Содержание

Вклад «катюши» в победу | Журнал Популярная Механика

В протоколе допроса немецких военнопленных было отмечено, что «взятые в плен два солдата в деревне Попково сошли с ума от огня реактивных установок», а пленный ефрейтор заявил, что «случаев сумасшествия в деревне Попково было много от артиллерийской канонады советских войск».

Один из самых известных и популярных символов оружия победы Советского Союза в Великой Отечественной войне — реактивные системы залпового огня БМ-8 и БМ-13, получившие в народе ласковое прозвище «катюша». Разработки реактивных снарядов в СССР велись с начала 1930-х годов, и уже тогда рассматривались возможности их залпового пуска. В 1933 году был создан РНИИ — Реактивный научно-исследовательский институт. Одним из результатов его работы стало создание и принятие на вооружение авиации в 1937 — 1938 годах 82- и 132-миллиметровых реактивных снарядов. К этому времени уже высказывались соображения о целесообразности использования реактивных снарядов в сухопутных войсках. Однако ввиду невысокой кучности эффективность их применения могла быть достигнута лишь при стрельбе одновременно большим количеством снарядов. Главное артиллерийское управление (ГАУ) в начале 1937 года, а затем и в 1938 году поставило институту задачу разработать многозарядную пусковую установку для ведения залпового огня 132-мм реактивными снарядами. Первоначально установку планировалось использовать для стрельбы реактивными снарядами в целях ведения химической войны.

В апреле 1939 года была спроектирована многозарядная пусковая установка по принципиально новой схеме с продольным расположением направляющих. Первоначально она получила наименование «механизированная установка» (МУ-2), а после доработки СКБ завода «Компрессор» и принятия на вооружение в 1941 году ей было присвоено название «боевая машина БМ-13». Сама реактивная установка представляла собой 16 направляющих для реактивных снарядов желобкового типа. Расположение направляющих вдоль шасси автомашины и установка домкратов увеличивали устойчивость пусковой установки и повышали кучность стрельбы. Заряжание реактивных снарядов производилось с заднего конца направляющих, что позволяло значительно ускорить процесс перезарядки. Все 16 снарядов можно было выпустить за 7 — 10 секунд.

Начало формированию гвардейских минометных частей положило постановление ЦК ВКП (б) от 21 июня 1941 года о развертывании серийного производства снарядов М-13, пусковых установок М-13 и начале формирования частей реактивной артиллерии. Первой отдельной батареей, получившей семь установок БМ-13, командовал капитан И.А. Флёров. Успешные действия батарей реактивной артиллерии способствовали бурному росту этого молодого вида оружия. Уже 8 августа 1941 года по приказу Верховного главнокомандующего И.В. Сталина началось формирование первых восьми полков реактивной артиллерии, которое было закончено уже к 12 сентября. До конца сентября был создан и девятый по счету полк.


Тактическая единица

Основной тактической единицей Гвардейских минометных частей стал гвардейский минометный полк. Организационно он состоял из трех дивизионов реактивных установок М-8 или М-13, зенитного дивизиона, а также подразделений обслуживания. Всего в полку числилось 1414 человек, 36 боевых машин, двенадцать 37-миллиметровых зенитных пушек, 9 зенитных пулеметов ДШК и 18 ручных пулеметов. Однако тяжелое положение на фронтах в снижение выпуска зенитных артиллерийских орудий привело к тому, что в 1941 году некоторые части реактивной артиллерии в реальности не имели зенитного артиллерийского дивизиона. Переход к штатной организации на базе полка обеспечило повышение плотности огня по сравнению со структурой на базе отдельных батарей или дивизионов. Залп одного полка реактивных установок М-13 состоял из 576, а полка реактивных установок М-8 — из 1296 реактивных снарядов.

Элитность и значимость батарей, дивизионов и полков реактивной артиллерии Красной армии подчеркивались тем обстоятельством, что сразу при формировании им присваивалось почетное наименование гвардейских. По данной причине, а также в целях соблюдения секретности советская реактивная артиллерия и получила свое официальное название — «Гвардейские минометные части».

Важной вехой в истории советской полевой реактивной артиллерии стало постановление ГКО № 642-сс от 8 сентября 1941 года. Согласно данному постановлению, Гвардейские минометные части были выделены из состава Главного артиллерийского управления. Одновременно с этим вводилась должность командующего Гвардейскими минометными частями, который должен был подчиняться непосредственно Ставке Главного Верховного Командования (СГВК). Первым командующим Гвардейскими минометными частями (ГМЧ) стал военинженер 1-го ранга В.В. Аборенков.

Первый опыт

Первое же применение катюш состоялось 14 июля 1941 года. Батарея капитана Ивана Андреевича Флёрова произвела из семи пусковых установок два залпа по железнодорожной станции Орша, на которой скопилось большое количество немецких эшелонов с войсками, техникой, боеприпасами, горючим. В результате огня батареи железнодорожный узел был стерт с лица земли, противник понес тяжелые потери в живой силе и технике.


T34 Sherman Calliope (США) — реактивная система залпового огня (1943 год). Имела 60 направляющих для 114-мм ракет M8. Устанавливалась на танк Sherman, наведение производилось поворотом башни и подъемом-опусканием ствола (через тягу).

8 августа катюши были задействованы на киевском направлении. Об этом свидетельствуют следующие строки секретного донесения члену ЦК ВКП (б) Маленкову: «Сегодня на рассвете на киевском УРе были использованы известные Вам новые средства. Били по противнику на глубину до 8 километров. Установка чрезвычайно эффективная. Командование участка, где стояла установка, доложило, что после нескольких поворотов круга противник совершенно прекратил нажим на участок, откуда действовала установка. Наша пехота смело и уверенно пошла вперед». В том же документе указывается, что применение нового оружия вызвало первоначально неоднозначную реакцию советских солдат, ранее не видавших ничего подобного. «Передаю так, как рассказывали красноармейцы: «Слышим рокот, потом пронзительный вой и большой огненный след. Среди некоторых наших красноармейцев поднялась паника, а потом командиры разъяснили, откуда и куда бьют… это вызвало в буквальном смысле ликование бойцов. Очень хороший отзыв дают артиллеристы…» Появление катюши стало полной неожиданностью для руководства вермахта. Первоначально применение советских реактивных установок БМ-8 и БМ-13 воспринималось немцами как сосредоточение огня большого количества артиллерии. Одно из первых упоминаний о реактивных установках БМ-13 можно найти в дневнике начальника сухопутных войск Германии Франца Гальдера лишь 14 августа 1941 года, когда им была сделана следующая запись: «Русские имеют автоматическую многоствольную огнеметную пушку… Выстрел производится электричеством. Во время выстрела образуется дым… При захвате таких пушек немедленно сообщать». Через две недели появилась директива, озаглавленная «Русское орудие, метающее ракетообразные снаряды». В ней говорилось: «Войска доносят о применении русскими нового вида оружия, стреляющего реактивными снарядами. Из одной установки в течение 3 — 5 секунд может быть произведено большое число выстрелов… О каждом появлении этих орудий надлежит донести генералу, командующему химическими войсками при верховном командовании, в тот же день».


В немецких войсках к 22 июня 1941 года также имелись реактивные минометы. К этому времени химические войска вермахта располагали четырьмя полками шестиствольных химических минометов калибра 150 мм (Nebelwerfer 41), а пятый находился в стадии формирования. Полк немецких химических минометов организационно состоял из трех дивизионов трехбатарейного состава. Впервые данные минометы были применены в самом начале войны под Брестом, о чем упоминает в своих трудах историк Пауль Карель.

Отступать некуда — позади Москва

К осени 1941 года основная часть реактивной артиллерии была сосредоточена в войсках Западного фронта и Московской зоны обороны. Под Москвой находилось 33 дивизиона из 59, числившихся на тот период в Красной армии. Для сравнения: Ленинградский фронт имел пять дивизионов, Юго-Западный — девять, Южный — шесть, а остальные — по одному-два дивизиона. В битве под Москвой все армии усиливались тремя-четырьмя дивизионами, и только 16-я армия располагала семью дивизионами.

Советское руководство придавало большое значение применению катюш в битве под Москвой. В вышедшей 1 октября 1941 года директиве Ставки ВГК «Командующим войсками фронтов и армиями о порядке использования реактивной артиллерии», в частности, отмечалось следующее: «Части действующей Красной армии за последнее время получили новое мощное оружие в виде боевых машин М-8 и М-13, являющихся лучшим средством уничтожения (подавления) живой силы противника, его танков, моточастей и огневых средств. Внезапный, массированный и хорошо подготовленный огонь дивизионов М-8 и М-13 обеспечивает исключительно хорошее поражение противника и одновременно оказывает сильнейшее моральное потрясение его живой силы, приводящее к потере боеспособности. Это особенно верно в данный момент, когда пехота противника имеет гораздо больше танков, чем мы, когда наша пехота более всего нуждается в мощной поддержке со стороны М-8 и М-13, могущих быть с успехом противопоставленными танкам противника».

Яркий след в обороне Москвы оставил дивизион реактивной артиллерии под командованием капитана Карсанова. Например, 11 ноября 1941 года этот дивизион поддерживал атаку своей пехоты на Скирманово. После залпов дивизиона этот населенный пункт был взят почти без сопротивления. При осмотре района, по которому были даны залпы, было обнаружено 17 подбитых танков, более 20 минометов и несколько орудий, брошенных противником в панике. В течение 22 и 23 ноября этот же дивизион, не имея пехотного прикрытия, отражал многократные атаки противника. Несмотря на огонь автоматчиков, дивизион капитана Карсанова не отошел назад до тех пор, пока не выполнил боевую задачу.

В начале контрнаступления под Москвой объектами огня катюш стали не только пехота и боевая техника противника, но и укрепленные рубежи обороны, пользуясь которыми руководство вермахта стремилось задержать советские войска. Реактивные установки БМ-8 и БМ-13 полностью оправдали себя и в этих новых условиях. Например, 31-й отдельный минометный дивизион под командованием политрука Орехова израсходовал 2,5 дивизионных залпа для уничтожения немецкого гарнизона в деревне Попково. В этот же день деревня была взята советскими войсками практически без сопротивления.

Защищая Сталинград

В отражении непрерывных атак противника на Сталинград весомый вклад внесли Гвардейские минометные части. Внезапные залпы реактивных минометных установок опустошали ряды наступавших немецких войск, сжигали их боевую технику. В разгар ожесточенных боев многие гвардейские минометные полки производили по 20 — 30 залпов в день. Замечательные образцы боевой работы показал 19-й гвардейский минометный полк. Только за один день боя он произвел 30 залпов. Боевые реактивные установки полка находились вместе с передовыми подразделениями нашей пехоты и уничтожили большое число немецких и румынских солдат и офицеров. Реактивная артиллерия пользовалась огромной любовью защитников Сталинграда и прежде всего пехоты. Боевая слава полков Воробьева, Парновского, Черняка и Ерохина гремела на весь фронт.


На фото сверху — Катюша БМ-13 на шасси ЗиС-6 представляла собой пусковую установку, состоящую из рельсовых направляющих (от 14 до 48). Установка БМ-31−12 («Андрюша», фото снизу) представляла собой конструктивное развитие «Катюши». Она базировалась на шасси «Студебеккера» и стреляла 300-мм реактивными снарядами из направляющих не рельсового, а сотового типа.

В.И. Чуйков в своих воспоминаниях писал, что он никогда не забудет полк катюш под командованием полковника Ерохина. 26 июля на правом берегу Дона полк Ерохина участвовал в отражении наступления 51-го армейского корпуса немецкой армии. В начале августа этот полк вошел в южную оперативную группу войск. В первых числах сентября во время немецких танковых атак на реке Червленой в районе села Цибенко полк опять на самом опасном месте дал залп 82-миллиметровых катюш по основным силам врага. 62-я армия вела уличные бои с 14 сентября до конца января 1943 года, и полк катюш полковника Ерохина постоянно получал боевые задачи командарма В.И. Чуйкова. В этом полку направляющие рамы (рельсы) для снарядов были смонтированы на гусеничной базе Т-60, которая давала этим установкам хорошую маневренность на любой местности. Находясь в самом Сталинграде и выбрав позиции за крутым берегом Волги, полк был неуязвим для артиллерийского обстрела противника. Свои же боевые установки на гусеничном ходу Ерохин быстро выводил на огневые позиции, давал залп и с такой же быстротой снова уходил в укрытие.


В начальном периоде войны эффективность реактивных минометов снижалась за счет недостаточного количества снарядов.
В частности, в разговоре маршала СССР Шапошникова с генералом армии Г. К. Жуковым последний заявил следующее: «залпов для Р.С. (реактивных снарядов — О.А.) требуется не менее 20, чтобы хватило на два дня боя, а сейчас даем ничтожно мало. Если бы было их побольше, я ручаюсь, что можно было бы одними РСами расстрелять противника». В словах Жукова звучит явная переоценка возможностей катюш, которые имели свои недостатки. Об одном из них указывалось в письме члену ГКО Г. М. Маленкову: «Серьезным боевым недостатком машин М-8 является большое мертвое пространство, не позволяющее вести огонь на дистанции ближе трех километров. Особенно ярко этот недостаток выявился в период отступления наших войск, когда из-за угрозы захвата этой новейшей секретной техники экипажи катюш вынуждены были взрывать свои реактивные установки».

Курская дуга. Внимание, танки!

В преддверии Курской битвы советские войска, в том числе и реактивная артиллерия, усиленно готовились к предстоящим боям с немецкой бронетехникой. Катюши заезжали передними колесами в вырытые углубления для придания направляющим минимального угла возвышения, и снаряды, уходя параллельно земле, могли поражать танки. Были проведены опытные стрельбы по фанерным макетам танков. На тренировках реактивные снаряды разносили мишени в щепки. Однако у такого метода нашлось и немало противников: ведь боевая часть снарядов М-13 была осколочно-фугасной, а не бронебойной. Проверять эффективность катюш против танков пришлось уже в ходе боев. Несмотря на то что реактивные установки не были предназначены для борьбы против танков, в отдельных случаях катюши успешно справлялись с этой задачей. Приведем один пример из секретного отчета, адресованного во время оборонительных боев на Курской дуге лично И.В. Сталину: «5 — 7 июля гвардейские минометные части, отражая атаки противника и поддерживая свою пехоту, провели: 9 полковых, 96 дивизионных, 109 батарейных и 16 взводных залпов по пехоте и танкам врага. В результате, по неполным данным, было уничтожено и рассеяно до 15 батальонов пехоты, сожжено и подбито 25 автомашин, подавлено 16 артиллерийских и минометных батарей, отражено 48 атак противника. За период 5−7 июля 1943 года было израсходовано 5547 снарядов М-8 и 12 000 снарядов М-13. Особенно следует отметить боевую работу на Воронежском фронте 415-го гвардейского минометного полка (командир полка подполковник Ганюшкин), который 6 июля разбил переправу через реку Сев. Донец в районе Михайловки и уничтожил до одной роты пехоты и 7 июля, участвуя в бою с танками противника, стреляя прямой наводкой, подбил и уничтожил 27 танков…»

В целом же применение катюш против танков, несмотря на отдельные эпизоды, оказалось малоэффективным из-за большого рассеивания снарядов. К тому же, как уже отмечалось ранее, боевая часть снарядов М-13 была осколочно-фугасной, а не бронебойной. Поэтому даже при прямом попадании реактивный снаряд оказывался не в состоянии пробить лобовую броню «Тигров» и «Пантер». Несмотря на эти обстоятельства, катюши все равно наносили танкам ощутимый урон. Дело в том, что при попадании реактивного снаряда в лобовую броню экипаж танка часто выходил из строя из-за сильнейшей контузии. Кроме того, в результате огня катюш у танков перебивались гусеницы, заклинивало башни, при попадании осколков в моторную часть или бензобаки мог возникнуть пожар.

Катюши успешно применялись до самого окончания Великой Отечественной войны, заслужив любовь и уважение советских солдат и офицеров и ненависть военнослужащих вермахта. За годы войны реактивные установки БМ-8 и БМ-13 монтировались на различных автомобилях, танках, тягачах, устанавливались на бронеплощадках бронепоездов, боевых катерах и т. д. Были также созданы и участвовали в боях «братья» катюши — пусковые станки тяжелых реактивных снарядов М-30 и М-31 калибра 300 мм, а также пусковые установки БМ-31−12 калибра 300 мм. Реактивная артиллерия прочно заняла свое место в составе Красной армии и по праву стала одним из символов победы.

Статья «Выходила на берег «Катюша»» опубликована в журнале «Популярная механика»
(№5, Май 2012).

www.popmech.ru

БМ-13 Катюша (экспозиция технического музея ВАЗа)

Реактивная система залпового огня БМ-13 на шасси ЗИС-5 «Катюша»

Тактико-технические характеристики

Число направляющих

16

Длина направляющих, м

5

Вес в походном положении без снарядов, кг

5000

Время перехода из походного положения в боевое, мин

2-3

Время заряжания установки, мин

5-8

Продолжительность залпа, сек

4-8

Тактико-технические характеристики снаряда М-13

 

Тип снаряда

реактивный снаряд М-13 осколочно-фугасный

Калибр, мм

132

Габаритные размеры, мм:

 

Длина

1415

Размах крыльев стабилизации, мм

300

Вес снаряда со взрывателем, кг

42,5

Вес взрывчатого вещества, кг

4,9

Вес топлива порохового двигателя, кг

7,1

Дульная скорость снаряда, м/с

70

Максимальная скорость снаряда м/с

355

Дальность, м

8470

Отключение при максимальной дальности, м

 

по дальности

135

боковое

300

 

Гл. конструктор А.В. Костиков.

Испытана в 1938 г.

Завод им «Коминтерна» г. Воронеж, завод Компрессор г. Москва.

Серийное производство с 1941.

 

В 1938 — 1940 годах группа конструкторов Реактивного научно-исследовательского института в составе И.И. Гвая (руководитель), В.Н. Галковского, А.П. Павленко, А.С. Попова, А. Г. Костикова (1899 — 1951гг.) и др. создала опытный образец многозарядной пусковой установки для РС-132 на базе грузового автомобиля, названного позже БМ-13 (боевая ма­шина-13). В это же время были существенно усовершенствованы РС-82 и РС-132, получившие впоследствии индексы М-8 и М-13. По успешным испытани­ям на полигоне и показным стрельбам накануне войны (21 июня 1941 года) было принято решение о запуске в серийное производство М-13 (реактивный снаряд) и БМ-13 (боевая машина). Длинна ракеты составляла 1970 – 2000 мм, калибр 100 мм, размах стабилизаторов 220 мм. Дальность стрельбы осколочно-фугасного реактивного снаряда М-13 с пусковой установки БМ-13 составляла 8470 м.

Ласковое прозвище «Катюша» БМ – 13 получила уже в первые недели войны. Откуда оно возникло, сейчас сказать трудно. Одни считают, что от буквы «К», выбитой на раме: от названия завода «Компрессор». Другие считают, что на этом заводе «катюшами» называли бригаду девушек-сборщиц, а затем и собранные ими машины.

Существует еще одна версия возникновения такого необычного прозвища. Во время наступления немцев на Москву в 1941 г. на одну из оборонявшихся дивизий Красной Армии обрушился ураганный шквал снарядов. Затем все стихло и с неприятельской стороны через громкоговоритель раздалось – «Рус, сдавайся, ты окружен». Ответом было молчание. «Не хочешь сдаваться, запевай «Катюшу», капут будем делать под нее…» Не успели отзвучать эти слова, как на немецкие позиции обрушился шквальный огонь подоспевших БМ-13. «Вот вам и Катюша – смеялись бойцы, — пляшите на здоровье».

Первый боевой опыт «Катюша» приобрела уже в самом начале Великой отечественной войны. 28 июня 1941 года была сформирована и 2 июля отправлена на Западный фронт первая в Красной Армии батарея реактивной артиллерии под командованием капитана И.А. Флерова в количестве 7 боевых машин. 14 июля 1941 г. в 15 ч. 15 мин., по приказу начальника штаба артиллерии фронта генерал – майора артиллерии Г. С. Кариоофилли, батарея дала первые залпы по врагу в районе Орши. Не прошло и нескольких минут, как станция и находящиеся на ней неприятельские эшелоны были охвачены бушующим огненным морем. Второй залп 94 снарядами был произведен в 17 часов 20 мин. Стрельба велась из шести пусковых установок, так как на 7 – ой был поврежден кабель от пульта управления стрельбой.

Появление на фронте батареи капитана Флерова явилось полной неожиданностью для руководства абвера и вермахта. Главное командование сухопутных сил Германии 14.08.1941 г. оповещало свои войска: «Русские имеют автоматическую многоствольную огнеметную пушку …. Выстрел производится электричеством. Во время выстрела образуется дым. … При захвате таких пушек немедленно сообщать». Через две недели появилась директива: «Русское орудие, метающее ракетообразные снаряды». В ней говорилось: » … войска доносят о применении русскими нового вида оружия, стреляющего реактивными снарядами. Из одной установки в течение 3 – 5 с. может быть произведено большое число выстрелов. … О каждом появлении этих орудий надлежит донести генералу, командующему химическими войсками при верховном командовании, в тот же день». Вслед за первой батареей, в июле — августе 1941 года на подмосковные рубежи Западного фронта были сформированы в Москве и Под­московье и выведены еще семь батарей. В конце июля батарея под командованием А. Куна (9 боевых машин) залпом в 144 реактивных снаряда нанесла существен­ный урон под Смоленском, севернее Ярцева.

Учитывая особую значимость и эффективность нового вида оружия, Государ­ственный комитет обороны СССР 8 сентября 1941 года принял решение о создании командования и Военного совета гвардейских минометных частей с непосредственным их подчинением Ставке Верховного Главнокомандования. Чтобы подчеркнуть особую важность и роль этих частей, было решено присваивать им почетное звание “гвардейских” со дня их формирования.

Первым командующим гвардейскими минометными частями Красной Армии был назначен военный инженер 1-го ранга (впоследствии генерал-лейтенант) В.В. Аборенков. Одновременно он же являлся заместителем наркома обороны СССР.

К декаб­рю 1941 года в действующей армии находилось 8 полков и 42 отдельных дивизио­на гвардейских минометов, в которых насчитывалось около 500 боевых машин БМ-8 и БМ-13 при преобладающем числе БМ-13.

На защиту Москвы были брошены основные силы гвардейских минометных частей. Дивизионы наносили врагу невосполнимый урон. Так, 32-й отдельный гвардейский минометный дивизион (командир П.В. Колесников, комиссар-политрук И.В. Мамонов) за октябрь — декабрь 1941 года уничтожил на разных участках фронта более трех тысяч солдат противника, подавил шесть ми­нометных батарей, подбил 11 танков, рассеял и частично уничтожил эскадрон ка­валерии, подбил до 50 машин и повозок с боеприпасами и горючим.

Залпы гвардейских минометных частей вселяли бодрость, веру в победу, а это так нужно было и в тяжелейшее время первых месяцев войны и в сражениях, за­вершивших перелом в ходе войны. А на нашего противника Катюши, кроме военного эффекта оказывали еще и психологическое воздействие. Один попавший в плен немецкий офицер, испытавший на себе действие советской реактивной артиллерии, спрашивал на допросе: «Я ранен и скоро умру. Я никому не смогу передать ваших секретов. Но скажите мне перед смертью — что это? Что это страшное, наваливающееся на нас сверху, как гнев божий?»

Летом 1942 года началось формирование отдельных гвардейских минометных дивизионов, которые оснащались пусковыми установками в виде неподвижных рам для стрельбы тяжелыми реактивными снарядами М-30 (калибр 300 мм). В ноябре 1942 года по решению Ставки ВГК началось формирование гвардей­ских тяжелых минометных дивизий. В целом за 1942 год ко­личество гвардейских минометных дивизионов возросло примерно в пять раз и на 1 января 1943 года составило 432 дивизиона всех типов РС (М-8, М-13, М-30).

В Сталинградской битве участвовало 142 дивизиона гвардейских минометов. Все стрелковые дивизии и общевойсковые армии были усилены такими дивизио­нами, и они сыграли заметную роль в разгроме врага.

В честь особо важных заслуг артиллерии, в том числе и реактивной, в Сталин­градской битве день начала контрнаступления войск на Волге — 19 ноября — стал Днем ракетных войск и артиллерии. Под таким названием он отмечается в России и сегодня.

В Курской битве реактивная артиллерия сыграла важную роль, как в оборони­тельном, так и в наступательном периоде. К этому времени решением Ставки ВГК уже формировались гвардейские минометные дивизии, которые состояли из не­скольких бригад, вооруженные боевыми установками (рамами) М-31. Кроме то­го, в боевых действиях принимали участие 21 полк и несколько отдельных диви­зионов, на вооружении которых находились боевые машины БМ-13 и БМ-8. Всего насчитывалось более 200 дивизионов гвардейских минометов различных типов.

Любыми путями фашисты пытались заполучить образцы «Катюш», или, в крайнем случае, пытались найти наиболее эффективное средство борьбы с ними. Так в августе 1943 г. на Брянском фронте в районе Харачаева действовала 17-я гвардейская минометная бригада. И как только она располагалась на отдых появлялись юнкерсы и бомбили боевые машины. Позднее силами самих минометчиков был задержан Музыченко, настоящая фамилия которого была Скрипинов, он то и ставил на боевые установки радиомаяки и с их помощью подавал сигнал авиации противника, предатель был наказан, а в минометных частях усилили бдительность личного состава.

1944 год был годом решающих побед Советских Вооруженных сил на советско-германском фронте. Во всех наступательных операциях стратеги­ческого, фронтового и армейского масштаба широко использовались дивизии, полки и дивизионы гвардейских минометов. Практически каждая стрелковая диви­зия, действующая на направлении главного удара, как правило, имела в оператив­ном подчинении дивизион гвардейских минометов.

«Катюш» и «Андрюш» в Берлинской операции участвовало 219 дивизионов, всего 215 боевых установок.

В послевоенный период реактивная артиллерия продолжала развиваться. Конструкторы настойчиво работали над тем, чтобы увеличить дальность стрельбы, повысить эффективность действия снаряда у цели. Уничтожение наземных целей установками БМ не было окончательной целью создателей, война требовала многофункциональности ПУ, в том числе и для уничтожения авиации противника.

За рубежом в гг. Второй мировой войны так же создавались РСЗО, так в США в 1942-1944 гг. применялись в армии боевые машины реактивной артиллерии калибра 115 мм на базе автомобилей «Виллис», «Интернейшнл», «Дженерал моторс». Они имели дальность стрельбы лишь 1 км (в конце войны – 3,8 км) и не шли ни в какое сравнение с «катюшами». Немецкие конструкции также явно уступали нашим установкам по своим тактико-техническим данным. Советские машины были самыми лучшими.

http://museum.vaz.ru/about-exhibits/stati/2-bm-13

 

bazaistoria.ru

РСЗО «Катюша» | Армия и вооружение

Боевые машины реактивной артиллерии БМ-8, БМ-13 и БМ-31, более известные как «Катюши» – одна из самых удачных разработок советских инженеров в период Великой отечественной войны.
Первые реактивные снаряды в СССР разрабатывались конструкторами Владимиром Артемьевым и Николаем Тихомировым, сотрудниками лаборатории газодинамики. Работа над проектом, в котором предусматривалось использование бездымного желатинового пороха, была начата в 1921 году.
С 1929 по 1939 год проводились испытания первых опытных образцов разных калибров, пуск которых производился из однозарядных наземных и многозарядных воздушных установок. Руководили испытаниями пионеры советской ракетной техники – Б.Петропавловский, Е.Петров, Г.Лангемак, И.Клейменов.

Последние стадии проектирования и отработки снарядов проводились в Реактивном научно-исследовательском институте. Группу специалистов, в которую входили Т.Клейменов, В.Артемьев, Л.Шварц и Ю.Победоносцев, возглавлял Г.Лангемак. В 1938 году эти снаряды были поставлены на вооружение советскими ВВС.

Истребители И-15, И-153, И-16 и штурмовики Ил-2 комплектовались неуправляемыми реактивными снарядами модели РС-82 калибра 82 мм. На бомбардировщики СБ и более поздние модификации Ил-2 монтировались снаряды РС-132 калибра 132 мм. Впервые новое оружие, установленное на И-153 и И-16, было применено во время Халхин-Гольского конфликта 1939 года.

В 1938-1941 годах Реактивный научно-исследовательский институт занимался разработкой многозарядной пусковой установки на шасси грузового автомобиля. Испытания были проведены весной 1941 года. Их результаты были более чем успешные , и в июне, накануне войны, было подписано распоряжение о запуске в серию боевых машин БМ-13, оснащенных пусковыми установками под осколочно-фугасные снаряды М-13 132-мм калибра. 21 июня 1941 г. орудие официально поставили на вооружение артиллерийских войск.

Серийную сборку БМ-13 осуществлял воронежский завод имени Коминтерна. Первые две пусковые установки, смонтированные на шасси ЗИС-6, сошли с конвейера 26 июня 1941 года. Качество сборки тут же оценивалось сотрудниками Главного артиллерийского управления; получив одобрение заказчиков, машины отправились в Москву. Там были проведены полигонные испытания, после чего из двух воронежских образцов и пяти БМ-13, собранных в Реактивном научно-исследовательском институте, была создана первая батарея реактивной артиллерии, командование которой принял капитан Иван Флеров.

БМ-13 на ЗИС-6

Боевое крещение батарея получила 14 июля на Смоленщине, целью ракетного удара был выбран оккупированный противником город Рудня. Через день, 16 июля, БМ-13 обстреливали оршанский железнодорожный узел и переправу на реке Оршице.

К 8 августа 1941 года реактивными установками было укомплектовано 8 полков, в каждом из которых насчитывалось по 36 боевых машин.

Кроме завода им. Коминтерна в Воронеже, выпуск БМ-13 был налажен на столичном предприятии «Компрессор». Реактивные снаряды производились на нескольких фабриках, но главным их производителем стал завод имени Ильича в Москве.

Первоначальная конструкция как снарядов, так и установок неоднократно изменялась и модернизировалась. Выпускался вариант БМ-13-СН, который оснащался спиральными направляющими, обеспечивающими более точную стрельбу, а также модификации БМ-31-12, БМ-8-48 и многие другие. Самой многочисленной стала модель БМ-13Н 1943 года, всего к концу Великой отечественной войны было собрано порядка 1.8 тысяч этих машин.

В 1942 году наладили производство 310 мм снарядов М-31, для пуска которых первоначально использовались наземные системы. Весной 1944 года под эти снаряды была разработана самоходка БМ-31-12, имеющая 12 направляющих.

Устанавливалась она на шасси грузовых автомобилей.

В период с июля 1941 года по декабрь 1944 общее количество выпущенных «Катюш» составило более 30 тысяч единиц, а реактивных снарядов различных калибров – около 12 миллионов. В первых образцах использовалось шасси отечественного производства, таких машин изготовили около шести сотен и все они, кроме нескольких, были уничтожены в ходе боевых действий. После заключения договора по ленд-лизу БМ-13 монтировалась на американских «Студебеккерах».

БМ-13 на американском «Студебеккере»
Реактивные установки БМ-8 и БМ-13 стояли в основном на вооружении гвардейских минометных частей, которые входили в артиллерийский резерв вооруженных сил. Поэтому за «Катюшами» закрепилось неофициально название «гвардейские минометы».

Славу легендарных машин не смогли разделить их талантливые разработчики. Борьба за лидерство в Реактивном научно-исследовательском институте спровоцировала «войну доносов», в результате которой осенью 1937 года НКВД арестовало главного инженера НИИ Г.Лангемака и директора Т.Клейменова. Через два месяца обоих приговорили к расстрелу. Реабилитированы конструкторы были только при Хрущеве. Летом 1991 года Президент Советского Союза М.Горбачев подписал указ о присвоении ряду ученых, участвовавших в разработке «Катюши», посмертных званий Героев Социалистического Труда.

Происхождение названия
Теперь уже сложно сказать наверняка, кто, когда и почему назвал реактивную установку БМ-13 «Катюшей».

Есть несколько основных версий:
Первая – это связь с одноименной песней, которая в предвоенное время была крайне популярна. Во время первого боевого применения «Катюш» в июле 1941 года стрельба производилась по немецкому гарнизону, расположенному в городе Рудня под Смоленском. Огонь велся прямой наводкой с вершины крутого холма, так что версия видится весьма убедительной – у солдат наверняка могла возникнуть ассоциация с песней, ведь там есть строка «на высокий, на берег крутой». Да и жив еще служивший связистом в 20-й армии Андрей Сапронов, который, по его словам, дал прозвище реактивному миномету. 14 июля 1941 года, аккурат после обстрела оккупированной Рудни, сержант Сапронов вместе с красноармейцем Кашириным прибыли на место дислокации батареи. Пораженный мощью БМ-13 Каширин восторженно воскликнул: «Ни чего себе песенка!», на что А.Сапронов невозмутимо ответил: «Катюша!» Потом, передавая в эфир информацию об успешном завершении операции, штабной радист назвал чудо-установку «Катюшей» – с той поры у столь грозного оружия появилось нежное девичье имя.

Другая версия рассматривает происхождения названия от аббревиатуры «КАТ» – якобы полигонщики называли систему «Костиковской автоматической термической» (А.Костиков был руководителем проекта). Однако правдоподобность подобного предположения вызывает большие сомнения, поскольку проект был засекреченным, и вряд ли полигонщики и фронтовики могли обмениваться между собой какими-либо сведениями.

Согласно другому варианту прозвище произошло от индекса «К», которым маркировались системы, собранные на заводе имени Коминтерна. У солдат был обычай давать оригинальные названия оружию. Так, гаубица М-30 ласково называлась «Матушкой», пушка МЛ-20 получила прозвище «Емелька». Кстати, БМ-13 сперва звали весьма уважительно, по имени-отчеству: «Раиса Сергеевна». РС – реактивные снаряды, использовавшиеся в установках.

По четвертой версии первыми именовать реактивные минометы «Катюшами» стали девушки, собиравшие их на заводе «Компрессор» в Москве.

Следующая версия, хоть и может показаться экзотичной, но также имеет право на существование. Снаряды устанавливались на специальных направляющих, называемых скатами. Вес снаряда составлял 42 килограмма, и для установки его на скат требовалось три человека: двое, впрягшись в лямки, затаскивали боеприпас на держатель, а третий подталкивал его сзади, контролируя точность фиксации снаряда в направляющих. Так вот, некоторые источники утверждают, что именно этого последнего бойца называли «Катюшей». Дело в том, что здесь, в отличие от бронетанковых подразделений, не было четкого разделения ролей: закатывать или держать снаряды мог любой из членов расчета.

На первоначальных этапах установки испытывались и эксплуатировались в режиме строгой секретности. Так, командир расчета при запуске снарядов не имел права отдавать общепринятые команды «огонь» и «пли», они были заменены на «играй» или «пой» (пуск производился быстрым вращением рукоятки электрической катушки). Да что и говорить, для любого фронтовика залпы «Катюш» были самой желанной песней.
Существует версия, по которой сначала «Катюшей» назывался бомбардировщик, комплектовавшийся реактивными снарядами, аналогичными ракетам БМ-13. Эти-то боеприпасы и перенесли прозвище с самолета на реактивный миномет.
Фашисты величали установки не иначе, как «Сталинский орган». Действительно, направляющие имели определенное сходство с трубами музыкального инструмента, а рев, издаваемый снарядами при пуске, чем-то напоминал грозное звучание органа.

Во время победоносного шествия нашей армии по Европе широко использовались системы, запускавшие одиночные снаряды М-30 и М-31. Немцы называли эти установки «Русскими фаустпатронами», хотя они использовались не только в качестве средства для уничтожения бронетехники. На дистанции до 200 м снаряд мог пробить стену практически любой толщины, вплоть до бункерных укреплений.


Взятие Берлина, 1945 год

Устройство
БМ-13 отличалась сравнительной простотой. В Конструкцию установки входили рельсовые направляющие и система наведения, состоящая из артиллерийского прицела и поворотно-подъемного устройства. Дополнительная устойчивость при запуске ракет обеспечивалась двумя домкратами, располагающимися в задней части шасси.

Реактивный снаряд имел форму цилиндра, разделенного на три отделения – топливный и боевой отсеки и сопло. Количество направляющих было различным в зависимости от модификации установки – от 14 до 48. Длина снаряда РС-132, использовавшегося в БМ-13, составляла 1.8 м, диаметр – 13.2 см, вес – 42.5 кг. Внутренняя часть ракеты под оперением укреплялась твердой нитроцеллюлозой. Боеголовка весила 22 кг, из которых 4.9 кг приходилось на долю взрывчатки (для сравнения противотанковая граната имела вес около 1.5 кг).

Дальность действия ракет – 8.5 км. В БМ-31 применялись снаряды М-31 калибра 310 мм, имеющие массу около 92.4 кг, почти треть которой (29 кг) составляло взрывчатое вещество. Дальность действия – 13 км. Залп производился в считанные секунды: БМ-13 выпускала все 16 ракет менее чем за 10 секунд, то же время требовалось на запуск БМ-31-12 с 12 направляющими и БМ-8, оснащавшейся 24-48 ракетами.

Заряжение боекомплекта происходило за 5-10 минут для БМ-13 и БМ-8, БМ-31 по причине большей массы снарядов заряжалась несколько дольше – 10-15 минут. Для пуска необходимо было вращать ручку электрокатушки, которая соединялась с аккумуляторами и контактами на скатах – поворачивая ручку, оператор, замыкал контакты и по очереди активировал пусковые системы ракет.

Тактика применения «Катюш» коренным образом отличала их от реактивных систем Nebelwerfer, стоявших на вооружении противника. Если немецкая разработка использовалась для нанесения высокоточных ударов, то советские машины обладали низкой точностью, но покрывали большую площадь. Масса взрывчатого вещества ракет «Катюши» была в два раза меньше, чем у снарядов Nebelwerfer, тем не менее, урон, наносимый живой силе и слабобронированной технике, значительно превосходил немецкий аналог. Взрывчатка детонировала путем срабатывания запалов на противоположных сторонах отсека, после встречи двух детонационных волн давление газа в точке их соприкосновения резко увеличивалось, что придавало осколкам дополнительное ускорения и повышало их температуру до 800 градусов.

Мощность взрыва возрастала и благодаря разрыву топливного отделения, которое раскалялось под действием сгорания пороха – в результате эффективность осколочного поражения вдвое превосходила артиллерийские снаряды того же калибра. Одно время даже ходили слухи, что в ракетах реактивных минометов используется «термитный заряд», испытания которого проходили в 1942 году в Ленинграде. Однако его применение оказалось нецелесообразным, поскольку зажигающее действие и так было достаточным.

Одновременный разрыв нескольких снарядов создавал интерференционный эффект взрывных волн, что также способствовало усилению поражающего воздействия.
Экипаж «Катюши» насчитывал от 5 до 7 человек и состоял из командира расчета, водителя, наводчика и нескольких заряжающих.

Применение
Реактивная артиллерия с самого начала своего существования подчинялась Верховному Главнокомандованию.

Подразделениями РА комплектовались стрелковые дивизии, находящиеся на передовой. «Катюши» обладали исключительной огневой мощью, поэтому их поддержку как в наступательных, так и оборонительных операциях сложно переоценить. Была издана специальная директива, излагающая требования к использованию машины. В ней в частности указывалось, что удары «Катюш» должны быть внезапными и массированными.

За годы войны «Катюши» не раз оказывались в руках противника. Так, на основе трофейной БМ-8-24, захваченной под Ленинградом, была разработана немецкая реактивная система Raketen-Vielfachwerfer.

80 мм реактивная система Raketen-Vielfachwerfer

Во время обороны Москвы на фронте сложилась весьма непростая обстановка, и использование ракетных установок осуществлялось подивизионно. Однако в декабре 1941 года по причине значительного увеличения числа «Катюш» (в каждой из армий, сдерживавших основной удар врага, насчитывалось до 10 дивизионов реактивных минометов, что затрудняло их снабжение и эффективность маневрирования и нанесения ударов) было решено создать двадцать гвардейских минометных полков.

В составе гвардейского минометного полка артиллерии Резерва Верховного Главнокомандования находилось три дивизиона по три батареи в каждом. Батарея в свою очередь состояла из четырех машин. Огневая эффективность подобных подразделений была огромна – один дивизион, состоящий из 12 БМ-13-16, мог нанести удар, по мощности сравнимый с залпом 12 артиллерийских полков, укомплектованных 48 152 мм гаубицами или 18 артиллерийских бригад, укомплектованных 32 гаубицами того же калибра.

Стоит также брать во внимание эмоциональное воздействие: благодаря практически одновременному пуску снарядов в считанные секунды земля в районе цели в буквальном смысле вставала на дыбы. Ответного удара подразделения реактивной артиллерии с легкостью избегали, так как мобильные «Катюши» быстро меняли место дислокации.

В июле 1942 года неподалеку от села Налючи в боевых условиях был впервые опробован брат «Катюши» – реактивная установка «Андрюша» калибра 300 мм, оснащенная 144 направляющими.

Летом 1942 года Подвижная Механизированная группа Южного фронта в течение нескольких дней сдерживала натиск первой бронетанковой армии противника южнее Ростова. Основу этого подразделения составляли отдельный дивизион и 3 полка реактивной артиллерии.

В августе того же года военный инженер А.Алферов разработал переносную модель системы под снаряды М-8. Фронтовики стали называть новинку «Горной катюшей». Первой использовать это оружие стала 20-я Горнострелковая дивизия, установка прекрасно зарекомендовала себя в боях за Гойтский перевал. В конце зимы 1943 года подразделение «горных катюш», состоящее из двух дивизионов, участвовало в обороне знаменитого плацдарма на Малой земле неподалеку от Новороссийска. В железнодорожном депо Сочи реактивные системы монтировали на дрезины – эти установки применялись для обороны береговой линии города. 8 реактивных минометов было установлено на тральщике «Скумбрия», прикрывавшем десантную операцию на Малой Земле.

Осенью 1943 года во время боев под Брянском благодаря быстрой переброске боевых машин с одного фланга фронта на другой был осуществлен внезапный удар, сломивший оборону противника на участке длиной 250 км. В тот день вражеские укрепления поразили более 6 тысяч советских ракет, выпущенных легендарными «Катюшами».

——
ru.wikipedia.org/wiki/Катюша_(оружие)
ww2total.com/WW2/Weapons/Artillery/Gun-Motor-Carriages/Russian/Katyusha/
4.bp.blogspot.com/_MXu96taKq-Y/S1cyFgKUuXI/AAAAAAAAFoM/JCdyYOyD6ME/s400/1.jpg

warinform.ru

Реферат Катюша (оружие)

скачать

Реферат на тему:


План:

    Введение

  • 1 История
    • 1.1 Судьба разработчиков
  • 2 Происхождение названия
  • 3 Устройство
  • 4 Экипаж (расчёт)
  • 5 Применение
  • 6 Галерея
  • Примечания


Введение

Катю́ша[1] — неофициальное собирательное название боевых машин реактивной артиллерии БМ-8 (82 мм), БМ-13 (132 мм) и БМ-31 (310 мм). Такие установки активно использовались Вооружёнными Силами СССР во время Второй мировой войны.

Эволюционное развитие «Катюши» — РСЗО БМ-14 БМ-21 «Град» и 9К59 «Прима».


1. История

В 1916 году профессор Иван Платонович Граве создал желатиновый порох, усовершенствовав бездымный порох французского изобретателя Поля Вьеля. В 1921 году разработчики Н. И. Тихомиров, В. А. Артемьев из газодинамической лаборатории (ГДЛ) приступили к разработке реактивных снарядов на основе этого пороха.[2]

В 1929-33 годах Б. С. Петропавловский при участии Г. Э. Лангемака, Е. С. Петрова, И. Т. Клеймёнова и др. в ГДЛ проводили разработку и официальные испытания реактивных снарядов различных калибров — прототипов снарядов для «катюши». Для их запуска использовали многозарядные авиационные и однозарядные наземные пусковые станки.

Группа разработчиков Реактивного института (РНИИ) под руководством Г. Э. Лангемака, при участии В. А. Артемьева, И. Т. Клеймёнова, Ю. А. Победоносцева, Л. Э. Шварца и др. проводили окончательную отработку реактивных снарядов[3].

В 1937—1938 эти реактивные снаряды были приняты на вооружение военно-воздушными силами СССР.

Реактивные снаряды РС-82 устанавливали на истребителях И-15, И-16, И-153, а позже — на штурмовиках Ил-2; созданные впоследствии РС-132 — на бомбардировщиках СБ и штурмовиках Ил-2.

Летом 1939 авиационные реактивные снаряды РС-82, смонтированные на самолётах-истребителях И-16 и И-153, успешно применялись в боях на Халхин-Голе.

«Катюша» БМ-13-16 на шасси ЗИС-6

В 1938-41 в РНИИ И. И. Гвай, В. Н. Галковский, А. П. Павленко, А. С. Попов создали многозарядную пусковую установку, смонтированную на грузовом автомобиле.

В марте 1941 года были проведены успешные полигонные испытания установок БМ-13 (название расшифровывалось[4]: боевая машина 132 мм снарядов) со снарядом калибра 132 мм М-13, а уже 21 июня, за несколько часов до войны, подписано постановление об их серийном производстве.

Реактивный снаряд М-13 (132-мм осколочно-фугасный снаряд) и пусковая установка БМ-13 были приняты на вооружение артиллерии 21 июня 1941 года.

26 июня 1941 года на заводе имени Коминтерна в Воронеже была завершена сборка первых двух серийных пусковых установок БМ-13 на шасси ЗИС-6, и тут же приняты представителями Главного артиллерийского управления. На следующий день установки были отправлены своим ходом в Москву, где 28 июня после успешно проведённых испытаний были объединены вместе с пятью изготовленными ранее в РНИИ установками в батарею для отправки на фронт.

Экспериментальная батарея из семи машин под командованием капитана И. Флёрова была впервые задействована 14 июля 1941 года для нанесения ударов по занятой накануне немцами железнодорожной станции Орша и переправе через реку Оршица.[5]

Первые восемь полков по 36 машин были сформированы 8 августа 1941.

Производство установок БМ-13 было организовано на воронежском заводе им. Коминтерна и на московском заводе «Компрессор» (главный конструктор — В. П. Бармин). Одним из основных предприятий по выпуску реактивных снарядов стал московский завод им. Владимира Ильича.

БМ-31-12 на шасси ЗИС-12 в Музее на Сапун-горе, Севастополь

«Катюши» (на шасси Studebaker US6) в Битве за Берлин, апрель 1945

В ходе войны были созданы различные варианты реактивного снаряда и пусковых установок: БМ-13-СН (со спиральными направляющими, что значительно увеличивало точность стрельбы), БМ-8-48, БМ-31-12 и др. Улучшенная модификация БМ-13Н была создана в 1943 году и до конца Второй мировой войны было изготовлено около 1800 таких орудий.

В 1942 году появились снаряды М-31 калибра 310 мм, которые изначально запускались с наземных установок. В апреле 1944 года под них создали самоходную установку с 12 направляющими, монтировавшуюся на шасси грузовой автомашины. Она получила название «БМ-31-12».

Советская промышленность в июле 1941- декабре 1944 изготовила около 30 тыс. боевых машин «Катюша» и свыше 12 млн штук реактивных снарядов к ним (всех калибров). Первые машины изготовлялись на базе отечественных шасси (всего около 600 штук — почти все, за исключением единиц, были уничтожены в боях), после начала «ленд-лизовских» поставок основным шасси для БМ-13 (БМ-13Н) стал американский грузовик фирмы «Студебеккер» (Studebaker US6) — около 20 тыс. автомобилей было поставлено США.

Реактивными системами БМ-13 и БМ-8 в первую очередь были вооружены гвардейские миномётные части, входившие в состав артиллерии резерва Верховного Главнокомандования.


1.1. Судьба разработчиков

2 ноября 1937 года в результате «войны доносов» внутри института [6], директор РНИИ-3 И. Т. Клеймёнов и главный инженер Г. Э. Лангемак были арестованы. 10 и 11 января 1938 года, соответственно, они были расстреляны на полигоне НКВД «Коммунарка».

Реабилитированы в 1955 году.

Указом Президента СССР М. С. Горбачёва от 21 июня 1991 года И. Т. Клеймёнову, Г. Э. Лангемаку, В. Н. Лужину, Б. С. Петропавловскому, Б. М. Слонимеру и Н. И. Тихомирову посмертно было присвоено звание Героев Социалистического Труда.


2. Происхождение названия

Известно, почему установки БМ-13 стали в одно время именоваться «гвардейскими миномётами». В 1942 году было начато создание двадцати гвардейских миномётных полков. Установки БМ-13 в действительности не являлись миномётами (миномёт — это разновидность простого артиллерийского орудия), но командование стремилось как можно дольше сохранять их конструкцию в секрете:

Когда на полигонных стрельбах бойцы и командиры попросили представителя ГАУ назвать «подлинное» имя боевой установки, тот посоветовал: «Называйте установку как обычное артиллерийское орудие. Это важно для сохранения секретности».[7]

Нет единой версии, почему БМ-13 стали именоваться «катюшами». Существует несколько предположений[8]:

  • По названию ставшей популярной перед войной песни Блантера на слова Исаковского «Катюша». Версия убедительная, поскольку впервые батарея стреляла 14 июля 1941 года по скоплению фашистов на Базарной площади города Рудня Смоленской области. Стреляла с высокой крутой горы прямой наводкой — ассоциация с высоким крутым берегом в песне тут же возникла у бойцов. Наконец, жив бывший сержант штабной роты 217-го отдельного батальона связи 144-й стрелковой дивизии 20-й армии Андрей Сапронов, ныне — военный историк, который и дал ей это имя. Красноармеец Каширин, прибыв с ним вместе после обстрела Рудни на батарею, удивлённо воскликнул: «Вот это песенка!» «Катюша», — ответил Андрей Сапронов (из воспоминаний А. Сапронова в газете «Россия» № 23 от 21-27 июня 2001 года и в «Парламентской газете» № 80 от 5 мая 2005 года). Через узел связи штабной роты новость о чудо-оружии по имени «Катюша» в течение суток стала достоянием всей 20-й армии, а через её командование — и всей страны. 13 июля 2010 года ветерану и «крёстному отцу» «Катюши» исполнилось 89 лет.
  • По сокращению «КАТ» — есть версия, что полигонщики именно так называли БМ-13 — «Костиковские автоматические термические» (по другому источнику — «Кумулятивные артиллерийские термические»), по фамилии руководителя проекта, Андрея Костикова (правда, учитывая секретность проекта, возможность обмена информацией между полигонщиками и фронтовиками сомнительна).
  • Ещё один вариант, что название связано с индексом «К» на корпусе миномёта — установки выпускались заводом имени Калинина (по другому источнику[9] — заводом имени Коминтерна). А фронтовики любили давать прозвища оружию. Например, гаубицу М-30 прозвали «Матушкой», пушку-гаубицу МЛ-20 — «Емелькой». Да и БМ-13 поначалу иногда именовали «Раисой Сергеевной», таким образом расшифровывая сокращение РС (реактивный снаряд).
  • Четвёртая версия предполагает, что именно так окрестили эти машины девушки с московского завода «Компрессор», работавшие на сборке.
  • Ещё одна, экзотичная версия. Направляющие, на которые устанавливались снаряды, назывались скатами. Сорокадвухкилограммовый снаряд поднимали два бойца, впрягшиеся в лямки, а третий обычно помогал им, подталкивая снаряд, чтобы он точно лёг на направляющие, он же сообщал державшим, что снаряд встал-закатился-накатился на направляющие. Его-то, якобы, и называли «катюшей» (роль державших снаряд и закатывающего постоянно менялась, так как расчёт БМ-13, в отличие от ствольной артиллерии, не был в явном виде разделён на заряжающего, наводящего и др.)
  • Следует также отметить, что установки были настолько засекречены, что даже запрещалось использовать команды «пли», «огонь», «залп», вместо них звучали «пой» или «играй» (для запуска надо было очень быстро крутить ручку электрокатушки), что, возможно, тоже было связано с песней «Катюша». Да и для пехоты залп «катюш» был самой приятной музыкой.
  • Есть предположение о том, что первоначально прозвище «катюша» имел фронтовой бомбардировщик, оснащённый реактивными снарядами — аналогом М-13. И прозвище перескочило с самолёта на ракетную установку через снаряды.

И ещё интересные факты о названиях БМ-13:

  • На Северо-Западном фронте установку поначалу называли «Раиса Сергеевна», таким образом расшифровывая аббревиатуру РС (реактивный снаряд).
  • В немецких войсках эти машины получили название «сталинские орга́ны» из-за внешнего сходства реактивной установки с системой труб этого музыкального инструмента и мощного ошеломляющего рёва, который производился при запуске ракет.
  • Во время боёв за Познань и Берлин установки для одиночного пуска М-30 и М-31 получили от немцев прозвище «русский фаустпатрон», хотя эти снаряды использовались не как противотанковое средство. «Кинжальными» (с дистанции 100—200 метров) пусками этих снарядов гвардейцы проламывали любые стены.


3. Устройство

Снаряд

Оружие относительно простое, состоящее из направляющих рельсов и устройства их наведения. Для наводки были предусмотрены поворотный и подъёмный механизмы и артиллерийский прицел. В задней части машины находились два домкрата, обеспечивающие бо́льшую устойчивость при стрельбе.

Ракета представляла собой сварной цилиндр, поделённый на три отсека — боевую часть, топливную и реактивное сопло. Одна машина вмещала от 14 до 48 направляющих. Снаряд РС-132 для установки БМ-13 был длиной 1,8 м, 132 мм в диаметре и весил 42,5 кг. Внутри цилиндра с оперением находилась твёрдая нитроцеллюлоза. Вес боеголовки — 22 кг. Вес взрывчатого вещества 4,9 кг — «как три противотанковые гранаты». Дальнобойность — 8,5 км.
Снаряд М-31 для установки БМ-31 был 310 мм в диаметре, он весил 92,4 кг и содержал 28,9 кг взрывчатки. Дальнобойность — 13 км, продолжительность залпа у БМ-13 (16 снарядов) — 7-10 сек., у БМ-8 (24-48 снарядов) — 8-10 сек.; время заряжания — 5-10 мин.; у БМ-31-21 (12 направляющих) — соответственно 7-10 сек. и 10-15 мин. Запуск производился рукояточной электрокатушкой, соединённой с аккумуляторной батарей и контактами на направляющих — при повороте рукоятки по очереди замыкались контакты и в очередном из снарядов срабатывал пусковой пиропатрон[4]. Крайне редко при большом количестве направляющих на установке применялись две катушки одновременно.

В отличие от немецкого Nebelwerfer, представляет собой площадное оружие низкой точности с большим разбросом снарядов по местности. Вследствие этого точные удары, как у Nebelwerfer, наносить было бессмысленно. При вдвое меньшем, чем у ракеты Небельверфера, заряде ВВ поражающее воздействие на небронированную технику и живую силу было намного сильнее, чем у Небельверфера. Это было достигнуто путём увеличения газового давления взрыва из-за встречного движения детонации. Подрыв ВВ осуществлялся с двух сторон (длина детонатора была лишь немного меньше длины полости для ВВ) и когда две волны детонации встречались, то газовое давление взрыва в месте встречи резко возрастало, вследствие этого осколки корпуса имели значительно большее ускорение, разогревались до 600—800 °C и имели хорошее зажигающее действие. Кроме корпуса разрывалась ещё и часть ракетной камеры, раскалявшейся от горевшего внутри пороха, это увеличивало осколочное действие в 1,5-2 раза по сравнению с артиллерийским снарядами аналогичного калибра. Именно поэтому возникла легенда о «термитном заряде» в боеприпасах «Катюш». «Термитный» заряд испытывался в Ленинграде весной 42-го, но оказался излишним — после залпа «катюш» и так всё горело. (из сборника «Гвардии „катюша“»). Совместное применение десятков ракет одновременно также создавало интерференцию взрывных волн, что ещё более усиливало поражающий эффект.


4. Экипаж (расчёт)

БМ — 8 (ЗИС-6) состоял из 5 — 7-ми человек, в документальном фильме, показанном каналом НТВ, сказано — 10 человек.

  • Командир орудия — 1.
  • Наводчик — 1.
  • Водитель — 1.
  • Заряжающий — 2 — 4.

5. Применение

Солдаты, заряжающие «катюшу»

С момента появления реактивной артиллерии (РА), её подразделения находились в подчинении Верховного Главного Командования. Они использовались для усиления стрелковых дивизий, оборонявшихся в первом эшелоне, что существенно увеличивало их огневую мощь и повышало устойчивость в оборонительном бою.[10] Требования к применению нового оружия — массированность и внезапность — нашли отражение в Директиве Ставки ВГК № 002490 от 1 октября 1941 г..

Так же стоит отметить, что во время Великой Отечественной войны «катюша» неоднократно попадала в руки врага (первая была захвачена 22.08.1941г., юго-восточнее Старой Руссы 56-м моторизованным корпусом Манштейна), а установка БМ-8-24, захваченная на Ленинградском фронте, даже стала прототипом немецких ракетных установок 8 cm Raketen-Vielfachwerfer .

В период битвы за Москву из-за тяжёлой обстановки на фронте командование вынуждено было использовать реактивную артиллерию подивизионно. Но уже к концу 1941 года количество реактивной артиллерии в войсках значительно возросло и достигало 5-10 дивизионов в составе армий, действовавших на главном направлении. Управление огнём и маневром большого числа дивизионов, а также снабжение их боеприпасами и другими видами довольствия стало затрудняться. По решению Ставки в январе 1942 года было начато создание 20 гвардейских миномётных полков.[10]
«Гвардейский миномётный полк (ГМП) артиллерии Резерва Верховного Главного Командования (РВГК)» по штату состоял из трёх дивизионов трёхбатарейного состава. Каждая батарея имела четыре боевые машины. Таким образом залп только одного дивизиона из 12 машин БМ-13-16 ГМП (директива Ставки № 002490 запрещала использование РА в количестве менее дивизиона) по силе мог сравнится с залпом 12 тяжёлых гаубичных полков РВГК (по 48 гаубиц калибра 152 мм в полку) или 18 тяжёлых гаубичных бригад РВГК (по 32 гаубицы калибра 152 мм в бригаде).
Немаловажен был и эмоциональный эффект: во время залпа все ракеты выпускались практически одновременно — за несколько секунд землю в области цели буквально перепахивали реактивные снаряды. Подвижность установки позволяла быстро сменять позицию и избегать ответного удара противника.

17 июля 1942 года в районе села Налючи раздался залп 144 пусковых рам-станков, оснащённых 300-мм реактивными снарядами. Это было первое применение несколько менее знаменитого родственного оружия — «Андрюши»[11].

В июле-августе 42-го «катюши» (три полка и отдельный дивизион) были основной ударной силой Подвижной Механизированной группы Южного фронта, на несколько дней сдержавшей наступление 1-ой танковой армии немцев к югу от Ростова. Это отражено даже в дневнике генерала Гальдера: «возросшее сопротивление русских южнее Ростова»

В августе 1942 года в городе Сочи в гараже санатория «Кавказская Ривьера» под руководством начальника подвижной ремонтной мастерской № 6 военного инженера III ранга А.Алфёрова был создан переносной вариант установки на базе снарядов М-8, получивший впоследствии название «горная катюша». Первые «горные катюши» поступили на вооружение 20-й Горнострелковой дивизии и были применены в боях на Гойтхском перевале. В феврале — марте 1943 года два дивизиона «горных катюш» вошли в состав войск, оборонявших легендарный плацдарм на Малой земле под Новороссийском. Кроме этого в Сочинском паровозном депо были созданы 4 установки на базе дрезин, которые использовались для защиты города Сочи с берега. Восемью установками был оборудован тральщик «Скумбрия», который прикрывал десант на Малую землю.[12].[13]

В сентябре 43-го манёвр «катюш» вдоль линии фронта позволил осуществить внезапный фланговый удар на Брянском фронте. В итоге немецкая оборона оказалась «свёрнута» в полосе целого фронта — 250 километров. Во время артподготовки было израсходовано 6000 реактивных снарядов и лишь 2000 ствольных.


6. Галерея

  • Боевое применение гвардейского реактивного миномёта «катюша»

  • БМ-13-16 «катюша» на шасси ЗИС-6 (не аутентичная музейная версия с угловатыми крыльями)

  • БМ-13-16 на шасси трактора СТЗ-5-НАТИ (Новомосковск)

  • БМ-13-16 на шасси ЗИС-12 (Музей на Сапун-горе, Севастополь)

  • БМ-13Н (нормализованная) «катюша» на шасси Studebaker US6

  • Послевоенная БМ-13Н «катюша» на шасси ЗиЛ-157 (Белград)

  • Послевоенная «катюша» БМ-13Н на шасси /ЗиЛ-157 в военном мемориале в Сеуле: трофей Корейской Войны.

  • Памятник «Катюша». Пенза, 1982 г.

  • БМ-13 на шасси ЗиЛ-157. Музей в Воронеже.

  • БМ-13 на шасси ЗиЛ-157. Германо-российский музей «Берлин-Карлсхорст».

  • БМ-13 на шасси ЗиЛ-157. Военный музей в Свиднике.

  • Монумент «Катюша» в городе Рудня, посвящённый первой в мире ракетной батарее капитана И. А. Флёрова.


Примечания

  1. катю’ша, -и, тв. -ей (миномет). Русский орфографический словарь: около 180 000 слов. / Российская академия наук. Институт русского языка им. В. В. Виноградова / О. Е. Иванова, В. В. Лопатин (отв. ред.), И. В. Нечаева, Л. К. Чельцова. — 2-е изд., испр. и доп. — Москва, 2004. — 960 с.
  2. Костиков Андрей Григорьевич — www.hrono.ru/biograf/bio_k/kostikov_ag.php
  3. 2 ноября 1937 руководители и ведущие сотрудники института были арестованы НКВД. 10 и 11 января 1938, соответственно, директор РНИИ-3 И. Т. Клеймёнов и главный инженер Г. Э. Лангемак были расстреляны на спецобъекте НКВД «Коммунарка»([1] — www.inauka.ru/history/article32857.html)
  4. 12Гоголев Л. Д. Автомобили-солдаты: Очерки об истории развития и военном применении автомобилей. — М.: Патриот, 1990. — 191 с. — 100 000 экз. — ISBN 5-7030-0226-5
  5. [Воспоминания командира пристрелочного взвода из батареи Флёрова — www.rau.su/observer/N03-4_94/3-4_25.HTM]
  6. «Так кто же есть кто!» Интервью Л. С. Душкина. — «Крылья Родины», № 7 1989. Стр. 28 — content.foto.mail.ru/mail/shubinpavel/95/s-151.jpg, 29 — content.foto.mail.ru/mail/shubinpavel/95/s-152.jpg, 30 — content.foto.mail.ru/mail/shubinpavel/95/s-153.jpg, 31 — content.foto.mail.ru/mail/shubinpavel/95/s-154.jpg.
  7. «Лука» и «Катюша» против «Ванюши» — Системы залпового огня в Великой Отечественной войне — nvo.ng.ru/history/2010-03-05/12_katusha.html
  8. Первушин А. И. «Красный космос. Звёздные корабли Советской империи». 2007. Москва. «Яуза», «Эксмо». ISBN 5-699-19622-6
  9. Андроников Н. Г., Галицан А. С., Кирьян М. М. и др. Великая Отечественная война, 1941-1945: Словарь-справочник / Под. ред. М. М. Кирьяна. — М.: Политиздат, 1985. — С. 204. — 527 с. — 200 000 экз.
  10. 12 Полк. И. Прохорков, полк. В. Трусов, «Реактивная артиллерия в Великой Отечественной войне» — «Военно-исторический журнал» № 1 1966 г — www.rkka.ru/analys/reaktiv/main.htm#b1
  11. Вязинин И. В.  Огненными вёрстами старорусских фронтовиков. — russa.narod.ru/books/versti/001.htm Старая Русса, Старорусская типография, 2001. На 6.7.2011 ссылка не открываетсяНеобходимо задать параметр title= в шаблоне {{cite web}}. Необходимо задать параметр url= в шаблоне {{cite web}}. .
  12. Бронепоезда и горные «катюши» — фронту! — www.cargobay.ru/news/gudok/2005/3/19/id_20137.html Газета «Гудок» от 19.03.2005 г.
  13. Г.Сушан ТАКИЕ РАЗНЫЕ «КАТЮШИ» — otvaga2004.narod.ru/otvaga2004/wars0/wars_27.html // журнал «Техника — молодёжи» № 8 / 2002 г. На 6.7.2011 ссылка не открываетсяНеобходимо задать параметр title= в шаблоне {{cite web}}. Необходимо задать параметр url= в шаблоне {{cite web}}. .

wreferat.baza-referat.ru

Катюша (оружие) — это… Что такое Катюша (оружие)?

Монумент «Катюша» в городе Рудня, посвящённый первой в мире ракетной батарее капитана И. А. Флёрова

У этого термина существуют и другие значения, см. Катюша.

Эта статья — о народном прозвище этой и других советских РСЗО периода Великой Отечественной войны. О наиболее известной боевой машине, носившей его см. БМ-13; о совокупности советских боевых машин реактивной артиллерии этого периода см. Гвардейский реактивный миномёт.

Катю́ша — появившееся во время Великой Отечественной войны 1941—45 неофициальное название бесствольных систем полевой реактивной артиллерии[1] (БМ-8, БМ-13, БМ-31 и других). Такие установки активно использовались Вооружёнными Силами СССР во время Второй мировой войны. Популярность прозвища оказалась столь большой, что «Катюшами» в разговорной речи стали нередко именовать и послевоенные РСЗО на автомобильных шасси, в частности БМ-14 и БМ-21 «Град».

История создания

Ещё в 1921 году сотрудники Газодинамической лаборатории Н. И. Тихомиров и В. А. Артемьев приступили к разработке реактивных снарядов для самолётов.

В 1929—1933 годах Б. С. Петропавловский при участии Г. Э. Лангемака, Е. С. Петрова, И. Т. Клейменова, Ю. А. Победоносцева, Л. Э. Шварца и других сотрудников ГДЛ проводили официальные испытания реактивных снарядов различных калибров и назначения с использованием многозарядных и однозарядных авиационных и наземных пусковых станков. Большое внимание руководство страны и Народного Комиссариата Обороны СССР уделяло разработке реактивных снарядов, как средств доставки химического оружия.

В 1937—1938 годах реактивные снаряды разработанные РНИИ (ГДЛ вместе с ГИРД в октябре 1933 года составили вновь организованный РНИИ) под руководством Г. Э. Лангемака приняты на вооружение РККВФ. Реактивные снаряды РС-82 (реактивный снаряд калибром 82 мм) устанавливали на истребителях И-15, И-16, И-153, во время войны — на штурмовиках Ил-2, с разработкой РС-132 — на бомбардировщиках СБ и штурмовиках Ил-2.

Летом 1939 года РС-82 на И-16 и И-153 успешно применялись в боях с японскими войсками на реке Халхин-Гол.

В 1939—1941 годах сотрудники РНИИ И. И. Гвай, В. Н. Галковский, А. П. Павленко, А. С. Попов и другие создали многозарядную пусковую установку, смонтированную на грузовом автомобиле.

В марте 1941 года были успешно проведены полигонные испытания установок БМ-13 (боевая машина со снарядами калибра 132 мм).

Реактивный снаряд РС-132 (осколочно-фугасный снаряд калибра 132 мм) и пусковая установка на базе грузового автомобиля ЗИС-6 БМ-13 были приняты на вооружение 21 июня 1941 года.

Производство установок БМ-13 было организовано на Воронежском заводе им. Коминтерна и Московском компрессорном заводе «Борец». Одним из основных производителей БМ-13 был Московский завод имени Владимира Ильича.

Происхождение названия

Известно, почему установки БМ-13 стали в одно время именоваться «гвардейскими миномётами». Установки БМ-13 в действительности не являлись миномётами, но командование стремилось как можно дольше сохранять их конструкцию в секрете:

Когда на полигонных стрельбах бойцы и командиры попросили представителя ГАУ назвать «подлинное» имя боевой установки, тот посоветовал: «Называйте установку как обычное артиллерийское орудие. Это важно для сохранения секретности».[2]

Нет единой версии, почему БМ-13 стали именоваться «катюшами». Существует несколько предположений[3]:

  • По названию ставшей популярной перед войной песни Блантера на слова Исаковского «Катюша». Версия убедительная, поскольку впервые батарея капитана Флёрова стреляла по врагу 14 июля 1941 года в 10 часов утра, сделав залп по Базарной площади города Рудня. Это было первое боевое применение «Катюш», подтверждаемое и в исторической литературе[4]. Стреляли установки с высокой крутой горы — ассоциация с высоким крутым берегом в песне тут же возникла у бойцов. Наконец, жив бывший сержант штабной роты 217-го отдельного батальона связи 144-й стрелковой дивизии 20-й армии Андрей Сапронов, ныне — военный историк, который и дал ей это имя. Красноармеец Каширин, прибыв с ним вместе после обстрела Рудни на батарею, удивлённо воскликнул: «Вот это песенка!» «Катюша», — ответил Андрей Сапронов (из воспоминаний А. Сапронова в газете «Россия» № 23 от 21-27 июня 2001 года и в «Парламентской газете» № 80 от 5 мая 2005 года). Через узел связи штабной роты новость о чудо-оружии по имени «Катюша» в течение суток стала достоянием всей 20-й армии, а через её командование — и всей страны. 13 июля 2012 года ветерану и «крёстному отцу» «Катюши» исполнился 91 год.
  • Ещё есть версия, что название связано с индексом «К» на корпусе миномёта — установки выпускались заводом имени Калинина (по другому источнику[5] — заводом имени Коминтерна)[6]. А фронтовики любили давать прозвища оружию. Например, гаубицу М-30 прозвали «Матушкой», пушку-гаубицу МЛ-20 — «Емелькой». Да и БМ-13 поначалу иногда именовали «Раисой Сергеевной», таким образом расшифровывая сокращение РС (реактивный снаряд).
  • Третья версия предполагает, что именно так окрестили эти машины девушки с московского завода «Компрессор», работавшие на сборке.[источник не указан 177 дней]
  • Ещё одна, экзотичная версия. Направляющие, на которые устанавливались снаряды, назывались скатами. Сорокадвухкилограммовый снаряд поднимали два бойца, впрягшиеся в лямки, а третий обычно помогал им, подталкивая снаряд, чтобы он точно лёг на направляющие, он же сообщал державшим, что снаряд встал-закатился-накатился на направляющие. Его-то, якобы, и называли «катюшей» (роль державших снаряд и закатывающего постоянно менялась, так как расчёт БМ-13, в отличие от ствольной артиллерии, не был в явном виде разделён на заряжающего, наводящего и др.)[источник не указан 177 дней]
  • Следует также отметить, что установки были настолько засекречены, что даже запрещалось использовать команды «пли», «огонь», «залп», вместо них звучали «пой» или «играй» (для запуска надо было очень быстро крутить ручку электрокатушки), что, возможно, тоже было связано с песней «Катюша». Да и для нашей пехоты залп «катюш» был самой приятной музыкой.[источник не указан 177 дней]
  • Есть предположение о том, что первоначально прозвище «катюша» имел фронтовой бомбардировщик, оснащённый реактивными снарядами — аналогом М-13. И прозвище перескочило с самолёта на ракетную установку через снаряды.[источник не указан 177 дней]
  • Опытная эскадрилья бомбардировщиков СВ (командир Дояр)в боях на Халхин-Голе была вооружена реактивными снарядами РС-132. Бомбардировщики СБ (скоростной бомбардировщик) иногда называли «Катюша». Кажется, это название появилось еще во время гражданской войны в Испании 1930-х годов.
  • В немецких войсках эти машины получили название «сталинские орга́ны» из-за внешнего сходства реактивной установки с системой труб этого музыкального инструмента и мощного ошеломляющего рёва, который производился при запуске ракет.[источник не указан 177 дней]
  • Во время боёв за Познань и Берлин установки для одиночного пуска М-30 и М-31 получили от немцев прозвище «русский фаустпатрон», хотя эти снаряды использовались не как противотанковое средство. «Кинжальными» (с дистанции 100—200 метров) пусками этих снарядов гвардейцы проламывали любые стены.[источник не указан 177 дней]

Галерея

См. также

Примечания

Литература

Ссылки

biograf.academic.ru

Катюша (оружие) — это… Что такое Катюша (оружие)?

Монумент «Катюша» в городе Рудня, посвящённый первой в мире ракетной батарее капитана И. А. Флёрова

У этого термина существуют и другие значения, см. Катюша.

Эта статья — о народном прозвище этой и других советских РСЗО периода Великой Отечественной войны. О наиболее известной боевой машине, носившей его см. БМ-13; о совокупности советских боевых машин реактивной артиллерии этого периода см. Гвардейский реактивный миномёт.

Катю́ша — появившееся во время Великой Отечественной войны 1941—45 неофициальное название бесствольных систем полевой реактивной артиллерии[1] (БМ-8, БМ-13, БМ-31 и других). Такие установки активно использовались Вооружёнными Силами СССР во время Второй мировой войны. Популярность прозвища оказалась столь большой, что «Катюшами» в разговорной речи стали нередко именовать и послевоенные РСЗО на автомобильных шасси, в частности БМ-14 и БМ-21 «Град».

История создания

Ещё в 1921 году сотрудники Газодинамической лаборатории Н. И. Тихомиров и В. А. Артемьев приступили к разработке реактивных снарядов для самолётов.

В 1929—1933 годах Б. С. Петропавловский при участии Г. Э. Лангемака, Е. С. Петрова, И. Т. Клейменова, Ю. А. Победоносцева, Л. Э. Шварца и других сотрудников ГДЛ проводили официальные испытания реактивных снарядов различных калибров и назначения с использованием многозарядных и однозарядных авиационных и наземных пусковых станков. Большое внимание руководство страны и Народного Комиссариата Обороны СССР уделяло разработке реактивных снарядов, как средств доставки химического оружия.

В 1937—1938 годах реактивные снаряды разработанные РНИИ (ГДЛ вместе с ГИРД в октябре 1933 года составили вновь организованный РНИИ) под руководством Г. Э. Лангемака приняты на вооружение РККВФ. Реактивные снаряды РС-82 (реактивный снаряд калибром 82 мм) устанавливали на истребителях И-15, И-16, И-153, во время войны — на штурмовиках Ил-2, с разработкой РС-132 — на бомбардировщиках СБ и штурмовиках Ил-2.

Летом 1939 года РС-82 на И-16 и И-153 успешно применялись в боях с японскими войсками на реке Халхин-Гол.

В 1939—1941 годах сотрудники РНИИ И. И. Гвай, В. Н. Галковский, А. П. Павленко, А. С. Попов и другие создали многозарядную пусковую установку, смонтированную на грузовом автомобиле.

В марте 1941 года были успешно проведены полигонные испытания установок БМ-13 (боевая машина со снарядами калибра 132 мм).

Реактивный снаряд РС-132 (осколочно-фугасный снаряд калибра 132 мм) и пусковая установка на базе грузового автомобиля ЗИС-6 БМ-13 были приняты на вооружение 21 июня 1941 года.

Производство установок БМ-13 было организовано на Воронежском заводе им. Коминтерна и Московском компрессорном заводе «Борец». Одним из основных производителей БМ-13 был Московский завод имени Владимира Ильича.

Происхождение названия

Известно, почему установки БМ-13 стали в одно время именоваться «гвардейскими миномётами». Установки БМ-13 в действительности не являлись миномётами, но командование стремилось как можно дольше сохранять их конструкцию в секрете:

Когда на полигонных стрельбах бойцы и командиры попросили представителя ГАУ назвать «подлинное» имя боевой установки, тот посоветовал: «Называйте установку как обычное артиллерийское орудие. Это важно для сохранения секретности».[2]

Нет единой версии, почему БМ-13 стали именоваться «катюшами». Существует несколько предположений[3]:

  • По названию ставшей популярной перед войной песни Блантера на слова Исаковского «Катюша». Версия убедительная, поскольку впервые батарея капитана Флёрова стреляла по врагу 14 июля 1941 года в 10 часов утра, сделав залп по Базарной площади города Рудня. Это было первое боевое применение «Катюш», подтверждаемое и в исторической литературе[4]. Стреляли установки с высокой крутой горы — ассоциация с высоким крутым берегом в песне тут же возникла у бойцов. Наконец, жив бывший сержант штабной роты 217-го отдельного батальона связи 144-й стрелковой дивизии 20-й армии Андрей Сапронов, ныне — военный историк, который и дал ей это имя. Красноармеец Каширин, прибыв с ним вместе после обстрела Рудни на батарею, удивлённо воскликнул: «Вот это песенка!» «Катюша», — ответил Андрей Сапронов (из воспоминаний А. Сапронова в газете «Россия» № 23 от 21-27 июня 2001 года и в «Парламентской газете» № 80 от 5 мая 2005 года). Через узел связи штабной роты новость о чудо-оружии по имени «Катюша» в течение суток стала достоянием всей 20-й армии, а через её командование — и всей страны. 13 июля 2012 года ветерану и «крёстному отцу» «Катюши» исполнился 91 год.
  • Ещё есть версия, что название связано с индексом «К» на корпусе миномёта — установки выпускались заводом имени Калинина (по другому источнику[5] — заводом имени Коминтерна)[6]. А фронтовики любили давать прозвища оружию. Например, гаубицу М-30 прозвали «Матушкой», пушку-гаубицу МЛ-20 — «Емелькой». Да и БМ-13 поначалу иногда именовали «Раисой Сергеевной», таким образом расшифровывая сокращение РС (реактивный снаряд).
  • Третья версия предполагает, что именно так окрестили эти машины девушки с московского завода «Компрессор», работавшие на сборке.[источник не указан 177 дней]
  • Ещё одна, экзотичная версия. Направляющие, на которые устанавливались снаряды, назывались скатами. Сорокадвухкилограммовый снаряд поднимали два бойца, впрягшиеся в лямки, а третий обычно помогал им, подталкивая снаряд, чтобы он точно лёг на направляющие, он же сообщал державшим, что снаряд встал-закатился-накатился на направляющие. Его-то, якобы, и называли «катюшей» (роль державших снаряд и закатывающего постоянно менялась, так как расчёт БМ-13, в отличие от ствольной артиллерии, не был в явном виде разделён на заряжающего, наводящего и др.)[источник не указан 177 дней]
  • Следует также отметить, что установки были настолько засекречены, что даже запрещалось использовать команды «пли», «огонь», «залп», вместо них звучали «пой» или «играй» (для запуска надо было очень быстро крутить ручку электрокатушки), что, возможно, тоже было связано с песней «Катюша». Да и для нашей пехоты залп «катюш» был самой приятной музыкой.[источник не указан 177 дней]
  • Есть предположение о том, что первоначально прозвище «катюша» имел фронтовой бомбардировщик, оснащённый реактивными снарядами — аналогом М-13. И прозвище перескочило с самолёта на ракетную установку через снаряды.[источник не указан 177 дней]
  • Опытная эскадрилья бомбардировщиков СВ (командир Дояр)в боях на Халхин-Голе была вооружена реактивными снарядами РС-132. Бомбардировщики СБ (скоростной бомбардировщик) иногда называли «Катюша». Кажется, это название появилось еще во время гражданской войны в Испании 1930-х годов.
  • В немецких войсках эти машины получили название «сталинские орга́ны» из-за внешнего сходства реактивной установки с системой труб этого музыкального инструмента и мощного ошеломляющего рёва, который производился при запуске ракет.[источник не указан 177 дней]
  • Во время боёв за Познань и Берлин установки для одиночного пуска М-30 и М-31 получили от немцев прозвище «русский фаустпатрон», хотя эти снаряды использовались не как противотанковое средство. «Кинжальными» (с дистанции 100—200 метров) пусками этих снарядов гвардейцы проламывали любые стены.[источник не указан 177 дней]

Галерея

См. также

Примечания

Литература

Ссылки

veter.academic.ru

Военное дело — Катюша (оружие)

Катю́ша — появившееся во время Великой Отечественной войны 1941—45 неофициальное название бесствольных систем полевой реактивной артиллерии (БМ-8, БМ-13, БМ-31 и других). Такие установки активно использовались Вооружёнными Силами СССР во время Второй мировой войны. Популярность прозвища оказалась столь большой, что «Катюшами» в разговорной речи стали нередко именовать и послевоенные РСЗО на автомобильных шасси, в частности БМ-14 и БМ-21 «Град». 

Стела «Катюша» на территории Мемориала героической обороны Одессы

История создания

Ещё в 1921 году сотрудники Газодинамической лаборатории Н. И. Тихомиров и В. А. Артемьев приступили к разработке реактивных снарядов для самолётов.

В 1929—1933 годах Б. С. Петропавловский при участии Г. Э. Лангемака, Е. С. Петрова, И. Т. Клейменова и других сотрудников ГДЛ проводили официальные испытания реактивных снарядов различных калибров и назначения с использованием многозарядных и однозарядных авиационных и наземных пусковых станков. Большое внимание руководство страны и Народного Комиссариата Обороны СССР уделяло разработке реактивных снарядов, как средств доставки химического оружия.

В 1937—1938 годах реактивные снаряды разработанные РНИИ (ГДЛ вместе с ГИРД в октябре 1933 года составили вновь организованный РНИИ) под руководством Г. Э. Лангемака приняты на вооружение РККВФ. Реактивные снаряды РС-82 (реактивный снаряд калибром 82 мм) устанавливали на истребителях И-15, И-16, И-153, во время войны — на штурмовиках Ил-2, с разработкой РС-132 — на бомбардировщиках СБ и штурмовиках Ил-2.

Летом 1939 года РС-82 на И-16 и И-153 успешно применялись в боях с японскими войсками на реке Халхин-Гол.

В 1939—1941 годах сотрудники РНИИ И. И. Гвай, В. Н. Галковский, А. П. Павленко, А. С. Попов и другие создали многозарядную пусковую установку, смонтированную на грузовом автомобиле.

В марте 1941 года были успешно проведены полигонные испытания установок БМ-13 (боевая машина со снарядами калибра 132 мм).

Реактивный снаряд РС-132 (осколочно-фугасный снаряд калибра 132 мм) и пусковая установка на базе грузового автомобиля ЗиС-6 БМ-13 были приняты на вооружение 21 июня 1941 года.

Производство установок БМ-13 было организовано на Воронежском заводе им. Коминтерна и Московском компрессорном заводе «Борец». Одним из основных производителей БМ-13 был Московский завод имени Владимира Ильича.

Монумент «Катюша» в городе Рудня, посвящённый первой в мире ракетной батарее капитана И. А. Флёрова

Гвардейские реактивные миномёты — общее обозначение советских боевых машин реактивной артиллерии периода Великой Отечественной войны.

БМ-13Н на шасси Studebaker US6 (с опущенными бронеплитами защиты от выхлопа) в Центральном музее Великой Отечественной войны в Москве

История

В 1916 году профессор Иван Платонович Граве создал желатиновый порох, усовершенствовав бездымный порох французского изобретателя Поля Вьеля. В 1921 году разработчики Н. И. Тихомиров, В. А. Артемьев из газодинамической лаборатории (ГДЛ) приступили к разработке реактивных снарядов на основе этого пороха.

В 1929-33 годах Б. С. Петропавловский при участии Г. Э. Лангемака, Е. С. Петрова, И. Т. Клеймёнова и др. в ГДЛ проводили разработку и официальные испытания реактивных снарядов различных калибров — прототипов снарядов для «катюши». Для их запуска использовали многозарядные авиационные и однозарядные наземные пусковые станки.

Группа разработчиков Реактивного института (РНИИ) под руководством Г. Э. Лангемака, при участии В. А. Артемьева, И. Т. Клеймёнова, Ю. А. Победоносцева, Л. Э. Шварца и др. проводили окончательную отработку реактивных снарядов.

В 1937—1938 эти реактивные снаряды были приняты на вооружение военно-воздушными силами СССР.

Реактивные снаряды РС-82 устанавливали на истребителях И-15, И-16, И-153, а позже — на штурмовиках Ил-2; созданные впоследствии РС-132 — на бомбардировщиках СБ и штурмовиках Ил-2.

Летом 1939 года авиационные реактивные снаряды РС-82, смонтированные на самолётах-истребителях И-16 и И-153, успешно применялись в боях на Халхин-Голе.

«Катюша» БМ-13-16 на шасси ЗИС-6

В 1938-41 в РНИИ И. И. Гвай, В. Н. Галковский, А. П. Павленко, А. С. Попов создали многозарядную пусковую установку, смонтированную на грузовом автомобиле.

В марте 1941 года были проведены успешные полигонные испытания установок БМ-13 (название расшифровывалось: боевая машина 132 мм снарядов) со снарядом калибра 132 мм М-13, а уже 21 июня, за несколько часов до войны, подписано постановление об их серийном производстве.

Реактивный снаряд М-13 (132-мм осколочно-фугасный снаряд) и пусковая установка БМ-13 были приняты на вооружение артиллерии 21 июня 1941 года.

26 июня 1941 года на заводе имени Коминтерна в Воронеже была завершена сборка первых двух серийных пусковых установок БМ-13 на шасси ЗИС-6, и тут же приняты представителями Главного артиллерийского управления. На следующий день установки были отправлены своим ходом в Москву, где 28 июня после успешно проведённых испытаний были объединены вместе с пятью изготовленными ранее в РНИИ установками в батарею для отправки на фронт.

Экспериментальная батарея из семи машин под командованием капитана И. Флёрова, как свидетельствует военный историк и очевидец первого залпа «Катюш» Андрей Сапронов, была впервые задействована 14 июля 1941 года для нанесения ударов по занятому накануне немцами городу Рудня, а через 2 дня обстреляла железнодорожную станцию Орша, которая 14 июля была еще занята частями Красной армии, и переправу через реку Оршица. Из воспоминаний А. Сапронова в газете «Россия» № 23 от 21-27 июня 2001 года и в «Парламентской газете» № 80 от 5 мая 2005 года. Первые восемь полков по 36 машин были сформированы 8 августа 1941 года.

voinanet.ucoz.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о