Содержание

Мифы и реальность карабахской проблемы — AZRU

Карабахский конфликт стал одной из первостепенных проблем в развитии не только современного Азербайджана и Армении, но также всего региона в целом, где проблемность и непредсказуемость, присущая Закавказью, обусловлена нерешенными межнациональными конфликтами. Тем не менее не будет лишним обратить внимание на доводы со стороны реакционных сил в Армении и за рубежом, говорящих о естественной предрасположенности армянской и азербайджанской общин к конфликту в конце 1980-х непосредственно перед распадом СССР.

Многие доводы не имеет под собой надежной аргументированной базы, однако со временем не теряют своей актуальности а напротив обрастают мифами, в частности о том, что в конце 1980-х существовала реальная угроза упразднения армянской автономии со стороны руководства Азербайджанской ССР.

Одним из наиболее распространенных утверждений стало то, что за годы существования Нагорного Карабаха как автономного субъекта Азербайджанской ССР численность армянского населения снизилась с 95% до 75%, в то время как азербайджанское население увеличилось с 4% до 23%. Причем утверждается, что тем самым проводилось вытеснение армян из Карабаха. Очевидно это не соответствует реалиям того времени.

Об этом, в том числе, упоминал бывший президент Армении и бывший «президент» самопровозглашенной «Нагорно-Карабахской Республики» Роберт Кочарян в интервью российскому журналисту Андрею Караулову в 1996 году. Стоит напомнить, что создание в 1921 году НКАО (Нагорно-Карабахской автономной области) стало компромиссным решением, которое удовлетворяло с одной стороны требования экономического характера (требовалось связать область с одним из экономических центров в Закавказье), с дрогой стороны необходимо было положить конец гражданскому кровопролитию. В 1921 году регион отходил от ужаса гражданской войны, в ходе которой идея создания национальных государств считалась одной из центральных. Новая идеология предусматривала создание новой общности – «советский народ», что можно было назвать вариантом политики мультикультурализма. Со временем все нации должны были перемешаться, а на свет появилось бы абсолютно новое наднациональное общество. С точки зрения дальнейшего существования СССР автономии были временным элементом, соответственно изменение процентной составляющей не могло быть чем-то из ряда вон выходящим. Иными словами, территории автономий не были закрепленной собственностью за той или иной национальной общиной.

Препятствовала ли политика руководства Азербайджанской ССР экономическому развитию НКАО? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратить внимание на три фактора: экономический, социальный и географический.

Нагорный Карабах никогда не был самостоятельным экономическим центром, напротив, выполнял вспомогательную функцию, обеспечивая сырьем экономику Советского Азербайджана, которая была важнейшим звеном в экономике всего Советского Союза. Подобная ситуация была характерна и для Грузинской ССР, в которой аналогичная роль была отведена абхазской и осетинской автономиям. В этом смысле традиционный сельскохозяйственный уклон экономики НКАО не был чем-то уникальным, так как практически все автономии в СССР были агарным сектором экономик союзных республик.

Учитывая географические условия региона, далеко не везде было возможно построить крупные предприятия, а в случае Карабаха и вовсе проблематично ввиду высокогорного и труднодоступного рельефа. В советское время вопросы экономики не решались в пользу интересов тех или иных национальностей. Советские промышленники и экономисты были далеки от политики и руководствовались сухим расчетом при составлении проектов по созданию производств или же проведению необходимой инфраструктуры. Примером тому может служить Закавказская железная дорога, пути которой прокладывались по наиболее выгодному с точки зрения экономики маршруту.

Нельзя обойти вниманием и такую важную составляющую советской экономической действительности как трудовая миграция, которая отвечала идеологической политике. В Нагорном Карабахе основу эмиграционных потоков составляли специалисты в области образования, сельского хозяйства и здравоохранения. Люди должны были мигрировать внутри одного государства, преодолевая замкнутость национальных общин. Поэтому автономная область не должна была стать чем-то наподобие «армянской вотчины», тем более что Советская Грузия и Азербайджан были гораздо более многонациональны, нежели Армения.

Наконец, период пребывания НКАО в составе Азербайджанской ССР сопровождался уничтожением памятников культурно-исторического наследия (церквей,  монастырей). Нет необходимости напоминать о том, какая политика проводилась в отношении церкви (религии в целом) в течение всей истории существования СССР. Атеизм, будучи элементом государственной идеологии, активно поддерживался партийными и государственными органами до 1988 года. Государство внимательно следило за деятельностью религиозных организаций. Это не могло не отразиться на политике в отношении памятников храмовой архитектуры. Как правило, в бюджетах союзных республик не закладывались средства на их сохранение. Говорить о том, что власти Азербайджана проводили политику по уничтожению армянского культурного наследия некорректно, так как в СССР церковь была не защищена.

Таким образом, вероятная угроза ликвидации армянской автономии исходила скорее из политики национального строительства всего Советского Союза, а не от отдельно взятой республики, руководство которой, к слову к концу 1980-х не обсуждало вопрос о возможном упразднении карабахской автономии. Подобный вопрос не обсуждался и в Верховном совете Грузинской ССР в отношении Абхазской АССР, где доля абхазов к 1989 году составляла 17-18%. Советские автономии были защищены законодательно и не могли быть упразднены властями союзных республик. Если кто и мог упразднить автономию, так это руководство СССР. Но стоит ли нынешним армянским политикам критиковать Советский Союз за его политику в отношении народов, учитывая, что именно в рамках СССР стало возможным восстановить армянскую государственность, которая послужила основой современной Армении?

Мамикон  Бабаян специально для «Вестника Кавказа»

azru.org

Мифы и реальность карабахской проблемы


Мамикон  Бабаян специально для «Вестника Кавказа»

Карабахский конфликт стал одной из первостепенных проблем в развитии не только современного Азербайджана и Армении, но также всего региона в целом, где проблемность и непредсказуемость, присущая Закавказью, обусловлена нерешенными межнациональными конфликтами. Тем не менее не будет лишним обратить внимание на доводы со стороны реакционных сил в Армении и за рубежом, говорящих о естественной предрасположенности армянской и азербайджанской общин к конфликту в конце 1980-х непосредственно перед распадом СССР.

Многие доводы не имеет под собой надежной аргументированной базы, однако со временем не теряют своей актуальности а напротив обрастают мифами, в частности о том, что в конце 1980-х существовала реальная угроза упразднения армянской автономии со стороны руководства Азербайджанской ССР.

Одним из наиболее распространенных утверждений стало то, что за годы существования Нагорного Карабаха как автономного субъекта Азербайджанской ССР численность армянского населения снизилась с 95% до 75%, в то время как азербайджанское население увеличилось с 4% до 23%. Причем утверждается, что тем самым проводилось вытеснение армян из Карабаха. Очевидно это не соответствует реалиям того времени.

Об этом, в том числе, упоминал бывший президент Армении и бывший «президент» самопровозглашенной «Нагорно-Карабахской Республики» Роберт Кочарян в интервью российскому журналисту Андрею Караулову в 1996 году. Стоит напомнить, что создание в 1921 году НКАО (Нагорно-Карабахской автономной области) стало компромиссным решением, которое удовлетворяло с одной стороны требования экономического характера (требовалось связать область с одним из экономических центров в Закавказье), с дрогой стороны необходимо было положить конец гражданскому кровопролитию. В 1921 году регион отходил от ужаса гражданской войны, в ходе которой идея создания национальных государств считалась одной из центральных. Новая идеология предусматривала создание новой общности – «советский народ», что можно было назвать вариантом политики мультикультурализма. Со временем все нации должны были перемешаться, а на свет появилось бы абсолютно новое наднациональное общество. С точки зрения дальнейшего существования СССР автономии были временным элементом, соответственно изменение процентной составляющей не могло быть чем-то из ряда вон выходящим. Иными словами, территории автономий не были закрепленной собственностью за той или иной национальной общиной.

Препятствовала ли политика руководства Азербайджанской ССР экономическому развитию НКАО? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратить внимание на три фактора: экономический, социальный и географический.

Нагорный Карабах никогда не был самостоятельным экономическим центром, напротив, выполнял вспомогательную функцию, обеспечивая сырьем экономику Советского Азербайджана, которая была важнейшим звеном в экономике всего Советского Союза. Подобная ситуация была характерна и для Грузинской ССР, в которой аналогичная роль была отведена абхазской и осетинской автономиям. В этом смысле традиционный сельскохозяйственный уклон экономики НКАО не был чем-то уникальным, так как практически все автономии в СССР были агарным сектором экономик союзных республик.

 

Учитывая географические условия региона, далеко не везде было возможно построить крупные предприятия, а в случае Карабаха и вовсе проблематично ввиду высокогорного и труднодоступного рельефа. В советское время вопросы экономики не решались в пользу интересов тех или иных национальностей. Советские промышленники и экономисты были далеки от политики и руководствовались сухим расчетом при составлении проектов по созданию производств или же проведению необходимой инфраструктуры. Примером тому может служить Закавказская железная дорога, пути которой прокладывались по наиболее выгодному с точки зрения экономики маршруту.

Нельзя обойти вниманием и такую важную составляющую советской экономической действительности как трудовая миграция, которая отвечала идеологической политике. В Нагорном Карабахе основу эмиграционных потоков составляли специалисты в области образования, сельского хозяйства и здравоохранения. Люди должны были мигрировать внутри одного государства, преодолевая замкнутость национальных общин. Поэтому автономная область не должна была стать чем-то наподобие «армянской вотчины», тем более что Советская Грузия и Азербайджан были гораздо более многонациональны, нежели Армения.

Наконец, период пребывания НКАО в составе Азербайджанской ССР сопровождался уничтожением памятников культурно-исторического наследия (церквей,  монастырей). Нет необходимости напоминать о том, какая политика проводилась в отношении церкви (религии в целом) в течение всей истории существования СССР. Атеизм, будучи элементом государственной идеологии, активно поддерживался партийными и государственными органами до 1988 года. Государство внимательно следило за деятельностью религиозных организаций. Это не могло не отразиться на политике в отношении памятников храмовой архитектуры. Как правило, в бюджетах союзных республик не закладывались средства на их сохранение. Говорить о том, что власти Азербайджана проводили политику по уничтожению армянского культурного наследия некорректно, так как в СССР церковь была не защищена.

Таким образом, вероятная угроза ликвидации армянской автономии исходила скорее из политики национального строительства всего Советского Союза, а не от отдельно взятой республики, руководство которой, к слову к концу 1980-х не обсуждало вопрос о возможном упразднении карабахской автономии. Подобный вопрос не обсуждался и в Верховном совете Грузинской ССР в отношении Абхазской АССР, где доля абхазов к 1989 году составляла 17-18%. Советские автономии были защищены законодательно и не могли быть упразднены властями союзных республик. Если кто и мог упразднить автономию, так это руководство СССР. Но стоит ли нынешним армянским политикам критиковать Советский Союз за его политику в отношении народов, учитывая, что именно в рамках СССР стало возможным восстановить армянскую государственность, которая послужила основой современной Армении?

vestikavkaza.ru

история конфликта, современная ситуация и пути разрешения

Конфликт в Нагорном Карабахе имеет давние исторические корни. Кровопролитные столкновения на национальной почве в этом регионе имели место еще в 1905–1907 и 1918–1920 гг. В 1921 году пленум Кавбюро ЦК РКП(б) сначала решил вопрос о Нагорном Карабахе в пользу Армении, но затем было принято постановление о включении территории края в состав Азербайджанской ССР с предоставлением региону широкой автономии. Существует мнение, что такое решение было продиктовано стремлением советского правительства сблизиться с Турцией, оказывавшей активную поддержку всем тюркским народам.

Тем не менее, до середины 1980-х годов вопрос о статусе Нагорно-Карабахской автономной области не становился темой обсуждения широких слоев населения, любые попытки действий в этом направлении подавлялись со стороны властей. С началом перестройки и перехода к политике гласности в СССР армяне Нагорного Карабаха, которые составляли подавляющее большинство населения автономной области, стали все более активно заявлять о своих правах. Начались митинги и демонстрации, основным требованием протестующих стало отделение НКАО от Азербайджана и воссоединение ее с Арменией. Эта позиция была также поддержана общественностью в самой Армении. В этой ситуации власти Азербайджана оценивали события в НКАО как проявление сепаратизма и национализма. Центральная власть не принимала никаких решительных действий, что способствовало нарастанию напряженности. Поворотным пунктом стал армянский погром в Сумгаите 1988 года, после чего конфликт стал переходить в открытое противостояние между армянами и азербайджанцами. Полномасштабные военные действия между Арменией и Азербайджаном начинаются в 1991 году и продолжаются до 1994, когда представители сторон, при посредничестве России и Киргизии, подписали Бишкекский протокол о прекращении огня. По результатам войны Азербайджанская сторона не смогла восстановить контроль над Нагорным Карабахом, кроме того потеряла территории нескольких своих районов. Итогом военных действий стали тысячи жертв с обеих сторон, а также огромное количество беженцев. Всего за все время конфликта свои дома были вынуждены покинуть около 1 миллиона армян и азербайджанцев. Немалый вклад в урегулирование конфликта внесла Минская группа ОБСЕ, созданная в марте 1992 года, сопредседателями которой стали Россия, США и Франция.

Нагорно-Карабахская республика провозгласила независимость в декабре 1991 года, после референдума, на котором 99,89% голосовавших высказались за отделения от Азербайджана. Такой высокий процент был достигнут из-за того, что азербайджанское население Карабаха, жившее на тот момент в республике, бойкотировало голосование. Азербайджан, в свою очередь, признал данный акт незаконным, после чего НКАО официально была упразднена, а карабахская столица Степанакерт переименована в Ханкенди.

Сегодня в республике проживает чуть больше 130 тысяч жителей, 99,74% из которых этнические армяне. Ситуация со статусом сложная и неопределенная, Нагорный Карабах признают только другие непризнанные или частично признанные мировым сообществом государства на территории СНГ (Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье). Можно выделить несколько вариантов дальнейшего развития событий.

Первый вариант. Демократизация Азербайджана и мирное разрешение конфликта. Это наиболее оптимистичный сценарий, но в то же время наименее правдоподобный. Для его осуществления необходима смена действующей власти в Азербайджане, что в ближайшее время маловероятно. Это стало еще понятнее, когда на выборах президента республики 9 октября 2013 года победил действующий глава государства Ильхам Алиев, набрав более 84% голосов. Кроме того, даже если оппозиции удастся прийти к власти, вполне вероятно, что новые руководители государства также захотят разыграть «националистическую карту». Также, в случае реализации данного сценария, на уступки со своей стороны придется пойти и Армении. Нагорный Карабах должен будет вернуть Азербайджану территории районов, не входивших в НКАО, а занятых армянскими войсками в ходе Карабахской войны. СБ ООН признал эту буферную зону оккупированной азербайджанской территорией. Тем не менее, руководство Армении показало, что готово идти на уступки и принимать непопулярные в обществе внешнеполитические решения. Например, подписание протоколов об улучшении взаимоотношений с Турцией. Поэтому переизбрание президента Армении Сержа Саргсяна на очередной срок не может помешать осуществлению оптимистического сценария. Изменения, в первую очередь, должны произойти в Баку.

Второй вариант. Сохранение статус-кво в регионе. Наиболее вероятный на данный момент сценарий развития событий в ближайшее время, т. к. никто из крупных геополитических игроков (Россия, США, Евросоюз) не заинтересован в возобновлении военных действий. Россия продолжит оказывать помощь Армении, что не позволит Азербайджану решить исход конфликта силовым путем в одиночку. Кроме того, у Баку еще свежи воспоминания о событиях начала 90-х годов, когда Армения, находясь в экономической блокаде, с плохо оснащенной армией и с разрушенными промышленными центрами на севере страны в результате землетрясения 1988 г. смогла одержать победу в войне. Также, большую роль в предполагаемом конфликте может сыграть географический фактор, т. к. восточную границу Нагорно-Карабахской республики защищает Мравский хребет.

Третий вариант. Существует также определенная вероятность возобновления крупномасштабных боевых действий. Население Азербайджана быстро увеличивается, также растет экономическая и военная мощь страны. На армию тратятся большие деньги, тем не менее упор делается на приобретении боеприпасов и оружия, а не на обучении личного состава и улучшении системы управления войсками. Также, следует отметить, что в конфликте примут участие представители двух разных цивилизаций: восточно-христианской и исламской, поэтому столкновение этих государств можно определить как «войну по линии разлома». По мнению известного американского политолога С. Хантингтона «войны по линиям разлома проходят через этапы усиления, всплеска, сдерживания, временного прекращения и – изредка – разрешения». Исходя из этого, можно сделать вывод, что нагорно-карабахский конфликт далек от завершения и в будущем может вновь перерасти в широкомасштабную войну с косвенным или прямым участием других государств.

Оставить отзыв к статье “Проблема Нагорного Карабаха: история конфликта, современная ситуация и пути разрешения”

vseprosto.com

Учебный класс «Конфликтология»: Пути решения Нагорно-Карабахского конфликта

Здесь необходимо сказать, что на сегодняшний день существует огромное количество мнений по поводу решения конфликта. Здесь будут приведены мнения одних из наиболее влиятельных лиц так или иначе высказавшихся по данному вопросу.

Посол США: Необходимо продолжать искать пути мирного решения нагорно-карабахского конфликта.

Единственный путь урегулирования нагорно-карабахского конфликта – мирный путь. Об этом в беседе с корреспондентом Новости Армении — NEWS.am заявил Чрезвычайный и Полномочный посол США в Армении Джон Хефферн, подчеркнув, что об этом же неоднократно заявляли сопредседатели Минской группы ОБСЕ.

«Мы осуждаем нарушение режима перемирия на линии соприкосновения. Мы также осуждаем риторику некоторых лидеров. Как отмечается в заявлениях лидеров стран-сопредседателей МГ ОБСЕ, необходимо соблюдать режим перемирия, недопустима милитаристская риторика, необходим контроль за приобретением оружия, и необходимо продолжать искать пути мирного решения конфликта», — заявил американский дипломат.

Напомним, что с начала текущего года азербайджанская сторона нарушила режим перемирия около 4600 раз, побив тем самым предыдущие «рекорды». В последние дни апреля на линии соприкосновения были зарегистрированы несколько вопиющих фактов – на карабахском направлении азербайджанские ВС обстреляли санитарную машину, на линии соприкосновения с Арменией был обстрелян детский сад в селе Довех, а жертвами диверсионной вылазки стали трое армянских военнослужащих-контрактников.

Путь решения нагорно-карабахского конфликта — в создании доверия – еврокомиссар

Азербайджан, Баку, 3 апреля /корр. Trend С.Агаева/

Единственным путем решения нагорно-карабахского конфликта может стать создание доверия и взаимопонимания между сторонами, сказал комиссар Европейского союза по вопросам расширения и европейской политике соседства Штефан Фюле во вторник в Баку на совместной пресс-конференции с министром иностранных дел Азербайджана Эльмаром Мамедъяровым.

«Хотя нагорно-карабахский конфликт называют замороженным, никто не забывает об этом территориальном споре», — сказал Фюле.

По его словам, ЕС готов приложить максимум усилий для решения конфликта и полностью поддерживает усилия МГ ОБСЕ.

«Мы не раз становились свидетелями желания беженцев вернуться на свои родные земли, и этот процесс должен двигаться», — сказал он.

Конфликт между двумя южно-кавказскими странами возник в 1988 году ввиду территориальных претензий Армении к Азербайджану. Нагорный Карабах и семь прилегающих к нему районов — 20 процентов территории Азербайджана — находятся под оккупацией Вооруженных сил Армении. В мае 1994 года стороны достигли режима прекращения огня, и до сих пор под эгидой Минской группы ОБСЕ и при сопредседательстве России, Франции и США ведутся пока еще безуспешные мирные переговоры.

Принятые Советом безопасности ООН четыре резолюции по освобождению оккупированного Нагорно-Карабахского региона и прилегающих к нему территорий до сих пор не выполняются Арменией.

Необходимо найти путь решения нагорно-карабахской проблемы – председатель Комитета министров СЕ

Франция, Страсбург, 23 апреля /корр. Trend А.Магеррамли /

Нагорно-карабахская проблема исключительно важна и необходимо найти ее решение, сказал в первый рабочий день весенней сессии ПАСЕ действующий председатель Комитета министров Совета Европы, британец Дэвид Лидингтон.

Глава азербайджанской делегации Рафаэль Гусейнов задал Лидингтону вопрос о том, как конкретно может повлиять Комитет министров СЕ на Армению для решения нагорно-карабахской проблемы.

«Среди моих избирателей есть много беженцев и вынужденных переселенцев, которые в результате агрессии Армении против Азербайджана 20 лет вынуждены вести трагическую жизнь. В Азербайджане есть около миллиона людей, которые устали слышать от нас, в том числе от Совета Европы традиционные, стандартные, не имеющие никакого практического результата ответы. У них есть одно простое требование. Они хотят освобождения оккупированных Арменией 20 процентов территорий Азербайджана и своего возвращения в родные дома. Мешает же достижению реального результата Армения, которая больше управляется извне и уклоняется от выполнения одного из основных принятых перед СЕ обязательств. При этом, во время принятия в Совет Европы 11 лет назад Армения взяла на себя обязательство решить эту проблему мирным путем. Какое конкретное влияние на Армению может оказать в этом направлении Комитет министров в рамках своих полномочий?», — спросил Гусейнов.

Лидингтон заявил, что этот вопрос необходимо поднимать каждый раз, так как проблема очень важна и необходимо найти пути ее решения.

«Действительно, непосредственно этой проблемой занимается Минская группа ОБСЕ. Однако она имеет отношение и к обязанностям Совета Европы. Наш долг состоит в формировании подходящих условий для достижения соглашения между сторонами. Не стоит также забывать, что Азербайджан и Армения были приняты в СЕ одновременно и обязательство заключается в том, что вопрос должен быть решен мирным путем. По моему мнению, Комитет министров Совета Европы также должен оказать максимальное влияние на решение проблемы», — сказал он.

Конфликт между двумя южно-кавказскими странами возник в 1988 году ввиду территориальных претензий Армении к Азербайджану. 20 процентов территории Азербайджана, в частности Нагорный Карабах и 7 прилегающих к нему районов, находятся под оккупацией Вооруженных сил Армении.

В мае 1994 года стороны достигли режима прекращения огня и до сих пор под эгидой Минской группы ОБСЕ и при сопредседательстве России, Франции и США ведутся пока еще безуспешные мирные переговоры.

Принятые Советом Безопасности ООН четыре резолюции по освобождению нагорно-карабахского региона и прилегающих к нему территорий до сих пор не выполняются Арменией.

Военный путь решения нагорно-карабахского кризиса является катастрофой -Лавров

ЕРЕВАН, 4 апр – Новости-Армения. Военный путь решения нагорно-карабахского кризиса является катастрофой, цитирует слова главы МИД РФ Сергея Лаврова РИА Новости.

«Не надо говорить о военном пути, это было бы катастрофой», — заявил министр. По его словам, никакого иного пути, кроме поиска договоренностей, приемлемых для обеих сторон, не существует.

Лавров добавил, что основные проблемы уже решены.

«За последние два года количество спорных вопросов существенно сократилось, однако остаются два-три самых сложных, и работа над ними будет продолжена», — сказал глава МИД РФ.

Одной из причин, препятствующих достижению договоренностей, он считает недостаток доверия между сторонами.

«Чтобы достичь урегулирования, которое будет устойчивым, нужно очень глубокое доверие между сторонами, оно постепенно выстраивается, но пока не до конца. Должно помочь делу и то, что Россия, США, Франция и члены Совета Безопасности ООН готовы, а это решенный вопрос, любое урегулирование подкрепить международными гарантиями, а также обеспечить присутствие наблюдателей и миротворцев в регионе», — отметил Лавров.

Начало карабахскому конфликту было положено в 1988 году, после заявления преимущественно населенного армянами Нагорного Карабаха о выходе из состава Азербайджана. 10 декабря 1991 года в Нагорном Карабахе состоялся референдум, где 99,89% высказались за полную независимость от Азербайджана.

Инициированные Азербайджаном вслед за этим широкомасштабные боевые действия привели к потере контроля не только над Нагорным Карабахом, но и прилегающими к нему семью районами.

С 12 мая 1994 года после вступления в силу трехстороннего соглашения о перемирии в зоне конфликта прекращены военные действия, в результате которых с обеих сторон погибло примерно 25-30 тысяч человек и около 1 миллиона были вынуждены покинуть свои дома.

Соглашение об установлении режима прекращения огня соблюдается до сих пор. С 1992 года по сей день ведутся переговоры по мирному урегулированию конфликта в рамках Минской группы ОБСЕ, сопредседателями которой являются США, Россия и Франция.

conworkshop.blogspot.com

Нагорно — Карабахская проблема новост

Хайдар Чакмак

На протяжении всей истории Карабах никогда не принадлежал Армении. В 1578 г. при Мурате Третьем Османская империя завоевала Карабах. До 18-го века Карабахом овладевали поочередно то турки-османы, то сефевиды. В 18-м веке Пенах Али Бей создал Карабахское ханство. В 1813 г., завоевав регион, Российская империя поселила здесь армянское население для нарушения численного баланса тюркского населения. После октябрьской революции 1917 г., в 1919 г. Карабах был присоединен к Азербайджану. 24 июля 1923 г. Карабаху был предоставлен автономный статус. В 1985 г., в атмосфере свободы, воцарившей после вступления Михаила Горбачева на должность генерального секретаря ЦК КПСС, было выдвинуто требование о присоединении Карабаха к Армении или России.

В СССР и на Западе армяне начали вести кампанию по присоединению Карабаха к Армении. В 1989 г. Азербайджан, обеспокоенный усилиями Армении по присвоению Карабаха, отменил автономный статус района и включил его в свой состав.

Вооруженные силы России 20 января 1990 г. вошли в Баку и убили 143 турок-азарбайджанцев. Армяне, проживавшие в Нагорном Карабахе, заручившись поддержкой России и Армении, насильно вывели из региона 1 миллион азербайджанцев. Армянское население Карабаха, поддержанное вооруженными силами Армении и России, 25 февраля 1990 г. ворвались в Ходжалы и убили 1300 азербайджанцев. В 1990 г. началась азербайджанско-армянская война. В 1991 г. Нагорный Карабах провозгласил свою независимость, однако ни одна из стран, включая Армению, не признали его независимость. Впоследствии, Армении при поддержке России удалось оккупировать Нагорный Карабах.

24 мая 1992 г. для установления мира между обеими сторонами при Организации безопасности и сотрудничества в Европе (ОБСЕ) была сформирована Минская группа, в состав которой вошли США, Российская Федерация и Франция. Все три участника этой группы поддерживают Армению, на что указывает тот факт, что они не оказали на эту страну какого-либо давления в нагорно-карабахском вопросе.

После того как Армения осуществила оккупацию азербайджанских земель, 9 мая 1994 г., в столице Кыргызстана Бишкеке стороны подписали соглашение о прекращении военных действий. И вот уже 20 лет Армения продолжает оккупацию азербайджанской территории. Совет безопасности ООН в соответствии с принятым в 1993 г. решением потребовал, чтобы Армения покинула занятую ею территорию. Последующими решениями Совет безопасности не раз подтверждал данное свое решение.

За последние годы наблюдается интерес к проблеме Карабаха. Запад и Россия желают разрешить ее в пользу Армении. Они стремятся и Турцию втянуть в свою орбиту. Так, США потребовали от Турции наладить с Арменией прямые двусторонние отношения, игнорируя интересы Азербайджана. Россия, в свою очередь, пользуясь возможным разочарованием Азербайджана позицией Турции, пытается вернуть прежнюю власть над этой страной. Прозападные СМИ, распространяя искаженную информацию, стремятся нанести урон турецко-азербайджанским взаимоотношениям, разрешив, тем самым, карабахский вопрос в соответствии с интересами Армении.

Следует отметить, что турецко-азербайджанские отношения строятся не на выгоде. Интересы обеих стран совпадают. Обе страны должны продолжать поддерживать друг друга и в дальнейшем.

Официальная пресса Ирана также прилагает усилия к тому, чтобы испортить отношения между Турцией и Азербайджаном. Позиции России, США и Армении ясны, чего нельзя сказать о непонятной политике Ирана. Без одобрения Азербайджана, до разрешения карабахского вопроса, ни одно турецкое руководство не откроет границу с Арменией. Несмотря на то, что президент, премьер-министр, пресс-секретарь правительства, министр иностранных дел неоднократно опровергали ложную информацию, распространяемую в прессе, вопрос бессмысленно занимал повестку дня как в Турции, так и в Азербайджане

trtrussian

www.vestiturkey.com

Нагорно-Карабахская проблема — mfa.am

Нагорно-Карабахская проблема

Исторические данные

Досоветский период

Нагорный Карабах в советские годы (1920-1990)

Современный этап Нагорно-Карабахской проблемы

Позиция Республики Армения в вопросе Нагорного Карабаха

 

Исторические данные

Арцах (Карабах) является неотъемлемой частью исторической Армении. В эпоху Урарту (9-6вв. до н.э.) Арцах был известен под именем Уртехе-Уртехини. Об Арцахе, как части Армении, есть упоминания в работах Страбона, Плиния Старшего, Клавдия Птолемея, Плутарха, Диона Кассия и других античных авторов. Ярким свидетельством этого является также и сохранившееся богатое культурно-историческое наследие.

После разделения царства Великой Армении (387г.), Арцах стал частью Восточноармянского царства, которое вскоре подпало под господство Персии. В это время Арцах был частью Армянского марзпанства, потом, в период арабского господства, частью наместничества Армения. Арцах являлся составной частью Армянского Царства Багратидов (9-11вв.), а затем Армянского царства Захаридов (12-13вв.).

В последующих веках Арцах подпадал под власть разных завоевателей, оставаясь армянским и имея полунезависимый статус. С середины 18-ого века началось проникновение тюркских кочевых племен на север Арцаха, что привело к столкновениям с местными армянами. В этот период памятны достигшие определенного самоуправления пять армянских меликств (меликства Хамсы), которые достигли пика расцвета и мощи в конце 18-ого века. В конце русско-персидской войны 1804-1813гг., в 1813г. по Гюлистанскому мирному договору Арцах-Карабах перешел под господство России.

 

Досоветский период

Нагорно-Карабахский конфликт возник в 1917г. в результате развала Российской империи, в период формирования трех национальных республик Закавказья — Армении, Азербайджана и Грузии. Население Нагорного Карабаха, 95 процента которого составляли армяне, созвало свой первый конгресс, который провозгласил Нагорный Карабах независимой административно-политической единицей, выбрал Национальный Совет и правительство. В 1918-1920гг. в Нагорном Карабахе были все атрибуты государственности, включая армию и законные власти.

В ответ на мирные инициативы народа Нагорного Карабаха Азербайджанская Демократическая Республика приступила к военным действиям. С мая 1918г. по апрель 1920г. Азербайджан и военные подразделения поддерживающей его Турции совершали акты насилия и массовые убийства по отношению к армянскому населению (в марте 1920г. только в Шуши были убиты и депортированы около 40 тысяч армян). Но даже таким образом им не удалось заставить народ Нагорного Карабаха принять власть Азербайджана.
В августе 1919г. Карабах и Азербайджан с целью предотвращения военного конфликта заключили предварительное соглашение, по которому договорились обсудить проблему статуса области на Парижской мирной конференции.

Знаменательна реакция международного сообщества. Лига Наций отклонила запрос на членство Азербайджана в организации, мотивируя это в том числе и тем, что сложно определить четкие границы и территории, находящиеся под суверенитетом этого государства. В числе других спорных вопросов был вопрос статуса Нагорного Карабаха. После советизации региона проблема выпала из повестки дня международных организаций.

 

Нагорный Карабах в советские годы (1920-1990)

Установление советской власти в Закавказье сопровождалось созданием нового политического порядка. Советская Россия также признала Нагорный Карабах спорной территорией между Арменией и Азербайджаном. По заключенному в августе 1920г. соглашению между Советской Россией и Армянской Республикой, российские войска временно обосновались в Нагорном Карабахе.

Сразу после установления советской власти в Армении, 30-ого ноября 1920г., Ревком Азербайджана (Революционный комитет – в то время главный орган большевистской власти) в своем заявлении признал территории, на которые ранее претендовал Азербайджан – Нагорный Карабах, Зангезур и Нахиджеван, неотъемлемой частью Армении.

Национальный Совет Азербайджанской ССР, на основе соглашения между Ревкомом Азербайджана и правительствами Азербайджанской ССР и Армянской ССР, декларацией от 12-ого июня 1921г. провозгласил Нагорный Карабах неотъемлемой частью Армянской ССР.

На основе заявления Советского Азербайджана об отказе от претензий на Нагорный Карабах, Зангезур и Нахиджеван и соглашения между правительствами Армении и Азербайджана от июня 1921г. Армения тоже провозгласила Нагорный Карабах своей неотъемлемой частью.

Текст декрета, принятого правительством Армении, был опубликован как в прессе Армении, так и Азербайджана («Бакинский рабочий», орган Центрального Комитета Азербайджанской Коммунистичес¬кой партии, от 22-ого июня 1921г.). Таким образом, свершилось правовое закрепление присоединения Нагорного Карабаха к Армении. В контексте норм международного права это стало последним законным актом по Нагорному Карабаху во время коммунистического режима.

Игнорируя действительность, 4-ого июля 1921г. Кавказское Бюро Коммунистической партии России созвало пленарное заседание в столице Грузии Тбилиси, в ходе которого опять подтвердило факт принадлежности Нагорного Карабаха Армянской ССР. Однако под диктовку Москвы и при прямом вмешательстве Сталина в ночь на 5-ое июля решение, принятое в предыдущий день, было пересмотрено, и было принято принудительное решение включить Нагорный Карабах в состав Азербайджана и сформировать на этой территории автономную область, в нарушение даже действующей процедуры принятия решений. Это явилось беспрецедентным правовым актом в истории международного права, когда партийный орган третьей страны (РКП(б)) без какой-либо правовой основы или полномочии определяет статус Нагорного Карабаха.

Азербайджанская и Армянская ССР в декабре 1922г. были включены в процессы формирования СССР, и только на одной части территории Карабаха 7-ого июля 1923г., по решению Центрального исполнительного революционного комитета Азербайджанской ССР, была сформирована Нагорно-Карабахская автономная область в составе Азербайджанской ССР, чем, по сути, карабахский конфликт был не решен, а временно заморожен. Более того, было сделано все, чтобы Нагорно-Карабахская автономная область не имела общей границы с Арменией.

Но за весь советский период армяне Нагорного Карабаха никогда не смирились с этим решением и на протяжении десятков лет постоянно боролись за воссоединение с Родиной.

За все время пребывания Нагорно-Карабахской автономной области в составе Азербайджанской ССР руководство этой республики регулярно и последовательно нарушало права и интересы армянского населения. Дискриминационная политика со стороны Азербайджана по отношению Нагорного Карабаха выражалась в попытках искусственной приостановки социально-экономического развития области, превращения ее в сырьевой придаток, активного вмешательства в демографический процесс, уничтожения и освоения армянских памятников и культурных ценностей.

Дискриминация Азербайджана по отношению к Нагорному Карабаху оказала влияние и на население Карабаха, став основной причиной его эмиграции. В результате этническое соотношение населения Нагорного Карабаха изменилось. Если в 1923 году армяне составляли 94,4 процента, то по данным 1989 года процент армян снизился до 76,9. Политика выдавливания армян прошла с большим успехом в другой армянской области – Нахиджеване.
Народ НКАО и власти Армянской ССР неоднократно обращались к центральным властям СССР с просьбой пересмотреть решение о передаче Карабаха Азербайджану, но эти обращения либо игнорировались, либо получали отказ, становясь причиной преследования авторов обращений. В числе их — Обращение Правительства Армянской ССР и Центрального Комитета коммунистической партии Армении к Правительству СССР и Центральному Комитету КПСС в 1945 году, адресованные властям СССР письма с 2,5 тысячами подписей населения НКАО в 1963 году и с более 45 тысячами в 1965 году, предложения коллективных хозяйств НКАО в рамках общенародных обсуждений новой Конституции СССР в 1977 году.

 

Современный этап Нагорно-Карабахской проблемы

Современный этап Нагорно-Карабахской проблемы начался в 1988 году, когда в ответ на требование населения Карабаха о самоопределении, азербайджанские власти организовали резню и этнические чистки против армян на всей территории Азербайджана, в частности, в Сумгаите, Баку и Кировабаде.

10-го декабря 1991 года население Нагорного Карабаха на референдуме подтвердило объявление независимой Нагорно-Карабахской Республики, что в полной мере соответствовало как нормам международного права, так и букве и духу действовавших в то время законов СССР. Таким образом, на территории бывшей Азербайджанской ССР сформировалось два равноправ¬ных государственных образования – Нагорно-Карабахская Республика и Азербайджанская Республика.

Этнические чистки азербайджанских властей на территории Нагорного Карабаха и в сопредельных армянонаселенных районах вылились в открытую агрессию и полномасштабную войну со стороны Азербайджана, что привело к десяткам тысяч жертв и серьезным материальным потерям.
Азербайджан ни разу не прислушался к призывам международного сообщества, в частности, к закрепленным в резолюциях СБ ООН по Нагорному Карабаху: прекратить военные действия и перейти к мирным переговорам.
В результате войны Азербайджан полностью оккупировал Шаумянский район НК и восточные части районов Мартуни и Мартакерт. Под контроль сил самообороны НК перешли сопредельные районы, которые в вопросе обеспечения безопасности сыграли роль буфера, перекрыв возможность дальнейших бомбардировок населенных пунктов НК со стороны Азербайджана.

В мае 1994 года Азербайджан, Нагорный Карабах и Армения заключили соглашение о перемирии, которое, несмотря на нарушения, действует до сих пор.

Переговоры по урегулированию конфликта проходят при посредничестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ (Россия, США, Франция). За последнее десятилетие несколько вариантов урегулирования конфликта, предложенных сопредседателями, были отвергнуты Азербайджаном. Последний – предложенные в 2001 году «Парижские принципы», которые были сведены воедино в представленном сторонам Ки-Вестском документе.
Сейчас переговоры ведутся на основе представленных сопредседателями в ноябре 2007 года мадридских предложений.

***
Несмотря на ведение переговоров по урегулированию конфликта в рамках сопредседательства Минской группы ОБСЕ, единственном формате, принятом на международном уровне, и наличии договоренности об их проведении в рамках Минского процесса, Азербайджан, искажая саму суть и истинные причины последствий конфликта, предпринимает попытки втянуть в процесс урегулирования другие международные организации, а также с пропагандистскими целями инициирует, в частности, в ГА ООН и Совете Европы параллельные процессы, наносящие ущерб переговорам.

Милитаристская агрессивная риторика также вызывает сомнения в желании Азербайджана достичь урегулирования на основе компромиссов, в его заявлениях, взятых обязательствах и их серьезности. Азербайджан продолжает направлять полученные от продажи нефти доходы на увеличение военного бюджета и приобретение наступательного вооружения в больших количествах, грубо попирая целый ряд соглашений и обязательств в области безопасности и контроля над вооружениями. По сути, Азербайджан торпедирует также все нацеленные на укрепление мер доверия между сторонами инициативы экономического, политического, военного и гуманитарного характера. В частности, Азербайджан отказывается принимать предложение армянской стороны об установлении регионального сотрудничества и предложение сопредседателей Минской группы об отводе снайперов с линии соприкосновения.

 

Позиция Республики Армения в вопросе Нагорного Карабаха

Армения уверена, что увеличить результативность процесса урегулирования невозможно без полноценного участия являющегося стороной конфликта Нагорного Карабаха. Армения считает, что урегулирование конфликта должно быть основано на следующих принципах:

  • Основой урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта должно быть признание осуществления права народа Нагорного Карабаха на самоопределение,
  • Нагорный Карабах должен иметь контролируемую армянской стороной надежную сухопутную связь с Арменией,
  • Безопасность Нагорного Карабаха должна быть гарантирована на международной основе.

Принятие и договорное закрепление этих принципов создаст возможность достижения комплексного урегулирования конфликта.

Армения в процессе урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта придает важность посредничеству сопредседателей Минской группы ОБСЕ, как действенному формату переговорного процесса, имеющему достаточный потенциал для нахождения путей урегулирования.

Армения привержена решению конфликта исключительно мирным путем. Попытки Азербайджана добиться односторонних уступок угрозами применения силы не только изначально обречены на неудачу, но и продолжают оставаться основным препятствием урегулированию конфликта путем компромиссов.
Нагорный Карабах не имеет будущего в составе Азербайджана и, каким бы ни было решение, оно должно исходить из воли собственно народа Карабаха. Это является основой права наций на самоопределение. Азербайджан не имеет никаких оснований для притязаний на Нагорный Карабах – ни правовых, ни политических и ни моральных.

www.mfa.am

Карабахский конфликт — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии


Караба́хский конфли́кт (азерб. Qarabağ münaqişəsi, арм. Արցախյան հակամարտություն) — этнополитический конфликт[1] в Закавказье между азербайджанцами и армянами. Межобщинный конфликт, имеющий давние исторические и культурные корни, приобрёл новую остроту в годы перестройки (1987—1988)[2], на фоне резкого подъёма национальных движений в Армении и Азербайджане. К ноябрю — декабрю 1988 года в этот конфликт, как отмечал А. Н. Ямсков, оказались вовлечены большинство жителей обеих республик, и он фактически перерос рамки локальной проблемы Нагорного Карабаха, превратившись в «открытую межнациональную конфронтацию», которую лишь на время приостановило Спитакское землетрясение[3]. Неготовность советского руководства к адекватным политическим действиям в обстановке обострившихся межнациональных распрей, противоречивость принимаемых мер, декларирование центральными властями равной степени вины Армении и Азербайджана в создании кризисной ситуации привели к зарождению и укреплению в обеих республиках радикальной антикоммунистической оппозиции[4].

В 1991—1994 годах эта конфронтация привела к масштабным военным действиям за контроль над Нагорным Карабахом и некоторыми прилегающими территориями. По уровню военного противостояния её превзошёл лишь чеченский конфликт, но, как отметил Сванте Корнелл, «из всех кавказских конфликтов карабахский конфликт имеет наибольшее стратегическое и общерегиональное значение. Этот конфликт — единственный на территории бывшего Советского Союза, в который непосредственно вовлечены два независимых государства. Более того, в конце 1990-х годов Карабахский конфликт способствовал формированию на Кавказе и вокруг него противостоящих друг другу группировок государств»[5]

5 мая 1994 года был подписан Бишкекский протокол о перемирии и прекращении огня между Арменией и самопровозглашённой Нагорно-Карабахской Республикой с одной стороны и Азербайджаном с другой стороны.

Как писала Г. В. Старовойтова, «с точки зрения международного права этот конфликт является примером противоречий между двумя фундаментальными принципами: с одной стороны, права народа на самоопределение, а с другой стороны, принципа территориальной целостности, согласно которому возможно только мирное изменение границ по соглашению»[6].

Нагорный Карабах

С образованием в IV веке до н. э. Армянского царства Ервандидов территория современного Нагорного Карабаха вошла в его состав. В начале II в. до н. э. она была присоединена к Великой Армении и в течение около шести столетий составляла часть провинции Арцах. В конце IV в. н. э., во время раздела Армении, эта территория была включена Персией в состав её вассального государства[7] — Кавказской Албании[8]. С середины VII века до конца IX века — под арабским владычеством[9]. В IX—XVI веках — часть армянского феодального княжества Хачен. С начала XVII до середины XVIII века Нагорный Карабах находится под властью союза армянских меликств Хамсы. Во второй половине XVIII века Нагорный Карабах с преобладающим армянским населением вошёл в Карабахское ханство, а в 1813 году в составе Карабахского ханства по Гюлистанскому мирному договору — в Российскую империю[10].

Предыстория конфликта


В начале XX века Нагорный Карабах дважды (в 1905—1907 и 1918—1920 гг.) становился ареной кровопролитных армяно-азербайджанских столкновений (подробнее см. История Нагорного Карабаха).

В мае 1918 года в связи с революционными событиями и распадом российской государственности в Закавказье были провозглашенa сначала самостоятельная Закавказская демократическая федеративная республика, а позже три независимых государства: Грузинская Демократическая Республика (главным образом на территории Тифлисской и Кутаисской губерний, Батумской области, Сухумского округа), Республика Армении (основа территории — Эриванская губерния, а также Карсская область, захваченная на тот момент Османской империей), Азербайджанская Демократическая Республика (преимущественно на землях Бакинской и Елизаветпольской губерний, Закатальского округа)[11][12][13].

Армянское население Карабаха и Зангезура, однако, отказывалось подчиняться властям АДР. Созванный 22 июля 1918 года в Шуше Первый съезд армян Карабаха провозгласил Нагорный Карабах независимой административно-политической единицей и избрал собственное Народное правительство (с сентября 1918 г. — Армянский национальный совет Карабаха). Противостояние между азербайджанскими войсками и армянскими вооружёнными отрядами продолжалось в регионе вплоть до установления в Азербайджане советской власти. Вошедшие в Азербайджан в конце апреля 1920 года части 11-й Армии РККА во взаимодействии с азербайджанскими войсками заняли территорию Карабаха, Зангезура, Нахичевана. К середине июня 1920 года сопротивление армянских вооружённых отрядов в Карабахе с помощью советских войск было подавлено.


В течение 1920—1921 гг. вопрос о принадлежности Нагорного Карабаха решался согласно текущим внешнеполитическим целям советского руководства. 30 ноября 1920 года Азревком своей декларацией признал Зангезур и Нахичевань частью Советской Армении и предоставил Нагорному Карабаху право на самоопределение[11]. Решение карабахского вопроса в пользу Армении было подтверждено постановлением пленума Кавбюро ЦК РКП(б) от 3 июня 1921 года, однако окончательное решение было принято пленумом Кавбюро ЦК РКП(б), состоявшимся 5 июля того же года — «Нагорный Карабах оставить в пределах Азербайджанской ССР, предоставив ему широкую областную автономию»[11]. Существует мнение, что включение в состав советского Азербайджана региона, подавляющее большинство населения которого составляли армяне, могло быть обусловлено желанием большевистского руководства Советской России обеспечить политическое сближение с кемалистской Турцией[14]. В июле 1923 года районы Азербайджанской ССР с преимущественно армянским населением (Шушинский, Джебраильский и части Джеванширского и Зангезурского уездов) были объединены в автономное образование (Автономная область Нагорного Карабаха (АОНК), с 1937 года — Нагорно-Карабахская автономная область (НКАО))[11][12]. При этом, как отмечает Г. В. Старовойтова, административные границы НКАО не совпадали с этническими границами и в двух районах АзССР, граничивших с НКАО (Шаумяновском и Ханларском), этническим большинством являлись армяне[6]. В конце 1930-х гг. административно-территориальные изменения внутри Азербайджанской ССР привели к образованию так называемого Лачинского коридора, отделившего территорию НКАО от Армении[15][16].

Конституция Азербайджанской ССР 1937 года провозгласила армянский язык языком судопроизводства в НКАО, закрепив также опубликование на армянском языке решений и распоряжений Совета депутатов трудящихся НКАО[17]. В Степанакерте на армянском языке издавались газеты «Советский Карабах»[18] и «Метаксагорц» («Шелководство»)[19]. С 1932 года в Степанакерте функционировал Государственный армянский драматический театр им. М. Горького[20]. Правовой статус области определялся Законом «О Нагорно-Карабахской автономной области», принятым Верховным Советом Азербайджанской ССР 16 июня 1981 года.

Вопрос о передаче Нагорного Карабаха Армении время от времени поднимался армянским руководством, но не получал поддержки в центре[15][21]. В 1960-е годы социально-экономическая напряжённость в НКАО несколько раз перерастала в массовые беспорядки. В адрес руководства Азербайджанской ССР высказывались обвинения в экономической дискриминации НКАО, а также в попытках изменить демографическую структуру автономной области[15] (в 2002 году Гейдар Алиев подтвердил в одном из интервью, что, занимая пост первого секретаря ЦК КП Азербайджана (1969—1982), он проводил политику, направленную на изменение демографического баланса в регионе в пользу азербайджанцев[22]). Если карабахские армяне чувствовали себя ущемлёнными в культурных и политических правах на территории Азербайджана, то карабахские азербайджанцы выдвигают встречные обвинения в дискриминации со стороны армянского большинства на территории самой НКАО[23]. По мнению Дмитрия Фурмана, положение карабахских армян было лучше и они обладали бо́льшими правами, чем азербайджанцы, компактно проживавшие на территории Армении, у которых вообще не было своей национальной автономии[24].

Карабахский конфликт в 1987—1991

Общая характеристика

До середины 1980-х годов требования изменения статуса НКАО редко становились достоянием широкой гласности, а любые действия в этом направлении немедленно подавлялись. Совсем другие возможности предоставила начатая М. Горбачёвым политика демократизации советской общественной жизни и ослабления политических ограничений. В 1987 — начале 1988 годов в регионе усилилось недовольство армянского населения своим социально-экономическим положением. Руководство АзССР обвиняли в сохранении экономической отсталости региона, пренебрежении развитием прав, культуры и идентичности армянского меньшинства в Азербайджане, создании искусственных преград для культурных связей между Нагорным Карабахом и Арменией[6][11][25][26]. Уже в начале октября 1987 года на митингах в Ереване, посвящённых экологическим проблемам, прозвучали требования передачи НКАО Армянской ССР, которые повторялись в многочисленных обращениях, направлявшихся в адрес советского руководства.

Протестные настроения подогревались армянскими националистическими организациями[27], а действия зарождающегося национального движения умело организовывались и направлялись. Как отмечает Г. В. Старовойтова, в Нагорном Карабахе это движение «изначально контролировалось элитой старого типа (партийными функционерами, руководителями предприятий и т. д.), в то время как в Армении появилось новое руководство, открыто оппозиционное местной номенклатуре и правящему коммунистическому режиму в целом»[6].

Первым легальным изданием, открыто поддержавшим в феврале-марте 1988 года идею воссоединения Нагорного Карабаха (Арцаха) с Армянской ССР, стал официальный печатный орган Нагорно-Карабахского обкома КП Азербайджана и Совета народных депутатов НКАО «Советский Карабах», имевший свыше 90 тыс. подписчиков. Эта газета стала трибуной, с которой идея «миацума» (воссоединения) пропагандировалась интеллигенцией и партийным руководством НКАО. Её редактором с февраля 1988 года был журналист и писатель Максим Ованесян, участник карабахского движения за воссоединение с Арменией периода 1960-х гг. Редактором русского издания газеты был Аркадий Гукасян — впоследствии министр иностранных дел (1993—1997) и президент (1997—2007) самопровозглашённой Нагорно-Карабахской Республики[28].

Общественно-политическая ситуация в Азербайджане отличалась от Армении. К 1988 году, по оценке Тома де Ваала, Азербайджан всё ещё оставался одной из самых консервативных республик СССР, где подавлялось всякое политическое инакомыслие[29]. С ним соглашается Зардушт Али-Заде, активный участник азербайджанского национально-демократического движения 1980-х — 1990-х годов, который писал в 2001 году[30]:

Азербайджанцы до 1988 года были в абсолютной своей массе верны СССР, «социалистическому строю», России. Хотя загнивание шло, коррупция полностью институционализировалась, теневая экономика сращивалась с госаппаратом, однако население в силу природной пластичности приспособилось к этим условиям и органически было чуждо протесту и инакомыслию… Формирование правящей партийно-хозяйственной бюрократии последние двадцать лет шло под тщательным контролем Алиева Гейдара Алиевича, абсолютно полновластного «хозяина» партии — государства в этом уголке СССР. Должности секретарей партийных комитетов и председателей исполкомов, министров, зам. министров, начальников главков и ниже, как правило, продавались за взятки… Кроме взятки, роль играл и такой фактор, как кумовство и местничество. За тринадцать лет прямого руководства республикой Гейдар Алиев сумел разместить множество своих родичей и земляков на важнейшие посты — как в органах госуправления, так и сферах экономики, культуры и образования. Идеологический фактор при этом роли не играл, вернее, играл роль не фактор формальной коммунистической идеологии, а фактор реальной идеологии — идеологии преданности Г. Алиеву и согласия с существующими порядками. Так формировался основной костяк партийно-хозяйственной элиты[31].

Это помогло местному партийному руководству, в отличие от соседней Армении, удержать политическую власть до 1992 года[32] в борьбе с зарождающимся разнородным национально-демократическим движением. Что касается Армении, то здесь большая часть партийных функционеров проявила готовность сотрудничать с национальным движением, что и обусловило лёгкую смену власти[29].

По оценкам российского политолога С. М. Маркедонова, в массовом сознании армянского общества борьба за права карабахских армян отождествлялась с борьбой за интересы всей Армении:

Борьба за присоединение НКАО интерпретировалась как борьба за «воссоединение» армянских этнических земель и восстановление исторической справедливости. В отличие от Грузии или прибалтийских республик, армянское этнонациональное движение, формировавшееся в конце 1980-х годов, не связывало напрямую борьбу за изменение статуса НКАО, присоединение её к Армении с противоборством с СССР, коммунистической системой или «имперскими силами» России. Исключением были организации армянских диссидентов-антикоммунистов, имевших богатый опыт противостояния советской системе. В 1987 году было создано Объединение национального самоопределения (ОНС) во главе с П. Айрикяном, которое выступало за восстановление «территориальной целостности Армении» (включение в её состав НКАО, Нахичевани, «турецкой» Армении) и дистанцирование от «империалистической России»[33].

Руководство Азербайджанской ССР и Коммунистической партии Азербайджана (англ.)русск., со своей стороны, пыталось урегулировать ситуацию, задействовав привычные командно-бюрократические рычаги, которые в новой ситуации оказались неэффективными. Государственные и правоохранительные органы Азербайджана оказались не готовы к событиям в НКАО и Армении, спровоцировавшим, в свою очередь, массовые выступления в Азербайджане, создавшие условия для неконтролируемого поведения толпы[4]. На дальнейшем развитии событий во многом сказалось взаимодействие основных социально активных групп населения республики. Российский исследователь Д. Фурман в 1994 году характеризовал их следующим образом:

Во-первых, это была маргинализированная городская «чернь» — плебс, вырванный из сельского, традиционно исламского образа жизни и ввергнутый в кишащие преступностью фабричные города. Склонная к бунту и фанатизму под действием какого-нибудь внешнего толчка (такого, как армянские акции), в более спокойные времена она была пассивна и безразлична к тому, какая бы власть ни правила ею. Эти «низы» скоро умножились с наплывом беженцев. Во-вторых, была бакинская интеллектуально-бюрократи­ческая элита, всё более русифицированная в 60-е и 70-е гг. ХХ в. (некоторые бюрократы и интеллектуалы отлично говорили по-русски, но не столь хорошо по-азербайджански). Партийные и связанные с партией элиты боялись темного плебса и нередко направляли его гнев в русло погромов армян, а позднее — национальных военных усилий в Карабахе. В-третьих, существовал пантюркистский и прозападный слой азербайджанской интеллигенции — часто провинциальной и имевшей сельское происхождение, — вдохновляемой примером недолговечной Азербайджанской республики 1918—1920 гг.[34]

Советское государственное и партийное руководство, не желавшее создавать прецедент пересмотра существующего национально-территориального устройства, интерпретировало требования карабахских армян и общественности Армении как проявления национализма, противоречащие «интересам трудящихся Азербайджанской и Армянской ССР»[33]. Как отмечает Г. В. Старовойтова, советское руководство «совершенно обоснованно опасалось, что одобрение такого изменения может привести к неуправляемому развалу Советского государства. Вдобавок к этому, национально-демократическое движение Армении имело заметную антикоммунистическую окраску, что едва ли способствовало склонению Москвы к удовлетворению этих требований»[6].

Как отмечал А. Зверев в 1996 году, с точки зрения советского руководства массовые выступления, всеобщие забастовки и политические требования, выдвигавшиеся в Армении, представляли гораздо большую опасность, чем погромы в Сумгаите. Протесты в масштабе союзной республики представляли собой «давление на государственную власть», с которым мириться было нельзя. В отличие от Азербайджана, где местное партийное руководство поначалу контролировало ситуацию (за исключением НКАО), в Армении коммунистическая партия стремительно теряла власть в ходе общенациональной кампании гражданского неповиновения и к концу 1988 года полностью утратила авторитет. В этих обстоятельствах руководство СССР применяло различную тактику: обещания экономической помощи, пропаганда и запугивание, оказание политического давления через посредство других союзных республик, введение прямого управления и применение репрессивных мер: аресты руководителей национальных движений, введение режима чрезвычайного положения и, наконец, военные операции против незаконных военизированных формирований и депортация целых общин[11].

Анализируя отношение к карабахскому движению за пределами Армении и Азербайджана, Г. В. Старовойтова указывала, что оно пользовалось поддержкой у «реформистски настроенной интеллигенции Москвы и других больших российских городов, приветствовавшей его миролюбивый и демократический характер», тогда как реакция Запада на стремление карабахских армян к самоопределению была в лучшем случае осторожной, поскольку «и правительства, и общественность на Западе воспринимали Нагорно-Карабахский кризис как не более чем усложнение, препятствующее горбачевской программе реформ»[6].

Нагнетание напряжённости

В течение лета — осени 1987 года нарастал конфликт между жителями армянского села Чардахлы Шамхорского района и первым секретарём Шамхорского райкома Компартии Азербайджана М. Асадовым из-за увольнения директора совхоза — армянина. 18 октября в ереванском парке им. Пушкина прошла посвящённая этим событиям акция протеста, организованная Игорем Мурадяном, в которой участвовало около 250 человек[35]. 1 декабря несколько десятков протестовавших жителей были избиты и задержаны милицией, в связи с чем пострадавшие обратились в Генеральную прокуратуру СССР[11][35][36].

В тот же период в Нагорном Карабахе и Армении был проведён массовый сбор подписей под требованием о передаче Нагорного Карабаха в состав Армянской ССР, который его организаторы назвали «референдумом». 1 декабря делегация карабахских армян передала подписи, письма и требования в приёмную ЦК КПСС в Москве. Как утверждается в различных источниках, под обращением к советским властям было собрано 75—80 тыс. подписей. В январе 1988 года в Москву при содействии писателя Зория Балаяна и при активном участии Игоря Мурадяна направилась новая делегация карабахских армян, которая привезла с собой не только обращения карабахцев, но и 84 документа, касающихся истории, этнографии, экономики и культуры Нагорного Карабаха. Члены делегации встретились с заведующим приёмной ЦК КПСС А. Кригиным, кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС П. Н. Демичевым, заведующим подотделом межнациональных отношений ЦК КПСС В. А. Михайловым[37][38]. Ещё одна делегация из Карабаха в начале февраля 1988 года вновь встречалась в Москве с В. А. Михайловым, а затем — с министром иностранных дел СССР А. А. Громыко. В январе 1988 года в НКАО распространялись листовки следующего содержания[39]:

«Настало время для проведения на ведущих предприятиях, в колхозах и совхозах области общих партийных, профсоюзных и комсомольских собраний, в повестку дня которых должен быть включён вопрос о воссоединении Карабаха с Матерью-Родиной. Дух гласности и демократии должен стать импульсом для открытого и откровенного обсуждения этого вопроса. Выписки из резолюций этих собраний, заверенные соответствующими печатями, необходимо отправлять в ЦК КПСС».

Влиятельные научные и общественные деятели — армяне (писатель Зорий Балаян, историк Сергей Микоян и др.) активно лоббировали карабахский вопрос за границей[27][35]. В ноябре 1987 года в поддержку идеи переподчинения Карабаха Армении высказался советник Михаила Горбачёва Абел Аганбегян, председатель Экономического бюро Совета Министров СССР. И в Азербайджане, и в Армении это было воспринято как свидетельство поддержки Горбачёвым армянской кампании[27][35].

Зимой 1987/1988 годов в Азербайджан начали прибывать беженцы-азербайджанцы из Кафанского и Мегринского районов Армянской ССР. Согласно азербайджанским источникам, первые группы беженцев начали прибывать в январе 1988 года, а к 18 февраля их число превысило 4 тыс.[4] Специалист по проблемам безопасности и государственного строительства в Юго-Западной и Центральной Азии Сванте Корнелл[40] пишет в своём исследовании Карабахского конфликта (1999), что первая волна беженцев из Армении достигла Баку в конце января, при этом большинство прибывших были размещены в районе Сумгаита. По его словам, в течение февраля до Баку докатились «ещё две волны беженцев»[15]. Британский журналист Том де Ваал, выпустивший в 2005 году художественно-документальную книгу «Чёрный сад» об истории Карабахского конфликта, приводит свидетельства двух человек, утверждающих, что видели в Баку азербайджанских беженцев из Армении ещё в ноябре 1987 года и январе 1988 года. В то же время он пишет, что Арамаис Бабаян, в 1988 году второй секретарь Кафанского комитета КП Армении, говорил ему, что «не может припомнить ни одного случая, чтобы азербайджанцы покидали территорию района до февраля». При этом, по словам Тома де Ваала, Арамаис Бабаян подтвердил, что в одну из ночей в феврале 1988 года «две тысячи азербайджанцев» действительно покинули Кафанский район, но приписал причину этого массового исхода слухам и «провокациям»[35]. Армянская сторона настаивает на том, что первые азербайджанские беженцы покинули Армению лишь в феврале 1988 года, и ставит под сомнение свидетельства, которые приводит Том де Ваал, указывая на его явную ангажированность[41]. В частности, Арсен Мелик-Шахназаров ссылается на Константина Воеводского, одного из создателей «Санкт-Петербургского Комитета гуманитарной помощи Арцаху», согласно которому 200 азербайджанцев выехали из Кафана в Баку одним поездом в ночь с 26 на 27 февраля, объясняя свой отъезд уговорами родственников[42]. Прибыв в Азербайджан, беженцы рассказывали о пережитых ужасах и применявшемся к ним насилии.

Тем временем азербайджанские власти пытались использовать привычные рычаги, чтобы вернуть контроль над ситуацией. В связи с ростом призывов к объединению Нагорного Карабаха с Арменией 10 февраля Азербайджанское информационное агентство заявило, что Азербайджан никогда не примет подобные требования[15]. 11 февраля в Степанакерт выехала многочисленная группа представителей руководства Азербайджанской ССР и республиканской партийной организации, которую возглавил второй секретарь ЦК КПАз Василий Коновалов. В группу входили также заведующий отделом административных органов ЦК КПАз (ранее — первый секретарь Шамхорского райкома КПАз) М. Асадов, заместители руководителей республиканских КГБ, МВД, прокуратуры, Верховного суда и обеспечивающие их безопасность сотрудники правоохранительных органов. В ночь с 11 на 12 февраля в Степанакерте прошло расширенное заседание бюро обкома КПАз с участием приехавших из Баку руководителей. На бюро было принято решение осудить «националистические», «экстремистско-сепаратистские» процессы, набирающие силу в регионе, и провести 12—13 февраля «партийно-хозяйственные активы» в городе Степанакерте и во всех районных центрах НКАО, а затем — на уровне автономной области, с тем чтобы противопоставить растущему народному недовольству всю мощь единого партийно-хозяйственного аппарата[43].

12 февраля в актовом зале Степанакертского горкома КПАз состоялся городской партийно-хозяйственный актив с участием представителей из Баку, местных партийных руководителей, руководителей государственных учреждений, предприятий, профкомов и парторгов. В президиуме — Василий Коновалов, первый секретарь обкома Борис Кеворков, первый секретарь бюро горкома Завен Мовсесян. Мовсесян и Кеворков, выступая в начале собрания, заявили, что за событиями в Карабахе стоят «экстремисты» и «сепаратисты», которым не удастся повести за собой народ. Василий Коновалов, продолжая эту мысль, заявил, что организаторы известны и будут изолированы от общества, сепаратизм должен быть осуждён, а Карабах останется неотъемлемой частью Азербайджанской ССР. Первоначально собрание шло по заранее подготовленному сценарию, выступающие декларировали тезис о нерушимом братстве азербайджанцев и армян и пытались свести проблему к критике отдельных хозяйственных недостатков. Через некоторое время, однако, на трибуну прорвался начальник местной автоколонны Максим Мирзоян, который подверг резкой критике Бориса Кеворкова за безразличие и пренебрежение национальной спецификой Карабаха, «азербайджанизацию» и проведение демографической политики, способствующей снижению доли армянского населения в регионе. Это выступление привело к тому, что собрание вышло из-под контроля партийных руководителей и члены президиума покинули зал. Известие о провале собрания дошло до соседнего Аскерана, и запланированный здесь районный партийно-хозяйственный актив с участием бакинской делегации также пошёл не по намеченному сценарию. Попытка провести в тот же день партийно-хозяйственный актив в Гадрутском районе вообще привела к стихийному митингу. Планы азербайджанского руководства уладить ситуацию оказались сорванными. Партийно-хозяйственные руководители Карабаха не только не осудили «экстремизм», но наоборот, активно его поддержали[44][45]. Характеризуя сложившуюся в те дни ситуацию, Том де Ваал пишет:

«В те февральские дни 1988 года многие советские руководители вдруг осознали, что стоят на ногах совсем не так твёрдо, как им казалось. Две составные части коммунистической партии открыто спорили друг с другом, и московское руководство быстро пришло к выводу, что мятежников нельзя сокрушить привычными силовыми методами. Применив на практике дух новой горбачёвской терпимости, Политбюро объявило лидерам азербайджанской компартии, что они должны действовать исключительно „партийными методами“ — убеждением, а не силой, — чтобы погасить конфликт»[35].

На следующий день после собрания в Степанакерте был организован массовый митинг (одним из организаторов был Игорь Мурадян[35]). Горисполком дал разрешение на его проведение, обозначив цель — «требование о воссоединении НКАО с Арменией». Зав. отделом ЦК КП Азербайджана М. Асадов безуспешно пытался помешать проведению митинга. Тем временем, как утверждают участники событий, исполнительные власти автономной области оказались расколотыми и утратили контроль над ситуацией. Руководство взял на себя Совет директоров, в который вошли главы крупных предприятий области и отдельные активисты. Совет принял решение провести сессии городских и районных советов, а затем созвать сессию областного Совета народных депутатов[46]. Тем временем представители Баку продолжали давление на власти НКАО и местных партийных руководителей, временами прибегая к открытому шантажу и угрозам урегулировать конфликтную ситуацию применением силы.

14 февраля азербайджанское партийное руководство попыталось обратиться к населению НКАО через областную газету «Советский Карабах», охарактеризовав происходящие события как «экстремистские и сепаратистские», инспирированные армянскими националистами. В результате вмешательства Совета директоров обращение так и не было опубликовано[43]. На следующий день поэтесса Сильва Капутикян выступила в поддержку карабахских армян на заседании Союза писателей Армении (англ.)русск. — одной из наиболее влиятельных общественных организаций республики[35]. В Степанакерте и районных центрах НКАО прошли сессии Советов народных депутатов для обсуждения вопроса о воссоединении НКАО с Армянской ССР, а с 16 февраля до 2 марта митинг на центральной площади Степанакерта практически не прекращался. 19 февраля из Тбилиси в Степанакерт для усиления местной милиции был переброшен батальон Внутренних войск МВД СССР[35][44]. В тот же день в Баку прошла первая акция политического протеста. Группа студентов, рабочих и представителей интеллигенции прошла от здания Академии наук к Верховному Совету, неся плакаты, провозглашающие принадлежность Нагорного Карабаха Азербайджану[32].

20 февраля внеочередная сессия народных депутатов НКАО, созванная поздно вечером в субботу по требованию депутатов-армян, обратилась к Верховным Советам Армянской ССР, Азербайджанской ССР и СССР с просьбой рассмотреть и положительно решить вопрос о передаче НКАО из состава Азербайджана в состав Армении. Депутаты-азербайджанцы отказались участвовать в голосовании. Ничего не смог сделать и присутствовавший на сессии первый секретарь ЦК КП Азербайджана К. М. Багиров[15]. В решении, опубликованном на следующий день в газете «Советский Карабах», говорилось:

«Идя навстречу пожеланиям трудящихся НКАО, просить Верховный Совет Азербайджанской ССР и Верховный Совет Армянской ССР проявить чувство глубокого понимания чаяний армянского населения Нагорного Карабаха и решить вопрос о передаче НКАО из состава Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР, одновременно ходатайствовать перед Верховным Советом Союза ССР о положительном решении вопроса передачи НКАО из состава Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР»[47].

К СОБЫТИЯМ В НАГОРНОМ КАРАБАХЕ

В последние дни в Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР имели место выступления части армянского населения с требованиями о включении Нагорного Карабаха в состав Армянской ССР. В результате безответственных призывов отдельных экстремистски настроенных лиц были спровоцированы нарушения общественного порядка.

Рассмотрев информацию о событиях в Нагорно-Карабахской автономной области, Центральный Комитет КПСС считает, что действия и требования, направленные на пересмотр существующего национально-территориального устройства, противоречат интересам трудящихся Азербайджанской и Армянской ССР, наносят вред межнациональным отношениям.

Последовательно руководствуясь ленинскими принципами национальной политики, ЦК КПСС обратился к патриотическим и интернационалистским чувствам армянского и азербайджанского населения с призывом не поддаваться на провокации националистических элементов, всемерно крепить великое достояние социализма — братскую дружбу советских народов.

ЦК КПСС поручил ЦК Компартии Азербайджана и Армении принять необходимые меры к оздоровлению сложившейся обстановки, направить все средства политического и идеологического влияния на разъяснение ленинской национальной политики, её сущности на современном этапе. Во всей работе исходить из того, что национальный вопрос требует пристального и постоянного внимания к национальным особенностям, психологии, учёта жизненных интересов трудящихся.

Партийным и советским органам республик предложено нормализовать обстановку вокруг Нагорного Карабаха, обеспечить общественный порядок и строгое соблюдение социалистической законности, выработать и осуществить меры по дальнейшему социально-экономическому и культурному развитию автономной области. (ТАСС.)

«Правда», 24 февраля 1988 г.

Текст воспроизводится по книге [karabakh-doc.azerall.info/ru/isegod/isg026-2.php Чёрный январь. Баку-1990].

По свидетельству сотрудника газеты «Советский Карабах» Гегама Багдасаряна, редактор газеты Егише Саркисян отказался печатать решение областного совета. Тогда сотрудники газеты и работники областной типографии заперли его в помещении типографии и самостоятельно выпустили газету с текстом решения, разместив его под сообщением «В Политбюро ЦК КПСС» и рядом с «Постановлением Пленума ЦК КПСС». Таким образом, визуально создавалось впечатление легитимности и законности всего, что произошло. Егише Саркисян был смещён с должности, и газету возглавил Максим Ованисян. Это произошло лишь 28 февраля после возобновления издания газеты в Степанакерте. До этого в течение недели газета выходила и печаталась в Баку[28].

Азербайджанские власти отказались признать решение облсовета НКАО. Политбюро ЦК КПСС, собравшееся в воскресенье, 21 февраля, приняло постановление, в котором требование о включении Нагорного Карабаха в состав Армянской ССР было представлено как принятое в результате действий «экстремистов» и «националистов» и противоречащее интересам Азербайджанской и Армянской ССР. Постановление ограничилось общими призывами к нормализации обстановки, выработке и осуществлению мер по дальнейшему социально-экономическому и культурному развитию автономной области[35]. Центральные органы власти и в дальнейшем, несмотря на обострение обстановки, будут руководствоваться этим постановлением, непрерывно заявляя, что «перекройки границ не будет».

22 февраля в Степанакерт, Баку и Ереван для изучения положения на местах и встреч с членами партийных организаций были экстренно направлены группы работников центральных партийных и советских органов, которые в первые дни возглавляли секретари ЦК КПСС, кандидаты в члены Политбюро ЦК КПСС Г. П. Разумовский, П. Н. Демичев и В. И. Долгих[15][27][35]. Разумовский и Демичев приняли участие в партхозактиве НКАО. Выступая перед собравшимися, Разумовский сказал, что ЦК КПСС расценивает действия и требования, направленные на пересмотр существующего национально-территориального устройства как противоречащие интересам трудящихся обеих республик: «Всё это стало возможным в результате безответственных призывов и действий отдельных лиц, а также пассивной, выжидательной позиции партийных и советских органов обеих республик, руководство которых поверхностно подошло к оценке ситуации»[48]. В принятой резолюции, в частности, говорилось, что «действия и требования, направленные на пересмотр существующего национально-территориального устройства НКАО, противоречащие интересам трудящихся Азербайджанской ССР и Армянской ССР, наносят вред межнациональным отношениям, могут, если не принять сейчас ответственных мер, привести к непредсказуемым или даже трудно поправимым последствиям». Как позднее писал в своих воспоминаниях первый заместитель председателя КГБ СССР генерал армии Ф. Д. Бобков, находившийся в эти дни в Азербайджане и Армении,

wiki-org.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о