Евграфыч Васков, Капитан Альберт Федотыч

 

Реквизит: сборник стихов, карта, фляжка, кружка, бинокль, цветы, вещь-мешки, ветки

Декорации: двойные кулисы, маскировочная сетка, искусственные елки, деревянные конструкции для изготовления скальных пород, мраморная плита с фамилиями погибших, бугорок на погосте,

Костюмы: военная форма

Оборудование: музыкальный центр, микрофоны

 

Цель:

  • формирование героического сознания воспитанников и соотношения цены великой победы;

 

  • воспитание патриотизма, гордости за подвиг многонационального советского народа, уважения и благодарного отношения к героизму русских женщин.

 

 

Картина 1. Память

 

Музыкальный акцент

Тема «Финальная»

 

Капитан-ракетчик пробирался сквозь багровую листву густого леса, теребя букетик свежих хризантем и прижимая к сердцу маленькую мраморную плиту. Оказывается он разыскали могилу … И нашел ее по каким-то своим приметам.

Здесь, оказывается, тоже воевали… Капитан быстро установил мраморную плиту и молчаливо приклонил колено…

 

Картина 2. Тревога

 

Осянина. Товарищ комендант!.. Товарищ старшина!..

Хлопал сонными глазами:

Васков. Что?

Осянина. Немцы в лесу!

Васков. Так… Откуда известно?

Осянина. Сама видела. Двое. С автоматами, в маскировочных накидках…

Васков. Команду — в ружье: боевая тревога!

Старшина метнулся в дом. Натянул сапоги, накинул гимнастерку, второпях, как при пожаре.

 

 

Картина 3. Подготовка

 

Васков. Ну, стройте людей.

Осянина.   Построены, товарищ старшина.

Васков. Строй, нечего сказать. У одной волосы, как грива, до пояса, У другой какие-то бумажки в голове. Вояки! Чеши с такими в лес, лови немцев с автоматами. Вольно!

Осянина. Женя, Галя, Лиза…

Васков. Погодите, Осянина! Немцев идем ловить — не рыбу. Так чтоб хоть стрелять умели, что ли…

Осянина. Умеют.

Васков. Да, вот еще. Может, немецкий кто знает?

Гурвич. Я знаю.

Васков. Что — я? Что такое я? Докладывать надо!

Гурвич. Боец Гурвич.

Васков. Как по-ихнему — руки вверх?

Гурвич. Хенде хох.

Васков. Точно. Ну, давай, Гурвич…

Выстроились эти пятеро. Серьезные, как дети, но испуга вроде пока нет.

Васков. Идем надвое суток, так надо считать. Взять сухой паек, патронов… по пять обойм. Подзаправиться… Ну, поесть, значит, плотно. Обуться по-человечески, в порядок себя привести, подготовиться. Р-разойдись!..

 

Картина 4. Сборы

Музыкальный акцент

Тема «А зори здесь тихие»

 

Васков. Противника не бойтесь. Он по нашим тылам идет, — значит, сам боится. Но близко не подпускайте, потому, как противник все же мужик здоровый и вооружен специально для ближнего боя. Если уж случится, что рядом он окажется, тогда затаитесь лучше. Только не бегите, упаси бог: в бегущего из автомата попасть — одно удовольствие. Ходите только по двое. В пути не отставать и не разговаривать. В случае обнаружения противника или чего непонятного… Кто по-звериному или там по-птичьему кричать может?

Захихикали

Васков. Я серьезно спрашиваю! В лесу сигналы голосом не подашь: у немца тоже уши есть.

Гурвич. Я умею.По ослиному: и-а, и-а!

Васков. Ослы здесь не водятся. Ладно, давайте крякать учиться. Как утки.

 

Показал, а они засмеялись. Васков не понял, но и сам улыбки не сдержал.

 

Васков. Так селезень утицу подзывает.Ну-ка, попробуйте.

 

Крякали с удовольствием.

 

Васков. Идем на Вопь-озеро. Глядите сюда.

Столпились у карты

Васков. Ежели немцы к железке идут, им озера не миновать. А пути короткого они не знают: значит, мы раньше их там будем. До места нам верст двадцать — к обеду придем. И подготовиться успеем. Все понятно, товарищи бойцы?

Все. Понятно…

Васков. Тогда в путь.

Музыкальный акцент

Тема «Щербатый месяце»

 

Картина 5. Привал

 

Васков. Ну что, товарищи бойцы, умаялись?

Бричкина. Умаялись…

Васков. Ну, отдыхайте покуда. Дальше легче будет: до сухой березы добредем — и шабаш.

Осянина. Нам бы помыться.

Васков. На той стороне протока чистая, песчаный берег. Хоть купайтесь. Ну, а сушиться, конечно, на ходу придется.

Четвертак. А мне как же без сапога?

Васков. А тебе чуню сообразим. Только уж за болотом, не здесь. Потерпишь?

Четвертак.   Потерплю.

Гурвич. И вечный бой, покой нам только сниться…

Васков. Товарищи бойцы, я решил встретить врага и предложить ему сдаться. В случае сопротивления одного убить, а второго все ж таки взять живым.

Комелькова. Все ясненько.

Васков. А ясненько, на позициях лежать как мыши. Первым я с ним говорить буду.

Гурвич. По-немецки.

Васков. По-русски, а вы переведете, коли не поймут. Ежели вы и в бою так высовываться будете, то санбата поблизости нет и мамань тоже. Все. И не спать, вести наблюдение.

 

Разошлись по позициям. Васков залег и сразу задремал.

 

 

Картина 6. На позициях

Музыкальный акцент

Тема «Воспоминание»

 

Васков. Немцы?..

Осянина.   Где?

Васков. Фу, леший… Показалось.

Осянина. Подремлите, Федот Евграфыч.

Васков. Ну, что ты Осянина, это я так, сморило меня. Будет мне вечный сон, ежели фрицев проворонили.

 

Пошел проводить осмотр боевых позиций.

Музыкальный акцент

Тема «Возвращение старшины. Пение птиц»

 

Васков. Сразу видно, бывалый ты человек Лизавета. Хорошо устроилась. Ничего не заметила.

Бричкина. Тихо пока.

Васков. Ты все примечай. Хорошо-то как!

Бричкина. Будто и войны нет.

Васков. (Поет) Лизи, Лиза, Лизавета, что ж не шлешь ты мне привета?

Бричкина. А у нас поют…

Васков. После споем с тобой Лизавета. Вот выполним боевой приказ и споем.

Ушел.

Гурвич читала за своим камнем книжку. Бубнила нараспев, точно молитву, и Федот Евграфыч послушал, прежде чем подойти

 

Гурвич. Рожденные в годы глухие

Пути не помнят своего.

Мы — дети страшных лет России —

Забыть не в силах ничего.

Испепеляющие годы!

Безумья ль в вас, надежды ль весть?

От дней войны, от дней свободы

Кровавый отсвет в лицах есть…

Васков. Кому читаешь-то? Кому, спрашиваю, читаешь?

Гурвич. Никому. Себе.

Васков. А чего же в голос?

Гурвич. Так ведь стихи.

Васков. А-а… (полистал ). Глаза портишь.

Гурвич. Светло, товарищ старшина.

Васков. А в голос, все-таки не читай. Ввечеру воздух сырой тут, плотный, а зори здесь тихие, и потому слышно аж за пять верст. И поглядывай. Поглядывай, боец Гурвич.

 

Музыкальный акцент

Тема «А зори здесь тихие»

 

Васков. Ты чего скукожилась, боец Четвертак?

Четвертак. Холодно…

Протянул руку ко лбу…

Васков. Жар у тебя, товарищ боец. Чуешь?

 

Федот Евграфыч вытащил, фляжку. Плеснул в кружку.

 

Четвертак. А что это?

Васков. Микстура.

Четвертак. Ой, что вы, что вы…

Васков.  Приказываю принять!

Четвертак.   Нет, что вы…

Васков.  Пей, без разговору!..

Четвертак. Ну, что вы, в самом деле! У меня мама — медицинский работник…

Васков. Нету мамы. Война есть, немцы есть, я есть, старшина Васков. А мамы нету. Мамы у тех будут, кто войну переживет. Ясно говорю?

 

Музыкальный акцент

Тема «Финальная»

 

Васков.  Может, зря сидим?

Осянина. Может, и зря.

Васков.  Однако не думаю. Если ты фрицев тех с пеньками не спутала, конечно.

Осянина. Тише! Слышишь?

 

Васков.    Птицы кричат… Сороки!.. Сороки-белобоки шебаршат, Рита.

Осянина. Значит, идет кто-то, беспокоит их. Не иначе — гости.

Васков. Осянина, подымай бойцов. Мигом! Но скрытно, чтоб ни-ни!

 

Картина 7. Проводы Лизаветы

Тема «Финальная»

 

Подтянулись бойцы. Молча разошлись по местам, залегли.

Васков. Ну, идите же, идите, идите…

Гурвич. Три… пять… восемь… десять… Двенадцать… четырнадцать… пятнадцать, шестнадцать… Шестнадцать, товарищ старшина…

Васков. Вижу. Это же даже лучше, что шестнадцать их. Поняла? Бричкина, дорогу назад хорошо помнишь?

Бричкина. Ага, товарищ старшина (рванула)

Васков. Погоди, Лизавета, не гоношись. Главное дело — болото, поняла? Бродок узкий, влево-вправо — трясина. Ориентир — береза. От березы прямо на две сосны, что на острове.

Бричкина. Ага. (рванула)

Васков. Погоди. Доложишь Кирьяновой обстановку. Мы тут фрицев покружим маленько, но долго не продержимся, сама понимаешь.

Бричкина. Значит, мне сейчас идти?

Васков. Дуй, Лизавета батьковна.

Васков. Плохо, девчата, дело. Стало быть, шестнадцать их. Шестнадцать автоматов — это сила. В лоб такую не остановишь. И не остановить тоже нельзя, а будут они здесь часа через три. На помощь можно к ночи рассчитывать, не раньше. А до ночи, ежели в бой ввяжемся, нам не продержаться. Ни на какой позиции не продержаться, потому как у них шестнадцать автоматов.

Гурвич. Продержимся, ежели, конечно, Бричкина вовремя прибежит.

Осянина. Прибежит. Она быстрая.

 

Картина 8. Смерть в болоте

 

Музыкальный акцент

Тема «Щербатый месяц»


Бричкина бежала, что было мочи. А в болоте всей тяжестью наваливалась на шест, пытаясь не упасть в холодную жидкую грязь. И вдруг…

Бричкина. Помогите!.. На помощь!.. Помогите!..

 

Бричкина.   А следующей будет Доброта,
Хотя я и не первый год в пехоте,
Погибну глупо – не с гранатою на танк,
Утону я в Равнодушия болоте.

Картина 9. Ожидание

 

Старшина биноклем обшаривал кустарник

Васков. Чуешь? Подвела немца культура: кофею захотел.

Осянина.   Почему так думаете?

Васков. Дымком тянет, значит, завтракать уселись. Только все ли шестнадцать?..

Подсчитать их придется, Маргарита, не отбился ли кто. Слушай вот что. Ежели стрельба поднимется — уходи немедля, в ту же секунду уходи. Забирай девчат, и топайте прямиком на восток, аж до канала. Там насчет немца доложишь, хотя, мыслю я, знать они об этом уже будут, потому, как Лизавета Бричкина вот-вот должна до разъезда добежать. Все поняла?

Осянина.   Нет, А вы?

Васков. Ты это, Осянина, брось. Мы тут не по грибы-ягоды ходим. Уж ежели обнаружат меня, стало быть, живым не выпустят, в том не сомневайся. И потому сразу же уходи. Ясен приказ?

Васков. Что отвечать должна, Осянина?

Раздался крик

Осянина. Ясен…

Васков. Вроде Гурвич крикнула?..

Осянина.   Нет, Показалось.

Васков. Комелькова, за мной. Остальным здесь ждать.

 

Картина 10. Смерть Гурович

Музыкальный акцент

Тема «Возвращение старшины»

 

Принесли мертвую Гурвич.

 

Васков. Вот ты, почему крикнула. Ты потому крикнуть успела, что удар у него на мужика был поставлен. Не дошел он до сердца с первого раза: грудь помешала… Погубил я тебя. Полежи тут покуда, Сонечка.

 

Васков. Я в бой отправил лучшие войска
Любовь, Надежду, Доброту и Волю.
Какое счастье, что они еще пока
Согласны выходить со мною в поле.

Они пойдут, как смертники, вперед,
За переделку мира тщетно биться,
Но ВСЕ СТО ЛЕТ я знаю наперед
В каком порядке, что потом случится.

Васков. Некогда трястись, Комелькова. За мной, бегом.

                                                          

Картина 11. Отмщение

 

Васков. Отдышись. Близко. Тут они. Двое их. Пригнись. Рядом пройдут. Вон за той скалой будь. Как они с этой сосной поравняются шуми чем-нибудь не раньше, не позже… Стрелять нельзя, остальные сбегутся. Давай.

 

 

Музыкальный акцент

Тема «Драка»

 

Побежала за бугор. Поравнявшись с немцами, бросила камень. Завязалась у Евграфыча драка с немцами. Одного Сразу Васков уложил, а второго Комелькова прикладом по голове прикончила.

 

Васков. Молодец, Комелькова… Благодарность тебе… объявляю… Ну вот, Женя. На двоих, значит, меньше их стало…

 

Женька вдруг бросила винтовку и, согнувшись, пошла за кусты, шатаясь, как пьяная. Упала в кустах и рыдала…

 

Васков. Наших сама найдешь или проводить? К Соне идите…

 

Картина 12. Прощение

 

Музыкальный акцент

Тема «Воспоминание»

 

Галя Четвертак закричала, было, затряслась, Соню увидев.

Осянина. Без истерик тут!..

Васков. Прощайтесь.

И Галя смолкла. Стала на колени возле Сониной головы, тихо плакала

Осянина. Отличница была. Круглая отличница — и в школе и в университете.

Васков. Да. Стихи читала. А главное, что могла нарожать Соня детишек, а те бы — внуков и правнуков, а теперь не будет этой ниточки. А они по этой ниточке ножом… Берите.

 

Комелькова с Осяниной за плечи взяли, а Четвертак — за ноги. Понесли, оступаясь и раскачиваясь, и Четвертак все ногой загребала. Неуклюжей ногой, обутой в заново сотворенную чуню. А Федот

Евграфыч с Сониной шинелью шел следом.

 

Васков. Стойте. Кладите тут покуда.

Васков. За ноги ее подержи.

Осянина. Зачем?

Васков. Держи, раз велят! Да не здесь — за коленки!..

 

Васков сдернул сапог с Сониной ноги.

Осянина. Зачем? Не смейте!..

Васков. А затем, что боец босой, вот зачем,

Четвертак. Нет, нет, нет!

Васков. Не в цацки же играем, девоньки. О живых думать нужно: на войне только этот закон. Держи, Осянина. Приказываю, держи.

Сдернул второй сапог, кинул Гале Четвертак

 

Васков.   Обувайся. И без переживаний давай: немцы ждать не будут. Значит так, все лишнее здесь оставим, а оружие взять с собой. Пошли.

 

Картина 13. Бой

 

Осторожно шли, без шума, да опять, видно, к себе больше прислушивались, потому что чудом на немцев не нарвались.

Васков. Рассыпайтесь!

Музыкальный акцент

Тема «Бой»

 

Сколько тот бой продолжался, никто не помнил…

 

Галя Четвертак настолько испугалась, что и выстрелить-то ни разу не смогла.

Осянина. Задело вас?

Васков. Нет, камушками посекло. Спасибо тебе младший сержант, за секундочку, что мне дала. Чудом спаслись, как в сказке.

Комелькова. Я везучая.

 

Картина 14. Поиски

 

Васков.   В поиск со мной идет боец Четвертак. Здесь — Осянина старшая. Задача: следом двигаться на большой дистанции. Ежели выстрелы услышите — затаиться приказываю. Затаиться и ждать, покуда мы не подойдем. Ну, а коли не подойдем — отходите. Скрытно отходите через наши прежние позиции на запад. До первых людей; там доложите.

Четвертак, вещмешок и шинельку здесь оставишь. За мной идти след в след и глядеть, что делаю. И, что б ни случилось, молчать. Молчать и про слезы забыть.

Шли молча, пригнувшись и выставив автоматы.

Васков.   Тебе сколько лет-то?

Четвертак. По правде? 17.

Васков.   Наврала что ли в военкомате?

Четвертак. Наврала, что родителей немцы убили. Но ведь были же у меня родители.

Васков. Фамилию в детдоме дали.

Четвертак. Ага, завхоз придумал.

Васков. А что, хорошая фамилия. Мал золотник да дорог. Двоих мы там прищучили, Галя! Двоих — стало быть, двенадцать осталось. А это нам не страшно, товарищ боец. Это нам, считай, пустяки!.. В куст! И замри!..

По тропинке настороженно шли немцы

 

Картина 15. Смерть бойца Четвертак

С шумом раздались кусты, и из них порскнула вдруг Галя. Выгнувшись, заломив руки за голову, метнулась через поляну наперерез диверсантам, уже ничего не видя и не соображая.

Четвертак. Ма — ма — -а-а-а-а-а-а-

Коротко ударил автомат

 

Музыкальный акцент

Тема «Воспоминание»

 

Четвертак.   Любовь погибнет первой. Наповал,
Сраженная твоим холодным взглядом.
Напрасно бинтовала и лечила я
Мне, мертвой, ничего уже не надо.

 

Картина 16. Встреча

 

Васков понял, что остался один. Идти не было сил, и он привстал на колени, чтоб напиться из лужи

 

Комелькова. Федот Евграфыч… Федот Евграфыч!.. Товарищ старшина!..

 

Кинулся к ним: тут, в воде, и обнялись. Повисли на нем обе сразу, целуют — грязного, потного, небритого

Васков.   Ну что вы, девчата, что вы!..

Васков.   Эх, девчонки вы мои, девчоночки! Съели-то хоть кусочек, спали-то хоть вполглазика?

Комелькова. Не хотелось, товарищ старшина…

Васков.   Да какой я вам теперь старшина, сестренки? Я теперь вроде как брат. Вот так Федотом и зовите. Или Федей, как маманя звала…

Осянина. А Галка?..

Васков.   Погибли наши товарищи смертью храбрых. Четвертак — в перестрелке, а Лиза Бричкина в болоте утопла. Выходит, что с Соней вместе троих мы уже потеряли. Это так. Но ведь зато сутки здесь, в межозерье, противника кружим. Сутки!.. И теперь наш черед сутки выигрывать. А помощи нам не будет, и немцы идут сюда. Там и бой пора будет принимать. Последний, по всей видимости…

 

Картина 17. Смерть девчат

Музыкальный акцент

«Скрежет автоматов, разрывы грана»

 

Васков. Пригнись.

И снова автоматы, и разрывы гранат…

Комелькова. Скорее!.. Рита!..

Осянина лежала в луже крови

Васков.Чем?

Осянина. Граната…

Васков. Тряпок! Белье давай!

 

Женька трясущимися руками уже рвала свой мешок, уже совала что-то легкое, скользкое…

Васков. Да не шелк! Льняное давай!..

Комелькова. Нету…

Васков. А, леший! (потянулся к мешку) Затянул, как на грех…

Осянина.  Немцы… Где немцы?

Женька секунду смотрела на нее в упор, а потом, схватив автомат, кинулась к берегу..

Старшина разорвал рубаху и стал бинтовать.

 

Васков. Ничего, Рита, ничего… Он поверху прошел: кишки целые. Заживет…

 

Музыкальный акцент

«Скрежет автоматов, разрывы грана»

 

Осянина. Иди… туда иди…   Женька там…

Васков спрятал ее под еловым ветками, и ушел.

 

Комелькова пела «Катюшу»

 

Комелькова. Расцветали яблони и груши, поплыли туманы над рекой…Ну, идите сюда, идите… Выходила на берег Катюша … Эй, вы … уносила песню за собой… за Риту (кидает гранату), выходила на берег Катюша… за Галку(кидает гранату), уносила песню за собой … за Софью(кидает гранату), за Лизу…

Музыкальный акцент

«Скрежет автоматов, разрывы грана»

 

Вскоре вернулся Васков. Разбросал ветки, молча сел рядом, обхватив раненую руку, покачиваясь…

 

Васков. А в этот раз она как-будто знала,
Что это будет очень трудный бой,
Но, как всегда, опять своих спасала,
Погоню увлекая за собой.

И там в конце безжалостно, в упор,
Сжимая камень, на врагов едва привстав,
Была расстреляна… и с этих пор
Надеяться я тоже перестал.

Музыкальный акцент

Тема «Воспоминание»

Осянина.  Женя погибла?

Он кивнул.

Осянина. Женя сразу… умерла?

Васков. Сразу. Не победили они нас, понимаешь? Я еще живой, меня еще повалить надо!..

 

Он замолчал, стиснув зубы, закачался, баюкая руку.

Осянина. Болит?

Васков. Здесь у меня болит. Здесь свербит, Рита. Так свербит!.. Положил ведь я вас, всех пятерых положил, а за что? За десяток фрицев?

Осянина.  Ну, зачем так… Все же понятно, война…

Васков. Пока война, понятно. А потом, когда мир будет? Будет понятно, почему вам умирать приходилось? Почему я фрицев этих дальше не пустил, почему такое решение принял? Что ответить, когда спросят: что ж это вы, мужики, мам наших от пуль защитить не могли! Что ж это вы со смертью их оженили, а сами целенькие?

Осянина. Не надо. Родина ведь не с каналов начинается. Совсем не оттуда. А мы ее защищали.

Васков. Да… Ты полежи покуда, я вокруг погляжу. А то наткнутся — и концы нам.

 

Он достал наган, зачем-то старательно обтер его рукавом.

 

Васков. Возьми. Два патрона, правда, осталось, но все-таки спокойнее с ним.

Осянина.  Погоди! Помнишь, на немцев я у разъезда наткнулась? Я тогда к маме в город бегала. Сыночек у меня там, три годика. Аликом зовут — Альбертом. Мама больна очень, долго не проживет, а отец мой без вести пропал.

Васков. Не тревожься, Рита, понял я все.

Осянина.  Спасибо тебе.

Васков. Я сейчас разведку проведу и вернусь. К ночи до свих доберемся.

Осянина. Иди. Завали меня ветками. И обязательно дойди.

Васков. Вместе дойдем (пошел )

 

Музыкальный акцент

«Выстрел»

 

Васков. Когда же с Волей мы останемся вдвоем
Она, внимательно следя за боем,
Так ВОВРЕМЯ подавит их огнем
И даст секундочку, чтоб заменить обойму.
И я умру…с последним сожаленьем:
“Опять сестричек положил зазря…”
Не будет ветерка ни дуновенья,
И только тихая поднимется заря.

 

Музыкальный акцент

«Жди меня»

Бойцы исполняют песню

 

Характеристики героев

 

Лиза Бричкина – дочь лесника, скромная, говорит на «о». Однажды к ним в дом отец привел гостя. Лизе он очень понравился. Он обещал устроить ее в техникум с общежитием, но началась война. Лиза всегда верила, что завтрашний день наступит и будет лучше, чем сегодня.

 

Рита Осянина – вдова, есть сын, серьезная, надежная, ее муж геройски погиб на второй день войны, а Рита узнала об этом только через месяц.

 

Евгения Комелькова – первая красавица разъезда, выросла в хорошей семье, которую потом расстреляли.Она любила развлекаться, и в один прекрасный день влюбилась в полковника Лужина. Он-то и подобрал ее на фронте. У него была семья, а Женьку за связь с ним отправили на этот разъезд.

 

 

Софья Гурвич – любит читать стихи, ее родители, скорее всего, погибли в минске. она в это время училась в москве, готовилась к сессии. в отряде она была переводчицей.

 

Галя Четвертак — не знает своих родителей, ее подкинули в детский дом, но Галя говорила всем, что ее мама — медицинский работник.

 

Васков – говорит на «0», всегда строг с подчиненными, но справедлив, 30 лет отраду, пережил личную драму: после финской войны его бросила жена. Своего сына Васков вытребовал через суд и отправил к матери в деревню, но там его убили немцы. Старшина всегда чувствует себя старше своих лет.

….. первой умерла Лиза Бричкина. Она утонула в болоте, возвращаясь на разъезд: “Лиза долго видела это синее прекрасное небо. Хрипя, выплевывала грязь и тянулась, тянулась к нему, тянулась и верила”. Она до последнего мгновения верила, что завтра наступит и для нее.
Соню Гурвич застрелили, когда она вернулась за забытым кисетом Васкова.
У Гали Четвертак не выдержали нервы, когда она сидела со старшиной в дозоре.
Риту Осянину ранило гранатой, и Женя погибла, отводя от нее немцев. Рита, зная, что ее рана смертельна, выстрелила себе в висок.

uchkopilka.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.