Иран 3:3 Ирак - Онлайн трансляция футбольного матча. 23.01.2015

90'

Вот и все. 1:1 - именно такой счет фиксирует арбитр нашего матча. Будем ждать дополнительного времени, а может и серии пенальти.

90'

Последовал навес в штрафную, потом еще один навес, а потом боковой судья показа положение "вне игры". Видимо, дополнительного времени не избежать.

90'

А вот и прекрасный шанс для сборной Ирана, чтобы вырвать победу на последних секундах. Штрафной удар они будут бить. Салим за нарушение получил "горчичник".

90'

Продолжают футболисты катать мяч по полю, без опасных моментов. Да, конечно, два гола мы с Вами увидели и все. Скучный матч получается, друзья.

88'

Пуралиганджи пробил по воротам сейчас с дальней дистанции, однако снаряд полетел к угловому флажку. Не получился удар у игрока Ирана. Итак, совсем скоро пойдет дополнительное время.

86'

Конец основного времени очень близок. Мало времени осталось, думаю, что арбитр добавит около трех минут. Но шансы у команд забить гол еще есть. Посмотрим.

84'

Гучаннеджад получил мяч на линии штрафной площади и пробил по воротам, но получилось очень высоко и совсем неточно. Потом он показал палец вверх, поблагодарил партнера за передачу.

83'

Начали включать скорости футболисты Ирака, видимо, не хотят они дополнительное время, но хозяева сдаваться не собираются. Они будут биться до последнего.

81'

И последняя замена в составе сборной Ирана. Дежага покинул пределы поля, а вместо него вышел Гучаннеджад.

79'

Замена готовится в составе сборной Ирана. Последняя, кстати. А тем временем, голкипер хозяев завязал бутсу. Но перед этим он попросил паузу у арбитра.

77'

Я, конечно, не хочу намекать, однако все идет к дополнительному времени. Команды очень мало атакуют. Снаряд чаще всего находится в центре поля. Сборная Ирака совсем не хочет реализовывать лишнего.

76'

Пятнадцать минут осталось играть командам, напомню Вам, друзья, если в матче будет зафиксирована ничья, то нас ожидает дополнительное время, а может и серия пенальти.

74'

Очередной раз медики появились на футбольном поле. Снова травму получил игрок Ирана. Но на сей раз обошлось без носилок, но футболист покинул пределы поля. Но в скором времени вернется.

73'

И снова угловой удар, сейчас уже с противоположного края. Очередной навес в центр штрафной - защита на высоте. Но подбор в центре остается за гостями.

72'

Очередной угловой удар заработали футболисты Ирака. Это уже шестой корнер для них. А соперник подавал с угла поля только один раз. Вот такая статистика у нас, друзья. Кстати, не удалось им создать момент со стандарта.

70'

А, нет, вернулся игрок на футбольное поле. Видимо, медики смогли привести его в чувства. Он продолжит игру. Кстати, а травму он получил в борьбе с коллегой. Не разобрались они, кто будет играть этот мяч.

69'

Да, инициатива на стороне гостей. Не удивительно. Сборная Ирана сейчас будет действовать исключительно на контратаках. Посмотрим, что из этого получится. Думаю, гол мы обязательно еще увидим.

68'

Пока нет замены, видимо, игрок еще не готов. А тем временем Ясер Касим получил предупреждение в виде карточки. Грубо он сыграл против своего соперника.

66'

Еще одного игрока выносят на носилках. И это футболист сборной Ирака. Что-то невероятное творится сейчас на поле. Снова потребуется замена наставнику хозяев. Ему и его подчиненным стоит только посочувствовать.

65'

Замена в команде Ирака. Абдул-Захра покинул пределы футбольного поля, а вместо него вышел Аднан.

63'

И снова повреждение у сборной Ирана. Опять игрок лежит на газоне. Медицинский персонал на футбольное поле. Неужели потребуется еще одна замена?

62'

Травмированный Азмун покинул футбольное поле на носилках, а вместо него вышел Джаханбакш.

61'

Травма у нас, игрока просто выносят на носилках с футбольного поля. Пожелаем ему скорейшего выздоровления. Гол пропустили, еще и игрока травмировали. Тяжело будет Ирану.

60'

Пятнадцать минут сыграли команды во втором тайме. Атакующий футбол мы видим со стороны гостей, а вот хозяева ничего не могут с этим поделать. Приходится им обороняться.

58'

Сложно теперь будет футболистам сборной Ирана. Они пропустили, еще и имеют на поле на одного футболиста меньше. Посмотрим, может им и повезет.

57'

Г-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-Л. 1:1. Только сказал про оборону хозяев, как её пробили. Счет снова равный. И все начинается сначала, однако преимущество теперь у гостей. Юсин Махмуд воспользовался ошибкой защиты и спокойно пробил в пустой угол ворот.

53'

Отлично в обороне действуют хозяева, не подпускают они соперника к своей штрафной площади. Сейчас им удалось сделать перехват, мяч оказался у Азмуна, который вошел в штрафную и пробил, но получилось выше.

52'

Как и в первом тайме, футболисты Ирака владеют инициативой, но вот дело до опасных моментов не доходит. Снаряд постоянно находится в центре футбольного поля.

51'

Вот футболисты Ирака ответили навесом в штрафную площадь с фланга, однако голкипер в этом моменте спокойно вышел и забрал мяч в своих владения.

50'

Первую атаку провели хозяева через левый фланг, попытался форвард сделать навес, но запутался в своих ногах, и мяч покинул пределы футбольного поля, удар от ворот будет у нас.

49'

Второй тайм начался без опасных моментов. Много контроля мяча мы видим, стараются это делать футболисты Ирана. Они никуда не спешат, да и отдавать снаряд сопернику не хотят.

47'

Да, были изменения. В сборной Ирана на усиление защиты, а в команде Ирака - атаки. Амири Вахид покинул поле, а вместо него вышел Шоджаи Масуд - это изменение у хозяев, а у гостей газон покинул Мерам, а вышел - Аль Алии.

46'

Второй тайм начался. Поехали, друзья. Сейчас будем разбираться с составами. Кто ушел, а кто пришел.

www.liveresult.ru

Иран-Ирак

ВОЙНА ПРОТИВ ИРАКА И ПОЗИЦИЯ ИРАНА

Война США и Великобритании против саддамовского Ирака идет в одном из стратегически важнейших регионов планеты, куда входит Ближний и Средний Восток, Кавказ, зона Каспийского моря, Центральная Азия и где сталкиваются интересы мировых «центров сил». В этом регионе одну из доминирующих ролей играет Исламская Республика Иран. Она занимает особое военно-стратегическое положение, являясь одновременно и средневосточной, и кавказской, и центрально-азиатской, и каспийской страной, страной, омываемой водами Персидского и Оманского заливов Индийского океана. Все болевые точки региона, так или иначе, сопряжены с Ираном. Все, казалось бы, сугубо внутренние проблемы отдельных частей региона, будь то этнические или религиозные, военные или экономические, проблемы беженцев и наркобизнеса, проблемы терроризма и сепаратизма могут эффективно решаться только при содействии Исламской Республики Иран. Излишне напоминать, что Иран, как источник углеводородных природных ископаемых, а также как территория транспортировки нефте-газопродуктов обладает абсолютной ценностью. Более того, шестидесяти пятимиллионный Иран, имеющий одну из самых многочисленных армий в мире (около 800 тыс. человек), объективно, вне любой как внешне -, так и внутри - политической конъюнктуры, является решающим фактором западно-азиатской региональной политики.

В силу вышеизложенного позиция Ирана по острейшей современной проблеме - войне США и Великобритании против Ирака представляется чрезвычайно важной.

Как известно, Исламская Республика Иран не является ни союзником, ни партнером Ирака. Между двумя странами есть много разногласий и историческо-традиционных, и этнических, и религиозных, и идеологических. Безусловно, Тегеран был бы не против смены ненавистного ему режима Саддама Хусейна в Багдаде. Но Иран резко выступает против военной операции США без санкции ООН.

Пытаясь решить «проблему Саддама» мирным путем, руководители Ирана, еще в начале возрастания напряженности вокруг Ирака заявляли, что смена режима в стране - это дело самого иракского народа. Иранцы предложили провести референдум и свободные выборы под эгидой ООН.

Для Ирана дестабилизация ситуации в соседней стране чревата самыми негативными процессами. Это и десятки тысяч беженцев, которые, по всей вероятности, хлынут в Иран. А Тегеран еще не «пришел в себя» после 3-х миллионной волны афганских беженцев. Новые потоки обездоленных иракцев создадут катастрофическую ситуацию в Иране и в экологическом, и в эпидемиологическом, и в финансовом, - и, в целом, в гуманитарном плане.

Не стоит забывать и «курдскую проблему», которая, конечно, вновь станет головной болью в Тегеране. Ведь инициированная войной в Ираке активность Турции в Курдистане вновь, как было не раз, превратит этот район в еще одну горячую точку региона. И жар от нее, безусловно, опалит и Иран.

Однако все же главная опасность для исламского Ирана заключается в том, что американо-английская операция против Ирака резко ухудшит геостратегическое положение ИРИ.

Действительно, беспрецедентное укрепление позиций США в регионе, что, несомненно, рано или поздно произойдет после войны, самым отрицательным образом скажется на положении Ирана. Не секрет, что в Вашингтоне продолжают рассматривать тегеранский режим в качестве потенциальной цели для последующих действий по устранению угрозы со стороны стран, входящих в придуманную американцами пресловутую «ось зла». Даже в случае отказа Вашингтона от прямой военной акции против Тегерана, Исламская Республика Иран окажется в сложном положении. ИРИ будет практически в замкнутом кольце проамериканских режимов. Это - постсаддамоский Ирак, натовская Турция, смотрящий в сторону США Южный Кавказ, Афганистан, где роль США чрезвычайно велика, американский союзник Пакистан и, наконец, арабские монархии Персидского залива. Подобная «политическая география» совершенно не устраивает исламский Иран, поскольку такая «диспозиция» явно облегчит задачу администрации Джорджа Буша целенаправленно «эволюционизировать» режим иранских аятолл мирным путем.

В течение всего периода эскалации антииракской кампании со стороны Соединенных Штатов иранские интеллектуалы, политологи рассматривали возможные варианты реакции Ирана на предстоящие военные действия США против Ирака. Наиболее разумным путем, по которому в этом случае может пойти Иран, один из видных иранских ученых политологов доктор Фирузабади назвал политикой позитивного нейтралитета. Такой вариант внешнеполитического курса представляется наилучшим из всех возможных. Он, как считает Фирузабади, в полной мере отвечает национальным интересам Ирана.

Похоже, иранское руководство идет именно этим путем. Сразу же после начала боевых действий Тегеран объявил, что Иран придерживается нейтралитета в войне США против Ирака и не намерен оказывать помощь ни иракской оппозиции, находящейся на территории Ирана, ни одной из противоборствующих сторон конфликта. При этом было заявлено, что Иран не позволит ни одной из конфликтующих сторон воспользоваться наземным, воздушным или морским пространством Исламской Республики.

Секретарь Высшего совета национальной безопасности ИРИ Хасан Роухани особо подчеркнул: «Если одна из этих сторон предпримет попытку вторгнуться на территорию Ирана, то получит достойный отпор». По мнению Роухани, позитивный нейтралитет - это не нейтральная позиция с политической, правовой и гуманитарной точек зрения. «Те, кто начали войну без санкции ООН, несут на себе всю полноту ответственности за ее последствия», - указал Роухани. Он призвал страны мира и ООН предпринять шаги для немедленного прекращения войны.

Духовный лидер Исламской Республики Иран аятолла Али Хаменеи резко осудил военный удар США по Ираку. В обращении к нации по случаю наступившего 21 марта в Иране нового года, он охарактеризовал нападение на Ирак «дьявольской» акцией. «Исламская Республика Иран, призывающая к незамедлительному прекращению войны, не защищает диктаторский баасистский режим. Мы выступаем в защиту иракского народа и верим, что будущность Ирака должна определяться самим народом этой страны», - подчеркнул аятолла Али Хаменеи.

Высший руководитель ИРИ назвал удар США по Ираку «новым гитлеризмом». Хаменеи сравнил нынешние действия американцев с поведением Адольфа Гитлера, который незаконно вторгся на территорию других стран для реализации своих интересов.

Аятолла Хаменеи призвал мусульманские нации осознать глубину этой опасности. По его мнению, «удар одной страны по другому государству под лживыми предлогами заслуживает осуждения мировым сообществом…Все это выглядит совершенно отвратительно в глазах мирового общественного мнения». Он призвал к немедленному прекращению вторжения в Ирак войск, возглавляемых США коалиции.

Касаясь целей этой «деструктивной и жестокой» войны, лидер исламского Ирана считает, что США «стремятся оккупировать Ирак, обеспечить себе господство в регионе, над его нефтяными ресурсами, равно как и защитить незаконный сионистский режим в Израиле».

Реакция президента ИРИ Мохаммада Хатами также была негативной. В своем обращении по случаю иранского нового 1382 года президент Хатами подчеркнул, что «угроза заключается в жестокой иллюзии великой державы, обладающей оружием, иметь право навязывать свои требования другим любой ценой».

Иран всегда выступал против войны, и сегодня «мы снова решительно осуждаем эту военную акцию», - заявил Хатами. «Мы не одиноки в этом, также как и общественное мнение в мире, в том числе и в США», - отметил он. «Вместе с тем, каждый должен задать вопрос, кто несет за все эти тяготы ответственность, кто ответит за угрозы международному миру и за эскалацию волны насилия и экстремизма», - заявил президент Ирана. «Мы внимательно следим за развитием событий, координируем наши действия с другими странами мира, с нашими друзьями. Мы всегда стремились к обеспечению своей безопасности и будем делать это и впредь», - подчеркнул Мохаммад Хатами.

Министр иностранных дел Ирана Камаль Харрази сделал акцент на гуманитарную сторону проблемы. По словам Харрази, «к сожалению, в этой неравной войне не соблюдаются изначальные нравственные и гуманитарные принципы». Глава иранского МИД выразил тревогу по поводу расширения боевых действий и увеличения гуманитарных потерь иракских беженцев. «В настоящее время беззащитный и угнетенный народ Ирака подвергается обширным ударам с земли и воздуха», - подчеркнул Харрази.

«Несогласие с войной, - сказал он, - не означает поддержку Саддаму Хусейну, так как Иран больше других государств потерпел ущерб от этой власти в Ираке». Протест этой незаконной войне заключается в несогласии с ударом по исламской стране, нарушении международных норм, создании неправильного образа действий, что в будущем приведет международные отношения к беспорядку и насилию, добавил глава иранского внешнеполитического ведомства.

Камаль Харрази дал оценку международному аспекту войны. Он сказал, что односторонние действия США не отвечают интересам всего мира, эта страна, отвергая международные усилия, ослабляет роль Совета Безопасности ООН. США превратила СБ ООН в кабинет войны, в то время как большинство стран и народов мира выступают против военной операции США в Ираке, однако администрация США не обращает внимания на мнение международного сообщества.

Иранское внешнеполитическое ведомство выступило против призывов администрации США объявить дипломатических сотрудников Ирака персона нон-грата. МИД ИРИ заявил, что Тегеран не будет выдворять иракских дипломатов и не намерен закрывать посольство Ирака в Исламской Республике.

Официальную позицию Исламской Республики Иран огласило и посольство ИРИ в Москве. В дипломатическом представительстве заявили, что Тегеран требует «немедленно остановить военные действия США против Ирака». «Вследствие вызова, брошенного авторитету ООН, в регионе развязана третья война, продолжительность и последствия которой трудно предугадать». Осуждая военную операцию США против Ирака и считая ее незаконной, отметили в посольстве, иранское руководство призывает «начать новый раунд усилий, направленных на уменьшение ужасных последствий этой войны». Вместе с тем Иран, указали в диппредставительстве, «будет воздерживаться от действий в интересах любой из враждующих сторон».

Со своими обращениями выступили и другие государственные ведомства Ирана.

Так, министерство обороны Ирана призвало иранскую нацию выразить свой протест войне. В распространенном призыве иранское оборонное ведомство назвало "очень опасными" последствия войны в регионе и заявило о необходимости скорейшей остановки военных действий.

"Война за нефть, которая сейчас идет в Ираке, не только не обеспечит интересы враждующих сторон, но и втянет регион и мир в водоворот нестабильности", - подчеркивается в обращении.

Единственным гарантом будущей судьбы Ирака является сам иракский народ. Создание демократии методами агрессии разрушило политический порядок и создало противоречие с международными нормами и законами.

Мировое сообщество, правительства миролюбивых стран и справедливый подход могли бы постараться в расширении политических движений и мер по изоляции агрессоров в международной политике с целью остановки этой незаконной, безнравственной и разрушительной войны, отмечается в призыве министерства обороны Ирана.

В своем заявлении Корпус стражей исламской революции (КСИР) подчеркивает, что в ситуации, когда угнетенный иракский народ подвергся незаслуженному нападению со стороны третьих стран, у Ирака нет иного выбора, иначе как оказывать захватчикам ожесточенное сопротивление. Вместе с тем, вооруженные силы Ирана не собираются помогать иракцам в их войне против США, однако, это не означает страха перед претендующей на мировое господство страной. Исламская революционная гвардия окажет достойный отпор любому, кто посягнет на безопасность Ирана.

Министр внутренних дел Ирана Абдолвахед Мусави-Лари заявил, что вооруженные силы Ирана готовы к отражению любой агрессии извне, внимательно следят за развитием событий в соседнем государстве. Иран придерживается «активного нейтралитета» в отношении этого кризиса. Вместе с тем, г-н Мусави-Лари напомнил, что Иран уже объявлял свое негативное отношение к войне и кровопролитию еще до начала военных действий.

Запад должен позволить иракскому народу самому решать свою судьбу. В решении иракского кризиса лидерство должна взять на себя ООН, считает глава МВД Ирана.

Иранские законодатели также выразили свое отношение к войне в Ираке. Депутат парламента (Меджлиса) Ирана Рамазан Вахиди считает, что Ирак «превратится для США во второй Вьетнам с таким же бесславным концом».

Как отметил иранский парламентарий, нападение США на Ирак «заставит многие страны видеть в Вашингтоне потенциального агрессора, ориентирующегося только на «кулачное право» и на «право сильного». По словам Вахиди, нельзя доверять словам Буша о том, что с помощью инспекторов ЮНМОВИК и МАГАТЭ США действительно собирались обнаружить в Ираке оружие массового поражения. По мнению иранского парламентария, некоторые из членов группы международных инспекторов выполняли роль разведчиков, а США воспользовались предоставленными данными для того, чтобы ракетно-бомбовые удары по Ираку наносились с большей точностью.

В целом можно констатировать, что в отношении к войне англо-американской коалиции против Ирака в кругах правящей элиты Ирана наблюдается единодушие. И либералы-реформаторы и консерваторы-фундаменталисты считают, что новые изменения, которые произойдут после свержения нынешней иракской власти, ничего хорошего не принесут другим государствам региона, в том числе Исламской Республике Иран. Правда, существует определенное разнообразие в расстановке акцентов в рассмотрении такого масштабного явления как война.

Иранские политологи активно обсуждают и анализируют ход войны, ее возможные последствия и угрозы Ирану, исходящие от разрушения стабильности.

Известный специалист по международным проблемам Махмуд Дехкан заявил, что если Америка когда-нибудь оккупирует Ирак, проблемы на этом не завершатся, они только начнутся.

Как отметил Махмуд Дехкан, американцев подстерегают две опасности: во-первых, тяжелые бои в ходе наземной операции и, во-вторых, большие людские потери, которые приведут к социальному взрыву в США, Англии и в других странах.

По поводу задач, которые поставили перед собой американцы, Махмуд Дехкан сказал, что можно выделить три стратегические цели. Ближайшая цель - оккупация Ирака, смена режима в этой стране и установление господства над иракскими нефтяными запасами в размере 220 млн. баррелей, которых может хватить на сто лет для обеспечения потребностей Америки в нефти.

Среднесрочная цель заключается в геополитических изменениях в зоне Персидского залива. Первоначально это может быть установление контроля над крайними фундаменталистскими движениями и обеспечение безопасности на южных границах Израиля. В этой связи будет оказано сильное давление на Иран, Саудовскую Аравию и некоторые страны Персидского залива.

В долгосрочной перспективе цель американцев заключается в сохранении своего господствующего положения в мире с использованием энергетических рычагов и в достижении экономического паритета с Евросоюзом, Китаем и Японией, как развитыми в экономическом отношении силами.

Иранские средства массовой информации уделяют большое внимание войне в соседней стране и всему, что связано с ней. Однако хорошо известно, что практически все иранские СМИ являются или государственными, или находятся под жестким государственным контролем. Поэтому, естественно, они освещают ситуацию в русле официальной позиции Тегерана. Таким образом, в узких рамках «исламской свободы слова» интонация материалов прессы и электронных средств информации варьируется от жесткой критики США и некоторого порицания Саддама Хусейна, до порицания США и жесткой критики багдадского режима.

В Иране широко освещается и такие проблемы как неумышленное нарушение воздушного пространства ИРИ и ее границ со стороны воюющих группировок. Известно, что с 21 по 26 марта на территории Ирана взорвались три американские и столько же британских ракет. Иракские ракеты также «залетают» в ИРИ.

В этой связи МИД Ирана заявил решительные официальные протесты США, Англии и Ираку.

Кроме того, отмечались инциденты на ирано-иракской границе. Так, 22 марта американские и британские подразделения попали под огонь иранских сил в непосредственной близости от границы. Это произошло, когда около сорока британских коммандос проводили операцию по ликвидации вооруженной группы иракцев на полуострове Фао в нескольких сотнях метров от иранской границы. В результате обстрела никто не пострадал. Британские и американские военнослужащие получили приказ не отвечать на огонь с иранской стороны.

Анализируя подобные случаи, иранская пресса отмечает нейтралитет Ирана и подчеркивает полную готовность иранских вооруженных сил дать отпор любому агрессору.

Тема экологии также стала ведущей в иранских СМИ после начала боевых действий в Ираке. Пресса сообщает, что Организация по охране окружающей среды Ирана сформировала штаб по нейтрализации возможного экологического ущерба от войны в Ираке. Этот штаб создан во взаимодействии с министерством нефти, портовыми и судоходными организациями с целью контроля ситуации в водах Персидского залива и проведения в случае необходимости очистительных работ. В штабе считают, что, если будут гореть нефтяные месторождения или создастся ситуация с выливом нефти из танкеров, организация по охране окружающей среды совместно с другими экологическими структурами готова работать по нейтрализации загрязнения.

Между тем, по мнению иранских экологов, возможный поджог иракских нефтяных скважин может привести к выпадению кислотных осадков. Регион, который будет подвержен этому страшному для здоровья человека и окружающей среды дождю, будет зависеть от направления ветра. Кроме того, могут быть созданы пары ядовитого газа. Тема экологии чрезвычайно беспокоит иранских журналистов.

В связи с войной иранские СМИ поднимают вопрос и о разрушении исторических памятников на территории Ирака. Руководитель Организации культурного наследия Ирана Мохаммад Бехешти выразил сожаление по этому вопросу. В соответствии с Конвенцией ООН от 1954 года, напомнил он, нападающие страны в ходе войны обязаны следовать правилам, требующим обеспечения сохранности исторических памятников. Мохаммад Бехешти обеспокоен также тем, что многие исторические памятники в Ираке могут пострадать от загрязнения окружающей среды и пожаров на нефтяных скважинах.

Проблема с памятниками выходит за рамки культурной сферы, поскольку памятники на иракской территории связаны со святыми местами шиитов. Это для шиитского Ирана является и духовной, и религиозной, и политической ценностью.

Можно отметить, что иранские СМИ стремятся консолидировать население перед лицом возможной угрозы распространения конфликта на территорию ИРИ.

Подобную агитационно-пропагандистскую работу проводит и Координационный совет исламской пропаганды Ирана. Этот Комитет выступил с заявлением, в котором осудил боевые действия Америки и Англии против Ирака.

В заявлении подчеркивается, что не потерявшая совесть общественность во многих странах по всему миру проводит антиамериканские и антибританские демонстрации протеста. В большинстве государств осуждаются односторонние действия США, совершающих агрессию против Ирака.

В заявлении указывается, что у Исламской Республики Иран имеются серьезные разногласия с обеими сторонами конфликта. Восьмилетняя война Ирака против Ирана, бесчисленные преступления баасистского режима в отношении иранского народа не могли быть совершены без поддержки со стороны Америки. Прежнее длительное пребывание американцев в Иране, видимо, также не дает покоя лидерам Белого дома в их стремлении к установлению своего господства.

В заключительной части заявления говорится о том, что мусульманский народ Ирана, несмотря на серьезные разногласия с баасистским режимом Ирака, не может быть сторонним наблюдателем варварского уничтожения мусульманского народа соседнего государства. Поэтому в пятницу, 28 марта, вместе с другими свободолюбивыми народами мира революционный народ Ирана после пятничного намаза проведет по всей стране антивоенные демонстрации с осуждением агрессии Америки и Англии и заявит о своей поддержке мусульманского народа Ирака.

Конечно, демонстрации пройдут. Но уже ясно, что они будут санкционированы властями.

В этой связи представляет интерес мнение жителей Тегерана. На третий день после нападения Америки и Англии на Ирак агентство ИСНА провело по телефону опрос общественного мнения среди жителей Тегерана для того, чтобы выяснить реакцию на начало войны.

Согласно результатам проведенного опроса, 86% жителей Тегерана осуждают нападение Америки и Англии. 84% опрошенных считают виновными во всех трагических событиях в регионе Америку, Англию и сионистский режим, которые поддерживали в свое время Саддама и афганских талибов.

Результаты проведенного опроса свидетельствуют о том, что 87% жителей Тегерана осуждают Саддама. Нанесенный Америкой удар по Ираку вызвал негодование у людей, и 74% опрошенных в ходе опроса тегеранцев испытывают антипатию к американцам.

Результаты опроса общественного мнения свидетельствуют также и о том, что 97% жителей Тегерана осуждают нанесение ударов по шиитским святыням в иракских городах

По мнению 84% тегеранцев, Иран должен проводить свою нынешнюю политику нейтралитета. Он ни в коем случае не должен сотрудничать с Америкой.

Если вспомнить, что не так давно около 70 % тегеранцев высказались за восстановление отношений с США, то сегодня наблюдается обратный процесс. По всей видимости, продолжение агрессии усилит волну антиамериканских и антибританских настроений у иранского народа.

Хотя, не так все однозначно. Мнение «улицы» несколько отличается от официальной позиции. Как отмечают иностранные наблюдатели, находящиеся в самом Иране, самой важной темой разговоров среди иранцев на встречах и мероприятиях по случаю наступившего нового года являются сведения, которые поступают с фронтов боевых действий.

Вопрос, на который ищут ответ и пожилые люди, и молодежь, заключается в следующем: «Скажется ли эта война на нашей судьбе?»

Пожилые люди, даже из числа тех, кто не согласен с политикой Исламской Республики, придерживаются общего с политическим руководством страны мнения о том, что Америка и Британия начали боевые действия, требующие огромных расходов, для того, чтобы прибрать к рукам нефтяные ресурсы Ирака. Что же касается Саддама, то он создан руками американцев, и его свержение - это всего лишь предлог для развязывания войны.

На одном из иранских сайтов в Интернете девятнадцатилетний иранец по имени Мансур выразил свое собственное мнение и мнение молодого поколения, которое можно определить следующими словами: «Нас не касается, по какой причине западные страны начали эту войну. Важно то, что молодые иракцы, как и афганцы, после свержения Саддама Хусейна получат свободу и будут жить так, как захотят».

«Свобода, чтобы жить» - таков своего рода лозунг большинства молодежи Ирана. В отличие от своих отцов и вопреки официальной пропаганде средств массовой информации, которыми располагают власти Ирана, молодые люди смотрят на события в мире и внутри страны, а также на ход войны в Ираке исходя именно из этого лозунга.

Телевидение Исламской Республики Иран сообщает о человеческих жертвах и разрушениях, которые несет война, а также о протесте, который выражают во всем мире в связи с вооруженным нападением на Ирак.

В то же время Мансур, который сам сообщает о гибели своего старшего брата во время восьмилетней войны, развязанной Ираком против Ирана, пишет в своем смелом послании: «Это горе принес в наши города Саддам и его армия. Почему я должен печалиться по поводу свержения диктаторского и кровавого режима? То, что не сумели сделать мы, сейчас делают американцы. Они мстят за моего брата, и я рад этому».

Таким образом, ситуация в Ираке и вокруг него будет накаляться. В этой ситуации Иран приложит усилия, чтобы выдержать свой курс на активный и позитивный нейтралитет, направленный на получение максимума политической и экономической выгоды при минимизации негативных последствий войны.

Позиция ИРИ будет практически неизменной с некоторыми нюансами, связанными с усилением внутренней и внешней пропагандистской деятельностью в зависимости от развития обстановки в Ираке и вокруг него.

Главным направлением в иранской политике в отношении войны в Ираке станет: внутри страны - консолидация общества перед лицом возможной угрозы распространения конфликта на территорию Ирана; во внешнеполитической деятельности - стремление к прекращению боевых действий и «притягивание» ООН к разрешению конфликта.

studfiles.net

ИРАНО-ИРАКСКАЯ ВОЙНА 1980–88 • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 11. Москва, 2008, стр. 650

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: С. Л. Ташлыков

ИРА́НО-ИРА́КСКАЯ ВОЙНА́ 1980–88 меж­ду Ис­лам­ской Рес­пуб­ли­кой Иран и Рес­пуб­ли­кой Ирак, вы­зва­на на­цио­наль­но-ре­ли­ги­оз­ны­ми про­ти­во­ре­чия­ми, борь­бой за ли­дер­ст­во в рай­оне Пер­сид­ско­го зал. и в ис­лам­ском ми­ре в це­лом. Си­туа­ция обо­ст­ри­лась по­сле по­пы­ток но­во­го иран. ру­ко­во­дства (Р. М. Хо­мей­ни) экс­пор­ти­ро­вать ис­лам­скую ре­во­лю­цию (см. Ис­лам­ская ре­во­лю­ция в Ира­не 1979) в Ирак и др. стра­ны. К на­ча­лу во­ен. дей­ст­вий воо­руж. си­лы сто­рон име­ли при­мер­но рав­ный по чис­лен­но­сти со­став (ирак. ар­мия – 242 тыс. чел., 2,8 тыс. тан­ков, св. 1 тыс. ору­дий, 330 са­мо­лё­тов, св. 20 бое­вых ка­те­ров; иран. ар­мия – ок. 240 тыс. чел., св. 1,7 тыс. тан­ков, ок. 1 тыс. ору­дий, 450 са­мо­лё­тов, ок. 60 бое­вых ко­раб­лей), но в при­гра­нич­ных рай­онах ирак. груп­пи­ров­ка име­ла зна­чит. пре­иму­ще­ст­во в жи­вой си­ле и бое­вой тех­ни­ке. Ру­ко­во­дство Ира­ка (С. Ху­сейн) пла­ни­ро­ва­ло в ко­рот­кие сро­ки раз­гро­мить осн. си­лы про­тив­ни­ка в при­гра­нич­ной зо­не, ок­ку­пи­ро­вать бо­га­тую неф­тью юго-зап. часть Ира­на – Ху­зе­стан, соз­дать на за­ня­той тер­ри­то­рии ма­рио­не­точ­ное го­су­дар­ст­во, ко­то­рое слу­жи­ло бы бу­фе­ром ме­ж­ду Ира­ком и Ира­ном. Ожи­да­лось, что во­ен. по­ра­же­ние Ира­на при­ве­дёт к па­де­нию ре­жи­ма Хо­мей­ни. Ру­ко­вод­ство Ира­на кон­крет­ных опе­ра­тив­ных пла­нов не име­ло, но го­то­ви­лось вес­ти вой­ну до пол­ной по­бе­ды и уст­ра­не­ния пра­ви­тель­ст­ва Ира­ка. Офиц. по­во­дом к раз­вя­зы­ва­нию во­ен. дей­ст­вий яви­лись мно­го­ве­ко­вые вза­им­ные тер­ри­то­ри­аль­ные пре­тен­зии обе­их сто­рон в рай­оне р. Шатт-эль-Араб. В хо­де вой­ны вы­де­ля­ют 4 пе­рио­да.

В 1-й пе­ри­од (22 сент. – дек. 1980) ини­циа­ти­вой вла­де­ли ирак. вой­ска, ко­то­рые в хо­де на­сту­п­ле­ния про­дви­ну­лись до 80 км и ок­ку­пи­ро­ва­ли ок. 20 тыс. км2 иран­ской тер­ри­то­рии, за­хва­тив ряд го­ро­дов. Упор­ной обо­ро­ной и контр­уда­ра­ми иран­цам уда­лось к кон­цу но­яб­ря ос­та­но­вить про­дви­же­ние про­тив­ни­ка.

2-й пе­ри­од (дек. 1980 – сент. 1981) ха­рак­те­ри­зу­ет­ся при­мер­ным ра­вен­ст­вом сил про­ти­во­бор­ст­вую­щих сто­рон, ни од­на из ко­то­рых не смог­ла до­бить­ся су­ще­ст­вен­ных ус­пе­хов на фрон­те и из­ме­нить си­туа­цию в свою поль­зу. В то же вре­мя иран. ру­ко­во­дство, ис­поль­зуя зна­чит. люд­ские ре­сур­сы, су­ме­ло на­рас­тить бое­вой по­тен­ци­ал сво­их войск.

В 3-й пе­ри­од (сент. 1981 – июнь 1982) во­ен. ини­циа­ти­ва на­хо­ди­лась в ру­ках иран. ко­ман­до­ва­ния, ко­то­рое под­го­то­ви­ло и ус­пеш­но про­ве­ло ряд на­сту­пат. опе­ра­ций. Ирак. вой­ска бы­ли вы­тес­не­ны прак­ти­че­ски со всей тер­ри­то­рии оста­на Ху­зе­стан, фронт ус­та­но­вил­ся по ли­нии гос. гра­ни­цы.

В 4-й пе­ри­од (июль 1982 – авг. 1988) обе сто­ро­ны ве­ли вой­ну на ис­то­ще­ние про­тив­ни­ка. Иран. вой­ска не­од­но­крат­но пы­та­лись про­вес­ти круп­ные на­сту­пат. опе­ра­ции, ко­то­рые ка­ж­дый раз сры­ва­лись ус­той­чи­вой и гиб­кой обо­ро­ной ирак. ар­мии. Вес­ной 1984 на­ча­лась «тан­кер­ная вой­на» в во­дах Пер­сид­ско­го зал., где уда­рам ВМС и ВВС обе­их сто­рон и уг­ро­зе под­ры­ва на ми­нах под­верг­лись тан­ке­ры и су­да треть­их стран. В 1985-86 ве­лась «вой­на го­ро­дов», в хо­де ко­то­рой сис­те­ма­ти­че­ски на­но­си­лись авиац. и ра­кет­ные уда­ры по круп­ным го­ро­дам на тер­ри­то­ри­ях обе­их стран. 20.7.1987 Со­вет Безо­пас­но­сти ООН при­нял ре­зо­лю­цию № 598, ко­то­рая тре­бо­ва­ла от Ира­на и Ира­ка пре­кра­тить огонь и от­вес­ти вой­ска к ме­ж­ду­на­род­но при­знан­ным гра­ни­цам, но ру­ко­во­дство Ира­на ус­ло­вий ре­зо­лю­ции не при­ня­ло. В 1-й пол. 1988 ирак. вой­ска про­ве­ли ряд ус­пеш­ных опе­ра­ций, за­хва­ти­ли стра­те­гич. ини­циа­ти­ву, что за­ста­ви­ло иран. ко­ман­до­ва­ние при­знать бес­пер­спек­тив­ность вой­ны и пой­ти на пре­кра­ще­ние во­ен. дей­ст­вий. 20.8.1988 пе­ре­ми­рие меж­ду Ира­ном и Ира­ком всту­пи­ло в си­лу.

В ито­ге И.-и. в. обе сто­ро­ны не дос­тиг­ли сво­их по­ли­тич. и стра­те­гич. це­лей. Об­щие по­те­ри сто­рон со­ста­ви­ли ок. 1,5 млн. чел.; бы­ли раз­ру­ше­ны де­сят­ки го­ро­дов; ма­те­ри­аль­ный ущерб, на­не­сён­ный Ира­ку, со­ста­вил св. 200 млрд. долл., Ира­ну – 400 млрд. долл. За вре­мя «тан­кер­ной вой­ны» бы­ло по­то­п­ле­но и по­вре­ж­де­но 546 су­дов треть­их стран, сум­мар­ный тон­наж по­стра­дав­ших су­дов пре­вы­сил 30 млн. рег. бр.-т.

bigenc.ru

Ирано-иракская война Википедия

Ирано-иракская война

Слева направо: иранские дети-солдаты; иранский солдат в противогазе; американский фрегат USS Stark (FFG-31), по ошибке атакованный иракскими ВВС; боевики ОМИН, уничтоженные иранскими войсками в ходе операции «Мерсад»; иракские солдаты, взятые в плен в Хорремшехре; ЗУ-23-2 иранской армии
Дата 22 сентября 1980 года — 20 августа 1988
Место Ирак, Иран, Персидский залив
Причина Территориальные претензии Ирака относительно восточного берега пограничной реки Шатт-эль-Араб
Итог

Ничья:

  • Ирак не смог аннексировать провинцию Хузестан
  • Иран не смог свергнуть режим Саддама Хусейна
  • Резолюция СБ ООН 598, прекращение огня
Изменения Статус-кво
Противники

Ирак Ирак

    • Организация моджахедов иранского народа (ОМИН)
    • Демократический революционный фронт освобождения Арабистана (ДРФОА)[1]
    • Демократическая партия Иранского Курдистана (ДПИК)[2]

при поддержке[К 1]: войсками:

  • Судан Судан[3]
  • Иордания Иордания[4]

Иран Иран

    • Демократическая партия Курдистана (ДПК)
    • Патриотический союз Курдистана (ПСК)

ru-wiki.ru

Ирано-иракская война (1980—1988) - это... Что такое Ирано-иракская война (1980—1988)?

Ирано-иракская война — военный конфликт между Ираком и Ираном, продолжавшийся с 1980 по 1988. В Иране часто употребляется название «Священная оборона» (دفاع مقدس — дафо́йе могадас), а в Ираке распространено неофициальное наименование конфликта как «Кадисия Саддама» (قادسیه صدام — кадиссийя́т саддам) в честь победы, одержанной арабами в битве при Кадиссии во время завоевания Персии.

Война началась 22 сентября 1980 года вторжением иракской армии в иранскую провинцию Хузестан. Первоначальное успешное продвижение иракской армии, однако, вскоре натолкнулось на упорное сопротивление и было остановлено. К лету 1982 года Иран вернул оккупированные Ираком территории, после чего стороны начали войну на истощение. Перемирие, окончившее войну, было подписано 20 августа 1988 года и восстановило довоенную ситуацию.

По продолжительности, задействованным ресурсам и человеческим жертвам ирано-иракская война является крупнейшим военным конфликтом между суверенными государствами «третьего мира» после 1945 года. В ходе войны обеими сторонами применялось химическое оружие.

Предыстория

6 марта 1975 года на конференции ОПЕК в Алжире шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви и вице-президент Ирака Саддам Хусейн подписали договор о границе по реке Шатт-эль-Араб (Арвандруд), которая была проведена по середине русла.

Река Шатт-эль-Араб, образованная слиянием Тигра и Евфрата, обладает богатыми залежами нефти. Восточный берег Шатт-эль-Араб принадлежит Ирану, западный — Ираку. В течение всего двадцатого века Ирак претендовал на восточный берег, где расположены два крупных порта — Абадан и Хорремшехр. Иран же настаивал на демаркации в соответствии с принципом тальвега, по которому граница должна проходить по середине русла реки.

15 января 1979 года иранский шах навсегда покинул Тегеран, и власть в стране перешла к Революционному совету во главе с Хомейни. В ходе последовавшей революционной чистки армия Ирана была сокращена с 240 до 180 тысяч и 250 генералов были заменены неопытными командирами младшего звена или священниками, склонными к военному делу. В итоге боеспособность иранской армии была значительно снижена.

Хомейни начал претворять в жизнь свои идеи экспорта исламской революции в другие страны региона. В апреле 1980 года шиитские боевики, поддерживаемые Ираном, совершили покушение на заместителя премьер-министра Ирака Тарика Азиза. Совершалось множество других вооружённых акций, направленных против правящей иракской партии БААС. Это резко обострило отношения между двумя странами и привело к росту пограничных столкновений. 17 сентября 1980 года Саддам Хусейн формально денонсировал Алжирский договор 1975 года и объявил восточный берег Шатт-эль-Араб территорией Ирака.

Ход войны

Наибольшие успехи сторон в ходе войны (красным цветом показано продвижение иракских войск, жёлтым — иранских, белым — государственная граница)

Иракское вторжение и первоначальные успехи

Общепринятой датой начала войны является 22 сентября 1980, когда иракская армия форсировала Шатт-эль-Араб и вторглась в иранскую провинцию Хузестан. Однако в Ираке принято считать, что война началась 4 сентября с пограничных инцидентов, спровоцированных Ираном. В ноябре, после начала войны, МИД Ирака опубликовал меморандум, в котором излагалась иракская версия причин, побудивших иракское руководство нанести решительный удар по иранским военным объектам. В меморандуме содержалось утверждение, что только за пять месяцев (февраль 1979 — июль 1980 гг.) иранские вооружённые силы 224 раза нарушали сухопутную и морскую границы Ирака, а также вторгались в его воздушное пространство[3].

Иракская армия наступала на трёх участках фронта общей протяжённостью около 700 км: северном, центральном и южном. На севере и в центре продвижение иракской армии было небольшим: основной задачей на этих направлениях было обеспечить безопасность приграничной иракской территории от возможных ответных действий Ирана. Основной удар Ирак нанёс на южном участке; именно здесь на протяжении основной части войны шли наиболее интенсивные боевые действия. Спустя неделю после вторжения, Саддам Хусейн остановил наступление своих войск и выразил свою готовность начать переговоры о мире[4]. Однако Тегеран не согласился на прекращение огня.

Иранская женщина перед мечетью во время сражения за Хорремшехр. Сентябрь-октябрь 1980 года

В начале войны силы вторжения имели определённое преимущество за счёт фактора неожиданности и численного превосходства, имевшего наибольшее значение на южном участке (в Хузестане), где пяти иракским дивизиям противостояла одна иранская. За 10 дней боёв иранские войска были отброшены на 40 км вглубь своей территории[5]. Иракское руководство сделало ставку на кратковременную кампанию: согласно захваченным иранцами документам, планировалось установить контроль над всеми крупными городами Хузестана в течение двух недель[6]. Была надежда на то, что иракские войска встретят поддержку со стороны местного арабского населения, а утрата нефтеносной провинции приведёт к дестабилизации обстановки в стране, после чего иранское правительство будет вынуждено отказаться от поддержки шиитской оппозиции в Ираке. Эти расчёты не оправдались.

Иранская армия была серьёзно ослаблена репрессиями, последовавшими за исламской революцией, а ополчение КСИР ещё не было достаточно многочисленным. Разрыв отношений с США привёл к нехватке запчастей для бронетехники и авиации, что серьёзно ограничивало военные возможности Ирана. Однако медлительность иракцев позволила иранскому правительству провести мобилизацию и перебросить на фронт подкрепления, уравнявшие силы сторон. Кроме того, иракская армия оказалась неготова к тому сопротивлению, с каким столкнулась. Для взятия Хорремшехра, находящегося у самой границы, иракцам потребовался месяц, при этом в ожесточённых уличных боях они понесли ощутимые потери. Город пал в конце октября, что стало единственной крупной победой иракцев на раннем этапе войны. Соседний Абадан взят не был: иракская армия начала действия по его блокированию лишь в середине октября, а к тому моменту, когда город был полностью осаждён, иранцы успели перебросить в него достаточные для долговременной обороны силы[6].

Нерешительность и безынициативность иракских командиров, отсутствие реалистичной оценки противника и опыта в проведении масштабных общевойсковых операций привели к тому, что Ирак упустил время и уже не смог развить первоначальный успех. В конце октября и ноябре иракские войска попытались продвинуться в направлении Дизфуля и Ахваза, но потерпели неудачу. С приходом в декабре сезона дождей, затруднившего передвижение, Саддам Хусейн объявил о переходе иракских войск к обороне[7]. За время осенней кампании силы вторжения заняли почти 20 тыс. км² иранской территории[8]. Иракские войска овладели городами Касре-Ширин, Нефтшах, Мехран, Бостан и Хорремшехр, а также блокировали Абадан. По иракским данным, за три месяца Иран потерял 6160 человек убитыми и несколько тысяч ранеными; за этот период было уничтожено 570 иранских танков и большое число самолётов[3]. К концу года война стала позиционной. Линия фронта постепенно стабилизировалась и проходила восточнее ирано-иракской границы: 5-10 км в направлении Касре-Ширин и до 60 км в районе Дизфуль, Бостан и Ахваз[8].

Переход инициативы к Ирану

К началу 1981 года иракские войска оккупировали часть Хузестана и ряд приграничных территорий на центральном и северном участках фронта. Продолжалась осада Абадана. Видя, что противник перешёл к обороне, президент Ирана и верховный главнокомандующий Абольхасан Банисадр принял решение о проведении первого с начала войны контрнаступления. Оно состоялось в начале января 1981 года и завершилось полным провалом. Удар наносился на четырёх направлениях; в двух случаях иранцы достигли незначительных успехов, одна атака была безрезультатной.

На основном направлении удара 16-я танковая дивизия, задачей которой было деблокирование Абадана, была разгромлена, потеряв две из своих трёх бригад[9]. Весной и летом иранское командование пыталось вести отдельные наступательные операции ограниченного масштаба, но результата это им не принесло[8].

Провал контрнаступления противника убедил иракское командование в верности избранной оборонительной стратегии и создал ложное впечатление, что иранцы не в состоянии прорвать хорошо укреплённую линию обороны. После неудачи мартовского наступления на Сусенгерд иракские войска до конца года не предпринимали никаких наступательных действий. Руководство Ирака всё ещё надеялось на скорое падение режима в Тегеране. Основания для этого были, поскольку провал январской операции обострил и без того непростые отношения между членами иранской верхушки. Серьёзнейшей проблемой иранских вооружённых сил было постоянное соперничество между регулярной армией и КСИР. Исламские клерики подозревали офицерский корпус армии в прошахских настроениях и постоянно пытались снизить роль армии в боевых действиях. Январское поражение подорвало политические позиции Банисадра и дискредитировало армию. В июне Банисадр был смещён со своего поста и бежал из страны. Организация моджахедов иранского народа (ОМИН), протестуя против усиления роли клериков, развернула террористическую кампанию. Её наибольшим успехом стало убийство нового президента страны Мохаммеда Али Раджаи и премьер-министра Мохаммеда Джавада Бахонара.

Несмотря на беспорядки в стране, иранское руководство удержалось у власти. На волну терактов оно ответило массовыми арестами активистов ОМИН. Затишье на фронте было использовано для перегруппировки сил. В начале сентября иранцы развернули крупное наступление, преуспев в создании у противника впечатления, что целью атаки является Басра. Основной удар был нанесён не по Басре, а по иракским войскам, обеспечивавшим блокаду Абадана с востока. Сражение продолжалось с 26 по 29 сентября; Абадан был деблокирован, и это стало первой серьёзной победой Ирана. Успех был обусловлен хорошим взаимодействием между регулярной армией и КСИР[9]. Но победа оказалась омрачена трагедией: практически все командиры, причастные к организации наступления, погибли в авиакатастрофе по пути в Тегеран. Официально это происшествие было сочтено случайностью, хотя существовали и иные версии[10].

После некоторого затишья Иран в декабре предпринял два наступления на центральном участке фронта. Наиболее примечательной стала операция по освобождению Бостана, в ходе которой впервые было отмечено использование КСИР тактики «людской волны»[9].

В 1981 году Ирак получил неожиданный удар с запада. 7 июня израильская авиация бомбовым ударом уничтожила ядерный центр, расположенный в нескольких километрах от Багдада. Налёт не встретил никакого противодействия иракской системы ПВО и стал сильным ударом по национальной программе ядерных исследований.

Иранское контрнаступление

В ходе боёв второй половины 1981 года стратегическая инициатива перешла к Ирану. В марте—мае 1982 года в результате двух крупных иранских наступлений иракская армия понесла тяжёлые потери. В результате одного из этих наступлений, операции «Иерусалим», 24 мая был освобождён Хорремшехр. Более 19 тыс. иракских солдат попали в плен. После этого Саддам Хусейн выразил готовность начать переговоры о мирном урегулировании и объявил о выводе войск с территории Ирана. Однако иранское руководство выдвинуло совершенно неприемлемые для Ирака условия прекращения войны, включавшие отстранение от власти Саддама Хусейна. Одновременно началась интенсивная подготовка переноса боевых действий на территорию противника.

В ночь на 14 июля 1982 года иранская армия начала вторжение в Ирак, коренным образом изменив ход войны. С середины 1982 по 1987 год Иран предпринял многочисленные наступления, пытаясь захватить Басру — главный морской порт Ирака, населенный преимущественно шиитами. Иракская армия создала укрепленную линию обороны, позволявшую за счет подавляющего огневого превосходства уничтожать атакующих, наступавших «живыми волнами». Эти «живые волны» состояли из подростков и пожилых людей, входивших в народное ополчение, в то время как регулярная иранская армия в связи с недостатком бронетехники и особенно авиации предназначалась для развития и закрепления достигнутого успеха. Иранской стороне никогда не удалось полностью прорвать иракскую оборонительную линию. Наибольший успех Ирана имел место в феврале 1986 года, когда был полностью оккупирован полуостров Фао, что практически отрезало Ирак от доступа в Персидский залив.

Американские корабли сопровождают танкер в Персидском заливе. Октябрь 1987 года

В нескольких случаях проводились кампании артиллерийского и ракетного обстрела городов, что вело к жертвам среди мирного населения («войны городов»). С 1984 года активно велась т. н. «танкерная война» — Ирак и Иран атаковали в Персидском заливе танкеры третьих стран, перевозившие нефть противника. Такая тактика привела к интернационализации конфликта. В июле 1987 года военно-морской флот США начал операцию «Earnest Will» по эскортированию танкеров. Имел место ряд вооруженных инцидентов между американскими и иранскими кораблями и самолетами.

В январе—феврале 1987 года Иран провёл самую крупную и амбициозную операцию всей войны («Кербела-5»), целью которой был захват Басры. Обе стороны понесли в боях тяжелейшие потери, однако иракская армия сумела отразить наступление. Затянувшиеся боевые действия и отсутствие заметных успехов на фронте начали оказывать деморализующее воздействией на иранское общество. Кроме этого, к концу 1987 года Иран был на грани прямой конфронтации с военно-морской группировкой США в Персидском заливе (кульминацией этой напряжённости стал морской бой 18 апреля 1988 года). Максимально мобилизовав экономику и использовав фактор международной изоляции Ирана, Ирак в апреле—июне 1988 года провёл ряд успешных наступлений, не только полностью освободив свою территорию от присутствия иранской армии, но и вновь вторгнувшись на территорию противника. Видя дальнейшую бесперспективность войны, аятолла Хомейни 17 июля согласился на перемирие, вступившее в силу 20 августа 1988 года.

Последствия войны

Иранское военное кладбище. Йезд

Ирано-иракская война завершилась без убедительной победы одной из сторон, хотя обе заявили о своем военном триумфе. Экономический ущерб от боевых действий для Ирака и Ирана оценивался в 350 миллиардов долларов. Война унесла жизни около 1 миллиона человек [11].

Война привела к появлению у Ирака значительной задолженности ряду арабских стран. В частности, долг Ирака Кувейту превысил 14 млрд долларов, что явилось одной из причин, подтолкнувших Саддама Хусейна в 1990 году к решению вторгнуться в Кувейт.

Страны НАТО, также как и страны советского блока, поддерживали Саддама Хусейна, воспринимая его как меньшее из двух зол и как средство сдерживания исламской революции. Основным западным поставщиком оружия была Франция. Но главным источником иракских вооружений был Советский Союз, который рассчитывал на Саддама как союзника в антиимпериалистической борьбе и отдал ему на заклание иракских коммунистов — одну из самых сильных и популярных компартий третьего мира. Эта политика в значительной мере сформировала режим в Багдаде, сделавший из войны один главный вывод — что ему все сойдет с рук до тех пор, пока он сможет разыгрывать советскую карту против США и наоборот, и пугать весь мир исламской опасностью. Ведь любые жестокости в отношении собственных граждан и даже направленная против иракских курдов газовая атака в Халабдже не вызвали широкого возмущения в мире, эта новость была фактически замята — и на Западе и на Востоке.

Характеристика войны

Вооружение сторон

К началу боевых действий иракская армия имела на вооружении в основном оружие и технику советского и французского производства. Армия Ирана до революции 1979 года вооружалась в основном США, хотя закупала оружие и в других странах (в частности, в ФРГ, СССР и Израиле).

Иракская армия имела на вооружении танки Т-54, Т-55, Т-62, Т-72, боевые машины пехоты БМП-1, бронетранспортёры БТР-50, БТР-60, OT-64, вертолёты Ми-8, Ми-24, «Газель», «Алуэтт» III. Военно-воздушные силы использовали истребители-бомбардировщики МиГ-21, МиГ-23, Су-17, «Мираж» F-1, бомбардировщики Ту-16, Ту-22.

Иранская армия использовала танки M47, M48, M60, «Чифтен», советские танки китайского производства на поздних этапах войны, боевые машины пехоты БМП-1, бронетранспортёры AH-1, UH-1, CH-47. Основными самолётами ВВС были истребители-бомбардировщики F-4, F-5, перехватчики F-14.

Стратегия и тактика

Война в воздухе

Иракский вертолет Ми-24, сбитый во время Ирано-иракской войны и выставленный в качестве трофея в Военном музее в Тегеране

До революции 1979 года ВВС Ирана были наиболее сильными в регионе. Несмотря на проблемы с обслуживанием самолётов и репрессии против пилотов, служивших при шахском режиме, первые несколько недель войны иранская авиация обладала превосходством в воздухе, совершив серию налётов на иракские военные и промышленные объекты, в том числе в Багдаде. Однако, после начала войны, 600 вертолётов не могли поднять в воздух, так как 3 тыс. специалистов (в основном американцы), которые их обслуживали, были высланы из страны[12]. В апреле 1981 года ВВС Ирана провели свою наиболее значительную операцию, атаковав военный аэродром в западной части Ирака и уничтожив, как считается, несколько десятков самолётов на земле. Однако в дальнейшем проблемы с запчастями привели к тому, что лишь небольшое число самолётов поддерживалось в полётопригодном состоянии. Приблизительно с 1982 года и до конца войны иранская авиация играла в боевых действиях эпизодическую роль. По данным журнала «Тайм» на март 1984 год, из-за отсутствия запасных частей и невозможности проведения ремонта Иран был в состоянии использовать только 25 истребителей-бомбардировщиков F-4 из 190, 30 истребителей F-5 из 166[13].

ВВС Ирака оставались активными на протяжение всей войны. Превосходство в авиации было не последним фактором, обусловившим успех отражения многочисленных иранских наступлений. Однако в целом воздушная война между Ираном и Ираком не отличалась интенсивностью. После осени 1980 года воздушные бои между самолётами стали редкостью. Вместе с тем, вероятно, впервые в истории войн были отмечены воздушные бои между вертолётами (иракскими Ми-24 и иранскими AH-1). Согласно данным Лондонского института стратегических исследований, к июлю 1982 года в иранских ВВС насчитывалось 445 боевых самолетов, но участвовать в боевых действиях могли не более 40 %[8]. Журнал «Миди Ист Экономик Дайджест» (со ссылкой на доклады подготовленный для комитета по иностранным делам сената США) сообщил, что летом 1984 г. иракцы превосходили иранцев по числу действующих самолётов в 4-5 раз, бронетранспортёров — в 4, танков — 2,5 раза[13].

Наиболее известным эпизодом боевых действий в воздухе стало сбитие иракским вертолётом Ми-24 иранского истребителя F-4 «Phantom» II (27 октября 1982 года), как считается, первый подобный случай в истории авиации. Детали этого боя крайне противоречивы: по одним данным, победа была одержана ракетой «Фаланга», выпущенной в заднюю полусферу F-4[14], по другим — огнём из пулемёта после пуска НАР[15]. Однако некоторые авторы ставят под сомнение достоверность самого боя. Утверждается, что единственным первоисточником в данном случае является иракская правительственная газета «Багдад Обсервер» (чья объективность может вызывать сомнения), опубликовавшая в номере за 27 октября 1982 года короткое сообщение о бое, состоявшемся, очевидно, несколькими днями ранее. Никакой более поздней информации не появлялось, а сообщение было перепечатано западными СМИ и в дальнейшем получило широкое распространение[16]. Кроме того, можно отметить, что если бой всё же имел место, то вряд ли был первым в истории авиации: известен случай, произошедший над территорией Лаоса в 1968 году, когда с борта американского вертолёта Белл 212 огнём из автоматического оружия был сбит северовьетнамский Ан-2[17].

Применение химического оружия

Иранский солдат в противогазе

В ходе ирано-иракской войны Ирак неоднократно применял химическое оружие, что подтверждается многими авторами и организациями. Существуют свидетельства, что это оружие эпизодически применял и Иран. В апреле 1984 года представитель Ирана в ООН Раджай Хорассани заявил, что его страна способна производить химическое оружие и оценивает возможность его применения. По некоторым предположениям, Иран применял боевые газы при наступлении в районе Халабджи в марте 1988 года[18].

Основные поставщики вооружений Ираку и Ирану

Основные поставщики вооружений Ираку между 1973 и 1990 годами (около 10 % мирового рынка) [19]:

В течение шести месяцев 1981 года, когда война шла уже полным ходом, стоимость египетских военных поставок Ираку составили 25 млн. $[20]. На стороне Ирака выступил также Кувейт, что привело к охлаждению ирано-кувейтских отношений. Осенью 1982 года иранские ВВС даже бомбили кувейтские нефтехранилища, расположенные рядом с иракской границей[3].

Иран

США тайно поставляли Ирану оружие. С помощью израильтян США ещё осенью 1985 года осуществили поставки Ирану зенитных ракет «Хок»[21]. В конце 1986 года разразился громкий скандал, вошедший в историю под названием «Ирангейт». Стало известно, что США тайно вмешивались в ирано-иракский вооружённый конфликт, поставляя оружие и запасные части к боевой технике Ирану[22].

Отношение мира к конфликту

Ирано-иракский конфликт привёл к бессмысленной войне, унёсшие многие жизни. Леонид Ильич Брежнев так выразился об ирано-иракском конфликте:

Продолжается трагический по своей бессмысленности конфликт между Ираном и Ираком. Это - наглядный пример того, как опасно для недостаточно ещё окрепших стран оказаться в жерновах империалистической политики. Кому выгодна эта война? Конечно, не Ираку и не Ирану. Они получат лишь разрушенную экономику и большие людские потери. Но кое-кто выгоду от войны получил, это уже сейчас видно. На глазах у всего мира происходит усиление иностранного военного проникновения на Ближний и Средний Восток... Строятся также расчёты на то, чтобы ослабить антиимпериалистическую направленность политики как Ирана, так и Ирака. И за всё это два соседних народа платят своей кровью. Вот почему СССР решительно выступает за мирное урегулирование этого конфликта[23].

Примечания

  1. Iran-Iraq War (1980-1988) (27.04.2005).
  2. http://lcweb2.loc.gov/frd/cs/cshome.html
  3. 1 2 3 Ниязматов Ж.А. Ирано-иракский конфликт. Исторический очерк. — М.: Наука, 1989. — С. 77. — ISBN 5-02-016696-0, ББК 63.3(5)
  4. Криворучко А.П., Рощупкин В.Т. Война с Ираном: жребий брошен // Багдадский вождь: взлёт и падение... Политический портрет Саддама Хусейна на региональном и глобальном фоне. — М.: Проспект, 2008. — С. 197. — ISBN 978-5-392-00071-5, УДК 342.61(567)+929Хусейн, ББК 66.3(5Ирак)8
  5. История войн. Три войны Саддама. Часть II: Война с Ираном.
  6. 1 2 Anthony H. Cordesman and Abraham Wagner. The Lessons of Modern War - Volume II - The Iran-Iraq War – Chapter 4: Phase One: Iraq's Invasion Of Iran (01.05.1991).
  7. Efraim Karsh. The Iran-Iraq War 1980—1988. — Osprey Publishing/Essential Histories, 2002. — С. 9, 29.
  8. 1 2 3 4 И.Кленов, В.Орлов. ИРАНО-ИРАКСКАЯ ВОЙНА.
  9. 1 2 3 Anthony Cordesman, Abraham Wagner.. The Lessons of Modern War - Volume II - The Iran-Iraq War – Chapter 5: Phase Two: Iran Liberates Its Territory 1981-1982 (01.05.1991).
  10. Anthony Cordesman, Abraham Wagner.. Chronological Listing of Iranian Losses & Ejections.
  11. Rajaee, Farhang. The Iran-Iraq war: the politics of aggression. Gainesville : University Press of Florida, 1993. p. 1
  12. Ниязматов Ж.А. Ирано-иракский конфликт. Исторический очерк. — М.: Наука, 1989. — С. 78. — ISBN 5-02-016696-0, ББК 63.3(5)
  13. 1 2 Ниязматов Ж.А. Ирано-иракский конфликт. Исторический очерк. — М.: Наука, 1989. — С. 83. — ISBN 5-02-016696-0, ББК 63.3(5)
  14. Ильин В. Е. «Фантом» F-4. — М.: Астрель, АСТ, 2001. — С. 310.
  15. [1]
  16. Tom Cooper, Farzad Bishop. Fire in the Hills: Iranian and Iraqi Battles of Autumn 1982 (09.09.2003).
  17. John Correll. The Fall of Lima Site 85 (2006).
  18. Iran Watch. Iran’s Chemical Weapon Program (2005).
  19. База данных SIPRI по торговле оружием.
  20. Ниязматов Ж.А. Ирано-иракский конфликт. Исторический очерк. — М.: Наука, 1989. — С. 112. — ISBN 5-02-016696-0, ББК 63.3(5)
  21. Ниязматов Ж.А. Ирано-иракский конфликт. Исторический очерк. — М.: Наука, 1989. — С. 101. — ISBN 5-02-016696-0, ББК 63.3(5)
  22. Ниязматов Ж.А. Ирано-иракский конфликт. Исторический очерк. — М.: Наука, 1989. — С. 100. — ISBN 5-02-016696-0, ББК 63.3(5)
  23. Агаев С.Л. Иран в прошлом и настоящем: Пути и формы революционного процесса. — М.: Наука, 1981. — С. 245.

См. также

Ссылки

Видеоматериалы

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

последняя "классическая" война ХХ века / История / Независимая газета

Юный иранский боец охраняет иракских пленных.
Фото из книги "Конфликты ХХ века"

Определяющим во взаимоотношениях Ирана и Ирака являются издавна существующие территориальные притязания (еще средневековая Персидская империя претендовала на Ирак, входивший в состав другой крупнейшей державы Востока – Османской), пограничные споры (в частности, о реке Шатт-эль-Араб) и постоянная борьба и соперничество за лидерство в регионе Персидского залива. Время практически мало влияло на этот, по сути дела, враждебный характер двусторонних отношений.

ИЗ ГЛУБИНЫ ВЕКОВ

Отношения Ирана – и в прошлом, и в последнее время – с большинством арабских соседей (в том числе и с Ираком) всегда были сложными, а порой достаточно напряженными. Корни этого уходят в глубокую древность, когда страна была завоевана арабами и долго находилась под их господством. Тегеранские лидеры ныне воздерживаются от жестких высказываний в адрес арабских соседей, но многие иранские ученые-историки открыто заявляют, что арабские страны для ИРИ – потенциальные враги. Косвенно подтверждение этого наглядно проявилось в ирано-иракской войне, когда почти все арабские страны были на стороне Ирака и только одна Сирия оказала поддержку Ирану. На бытовом уровне ситуация также плохая: сравнить в разговоре иранца с арабом, пусть даже в положительном или нейтральном смысле, означает обидеть или оскорбить перса.

В основе отношений арабов к Ирану лежит застарелая неприязнь, которая зачастую не позволяет найти решение многих, в общем-то, несложных проблем. Многие арабские политики высказывают более чем резкие суждения о персидской нации вообще и руководстве Ирана в частности.

В 1979 году с приходом к власти в Иране шиитского духовенства во главе с имамом Рухолла аль Мусави Хомейни ирано-иракские отношения обострились. Президент Ирака Саддам Хусейн стал обвинять Иран в проведении антииракской политики, невыполнении условий договора 1975 года, «удержании ранее захваченных территорий» (площадью 324 кв. км), намерении экспортировать «исламскую революцию» в соседние мусульманские страны и т.д.

Необходимо отметить, что после исламской революции в Иране, покончившей с проамериканским монархическим режимом, США, потерявшие опору в Иране и даже собственное посольство в Тегеране, сделали ставку на Ирак, восстановили ранее прерванные дипломатические отношения и приложили значительные усилия для его вооружения. США стали рассматривать Ирак в качестве базы для своего проникновения в регион Персидского залива. Опасаясь возрастающей активности Ирана, а также усиления позиции СССР в регионе после ввода его войск на территорию Афганистана, Соединенные Штаты уже весной 1980 года приняли решение о провоцировании прямого ирано-иракского вооруженного конфликта. США рассчитывали, что война между двумя странами, тем более длительная, позволит ослабить вооруженные силы Ирана, лишит ИРИ «потенциала экспансии» и тяги к «экспорту революции», одновременно отвлечет внимание Ирака от противоборства с Израилем и создаст предпосылки для непосредственного американского вмешательства во внутренние дела государств Персидского залива.

ПЕРЕШЛИ ГРАНИЦУ У РЕКИ

Преследуя цели укрепить свое влияние в Персидском заливе, стать лидером арабского мира и захватить юго-западные территории Ирана (провинция Хузистан) с богатейшими месторождениями нефти, подстрекаемый США Саддам Хусейн денонсировал двусторонний Договор о границе по реке Шатт-эль-Араб (от 1975 года) и 22 сентября 1980 года начал войну против Ирана. При этом Хусейн учитывал послереволюционную дезорганизацию в Иране, развал мощных при шахе иранских вооруженных сил, охватившее весь Иран национально-освободительное движение нацменьшинств, тяжелое положение иранской экономики и военное превосходство Ирака.

Развязыванию войны способствовала также несовместимость господствующей в Ираке идеологии арабского социалистического возрождения и исламского фундаментализма в Иране, а также личная взаимная неприязнь между суннитом Хусейном и шиитом Хомейни.

Запад ожидал этой войны. Об этом свидетельствует тот факт, что накануне конфликта Западная Европа создала у себя значительный нефтяной запас и, распространяя дезинформацию, стремилась подвести к нему обе страны.

Вооруженное противоборство Ирана и Ирака может быть разделено на четыре периода. Первый – с 22 сентября по конец ноября 1980 года – связан с широкомасштабными наступательными действиями Ирака и упорной обороной иранских войск. Второй период – с декабря 1980 года по 6 сентября 1981 года – характерен стабилизацией линии фронта и переходом сторон к позиционной войне. Третий – с 7 сентября 1981 года по август 1982 года, отличавшийся наступлением войск Ирана, освобождением ими своей территории и переносом военных действий на территорию Ирака. И, наконец, четвертый период, длившийся с сентября 1982 года по август 1988 года. Его основным содержанием стало ведение Ираном и Ираком войны на истощение военного и экономического потенциалов противника и прекращение вооруженной борьбы ввиду невозможности решения конфликта насильственными средствами.

Ирак начал войну с Ираном, имея преимущество: по общевойсковым дивизиям, личному составу и танкам – в два раза, по орудиям полевой артиллерии и минометам – в 2,4 раза. Внутриполитическая обстановка в Иране была крайне сложной, но основной причиной неудач Тегерана в начальный период войны стала нехватка боеприпасов, оружия и военной техники, особенно запасных частей.

13 октября 1980 года духовный лидер ИРИ Хомейни учредил Высший совет обороны Ирана. Вооруженные силы консолидировались вокруг правящего режима, в стране были отмечены подъем национально-патриотических чувств всего народа и усиление религиозного фанатизма. Иран с первых же дней войны стал применять тактику «человеческих волн добровольцев». Правящее духовенство и армейское руководство широко использовали в боевых действиях фанатично настроенных солдат и массы народных ополченцев («басидж»), включая детей, бросая их в атаки на иракцев через минные поля. Не имея достаточной поддержки артиллерии и бронированных средств, они были обречены на гибель. Но иранское руководство в этот период не особенно считалось с потерями. Тем не менее религиозный фанатизм, необычайно сильный среди шиитов вследствие идей жертвенности и культа мученичества, характерных для этого толка ислама, весьма способствовал стойкости иранских сил и поддерживал в стране настроения в пользу продолжения войны против «врагов ислама», «еретиков», «отступников», «агентов американского сатаны» (так называла иранская пропаганда иракских баасистов). Война с Ираком в самом Иране рассматривалась как война против США и сионизма, а не как война против братьев-мусульман. Все это позволило иранским войскам за счет перевеса в живой силе и противотанковых средствах постепенно остановить иракцев, перехватить у них стратегическую инициативу и к середине 1982 года перенести военные действия на территорию Ирака.

ДОЛГАЯ ДОРОГА К МИРУ

Уже в марте 1982 года последовало предложение Саддама Хусейна Тегерану о начале мирных переговоров. Он предложил заключить соглашение о прекращении огня, выводе своих войск с территории Ирана и возмещении ущерба, нанесенного войной. Вместе с этим он поставил для Ирана три условия: отказ от требования создания трибунала для определения агрессора, несущего ответственность за начало войны, прекращение военной помощи Сирии, призванной изолировать Ирак, и возвращение Ираку района к северу от Касре-Ширин. Иран не согласился с этими условиями. При этом имам Хомейни, ссылаясь на Коран, заявил: «Аллах призывает к наказанию агрессора». В последующем Саддам Хусейн еще несколько раз предлагал начать мирные переговоры (за время войны их было не менее пяти), но эти предложения решительно отклонялись под лозунгом ведения войны «до победного конца».

Выдвигаемые Ираном с начала 1984 года условия для мирных переговоров – смещение президента Ирака и создание в стране Исламской Республики – не устраивали иракскую сторону. В этой ситуации продолжение войны стало важным элементом жизнеспособности ИРИ. С учетом того, что в войне уже пролито много крови (погибло несколько сот тысяч человек), решение о прекращении военных действий было бы негативно встречено населением страны. Такое решение было неприемлемо и для руководства ИРИ, так как оно означало бы согласие с существованием исламского агрессивного правительства в Ираке. А это вступало в противоречие с доктриной «экспорта исламской революции», провозглашенной имамом Хомейни в качестве священного долга. Имам неоднократно заявлял, что война ведется не только с целью защиты национальной территории Ирана, но и главным образом для того, чтобы распространить возрожденный ислам в мире. Отстаивая свой курс на продолжение войны, имам Хомейни в начале 1985 года отметил: «Если – да не допустит этого Аллах – Соединенные Штаты выиграют эту войну, исламу будет нанесен такой удар, что он долго не сможет поднять голову».

ЗАТЯЖНОЙ ПЕРИОД

Показателем боевого духа солдат и офицеров иранской армии и «басидж» (народного ополчения) могут служить следующие показатели: на начало 1984 года в иракском плену находилось всего 7300 иранцев, тогда как число иракских военнопленных составляло более 50 тыс. человек. И это при количественном превосходстве Ирака в военной технике: танках, самолетах и артиллерийских орудиях.

В 1984 году (середина войны) общая оценка мировых экспертов в отношении ирано-иракской войны сводилась к следующему:

– война «стабилизировалась», вошла в устоявшуюся колею, трудно представить себе возможность тотальной победы и полного разгрома одной из сторон;

– ни одна из воюющих стран не в состоянии добиться целей, поставленных в начале военных действий. Особенно это относится к Ираку, руководство которого давно убедилось в нереальности осуществления первоначально поставленных им задач. Ирак согласен на ничейный исход конфликта. Стороной, затягивающей войну, является Иран;

– оба воюющих государства проявили исключительную жизнеспособность, смогли изыскать ресурсы для ведения длительной и дорогостоящей войны, приспособили свою экономику к военным условиям. Морально-политическое состояние населения как в Иране, так и в Ираке пока что позволяет обоим правительствам продолжать войну, не беспокоясь по поводу возможности подъема антивоенного движения. Пропаганда сделала свое дело: каждый из воюющих народов считает отражение «вражеской агрессии» насущной и необходимой задачей. Населению в обеих странах удалось внушить, что вся дальнейшая судьба нации поставлена на карту и война до победы является кровным долгом, делом чести;

– несмотря на ухудшение экономического и финансового положения, обеим странам пока что удалось избежать катастрофы, обеспечивать армию оружием, а население – продовольствием;

– вопреки многим прогнозам, ни одна из третьих стран не была втянута в войну непосредственно. «Большого пожара» в зоне Персидского залива не произошло.

БОЕВЫЕ ОТРАВЛЯЮЩИЕ ВЕЩЕСТВА

Во время войны стороны применяли тактику так называемых «танкерной войны» и «войны городов».

«Танкерная война» велась в целях нанесения экономического ущерба противнику (сокращение его валютных поступлений) путем бомбовых и ракетных ударов по танкерам. Иракцы наносили удары по танкерам, перевозящим иранскую нефть, а иранцы – по танкерам Ирака и других стран Персидского залива, поддерживающих Ирак. Иракцы в тех же целях осуществляли блокаду острова Харг (основной нефтеналивной терминал Ирана). «Танкерная война» носила ограниченный характер в связи с позицией руководства стран как потребителей нефти, так и ее поставщиков, чутко реагирующих на перебои в поставках нефти и скачки цен на нее.

«Война городов» – это ракетные обстрелы и бомбовые удары по городским объектам с целью воздействовать прежде всего на моральный дух гражданского населения. Эта война, начавшаяся весной 1985 года, наносила больше ущерба Ирану, чем Ираку, ввиду технического превосходства последнего.

Война отличалась особой жестокостью. Ирак при поддержке и пособничестве США несколько раз применял против иранских войск боевые отравляющие вещества (БОВ). Первое крупномасштабное применение Ираком БОВ отмечено в феврале 1984 года при отражении крупного наступления иранской пехоты на Басру в ходе операции «Рассвет-5». Тогда погибло более 40 тыс. иранцев. Серьезнейшие отравления получили вдвое большее число людей. Наступление провалилось. Второй, еще более масштабный случай применения БОВ произошел в ходе операции «Рассвет-9», когда 24 февраля 1986 года более 100 тыс. военнослужащих Ирана наступали в Северном Ираке в районе Киркук. Атакующие иранские войска потеряли более половины своей численности. Операция сорвалась.

Всего в ходе войны было отмечено 14 случаев применения Ираком БОВ.

Отметим некоторые характерные особенности, присущие сторонам конфликта.

Расчеты Саддама Хусейна на послереволюционную дезорганизацию управления Ирана оправдались не полностью. Правящее духовенство ИРИ, используя революционный энтузиазм населения, смогло в относительно короткий срок восстановить боеспособность своих воинских частей и соединений. Руководству Ирана удалось мобилизовать и настроить страну и армию на долговременную войну.

Иранские сухопутные силы превосходили иракские, но им явно не хватало военной техники, особенно тяжелой. Личный состав ВС и народное ополчение «басидж» проявляли исключительно высокий боевой дух. Им были свойственны религиозный фанатизм и жертвенность, даже детская. Имевшиеся в Иране современная авиация, танки и другая военная техника, доставшиеся от шаха, и хорошо подготовленный личный состав использовались недостаточно из-за нехватки запчастей и отказа западных стран-поставщиков (Соединенные Штаты, Великобритания, Франция и др.) их поставлять.

ФАКТОР ДЕНЕГ

Ирак располагал весьма сильной авиацией и, главное, химическим оружием, способным остановить решающее иранское наступление. Западные страны практически бесперебойно поставляли Ираку военную технику. А страны Персидского залива (Саудовская Аравия, Кувейт и др.), поддерживавшие Ирак, оказывали ему экономическую помощь в размере более 1 млрд. долл. ежемесячно, что, естественно, повышало иракский потенциал ведения дорогостоящей войны.

Во время восьмилетней войны Ираку оказывали серьезную помощь западные страны и страны Персидского залива в расчете на то, что его руками будет подавлена исламская революция в Иране. Иран в войне поддерживала только Сирия.

Запад проводил, по сути, курс на предотвращение тотальной победы одной из сторон. Военный перевес Ирана, обозначившийся в 1982 году, побудил выше перечисленные страны перейти к еще более энергичной помощи Ираку, оказавшемуся под угрозой поражения. Заместитель государственного секретаря США Р.Мерфи заявил в Конгрессе в июне 1984 года: «Победа одной из сторон невозможна в военном отношении, равно как и нежелательна в стратегическом отношении». В результате ни одна из сторон не достигла победы. Да иного и нельзя было ожидать в связи с тем, что крупнейшие мировые поставщики вооружения, взвинтив цены на него, постоянно «выравнивали» силы противников. Поставки вооружения воюющим странам – фактор, усиливающий заинтересованность капиталистических государств в затягивании ирано-иракской войны. Мировые СМИ прямо отмечали, что «западные страны не заинтересованы в окончании войны по той простой причине, что она отвечает интересам их военной промышленности».

Отношение Советского Союза к ирано-иракской войне на первый взгляд представляется неоднозначным. С одной стороны, СССР осуждал войну и неоднократно призывал воюющие стороны прекратить боевые действия, что, в частности, соответствовало интересам мирового национально-освободительного движения. С другой стороны, СССР в ходе войны поставлял обеим воюющим странам в сопоставимых объемах свое вооружение и военную технику, которые испытывались в боевых условиях. Причем объемы этих поставок были весьма значительны. Так, только Ираку СССР поставлял в 80-е годы различные ВВТ на сумму более 1 млрд. долл. ежегодно. В связи с этим некоторые иранские эксперты считали, что Советский Союз помогал Саддаму Хусейну вместе с США воевать против ИРИ. Резон для этого у экспертов был, но он не соответствовал истине. Ведь поставки советских ВВТ осуществлялись в обе страны. Суть, видимо, заключалась в платежах за поставленные ВВТ. Иран расплачивался собственными средствами, а Ирак – за счет финансовой помощи, оказываемой ему союзниками. Тем не менее указанное мнение экспертов нашло определенное отражение в межгосударственных ирано-советских отношениях в 80-е годы, когда внешняя политика ИРИ характеризовалась непоследовательностью и противоречивостью, в частности, в отношении СССР. В целом с учетом реальных условий, и в первую очередь роли США в этой войне, позиция СССР отвечала политическим, экономическим и военным интересам нашего государства.

ПЕЧАЛЬНЫЕ ИТОГИ

Ирано-иракская война завершилась 20 августа 1988 года признанием воюющими сторонами резолюции Совета Безопасности ООН № 598 от 20 июля 1987 года о прекращении боевых действий. Имам Хомейни согласился с этой резолюцией СБ ООН из-за невозможности достижения победы в войне, истощения ресурсов и серьезного ухудшения экономического положения в стране в связи с начавшимся в 1986 году резким падением цен на нефть. На последовавших переговорах в Женеве стороны не достигли соглашения по условиям мира. Мирный договор между Ираном и Ираком не был подписан. Главная причина неподписания договора заключалась в отказе Ирака признать себя агрессором.

Прекратив боевые действия, Иран и Ирак долгое время не поддерживали межгосударственные отношения. Однако, когда началось американо-иракское противостояние, связанное с американскими обвинениями Ирака в стремлении обладать ОМП, и особенно после заявления президента США Джорджа Буша (январь 2002 года) о причислении Ирана и Ирака к «оси зла», Тегеран и Багдад, оказавшись по одну сторону баррикад, руководствуясь здравым смыслом и исламской солидарностью, приняли меры для сближения перед лицом теперь уже общей для сторон американской угрозы.

Восьмилетняя ирано-иракская война стала самой продолжительной, кровопролитной и разрушительной войной второй половины ХХ века.

Общие потери сторон составили около 1,5 млн. человек. По данным российских экспертов, Иран потерял убитыми 300 тыс. человек, ранеными – около 700 тыс. человек, в том числе погибли не менее 10 тыс. мирных жителей. В плену к моменту окончания военных действий находились около 40 тыс. иранцев. Материальный ущерб страны, по иранским оценкам, составил 1000 млрд. долл. (западные эксперты называют цифру 700–800 млрд. долл.). Потери Ирака составили: 120 тыс. убитыми и 300 тыс. ранеными. Более 70 тыс. иракцев оказались в плену. Материальный ущерб Ирака превысил 193 млрд. долл.

В ходе войны были разрушены важные хозяйственные объекты: нефтепромыслы, нефтеперерабатывающие заводы, трубопроводы, портовые сооружения, промышленные и жилые здания, резервуары-хранилища и другая инфраструктура. Война принесла колоссальные бедствия и страдания миллионам людей, предельно истощила ресурсы обеих стран.

Война привела стороны, особенно Иран, к глубокому экономическому кризису, что нашло проявление в резком снижении уровня производства промышленной и сельскохозяйственной продукции, введении карточной системы, нехватке основных видов продовольствия. Заметно сократился экспорт, резко возрос импорт иностранных товаров.

Ни Ирак, ни Иран не достигли целей, поставленных в начале военных действий.

Касаясь вопроса определения виновника развязывания ирано-иракской войны, следует отметить следующее. Иран с самого первого дня войны заявлял о том, что развязал агрессию Ирак. В 1991 году Генеральный секретарь ООН Хавьер Перес де Куэльяр в своем докладе СБ ООН, имея в виду пункт 6 Резолюции СБ ООН № 598 от 20 июля 1987 года, признал багдадский режим виновным в развязывании войны против Ирана. Он заявил, что 22 сентября 1980 года Ирак совершил агрессию против ИРИ. Он подчеркнул, что на основании Устава ООН, международных норм и принципов, а также морально-этических соображений невозможно оправдать агрессию Ирака и что агрессор должен быть привлечен к ответственности.

Относительно поручения СБ ООН «определить и объявить сторону, ответственную за начало ирано-иракской войны», Перес де Куэльяр пообещал сделать это до конца срока на посту Генерального секретаря ООН. В последние месяцы своей работы в ООН он предложил Ирану и Ираку представить полные доклады с изложением условий и деталей начала войны. Получив эти доклады и результаты независимой экспертизы, он назвал неубедительными приведенные Ираком причины начала войны и подчеркнул: «Совершенно ясно, что объяснения Ирака неприемлемы и недостаточны для мирового сообщества». Позиция и заявления Генерального секретаря ООН означала для мирового общественного мнения, что агрессором в войне выступил именно Ирак. В условиях, когда во время войны большинство стран поддерживали Багдад, объявление Ирака агрессором стало большой политической победой ИРИ.

Однако в связи с завершением работы Переса де Куэльяра в качестве Генерального секретаря ООН, позицией и ролью США в ирано-иракской войне, двойными стандартами, существующими в ООН, Резолюция СБ ООН № 598 не была выполнена в полном объеме. Некоторые важные пункты этого документа, касающиеся, в частности, разработки мер безопасности в регионе, а также выполнения обязательств, которые согласно международной практике и международному праву должна принимать на себя сторона, виновная в агрессии, остались невыполненными, несмотря на обращения Ирана в ООН способствовать их выполнению.

nvo.ng.ru

Багдад создает военный альянс с Ираном

Когда в марте 2003 года Буш-младший начинал войну в Ираке, он никак не предполагал, что спустя ровно 15 лет марионеточный режим в Багдаде бросит вызов Вашингтону и пойдет на создание военного союза с заклятым врагом США — Ираном. Но именно это сейчас происходит: под носом у американцев Багдад превращается в военного союзника Тегерана.

И это еще не самое худшее для США. Страшным сном для Дональда Трампа может стать создание Регионального антиамериканского союза, в который вошли бы Иран, Ирак, Сирия и Россия. Во всяком случае, создание такого союза предложил недавно военный советник верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи, генерал-майор Яхья Рахим Сафави. Иными словами, Багдаду предлагается стать четвертым участником уже существующей геополитической оси Москва — Тегеран — Дамаск.

На днях минобороны Ирана заявило о готовности поставить Багдаду военную технику и снаряжение в рамках двустороннего меморандума о взаимопонимании в области обороны и военного сотрудничества. "Иранская сторона предложила военную помощь Ираку, включая оружие, боеприпасы, бронетехнику и артиллерию, — заявил заместитель министра обороны Ирана Хаджатулла аль-Курейши. — Обе стороны также договорились о формировании специализированных профильных комитетов по каждой категории для изучения этих предложений, их утверждения и выбора необходимого вооружения и оборудования".

Примечательно, что премьер-министр Ирака Хайдер Аль-Абади сделал на этой неделе заявление, которое явно не пришлось по душе Дональду Трампу. "Власти Ирака не допустят с территории нашей страны нападения на Иран, — подчеркнул иракский премьер. — Мы ни за что не позволим использовать территорию Ирака против Ирана, будь это НАТО или кто-либо еще".

Подтекст этого заявления понятен: если Дональд Трамп все же найдет повод для начала военного вторжения в Иран, он может не рассчитывать на помощь Багдада. К ужасу американских генералов, дружба военных Ирака и Ирана зашла слишком далеко. Так, в октябре 2017 года Иран и Ирак впервые за 38 лет провели совместные учения в провинции Керманшах, вблизи которой находится Иракский Курдистан. В военных учениях были задействованы танки, артиллерия, беспилотники и авиация.

Мощным фактором для сближения Багдада и Тегерана стал референдум в Иракском Курдистане, состоявшийся 27 сентября 2017 года. Иран в знак солидарности с правительством в Багдаде осудил референдум, заявив о полной поддержке территориальной целостности Ирака. Кроме того, Тегеран предложил Багдаду военную помощь в случае обострения отношений между правительством Ирака и лидерами Иракского Курдистана.

А что же Вашингтон? Почему он не реагирует на военное сближение Багдада и Тегерана? Создается впечатление, что в Белом доме и на Капитолийском холме явная паника по поводу политики официального Багдада. Для того ли Буш-младший потратил на войну в Ираке один триллион долларов из кармана американских налогоплательщиков, чтобы марионеточное правительство в Багдаде создавало оборонный союз с Тегераном, который Дональд Трамп называет "спонсором терроризма"?

В любом случае, США вряд ли потерпят постепенного втягивания Багдада в орбиту влияния Тегерана. Скорее всего, Пентагон сохранит на иракской территории свой воинский контингент, насчитывающий несколько тысяч солдат и офицеров. Это на всякий случай, чтобы иранские военные находились под контролем генералов Пентагона.

Да и само правительство в Багдаде, испытывая большую нужду в деньгах, понимает, что без финансовой помощи США нынешний иракский режим очень быстро рухнет. Поэтому наряду со сближением с Тегераном Багдад делает реверансы в сторону Вашингтона.

К примеру, в марте 2017 года премьер-министр Ирака шиит Хайдер Аль-Абади в ходе телефонного разговора с Дональдом Трампом заявил о приверженности своего правительства "стратегическому партнерству с США" и поблагодарил Вашингтон за помощь в борьбе с террористической организацией ИГИЛ*.

*ИГИЛ — организация, запрещенная в России.

Читайте также:

Референдум о независимости Иракского Курдистана: почему мир не признает его итогов?

Конкурс на звание врага: США взорвали Ближний Восток

Буйные соседи: на Ближнем Востоке зреет новая война


ПРИВЕТ ТРАМПУ: БАГДАД делает шаги к заключению военного альянса с ИРАНОМ

www.pravda.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *