Курды в Турции — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 25 сентября 2014;
проверки требуют 33 правки.
Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 25 сентября 2014;
проверки требуют 33 правки.

Курды в национальных костюмах

Этнические курды составляют существенную часть населения в Турции — порядка 18 %[1], по официальной информации турецкого национального совета курдское население составляет 18,7 % от всего населения Турции[2].

В отличие от тюркоязычных турок, курды говорят на курдском языке, который относится к индоевропейским (иранской языковой группы). Курды живут на территории всей Турции, но большинство населения они составляют на юго-востоке и востоке страны. Политика руководства Турции в отношении её граждан курдской этническ

ru.wikipedia.org

Где же всетаки находится Курдистан — смотрим карту.


Везде все уже уши прожужжали про курдов и Курдистан, давайте посмотрим на карту где же это непризанноое образование
находится. Ага, судя по карте занимают они территорию как минимум 4-х стран!

Конфликт в Курдистане занимает видное место на страницах газет и журналов. К курдской проблеме с завидной периодичностью обращаются крупнейшие телеинформационные компании мира. События, происходящие в Курдистане, оказывают большое влияние на политику не только тех стран, которые в силу своего географического положения вынуждены сосуществовать с этим очагом напряженности (Турция, Ирак, Иран, Сирия), но и более отдаленных держав, до границ которых докатились отголоски бурных политических событий, связанных с обстановкой в этом горном регионе. Речь, в частности, идет о недавней истории с задержанием в римском аэропорту лидера Рабочей партии Курдистана (РПК) Абдуллы Оджалана и последовавшими за этим требованиями турецкого правительства выдачи этого “лидера международного терроризма” Анкаре.

В разразившемся дипломатическом скандале так или иначе выступили многие европейские страны, не исключая и России, в столице которой прошел целый ряд манифестаций, организованных представителями курдской диаспоры. В результате акта демонстративного самосожжения у здания Государственной Думы погибло двое активистов РПК.

Какая же территория является предметом этих драматических событий? Курдистан — это исторический район, расположенный на стыке Армянского и Иранского нагорий, с крайне запутанным рисунком горных хребтов и межгорных котловин. Основная часть территории Курдистана входит в состав Турции, Ирака, Ирана, меньшая захватывает Сирию и Армению. Из всех этих стран только Иран признает за частью этого географического пространства историческое название “Курдистан”.

Курдистан — это не физико-географический, а этногеографический ареал. Вся его территория населена курдами. Название “Курдистан” в переводе с персидского означает страна курдов.

Курды являются четвертой по численности этнолингвистической группой Среднего Востока. Точное их число указать трудно по целому ряду причин. Во-первых, Курдистан — это сравнительно изолированная и труднодоступная горная территория, учет населения которой проводить сложно. Во-вторых, военные действия последних десятилетий вызвали массовые переселения беженцев как в пределах Курдистана, так и вне его. В-третьих, в ряде стран подсчет этнических курдов вообще не ведется. Например, Турция на государственном уровне проводит политику, направленную на полную ассимиляцию национальных меньшинств.

Анкара не считает курдов особым народом, именуя их в официальных документах горными турками, а курдскому языку в Турции, несмотря на его принадлежность к другой языковой семье, присвоен статус диалекта турецкого языка.

При всем при этом общее количество курдов на планете оценивается примерно в 17—20 млн чел. Основными странами их расселения являются Турция (6,5 млн), Иран (5,5 млн), Ирак (4 млн), Сирия (0,72 млн). Курдский язык относится к иранской группе индоевропейских языков и близок к фарси — государственному языку Ирана. Большинство курдов — мусульмане-сунниты.

Курды до настоящего времени остаются слабо интегрированным народом, для которого издавна была характерна строгая клановая структура. Сохраняется сильное влияние племен, возглавляемых шейхами или племенными вождями — ага. Традиционное курдское общество патриархально. Строго соблюдаются традиции эндогамии. Многоженство, допускаемое исламским правом, практикуется лишь иногда. Традиционно курдские женщины играли в общественной жизни более активную роль, чем турчанки и персиянки. Да и сегодня в рядах вооруженных повстанцев женщины — не редкость. Курдская культура основывается на сельских архетипах.

Курдов-горожан все еще очень немного.

Древняя история курдов пока что изучена слабо, но можно с уверенностью говорить о том, что этот горный народ существует на своей этнической территории уже более тысячелетия. О племенах, зовущихся “курд”, упоминают письменные источники древней Месопотамии. Курдская династия Шададидов в X—XII вв. господствовала в закавказских городах Ани и Гянджа. Египетский правитель конца XII в. Салах-ад-Дин, или Саладин, возглавивший сопротивление мусульман крестоносцам, также был курдом.

Последние шесть столетий своей истории Курдистан служил пограничьем между Персией (Ираном) и Османской империей (Турцией) со всеми вытекающими последствиями: частые войны, экономическая и культурная периферийность и др. При этом некоторые курдские феодальные владения смогли сохранить элементы политической самостоятельности вплоть до первой половины XIX в. Среди них можно выделить Бохтан, Хаккяри и Соран в Турции, а также Мукри и Арделан в Иране.

Несмотря на долговременное присутствие в одном определенном регионе мира, курды вплоть до сегодняшнего дня не смогли создать свою государственность (мелкие феодальные домены не в счет). Отчасти в этом повинны сами курды, не сумевшие преодолеть клановые разногласия и не объединившиеся во имя национальной идеи. С другой стороны, антикурдская позиция великих держав (прежде всего США и Великобритании) не позволила в свое время создать необходимое внешнее давление на правительства Анкары, Тегерана и Багдада.

В истории курдского народа были три неудачные попытки создания государственности Курдистана.

Первая датируется 1920 г., когда в результате агонии Османской империи, на ее обломках появилась сильно урезанная территориально Турецкая Республика.

Создание независимого курдского государства (наряду с соседней суверенной Арменией) гарантировалось севрским мирным договором, подписанным представителями Антанты и султанской Турции. Этот договор так и не был ратифицирован, оставив лишь на бумаге проекты учреждения на территории Мосульского вилайета государства Курдистан.

Мирный договор, подписанный в 1923 г. в Лозанне, уже не содержал упоминаний ни о Курдистане, ни о курдах. Территория бывшего Мосульского вилайета была в 1924—1925 гг. поделена по так называемой “Брюссельской линии” (кстати, до сих пор не признаваемой некоторыми националистическими кругами в Анкаре) между Турцией и Ираком — вновь созданной британской подмандатной территорией.

Ко второй попытке создания государственности Курдистана можно отнести образование в 1946 г. советскими оккупационными властями северного Ирана Курдской Мехабадской республики со столицей в Мехабаде. Президентом этого недолго просуществовавшего марионеточного “государства” стал Мустафа Барзани, известный впоследствии как лидер национального движения в Иракском Курдистане.

Республика прекратила свое существование после вывода советских войск в 1947 г. Барзани вынужден был временно укрыться в Советском Азербайджане.

Третья попытка имела место в середине 70-х годов, когда на северо-востоке Ирака был создан Курдский автономный район, включавший три мухафазы (провинции): Дахук, Эрбиль и Сулейманию. Автономия охватывала всего около половины населенной курдами территории Ирака, за ее пределами оказалась, например, богатая нефтью мухафаза Киркук. Опыт автономизации оказался неудачным и был вскоре прерван багдадским правительством, сформированным партией Баас и возглавляемым Саддамом Хусейном.

Не использовав по разным причинам представившиеся им возможности, курды продолжают борьбу за свою автономию. Чаще всего эта борьба продолжается насильственными методами с использованием военных действий и террористических актов. Так как Курдистан всегда входил в состав крупнейшего на планете ближневосточного узла конфликтов и изначально являлся геополитически ключевым регионом, курдами часто манипулировали внешние силы. Наиболее ярким примером может служить использование курдских группировок противостоящими сторонами в годы ирано-иракского вооруженного конфликта 1980—1990 гг.

За время, прошедшее после окончания второй мировой войны, национальное движение курдов в каждой из частей Курдистана развивалось в отрыве от других частей.

В Турецком Курдистане активность курдских повстанческих группировок стала резко возрастать с 70-х годов, что было напрямую связано с массовыми антиправительственными выступлениями турецких коммунистов. После 1980 г. эти столкновения получили исключительно курдское направление. Выдвигаемые курдами в адрес Анкары требования варьируют от признания культурной автономии до предоставления полной независимости.

Важнейшей политической и военной группировкой турецких курдов является Курдская рабочая партия (КРП), стоящая на марксистских позициях. КРП ведет вооруженную борьбу с правительственными силами с 1983 г., пользуясь при этом базами, расположенными на территории Северного Ирака и Сирии. Боевики КРП, численность которых оценивается в 5—10 тыс. чел., совершают нападения, целями которых служат правительственные объекты, представители местной администрации, этнические турки, проживающие в Курдистане, курды, обвиненные в сотрудничестве с “оккупационным режимом”, иностранцы и турецкие дипломаты. КРП получает поддержку со стороны Сирии и многочисленной курдской диаспоры, а также использует денежные средства криминального происхождения.

Курдским повстанцам противостоит отлично вооруженная, отвечающая всем высоким стандартам НАТО, турецкая армия, группировка которой в юго-восточной Анатолии к 1993 г. достигла
200 тыс. чел. Турция использует в боевых действиях тяжелую артиллерию и авиацию, время от времени бесцеремонно вторгаясь на территорию Ирака для того, чтобы уничтожить лагеря и базы КРП. Во время подобной операции в конце 1992 г. участвовало около 20 тыс. турецких солдат, в 1995 г. — 35 тыс. военнослужащих. Подобные попытки предпринимались еще дважды: в мае и октябре 1997 г.

Турецкое правительство подавляет усилия курдской политической агитации в восточных провинциях и поощряет миграцию курдов в урбанизированные западные районы страны, считая, что это сможет разбавить их этническую концентрацию в горных местностях.

По приблизительным оценкам, в период с 1982 по 1995 г. в турецкой части Курдистана погибли около 15 тыс. чел., главным образом гражданских лиц курдской национальности, уничтожено множество поселений, тысячи местных жителей были вынуждены покинуть свои дома.

Развитие конфликта в Иракском Курдистане шло по похожему сценарию. Курды со времен образования Ирака (20-е годы) сопротивлялись насильственному включению своих земель в новое искусственное государственное образование. Кратковременные вспышки военных действий на севере Ирака отмечались в 1931—1932, 1944—1945 и 1958 гг. С 1961 по 1975 г. иракские курды при военной поддержке Ирана находились в открытом вооруженном противостоянии с багдадским режимом. В это время под их контролем находилась почти вся территория иракской части Курдистана.

В 1974 г. правительство Ирака в одностороннем порядке учредило Курдский автономный район, что вызвало раскол в руководстве курдского национального движения. Около 130 тыс. иракских курдов, не согласных с решениями своих лидеров по вопросам диалога с правительством, переселились в Иран. Курдское восстание внезапно прекратилось в 1975 г., когда Тегеран, достигнув выгодного для себя соглашения с Багдадом по поводу участка совместной границы в районе русла реки Шатт-эль-Араб, прекратил поддержку курдских сепаратистских группировок.

С 1976 г. иракское правительство стало проводить программу насильственной эвакуации приблизительно 800 курдских поселений в 20-мильной зоне вдоль границы с Ираном. Освободившиеся территории заселялись арабами из центральных районов страны.

Война с Ираном (80-е годы) отсрочила военные операции Багдада в Курдистане, но по ее окончании жестокие репрессии против курдов, сопровождающиеся разрушением поселений и массовыми переселениями жителей, возобновились. По меньшей мере 300 тыс. курдов были депортированы из сотен поселений, располагавшихся не только в приграничной зоне. Депопуляции подверглась почти треть территории Иракского Курдистана. Кроме того, был отмечен вопиющий по своей преступности случай использования химического оружия против мирного населения в городе Халабдже. В столкновениях с правительственными войсками погибли более 15 тыс. курдских боевиков, многие курды вынуждены были бежать в Турцию и Иран.

Курдское национальное движение в пределах Ирака далеко от единства. Оно расколото на две крупные группировки: Демократическую партию Курдистана (ДПК), руководимую Масудом Барзани, и Патриотический союз Курдистана (ПСК), лидером которого является Джалаль Талабани. Первая пользуется поддержкой режима Саддама Хусейна и Турции, которая руками вооруженных формирований ДПК пытается расправиться с укрывшимися в Иракском Курдистане частями повстанческой армии КРП. Подобные контакты не способствуют авторитету ДПК и сильно ее компрометируют в глазах курдской диаспоры. ПСК — организация более традиционалистского плана, заключившая стратегический альянс с руководством Ирана.

Давняя вражда между двумя курдскими партиями вылилась в августе 1996 г. в кровопролитные братоубийственные столкновения. 31 августа, откликнувшись на призыв Барзани, иракские правительственные войска захватили курдский город Эрбиль, в котором несколько дней продолжалась беспощадная резня политических противников С. Хусейна. 9 сентября возглавляемые Барзани части ДПК без особого кровопролития овладели оплотом ПСК — городом Сулейманией. Отряды Талабани укрылись на территории Ирана, пополнив число иранских курдов. Временное перемирие, заключенное между противостоящими сторонами в октябре 1996 г., было нарушено спустя год, что ознаменовалось новыми военными операциями на севере Ирака.

Иран — государство, которое этнически и культурно наиболее близко курдам. Однако конфликт в Иранском Курдистане также далек от своего разрешения, хотя в последнее время там и были достигнуты определенные успехи по взаимному сближению политических позиций. Иранские курды так же, как их соотечественники в Турции и Ираке, испытывают жесткий пресс правительственной ассимиляционной программы. Это давление усугубляется религиозными преследованиями со стороны преимущественно шиитского населения Ирана (напомним, что курды в основном исповедуют ислам суннитского толка).

Курды составляют большинство в трех останах (провинциях) Ирана: Курдистане, Западном Азербайджане и Бахтаране. Этот регион до сих пор остается экономической периферией страны, здесь господствует низкотоварное сельское производство, уровень жизни низок даже по иранским меркам. В 60-е и 70-е годы центральное правительство следовало политике индустриализации Курдистана, что способствовало определенному развитию его промышленности и транспортной сети.

Центрами курдского сепаратизма в пределах Ирана являются города Мехабад и Сенендедж. Первый короткое время даже находился под полным контролем курдов во время Исламской революции 1979 г. В этих городах сильны позиции официально запрещенной Демократической партии Иранского Курдистана (ДПИК), которая с 1979 г. ведет борьбу за предоставление курдам автономии в рамках Ирана. Численность отрядов ДПИК оценивается в 8 тыс. боевиков.

Проблема курдов в Сирии не так актуальна, как в соседних с ней странах. Отчасти это объясняется небольшой их численностью, что не позволяет вести диалог с центральным правительством с позиции силы; отчасти тем, что Дамаск сам ищет пути по налаживанию контактов с лидерами курдского национального движения. Сирия, испытывающая давние политические разногласия и территориальные споры с Турцией, предоставляет убежище активистам Курдской рабочей партии, за что неоднократно обвинялась Анкарой в поддержке международного терроризма.

Как уже отмечалось, некоторое количество курдов (сложно оценить их численность) выехало за пределы своей этнической территории и образовало диаспоры в различных странах мира. Эта политически очень активная часть курдского этноса солидарна со своими соотечественниками на Ближнем Востоке, участвует в борьбе за самоопределение Курдистана. Наиболее тесные связи живущие за границей курды поддерживают с КРП, что совсем недавно подтвердилось массовыми выступлениями по поводу ареста Абдуллы Оджалана в Риме. “Европейские” курды весьма организованно и координированно проводят антитурецкие политические акции, например, такие, как осада и попытки штурма дипломатических представительств Турции в Германии, Швейцарии, Франции и Дании 24 июня 1993 г.

Курдская диаспора в странах СНГ не столь обширна, но достаточно влиятельна. Богатую историю и традиции межнационального общения имеют курдские общины в Армении (56,1 тыс.), Грузии (33,3 тыс.) и Азербайджане (12,2 тыс.). В последнее время курды стали селиться и в России. По данным переписи 1989 г., в нашей стране их насчитывалось 4724 чел., но можно с уверенностью сказать, что с того времени их число резко возросло, причем главным образом за счет нелегальной иммиграции. В Москве существует отделение КРП, а на территории бывшего пионерского лагеря в Ярославской области действует пункт по приему и размещению курдских беженцев.

Говоря о нынешнем состоянии и перспективах курдской проблемы, необходимо отметить крайнюю заинтересованность большинства политических сил мира в скорейшем ее разрешении. Это связано как с грандиозными проектами создания сети транскаспийских нефтепроводов, так и с опасениями по поводу дальнейшей судьбы крупного очага нестабильности, расположенного в непосредственной близости от Средиземноморья — нового внеевропейского ядра консолидации.

Сегодня на политической карте мира существуют “черные дыры”: Нагорный Карабах, Абхазия, Сомали, Приднестровье. Эти зоны “транзитной государственности” (в терминологии А.И. Неклессы) характеризуются специфическим государственным устройством, имеющим все атрибуты полной самостоятельности и суверенитета, не признаваемого, впрочем, никем в мире, кроме них самих. Курдистан нельзя отнести к этой категории. Все его части в большей или меньшей степени находятся под контролем национальных правительств Турции, Ирака, Ирана и Сирии, на всей его территории (даже в северной части Ирака) местные администрации представляют исключительно интересы легитимной центральной власти.

Есть ли будущее у курдского национального государства, того самого единого и неделимого Курдистана, охватывающего всю этническую территорию курдов (почти 300 тыс. км2), о проектах создания которого говорят их национальные и военные лидеры? Несмотря на отчетливо выразившуюся в последнее время тенденцию к потеплению отношения мирового сообщества к курдам, что, в частности, выразилось в одобрении действий правительства Италии, не выдавшего лидера КРП Абдуллу Оджалана правоохранительным органам Турции, ответ скорее будет отрицательным. Этого не может произойти по нескольким очевидным причинам:

  • во-первых, вряд ли мировое сообщество допустит прецедент изменения государственных границ на Ближнем Востоке — наиболее конфликтном регионе мира, что может моментально разрушить хрупкую стабильность политических сил в этом геополитическом пространстве;

  • во-вторых, как уже было отмечено, курдское национальное движение разобщено на несколько военизированных партий (как минимум четыре), имеющих между собой серьезные разногласия;

  • в-третьих, курды никогда не имели своей государственности и им необходимо начинать ее выстраивать практически на пустом месте;

  • в-четвертых, у курдов нет консолидирующего ядра — города, способного стать общепринятым культурным центром этноса, его национальной святыней, тем, чем служит, например, Кербела для иракских шиитов и Амритсар для сикхов;

  • в-пятых, курды, не имеющие выхода к морю и окруженные исключительно недружественными народами, геополитически крайне уязвимы: даже если независимый Курдистан будет создан, он неминуемо окажется в жестокой блокаде.

Выходом из конфликта может быть только создание в каждой из трех основных частей Курдистана (турецкой, иракской и иранской) широких национально-культурных курдских автономий, имеющих органы местного самоуправления и, возможно, национальные парламенты.

В перспективе на основе этих автономных образований, не затрагивая суверенитета “больших” государств, возможно создание надгосударственной общекурдской территориально-политической структуры по образцу с успехом действующих уже сейчас трансграничных еврорегионов. Правда, для воплощения этого проекта потребуется не одно десятилетие и подобный сценарий может стать реальностью не скоро.

источник

anshukov.livejournal.com

могут ли курды изменить карту мира? — РТ на русском

В развернувшемся на Ближнем Востоке вооружённом конфликте значительную роль с самого начала играет так называемый «фактор курдов». Самый большой разделённый народ в мире воюет не только за свою свободу и безопасность, но и, возможно, ради достижения исторической цели — создания национального государства.

Курдам удалось сделать то, чего долгое время не могли добиться регулярные войска Ирака и Сирии, — развеять миф о непобедимости террористов из «Исламского государства». Внутренне сплоченные и отлично понимающие, что либо они сумеют защитить свои земли, либо будут беспощадно уничтожены ваххабитами, курды на фронте в тысячу километров успешно дают отпор самой богатой террористической армии в истории. В Ираке отряды «пешмерги» («идущих на смерть»), в рядах которых сражаются и женщины, и добровольцы из турецкого и иранского Курдистана, не только отстояли столицу своей автономии Эрбиль, но и при поддержке авиации США вплотную подошли к Мосулу — центру богатой нефтью провинции, контролируемому боевиками с лета 2014 года. В Сирии бригады «пешмерги» освободили стратегически важный город Кобани и дают отпор джихадистам в курдских кварталах Алеппо. В этих боях они продемонстрировали беспримерное мужество и героизм и заставили говорить о себе как о реальной силе, противостоящей экспансии международного терроризма.

Фото: Reuters

У курдов есть мощная разведка, которая снабжает данными и действующие в Сирии российские ВКС, и западную коалицию. Курдские спецназ отлично подготовлен и мотивирован, так, например, в ходе рейда по тылам «Исламского государства» его бойцы по просьбе властей Швеции освободил из плена 16-летнюю шведку, которую обманом склонил поехать на Ближний Восток один из членов ИГ. В рядах «пешмерги» сражаются, разумеется, не только курды из Сирии, но и их турецкие, иракские и иранские братья.

Ирак: в борьбе обретёшь ты право своё

Сколько здесь курдов? Около 7 млн

Что нужно знать? В шестидесятые годы Иракский Курдистан стал общекурдским центром национального движения. В 1962-м повстанцы из «пешмерги» во главе с Мустафой Барзани создали на северо-востоке Ирака квазгосударство «Свободный Курдистан». Противоборство между курдскими повстанцами и карательными войсками правительства длилось около 15 лет. Законом 1974 года Багдад вынужден был пойти на создание курдского автономного района.

Саддам, однако, никогда курдов не любил. Операция «Анфаль» в 1989 году, которой его двоюродный брат Али Хасан аль-Маджид и которая привела к гибели не менее 100 тыс. курдов, может быть с полным правом названа геноцидом. Потерпев поражение в операции «Буря в пустыне» в 1991 году, Хусейн был вынужден вывести войска из курдских районов (кроме Киркука), и там возникли два самостоятельных, одно время даже ведших войну друг с другом государственных образования: одно под властью левого Патриотического союза Курдистана во главе с Джалялем Талабани и другое под управлением Демократической партии Курдистана во главе с Масудом Барзани (ныне возглавляет автономный Иракский Курдистан). В 2002 году обе эти организации договорились о создании единого региона Курдистан в составе будущей иракской федерации.

Фото: Reuters

Сегодня в конституции Ирака закреплены самые широкие права Курдистана, вплоть до права выхода из состава страны. Здесь есть все атрибуты государства, свои органы правопорядка и вооруженные силы (та же модифицированная пешмерга), регион получает пропорционально численности своего населения 17 % доходов от иракского экспорта углеводородов, курдский язык признан вторым государственным языком в стране. Курдистан достойно представлен в федеральных органах власти (шесть постов министров, включая главу МИДа, влиятельная фракция в парламенте и т. п.). С 2005 по 2014 годы Джалял Талабани занимал пост президента Ирака. Иракский Курдистан выгодно отличается от других частей страны с точки зрения безопасности и благоприятного инвестиционного климата, успехов в восстановлении разрушенных войной экономики, инфраструктуры, здравоохранения и образования. Лидеры иракских курдов неоднократно выступали в роли посредников между иракскими арабами-шиитами и арабами-суннитами и, тем самым, способствовали преодолению серьезных правительственных кризисов. Иракские курды подчеркивают, что они выступают за сохранение единого иракского государства и не намерены инициировать его распад по этно-конфессиональному признаку.

Мнение. «В Ираке у курдов очень высокая степень автономии, которая имеет практически все признаки суверенитета. Единственное, чего не хватает Иракскому Курдистану, — это реальной международной поддержки, поскольку юридические основания его существования довольно шаткие, хотя они и зафиксированы в конституции Ирака», — полагает главный редактор сайта kurdistan.ru Вадим Макаренко.

Турция: «Казус Оджалана»

Сколько здесь курдов? От 13 до 18 млн

Что нужно знать? В Турецкой Республике за время её существования было жестоко подавлено 29 вооружённых восстаний курдов. В 1984 году Рабочая партия Курдистана, основанная Абдуллой Оджаланом, открыто начала вооруженную борьбу в Восточной Анатолии. При этом свои базы РПК создала в Северном Ираке, куда для их подавления стали периодически вторгаться турецкие войска. Турецкий Курдистан превратился в постоянный очаг напряженности. Ни одной из противоборствующих сторон не удавалось взять верх, конфликт унес более 40 тыс. человеческих жизней.

Долгие годы сам Оджалан, пользуясь покровительством сирийских властей, жил в Дамаске. Однако в октябре 1998 года тогдашний президент Сирии Хафез Асад под нажимом Анкары вынужден был попросить Оджалана покинуть страну. После безуспешных попыток найти убежище в России, а затем Италии и Греции, Оджалан был похищен в Найроби спецслужбами Турции и помещён в тюрьму на острове Имралы в Мраморном море. Смертный приговор ему был позднее заменен на пожизненное заключение.

В 2009 году Оджалан, которому турецкие власти пообещали досрочное освобождение, призвал через СМИ своих соратников сложить оружие и вступить с правительством в переговоры. В Турции появилась курдская печать, радио и телевидение. При посредничестве лидеров иракских курдов Барзани и Талабани Анкара и находящийся в заключении руководитель РПК выработали план мирного урегулирования. Он предусматривал вывод в течение нескольких месяцев боевиков РПК в сопредельные районы Ирака, проведение законодательной реформы, вплоть до внесения поправок в конституцию страны, признающих национальные права и свободы курдского меньшинства, исключение РПК их списка террористических организаций, освобождение всех политических заключенных-курдов, включая Оджалана. На заключительном этапе предусматривалось добровольное разоружение курдских боевиков и безопасное возвращение их на родину (амнистия). 8 мая 2013 года первые группы курдских партизан перешли турецко-иракскую границу.

Однако в 2015 году Эрдоган резко изменил свою позицию по курдскому вопросу, развернув новую волну репрессий против «сообщников РПК» и вновь полностью изолировав Оджалана от всех контактов с внешним миром.

Протестующие курды на турецкой границе/Reuters

Турецкое правительство рассматривает успех курдских отрядов самообороны как очередной шаг на пути к созданию «курдского квазигосударства» вблизи своей границы, отметила в недавней статье немецкая Frankfurter Rundschau. «Поскольку курды составляют значительную часть населения самой Турции, сложившаяся ситуация серьезно угрожает Эрдогану и его правительству. Опасаясь за существующий режим, Турция готова оказывать помощь скорее таким группировкам, как «Джебхат ан-Нусра», и признает курдов большим злом, чем «Исламское государство», — пишет издание.

Мнение. «С момента основания Турецкой Республики в 1923 году и до настоящего времени сменяющие друг друга правительства в Анкаре не признают существование курдского народа и его законные права. Это противоречит уставу ООН и всем документам, касающимся прав человека, и особенно Международным пактам о правах человека 1966 года, которые признают право каждого народа самостоятельно решать свою судьбу, — отметил в интервью RT представитель Демократического союза Курдистана в Париже Халед Исса. — Правительство Турции считает всех жителей страны турками в принудительном порядке. Всех же, кто отстаивает свои права, турецкие власти считают террористами. Сейчас турецкое правительство ведёт войну против тех жителей страны, которые не хотят называть себя турками, особенно в районах проживания курдов. Таким образом, если господин Эрдоган заявляет о том, что сирийский президент Башар Асад утратил свою легитимность, поскольку воюет со своим народом, то сам господин Эрдоган ведет себя как главарь банды. Он потерял свою легитимность, развязав войну против целых регионов в своем государстве».

Сирия: война за выживание

Сколько здесь курдов? Около 7 млн

Что нужно знать? Гражданская война в Сирии поставила местных курдов в сложное положение. «С одной стороны, сирийские курды всячески притеснялись и дискриминировались по национальному признаку в годы правления сирийского баасистского режима и, естественно, не могут выступать в его поддержку в продолжающейся ожесточенной гражданской войне. С другой стороны, воюющие против режима Башара Асада разрозненные отряды вооруженной оппозиции также не гарантируют курдам их национальных прав и свобод, — сказал RT Станислав Иванов, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН. — Более того, курды обоснованно опасаются, что в случае победы повстанцев к власти в Дамаске могут прийти исламистские радикальные группировки салафитского или ваххабитского толка, которые будут ориентироваться на монархии Персидского залива. В таком случае сирийские курды вряд ли смогут рассчитывать на позитивные изменения своего положения».

Успехи антитеррористической коалиции в Сирии во многом обеспечены действиями курдского ополчения. С самого начала экспансии ИГ в Сирии именно курды стали одной из основных сил, противостоящих террористам. Воспользовавшись выводом из районов их компактного проживания правительственных войск, они начали повсеместно создавать местные органы власти и отряды самообороны, чтобы предотвратить укрепление боевиков на этих территориях. Сегодня сирийским курдам в целом удается контролировать места своего компактного проживания.

Курды оплакивают погибвших в боях с ИГ в Сирии/Reuters

Мнение. «Эти районы (Сирийский Курдистан — RT) меньше всего пострадали от гражданской войны, хотя отток курдских беженцев из Сирии в соседний Ирак и имеет место, — считает Иванов. — Их лидеры не выступают за отделение Сирийского Курдистана от других частей Сирии и даже не требуют полной автономии, так как, в отличие от Ирака, сирийские курды проживают анклавами в крупных городах (Дамаск, Алеппо, других), а также в трех различных провинциях Сирии, между которыми имеются районы с арабским населением. Сирийских курдов устроили бы равные права и свободы с арабским населением страны, пропорциональное представительство в новых органах власти и так называемая культурная автономия».

Мнение. «С декабря прошлого года Анкара проводит операции по зачистке на территории компактного проживания иракских курдов на юго-востоке Турции, а теперь пошли и обстрелы сирийских курдов, — сказал RT старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сотников. — Для Эрдогана объединение сирийских и турецкий курдов – как страшный сон. Для него это даже страшнее, чем сохранение у власти режима Асада, Сейчас получается, что курды для турецкого руководства – это самый страшный враг».

Иран: зона высокого напряжения

Сколько здесь курдов? Около 7 млн

Что нужно знать? В 1946 году в оккупированной советскими войсками части Ирана по указанию Сталина была создана так называемая «Мехабадская республика» курдов. Просуществовала она, однако, менее года, так Сталин под давлением вчерашних союзников по антигитлеровской коалиции прекратил поддержку республики.

Сейчас курдский вопрос в Иране находится как бы в спящем состоянии, но бурные события в Ираке, Турции и Сирии, безусловно, влияют и на рост национального самосознания иранских курдов. Тегеран также вынужден учитывать происходящие изменения в курдских анклавах соседних стран и принимать превентивные меры по снижению напряженности между курдами и властями.

Периодически на территории ИРИ совершает вооруженные вылазки и теракты базирующаяся в Иракском Курдистане радикальная курдская «Партия свободной жизни» (PJAK). В Тегеране утверждают, что финансирует и снабжает оружием эту организацию израильская разведка Моссад.

Мнение. «У курдов с незапамятных времен сложились неплохие отношения с евреями, поскольку на протяжении столетий эти народы становились главными объектами гонений в регионе, — сказал RT сирийско-курдский активист д-р Баха Маи. — Между курдами и израильтянами есть определенное чувство солидарности. И те и другие чувствуют себя меньшинствами на Ближнем Востоке. Много евреев исторически проживало в Иракском и Иранском Курдистане. Естественно, многие были вынуждены уехать под давлением исламистов, но корни-то и нормальные отношения с курдами остались. Но я не думаю, что PJAK финансируется Израилем, такая информация по нашим источникам никогда не проходила».

«Великий Курдистан»: мечта или утопия?

Что нужно знать? Из сорока миллионов курдов большая часть — от 13 до 18 млн — проживает сегодня в Турции, по 7 млн — в Иране и Ираке, вдвое меньше — в Сирии. Примерно два миллиона насчитывает в общей сложности курдская диаспора. Подавляющее большинство курдов — 75% — мусульмане-сунниты, каждый седьмой курд — шиит, есть последователи езидизма и зороастризма и даже курды-христиане. Территориально большая часть исторического Курдистана находится на территории Турецкой Республики (юго-восточные вилайеты страны), Сирийский Курдистан занимает северо-восточную часть Сирии, Иракский – север и северо-восток Ирака, иранские курды компактно проживают в Западном Иране.

Территория компактного расселения курдов на Ближнем Востоке

Несмотря на бесчисленные межплеменные и межклановые вооружённые столкновения, которыми полна вся история курдов, перед лицом чуждого этноса они всегда демонстрировали солидарность, осознание общности исторической судьбы. «У курдов существует чувство единой национальной принадлежности. Во всех государствах, где они живут, курды добиваются признания своих национальных прав. Это остается неизменным на протяжении всей истории, с того самого момента, когда курды были разделены между Персидской и Османской империями», — подчеркивает Халед Исса.

«Я лично из сирийской части Курдистана, но когда я общаюсь с курдами из Ирака, Ирана или Турции, мы говорим на одном языке, хотя диалекты у нас, конечно, разные. И мнения у нас по курскому вопросу одинаковые: мы все выступаем за создание единого курдского государства, — говорит Баха Маи. — Но на данном этапе наиболее реально было бы введение во всех из указанных четырех государств принципа федерализма».

Мнение. «Создание единого независимого Курдистана — это отдаленная перспектива, но сегодня курды заявляют о том, что их права должны защищаться в тех странах, где они проживают, в рамках автономии, федерации или конфедерации, — заявил RT председатель Международного союза курдских общественных объединений, член Национального конгресса Курдистана Мераб Шамоев. — Конечно, Турцию пугает тот факт, что с одной стороны она граничит с Иракским Курдистаном и на территории Сирии может возникнуть второй, который в свою очередь будет хорошим прецедентом для турецких курдов. Многих сейчас беспокоит вопрос , вторгнется ли Анкара на территорию Сирии. Если Турция пойдет на этот безумный шаг, чего нельзя исключать, учитывая, какой человек сейчас стоит у власти, это будет концом для действующего режима и страны в целом, поскольку это может спровоцировать расчленение Турции. Конечно, все курды будут противостоять этой агрессии».

russian.rt.com

географическое положение, политика :: SYL.ru

Сирийский Курдистан является одной из самых больших автономий курдского народа в мире.

Регион занимает важное место в экономической и политической жизни Сирийской Республики. Тысячелетняя история переполнена вооружёнными конфликтами и вторжениями иностранных захватчиков. С 2012 года Курдистан является ареной боевых действий гражданской войны в Сирии.

История и географическое расположение

Сирийский Курдистан находится западнее Тигра и примыкает к границе с Турцией. В арабском мире регион также часто называют Рожавой, что в переводе с арабского означает «запад». Рожава является частью так называемого Великого Курдистана — территории проживания этнических курдов. Сирийский Курдистан характеризуется преимущественно равнинной местностью. На северо-западе есть небольшая гористая местность. Восточная часть региона граничит с Ираком, и там местность в основном пустынная.

Цивилизация в Курдистане зародилась ещё до нашей эры. До завоевания этих земель османами регион находился под властью арабов. В период Османской Империи курды жёстко притеснялись и не имели практически никакой автономии. Многих курдов изгоняли из исторических мест их проживания и насильно переселяли в Сирийский Курдистан. Тем не менее местным племенам удалось создать некоторые гражданские институты.

Подъём национального самосознания

После поражения Османской Империи в Первой мировой войне значительная часть её территории была оккупирована союзными войсками. Французы предложили проект создания демократической Турецкой республики, который предполагал наличие курдской автономии. Однако в результате поднятого Ататюрком восстания Турция получила полную независимость от европейцев и упразднила любую курдскую государственность.

После объявления Сирией независимости от Турции положение курдов улучшилось. Им было позволено создавать культурные и представительские общины. Однако весь период независимости Сирии сопровождался переменными гражданскими волнениями в Курдистане.

Конфликт в Сирийском Курдистане

Положение курдов серьёзно изменилось в девяностые годы двадцатого века. Их общины подверглись серьёзным репрессиям в Ираке и особенно в Турции. Подъём национального самосознания и идея о Великом Курдистане угрожали территориальной целостности сразу трёх государств: Ирака, Турции, Сирии. Однако в последней положение курдов было наиболее приемлемым. После начала вооружённой борьбы на территории Турции в Рожаве появилось множество радикальных элементов. Они стали выступать за расширение автономии и закрепление за курдской общиной официального статуса. Официальный Дамаск пошёл на уступки, однако это не отменило народного недовольства.

В 2012 году до Сирии докатилась волна цветных революций, получившая название «Арабская весна». На протяжении нескольких месяцев тысячи людей выходили на акции протеста, требуя изменения политического строя.

В июле де-факто началась война. Курды изначально присоединились к антиправительственной коалиции, которую сразу же стали поддерживать страны Запада. Были сформированы боевые дружины, которые захватили власть в нескольких городах Рожавы.

Начало войны

Боевые действия в Сирии положили начало затяжному конфликту на Ближнем Востоке. Изначально курды создали свои военизированные формирования и примкнули к сирийской оппозиции. В эту оппозицию вошли бежавшие из правительственной армии офицеры, преимущественно сунниты. Однако уже к концу года в оппозиции всё больше начали преобладать исламистские настроения. Арабы со всего мира прибывали в Сирию для участия в войне.

Тогда курды провозглашают себя независимой третьей стороной конфликта и создают своё правительство.

В новом правительстве главенствующую роль занимают социалисты. Рабочая партия Курдистана активно поддерживает идею о независимости. Рожава была разделена на три округа. Каждый район возглавляется народным собранием, в которое входят представители всех национальностей. Также существуют специальные квоты для женщин.

На территории Курдистана преобладает аграрное ремесло. Имеется множество нефтяных месторождений. Однако из-за войны они практически не функционируют.

Изменения политического направления

Боевые действия в Сирии постепенно переросли в полномасштабную войну, в которой приняли участие многие страны. В 2012 году была создана группировка Исламское Государство Ирака и Леванта. Первое время она выступала как филиал Аль-Каиды. Однако в 2014 году ИГИЛ стала независимой группировкой и захватила крупный город Мосул.

После этого исламисты стали серьёзной силой в гражданской войне. Фанатики ИГИЛ не признают никаких других верований, кроме своего. И крайне жестоко расправляются со всеми «неверными». Это стало причиной изменения ситуации в Рожаве. Сирийские курды поняли, что основная угроза исходит от радикальных исламистов, поэтому постепенно стали сближаться с правительством Башара Асада.

Тот факт, что Сирийский Курдистан хочет отделиться от Сирии, долгое время был камнем преткновения. Однако постепенно боевые отряды курдов стали сотрудничать с Сирийской Арабской Армией.

Борьба с Исламским Государством

После 2014 года ополчение Рожавы стало пополняться большим количеством добровольцев. Если идея о независимости не смогла поднять всех, то угроза буквального физического уничтожения заставила тысячи курдов взять в руки оружие.

Бои против ИГИЛ были наиболее ожесточёнными на западе. Террористы активно использовали смертников при ведении боевых действий. Так называемые «джихад-мобили» (машины, начинённые взрывчаткой) подъезжали к курдским укреплениям и взрывались. После чего шло наступление боевиков.

Ополчение Рожавы почти на треть состоит из женщин. Также на их стороне сражаются добровольцы из Европы, в основном левых взглядов.

Положение в Сирийском Курдистане

Гражданское население всей Сирии чрезвычайно пострадало от войны. Положение курдов сильно ухудшилось после вторжения исламистов в регион. Война приобрела характер этнической. В 2016 году начались кровопролитные бои за город Кобани. Боевики Исламского Государства отчаянно пытались захватить стратегически важный населённый пункт. В результате боевых действий погибло больше тысячи мирных граждан.

По заявлениям некоторых правозащитных организаций, отряды курдской самообороны часто изгоняли арабское суннитское население из домов после освобождения очередного населённого пункта от боевиков ИГИЛ.

Рожава поддерживает тесные отношения с Иракским Курдистаном, куда также перекинулось пламя сирийской войны. Также поддерживается турецкая Рабочая Партия, которая считается властями Турции террористической.

В 2016 году начались переговоры между курдским Верховным Советом и правительством Башара Асада. Была достигнута договорённость о сотрудничестве. Проводились совместные операции против боевиков ИГИЛ и так называемой «умеренной оппозиции». Дело в том, что Сирийская Свободная Армия (оппозиционная) подверглась значительной исламизации. Многие уже не видят разницы между ней и другими террористическими группировками. Во многом это стало причиной консолидации официальных властей Сирии и представителей курдской общины.

Война на три фронта

Сирийский Курдистан сегодня — это не целостная территория. Его западная часть Африн отрезана от других территорий. От остальной Рожавы Африн отделяет провинция Аль-Абаб, которая контролируется ССА. На юге расположились боевики Фронта Ан-Нусра. До 2016 года они были частью ИГИЛ, но затем откололись. Между боевиками Ан-Нусра и курдским ополчением регулярно происходят столкновения. Также ведутся бои и с «умеренной» оппозицией.

По сообщениям некоторых СМИ, сирийское руководство добилось соглашения с представителями Верховного Совета по совместным действиям против повстанцев. Якобы курды обязались помочь правительственным войскам освободить Аль-Абаб, а взамен им будет предоставлена автономия в рамках конституции.

На юго-западе Рожавы ведутся активные боевые действия против ИГИЛ. Сотни километров отделяют территорию, контролируемую курдами, от Дер-эй-Зора, который удерживают сирийские войска, несмотря на полную блокаду боевиками ИГИЛ. Также САА контролируют провинцию Камишли, хотя Сирийский Курдистан на карте обычно включает и эти территории.

Перспективы развития

Курды являются одним из самых больших в мире народов, не имеющих своего государства. Их борьба за независимость насчитывает сотни лет.

В результате кризиса на Ближнем Востоке курды получили возможность создать первое государственное образование. Политика Сирийского Курдистана в основном направлена на сотрудничество с зарубежными партнёрами. Открыты представительства в странах Европейского Союза и России. Основной задачей Верховного Совета является объединение всех курдов, однако играет важную роль и тесное сотрудничество с правительством Асада. В результате войны миллионы курдов стали беженцами. Проблема заключается ещё и в том, что боевые действия идут и на других территориях проживания курдов в Ираке и Турции.

www.syl.ru

Автономия курдов — изящный ход Асада?

Территория проживания курдов

Любовь Люлько

Крупнейшая партия, объединяющая сирийских курдов, Демократический Союз (PYD) объявила о создании в Сирии автономии. Глава МИД Турции Ахмет Давутоглу уже обвинил PYD в том, что она «не держит своих обещаний». Инициатива сирийских курдов ставит на грань катастрофы переговоры Турции с Курдской рабочей партией (РКК), однако Сирии все это на руку.

Портал All4Syria сообщает, что созданный Комитет автономного правительства с административным центром Камышлы будет состоять из 75 человек. В течение 40 дней он выберет Комитет по разработке Конституции. Временное правительство будет управлять тремя регионами, населенными курдами на севере и северо-востоке страны. В ближайшие месяцы там будут проведены выборы в парламент автономии. «Временное правительство является переходным органом исполнительной власти, оно создаст свои учреждения для облегчения работы в политической, экономической, социально-культурной областях и в области безопасности», — говорится в заявлении Комитета.

«У сил безопасности есть задача обеспечения порядка и стабильности в курдских районах. И они будут придерживаться норм международного права и всех применимых резолюций и конвенций. Комитет стремится к организации честных, открытых для наблюдателей и международных и региональных неправительственных организаций выборов и проведет их в течение шести месяцев с момента создания Временного демократического управления», — цитирует All4Syria.

Ситуация с курдами на Ближнем Востоке резко изменилась после того, как была образована автономия в Ираке — Иракский Курдистан (4-6 миллионов курдов) и начался конфликт в Сирии, где на севере проживают около 2,5 миллионов курдов. Курды, что называется, почувствовали воздух свободы. Именно с этим связаны последние мирные инициативы Турции по переговорам с турецкими курдами (15 миллионов), лидером которых является отбывающий пожизненный срок Абдулла Оджалан. Турция признала, что в стране проживают не только турецкие подданные, но и национальные меньшинства, в том числе курды, язык которых был разрешен к преподаванию в частных школах.

В начале прошлого года Турция начала переговоры с лидером Курдской Рабочей партии (PKK) Оджаланом. И тогда была выработана дорожная карта, по которой КРП отказывается от вооруженной борьбы, от сепаратизма (автономии), выводит свои вооруженные отряды с территории Турции в Иракский Курдистан, после чего предусматривалось проведение блока реформ. Эти реформы включают шаги по обеспечению прав курдского меньшинства, в том числе отмену антитеррористического закона, согласно которому тысячи курдов были заключены в тюрьму за членство в РПК. Гарантируется право на получение образования на курдском языке, а также уменьшение избирательного ценза для прохождения курдских партий в парламент.

Однако в воскресенье Оджалан заявил, что мирный процесс достиг критической точки, и, хотя он продолжается, но мы » ходим по тонкому льду». Камень преткновения — вывод боевых отрядов из зоны прекращения огня. РКК приостановила вывод их в Ирак, поскольку турецкие власти, как было заявлено, «продолжают строить в этой зоне новые военные объекты (полицейские участки, блокпосты) и неискренни в своем стремлении к миру».

Во вторник в интервью телеканалу NTV министр иностранных дел Турции Давутоглу сказал: «Мы просим вас (сирийских курдов) не проводить фактических действий по формированию правительства автономии, которые могут разделить Сирию». Вот так трогательно позаботился о Сирии Давутоглу и тут же попросил инициаторов «дистанцироваться от режима» (президента Башара аль-Асада).

Беспокоиться есть о чем: Турция приложила немало сил, чтобы ранее поддерживающая сепаратизм курдов администрация США перестала это делать. Так, в конце октября лидеру PYD Салиху Муслиму (Salih Muslim) было отказано в визе в США для участия в конференции организованный турецкой прокурдской «Партией мира и демократии» (Рeace and Democracy Party (BDP). Турция дистанцировалась от чересчур тесных контактов с PYD, подозревая, что ее прогресс в попытках добиться большей автономии ободрит турецкую РКК. Эта связь более чем очевидна, пишет газета Rudaw, около 2000 боевиков РКК участвовали в боях на сирийской территории против джихадистов на стороне военного крыла PYD — подразделений Народной Защиты (YPG).

Однако игнорирование PYD привело к адекватной реакции, и Салих Муслим решил «нарушить договоренности». Какие? «Какая была договоренность между PYD и турецким правительством, я не знаю, могу только предполагать. Дело в том, что Турции очень не выгоден этот сепаратизм сирийский курдов, учитывая противоположные договоренности с Оджаланом», — сказал «Правде. Ру» Аджар Куртов, историк, политолог, главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии».

Возможно, они договорились, что сирийские курды будут следовать своей независимой линии от центрального правительства Башара Асада, то есть не будут откровенно поддерживать его вооруженными отрядами, и не будут выступать с сепаратистских позиций. Но община курдов в пограничной территории достигает 20 миллионов человек, это очень влиятельная сила. Курды сейчас сочувствуют Асаду, поскольку их деревни уничтожают не его войска, а радикальные экстремисты, которым Турция, по всей видимости, поставляет оружие. Конечно, и здесь Турции надо было действовать очень аккуратно, что, как видим, не удалось, считает эксперт.

Однако Куртов относится к идее автономии скептически. «Сирийские курды проживают в Сирии дисперсно, там нет конгломерата, который бы обеспечивал территориально целостность автономии, — сказал Куртов. — Это значит, что будут большие проблемы, да и война еще не закончилась. Поэтому я отношусь к этой идее создания автономии очень настороженно».

А как относится к идее собственно Башар Асад? С начала протестов в марте 2011 года он постепенно начал ослаблять жесткий контроль над курдскими территориями, а в июле 2012 года правительственные войска и вовсе покинули эти регионы. В апреле 2011 года Асад предоставил автономию северо-восточной курдской провинции Эль-Хасике. Возможно, что объявление автономии — это ход как раз сирийского президента, представляющий собой своеобразный «размен»: я вам после мира — широкую автономию (сунниты в случае прихода к власти ее не дадут в любом случае), а вы мне — охрану северных границ.

http://www.pravda.ru

www.russiapost.su

Курды районы проживания — Твой юрист

Блог кричащих статей и правдивых историй

Роль женщин в курдском движении

Вопрос о роли женщины в курдском национально-освободительном движении исключительно важен. Это объясняется множеством причин, но в первую очередь – острой необходимостью преодоления сохранившихся остатков родоплеменного быта и феодальных отношений в курдском обществе.

Курдская женщина при настоящем кастово-буржуазном эксплуататорском строе подавляется тройным угнетением:

1. Как представитель угнетённого класса.

2. В качестве неразрывной важнейшей составной части курдского народа.

3. И непосредственно как женщина, подчиняясь нормам религии и морали патриархальной семьи – общественного носителя, отражающего и консервирующего существующие отношения в обществе.

Несмотря на то, что курдская женщина, как и в целом во многих ближневосточных и мусульманских странах, занимает подчинённое положение по сравнению с мужчиной, известный исследователь В. Никитин приводит множество фактов, говорящих об определённом уважении по отношению к женщине, существующем у курдов:

«Курд никогда не стремился ограничить права женщины. Он её считает достойной равного доверия, способной пользоваться теми же правами и обязанностями, что и мужчина. С психологической точки зрения женщина в его глазах обладает теми же наклонностями, теми же добродетелями и теми же пороками, что и мужчина».(4)

«Курд имеет свою семью, и скорее моногамную (5), а его жена (kabani) пользуется большим авторитетом во всём, что касается внутренней жизни семьи. Это она руководит домочадцами и слугами, она во время еды распределяет порции, и без её разрешения не садятся кушать. В отсутствии своего мужа она принимает посетителей, угощает их и свободно с ними беседует. Она не закрывает лица, как другие женщины-мусульманки ».(6)

Вышесказанное касается, прежде всего, знатных курдянок. В бедных же семьях женщина занимала и занимает более приниженное положение, усугублённое общей эксплуатацией бедной семьи, и на неё ложились более тяжкие заботы.

Во второй половине XX века Турция оставалась фактически разделённой на две части: сравнительно преуспевающий запад и отсталый юго-восток страны. По данным турецкой прессы, к началу августа 1987 года в районах, где около 85 % населения составляли курды, в 105 населённых пунктах врачей не было вообще и на одного врача приходилось в среднем до 30 тысяч человек.

Не лучше дело обстояло и с образованием. В одном из крупнейших городе турецкого Курдистана – Диярбакыре – 26 тысяч детей не имели возможности учиться из-за нехватки школ. (7)

Курдской культуры, курдского языка — как и самого понятия курд – для турецких властей не существовало. Проводя агрессивную ассимиляторскую политику среди курдов — так называемых «горных турок», власть не стремилась модернизировать и развивать регион традиционного проживания курдов на юго-востоке, тем самым целенаправленно способствуя распылению курдов на остальной территории Турции.(8) Притеснение курдов доходило до явного абсурда.

Согласно закону «О персональном статусе граждан»: «Запрещается давать новорождённым имена, запрещённые законом или не являющиеся отражением культурных традиций нации, моральных критериев и обычаев». Турецкие чиновники могли отклонить регистрацию имени, если оно не попадало в имеющийся список турецких имен.(9) В середине 70-х годов в Турции с населением чуть больше 50 миллионов человек действовало 638 тюрем, в которых содержались сотни тысяч заключённых.(10) По курдским данным, в 1980-83 годах было арестовано более 170 000 человек, 200 человек погибли под пытками, 700 – в результате карательных операций турецких военных , 48 человек было казнено, 170 приговорено к смертной казни.(11)

На сегодняшний день точная цифра курдских политических заключённых находится в промежутке от 7 000 (12) до 9 000 (13) человек. Общая же цифра политзаключённых, томящихся в турецких застенках – более 30 тысяч человек! (14)

В мае 1983 года выходит Закон о национальном переселении. В ходе его осуществления целые курдские деревни были насильственно переселены на запад страны. Идя на это, правительство стремилось запугать курдов, сломить их волю к сопротивлению и борьбе и лишить РПК массовой поддержки.(15)

Анализируя эти факты, мы можем прийти к обоснованному выводу, что для повстанческого движения в Северном Курдистане и активного участия в нём женщин существовали значительные объективные общественно-исторические причины.

Курдскими революционерами в лице А. Оджалана осознавалась ключевая мысль – что победа над турецким империализмом во-многом зависит от преодоления собственной отсталости и – в том числе – всестороннего развития женского и молодёжного общественных движений. РПК изначально уделяет этим вопросам большое значение. В программе 1984-го года сказано, что одной из задач партии является: «Устранение всех видов феодального угнетения женщин и установление гарантий равноправия мужчин и женщин во всех социальных и политических областях». (16)

В действующей современной программе РПК тезис об освобождении курдских женщин представлен в более развёрнутом виде:

«Оплот реакции на Ближнем Востоке – это существующий институт семьи. Влияние подстрекателей-капиталистов здесь очевидно: проигравший во всех отношениях ближневосточный мужчина вымещает свою злобу на женщине. Исторически патриархальная западная цивилизация с идеалом сильного государства в своём современном виде зашла в тупик. Чтобы выйти из него, необходимо не только преодолеть рабское положение женщин, но и пересмотреть вопрос о главенстве мужчин. Ведь к подобным изменениям, в основном, не готовы именно мужчины.

Решение проблемы, вобравшей в себя реакционное мировоззрение семьи лежит в основе пути ближневосточного общества к демократии. И самый правильный подход к этой проблеме государственной важности – диалектический». (17)

Идеологическое переосмысление роли женского освобождения в контексте обшей политической линии РПК началось во второй половине 90-х годов XX века и продолжилось в начале 2000-х. В рамках традиции марксистской мысли, женская эмансипация подчиняется принципу тотальности освобождения угнетённого класса, в огромной своей части состоящего из трудящихся женщин.

В вульгаризированном же виде этой идеи, женское освобождение понималось лишь как автоматическое следствие установления новой политико-социальной системы. Но, как верно указывал Г. Маркузе, экономического равенства(18) с мужчиной женщина может вполне успешно добиться и в рамках капитализма. Равноправие полов – это новый принцип общественной реальности, который должен пронизывать все основы создаваемого социалистического общества.

«Борьба идёт, прежде всего, против ценностей эксплуатации и угнетения, свойственных патриархальной цивилизации. Против ценностей, порождаемых и воспроизводимых мужским господством в обществе. И такой радикальный подрыв ценностей ни в коем случае не может быть лишь побочным продуктом новых социальных институтов. Он должен быть укоренён в мужчинах и женщинах, создающих новые институты».

«Социализм, как качественно иное общество, должен воплощать антитезис, своего рода отрицание агрессивных и репрессивных потребностей и ценностей капитализма как культуры мужского господства». (19)

А. Оджалан в своих «тюремных книгах» (20) развивает следующую мысль: что одним из следствий классового расслоения первобытного человеческого коллектива было резкое падение уважения и роли женщины в первобытном обществе. В программе партии написано: «Мы можем говорить об этом изменении положения женщины в (первобытном – М. Л.) обществе как о первой контрреволюции».(21) Снятие этого противоречия возможно лишь с ликвидацией капиталистической формации и с созданием «новой демократической цивилизации». О последней А. Оджалан даёт крайне скудные сведения, из которых совершенно непонятен принцип функционирования будущей экономической и политической системы — т. н. «демократической цивилизации». Определяющей константой данной системы является её безгосударственный и конфедеративный характер.

Курдистан в контексте трубопроводов

В этих идеях заметен элемент редукционизма – это, прежде всего, касается наложения структур института семьи на иерархию государства. В программе партии говорится: «Проблема сформированного в обществе отношения к семье и женщине обострилась настолько, что стала, по меньшей мере, вопросом государственной важности. Представляя собой микромодель государства, семья является идеальным примером его организации. Главе государства в семейной иерархии соответствует глава семьи – мужчина. Неважно, насколько влиятелен и богат правитель большой страны, – отец семейства, состоящего из нескольких женщин и детей, находится в равноценном положении». (22)

А. Оджалан пишет о причинах женского бесправия: «Женщины традиционно считаются «слабым полом». Одно это уже говорит о том, что ни о каком равенстве не может быть и речи. Правда, кто-то считает, что такое отношение к женщинам должно заставить мужчин беречь и защищать их. Однако на деле получается наоборот, что и неудивительно: навязываемые нам ценности общества потребления учат не защищать, а унижать и эксплуатировать слабых. В современном мире дискриминация женщин и потребительское отношение к ним неизбежно вытекают из капиталистической системы, культивирующей соответствующее отношение ко всему окружающему: к любимым, супругам, детям, родителям, друзьям, животным, природе». (23)

Для курдянок, большая часть которых проживает в сельской местности (по данным на 1987 год – 70 % курдов проживало в сельской местности) (24), РПК является едва ли не единственной возможностью личной эмансипации от гнетущих порядков в семье и племени. РПК – это революционная кузница, в которой индивид становится личностью, приобретая политическое и национальное самосознание.

Вот часть интервью одной из партизанок, приведённого в статье немецкой корреспондентки Sozialistische Zeitung Бриджит (Brigitte Kiechle):

«В обычной жизни женщина не может развиваться. Я столкнулась с репрессиями, и они как для женщины стали невыносимы для меня. Я не хотела выходить замуж в 13 лет. Когда ты молода, твой отец находится в тюрьме, солдаты унижают и бьют ваших братьев, сестёр и мать, заставляют вас в школе говорить на турецком языке, хотя вы не можете, то вы должны сопротивляться этому.

Я решила бороться. Это была внутренняя потребность. Только в этом я видела перспективу для меня и других женщин. Горы являются основой для нас, чтобы организоваться и найти себя. Через наш выбор пути партизана мы являемся символом других женщин. Мы показываем на практике, что может быть другой выбор жизни для женщин, не предусмотренный заявленными традициями». (25)

Закономерен тот факт, что большая часть женщин приходит в РПК из сёл. Но это не является единственным источником кадров для женских боевых частей. Вторым таким источником является курдская городская интеллигенция. Как правило, это женщины, добившиеся высокой личной и общественной реализации, но глубоко переживавшие страдание и угнетение своего народа и поэтому решившие вступить в ряды РПК. Яркий пример такого подвижничества – курдская национальная героиня Зилан

Разделение иракского Курдистана между партиями

Зилан (Зейнаб Киначи) родилась в 1972 году в городе Малатья в Северном Курдистане. Она была младшим ребенком в небогатой семье, принадлежавшей к роду Мамурки из села Алмали. Успешно окончив среднюю школу в 1986 году, Зилан поступила в лицей для девочек в городе Стамбуле, по окончании которого, став техником-рентгенологом, она устроилась на работу по специальности в Стамбуле. Затем Зилан поступила в университет города Малатья, на факультет психологии, ей приходилось совмещать учёбу с работой в больнице. В 1994 году она вступила в РПК и в 1995 году ушла в горы к партизанам . 30 июня 1996 года она взорвала себя на военном параде в городе Дерсим в знак протеста против очередного покушения на Оджалана и символизируя своим актом самопожертвования готовность всего курдского народа сражаться за свое существование, несмотря ни на какие преграды. (26)

В одном из своих последних писем, Зилан писала :

«Я иду на это осознано, без колебаний. Высший смысл моей жизни — счастье людей. Эта жизнь должна быть изменена. Я хочу поддержать в людях веру. Я жертвую собой ради блага всех угнетенных и эксплуатируемых людей, ради независимости народов Курдистана и освобождения курдских женщин…

Я не боюсь встать перед дулом автомата. Не думайте, что это чисто эмоциональный порыв — мое сердце послушно моему разуму. Я так сильно люблю жизнь, что готова умереть ради нее. Вы поймете меня, друзья! Расскажите об этом нашим товарищам».( 27)

Определенную процентную нишу в числе членов РПК занимают турчанки, которые видят больше перспектив в борьбе курдов, нежели в деятельности расколотых турецких левых. В 90-ые годы в РПК состояло небольшое количество европеек. (28)

Третьим источником были европейские курдские общины, оказывавшие активную материальную и кадровую помощь РПК.

Женщины в рядах РПК выполняют самые различные функции – начиная от непосредственного участия в боях и продолжая пропагандисткой деятельностью, организацией уличных городских демонстраций, материально-техническим обеспечением, разведывательной деятельностью, службой связи и другими.

В начале 90-х годов турецкое правительство активизировало свои действия против РПК, но на практике они часто выливались в террор против гражданского курдского населения. По данным на декабрь 1994 года в боях между РПК и правительственными войсками погибло уже свыше 5 тысяч человек, среди которых более 3,5 тысяч были мирными жителями. Было уничтожено почти 3000 курдских сел.(29) Эти репрессии подхлестнули новый приток активистов в ряды РПК, что вызвало определенные сложности, т.к. новобранцы не обладали сложившимся политическим мировоззрением и решали присоединиться к партизанам под непосредственным давлением репрессий со стороны властей. (30)

Активное строительство женских организаций в структуре РПК началось в 1993 году с создания «Союза за освобождение женщин Курдистана» YAJK (Yeketiya Azadiye Jinen Kurdistan).В 1995 году была созвана большая женская конференция (350 участников), на которой анализировались определенные итоги деятельности YAJK. (31) Крупной вехой в развитии и консолидация женского движения РПК стало создание Рабочей Партии Женщин Курдистана. По решению 6-го съезда РПК, состоявшегося 13 марта 1999 года, было провозглашено создание на базе её женского состава Рабочей Партия Женщин Курдистана (РПЖК). В 2000-м году она была переименована в Партию свободных женщин (ПСЖ). (32)

Дилан Дерек, член руководства ПСЖ, описывает её основные цели следующим образом: «Мы активно поддерживаем курдскую освободительную борьбу всеми нашими силами и ведём борьбу вплоть до окончательного достижения наших целей. У нас речь идёт о том, чтобы строить новое, демократическое и свободное общество, в котором твердо зафиксированы женские права».(33)

Крайне характерен тот факт, что в настоящее время в ротации управленческих структур РПК закреплено правило, согласно которому 40 % мест в них должны занимать женщины. На практике же имеются комитеты с женским участием больше чем в 50 %. (34)

Подобный принцип действует и в организации деятельности прокурдской легальной «Партии Мира и Демократии» (BDP). (35) В формировании местных и национальных структур , BDP применяет минимальную 40%-ую квоту для женщин и отстаивает принцип женского сопрезидентства в высшем руководстве партии.(36) На сегодняшний момент сопредседателем BDP является Гюльтан Кышанак.

Женские военные подразделения при строгом подчинении верховному командованию партии, имеют определённую самостоятельность в своей деятельности. Чаще действует сборные отряды как из мужчин и женщин. «Мы участвуем не только в общих вооружённых акциях. Атаки на символы женского подавления также принадлежат к акциям женской герильи. Например, ночной клуб был атакован в Дерсиме», — говорит Нуриже.

Партизанки ведут борьбу против проституции:

«Мы боремся не против проституток, а против системы, которая принуждает женщин к тому, чтобы они пребывали в такой роли. Мы преодолеваем дискриминацию по полу как часть общественной системы и двойной морали. Проституция в Амеде (Диярбакыр — М. Л.) и других городах в Курдистане распространяется в течение последних лет. Время от времени мы берёмся за бары и т. д. – чтобы продемонстрировать их разрушением несовместимость данных обществ с нашими целями».(37)

При это какое-либо жесткое гендерное разделение труда отсутствует в партии.(38)

А. Оджалан пишет о создании женского движения:

«Я всегда говорил о том, что женщины должны стать гарантией свободной и прекрасной жизни и подчёркивал свою веру и надежду на то, что в недалеком будущем они обретут силу, позволяющую им призвать к ответственности лживых и злых мужчин. Нельзя обрести истинное величие и стать настоящим мужчиной, устанавливая власть собственника над женщиной. Я никогда не стремился к благополучию, считая такой метод унизительным. Я знаю, что поставил перед женщиной очень тяжёлую задачу. Более того, я превратил женщину в кусочек огня. Я знаю, что есть среди женщин и такие, кто встал на вражеские позиции и совершил много несправедливых деяний. Не найдя поддержки, они фактически остались одинокими. Однако истина, которую я хотел бы познать – это обязанность женщины быть настолько сильной, чтобы суметь стать определяющим фактором – как в борьбе, так и в мирных буднях. Без этого жизнь попросту теряет смысл, а любовь становится невозможной».(39)

В курдском национально-освободительном движении существует бессмертный список женщин, своей жизнью зажёгших огонь веры курдского народа в свою окончательную победу. Среди них – Зилан (Зейнаб Киначи), Гулан (Филиз Ерликая), Лейла Зана, Сакине Джансыз, Сэма Юджа и многие другие героические борцы.

Парижское убийство (10 января 2013 года) курдских активисток: 28-милетней Фидан Доган, 25-тилетней Лейлы Сойлемез и 55-тилетней Сакине Джансыз (40) носило совершенно явно неслучайный характер. Враг курдского народа, нанёс точный удар по авангарду движения, который олицетворял собой честь и достоинство всех борцов курдского сопротивления.

Опубликовано 03 Дек 2017 в 10:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

voprosik.net

Значение курдов на Ближнем Востоке

В последние годы в регионе Ближнего Востока все большую роль стали играть курды. «Арабская весна» 2011 года привела в движение широкие народные массы и сопровождается необратимыми, подчас кровопролитными и трагическими, событиями на всем Ближнем и Среднем Востоке. Насильственно сменились правящие режимы в Тунисе, Египте (дважды), Йемене, Ливии, развязана братоубийственная гражданская война в Сирии, прокатилась волна массовых протестов и восстаний в Бахрейне, Алжире, Ираке, Иордании, Марокко, Омане, Кувейте, Ливане, Саудовской Аравии, Мавритании, Судане, Джибути и Западной Сахаре. Отмечались масштабные вооруженные столкновения и ракетные обстрелы вдоль границы Израиля с сектором Газа.

Пока еще рано подводить даже самые предварительные итоги «арабской весны», которая продолжается как по глубине происходящих в каждой из перечисленных выше стран политических процессов, так и по числу все новых государств, вовлекаемых в череду «революций». Существует реальная угроза распространения этого кризиса и за пределы арабского мира, в частности, на Турцию, Иран, страны Закавказья и Центральной Азии. Предпосылки к такому развитию событий имеются.

В складывающейся на сегодня ситуации все большую роль в регионе играют курды – 40-миллионный народ, силой внешних обстоятельств лишенный своей государственности и разделенный границами четырех стран: Турции, Ирана, Ирака и Сирии. Несколько миллионов курдов проживают в Европе, Закавказье, странах СНГ, включая Россию. До последнего времени курды, составлявшие национальные меньшинства Турции, Ирана, Ирака и Сирии, всячески притеснялись центральными властями, проводилась политика их насильственной ассимиляции, переселения, вводились жесткие ограничения на использование курдского языка и т.п.

Первыми из положения граждан «второго сорта» вышли иракские курды (около 6 млн.), которые добились закрепления в новой конституции Ирака статуса субъекта федерации с самыми широкими правами и полномочиями. Составившие Иракский Курдистан три северные провинции страны (Эрбиль, Дахук, Сулеймания) динамично и уверенно развиваются, восстанавливают разрушенные войной инфраструктуру, экономику, сельское хозяйство, системы жизнеобеспечения, здравоохранения, образования, успешно решают социальные проблемы.

Благоприятный законодательный климат способствует притоку иностранных инвестиций, аккредитации все новых дипломатических, торговых представительств и транснациональных корпораций. В 2014 году в регионе планируется самостоятельно добывать нефть и газ и поставлять их через Турцию на мировой рынок. Регион стал как бы оазисом стабильности и безопасности на фоне продолжающейся террористической войны между иракскими арабами-суннитами и арабами-шиитами. Более того, президент Иракского Курдистана Масуд Барзани выступил посредником в урегулировании затянувшегося почти на год правительственного кризиса в стране и способствовал достижению консенсуса между основными иракскими политическими блоками арабов-шиитов и суннитов. Курды весьма достойно представлены и в центральных органах власти в Багдаде: президентом Ирака является один из авторитетных курдских лидеров Джаляль Талабани, они заняли 6 министерских постов, включая пост министра иностранных дел, создали солидную курдскую фракцию в федеральном парламенте.

По существующему закону курды должны получать пропорционально своей численности – 17 % от суммы экспорта иракских углеводородов. Нельзя сказать, что нет проблем и спорных вопросов между регионом и центральным правительством Нури аль-Малики, но все, наиболее острые, противоречия обсуждаются за столом переговоров и пока не принимают форму открытых конфликтов. Лидеры иракских курдов реально оценивают ситуацию в стране и регионе и не являются инициаторами своего выхода из Ирака. К провозглашению независимости курдов может подтолкнуть лишь дальнейшее обострение вооруженного противостояния между арабами-суннитами и арабами-шиитами или естественный распад государства по этно-конфессиональному признаку на три анклава (северный, центральный и южный).

Как ни парадоксально звучит, но гражданская война в Сирии заметно улучшила политическое положение сирийских курдов. Оказавшись перед возможной утратой власти, правительство Башара Асада вынуждено было пойти на значительные уступки своим курдам (по оценкам, около 2,5 млн. человек). Наконец-то гражданство Сирии было предоставлено 300 тысячам курдов, лишенных его еще во времена правления Хафеза Асада, сотни курдов-политзаключенных были освобождены из тюрем, правительственные войска были выведены практически из всех районов компактного проживания курдов. Эти меры способствовали тому, что сирийские курды заняли позицию нейтралитета во внутриарабском конфликте в стране и даже создали силы самообороны с целью недопущения вторжения на свои территории отрядов боевиков-исламистов.

За последнее время национальное движение сирийских курдов заметно консолидировалось. Если до марта 2011 года в Сирии было около 20 курдских политических партий и общественных организаций, действовавших разрозненно на полулегальном положении, то к настоящему времени они объединились в два основных политических блока: Курдский национальный совет и Партию демократического союза (ее военное крыло – Комитет народной обороны). Более того, с помощью президента Иракского Курдистана Масуда Барзани удалось создать Высший совет сирийских курдов, исполком которого пытается координировать деятельность всех курдских политических сил Сирии. При этом часть лидеров сирийских курдов принадлежит к зарубежным диаспорам и постоянно проживает в странах Европы и США.

Наиболее радикальные из них, такие, например, как представитель руководства Партии демократического союза (ПДС) Салих Муслим, выступают за создание курдской автономии в Западном Курдистане или даже субъекта федерации по типу Иракского Курдистана. В районе Комышлы уже провозглашен один из автономных курдских районов. Но большая часть курдских активистов реально оценивает ситуацию в стране (раздробленность курдских анклавов) и призывает своих соплеменников по возможности и дальше сохранять нейтралитет во внутриарабском конфликте.

Нападения и карательные акции боевиков-исламистов против мирного курдского населения лишь сплотили сирийских курдов в борьбе за свои права и свободы, ускорили процесс создания сил самообороны. Вместе с тем, их лидеры не отказываются от участия в конференции «Женева-2», продолжения диалога со сторонниками Башара Асада и оппозиции, надеясь при любом варианте окончания гражданской войны добиться от Дамаска выполнения своих основных требований, которые сводятся к следующему:

— конституционному признанию курдского народа в качестве второй по численности нации в стране;

— прекращению дискриминации курдов по национальному признаку и их насильственной ассимиляции;

— признанию национальных, политических, социальных и культурных прав и особенностей курдов;

— предоставлению возможности формирования местных органов власти и силовых структур в курдских анклавах из числа самих курдов, пропорционального представительства курдов в центральных органах законодательной и исполнительной власти;

— отмене ограничений на занятие курдами должностей на государственной и военной службе, на получение высшего образования и т.п.;

— введению начального, среднего и высшего образования и СМИ на курдском языке;

— ускоренному социально-экономическому развитию наиболее отсталых курдских районов.

2013 год принес некоторые позитивные изменения и в решение курдской проблемы в Турции (свыше 20 млн. курдов). Правительству Р.Эрдогана удалось достичь принципиальных договоренностей с турецкой Рабочей партией Курдистана (РПК) о мирном поэтапном урегулировании конфликта. Как известно, лидер РПК отбывает пожизненный тюремный срок, сама партия внесена в список террористических организаций в Турции, США, ряде других стран, базирующие в труднодоступных горных районах на стыке границ Турции, Ирака и Сирии боевики РПК долгие годы вели партизанскую войну против турецких властей. Дорожная карта предусматривает прекращение огня и всех боевых действий, вывод вооруженных групп РПК из Турции в Иракский Курдистан, внесение поправок в турецкое законодательство о признании прав курдов и других национальных меньшинств, освобождение из тюрем курдов-политзаключенных, включая А.Оджалана, легализацию РПК и амнистию всем ее членам и т.п.

Первый этап дорожной карты выполнен успешно, реализация последующих была приостановлена во многом по причине резкого обострения внутриполитической обстановки в стране. Следует иметь в виду, что многие курды, как полноправные граждане Турции, уже являются депутатами турецкого парламента, а прокурдская парламентская Партия мира и демократии (ПМД) позволяет легально отстаивать права курдского меньшинства.

В наиболее сложном положении остаются иранские курды, некоторые из которых продолжают вооруженную борьбу с правящим режимом и, тем самым, провоцируют власти на новые репрессии, вплоть до групповых казней курдских активистов. Иранский Курдистан охватывает четыре провинции страны – Курдистан, Керманшах, Западный Азербайджан и Илам, курдское население которых составляет от 7 до 8 млн. человек или 9 — 10% от всего населения ИРИ. Курды проживают также в северном Хорасане и в северо-восточном Иране, крупных административных центрах (Тегеране, Сенендедже и др.). По вероисповеданию значительная их часть является суннитами, но есть среди них и представители других направлений ислама и езиды.

Современный Иран как унитарное государство не признает этнических меньшинств и запрещает создание организаций на этнической основе, любое курдское движение вынуждено строить свою деятельность с нелегальных позиций. Курдское движение в ИРИ расколото, не представляет единого политического целого, составляющие его структуры и их лидеры соперничают и враждуют между собой по идеологическим причинам. Впрочем, в большинстве своем они сходятся в том, что единственная возможность изменить ситуацию для них состоит в свержении исламского режима с помощью оружия, шансы же на создание курдской автономии мирным путем ничтожно малы. По данным самих курдов, за последние годы репрессиям подверглись около 10 000 их соплеменников, сотни руководителей курдских организаций и активистов были казнены, другие находятся в тюремном заключении или вынуждены скрываться за рубежом.

Ведущую роль в курдской оппозиции играет Демократическая партия Иранского Курдистана (ДПИК), возглавляемая с 2006 года Мустафой Хиджри. На данном этапе ДПИК провозглашает основные цели своей борьбы: создание демократического, независимого и федерального Ирана, реализация права народов Ирана на самоопределение, социально-экономические преобразования курдских районов, равенство мужчин и женщин в обществе и в семье, разделение религии и государства. ДПИК отвергает все формы вооруженной борьбы и считает конструктивным объединение всех заинтересованных политических сил за рубежом, способных сказать свое веское слово по курдскому вопросу. Руководство партии считает, что Запад лишь пытается использовать в своих интересах национальные противоречия в Иране, чтобы ускорить смену режима в Тегеране, а вводимые им дискриминационные санкции сказываются и на курдском населении самым негативным образом.

В Иране есть и другие, более мелкие, курдские партии националистического толка. В настоящее время единственной курдской группировкой, по-прежнему ведущей вооруженную борьбу с иранским режимом, остается Партия свободной жизни Курдистана («Пежак»), которую считают филиалом турецкой РПК. В 2009 году США внесли «Пежак» в свой список террористических организаций.

В виду того, что другие национальные меньшинства Ирана, такие как белуджи, гилянцы, арабы и частично азербайджанцы, разделяют курдские амбиции по поводу автономии, на повестку дня поставлен вопрос о создании единого национального фронта с целью продолжения политической борьбы за установление в Иране плюралистической системы власти. С приходом на пост президента Ирана Х.Роухани, стремящегося проводить компромиссную политику и лавировать между различными политическими течениями внутри правящего духовенства и политических элит, вероятность осуществления последовательных, эволюционных реформ в сфере национальной политики возрастает. По крайней мере, курдские лидеры рассчитывают на прекращение преследований их политических партий и начало диалога с Тегераном. В этом контексте они рассматривают и начавшиеся процессы налаживания диалога ИРИ с США. По их мнению, Вашингтон не должен ограничиваться в своих требованиях только ядерной программой Ирана, а добиваться также пересмотра всего комплекса вопросов, связанных с обеспечением прав человека в стране в целом и национальных меньшинств, в частности.

Таким образом, роль и значение курдов в политической жизни каждой из стран их компактного проживания неуклонно возрастает. Похоже на то, что период замалчивания курдской проблемы или попыток решить ее путем силового давления и дискриминации курдов по национальному признаку подходит к концу. Власти Ирака, Турции, Ирана и Сирии вынуждены все больше считаться с набирающими силу своими курдскими меньшинствами и пытаются решать возникающие противоречия и конфликты с ними мирным путем. Курды привлекаются к участию в работе центральных и региональных органов власти, осуществляются меры по ускоренному социально-экономическому развитию курдских анклавов, им разрешается создавать свои политические партии и общественные организации, вводить обучение и СМИ на курдском языке и т.п. Безусловно, этот процесс идет неравномерно в каждой из перечисленных выше стран, но общая тенденция к признанию законных прав и свобод курдского этноса превалирует.

Сами же курды на уровне национальной идеи или лозунга продолжают выступать за свою национальную независимость и создание курдского государства, но, исходя из сложившейся на сегодня объективной реальности, не требуют немедленного выхода из состава существующих стран их компактного проживания. Более того, с учетом светского, секулярного характера курдов и их толерантности по отношению к представителям других этносов и религий, именно курды стали играть связующую роль в распадающихся ныне Ираке и Сирии, поддержали позитивные шаги и реформы Р.Эрдогана в Турции, не исключено, что и Х.Роухани в какой-то мере может рассчитывать на поддержку курдского электората в своей будущей политической борьбе с консерваторами. Общепризнано, что именно курды могут стать надежным заслоном и как бы противовесом на пути дальнейшей экспансии в регионе радикальных исламистских группировок.

В то же время, нельзя исключать и новых попыток со стороны внешних игроков разыграть «курдскую карту» в своих национальных интересах, спровоцировав их на вооруженные выступления против центральных властей под лозунгами сепаратизма. Сегодня такая угроза существует в Сирии и Иране, где противники правящих режимов в лице США, их западных союзников, монархий Персидского залива, Турции и ряда других стран стремятся любой ценой добиться свержения Башара Асада и, тем самым, еще больше изолировать Иран на международной арене. Однако, лидеры курдов, имеющие определенный негативный опыт контактов с представителями западных демократий, вряд ли согласятся играть и дальше, отводимую им Вашингтоном роль «спички», которая по указке из-за океана может в нужное время поджечь регион.

Опубликовано 30 Янв 2014 в 21:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

Смотрите так же:

  • Возражение на исковое заявление о взыскании долга по договору поставки Отзыв на исковое заявление
    В АРБИТРАЖНЫЙ СУД г. МОСКВЫ
    (107802, г. Москва, ул. Новая Басманная, 10)
    ИСТЕЦ: ООО «_________»
    ОТВЕТЧИК: ОАО «______________»
    (Адрес: ____; ( ____)
    Арбитражное дело № ____
    Предмет спора: о возмещении убытков.
    ОТЗЫВ НА ИСК
    (в порядке ст. 109 АПК РФ)
    ___ 2013 […]
  • Заявление по приему в вуз Как и когда подавать заявление на поступление?

    Свидетельства о результатах ЕГЭ
    В 2014 году нет свидетельств ЕГЭ, вся информация о ваших результатах находится в электронной базе данных. Приёмные комиссии будут просматривать ваши результат ЕГЭ в этой базе данных. Напоминаем, что […]

  • Фз о пособие на погребение Пособие на погребение

    Практически в каждой компании может возникнуть необходимость в той или иной степени принять участие в решении вопросов, связанных со смертью сотрудника или членов его семьи.
    В случае смерти работника работодатель Может оказать поддержку членам его семьи:
    — выдать […]

  • Работа с лестниц по новым правилам ОТ. Билеты 2015 г. работа на высоте по новым правилам.

    Сайт для самоподготовки к аттестации.
    В связи с вводом в действие новых Правил по охране труда при работе на высоте (ПОТ № 155) Начало действия документа — 06.05.2015.
    Все до 6 мая сотрудники (кто попадает под действия этих правил) […]

  • Статья 31 тк рф увольнение Статья 31. Расторжение трудового договора (контракта), заключенного на неопределенный срок, по инициативе работника
    Работники имеют право расторгнуть трудовой договор (контракт), заключенный
    на неопределенный срок, предупредив об этом администрацию письменно за две
    В случаях, когда […]
  • Юрист поволжья Организация ООО «АГРО ЮРИСТ ПОВОЛЖЬЯ»
    Состоит в реестре субъектов малого и среднего предпринимательства: с 10.04.2017 как микропредприятие
    Юридический адрес: 410001, САРАТОВСКАЯ ОБЛ, САРАТОВ Г, НАГОРНЫЙ 5-Й ПР, ДОМ 28, КОРПУС 6.
    ОКФС: 16 — Частная собственность
    ОКОГУ: 4210014 — […]
  • Кзот основания для увольнения Статья 29. Основания прекращения трудового договора (контракта)
    Основаниями прекращения трудового договора (контракта) являются:
    1) соглашение сторон;
    2) истечение срока (пункты 2 и 3 статьи 17), кроме случаев, когда трудовые
    отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не […]
  • Преамбула в приказах Типичные ошибки при составлении приказов, варианты исправления

    Ошибки при издании приказов
    * Организация делопроизводства. Виды документов * Нормативные документы по делопроизводству * Примерный состав документов кадровой службы * Приказы по личному составу * Основания к […]

historyblog.ru

Курды на этнической карте России

Ирина Лагунина: Мы продолжаем цикл «Этническая карта России». Сегодня речь пойдет о курдах. В беседе участвуют сотрудник Института Этнологии и антропологии РАН, профессор Сергей Арутюнов и председатель совета федеральной национально-культурной автономии курдов Фархат Патиев. Беседу ведет – Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Сергей Александрович, что означает этноним «курды», а также самоназвание этого народа «курманджи»?

Сергей Арутюнов: Что этнонима «курды, он восходит к каким-то древним обозначениям, возможно, даже иного языка, нежели современный курдский язык. Но все эти обозначения как-то связаны друг с другом. Встречаются в памятниках ближневосточной письменности, Древнего Востока на разных языках и явно обозначают представителей одного и того же народа или одной и той же группы племен. Хотя на курдском языке письменные памятники, они имеются, но это более-менее памятники позднего средневековья в основном. Мы не знаем, что представлял собой древний курдский язык, но это несомненно был один еще более древний, чем выделение иранской группы, то есть это был один из индоевропейских диалектов, на основе которых складывался индоиранский и собственно иранский, в частности, конкретно западно-иранский языки. Курдский язык относится к западно-иранским языкам, и это действительно наиболее западный язык ираноговорящего населения. Но думается, что нагорье, которое правильно называть Армяно-курдским нагорьем, являлось местом обитания и местом формирования ранних индоевропейцев. И в отличие от других индоевропейских племен, которые разошлись по миру от Ирландии до Бенгалии, скажем так, армяне на северной части этого нагорья, курды в южной части этого нагорья, в основном оставались на тех территориях, на которых они проживали, еще не будучи ни армянами, ни курдами, а представителями различных протоиндоевропейских племен.

Игорь Яковенко: Сколько всего курдов на земле, и как они расселены на планете сегодня?

Фархат Патиев: Точной переписи курдов ни в одной стране мира не проводилось. Но предположительно курдов насчитывается в мире более 40 миллионов. Сейчас большая часть курдов проживает в Турции, здесь примерно около 20 миллионов курдов. Вторая по численности страна – это Иран, здесь около 10-11 миллионов курдов, далее идет Ирак — 6-7 миллионов курдов, и Сирия — от двух до трех миллионов курдов. Если взять нашу территорию, страны бывшего СССР, больше всего курдов по численности проживает в Азербайджане, около 500 тысяч. Второй по численности является Туркмения, третьей идет Россия. В Туркмении 250 тысяч, в России тоже в пределах 250 тысяч.

Игорь Яковенко: Смотрите: перепись показывает 23 тысячи, по вашим данным примерно в 10 раз больше. То есть скрывают в ходе переписи, либо не участвуют в ней, либо не показывают свою национальность.

Фархат Патиев: Вы знаете, в переписи населения в 2002 году и сейчас в 2010 году курдов и курдов-езидов считали отдельно друг от друга. То есть не ставилось условие, какой человек национальности, а именно, к кому себя относят. И среди курдов есть такое распространенное мнение, что курды относят себя к езидам, а иногда езидов считают самостоятельным этносом. Но курды и езиды — это один народ, отличие только в том, что одни из них являются мусульманами, другие солнцепоклонниками.

Игорь Яковенко: Сергей Александрович, безусловно, курды один из самых крупных народов России, может быть самый крупный народ, который не имеет своей государственности. Как это влияет на этническое самочувствие народа и характер его национальной идентичности?

Сергей Арутюнов: Что касается курдов России, то они никогда не размышляли или не имели в виду получение государственности в пределах России или хотя бы в пределах Российской империи, СССР. Были курдские национальные районы в Азербайджане, потом их ликвидировали, они перестали существовать как нечто обособленное. В средние века существовали курдские княжества, но они не были единым государством. Единого курдского государства не существовало, по-видимому, никогда. Да и эти курдские княжества были недостаточно государственно оформлены. Нигде курдский язык не выступал в роли государственного языка, языка административного управления. Так что да, я думаю, что практически все курды мира мечтают о создании какого-то курдского государства, где курдский язык был бы государственным языком, где преподавание велось бы на курдском языке, где существовали бы курдские средства массовой информации, они существуют в разных местах, но существуют именно как диаспорные средства массовой информации.

Игорь Яковенко: Несколько слов о религиозном сознании курдов. Среди курдов, как мы уже говорили, есть мусульмане-сунниты, есть мусульмане-шииты, есть и христиане, есть и солнцепоклонники. В каких пропорциях распространены эти верования? Насколько курды религиозны и какую роль и значение играет религия в их жизни?

Фархат Патиев: Большинство курдов все-таки являются мусульманами-суннитами. Этому предшествовала трагическая судьба курдского народа, когда курдов насильственно причисляли к исламской религии. Сейчас есть такая тенденция среди курдов-езидов, много примеров, что переходили на христианскую религию, есть такое особенно в крупных городах, где проживают курды. Национальное религиозное сознание курдов, конечно, опять-таки зависит от страны проживания. Так, например, в иракском Курдистане курды менее религиозные по сравнению с другими частями, иранской частью Курдистана. В турецком Курдистане есть как мусульмане-сунниты, так и алевиты. Тоже в зависимости от региона, если город, то там больше приверженность к исламу, а если другой регион, там менее.

Игорь Яковенко: Что касается России, здесь какова религиозная карта у курдов?

Фархат Патиев: Больше всего здесь курдов-езидов, далее идут курды-сунниты. Получилось исторически так, что большинство курдов России выходцы с Кавказа, а мы знаем, что на Кавказе численность курдов-езидов всегда была максимальной. В 37 году, когда началась депортация курдов, курдов-мусульман депортировали в Среднюю Азию, Казахстан, Киргизию Узбекистан, поэтому на Кавказе курдов-мусульман осталось мало. И первые потоки в Россию, они пошли с Кавказа. Поэтому оседали в России прежде всего курды-изиды. Курды-мусульмане — это поток после развала Советского Союза, и этот поток продолжается из Казахстана и Киргизии. Поэтому сейчас численность курдов-мусульман растет в России за счет приезда из среднеазиатских республик. Конечно, есть курды, которые приезжают из-за рубежа, со своей исторической родины, из Турции, из Ирака и осваиваются в России, или работают, или получают гражданство, соответственно, выливаются в российское общество.

Игорь Яковенко: Сергей Александрович, о курдском языке. По данным переписи населения, приходится обращаться, несмотря на то, что мы неоднократно убеждались в ограниченности использования данных, но тем не менее, какой-то ориентир, в последние годы наблюдается значительное снижение доли курдов, владеющих родным языком. Было в 2002 году 72%, а сейчас 54%. Причем многие специалисты отмечают, что эти проценты завышены, и курдский язык практически не является языком повседневного общения среди курдской молодежи, во всяком случае. Что можно сделать и что делается для того, чтобы язык этого древнего народа, может быть один из самых древних языков на земле, не пополнил список мертвых языков?

Сергей Арутюнов: Я думаю, что мертвым языком курдский язык не станет никогда, потому что на огромных территориях в Турции, в Иране, в Ираке это язык основной части населения. И какие бы репрессивные меры ни принимались по отношению к этому населению и его языку, в частности, в особенности репрессивные меры характерны для Турции, тем не менее, выкорчевать курдский язык не удастся никакими репрессиями. А в странах расселения, где курды в любом месте составляют сравнительно небольшой процент жителей не только данного района, но и данного населенного пункта, как правило, конечно, переход курдов на язык окружающего населения — это явление естественное. Тем более, что курды – это понятие сборное. Курды любого района России состоят из переселенцев, выходцев из разных источников. Часть с Кавказа, часть из Средней Азии, некоторое количество людей как политических беженцев из Турции или из других районов. И они являются носителями разных диалектов курдского языка. Курдский язык достаточно сильно расчленен на разные диалекты. А носителям диалектов достаточно трудно общаться друг с другом, если эти диалекты далеко разошедшиеся. И очень часто носители разных диалектов одного и того же языка предпочитают перейти в общении между собой на другой язык — на язык большинства населения данного региона.
Уже несколько парламентов приняли соответствующие резолюции или обращения к своим правительствам ввести аналогичные санкции. И чем больше российские власти занимаются укрывательством, чем больше давления оказывают на семью Магнитского, тем жестче становится общественное мнение на Западе и тем больше подкрепляется убеждение, что санкции надо вводить.

Ирина Лагунина: Уильям Браудер, глава инвестиционного фонда Hermitage, интересы которого представлял Сергей Магнитский.

Радио Свобода 

www.gumilev-center.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о