Создать свою частную военную компанию (ЧВК).

В связи с “острыми” событиями в мире , не могу просто так оставаться безучастным , есть огромное желание как то повлиять на все это . Создание собственной частной компании (ЧВК) удовлетворило бы мои амбиции . ЧВК – это прежде всего бизнес с очень хорошей рентабельностью , а уже потом некий “инструмент влияния” в политике . Было бы очень интересно заняться делами в этой сфере. Но я ничего толком не понимаю , и узнать неоткуда. Образование получаю техническое и экономическое (Химик технолог “ Химическая технология переработки нефти и газа” и “Экономика управление предприятием” ). С военным делом знаком разве что по книгам , фильмам и играм. Ах да , хожу на военную кафедру в университете , но толковому там ничему не учат ( разве что как и чем ракеты заправлять ). Очень нужны в первую очередь толковые и знающие люди в этой области . Цель не ограничил сроками, так-как быстро осуществить не получится.

Буду рад полезным советам по этой теме .

P.S. Я знаю , что это что это все безумно звучит, что конкуренция в этой области запредельная, заказов брать почти неоткуда, но я не хочу просто тупо забивать на свои мечты, ибо подобные замыслы вынашиваю еще очень задолго, еще когда чвк и "вежливые люди" не были мейнстримом. Впервые загорелся этой идеей еще 2009 году и с каждым годом только укреплялся в своих мыслях. Дело нужное вообщем, современный мир погружается все в больший хаос и не всегда государство может защитить свое население и бизнес. Я бы хотел еще сохранить порядок в мире, ведь частная военная компания это не игра в call of duty, здесь не нужно уничтожать пачками врагов, здесь важно уметь договариваться со всеми и как можно меньше стрелять, а в идеале вообще быть незаметными. И еще раз, если кто-нибудь может чем-нибудь помочь буду очень благодарен, хотя я сомневаюсь, что в данном ресурсе найдутся компетентные люди.P.P.S. Здесь пишу об этом скорее для себя, чтобы систематизировать и конкретизировать цель, ибо прекрасно понимаю, что здешняя публика очень далека от всего этого.

https://vk.com/club169266135

Неприхотлив, люблю спорт , занимаюсь рукопашным боем, стал военным

1. Реализация собственной мечты

2. Перспектива развития этой идеи

smartprogress.do

К чему приведет создание частных военных компаний в России?

Идея вице-премьера Дмитрия Рогозина о создании рабочей группы, которая займется «подготовкой предложений для целесообразности создания в России частных военных компаний», в очередной раз демонстрирует российскую «чиновничью методу» решения любых проблем. Создадим комиссию, наберем туда экспертов и госчиновников, «замотаем» вопрос до упора, а решение все равно примут в другом месте.

Да и решение, похоже, уже принято. Президент Владимир Путин незадолго до своей инаугурации заявил, что он не против создания в стране частных военных компаний (ЧВК). Так что комиссия Рогозина по ЧВК, если таковая будет создана, проведет лишь работу по оценке зарубежного опыта частного военного бизнеса. А он выглядит чрезвычайно привлекательным с коммерческой точки зрения, хотя с политической, юридической и моральной все намного сложнее. ЧВК — устоявшийся сегмент мирового бизнеса, участие в котором нельзя игнорировать до бесконечности. Как только деньги от российских ЧВК в виде налогов начнут поступать в государственную казну, последние сомнения отпадут.

База для создания и быстрого развития нового бизнеса давно готова. В России более десяти тысяч частных охранных предприятий, многие из которых уже почти готовые ЧВК. Некоторые работают за рубежом. Пионером стал орловский «Центр-антитеррор», который охранял объекты «Русской инженерной компании» в Ираке после окончания войны 2003 года. Огромное количество российских отставных офицеров и подготовленных военнослужащих сержантско-солдатского состава ищут возможности обменять свои профессиональные навыки на соответствующую оплату. Некоторые из них работают в американских и британских ЧВК в Афганистане, в Ираке, в африканских странах.

Проблема - в другом. В России, где фактически каждая семья, так или иначе, связана с армией — кто-то обязательно служил, воевал, погиб, — армия и другие силовые структуры воспринимаются как обладатели монополии на насилие. Создание «частных армий» будет воспринято как формирование наемнических структур для крупного бизнеса, что вызовет серьезное общественное недовольство.

Еще один вопрос — государственный контроль за военными частниками. И в США, и в Великобритании, и во Франции он довольно жесткий, но в целом ограничивается вопросами лояльности и работы, в том числе и разведывательной, в интересах государства. В остальном же они предоставлены сами себе, поэтому с ЧВК постоянно связаны самые разнообразные скандалы. Такие, например, как издевательства над заключенными в тюрьме Абу Греб (замешаны американские компании CACI и Titan) или массовый расстрел сотрудниками американской Blackwater мирных жителей в Багдаде в октябре 2007 года.  Следуя логике формирования в России контролирующих структур по любому поводу, придется, видимо, создавать Федеральную службу по контролю за деятельностью ЧВК.

Частное обвинение в адрес западных ЧВК — непрозрачность контрактов и астрономическое завышение цен на свои услуги, которого они добиваются с помощью лоббирования и взяток. Учитывая уровень коррупции в России, трудно даже оценить, каких масштабов достигнет она в сфере частных военных компаний.

И наконец, необходимо отметить, что за формирование российского частного военного бизнеса взялись несколько поздно. Сферы в нем поделены в основном американскими и британскими компаниями, и пробиться на этот рынок будет нелегко.

ЧВК существуют четырех типов:

1. Компании военных услуг, которые ведут боевые действия в интересах заказчика. Сейчас в чистом виде такие компании не существуют из-за постоянных обвинений в наёмничестве.

2. Консалтинговые компании. Стратегическое планирование, реформирование Вооруженных сил, тренировка подразделений армии и полиции, спасение заложников.

3. Логистические компании. Тыловое обеспечение войск, строительство военных объектов, обслуживание сложных систем вооружений.

4. Частных охранные компании, которые действуют в зонах боевых действий или зонах повышенного риска.

Очевидно, что из всего списка российские ЧВК более всего подойдет выполнение услуг по четвертой категории (безусловно, и по первой, но таких компаний больше нет). И кстати, такие компании найдут себе место и на внутреннем российском рынке, где сейчас активно действуют британские военные компании, такие как ControlRisksGroup и OliveSecurity.


Источник

spec-naz.org

требования для поступления на службу в российскую ЧВК.

РСБ-Групп : требования для поступления на службу в российскую ЧВК.

ТРЕБОВАНИЯ К КАНДИДАТУ НА РАБОТУ В «РСБ-ГРУПП»

• На оперативные должности: возраст от 25 до 45 лет. Рост от 180 см.
• Гражданство: Россия.
• Отличная физическая форма, отсутствие ограничений по здоровью, а так же зависимость от регулярного применения лекарственных средств. Готовность и возможность работы в жарких регионах.
• В первую очередь рассматриваются резюме офицеров и прапорщиков, имеющих боевой опыт, а так же опыт руководства людьми при проведении специальных мероприятий и войсковых операций. Однако, наиболее подготовленные военнослужащие контрактной службы, так же могут быть рассмотрены как кандидаты в команду «РСБ-Групп».
• Наличие боевых наград, офицерское звание или звание прапорщика, а так же хороший разговорный английский (немецкий, французский, арабский), являются преимуществом при равных возможностях при отборе кандидатов.
• Согласно требованиям компании, кандидатами на работу в первую очередь рассматриваются офицеры и прапорщики запаса силовых структур и российской армии ( ВДВ, Пограничная служба ФСБ, ГРУ, Подразделения «А» и «В» ФСБ РФ, морская пехота ). В отдельных случаях рассматриваются кандидаты с уникальными воинскими профессиями. Бывшие сотрудники МВД в качестве кандидатов не рассматриваются.

• Кандидат на работу в «РСБ-Групп», не должен иметь судимостей (в том числе погашенных). Увольнение из вооруженных сил (структур) должно быть не по дискредитирующей статье, однако каждый вариант может быть рассмотрен индивидуально.

Документы для кадровой службы:
• Краткая автобиография, а так же описание военной квалификации, звания, последней должности, и должностных обязанностей на отдельном листке.
• Подробная анкета с описанием военного опыта и навыков (обязательно указать размеры одежды: 56/5, головной убор 60, обувь 44).
• Цветная копия Российского паспорта (страницы с фото и пропиской и составом семьи), заграничного паспорта, с сроком действия не менее 12 месяцев на момент предоставления документа. Копии должны быть качественные.
• Копия трудовой книжки, копия военного билета или офицера (прапорщика) запаса.
• Копия диплома о среднем специальном и / или высшем образовании (в том числе и военном).
• Справка о вакцинации международного образца (желтая лихорадка, брюшной тиф, гепатит), а так же справка из ПНД и терапевта о состоянии здоровья. (Для ЧВК)

• Копия страхового свидетельства.
• Цветные фотографии (9х12- 1шт в полный рост., 4х6 – 3 шт.), срок давности фото – до 7 суток.
• Копии документов о награждении государственными наградами (при наличии).
• Реквизиты счета банковской карты в долларах США ирублях. (Виза или Мастер Кард)
• Служебная характеристика с последнего места службы, а так же характеристика с последнего места работы.
• Справка из МВД о наличии либо отсутствии судимости (соответствующий информационный центр МВД), а так же характеристика от участкового.
• Копии документов указанные в анкете.

Дополнительная информация:

У контрактера «РСБ-Групп» должны отсутствовать вредные привычки: (привязка к алкоголю, наркозависимость). Контрактер должен соблюдать коммерческую тайну и иную информацию, ставшую известной ему в процессе работы в РСБ-Групп. Он должен быть верен сотрудникам компании РСБ-Групп, а так же делу и задачам, которые он выполняет. Запрещается деление по национальному признаку и деление на религиозные группы.

В случае распространение сведений содержащих коммерческую тайну компании, фото и видеоматериалов и иных сведений, ставших достоянием контрактера в процессе выполнения задач без разрешения руководства РСБ-Групп, в случае невыполнения распоряжений старшего оперативной группы и вышестоящего руководства, саботажа или невыполнения элементов или задачи в целом, а так же употребление алкогольных (психотропных) средств, находясь при исполнений условий контракта (в том числе находясь на маршруте следования к месту выполнения задачи или обратно) – компания РСБ-Групп оставляет за собой право досрочного расторжения контракта с контрактером, отзыва страховки, а так же в одностороннем порядке без согласия контрактера, снимает с себя обязанность выплаты премиального вознаграждения и возврата в Россию уволенного контрактера за счет компании.

Так же, в случае нанесения ущерба компании вышеуказанными действиями, компания оставляет за собой право требовать возмещение репутационного, имиджевого или финансового ущерба, а так же подать в суд на сотрудника и инициировать уголовное дело.

Компания имеет право премировать (награждать) контрактера за хорошую работу, разумную инициативу. Компания имеет право накладывать взыскания на контрактера в соответствии с Российским законодательством, в отдельных случаях накладывать штраф в размере до 25% от премиального вознаграждения, вплоть до увольнения.

Необходимо понимать, что представленные Вами документы будут размещены в нашей кадровой базе. Компания не несет ответственности и не предоставляет гарантии трудоустройства кандидата при получении ваших документов.

Однако, компания примет все меры сохранения полученной личной информации о кандидате и максимально ограничит доступ к личным делам третьих лиц. В случае запроса кандидата, компания обязуется вернуть ему личное дело. При возникновении заинтересованности Вашей кандидатурой, Вы будете приглашены на личное собеседование, которое будет проходить в Москве. После собеседования, Ваша кандидатура может быть определена в основной или резервный состав группы.

При формировании группы для выполнения специальных задач в составе подразделения, проводятся 3-6 дневные сборы, с проведением психологического тестирования, дополнительных занятий по медицинской, огневой, физической подготовке, а так же изучении истории страны нахождения, местных законов и традиций. Так же тактические дисциплины в соответствии с выполняемыми задачами. К месту проведения сборов, кандидат прибывает самостоятельно, за свой счет. Боевое слаживание, обучение и питание на время проведения слаживания производится за счет компании. Форма и экипировка оплачивается компанией, но в дальнейшем будет удержана из Вашей зарплаты. Доставка к месту выполнения задачи (контракта), оружие и боеприпасы, а так же страхование здоровья и жизни от $ 30 000 до $ 250 000 в месяц, в размере 100% оплачивается компанией.

warweapons.ru

«Вау, смотрите, ЧВК!». Как работают частные военные компании России

   Читать оригинал публикации на echo.msk.ru   

Разговоры о частных военных кампаниях в России вспыхивают с периодичностью несколько раз в год. То Путин про них что-то скажет, то законы в Госдуму вносятся, то всплывают действия ЧВК «Вагнера» в Сирии. И каждый раз это вызывает резонанс, сопоставимый с открытием Сатурна — вау, смотрите, ЧВК! На самом же деле, все это разговоры для бедных. Тема частных военных кампаний в России совсем не новая, и по сути они существуют уже давно.

Еще в 2010-м году на всех сайтах рекрутинговых агентств было вывешено объявление о наборе в «совместное российско-иракское охранное предприятие на высокооплачиваемую работу по обеспечению безопасности персонала и объектов российской нефтяной компании в Ираке». Условия были шикарные: зарплата от восьми тысяч долларов США, премии, надбавки, вахтовый метод — если не ошибаюсь, полгода там, полгода дома. Требования: высокая физическая подготовка, знание английского, опыт службы в силовых структурах (желательно с тяжелыми погодными условиями), опыт участия в боевых действиях приветствуется. Предпочтение отдается выпускникам Рязанского воздушно-десантного училища.

Набирала на работу компания «Луком-А» — дочерняя структура «Лукойла», частное охранное предприятие, созданное еще в девяностых ветеранами «Вымпела». Юридически, по форме, это ЧОП, но по сути — чистой воды ЧВК, особенно в своем иракском сегменте. «Лукойл» сейчас активно разрабатывает месторождения «Западная Курна-2» и «Блок-10», расположенные на юге Ирака. Пока им ничего не угрожает — территории, контролируемые ИГИЛ находятся севернее — но охрана нефтяных разработок, доставка грузов, сопровождение конвоев, охрана нефтепроводов в воюющей стране — это типичные, стопроцентно чевэкашные темы.

Вообще, в Ираке сейчас работают три российские компании — помимо «Лукойла», это «Газпромнефть» и «Башнефть» — и, надо полагать, что с охраной и у них тоже все в порядке.

Вообще, эта тема — вхождение российских кампаний в Ирак, а тендеры мы там начали выигрывать в 2009-2010 годах — в ветеранской и околовоенной среде подняла немалый ажиотаж. Один мой знакомый, воевавший сначала в Афгане в советской армии, а потом в Ираке в армии США (одно время штаты создавали некое подобие иностранных легионов за возможность получения грин-карт) на полном серьезе делал бизнес-план и ходил на переговоры в «Лукойл» в надежде получить этот контракт. Было очень смешно смотреть, как он конкурировал с другим таким же ветераном чего-то там антитеррора, до этого отправлявшим людей саперами на разминирование в Сербию и на сопровождение грузов в Нигерию. Нет, люди-то тему в целом знали и, будь у нас страна с честными тендерами, может, даже и имели бы какой-то шанс, но только в реальности такие вещи решаются совсем на других уровнях. В итоге один уехал на Донбасс сам, второй, думаю, поставляет людей теперь и туда.

Помимо таких официальных полуЧОПов-полуЧВК, полулегальные военные компании начали расти как на дрожжах с появлением сомалийских пиратов. Это был всплеск частной инициативы в российском околовоенном сегменте. Собственно, именно военными компаниями эти структуры назвать сложно, потому что для полномасштабного развертывания деятельности им не хватало как раз именно легальности, скорее, это были небольшие группы единомышленников, но в этот сектор рынка россияне начали входить действительно активно. Тот же Вагнер, насколько можно понять, начинал именно в одной из таких структур. Схемы там, как правило, были простыми — оружие, чтобы не попадать под действие местного законодательства, на борт доставлялось в международных водах, судно проводилось через пиратоопасный район, оружие убиралось, судно прибывало в порт назначения. Собственно, мотка колючей проволоки и пятка автоматов, как правило, вполне хватало для спокойного прохождения.

Впрочем, проводка судов — это самая известная часть пиратской проблемы, а наиболее прибыльным было освобождение заложников. Один мой знакомый участвовал в освобождении сына какого-то миллионера, которому захотелось покататься там на яхте. Вместе с яхтой его и взяли. Отец посчитал, что нанять ЧВК будет дешевле, чем платить затребованную сомалийцами сумму. Операция прошла успешно. Впрочем, это было в составе иностранной ЧВК.

Еще одни мои знакомые довольно плотно и довольно долго работали в Иракском Курдистане. Все то же самое — охрана, проводка грузов, сопровождение конвоев. Там было проще всего: серая зона, законы не действуют, оружия — как песка.

Так что полулегальная военка в стране существовала и до «Вагнера». Под статьей о наемничестве все ходили, конечно, но тем не менее.

Но по-настоящему это движение развернулось, безусловно, на Донбассе и в Сирии.

Самое интересное, что, несмотря на эту уже практически официально созданную структуру (во всяком случае, думаю, ни у кого нет сомнений в том, что заказчиком в этом случае является государство) законов по ЧВК как не было, так и нет. Путин выступает-выступает, головами кивают-кивают, а законопроект как лежал, так и лежит.

Вносили его в Госдуму уже два раза — последний в декабре прошлого года — но он так и не принят.

Собственно, оно и понятно: кому этот закон нужен-то… Кого вообще волнуют законы в России? Есть статья за наемничество, но весь Донбасс наводнен «добровольцами» — ну и что? Нет закона о ЧВК, а они во всю штурмуют Пальмиру — ну и что? Даже если бы и был закон — ни один человек, не связанный с властью, будь он офицер супер-пупер специальных подразделений, суперпрофессионал и ветеран всех войн, создать свое ЧВК здесь не сможет в принципе. По той простой причине, что лицензировать эту сферу будет ФСБ. Ну, а дальше все понятно. Поэтому и появляются такие теневые структуры типа вагнеровской, которые с властью и ФСБ «вась-вась», получают, фактически, госконтракты и отправляют людей воевать за трон Башара Асада.

Всякие левые люди в этот бизнес не допускаются и не будут допущены никогда.

Законы им еще подавай. Хе.

Судя по тому, что о подразделении Вагнера написала «Фонтанка», это уже наоборот — ЧВК лишь по форме, а не по сути. Частные военные компании все же не армия. Они больше заточены на выполнение узкопрофессиональных задач, чем на штурм городов. Эти их задачи ближе к задачам диверсионно-разведывательных групп. И в выполнении этих своих задач они стараются пользоваться передовыми тактиками и технологиями. Просто потому, что да, это дорого, но иначе еще дороже.

С этой точки зрения — опять же судя исключительно по написанному — подразделение Вагнера это не частная военная кампания, а частный мотострелковый батальон. Противотанковые и гранатометные взводы, рота связи, медрота — структура та же.

То же и отношение к людям. Быстрое обучение базовым навыкам на полигоне, и вперед на войну, отрабатывать контракт.

Все это вполне встраивается в наш современный способ ведения бизнеса.

Просто Собянин за наши деньги кладет плитку, а Вагнер — людей. Вот и вся разница.

Но людям нравится.

Очередь стоит.

А вот если слухи о том, что Мозговой и Бэтмэн на Донбассе были устранены также людьми из ЧВК Вагнера являются правдой, это уже куда ближе к пониманию деятельности таких полусумеречных структур.

С армией в этом случае сложнее. У армии все-таки очень сильно развита система «свой-чужой». Ее сложнее мотивировать на отстрел своих.

С наемниками, которые не знают имени соседа по койке, в этом смысле куда проще. Собственно, предполагается, что в идеале ЧВК как раз именно об этом — где-то защитить объект, где-то захватить объект. Где-то провести конвой, где-то долбануть конвой. Где-то освободить заложников, где-то взять в заложники. Где-то спасти кого-то, а где-то кого-то грохнуть.

Вообще же, будь Россия страной, имеющей нормальное государство, которое имеет нормальную стратегию в области военного комплекса и в области внешней политики, мы бы имели все шансы стать мировым лидером на рынке частных военных компаний. У России для этого есть все. Все данные. Вот просто все.

И два наших главнейших ресурса — бедность и война.

Как сербы после последних балканских войн составляют теперь самое обезбашенное ядро любой ЧВК, так и у русских теперь автомат Калашникова тоже в ментальности. Мы воюющая страна. Мы страна с практически бесплатной человеческой жизнью. Мы страна с готовым и убивать, и погибать молодым мужским населением. В России полно людей, готовых выполнять задачи в качестве наемных воинов. Просто неисчерпаемый ресурс. Ресурсов для собственной Кремниевой долины у нас нет, ну вот не получается у нас со сколковыми… не идет… А с частными армиями пошло бы просто на ура. Хоть дивизиями формируй.

И при этом можно демпинговать, как ни в одном другом сегменте экономики.

В нищей стране за две-три тысячи долларов можно будет набрать людей, готовых идти на штурм Пальмиры хоть с консервным ножом в руке, отказавшись от страховки, от медицинских выплат, от упоминания о себе, и от собственного имени на кресте.

Кто-то отправляет по всему миру экономистов и инженеров, мы же могли бы отправлять по всему миру наемников.

Клондайк!

Причем в слове «наемник» я не вижу никакого негативного значения. Согласитесь, куда как лучше отправлять на войну людей по их собственному выбору за нормальные деньги и со страховкой, чем восемнадцатилетних мальчишек по принуждению или при помощи затуманивания мозгов. Куда как этичней воевать взрослыми мужиками, чем детьми.

Лично я идею ЧВК поддерживаю обеими руками. Это военная стратегия будущего. Там, где государство не хочет участвовать в выполнении задач напрямую, оно может участвовать посредством ЧВК. Для выполнения серых задач в серой правовой зоне есть только два инструмента — спецназ и ЧВК. А серые зоны будут еще долго. К сожалению, современный мир таков. И если Россия в дальнейшем хочет стать мировой державой (на данный момент по факту она таковой не является), она не сможет не иметь своих интересов в глобальной мировой политике. И ЧВК — это уникальный инструмент мировой экспансии путем симбиоза военной и экономической стратегии.

Если говорить о некоей идеальной России, где есть государство, имеющее собственные стратегии развития, способное прогнозировать будущее правительство, работающие законы, и вообще все сделано по уму — то есть о сферическом коне в вакууме — то весь Аденский залив говорил бы сейчас по-русски. И ведущим игроком в регионе была бы Россия.

И наравне с Китаем и США в Африку вошла бы и Россия. Вот уже где для военных компаний, охраняющих частный бизнес по добыче ресурсов, поддерживаемый государством, был непуганный рынок. Внешнюю политику надо делать именно так. В регионы надо входить именно так. А не путем отхватывания ненужного полуострова и оккупации депрессивного региона танковыми колоннами.

Но этот континент потерян почти полностью — Китай оттуда уже не выковырять.

И «Лукойл» вместо возможного десятка месторождений разрабатывает всего два.

Но это если говорить, как могло бы быть, если бы было бы так, как должно быть по уму.

Это можно сделать. У госкорпорации вон получилось же в Ираке более-менее адекватно. Может получиться и не у корпораций. Было бы желание и политическая воля. Я видел достаточно людей, и горящих этим, и готовых этим заниматься, и способных этим заниматься. Только они не хотят это делать нелегально. Не хотят все время ходить под статьей. Так что желание есть. А с волей — не очень. Потому что это идет вразрез интересам нынешнего государства. Потому что независимые частные вооруженные военизированные формирования — то есть именно военные кампании, а не окологосударственные частные армии — в этой стране существовать не могут.

Для этого нужна свобода предпринимательства, независимость судебной системы, полное перетряхивание ФСБ, владение оружием, уничтожение коррупции и… вообще другая страна.

В итоге и появляется нечто такое ну очень уж гибридное, выполняющее вроде как государственные задачи вроде как частными методами.

Так что — пока есть так, как есть. И будет так, как будет.

Ну, хоть Пальмира наша.

И на том спасибо.

lenta.co

Для чего в России создают частные военные компании

Депутаты Госдумы и Минобороны работают над законопроектом о частных военных компаниях. Эксперты считают, что России давно пора выйти на рынок с оборотом 100 млрд долларов. Но задачи для новых силовых структур найдутся не только за пределами страны

Министерство обороны и депутаты Госдумы разрабатывают законопроект о частных военных компаниях (ЧВК). Об этом сообщил зампред комитета по обороне Франц Клинцевич. "Я уверен, что такой закон нам нужен и я уверен, что мы его примем", - сообщил депутат РИА Новости, подчеркнув, что в международной практике ЧВК широко используются.

О том, что России необходимы частные военные компании военные специалисты говорят уже давно. И прежде всего из внешнеполитических соображений. Так как ЧВК - отличный неформальный инструмент для реализации государством своих национальных интересов и расширения сферы влияния в любом регионе мира. При этом они подчеркивают, что у нас ЧВК не развиваются прежде всего из-за отсутствия законодательной базы. В мире ЧВК частными являются лишь относительно, потому как преследуют те же цели, что и регулярные армии. Для России это тоже очень важно, потому как на планете все больше "горячих точек", а под боком полыхает юго-восток Украины. Кстати, интересы новой киевской власти также помогают отстаивать иностранные ЧВК.

Вторая причина - экономическая. Поскольку ЧВК - выгодный бизнес, а также огромный рынок сбыта и продвижения экономических интересов на внешнем рынке. При этом в различных неспокойных регионах сегодня работают многие российские компании. Например, в Ираке "Лукойл", "Газпром нефть", "Ренова". В Алжире – "Стройтрансгаз" и "Роснефть". Есть заинтересованность у наших компаний в Афганистане, Судане. ЧВК могли бы взять на себя охрану объектов, персонала, совершать логистические операции. Третья составляющая - социальная, так как в ЧВК могли бы устраиваться еще сравнительно молодые, боеспособные и подготовленные офицеры вооруженных сил, отправленные в запас.

В Госдуме этот вопрос уже поднимали. Два года назад, в апреле 2012 года, когда к депутатам приезжал Владимир Путин, его спросили о ЧВК. И он ответил, что не против создания в России частных военных компаний, так они являются инструментом реализации национальных интересов страны без прямого участия государства. Однако за минувшее время ситуация пока не изменилась. Правда, некоторое время назад с законодательной инициативой выступили депутаты фракции ЛДПР Псковского областного собрания. Они предложили легализовать деятельность негосударственных военизированных организаций. Однако в Госдуме сочли, что это не компетенция фракции областного собрания депутатов.

Между тем военные эксперты все время ссылаются на международный опыт ЧВК и предупреждают, что использование «частной военной силы» в современных вооруженных конфликтах приобретает все большие масштабы. Так, по данным военного эксперта, генерал-майора Сергея Канчукова, в начале 90-х годов на 50 кадровых военных приходился лишь один "частник". Сегодня соотношение изменилось - 10:1. Например, в Афганистане и Ираке работают несколько сот частных военных и охранных компаний, которые являются равноправным субъектом наряду с вооруженными силами. А по словам Клинцевича, в Афганистане сегодня присутствуют порядка 140 тысяч военнослужащих. Там же осуществляют свою деятельность 120 тысяч представителей частных военных компаний и 40 тысяч сотрудников частных охранных компаний, которые не только несут службу, но и "обеспечивают очень многие вещи, которые порой не очень корректно делать со стороны государственных структур".

- ЧВК много и в США, и в Великобритании, и во Франции, и даже в нейтральной Швеции такие компании есть. Одно время их было немало и в ЮАР, но там приняли ограничивающий закон и все они превратились в аналоги наших ЧОПов. Вообще ЧВК - довольно бурно развивающийся сегмент бизнеса. Но на российскую почву его переводить трудно, так как у нас ЧВК ассоциируются с наемничеством. А наемников у нас априори не любят, - говорит Иван Коновалов, директор Центра стратегической конъюнктуры. - Но есть понимание наверху, что это нам необходимо.

Впрочем, и сегодня в России существуют частные военные компании, их порядка двух десятков. Но они, как отмечает Иван Коновалов, работают в "серой зоне", не могут легализоваться, так как нет законодательной базы. При этом по российским меркам они довольно успешно работают. Среди таковых, к примеру, РСБ-Групп, «Антитеррор-Орел», которые работали в Ираке, Афганистане и в иных сложных регионах.

- Они осуществляют охрану объектов, охраняют корабли от пиратов, в Ираке работали одно время. Но так как нет законодательной базы, работают на свой страх и риск. И это приводит к трагическим ситуациям. Например, когда в прошлом году арестовали наших ребят в Нигерии, обвинив в наемничестве. Понятно, что этот рынок поделен, американцы и британцы будут сражаться за него до последнего, так как его оборот уже давно превысил $ 100 млрд в год, - поясняет Коновалов. - Но это не только выгодный бизнес, на котором государства зарабатывают неплохие деньги. ЧВК также можно использовать для решения других вопросов. А у нас в том же бывшем СССР вопросов очень много и выгодно было бы иметь ЧВК, которые бы выполняли какие-то функции. Условно, говоря, если глава Туркмении хочет нанять советников для тренировки его армии, то если мы пошлем советников напрямую, то это спровоцирует политические проблемы. А ЧВК - пожалуйста.

Франц Клинцевич считает, что в России ЧВК в полноценном виде не существуют.

- У них должно быть совсем другое вооружение - самолеты, танки пушки, - говорит Клинцевич, обращая внимание на то, что сегодня Россия не имеет возможности защищать свои интересы как другие иностранные государства. - Будь у России ЧВК, многие вопросы мы могли бы снять с Минобороны. Войска зачастую вынуждены заниматься непрофильными функциями. К примеру, обеспечивать охрану объектов. А вопросы охраны могли бы взять на себя ЧВК.

По словам Коновалова, ЧВК бывают нескольких типов. Первые - это провайдеры, которые оказывают прямые военные услуги, тактическую поддержку и воюют на поле боя. Но сейчас их практически нет, потому что все боятся обвинения в наемничестве. Хотя на Украине как раз появились такие люди, нанятые через ЧВК. Есть консалтинговые ЧВК, которые обучают планированию, осуществляют подготовку вооруженных сил и т. д. А есть тыловые, которые обеспечивают логистику и другие нужды. Кстати, Сердюков фактически пытался создать что-то подобное из Оборонсервиса, куда были выведены все непрофильные активы. Но опыт оказался неудачным. Тогда как в американской, британской и французской армиях такие ЧВК процветают.

- Например, американская КВR обеспечивала все нужды американской армии в Афганистане, Ираке и на Балканах. От поставок туалетной бумаги до строительства казарм. То есть схема работает, - продолжает Коновалов.

Кроме того на на рынке присутствуют частные охранные компании (ЧОК), которые охраняют стратегически важные объекты в зоне военных тконфликтов, консультируют по безопасности и т.д. С развитием пиратства в Аденском заливе многие ЧВК стали заниматься охраной и сопровождением кораблей.

- У нас немало людей, которые прошли через горячие точки и готовы участвовать в обеспечение безопасности государства. Такие потребности есть. Россия должна думать о максимально широком обеспечении своей безопасности. И не надо кокетничать, - продолжает Клинцевич. 

С энтузиазмом воспринимают эту инициативу и казаки. Как отметил Сергей Шишкин, атаман ойскового правления Центрального казачьего войска РФ, сегодня в России 11 казачьих войск, при этом многие казаки, будучи отставными офицерами в возрасте около 40 лет, сидят без работы. А некоторые нанимаются в иностранные ЧВК.

- Такой закон необходим, и для нас он будет очень полезен, потому что многие казаки-офицеры готовы устроиться по контракту и выполнять государственные задачи. Готовы и отдать дань Родине, и заработать какие-то средства на проживание, - сказал «Эксперт Online» Шишкин.

Однако Иван Коновалов считает, что специалистов для ЧВК в России недостаточно.

- Кого хотят видеть в таких компания заказчики? Не Рэмбо. Нужны люди, которые разбираются в проблемах безопасности, умеют применять несколько видов вооружений, владеют языками. То есть это должны быть прежде всего интеллектуалы, а не люди, которые умеют бутылки об головы разбивать. У нас же, как правило, с языками проблема, - поясняет Коновалов.

Игорь Коротченко, главный редактор журнала «Национальная оборона», директор Центра Анализа мировой торговли оружием полагает, что  в России ЧВК имеют право только при условии жесткого регламентирования их деятельности.

- Они могут быть использованы для охраны объектов нефтегазодобычи в Арктике, где бурение ведут крупные холдинги. Там серьезная инфраструктура и требуются серьезные средства, и оружие. И самолеты, и корабли. Частные военные компании могли бы обеспечивать наши экономические интересы в "горячих точках". В том же Ираке. Могли бы охранять буровые платформы наших компаний, которые ведут нефтедобычу и обеспечивать безопасность персонала. В их функции может входить охраны складов боеприпасов, конвоев и их проводка с гуманитарными грузами в регионы межэтнической напряженности, транспортировка других грузов. За исключение особых, например, ядерных, - говорит Коротченко. - Что касается подготовки иностранных специалистов или экспорта оружия, это должно быть пресечено на корню. Так как экспорт оружия - прерогатива государства в лице Рособоронэкспорта. Подготовка военного персонала, консалтинговые услуги - тоже прерогатива соответствующих структур Минобороны. У нас есть Главное управление международного военного сотрудничества и через него соответствующие контракты подписываются. Это подготовка военнослужащих, отправка военных специалистов в те или иные государства для выполнения функций советников. Это государевы дела и никакие ЧВК даже на порог не должны сюда пускаться. Все это надо жестко прописать в законе, и нужен строжайший отбор, лицензирование и согласование всех силовых структур - Минобороны, СВР, ФСБ, ФСО, МВД как главных заинтересантов в том, чтобы подобная деятельность была четкой и понятной. Не должно быть повторения истории с ЧОПами, когда все кому ни лень могут их создавать.

- Надо привлекать заинтересованных людей. Нельзя создать частную военную компанию, не согласовав со всеми силовиками. Надо все серьезно выверить, - добавляет Клинцевич.

- Да, нужен очень жесткий контроль, - соглашается Коновалов, - потому что если вспоминать про наемников, то они еще со времен Древнего Рима периодического захватывали власть. ЧВК - это довольно самостоятельная структура. И бывают разные случаи. Например, британская компания RMS в свое время отличилась тем, что одновременно тренировала войска регулярной армии Шри-Ланки и повстанцев из группировки Тамил Илама. Но все равно ЧВК нам нужны и надо создать для них законодательную базу. Надеюсь, что хватит государственной воли для того, чтобы это сделать как можно скорее.

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА

Частные военные компаний имеет давнюю историю, которая ведет свое начало со времен древнего Рима и гладиаторов. Дружина Ермака, которую купцы Строгановы наняли для покорения Сибири, тоже была своеобразной ЧВК. Частными армиями по сути были и казаки, которые несли государственную службу. Сейчас западные ЧВК получают подряды на проведение информационно-психологических операций, кибервойн, и в том числе, против России. Теперь революциями занимаются не НКО, а именно ЧВК. Сегодня на этом рынке почти все контракты идут от Госдепа, ЦРУ и армии США, а также от международных организаций и транснациональных корпораций. Китайцы, учитывая тенденции развития современных угроз, сформировали свою, китайскую ЧВК, как негосударственный инструмент геополитики, и охраняют свои интересы неформальными средствами. Например, в Судане месторождения, которые принадлежат китайским компаниям, охраняет ЧВК — группировка в 40 тыс. человек, одетых в военную форму, но без знаков различия. И формально китайской армии в Судане нет. По данным интернет-журнала "Армейский вестник", сегодня на территории России функционируют достаточно мощные (по ресурсам, опыту, количеству профессиональных сотрудников) зарубежные ЧВК. Численность бойцов у некоторых достигает 450 человек. Их деятельность на территории России чрезвычайно опасна, поскольку они, по контрактам, выполняют задания НАТО и их союзников.

Из книги Ивана Коновалова "Эволюция частных военных компаний", написанной в сооавторстве с Олегом Валецким:

Правозащитные организации считают, что частные военные и охранные компании, которые действуют в Ираке, Афганистане, Колумбии, в странах Африки и Юго-Западной Азии, — это просто конторы по привлечению наемников и зарабатыванию денег на войне. В некоторых аспектах это действительно так. Но даже ООН уже давно изменило свое отношение к "военным частникам". Классический отряд наемников — это скорее ватага искателей приключений, собравшаяся, чтобы заработать на участии в боевых действиях или организации государственного переворота. Именно таковыми были подразделения самых знаменитых "солдат удачи" — ирландца Майка Хора, бельгийца Жака Шрамма, немца Рольфа Штайнера и француза Боба Денара, которые активно действовали в Африке в 1960–1970-е годы. Они зарабатывали деньги на войне, сражаясь и за повстанцев, и за диктаторов, но даже не пытались легализовать свой бизнес.

Сегодня частная военная (ЧВК) или охранная компания (ЧОК) - это официальная бизнес-структура. У многих из них есть большие головные офисы, где сидят рафинированные "белые воротнички". Бухгалтерский учет, обширный бумагооборот, квартальное планирование, рекламные акции. Однако деньги они все равно "делают" на работе своих команд в зонах боевых действий. Работают эти структуры только с официально признанными правительствами и крупными корпорациями, прежде всего энергетического и алмазодобывающего комплексов. В международных миротворческих операциях ЧВК являются равноправным правовым субъектом наряду с регулярной армией и другими силовыми структурами. Они работают в государственных интересах, преследуют те же цели и следуют тем же планам, что и регулярные войска, хотя имеют большую свободу в выборе средств. Но в этом случае ЧВК утрачивают фактически свой частный статус…

Когда государство не в состоянии быстро реагировать на все изменения мирового политического и экономического ландшафта, оно нередко разрешает возникшие проблемы привлечением частной инициативы в военной сфере.

expert.ru

«То, что ЧВК надо контролировать, уже напрягает» / Blog by admin / Частные военные и охранные компании России

В российском обществе и даже во власти сложился неправильный образ частных военных компаний, полагает эксперт Иван Коновалов.

Сегодня частные военные компании (ЧВК) представляют собой огромный и прибыльный бизнес, процветающий во всем мире. Но пока не в России. Многим неясно: то ли ЧВК действуют параллельно вооруженным силам, то ли подменяют их, то ли конкурируют с подразделениями регулярной армии. Да и нужны ли они вообще? Об этом «Росбалту» рассказал Иван Коновалов, военный эксперт, директор Центра стратегической конъюнктуры.

Зачем нужны ЧВК
— Иван, в каких случаях использование «частных армий» уместно, целесообразно и идет не в ущерб безопасности страны?
 
— Частные военные компании — не замена регулярной армии. У них другие задачи. Они занимаются охраной вип-персон и отдельных объектов, подготовкой армейских, полицейских и спецподразделений, в том числе обучением работе на сложных системах вооружений, а также — сопровождением персонала различных компаний в «горячих точках», иногда оперативным планированием, и еще много чем. В России их часто воспринимают как некие «парамилитари» — военизированные организации, которые как бы исполняют те же самые функции, что и спецслужбы либо регулярная армия, но при этом не под флагом государства, а как частное предприятие. Это далеко не так. 

На Западе ЧВК по преимуществу ставят себе совсем иные цели. У них очень разнообразный бизнес. Они не только предоставляют услуги по безопасности в тылу или районе боевых действий. У крупных ЧВК имеются IТ-подразделения, электронная и финансовая разведка и т. д. ЧВК — это не обязательно в кого-то стрелять. Там рэмбо не особо то нужны. Там необходимы специалисты в своем деле, в хорошей физической форме, психически устойчивые.
 
Например, известная британская компания Control Risk Group, созданная еще в 1970-х, начинала свою деятельность как фирма, которая решала ситуации с похищением людей. В частности, брала на себя функцию по выкупу — ответственность за то, чтобы клиент не погиб, и все связанные с этим сложности. Control Risk Group активно работала в Латинской Америке, где похищения в то время были очень распространены, а затем переросла в крупный концерн и свой бизнес диверсифицировала.
 
Часто говорят, что ЧВК — параллельная армия. Нет, это коммерческая структура, которая чаще всего работает в зоне повышенного риска и боевых действий в интересах того или иного клиента. Поэтому она и называется частной военной компанией, хотя на Западе все отпираются от этого и предпочитают название «частная компания по безопасности». Сути оно, правда, не меняет. Компания Blackwater, например, отличалась своим совершенно наглым поведением — откровенно вела боевые действия. За это и пострадала, и пришлось ей два раза сменить название. А ее создатель, бывший «морской котик» и апологет современного наемничества Эрик Принс в итоге ушел со своего поста, заявил, что разочарован, и создал новую компанию, которая базируется в Гонконге. Теперь этот американский специалист по частному бизнесу консультирует ЧВК Китая — потенциального противника США.
 
Так что представлять себе ЧВК только как контору, где люди с автоматическим оружием и на бронетехнике выполняют боевые задачи, не стоит. Все это тоже есть, но, по большому счету, на рынке эта деятельность почти не приветствуется. А за прямое участие в боях ЧВК может запросто потерять лицензию, если об этом станет известно. Такое возможно только если огневого контакта не избежать. 
 
К примеру, так не раз случалось в Ираке, когда охранники из частных военных компаний, которые занимались, скажем, охраной штабов глав провинций, назначавшихся оккупационными властями, или охраной объектов инфраструктуры различных фирм, подвергались атакам повстанцев. Естественно, бойцы ЧВК занимали оборону и отбивались. Но наступательные действия сейчас ни одна из таких компаний не осуществляет. 
 
Еще не так давно знаменитая южноафриканская компания Executive Outcomes была настоящей частной армией, которая за деньги проводила боевые операции по заказу того или иного правительства. Например, выиграла две войны в Анголе и Сьерра-Леоне, разгромив там повстанцев. Однако сегодня от этого уже отошли. Мир частного военного бизнеса сильно меняется.
 
— Но в каких-то моментах ЧВК все-таки могут подменять армию?
 
— Могут. Например, США давно и успешно используют частные военные компании, чтобы увеличивать свой контингент в Колумбии. Его присутствие там ограничено законом. Планка — до 800 чел. Поэтому Госдеп, желая усилить группировку, которая поддерживает действия колумбийской армии против повстанцев РВСК (Революционные вооруженные силы Колумбии) и других повстанческих и «наркобаронских» отрядов, привлек ЧВК к действиям в этой стране. Инструкторы военного контингента США тренируют там местные войска. На поле боя они не появляются. А ЧВК наоборот: они поливают с вертолетов и небольших самолетов отравляющим веществом поля с наркотической культурой. Их обстреливают с земли, они стреляют в ответ. Фактически, это боевые действия, война. 
 
При этом если бойцы ЧВК гибнут, то не считаются боевыми потерями американской армии. Что очень важно для чувствительного к таким вещам западного электората. Госдепу такая схема удобна — можно иметь дополнительную военную силу и не отчитываться за потери. Одно дело — потери армии США в Ираке, а другое — еще бог знает где. Кстати, контрактники потеряли в Ираке намного больше, чем собственно армия, но их никто не считал. Одна только логистическая компания Kellogg, Brown & Root теряла по сотне сотрудников год. 
 
Популярен тезис, что войска не должны быть задействованы на охране объектов, в повседневной рутине. На это лучше нанимать ЧВК. А войска пусть занимаются тренировками и боевыми действиями. В том же Ираке многие военные объекты США охраняли частные военные компании.
 
Когда-то армии и спецслужбы всех стран мира занимались охраной послов, посольств и вообще всего дипломатического корпуса. Но в США и Великобритании давно от этого отказались в пользу ЧВК. Да, на подобной работе традиционно присутствуют морпехи, но на самом деле большую часть функций на себя берут частные военные компании. Популярен и другой бизнес — сопровождение в зоне боевых действий чиновников гуманитарных организаций, групп журналистов и т. п. 
 
Кроме того, использование ЧВК полезно, когда нужно изменить стратегический военный баланс в том или ином регионе, но без привлечения вооруженных сил. Простой пример — действия компании MPRI, созданной американскими генералами, которые служили в Пентагоне и вышли в отставку. MPRI была нанята хорватской армией для ее подготовки, а затем спланировала знаменитую операцию «Буря». В результате, армия Сербской Краины была разгромлена. Потом американцы достаточно успешно использовали MPRI в Албании и Македонии. 
 
— Специалисты говорят, что ЧВК — это еще и возможность для крупного бизнеса использовать вооруженную охрану, которая обеспечивает безопасность объектов за рубежом, например газо- и нефтепроводов.
 
— Это один из главных сегментов бизнеса частных военных компаний. После своего создания и выхода на рынок они часто перекупаются крупным бизнесом. Нередко ЧВК создают холдинги, пример — компания Academi (бывшая Blackwater) и другой гигант этого бизнеса Triple Canopi, которые на паритетных началах создали мегакорпорацию, куда входят порядка 20 компаний. Таким образом, получается, что транснациональные международные корпорации имеют в своей структуре частную армию, в составе которой есть самые разные специалисты, в том числе и летчики. 
 
— У ЧВК есть даже своя авиация? Вертолеты?
 
— Чаще всего, но и легкие самолеты тоже. В ЧВК запрещено использовать бронетехнику, артиллерию и ударную авиацию. Но владельцы этих компаний обходят запрет — как это сделала Blackwater, переделав «Сессну» в легкий штурмовик и создав собственный броневик «Гризли», который выглядит как наш камазовский «Тайфун» и предназначен для перевозки сотрудников ЧВК: у него мощное дно против подрывов мин. 
 
— Сколько всего бойцов у частных военных компаний?
 
— Суммарная численность ЧВК в мире — примерно 1 млн человек. При этом большинство их сотрудников не числятся в штате, а нанимаются для выполнения конкретных заданий. 
 
— Сотрудников ЧВК часто считают наемниками. И вообще непосвященному человеку нелегко различить наемника, добровольца и бойца ЧВК. Какие у них принципиальные отличия?
 
— Очень простые. Доброволец — это идеологически мотивированный человек, он получает жалованье, но деньги интересуют его в меньшей степени. Наемник работает исключительно за деньги, причем — за большие деньги, и только в нелегальной зоне. Он — уголовник для законодательства и государства, на территории которого действует, и собственного. Сотрудник ЧВК же работает в компании, имеющей государственную лицензию.
 
Россия
 
— Существуют ли российские ЧВК? Говорят, что, несмотря на отсутствие соответствующего законодательства, они все-таки есть и ведут свою деятельность за рубежом, где выполняют ту же работу, что и их иностранные коллеги — от сопровождения судов, следующих через Аденский залив вдоль берега Сомали, до охраны объектов в странах Африки и  Юго-Восточной Азии.
 
— Да, существуют, но, можно сказать, в «серой зоне». Такие компании как Moran Security Group, «РСБ-Групп», «Антитеррор-Орел» и еще несколько десятков работают, исходя из правила: «Что не запрещено, то разрешено». То есть заключают субконтракты с западными ЧВК, имеющими лицензию, и на этом основании действуют вне России. Поэтому, например, оружие им приходится закупать там, а не здесь.
 
— В чем именно проблема с законодательством?
 
— По российским законам военный человек может работать только на государство. В законе «О частной охранной и детективной деятельности», который распространяется на ЧОПы, не прописана деятельность частных вооруженных структур за рубежом, а другого закона, который бы это регламентировал, нет. Хотя ЧОП — это фактически ЧВК, только действует эта компания внутри страны. 
 
Несколько раз такой закон уже пытались принять. В последний по времени раз — в марте 2016 г., когда депутаты от «Справедливой России» внесли в Госдуму проект закона «О частной военно-охранной деятельности». То есть сразу оговаривалось, что главное — это охрана и консалтинг. Тем не менее, закон не прошел. 
 
— Почему? Что смущает?
 
— У нас вообще не очень хорошо воспринимают ЧВК как таковые, потому что считают, что они ведут свое происхождение от отрядов наемников. На уровне исполнительной и законодательной власти главный вопрос — как их контролировать? Кто это будет делать и как? Такое впечатление, будто для государства это головная боль. Довод такой: необходимые задачи для государства армия, спецслужбы, силы специальных операций выполняют. А что ЧВК — коммерческое предприятие, которое может приносить доход государству и при этом работать в его интересах, понимания нет… Хотя необходимость частных военных компаний очевидна, если правильно ими управлять и контролировать так, как контролируют шпагу: «Сожмешь сильно — задушишь, отпустишь — улетит».
 
— Есть мнение, что против создания в России ЧВК выступают силовики, которые считают, что частные армии подрывают безопасность государства, которое должно иметь монополию на применение силы. Власть боится появления в стране независимых вооруженных подразделений, которые могут выступить против государства. Аргумент такой: нет гарантии того, что частные армии не выйдут из-под контроля.
 
— Это, конечно, вряд ли. Но само то, что ЧВК надо контролировать, уже напрягает. Можно создать схему, по которой они будут контролироваться. Но кем? В США это Госдеп, в Великобритании министерство иностранных дел, а в Испании министерство труда. А у нас предложения постоянно разные: то Минобороны, то ФСБ, то Минпромторг. К тому же у ФСБ, например, непубличная деятельность, а ЧВК работают в публичном поле, открытом для гражданского общества.
 
В ООН, кстати, ломают голову над той же проблемой: ЧВК как бизнес-структуры имеют право на закрытость информации касательно сделок — о прозрачности тут говорить сложно. Правила деятельности частных военных и охранных компаний регламентированы в принятом в 2008 г. «Документе Монтрё», который подписали 17 стран, в том числе США, Великобритания, Китай, Франция и Германия. Россия в их число не входит. Этот документ разрешает всем, кто не состоит на госслужбе, оказывать услуги по вооруженной охране объектов, обслуживанию боевых комплексов, подготовке военнослужащих и т. п. Формально к нему присоединились 300 компаний, но когда дело доходит до горячего в зоне боевых действий, то не думаю, что кто-то придерживается упомянутых правил.
 
— В каком формате ЧВК сегодня нужны России?
 
— Формат уже существует. Зачем изобретать велосипед? Западный опыт стоит воспринять, но с учетом отечественных реалий. В частности, у нас навряд ли будет, и на уровне правительства в том числе, понимание чисто коммерческих основ частных военных компаний. Здесь скорее предпочтут государственные интересы. Этот бизнес можно сравнить с военно-техническим сотрудничеством, или попросту говоря — торговлей оружием. В 1990-е годы она у нас лежала на боку. А когда отстроили структуру, маркетинг, работу с клиентом — все пошло вверх. 
 
Так же и с ЧВК. Сегодня этот рынок поделен между британцами и американцами, причем США держат большую его часть. Но есть немало стран, где антиамериканские настроения преобладают. Они хотят видеть у себя военных специалистов из другого лагеря, например, российских. К примеру, недавно глава «РСБ-Групп» Олег Криницын заявил, что специалисты этой компании разминировали завод в Бенгази после официального обращения «тобрукского» правительства Ливии.
 
— Вы как-то сказали, что в России найдется 500 тысяч желающих стать сотрудниками ЧВК, хотя их суммарный штат составит несколько десятков тысяч человек.
 
— Полмиллиона — это как минимум. Я говорю о людях, которые будут проходить через это на основе ротации. Но у нас далеко не все представляют себе, что такое ЧВК. Это не ЧОП, где дедушка может охранять магазин, и не ситуация с отставным генералом, который хочет только указывать, а по сути ничего не делать. В ЧВК это не прокатит. Там отбор и отсев серьезный — тебя не автомат носить берут.
 
— Кстати, какой контингент там преобладает? Очевидно, в основном, офицеры, покидающие ряды вооруженных сил по достижении 45 лет?
 
— Есть люди и помоложе. Естественно, больше всего отставников из силовых структур. Но и просто специалисты в какой-то области, которые не были силовиками и не служили в российской армии. Очень, например, нужны демайнеры — саперы, которые по контракту занимаются разминированием территорий. Или переводчики.
 
Уже сегодня возможный годовой объем рынка ЧВК в России оценивается в сотни миллионов долларов. И если соответствующий закон будет принят, то работать туда пойдут десятки тысяч военных профессионалов, большинство из которых сейчас просиживают охранниками в офисах. 
 
Сирия
 
— Прототипом российских ЧВК считается «группа Вагнера», действовавшая в Сирии. Что вы можете сказать о ней?
 
— Это раздутый миф о тех добровольцах, которые там воевали. ЧВК, как я уже говорил, —коммерческая структура, созданная, прежде всего, для зарабатывания денег. Здесь речь о другом — выполнении определенных задач в интересах государства. «Группа Вагнера» скорее добровольческое соединение. 
 
— Есть мнение, что ЧВК нужны России, чтобы противостоять частным военным структурам, которые используют в «горячих точках» другие страны. И в Сирии в том числе.
 
— В Сирии зарубежных ЧВК фактически нет. Они туда не стремятся, потому что там для них нет зон, контролируемых дружественной армией. Они всегда опираются на какую-то большую силу, например, на американские войска, которые при случае можно вызвать на подмогу.
 
Известный случай — турецкая ЧВК SADAT, инструкторы которой с 2012 г. проводили в лагерях беженцев тренировку протурецких антиасадовских туркоманских группировок и действовали совместно с турецкими силами специальных операций на территории Сирии. Хозяин этой компании — теперь еще и военный советник Эрдогана, и занимается, между прочим, реформой армии после неудавшегося переворота… В курдских формированиях также немало добровольцев, которые сражаются против ИГ (запрещенной в РФ террористической организации — «Росбалт»).
 
Но вообще, если российские ЧВК выйдут на мировой рынок, то сразу же окажутся под сильнейшим давлением конкурентов.
 
— А где именно?
 
— Например, в Афганистане, в Ираке, который уже-де факто не является оккупированным государством, в странах Ближнего Востока, Африки и Юго-Восточной Азии. Скажем, почему российские предприятия, которые работают в Африке, охраняют местные вооруженные структуры? Пусть охраняют наши — это и надежнее, и деньги, опять же, возвращаются в виде налогов.
 
— Многие российские компании работают в «горячих точках». Например, «Лукойл» и «Газпром нефть» в Ираке. ЧВК могли бы взять на себя охрану их объектов…
 
— «Лукойл», насколько известно, нанимает зарубежные ЧВК. Среди тех частных военных компаний, которые получают от него в Ираке многомиллионные контракты по охране месторождений и персонала, нет ни одной российской. 
 
— В марте 2016 г. командующий группировкой РФ в Сирии генерал Александр Дворников заявил, что отдельные задачи выполняются бойцами и на земле. По его словам, подразделения сил специальных операций (высокомобильные войска Минобороны) выполняют дополнительную разведку объектов для ударов авиации, занимаются наведением самолетов на цели в удаленных районах и решают «другие специальные задачи». Насколько во всем этом задействованы российские ЧВК?
 
— Сейчас их там нет тоже. Но дело в другом — привлечении дополнительных добровольцев. Пример — для разминирования Пальмиры нужно большое количество специалистов с опытом. А где их столько возьмешь? Половина уже давно в отставке. Вот их и привлекают на контрактной основе.
 
Украина
 
— В военном конфликте на Юго-Востоке Украины, помимо регулярных войск, с той и другой стороны участвуют и негосударственные бойцы: добровольцы, ополченцы, наемники, сотрудники частных военных компаний. Какие из них работают по контракту с киевским правительством?
 
— Начиная с февраля-марта 2014 г., на Украине действуют и официально зарегистрированы ЧВК из разных стран, прежде всего, польские, британские и американские. Они оказывают широкий спектр услуг по совершенствованию ВСУ, Национальной гвардии и других силовых структур. К примеру, работали там со структурами Коломойского. Его резоны понятны: в какой-то момент ему понадобилось создать частную армию, чтобы охранять свои объекты инфраструктуры и собственную персону. Коломойский решил привлечь специалистов со стороны и сделал ставку на западные компании такого рода.
 
Есть информация о том, что американская ЧВК Green Group привлекалась для подготовки штурмовых частей украинской армии. Многие иностранные ЧВК действовали в самом Киеве, охраняя местных предпринимателей и их бизнес, или для того чтобы отстроить им собственную структуру безопасности. 
 
Был случай, когда Aсademi обвинили в том, их аффилированная структура Greystone действует на территории Украины непосредственно в зоне боевых действий. Подтверждения этому не было. Но Greystone всегда позиционировала себя как компания по типу Blackwater, и значит, исключать подобного нельзя. 
 
— А как там с наемниками?
 
— Наемников тоже сколько угодно, но они сами по себе. Киев и ДНР-ЛНР взаимно обвиняют друг друга в использовании наемников — и в ВСУ, и у ополченцев. Что, по сути, является правдой. Эти люди там действительно воюют.
 
— Есть мнение, будто войска ВСУ стали более боеспособными, после того как их натренировали иностранные частные военные инструкторы. Вы согласны?
 
— Такие тренировки там проводят иностранные кадровые военные, а не сотрудники ЧВК. Даже ополчение признает, что уровень подготовки ВСУ повысился. Но я не верю, что иностранный инструктор может подготовить какую-то национальную часть хорошо, если она не мотивирована. Боеспособность ополченцев Донецка и Луганска сейчас в разы выше. 
 
Еще момент: ЧВК надо платить. А у киевского правительства с деньгами туго. В то же время, американцы предоставляют военно-консалтинговую помощь на безвозмездной основе. Именно поэтому Украина добивается двустороннего статуса главного союзника США. Тогда она может попросить, чтобы ей прислали специалистов американских ЧВК. Эти контракты оплачивает Госдеп. 
 
— На Украине говорят, что иностранные ЧВК не принимали активного участия в боевых действиях в Донбассе, потому что в ВСУ, Национальной гвардии и украинских добровольческих батальонах нашлось достаточное количество мотивированных бойцов…
 
— Причина в другом: там «частникам» пришлось бы напрямую участвовать в войне. А это не их работа. Я не исключаю, что были случаи, когда киевское руководство пыталось выдвинуть ЧВК на линию фронта и послать провести боевую операцию вместе с частями ВСУ. Но наверняка оно сразу получило отказ. Нормальная ЧВК не станет работать непосредственно на передовой. 
 
— А со стороны ЛДНР?
 
— Единственный реальный случай, о котором появилось много информации, — действия «группы Вагнера». Но они тоже не участвовали в боевых действиях, не штурмовали Донецкий аэропорт, а работали в тылу. Если бы был закон о ЧВК, то донецкое и луганское правительства могли бы открыто обратиться к частным военным компаниям. А так всем приходится работать в «серой зоне».
 

pmc.rsb-group.ru

Зачем России нужны частные военные компании?

Вместе с ситуацией, произошедшей в Сирии с наемниками, появилась волна обсуждения темы российских частных военных компаний.

Отметим, что о подготовке соответствующего законопроекта российские СМИ писали еще в середине января. Нужны ли России свои частные военные компании? На этот вопрос ответил военный политолог Александр Перенджиев.

Что представляют собой частные военные компании?

– Надо понимать, что каждый понятие частной военной компании (ЧВК) трактует по-разному. И когда власть такое понятие употребляет, то сразу возникает вопрос, что она под этим понятием подразумевает. Варианты могут быть разные. По сути ЧВК – некая организация, сотрудники которой занимаются вопросами обороны, безопасности, но на коммерческой основе. Они не являются военнослужащими и не относятся к государственным служащим. Вот что главное. У сотрудника ЧВК хозяин только один – это его директор, с которым подписан контракт. И они работают исключительно за деньги.

В чем ценность подобных ЧВК для государства?

– Здесь есть два момента. Морально-этическая сторона заключается в том, что если гибнет военнослужащий, то его смерть становится предметом общественного внимания. СМИ начинают трубить: «Погиб солдат на войне». Минобороны вынуждены прокомментировать его гибель. А смерть сотрудника частной военной компании не вызывает такого внимания со стороны общественности.

Военнослужащий все-таки состоит на службе у государства, значит, государство берет на себя ответственность за него по обеспечению различными социальными льготами. В отношении же сотрудников ЧВК государство вообще не берет никакой ответственности. Оно только платит деньги ЧВК и все. Все возникающие проблемы заказчика в таком случае не касаются. Это некий аутсорсинг в военной сфере.

А в чем заключается второй момент?

– ЧВК занимаются решением не только боевых задач. Могут быть совсем иные вопросы. Предположим, могут быть ЧВК, которые ведут информационную борьбу. Такой вариант не исключен. Также ЧВК могут заниматься охраной какой-то территории. Выполнение задач, которыми занимаются не вооруженные силы, а Росгвардия. К примеру, та же защита атомных электростанций заграницей. Взять, например, защиту атомной электростанции на Украине.

Сейчас мы не может по понятным причинам ввести туда свои войска, хотя президент имеет право отправлять заграницу, но, тем не менее, это тоже может вызвать большой международный резонанс. А ЧВК может не привлечь внимания. Выработана уже система ценностей, когда к ЧВК не предъявляют каких-то претензий в случае, если будут введены подразделения силовых структур именно данной страны. В таком случае ЧВК не привлекает к себе столько внимания, но, тем не менее, позволяет решать те проблемы, которые действительно стоят.

Существует ли потребность в ЧВК у России?

– Все больше назревает ситуация, когда ЧВК нужны. Это может иметь место и в борьбе с террористами, и при выполнении задач заграницей. Чтобы в Сирии не держать какую-то большую группировку войск, там будет достаточно иметь компактную группу, но зато эффективную. Также за счет ЧВК было бы удобно решать вопрос борьбы с пиратами. У нас там часто были замечены вооруженные силы, а почему бы ЧВК не взять под охрану наши суда, особенно перевозящие ценные грузы. Спектр их может быть довольно-таки разнообразным.

Как бы могли использовать ЧВК в ведении своей внешней политики?

– В существующем геополитическом противоборстве часто идет обвинение по поводу того, что там где-то присутствуют российские войска. Я сейчас ничего не утверждаю, а просто говорю в качестве примера. Предположим, наши части находятся в Абхазии. А если бы, например, вместо вооруженных сил там бы находились российские ЧВК, то мы могли тогда открыто заявить, что российских войск там нет. Понимаете, особенная функция ЧВК состоит в том, чтобы выполнять задачи в интересах государства, но в то же самое время государство всегда может сказать, что там наших солдат нет. Таким образом, снимается сама нагрузка с вооруженных сил, так как ЧВК работает в «серой зоне».

У нас есть ряд ЧВК, которые, как бы, вне закона. О них говорят, но можно ли считать их военными компаниями?

– У нас в некотором смысле частные военно-охранные предприятия уже выполняют какие-то функции, что позволяет их в некотором смысле называть ЧВК. Уже назрела необходимость, чтобы они уже перестали называться ЧОПами, а стали называться ЧВК. Тогда все встанет на свои места. Потому что они на самом деле уже где-то вынуждены касаться сферы деятельности ЧВК, но ввиду того, что у нас формально частных военных компаний нет, получается, что ситуация всегда на грани. И они в полной мере не могут выполнять свои обязанности.

Собственно говоря, поэтому и встает вопрос о том, чтобы легализовать деятельность ЧВК у нас в стране. И мы должны иметь ЧВК, потому что они уже давно есть и работают в США. Европейские армии также многие имеют ЧВК. Все время смотрят официальную численность вооруженных сил, а на численность какой-то компании никто не обращает внимания. Только экспертам это интересно. Поэтому в вопросах обороны лучше иметь ЧВК.

Как приход ЧВК в Россию может отразиться на армии, армейской дисциплине?

– Здесь, знаете, есть один момент, мне кажется очень важный, у нас часто происходят ситуации, когда жизнь отдельного военнослужащего не ценна. Не любят наши командиры силовых структур беречь кадры. С легализацией ЧВК они будут знать, что если человека уволят, то он не пойдет на гражданку, а пополнит ряды частной военной компании. У него появится альтернатива с легализацией ЧВК.

Потому что если иметь такую альтернативу, то бойца, которого выгоняют из армии, встречают, как правило, криминальные структуры. И получается, что весь опыт он использует в борьбе с государством. Поэтому, чтобы этого не происходило, надо, чтобы у наших бойцов была возможность попасть в российские частные военные компании.

При этом ЧВК оставались бы хорошим резервом армии в случае, если начнется масштабная война. Не надо будет проводить запасы, сборы среди гражданских. У нас уже будут готовые бойцы, которые в случае необходимости смогут легко снова стать военнослужащими.

Как легализация ЧВК может отразиться на работе Минобороны и Росгвардии?

– Думаю, что наличие ЧВК будет способствовать конкуренции в военной сфере между государственными и негосударственными структурами. А это значит, что монополия Минобороны, Росгвардии закончится. Появляется сильный конкурент. Это, в свою очередь, заставит военных и силовиков более эффективно решать возникающие вопросы, детальнее заниматься подготовкой операций, беречь кадры, потому что это тоже важно.

Я правильно понимаю, Вы в целом одобряете деятельность ЧВК?

– В данном случае развитию военной сферы и безопасности это будет только способствовать. ЧВК будут хорошим стимулом для создания конкурентной среды, которую будет ощущать и сама система, государственная структура, которая заставят военных работать эффективно и понимать, что незаменимых структур нет.

Спасибо за предоставленное время.

Беседовала Ксения Ширяева, информационное агентство "Регионы online"

Источник: http://www.gosrf.ru/news/34859/

lawinrussia.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о