Почему враждуют США, Северная и Южная Кореи: история конфликта

Александр Геловани

Ну вот вам и бабушка, Корея. Нет, ну действительно, причем тут Корея. С Сирией все ясно, с Ираком тоже, с Афганистаном тем более. А Корея то зачем Трампу, да еще и северная. Вопрос очень интересный, ибо на первый взгляд, если сегодня где-то и вершатся судьбы мира, то явно не в Пхеньяне.

Главная и единственная задача Ким Чен Ына, унаследовавшего кресло великого вождя и любимого руководителя от своего отца и деда, это самосохраниться с опорой на собственные силы, всем известная идея чучхе. И если бы он периодически не стрелял ракетами в направлении моря и не взрывал ядерные заряды, то о нем можно было бы забыть всерьез и надолго. Ровно также как забыт как минимум косой десяток лидеров государств, которые ничуть не лучше Кима, по каким бы критериям не оценивать. И тут давайте зададимся вопросом — а зачем Ким это делает? Не, ну действительно, разве не было проще сидеть тихо и наслаждаться построением социализма в отдельно взятой стране?

Проще может и было бы, да никак нельзя. Ким прекрасно понимает, что провокация — это именно то, что ждут от него сильные мира сего, а поэтому это оптимальный путь сохранения себя. Тут ведь важно не перегнуть палку, и нынешний руководитель Северной Кореи уже во время нынешнего кризиса, а то, что происходит вокруг Корейского полуострова сейчас, несомненно кризис, показал, что он прекрасно чувствует ситуацию. Ведь смотрите что произошло. Спустя три месяца после прихода в Белый дом, администрация Трампа прошлась по болевым точкам планеты, четко обозначив стиль новой внешней политики. Томагавки, бомба в Афганистане — это не военные шаги, это чистая политика. Но и в Сирии, и в Афганистане идет война, война в которой Соединенные Штаты участвуют. А вот на Корейском полуострове и вокруг него никакой войны, пока по крайней мере, нет. И тут такое обострение.

Назад в прошлое

Для того, чтобы попытаться понять причем тут Корея, давайте обратимся к истории. Сейчас вокруг Корейского полуострова четыре крупных игрока, и всем им далеко небезразлична судьба небольшой страны, волею судеб, оказавшейся между ними. Речь, как вы уже догадались идет о Китае, России, Японии и США. Строго говоря, географически США там нет, но это только географически. Политически США есть везде. Ну и кроме того, США там есть и физически, в виде Восьмой армии, расквартированной непосредственно на полуострове, мощной группировки военно-морского флота, который по меткому выражению госсекретаря Тиллерсона на пресс-конференции в Москве, всегда там плавала, ну и военных баз США в Японии, которые хоть и в Японии, но все равно там. К началу корейской войны Японию можно было не считать — побежденные и оккупированные США японцы зализывали раны, только готовясь дать экономический ответ всем своим невзгодам. Огромный, но измотанный войнами Китай, можно и нужно было принимать в расчет только в привязке с Советским Союзом. Так что на самом деле в середине пятидесятых в Корее было только два игрока — США и СССР.

Корейская война — первая война времен Холодной войны. Освободив Корейский полуостров от японцев, которые за первую половину ХХ века успели порядком поднадоесть населению, если не сказать больше, победители привели к власти свои креатуры. Господа-товарищи Ли Сын Ман и Ким Ир Сен, конечно, хотели получить всю страну взамен половинок. Как оказалось, товарищ Ким Ир Сен хотел этого больше. И вот душным летом 1950 года, предварительно испросив разрешения ни у кого-нибудь, а лично у товарища Сталина, Ким Ир Сен решил объединить страну. Задача выглядела до безобразия простой, никаких Samsung- гов и Daewoo тогда и в помине не было, так что…

Однако, все оказалось совсем не так просто. После первых побед северян в конфликт вмешалась коалиция под флагом ООН, в состав которой, кроме Соединенных Штатов входила еще куча стран, вплоть до экзотических Таиланда, Филиппин, Колумбии, про Грецию и Турцию мы уже не говорим, и даже Люксембург. После трех лет войны с сотнями тысяч жертв с обеих сторон война закончилась там же, где и началась — на 38 параллели. Что было дальше мы знаем. Южная Корея стала примером страны с самыми передовыми технологиями в мире, ну а Северная — продолжает оставаться зоной zero. Но сейчас речь не об этом.

Из той самой войны, как бы это цинично не звучало, все ее участники извлекли определенные выгоды. Главным выгодополучателем был коммунистический Китай, который не просто обкатал там свою армию, но и перед лицом внешней угрозы решил ряд проблем, связанных с разногласиями как внутри страны, так и внутри руководства Компартии Китая. Ну и военно-техническое сотрудничество с СССР было для руководства Китая совсем не лишним элементом укрепления своей власти. Таким образом, Компартия закрепила свою власть, а СССР свою победу в Китае.

Определенную выгоду получили и Соединенные Штаты. Во-первых, в результате этой войны, а потом и самого факта существования КНДР, американцы получили безусловную поддержку пребывания своих войск на Корейском полуострове. Военные диктатуры сменялись демократическими правительствами, Южную Корею сотрясали политические кризисы и многотысячные демонстрации, но в этой стране никто и никогда не говорил «Yankee go home». Не говорил просто потому что страшно. В других частях света говорили, даже в Японии и Западной Европе говорили, а вот в Южной Корее ни ни.

Кроме того, война в Корее оказала серьезное влияние на реформу вооруженных сил США, которая проводилась после Второй мировой войны. В 1945 году казалось, большинство в США считает, что у страны слишком много оружия, а особенно кораблей. И военные корабли действительно начали резать, причем так нещадно, что даже первый министр обороны США Джеймс Форрестол подвинулся рассудком на почве переживаний по этому поводу. Случилось это в 1949 году. Рискнем предположить, что, если бы он дожил до начала корейской войны, поводов для беспокойства у него было бы гораздо меньше. В определенной степени именно корейская война стала тем фактором, которая дала старт гонки вооружений. Явление крайне выгодного для определенных финансово-промышленных кругов, так что не зря говорят «кому война, а кому мать родная».

Ну и последний момент, по мнению многих историков, война в Корее, а точнее ее ход, заставили Сталина отказаться от идеи продвижения социализма на Ближнем Востоке, а именно войны с Турцией, к которой СССР готовился как раз в начале пятидесятых. Да и сгладить обострившиеся как раз в тот момент греко-турецкие противоречия, когда две страны также оказались на грани войны. Совсем не случайно в составе войск ООН в Корее оказались как турецкие, так и греческие войска. Ну а в феврале 1952 года Турция с Грецией вместе вступили в НАТО, и кто знает, чем бы закончился кризис 1955 года, а там было все очень жестко, вплоть до обмена населением, если бы не это обстоятельство. Конечно, за все это была заплачена очень высокая цена, и в основном эту цену заплатили простые жители Кореи, но когда в истории это кого-нибудь останавливало.

Настоящее

А теперь вернемся к сегодняшнему дню. Историческая аналогия, как известно, вещь ненадежная, но поучительная. Спустя три месяца своего пребывания в Белом доме президент Трамп решил обозначить свои приоритеты во внешней политике, пройдясь по болевым точкам мира. Месседж, посланный мировому сообществу простой, Соединенные Штаты будут активно использовать свой военный потенциал тогда и как сочтут нужным, не обращая особого внимания на реакцию партнеров. Удары по Сирии и Афганистану ничто иное, как практическая демонстрация этого самого месседжа. Мог ли Трамп обойти вниманием тихоокеанский регион? Конечно нет, еще с 40-х годов прошлого века именно этот регион является приоритетным для США. Про этот регион постоянно говорил предшественник и альтер-эго Трампа Барак Обама. А какая точка в регионе у нас самая болезненная? Правильно — Северная Корея. Именно в этой точке сходятся интересы и противоречия основных мировых игроков, разве что кроме европейских. И, что самое приятное, точка вроде как не самая принципиальная и не очень опасная. Фактор наличия у Северной Кореи ядерного оружия может считаться опасным лишь для ее соседей, Южной Кореи и Японии, все остальные не в счет.

У каждого из игроков, участвующих в ритуальных танцах вокруг Пхеньяна, как водится, свой интерес. Начнем с России. Тут все просто: напряженность в этой точке Москве явно сейчас не нужна, своих забот хватает. Однако, как говорится, положение обязывает, и вот уже Тихоокеанский флот в настоящее время находится в состоянии «полной боевой готовности». Российский ракетный крейсер «Варяг» и танкер «Печенга», в прошлую пятницу зашедшие в южнокорейский Пусан в рамках дружественного визита, сейчас остаются в акватории Корейского полуострова и не спешат возвращаться домой.

С Китаем все гораздо серьезнее, он перебросил к границе КНДР военную группировку численностью 150 тысяч человек. Кроме того, именно Китай является главным «партнером» США в этом кризисе. Тут следует заметить, что значение слова «партнер» в английском языке не несет положительной или отрицательной коннотации. Партнером может быть как друг, так и враг, как союзник, так и противник. Это как в игре в покер, где партнер явно не тот, который играет за тебя, а ровно наоборот. Так вот, кризис вокруг Северной Кореи дает Пекину неплохой шанс продемонстрировать свое значение для Штатов, ну и заодно добиться от Белого дома более лояльного к себе отношения. Напомним, что в самом начале правления Трампа, не говоря уж о его предвыборной кампании, некоторые его заявления по Китаю были просто пугающими. Но теперь все вроде устаканивается, из Белого дома реальное положение вещей видится несколько иначе, нежели с трибуны кандидата. О чем Трамп уже написал в своем твиттере.

С другой стороны, интересна реакция Японии. По понятным причинам эта страна не принимала никакого участия в корейской войне пятидесятых. Оно и понятно, страна лежала в руинах и никаким игроком быть не могла. Иное дело сейчас, третья экономика мира, мощные вооруженные силы, давным давно выросшие из коротеньких штанишек своего названия «Силы самообороны» — все это не может оставить Токио в стороне от процессов в регионе. Тем более, что Япония является второй по очереди страной, которой Ким периодически грозит своей ядерной дубинкой. И если по-честному, конечно, в Японии давно мечтают о том, чтобы его прихлопнули как надоедливую муху, и даже не прочь поучаствовать в этом. Но тут ничего не получится. Во-первых, напрашиваются неприятные исторические аналогии. А в главных, Соединенным Штатам вовсе не нужно сегодня уничтожать режим в Северной Корее. Поэтому ремарка премьер-министра Японии о том, что да, «стратегическое терпение» на исходе. В качестве бонуса можно воспользоваться ситуацией и увеличить свою армию, но, конечно, тоже в меру.

Ну и наконец главный игрок — Соединенные Штаты. Администрации Трампа не нужно уничтожать режим Кима, более того, если бы Кима не было, его следовало бы придумать. Но, если не нужно уничтожать, то что нужно то? Сразу несколько задач. Задача первая, локальная — одержать «победу», показав способность нынешней администрации эффективно сдерживать «безумца с ядерной дубинкой». И ведь показали, новую бомбу Ким так и не взорвал, ну а неудачный пуск ракеты, причем вполне возможно, что осознано неудачный, явно не считается. Задача вторая — военная, оправдать присутствие и даже увеличение мощного военного контингента на Дальнем Востоке. Задача третья —использовать кризис в торговых переговорах с Китаем, Японией и прежде всего с самой Южной Кореей. Ну и последняя задача, глобальная — показать миру, что роль всемирного полицейского сегодня Штатам не только по плечу, но и при нынешней администрации Штаты будут справляться с ней куда лучше, чем при предыдущих. Последняя задача перекликается с первой, но выделена отдельно, так как тут речь идет далеко не только о Северной Корее.

Будет ли война? Вряд ли.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

sputnik-georgia.ru

История отношений США и КНДР. Досье — Биографии и справки

ТАСС-ДОСЬЕ. 12 июня 2018 года на острове Сентос в Сингапуре состоится встреча президента США Дональда Трампа и председателя Госсовета КНДР Ким Чен Ына. Это будет первая встреча лидеров США и КНДР. Редакция ТАСС-ДОСЬЕ подготовила материал об истории отношений двух стран.

Образование корейских государств

В конце Второй мировой войны Корейский полуостров, с 1910 года находившийся во владении Японии, был разделен на зоны влияния США и СССР. Территория к югу от 38-й параллели перешла под контроль США, 15 августа 1948 года там была образована Республика Корея (РК). В северной части полуострова, подконтрольной СССР, в сентябре 1948 года было сформировано просоветское коммунистическое правительство и образована Корейская Народно-Демократическая Республика (КНДР). США признают законным государством только Республику Корею и не имеют дипломатических отношений с КНДР, их интересы там представляет Швеция. Вашингтон не использует официальное название КНДР, именуя страну Северной Кореей.

Корейская война

Во время Корейской войны 1950-1953 годов США поддерживали Южную Корею. Американские военные участвовали в боевых действиях в составе войск ООН, объединявших контингенты 17 стран общей численностью около 1 млн человек (2/3 из них — американцы) и действовавших с санкции СБ ООН (резолюция 84 была принята в отсутствии представителя СССР). Военные действия закончились 27 июля 1953 года заключением соглашения о перемирии (подписали КНДР и коалиция стран ООН во главе с США), мирный договор между участниками конфликта подписан не был, и формально КНДР остается в состоянии войны с США.

Напряженность в связи с развитием ядерной программы КНДР (1950-е — 2000-е годы)

После окончания войны США оставили на территории РК часть войск (в н. в. — 28,5 тыс.), а в 1958 году в нарушение соглашения 1953 года разместили на южнокорейской территории ядерное оружие (выведено в 1991 году). В этот период северокорейское руководство приняло решение развивать собственную атомную инфраструктуру.

В 1986 году американские спутники обнаружили на территории КНДР ядерный реактор, не учтенный МАГАТЭ (КНДР вступила в МАГАТЭ в 1974 году), а в начале 1990-х годов США поставили под сомнение утверждение Пхеньяна о мирном характере его ядерной программы. Началось противостояние КНДР и МАГАТЭ. Попытки Вашингтона оказать давление на Пхеньян усугубили кризис.

Его удалось урегулировать только в октябре 1994 года, когда в Женеве было подписано рамочное американо-северокорейское соглашение. По этому документу КНДР фактически остановила развитие своей ядерной программы, в обмен администрация президента Билла Клинтона (1993-2001) обещала построить в КНДР два легководных реактора, а до их ввода в действие поставлять в страну мазут. Для реализации этого соглашения была создана Организация содействия развитию энергетики Кореи (КЕДО), участниками которой стали США, Южная Корея, Япония и Евросоюз.

В 2001 году президент Джордж Буш — младший (2001-2009) подверг критике политику предыдущей администрации по отношению к КНДР. Он назвал эту страну составной частью «оси зла» наряду с Ираном и Ираком, чем вызвал откат в отношениях между Пхеньяном и Вашингтоном. В Обзорном докладе по ядерной политике США в 2002 году КНДР была выделена в качестве одной из целей превентивного ядерного удара. В том же году, обвинив Пхеньян в обогащении урана в военных целях, США прекратили поставки топлива в КНДР и добились замораживания программы КЕДО. Итогом нового витка противостояния США и КНДР стал выход Пхеньяна в 2003 году из МАГАТЭ и ДНЯО (КНДР присоединилась к нему 1985 году). Тогда же Вашингтон стал участником шестисторонних переговоров по ядерной проблеме Корейского полуострова (КНДР, Южная Корея, США, Япония, Китай и Россия). Его требование к Пхеньяну согласиться с «жестким режимом проверок» ядерных объектов и отказ от компромиссного решения привели к выходу КНДР из переговорного процесса в 2009 году.

В 2011 году президент Барак Обама (2009-2017) предпринял попытку возобновить шестисторонние переговоры, но уже в 2013 году заявил, что в случае агрессии Северной Кореи США, при необходимости, готовы применить не только обычное, но и ядерное оружие. В том же году КНДР законодательно зафиксировала формулировку: «Ядерное оружие КНДР является справедливым оборонительным средством, поскольку его получение было вынужденной мерой в связи с необходимостью ответа на постоянный рост враждебности политики США и угрозами ядерного характера». В 2016 году Барак Обама отклонил предложения КНДР о моратории на ядерные испытания в обмен на приостановку ежегодных совместных учений США и Южной Кореи.

Кризис 2017 года

В 2017 году произошло резкое обострение ситуации на Корейском полуострове. Северная Корея провела ряд пробных запусков межконтинентальных баллистических ракет (МБР), в связи с чем президент США Дональд Трамп (вступил в должность в январе 2017 года) развернул кампанию с обвинениями в адрес КНДР и ее лидера Ким Чен Ына (с 2011 года). Словесные выпады президент подкрепил отправкой в апреле 2017 года к берегам КНДР эскадры во главе с авианосцем Carl Vinson. КНДР продолжила испытательные ракетные пуски, на что 8 августа американский президент пригрозил ответить ей «огнем и яростью, каких мир еще не видел». На следующий день северокорейцы объявили о планах нападения на базы США на Гуаме. Очередной виток напряженности спровоцировали проведенные КНДР испытание компактного водородного заряда (в сентябре 2017 года), который может быть установлен на межконтинентальную баллистическую ракету, и запуск МБР «Хвасон-15» (в ноябре), способной достичь континентальной части США. Развитие конфликта привело к повторному внесению КНДР в список стран — спонсоров терроризма (впервые Вашингтон поместил Северную Корею в этот перечень в 1988 году после взрыва южнокорейского авиалайнера в 1987 году; исключил в 2008 году) и ужесточению санкций.

Санкции

Режим американских санкции в отношении КНДР в той или иной степени действует уже почти 70 лет. Впервые они были введены в 1950 году, когда Вашингтон ввел в отношении этой страны почти полное экономическое эмбарго, а в 1951 году отказал ей в статусе наибольшего благоприятствования в торговле. Впоследствии торговые санкции были смягчены, но при этом были введены другие ограничения. Так, в 1988 году был запрещен экспорт и реэкспорт в КНДР товаров и технологий двойного назначения, произведенных в США. В 1992 году введены санкции против северокорейских компаний за деятельность, связанную с ракетной программой. С 2006 года применяются меры в отношении зарубежных компаний, сотрудничающих с КНДР в военной области. С 2016 года действуют меры против северокорейских лиц и организаций, причастных к разработке ядерного оружия, торговле оружием, нарушениям прав человека. Гражданам и компаниям США запрещено иметь деловые связи с фигурантами черных списков, их собственность и счета в США замораживаются. В 2017 году правительство США запретило американцам посещать КНДР. В январе 2018 года вступил в силу Закон о противодействии противникам Америки посредством санкций, который закрепил принятые ранее ограничительные меры в отношении Северной Кореи.

Шаги к нормализации отношений (2018)

В начале 2018 года Ким Чен Ын начал кампанию по нормализации отношений с Республикой Корея, в апреле — мае состоялось два межкорейских саммита. Южнокорейский президент Мун Чжэ Ин выступил с инициативой проведения встречи на высшем уровне между США и Северной Кореей. В мае для обсуждения деталей предстоящего саммита в Пхеньян приезжал госсекретарь США Майк Помпео.

12 июня Дональд Трамп и Ким Чен Ын, как ожидается, обсудят перспективы денуклеаризации Корейского полуострова. Из заявлений, предваряющих встречу, следует, что КНДР предлагает поэтапный процесс с предварительным снятием санкций и оказанием экономической помощи, а США настаивают на полном и необратимом закрытии ядерной программы КНДР. Ранее президент США допустил, что по итогам саммита может быть подписан документ, окончательно завершающий Корейскую войну.

tass.ru

Конфликт США и КНДР

В сочетании с радикально меняющимися условиями в мировой экономике (новые восходящие центры силы, постепенная утрата западными метрополиями былой гегемонии и мощи, обострение конфликтов, сжатие рынков и проч.) перед КНДР открываются новые возможности развития и роста. Это само по себе крайне нежелательно для Запада, поскольку, во-первых, разрушит пропагандистский миф об экономическом превосходстве и безальтернативности западного пути развития (даже в статусе колоний), а, во-вторых, навсегда закроет возможность военного решения проблемы Северной Кореи.

Исторически обусловленный упадок северян давал отличную возможность для решительной атаки на Северную Корею. Но уже завтра может быть поздно. В связи с этим возможна эскалация конфликта.

Что до сих пор удерживало США от военного нападения на донельзя демонизированный режим Кимов — это ненулевая угроза нанесения ответного неприемлемого ущерба агрессору. Военный (как и экономический) потенциал КНДР хоть и не сопоставим с военной мощью США, окутавших весь мир сетью своих баз и беспрерывно ведущих войны посредством дорогостоящих средств уничтожения, но достаточен для того, чтобы рассматриваться как потенциальная проблема. В случае, если блицкриг высокоточных ударов не удастся (что весьма вероятно, если учесть, что в хвалёной эффективности той дорогостоящей «высокоточности» изрядная доля ориентированного на маркетинг пиара, а не объективных фактов, что наглядно показали, к примеру, йеменская панарабская авантюра или применение модных вооружений в сирийской кампании), тогда возможны затяжные действия сухопутных армий и давно готовящаяся к войне хорошо мотивированная страна может стать разворошённым осиным гнездом и чёрной дырой для резервов, бюджетов, усилий и проч., привыкших к лёгким прогулкам любителей пострелять в безответных.

Вполне вероятно, что при таком сценарии развития событий, Южной Корее, послушно пляшущей под дудку Запада несмотря на серьёзное внутреннее сопротивление простых людей, придётся весьма несладко. Внешним инвестициями в данную экономику и иностранным активам тоже. Можно было бы предположить, что частичное обнуление южнокорейского потенциала само по себе не сильно противоречит интересам западных метрополий (меньше Самсунга, больше Эппла). Но, во-первых, это довольно радикальная мера для того, что может быть достигнуто более мягкими и простыми методами, а, во-вторых, нет никаких гарантий, что воля, изобретательность и наработки упрямых корейцев не позволят партизанским действиям и точечным ударам (в том числе с использованием ОМП) выйти далеко за пределы Корейского полуострова. При всех нарощенных мускулах гигантского западного хищника, тому совсем не улыбается проглотить осу.

Ещё один резон, который снижает вероятность полномасштабного нападения на КНДР, — развёртывание системы ПРО на Корейском полуострове. На самом деле, данная система развёртывается на перспективу против России и Китая. Северокорейская угроза — это просто предлог прикрытия, так же, как угроза со стороны Ирана некоторое время использовалась для развёртывания европейского сегмента ПРО. В этом плане Запад просто повернул неудобную ситуацию с непокорной северокорейской «занозой» в свою пользу. С уничтожением КНДР исчезнут основания для развёртывания ПРО, или её сохранение приведёт к преждевременной эскалации прямого конфликта с такими военными гигантами, как Китай и Россия, или с их коалицией. В стратегическом плане США может быть выгодно существование непокорного режима КНДР, как регионального пугала (но ровно до тех пор, пока американские стратеги не решат, что дальнейшее развитие Северной Кореи может быть опасно, и ростки пора вытаптывать).

fishki.net

Конфликт США и КНДР

Нынешнее корейское обострение попахивает если не полномасштабной войной, то по крайней мере серьёзным военным инцидентом. Очевидно, что весовые категории конфликтующих сторон не равны, и может показаться странным, что такой ненавистный империалистическому Западу режим, чуть ли не первый в списке на уничтожение, продолжает существовать и развиваться. Тому есть ряд объективных причин. 

Тактика КНДР: «Нас не трогай, мы не тронем…»

Сегодня в мире нет ни одной другой страны, про которую было бы придумано столько же злонамеренной вздорной чепухи и небылиц, как про КНДР. Западная пропаганда старательно лепит из Северной Кореи образ безусловно заслуживающего уничтожения врага (особенно усердствуют в этом пропагандистские агентства Южной Кореи). Но сам процесс уничтожения что-то затягивается, несмотря на все явные и неафишируемые старания и усилия.

Сразу после освобождения Корейского полуострова от японской колониальной власти под влиянием сложившихся мировых центров силы произошёл раскол Кореи и Соединёнными Штатами с целью спасения собственного марионеточного южнокорейского режима под прикрытием мандата ООН была предпринята попытка подавить северокорейский режим военной силой, они были вынуждены прибегнуть к открытому вторжению. Северокорейский режим пользовался прямой и косвенной поддержкой Китая и СССР. Это была ожесточённая и кровавая многолетняя бойня, в результате закончившаяся патом. Соединённые Штаты на полном серьёзе рассматривали возможность применения в этом локальном конфликте ядерного оружия. Всего этого — и интервенции, и понесённых жертв, и зловещих угроз — корейцы не забыли.

Мало кто знает, но на начальном этапе Северная Корея опережала Южную по темпам индустриализации и экономического развития и могла рассчитывать на хорошие перспективы. Ситуация кардинально изменилась с прогрессирующим коллапсом социалистического блока. Для Южной Кореи были открыты богатые рынки сбыта западных стран, она за десятилетия успешно интегрировалась в мировое разделение труда в рамках капиталистической системы, на первых порах представляя собой типичную колониальную потогонную мастерскую и накапливая промышленный капитал за счёт сверхэксплуатации труда, в дальнейшем этот капитал уже сам пошёл в рост. 

Северная Корея же оказалась внезапно лишена многих важных экономических связей, в которых она так нуждалась (в частности, в области поставок энергоносителей и продовольствия — собственное воспроизводство продукции этих отраслей затруднено в силу географических особенностей страны), и более того попала в жёсткую организованную международную изоляцию и блокаду. США и их союзники не только ввели собственные санкции против КНДР, перехватывают и задерживают следующие в страну и из страны грузы, они также активно преследуют тех, кто осмеливается вести дела с этой страной (например, за счёт тотального контроля над мировой финансовой системой, замораживая счета и подвергая санкциям банки, обслуживающие неугодные сделки). В результате такого международного моббинга КНДР, как зачумлённого, на всякий случай обходят стороной даже те, кто был бы не прочь вести с ней взаимный бизнес. Так до недавнего времени поступали почти все, кроме самых упёртых и некоторых исключений, когда экономическая выгода перевешивала политические мотивы (см., напр., совместные экономические зоны обеих Корей). Но Запад так часто пускал в ход санкционную дубинку, что клуб нерукопожатых под санкциями разросся, и Северной Корее в нём уже не так одиноко.

То, что в последнее время у КНДР дела несколько пошли на лад можно видеть по набирающему силу обновлению морально устаревших материалов и постепенно идущему техническому перевооружению (это заметно и на бытовом уровне и, к примеру, по оснащению вооружённых сил).

Северокорейское руководство отчётливо понимает, что Запад никогда по доброй воле не оставит эту непокорную страну в покое, поэтому КНДР всегда вынужденно делала особый упор на оборону. Стратегическая установка Северной Кореи — выживание. КНДР понимает, что уступками умиротворить хищные империалистические метрополии не получится. Печальный конец Югославии, Ирака, Ливии и других тому более чем наглядная иллюстрация. Поэтому ставка делается на создание оборонного потенциала, достаточного для нанесения противнику неприемлемого ущерба (или угрозы самой возможности нанесения такого ущерба). Отсюда относительно высокие траты на армию и принципиальное упрямство в разработке современных образцов оружия массового поражения (ОМП), несмотря на совместное международное давление, даже со стороны стратегических союзников (вроде Китая).

То, что Северная Корея всё ещё не лежит в руинах, показывает, что такая тактика не лишена оснований.

Тактика Запада: «Зелен виноград…»

Запад не смог уничтожить КНДР открытой военной силой (так же, как это не удалось сделать с тем же СССР, которому северокорейский режим, как и китайский, во многом наследует генетически).

После крушения советского Соцблока был небезосновательный расчёт задавить КНДР чисто экономическими методами. Ущерб от такого давления огромен, но уничтожить страну опять не удалось. Более того, находящаяся в блокаде страна адаптировалась к крайне неблагоприятным условиям и продолжает развиваться (по сути, уже сейчас выработав модель развития, к которой неизбежно должны будут прийти и другие страны по мере исчерпания ископаемых и природных ресурсов — это обозримая перспектива нескольких десятилетий для всего человечества).

В сочетании с радикально меняющимися условиями в мировой экономике (новые восходящие центры силы, постепенная утрата западными метрополиями былой гегемонии и мощи, обострение конфликтов, сжатие рынков и проч.) перед КНДР открываются новые возможности развития и роста. Это само по себе крайне нежелательно для Запада, поскольку, во-первых, разрушит пропагандистский миф об экономическом превосходстве и безальтернативности западного пути развития (даже в статусе колоний), а, во-вторых, навсегда закроет возможность военного решения проблемы Северной Кореи.

Исторически обусловленный упадок северян давал отличную возможность для решительной атаки на Северную Корею. Но уже завтра может быть поздно. В связи с этим возможна эскалация конфликта.

Что до сих пор удерживало США от военного нападения на донельзя демонизированный режим Кимов — это ненулевая угроза нанесения ответного неприемлемого ущерба агрессору. Военный (как и экономический) потенциал КНДР хоть и не сопоставим с военной мощью США, окутавших весь мир сетью своих баз и беспрерывно ведущих войны посредством дорогостоящих средств уничтожения, но достаточен для того, чтобы рассматриваться как потенциальная проблема. В случае, если блицкриг высокоточных ударов не удастся (что весьма вероятно, если учесть, что в хвалёной эффективности той дорогостоящей «высокоточности» изрядная доля ориентированного на маркетинг пиара, а не объективных фактов, что наглядно показали, к примеру, йеменская панарабская авантюра или применение модных вооружений в сирийской кампании), тогда возможны затяжные действия сухопутных армий и давно готовящаяся к войне хорошо мотивированная страна может стать разворошённым осиным гнездом и чёрной дырой для резервов, бюджетов, усилий и проч., привыкших к лёгким прогулкам любителей пострелять в безответных. 

Вполне вероятно, что при таком сценарии развития событий, Южной Корее, послушно пляшущей под дудку Запада несмотря на серьёзное внутреннее сопротивление простых людей, придётся весьма несладко. Внешним инвестициями в данную экономику и иностранным активам тоже. Можно было бы предположить, что частичное обнуление южнокорейского потенциала само по себе не сильно противоречит интересам западных метрополий (меньше Самсунга, больше Эппла). Но, во-первых, это довольно радикальная мера для того, что может быть достигнуто более мягкими и простыми методами, а, во-вторых, нет никаких гарантий, что воля, изобретательность и наработки упрямых корейцев не позволят партизанским действиям и точечным ударам (в том числе с использованием ОМП) выйти далеко за пределы Корейского полуострова. При всех нарощенных мускулах гигантского западного хищника, тому совсем не улыбается проглотить осу.

Ещё один резон, который снижает вероятность полномасштабного нападения на КНДР, — развёртывание системы ПРО на Корейском полуострове. На самом деле, данная система развёртывается на перспективу против России и Китая. Северокорейская угроза — это просто предлог прикрытия, так же, как угроза со стороны Ирана некоторое время использовалась для развёртывания европейского сегмента ПРО. В этом плане Запад просто повернул неудобную ситуацию с непокорной северокорейской «занозой» в свою пользу. С уничтожением КНДР исчезнут основания для развёртывания ПРО, или её сохранение приведёт к преждевременной эскалации прямого конфликта с такими военными гигантами, как Китай и Россия, или с их коалицией. В стратегическом плане США может быть выгодно существование непокорного  режима КНДР, как регионального пугала (но ровно до тех пор, пока американские стратеги не решат, что дальнейшее развитие Северной Кореи может быть опасно, и ростки пора вытаптывать).

Наметившееся постепенное восстановление и развитие КНДР вполне может стать причиной агрессии стран Запада против этой страны.

В то же время, действовавшие ранее сдерживающие факторы никуда не делись и в известной мере (создание и наращивание ядерного потенциала и средств доставки) даже усугубились. Сама попытка подавить КНДР превосходящей военной мощью может быть чревата серьёзным конфликтом с граничащими Россией и Китаем. Вполне вероятно, что несмотря на демонстративное, с удвоенным энтузиазмом поигрывание стероидными мускулами, нынешняя провокация конфликта со стороны носителей Свободы и Демократии™ так и останется провокацией, в ряду тех, каких немало было до этого. Если же конфликт всё же произойдёт, его последствия могут быть непредсказуемыми и крайне неприятными (и не только для Северной Кореи и всего региона).

Дмитрий Вэйдер

plainnews.ru

КНДР-США: причины конфликта, анализ, перспективы

Война как ядро парадигмы американской внешней политики

Американская политика и экономика зависят от ведения войны. Война необходима США с точки зрения идеологии, политики и экономики. Именно поэтому военно-промышленный комплекс США представляет собой одну из самых влиятельных сил в государстве.

Иногда именно этот ВПК называют «deep state», глубинным государством. Для того, чтобы этот «deep state»  / ВПК получал новые оборонные заказы, исчисляемые триллионами долларов, необходимо вести войну. В противном случае эти расходы будут не оправданы.  С этим никто не может не считаться: ни так называемые миротворец Обама, ни жесткий реалист Трамп. Американский ВПК диктует свои требования любому президенту с любыми мировоззрениями и поэтому война необходима (неизбежна). Но что делаетТрамп?

Стратегия Трампа

Трамп стремится изменить парадигму внешней политики, но не может сделать это резко, находясь под давлением глубинного государства (ВПК). Любое резкое изменение курса и методологии внешней политики приведет к его смещению, его ликвидации, поэтому Трамп пузырь его военных расходов пытается обратить в другое русло. Самая главная задача Трампа как политика, обещавшего избежать ядерного конфликта с Россией и увернуться от назревающей опасности Третьей мировой ядерной войны, — нормализация отношений с Россией. В то же время давление ВПК США на Трампа не ослабевает и он вынужден вести войну. Но не с Россией. Из этого нужно  исходить при анализе эскалации конфликта вокруг Северной Кореи.

Столкновение с Россией наиболее вероятно в Сирии, поэтому Трамп уводит внимание от Сирии на Дальний Восток. Стоит отметить, что Россия явно не заинтересована в войне США против КНДР, тем более в дело вмешивается Китай. Но все-таки это не так болезненно, это более косвенная конфронтация с США.  Другим кандидатам на агрессию со стороны США в Трамповской парадигме является Иран. Иран — более тесный союзник России с общими политическими интересами в регионе. Для нас война США с Ираном окажется гораздо более болезненной.

И если учесть, что Трамп не может не воевать (а наиболее вероятным противником является Россия с угрозой развертывания ядерной войны), то конфликт США и КНДР — это меньшая из зол, которая в данной ситуации возможна и которая затрагивает Россию лишь по касательной. Нам это не выгодно, но это лучше чем война США с Россией.

Война с КНДР – политическое самоубийство Трампа?

Трамп с рациональной точки зрения войну с КНДР начинать не должен, этим  он никак не улучшит свои позиции. Военные базы США есть в Южной Кореи, регион в той или иной контролируется США.  Для войны с КНДР нет особых ни стратегических, ни имиджевых интересов.  Война приведет к огромной гражданским жертвам, то есть к сотням, тысячам людей и обернется полной политической катастрофой со всех точек зрения. Трамп не может этого не понимать. Начало войны с КНДР — это самоубийство Трампа и создание ситуации, которая не имеет выигрыша. Но тем не менее это лучше, чем ядерная мировая война, к которой постоянно подталкивает Трампа разгорячённая военно-промышленная машина США, да и вообще любого президента США (и на что бы видимо пошла Хилари Клинтон). Мы видели, что Трамп сменил советника по России, конфронтация в этом направлении будет немного ослаблена.

Трамп сменил советника по Ближнему Востоку: конфронтация в этом направлении будет также ослаблена. В такой ситуации «козлом отпущения» выбран совершенно невинный, замечательный Ким Чен Ын, который просто защищает и пытается отстоять на международной арене суверенитет своей маленькой, но великой страны. С моральной точки зрения он прекрасен, но с точки зрения большой политики, если эта война начнется, то в нее будет втянут Китай, и это может стать концом США. Если  Трамп решится на эту войну… Если он опять не решится, поступит рационально, то конфронтация с внутренним  ВПК тоже будет фатальна. Ситуация будет напряженной, но в первую очередь  для Трампа, который пытается лавировать между «Сциллой и Харибдой», между рациональностью, которая подсказывает ему не вести войн, и курсом ВПК, глубинного государства. Рациональность была бы замечательна и наиболее выгодна для США и для Трампа лично, но это спровоцирует непримиримый конфликт с агрессивной американской военной промышленностью,  которая такого мирного решения и перехода к реализму не допустит.

С рациональной точки зрения, этого войны с КНДР быть не должно, потому что она приведет к бесчисленным и неоправданным жертвам, резкому падению политического  статуса США в мире. Это будет не оправданное насилие, ничем не оправданное. Выигрыша здесь быть не  может. И тем не менее это лучше, чем ядерный конфликт с Россией из-за Украины или Сирии, к чему бы могла привести альтернативная администрация. Дело, конечно,  плохо, Трампу выбирать…

 

www.geopolitica.ru

как КНДР и США чуть не начали ядерную войну

Довольно трудно представить себе в одном предложении такие фразы, как «северокорейский концлагерь», «угроза ядерной войны» и «забавный курьез». Однако в мире, полном сложных и невероятных связей, случается всякое. В 1968 году «всякое» случилось с командой американского разведывательного судна Pueblo. Началось все со шпионажа, а закончилось буквально десятками «факов».

В 1968 году отношения между США и Северной Кореей были весьма недружелюбными и любое событие могло послужить резкому обострению конфликта. Как это часто бывает, событие действительно случилось и едва не вылилось в полноценную войну. Нет ничего удивительного в том, что американские военные безостановочно мониторили побережье Кореи, а власти КНДР, в свою очередь, давали своим пограничникам довольно широкие полномочия, вплоть до обстрела подозрительных судов.

Началась обоюдная эскалация конфликта: американцы посылали все больше шпионов, тогда как корейцы все более резко и вспыльчиво реагировали на это. В общем, кончилось все в каком-то смысле предсказуемо: один из множества разведывательных кораблей был-таки пойман. Речь идет о судне Pueblo, которое формально числилось как исследователь океанической фауны, а на деле было под завязку напичкано шпионским оборудованием.

Разведывательное судно Pueblo в наши дни.

23 января корабль, вошедший в территориальные воды КНДР, был окружен торпедными катерами с поддержкой истребителей, обстрелян, и, в конце-концов, захвачен вместе со всем экипажем «ученых-океанографов». Дальнейшая судьба американцев была не особо веселой: их поместили в концлагерь для военнопленных и почти год удерживали как заложников. Более того, в сложившейся конфликтной ситуации началась настоящая информационная война, которая в теории могла перерасти и в ядерную.

Убивать экипаж Pueblo было нельзя и корейцы сделали из них оружие пропаганды. Захваченных шпионов начали активно фотографировать и снимать с их участием пропагандистские фильмы. Во-первых, так США не могли предъявить Корее за жестокое обращение с пленными, а во-вторых, народ КНДР получил подтверждение величия идей чучхе. С американцами обращались неплохо, но они были обязаны рассказывать на камеру о том, как рады освобождению от империалистического гнета и торжеству социализма. Выходило не особо убедительно, но и целью всей этой заварушки был не «Оскар».

Экипаж Pueblo в северокорейском плену.

А теперь самая забавная часть истории: пленные договорившись между собой исполняли на камеру все, что просили корейцы. Моряки улыбались, махали руками, зачитывали указанный текст о торжестве КНДР и близкой гибели капитализма. Но, в то же самое время, при каждом удобном случае они осторожно и исподволь показывали на камеру «факи». Тем самым, у них получилось достаточно однозначно и красноречиво выразить свое отношение к происходящему, а заодно послать такой вот зашифрованный знак соотечественникам. Граждане США шутку оценили и очень полюбили. Возможно, она даже сыграла одну из ключевых ролей в разряжении конфликта.

В какой-то момент корейские военные (а они тоже были не совсем дураки) заметили этот повторяющийся паттерн поведения заложников, так что настоятельно попросили объясниться. Все американцы, как один, заявили, что это — гавайский жест пожелания удачи. После этого случилось еще более невероятное: отныне им разрешили показывать «фак» открыто и даже по отношению к корейскому населению и руководству. В знак приязни и доброй воли, конечно же.

Но любая шутка не живет вечно, так что хулиганы были раскрыты. Причем, именно благодаря американской прессе, которая с удовольствием писала о героическом поступке неунывающих пленников. Сами понимаете, после такого их жизнь в лагере стала ощутимо труднее и неприятнее. Однако спустя одиннадцать месяцев конфликт был исчерпан, США и КНДР смогли хоть как-то договориться и северные корейцы отпустили пленников, отправив их в южную Корею через демилитаризованную зону.

Само разведывательное судно Pueblo было оставлено как военный трофей, свидетельство мощи КНДР и несомненных преимуществ идей чучхе над капитализмом. Позже корабль был превращен в музей, где любой турист сможет услышать эту историю (разумеется, без рассказа о непристойных жестах) и внимательно изучить его.

Кто знает, как сложился бы тот конфликт США и Северной Кореи, если бы не хулиганские «факи». Скорее всего, случилось бы все то же самое, но не исключено, что этот жест сыграл в разрядке ситуации недооценено большую роль. И, да, если попадете в северокорейский плен, не показывайте им средний палец — теперь-то они научены и в курсе, что это значит.

disgustingmen.com

как дипломатический конфликт довёл США и КНДР до разговоров об объявлении войны — РТ на русском

В Госдепартаменте США опровергли утверждения, что Дональд Трамп объявил войну Пхеньяну. Ранее американского президента обвинил в этом министр иностранных дел КНДР. Он подчеркнул, что в ответ на данный шаг Северная Корея оставляет за собой право сбивать стратегические бомбардировщики Соединённых Штатов, даже если они находятся в нейтральном воздушном пространстве. Очередной виток конфликта между США и КНДР разгорается на фоне ряда резких заявлений, прозвучавших на 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, и пролёта самолётов американских ВВС вблизи северокорейской прибрежной зоны.

Министр иностранных дел КНДР Ли Ён Хо обвинил президента США Дональда Трампа в том, что он объявил войну Северной Корее. В связи с этим Пхеньян оставил за собой право на принятие ответных мер, включая возможность сбивать стратегические бомбардировщики США. Министр подчеркнул, что американские самолёты могут стать целью северокорейских средств ПВО, даже если они находятся в нейтральном воздушном пространстве.

«Поскольку Соединённые Штаты объявили войну нашей стране, у нас есть полное право принимать контрмеры, в том числе — сбивать американские стратегические бомбардировщики, даже если они не находятся в воздушном пространстве Северной Кореи», — цитирует Ли Ён Хо CNBC.

«Весь мир должен отчётливо понимать, что именно США первыми объявили войну нашей стране», — подчеркнул глава МИД КНДР.

Позже в тот же день, 25 сентября, представитель бюро по делам Восточной Азии и Тихоокеанского региона Госдепартамента США Катина Адамс опровергла заявление корейского дипломата, отметив, что американская сторона продолжает добиваться мирной денуклеаризации Корейского полуострова, сообщает РИА Новости.

«США не объявляли войну Северной Корее», — заявила Адамс.

Кроме того, в Госдепе подчеркнули, что ни одна страна не имеет права обстреливать или сбивать самолёты или корабли другого государства в международном воздушном и водном пространстве.

Официальный представитель Белого дома Сара Сандерс, отвечая на вопросы журналистов, назвала абсурдными обвинения в объявлении войны Северной Корее.

В свою очередь, официальный представитель Генерального секретаря ООН Стефан Дюжаррик призвал все стороны к поиску политического решения для преодоления кризиса на Корейском полуострове.

«Когда растёт напряжённость и накаляется риторика, растёт и опасность просчётов. Пламенные речи ведут к роковым недоразумениям», — цитирует ТАСС Дюжаррика.

«Не долетит до цели»

США специально провоцируют КНДР, поскольку Вашингтону стратегически выгодно обострение ситуации вокруг Северной Кореи и в регионе в целом, уверен член комитета Госдумы по международным делам Антон Морозов. В беседе с RT Морозов, однако, отметил, что угрозы Пхеньяна не означают его реальной готовности к боевым действиям.

«Если бы у КНДР была возможность предпринять серьёзные действия, которые могли бы нанести ущерб США или их союзникам, то, конечно, этого следовало бы опасаться. Но сейчас у них такой возможности нет. В том числе и сбивать самолёты, — подчеркнул Морозов. — Поскольку система ПВО (той же Южной Кореи, Японии и американцев), которая дислоцирована в регионе, настолько совершенна, что ни одна ракета, выпущенная с территории КНДР, не долетит до цели», — добавил депутат.

  • Американский сверхзвуковой стратегический бомбардировщик B-1B Lancer
  • © US AIR FORCE

«Демонстрация решимости»

Очередной виток конфликта между США и КНДР разгорается на фоне ряда резких заявлений, прозвучавших на 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, после которых самолёты ВВС США совершили акт демонстрации силы — пролёт вблизи прибрежной зоны КНДР.

Напомним, 23 сентября сверхзвуковые стратегические бомбардировщики B-1B Lancer, поднятые в воздух с Гуама, и истребители F-15C Eagle с Окинавы пролетели в международном воздушном пространстве к востоку от побережья КНДР.

В заявлении Пентагона тогда назвали эту миссию «демонстрацией решимости» Соединённых Штатов и «чётким сигналом», что у американского президента есть множество инструментов, чтобы справиться с любой угрозой.

В ведомстве в очередной раз подчеркнули готовность США к использованию всего диапазона военных возможностей для защиты страны и её союзников.

Проведённый полёт стал для американской авиации самым северным относительно демилитаризованной зоны в Корее за всё время её существования.

Ответ на эти действия (хотя и весьма своеобразный) не заставил себя долго ждать. В воскресенье, 24 сентября, на северокорейском сайте DPRK Today появился видеоролик, в котором были весьма грубо смонтированные фото и видео якобы нанесения удара северокорейскими ракетами по американским бомбардировщикам и авианосцу.

«Превратил Белый дом в рыночную площадь»

Резкие заявления и порой выходящая за грань допустимого риторика обеих сторон стала отличительной чертой противостояния КНДР и США во время президентства Дональда Трампа.

Так, 19 сентября в ходе своего выступления на 72-й сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке Трамп заявил о готовности США к уничтожению Северной Кореи в случае угрозы для Вашингтона и его союзников.

«США обладают огромной силой и терпением. Но если придётся защищать себя или наших союзников, у нас не останется другого выбора, кроме как полностью уничтожить Северную Корею», — сказал президент Америки.

Глава северокорейского МИД тогда заявил, что слова американского президента напоминают ему лай собаки, а 23 сентября, выступая на той же площадке, он назвал главу США психически невменяемым человеком. Ли Ён Хо также добавил, что президент Соединённых Штатов «превратил Белый дом в шумную рыночную площадь <…>, а сейчас он хочет превратить ООН в гнездо гангстеров, где уважают лишь деньги и где кровопролитие в порядке вещей».

«Такой человек, как Трамп, — это психически невменяемый человек», — заявил Ли Ён Хо.

«Трамп привык к угрозам и обманам. А сегодня в его руках ядерная кнопка — вот угроза мировой безопасности», — подчеркнул дипломат.

В ответ президент США выступил с новыми угрозами в адрес Северной Кореи.

Just heard Foreign Minister of North Korea speak at U.N. If he echoes thoughts of Little Rocket Man, they won’t be around much longer!

— Donald J. Trump (@realDonaldTrump) 24 сентября 2017 г.

«Только что послушал, как министр иностранных дел Северной Кореи говорил в ООН. Если он продолжит повторять мысли маленького «человека-ракеты», долго они не протянут!» — написал он.

Также на днях он не преминул напомнить, что ситуацию с ядерной программой КНДР должны были разрешить его предшественники на посту президента США.

«Человека-ракету» должны были усмирить очень давно. С ним должны были справиться Клинтон (не буду упоминать республиканцев) и Обама», — заявил Трамп во время выступления в Алабаме.

  • Министр иностранных дел Северной Кореи Ли Ён Хо выступает на Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке.
  • Reuters
  • © Eduardo Munoz

На прошлой неделе глава северокорейского МИД также заявил о готовности КНДР к проведению нового испытания водородной бомбы — на сей раз в Тихом океане.

«Возможно, последует мощнейшая детонация водородной бомбы в Тихом океане», — цитирует дипломата агентство «Рёнхап».

Он добавил, что не может точно сказать, какие именно действия могут быть предприняты, поскольку приказ будет исходить от лидера страны Ким Чен Ына.

В ответ глава Пентагона Джеймс Мэттис осудил саму возможность подобного рода действий и назвал их крайне безответственными: «Такого взрыва над землёй не было… даже не помню, сколько лет. Это стало бы шокирующим примером безответственности в отношении здоровья людей в глобальном масштабе, в отношении стабильности и нераспространения ядерного оружия», — заявил Мэттис.

russian.rt.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о