Содержание

Гросс-адмирал Карл Дёниц — С интернетом по жизни

Как умудрился сын простого инженера стать гросс-адмиралом Рейха и последним фюрером Германии? Просто Карл Дениц всегда знал, что произойдет завтра. В этом ему помогало его аналитичсекое мышление, стремление выстраивать свои представление о мире в виде жестких автономных моделей, острое восприятие перспективы процесса и при этом страстное нежелание поддаваться чужому давлению, настаивание на своем мнении. А его мнения всегда отличались дьявольской проницательностью и точностью.

Юность и молодость

Карл Дениц родился 16 сентября 1891 года в Грюнау под Берлином и был вторым и последним ребенком инженера-оптика Эмиля Деница, работавшего в знаменитой фирме Карла Цейсса в Йене. Дети рано остались без матери. Эмиль Дениц понимал, что только хорошее образование обеспечит его сыновьям достойное будущее. Карл учился сначала в гимназии Цербста, а затем в реальном училище в Йене. 1 апреля 1910 года юный Дениц начал обучение в военно-морском училище в Киле.

Начало первой мировой войны застало «Бреслау» в Средиземном море. Ему удалось уйти от англичан в Турцию, где крейсер присоединился к флоту Оттоманской империи и воевал в Черном море против русских. Во время одного из рейдов «Бреслау» ворвался в гавань Новороссийска, потопил все находившиеся там корабли и разрушил нефтехранилища.

В июле 1915 года у входа в Босфорский пролив «Бреслау» подорвался на русской мине. Пока крейсер ремонтировали, Дениц устроился в ВВС и в качестве стрелка и летнаба принял участие в боевых действиях у Галлиполи. В феврале 1916 года его произвели в обер-лейтенанты цур зее, а летом отозвали в Германию и отправили переучиваться на офицера подводного флота, на который возлагались большие надежды.

С 1 октября 1916 года по январь 1917 года Дениц прошел необходимую подготовку и продолжил службу в Адриатике, на U-39, которой командовал капитан-лейтенант Вальтер Фольстман, в качестве торпедного офицера. Здесь Карл Дениц приобрел необходимые практические навыки. Он хорошо зарекомендовал себя, был вызван в Киль, закончил там курсы командиров подлодок и в январе 1918 года получил UC-25 водоизмещением 417 тонн, бывшую одновременно минным заградителем и торпедной субмариной. Дениц получил приказ действовать в Средиземном море.

  К тому времени, когда Дениц вывел лодку в первое патрулирование, было ясно, что германская тотальная подводная война не оправдала надежд и потерпела поражение, так как англичане разработали надежную систему конвоев и обладали мощными глубинными бомбами. Тем не менее Дениц отличился. Сначала он потопил пароход, а затем дерзко проник на внутренний рейд сицилийского порта Аугуста и потопил 5000-тонный итальянский угольщик, который принял за английскую плавучую мастерскую «Сайклопс». Даже несмотря на то что, возвращаясь на базу, Дениц посадил лодку на мель, Кайзер наградил его орденом Дома Гогенцоллернов.

К великому стыду Карла Деница, с мели его снял австрийский эсминец.Тем временем Дениц предупредил командиров подводных лодок, чтобы они соблюдали особую осторожность в отношении вражеских самолетов и надводных кораблей. Он разрешил принять на борт только такое количество людей, которое не ухудшит маневренности лодок под водой. Одновременно штаб подводных сил, находящийся в Париже, обратился к правительству Виши с просьбой послать из Дакара крейсер и несколько шлюпов, чтобы они подобрали спасшихся. Была выбрана точка встречи, и германские лодки пошли на север, оставив позади плавающие обломки «Лаконии». Хартенштейн шел первым, буксируя за собой караван из 4 нагруженных до предела шлюпок. Лодки медленно продвигались против встречной волны. Однажды ночью 16 сентября лопнул буксировочный конец, и Хартенштейну пришлось несколько часов собирать потерявшиеся шлюпки
.

 Продвижение по службе

В 1919 году многим молодым морским офицерам было ясно, что есть более важные заботы, чем возрождать бесславно павшую монархию. Но не Деницу. Дениц, как он сам это признавал, был монархистом и по своему убеждению, и по своему воспитанию. Теоретически он также и позже признавал монархию самой идеальной формой государственного устройства, и саркастическое высказывание Гитлера о том, что армия у него христианская, ВВС — национал-социалистические, а ВМС — кайзеровские, относилось также и к Деницу. Но Дениц продолжил службу не поэтому. Народ и родина для таких офицеров как Дениц были превыше всего. Он продолжил службу на военной базе в Киле, но в душе страстно желал вернуться на подводный флот, который должен был возродиться, несмотря на то что Версальский договор запрещал Германии иметь таковой.  

В 1920 году Дениц перевелся на торпедные катера и стал командиром Т-157 на базе Свинемюнде на побережье Померании.

Работая в штабе, Дениц проявил себя старательным, самокритичным, требовательным служакой-трудоголиком. Он был прекрасно осведомлен о шагах, которые предпринимались руководством флота, чтобы обойти запретительные статьи Версальского договора. В августе 1927 года подобная информация просочилась в печать, что вызвало «скандал Ломана». Что знал Дениц об этих нарушениях, осталось тайной, так как тот никогда не обмолвился об этом и словом. В 1928 году он продолжил службу на Балтике, штурманом крейсера «Нимфа».

1 февраля 1935 года Адольф Гитлер приказал начать строительство подводных лодок, а шесть недель спустя отказался выполнять статьи Версальского договора, ограничивавшие военные возможности Германии. 6 июня 1935 года Карл Дениц был назначен «фюрером подводных лодок» (Fuerer der U-boote, FdU) и возглавил 1-ю подводную флотилию. В сентябре Германия имела уже 11 небольших (258 т) субмарин. 1 октября Дениц стал капитаном цур зее.

Фюрер подводных лодок пользовался полной поддержкой командующего флотом Ральфа Карлса, но гросс-адмирал Редер планировал против Объединенного Королевства «войну крейсеров» и не уделял внимания строительству подводного флота. Дениц засыпал Редера памятными записками, в которых заявлял, что 300 субмарин выиграют войну рейха с Британией. Гросс-адмирал, словно насмехаясь над ним, неизменно вежливо отказывал.

 
Снова война

В отличие от Редера, Дениц понимал, что война начнется до 1944 года. Он чувствовал, что Польской кампанией Германии не отделаться. 3 сентября 1939 года, когда Великобритания и Франция объявили Германии войну, Дениц находился на своем командном пункте, представлявшем собой группу небольших деревянных строений в пригороде Вильгельмсхафена. Весть о начале войны он встретил потоком непотребной брани. В это время в его распоряжении было всего 56 лодок, из которых только 22 были достаточно велики, чтобы вести подводную войну в океане. Тем не менее они уже патрулировали в море и ставили минные заграждения у берегов Англии. 4 сентября капитан-лейтенант Герберт Шульце, командир U-48, доложил о потоплении им у берегов Шотландии «Ройял Септр». Этот корабль стал первым из 2603 кораблей союзников, пущенных на дно германскими субмаринами. К концу месяца подводный флот Деница потопил множество вражеских кораблей, общим водоизмещением 175000 т, доказав, что является весьма эффективным средством ведения войны на море. Однако производство лодок застыло на все том же уровне — 2 штуки в месяц.

Дальше — больше. Дениц лично спланировал операцию в Скапа Флоу, «спальне флота Его величества», которую в ночь с 13 на 14 октября осуществил на U-47 капитан-лейтенант Гюнтер Прин. Был потоплен линкор «Ройял Ок», что является феноменальным результатом. Когда U-47 вернулась на базу, там уже был гросс-адмирал Редер. Он поздравил экипаж с успехом и тут же, на месте, произвел Деница в контр-адмиралы.

Количество потопленных судов превышало количество построенных, несмотря на помощь, получаемую Черчиллем от своего «кузена» в Белом доме. Октябрь стал особенно тревожным месяцем. Как-то после войны Черчилль признался, что только во время «битвы за Атлантику» почувствовал настоящую угрозу для Англии.

Как и предполагал Дениц (уже вице-адмирал), британцы улучшили охрану конвоев и выработали приемы противолодочной борьбы. В марте 1941 года было потеряно 5 субмарин, а с ними несколько лучших экипажей. Вдобавок ко всему, у королевских ВВС появились «дальнобойные» противолодочные самолеты, и Деницу пришлось перенести оперативную зону дальше на запад, в район между британскими базами в Канаде и Исландии, куда не долетали самолеты.

Стратегия подводной войны Деница была предельно проста: потопить как можно больше судов противника и сделать это как можно быстрее. Если его субмарины смогут топить корабли быстрее, чем британцы смогут их строить, Объединенное Королевство окажется поставленным на колени. Дениц разозлился, когда Гитлер решил переправить 20 подлодок в Средиземное море, где те должны были ослабить мертвую хватку британцев на линиях коммуникаций стран «Оси» в Северной Африке. Дениц знал, что субмарина, вошедшая в Средиземное море, из-за сильных западных течений в Гибралтарском проливе обратно уже не вернется. Ему удалось отговорить фюрера от этого шага весной и летом, затем Гитлер снизил число лодок до 10, но осенью Деницу пришлось выполнять приказ. Из-за этого он был вынужден свернуть масштабные действия в Северной Атлантике. Тем не менее до 7 октября 1941 года Дениц не мог сказать, что год прошел неудачно. Союзники потеряли 1299 кораблей (4328558 т). Редер и его штаб установили, что канадские и британские верфи ежегодно производят только 1600000 т. Стало ясно, что Германия выигрывала «битву за Атлантику».

Все надежды похоронило нападение японцев на Перл Харбор. Гитлер совершил очень большую глупость, последовав 11 декабря примеру восточного союзника, объявив войну США. Теперь огромные производственные мощности американских промышленных предприятий работали против рейха.

Вступление США во вторую мировую войну означало для германского подводного флота только одно: скорое поражение.

Близость конца

В отличие от Гитлера, Геринга и большинства адмиралов, Дениц не был склонен недооценивать огромный потенциал военной машины США. Но Америка еще наслаждалась миром и не была в полной мере готова к войне. Кроме того, антибритански настроенный американский адмирал Эрнст Дж. Кинг не спешил воспользоваться опытом, накопленным англичанами, в борьбе с германскими субмаринами. Американские корабли ходили в одиночку, без эскорта, с горящими огнями и без всяких мер противолодочной безопасности. 15 января 1942 года Дениц приказал своим подводникам топить суда противника у берегов Америки. Только в январе они отправили ко дну 62 корабля (327357 т). К 10 мая было потоплено уже 303 корабля (2015252 т). Только в июле американцы начали формировать конвои. Веселым временам приходил конец. 22 января Гитлер и ОKM решили, что Норвегии угрожает вторжение, и приказали отправить все подлодки к ее берегам для разведки. Взбесившийся Дениц смог уговорить Гитлера отменить приказ, но лишился 20 лодок.

У американских берегов могли теперь охотится только 10 — 12 лодок. Дениц чувствовал свое полное бессилие. Чтобы утешить его, в марте 1942 года Гитлер сделал его полным адмиралом.

Число германских подлодок продолжало расти медленно. В 1942 году каждый месяц со стапелей должны были сходить 20 субмарин. Но производство отставало от графиков.

Летом 1942 года лодки Деница снова стали нападать на конвои в Северной Атлантике. Но делать это стало труднее, чем раньше, поскольку союзники разработали новую противолодочную тактику и обзавелись новой техникой. Самолеты, оборудованные радаром, противолодочные самолеты, запускавшиеся с корабельных катапульт, новый радар, который не могли засечь германские субмарины, НFDF (High Frequensy Direction Finder — высокочастотный определитель направления, или «Хафф-Дафф»), должны были расправиться с германским подводным флотом к маю 1943 года.

В январе Редер вышел в отставку и назначил двух возможных своих преемников — генерал-адмирала Рольфа Карлса и адмирала Карла Деница. Гитлер остановил выбор на втором. При дворе фюрера Дениц вскоре заимел могущественных друзей — министра вооружений Альберта Шпеера и адмирала Путткамера, военно-морского адъютанта Гитлера. Деницу присвоили звание гросс-адмирала и 30 января 1943 года назначили главнокомандующим Кригсмарине. Он получил дотацию в 300000 рейхсмарок. Первое, что сделал Дениц на новом посту, — немедленно уволил Карлса,бывшего покровителя, ставшего потенциальным соперником, а также многих назначенцев Редера.

Карл Дениц, всего за 3 года выросший от капитана цур зее до гросс-адмирала, оказался на вершине власти. Но он был и на краю самого сильного поражения. Он отговорил Гитлера от расформирования надводного флота, доказав, что последний свяжет непропорционально большое количество кораблей союзников, которые в противном случае смогут использовать их для усиления конвоев и борьбы с Японией.

Германская промышленность все-таки «родила» субмарину, способную сокрушить союзническую систему конвоев (тип XXI), но она Деницу уже не понадобилась.

В дни высадки союзников во Франции Дениц последний раз приказал атаковать их массированными силами. В бою участвовало 36 субмарин, но менее половины их уцелело. Но Дениц не успокоился. Он продолжал бросать в бой все новые и новые лодки, видимо, надеясь таким образом переломить ход войны. Его упрямство и безрассудность стали причиной гибели сотен германских моряков. В период с 6 июня по 31 августа 1944 года немцы потопили 5 кораблей эскорта, 12 грузовых судов (58845 т) и 4 десантные баржи (8400 т), потеряв 82 субмарины.

Из 820 германских подлодок, участвовавших с 1939 по 1945 год в «битве за Атлантику», 781 погибла. Из 39000 моряков-подводников погибли 32000. Большинство — в последние два года войны.

2 мая Дениц был вынужден перенести свою штаб-квартиру и столицу рейха в кадетский корпус в Мюрвике под Фленсбургом. Здесь он проводил политику, заключавшуюся, во-первых, в попытках как можно быстрее прекратить войну с Западом, во-вторых, в стремлении спасти как можно больше немцев от советской оккупации. Для этого Дениц посылал все имевшиеся в его распоряжении суда в балтийские порты, находившиеся еще в руках немцев, с приказом вывезти оттуда всех беженцев. Войскам предписывалось прикрывать эвакуацию, а затем отступать на запад. По приблизительным оценкам, за 8 дней, пока продолжались боевые действия, от советской оккупации было спасено 2 млн. человек.

Карл Дениц делал вид, что правит Германией, до 9.45 утра 23 мая, когда его вызвал на пароход «Патриа» генерал-майор армии США, член контрольной комиссии союзников Лоуэлл В. Руке. Никакого приема с военными почестями, как прежде, не было. Офицеры-союзники объявили, что впредь они считаются военными преступниками. В то же самое время войска 11-й британской танковой дивизии заняли Мюрвикский анклав и оккупировали резиденцию временного правительства. Военные силы были значительны, опасались, что гросс-адмирал со своим батальоном охраны может начать последнюю битву на суше. Наступил последний час и открылся путь в плен, что не имело теперь ничего общего с правилами Женевской конвенции. Многие соратники-адмиралы Деница предвидели это и ушли из жизни, приняв яд. Гросс-адмирал перенес все это унижение со стоическим достоинством. Британские солдаты не постеснялись неприятной процедуры личного обыска, а охота за так называемыми сувенирами часто приводила к пропаже личной собственности, как, например, случилось с маршальским жезлом гросс-адмирала. 23 мая 1945 года не стал днем славы для 11-й танковой дивизии.

 

Нюрнбергский процесс

Вскоре Дениц предстал перед Нюрнбергским трибуналом. Его заставили пройти тест на интеллектуальный коэффициент (IQ), который у него оказался равным 138 (почти гений). Возможно, если бы Карл Дениц не стал «последним фюрером», он и не был бы включен в список главных военных преступников. 9-10 мая 1946 года, давая показания, он заявил, что просто выполнял приказ. Геринг сказал окружающим: «Первый раз за 3 недели я почувствовал себя превосходно. Наконец-то мы услышали, что в таких случаях должен говорить настоящий солдат«.

К чести Карла Деница следует сказать, что он сохранил в конце войны архивы германского ВМФ. Дениц считал, что флоту нечего скрывать. Его мрачная репутация была в основном порождена знаменитым «Приказом о «Лаконии» (Nicbtrettungsbefebl) от 17 сентября 1942 года. Он был истолкован как хладнокровный приказ расстреливать моряков, спасшихся с потопленных кораблей. Чтобы понять, что это был за приказ, и почему он появился, необходимо вернуться назад, в третий год войны, когда по залитым кровью просторам Атлантики рыскали волчьи стаи германских субмарин.

12 сентября капитан-лейтенант Хартенштейн, командир U-156, патрулировал примерено в 250 милях северо-восточ-нее острова Вознесения. Вечером он заметил британский вооруженный войсковой транспорт «Лакония» (19695 тонн). У него на борту находились британские солдаты, гражданские лица, женщины, дети и большое количество итальянских пленных, захваченных в Северной Африке. Хартенштейн атаковал траснпорт и выпустил 2 торпеды. «Лакония» начала тонуть. Были спущены спасательные шлюпки, масса людей попрыгала в воду. Хартенштейн подошел ближе к своей жертве.

Через несколько минут он поднялся на поверхность и услышал крики людей, пытающихся удержаться на воде. Он немедленно вызвал на палубу всю команду лодки и подошел еще ближе к тонущему судну, после чего начал подбирать спасшихся. Из перехваченного сигнала SOS он узнал название судна. В 1.25, когда «Лакония» уже скрылась под водой, он послал сообщение в штаб подводных сил:
«Потоплен Хартенштейном. Британский корабль «Лакония» в квадрате 7721, к несчастью вместе с 1500 итальянских пленных. К настоящему моменту спас 90. Требую указаний».

Деница подняли с постели в 3.45, и он сразу послал радиограмму:
«Группе «Полярный медведь»: Шахту, Вюрдеманну и Виламовицу немедленно следовать полным ходом к Хартенштейну, квадрат 7721″.
Через 15 минут он запросил Хартенштейна:
«Использовало судно радио? Спасшиеся в шлюпках или на плотах? Радируйте детали потопления».
Хартенштейн ответил:
«Судно точно передало свою позицию по радио. Имею на борту 173 человека, из которых 21 англичанин. Примерно 100 человек плавают рядом на личных спасательных средствах. Предложите дипломатический нейтралитет района. Перехвачена радиограмма находящегося недалеко парохода. Хартенштейн».

В отличие от других судебных разбирательств, защита приводила свои доказательства первой. После этого она могла подавать возражения в письменном виде, а суд имел право их не рассматривать, делая совершенно бесполезными. Деницу удалось провести защиту на высоком уровне. Будучи спрошен, был ли он заинтересован в использовании рабского труда на предприятиях, работавших на флот, он вообще отрицал, что знал о его использовании, и добавил, что его интересовала только сама продукция, а не то, как ее делали. Подсудимый отрицал, что имел какое-либо отношение к концлагерям, но признал, что приказал топить оказавшиеся в зоне боевых действий корабли нейтральных стран. Дениц считал этот приказ правильным. «Ведь их предупреждали, чтобы они держались подальше, — говорил он. — Но уж если они входили в зону, преследуя какие-то свои цели, то винить им оставалось только себя«. Даже Ф. Д. Рузвельт признавал это, заявив, что владельцы торговых судов не имеют права рисковать жизнью членов экипажей, отправляя их в зону боевых действий ради получения сиюминутной выгоды.

Дениц также обвинялся в планировании оккупации Испании (чтобы завладеть ее портами) и Гибралтара. Он не отрицал этого, а свои «фанатичные» пронацистские высказывания оправдывал тем, что они были необходимы для укрепления боевого духа солдат. В отличие от других подсудимых, Дениц не стал поносить Гитлера.

Обвинение строилось на признании нелегитимности тотальной подводной войны. По этому вопросу Деница поддержал адмирал ВМФ США Честер А. Нимиц. Он привел доказательство того, что этот метод ведения морской войны использовался Тихоокеанским флотом США с 8 декабря 1941 года, так что следует судить и его, Нимица. Действительно, если в действиях американских подводников на Тихом океане и подводников «Кригсмарине» на Атлантике и можно усмотреть какую-то разницу, то она будет не в пользу американских моряков. Про англичан и русских вообще упоминать не стоит. Англичане вели самую беспощадную подводную войну на Средиземном море (уничтожение «Океании» и «Нептунии» с несколькими тысячами погибших), а советские подводные лодки топили набитые до отказа беженцами суда, покидавшие Восточную Пруссию («Вильгельм Густлоф» держит мрачный рекорд по количеству погибших в ходе одной морской атаки).  

Во время заседаний Нюрнбергского трибунала многие подводники прибыли, чтобы выступить в защиту Деница. Одним из них был капитан 1 ранга Винтер, бывший командир 1-й флотилии подводных лодок. Он подготовил письмо, которое подписали многие командиры лодок. Бывшие офицеры призывали суд следовать велениям «человеческой и воинской совести». В письме говорилось, что гросс-адмирал Дениц никогда не отдавал приказа убивать моряков с торпедированных судов. Он только приказал командирам лодок после атаки оставаться под водой, чтобы уклониться от вражеских противолодочных сил. «В течение 5 лет самой жестокой войны мы узнали, что за человек Дениц. Никогда он не требовал от нас чего-то бесчестного.»

Теперь, 50 лет спустя, кажется, что обвинение Деница было построено на песке, но в то время страсти были накалены до предела. Британцы и русские жаждали заполучить скальп Деница, но американский судья Френсис Бидди требовал его оправдания по всем пунктам обвинения.

1 октября 1946 года, после того, как Геринг и еще несколько высших нацистов были приговорены к смерти, перед Нюрнбергским трибуналом предстал Карл Дениц. Он узнал, что приговорен к 10-летнему заключению в тюрьме Шпандау. Через минуту человек, который потерял в этой морской войне обоих сыновей, снял наушники и покинул зал под стражей.

Приговор стал компромиссом. Но даже этот, самый мягкий из вынесенных в Нюрнберге приговор возмутил генерал-майора Дж. Ф. К. Фуллера, выдающегося военного теоретика и историка, который назвал его «вопиющей пародией на правосудие, проистекавшей из лицемерия«.

Старость

Наказание Дениц отбывал в Шпандау. Воспитанный в спартанском духе, он легче других переносил тяготы заключения. Дениц не чурался никакой работы. Он увлекался выращиванием овощей и иногда снимал до 50 помидоров с одного куста. Его отношения с Редером были прохладными, а былая дружба с Альбертом Шпеером выродилась в плохо скрываемую ненависть. Полностью отбыв срок, 1 октября 1956 года Дениц вышел на свободу. Он разыскал свою жену в маленьком городке Аумюле, выхлопотал себе адмиралтейскую пенсию и зажил в достатке.

Почти все свое время Дениц посвятил литературной работе. Он написал книги: «Mein wechselvoltes Leben» («Моя захватывающая жизнь») — 1968 год, «Deutsche Strtegie zur See in zweiten Weltkrieg» («Германская военно-морская стратегия во второй мировой войне»)- 1968 год, «10 Jahre und 20 Tage» («10 лет и 20 дней») — 1958 год.

2 мая 1962 года умерла его жена, и остаток жизни Дениц прожил в одиночестве. Он стал ревностным католиком, каждое воскресенье посещал церковь, а на могиле жены поставил огромный крест. Дениц любил захаживать в гости к старым друзьям и принимать их в своем доме. К концу жизни Дениц стал более погружен в себя и вспыльчив. Он очень обиделся на правительство, которое отказывалось устроить ему после смерти торжественные похороны и положить в гроб в униформе. Человек, переживший свое время, Карл Дениц умер в канун Рождества. Он был последним из германских гросс-адмиралов. На его похоронах, в Аумюле, 6 января 1981 года присутствовали десятки старых товарищей по оружию.

После второй мировой войны Черчилль высказал как-то такую мысль, что если бы немцы все поставили на одну карту, а именно на подводную войну, то Англия могла бы и проиграть ее. Адмирал сэр Эндрю Каннингем подтверждал, что если бы немцам удалось выиграть битву за «Western Approaches», то его страна могла бы проиграть войну. Что еще раз подтверждает правоту гросс-адмирала Карла Деница.

Воспитанник кайзеровского ВМФ, выходец из буржуазно-консервативной семьи, Дениц был не в состоянии даже подумать о том, что глава государства склонен к преступлениям, что он даже сам приказывает их совершать. Из лучших побуждений он требовал от своих офицеров и матросов, часто переходя в пафос, обязательной верности фюреру, государству, требовал не жалеть своей жизни за родину. Исходя из принципа главенства политики, он продолжал пребывать в убеждении, что ведение войны — это дело солдата, а когда ее начинать и заканчивать — это вопросы политического руководства. Так поступал человек, который всю свою волю, ум, энергию положил на алтарь служения своему государству.

Источник

stomaster.livejournal.com

Почему в Нюрнберге не вынесли смертный приговор преемнику Гитлера — Российская газета

20 ноября 1945 года в Нюрнберге начал свою работу Международный военный трибунал (МВТ), вынесший приговоры верхушке руководства гитлеровской Германии. Главный обвинитель от СССР Роман Андреевич Руденко в своей речи прямо призвал: «Да свершится же над фашистскими палачами суд народов — справедливый и суровый». Но насколько соответствовал этому приговор МВТ по итогам 403 заседаний Нюрнбергского процесса, оглашенный 1 октября 1946 года? Из 21 обвиняемого к смертной казни были приговорены только 12, трое вообще оправданы.

А официальный преемник Гитлера Карл Дениц (1891 — 1980), вставший 30 апреля 1945 г. во главе германского государства и вооруженных сил, был приговорен всего лишь к 10 годам тюремного заключения.

Нимица не послушались

В печально известном «Приказе о «Лаконии»1 от 17 сентября 1942 г. не кто иной, как Дениц, запрещал командирам подводных лодок подбирать людей с потопленных кораблей — исключая капитанов и механиков, которые рассматривались как военнопленные. Этот документ был истолкован судьями как приказ расстреливать моряков, спасшихся с потопленных кораблей. В вину Деницу ставились военные преступления — нападение и уничтожение кораблей, в том числе мирных, в открытом море. Обвиняемый признал, что приказал топить и оказавшиеся в зоне боевых действий корабли нейтральных стран.

И тем не менее на процессе в Нюрнберге некоторые юристы и свидетели пытались оспорить виновность Деница. Американский судья Фрэнсис Бидди даже выступал за его оправдание, ссылаясь на то, что победители в войне также топили немецкие корабли. Давая письменные показания МВТ, главнокомандующий Тихоокеанским флотом США Честер Уильям Нимиц отметил: «Как правило, американские субмарины не занимались спасением моряков с вражеских кораблей, если при этом корабли подвергались ненужному или дополнительному риску или если субмарины для этого вынуждены были отвлечься от выполнения боевого приказа»2.

Однако международный суд признал удары по кораблям Германии обороной от агрессора, а Деница — преступником против мира и человечности. В этом были едины представители Великобритании и СССР. По вине Деница погибли тысячи ни в чем не повинных людей. Восстанавливая историческую правду о «подвигах» гросс-адмирала, западногерманская печать отмечала, что «чертов адмирал несет личную ответственность за гибель 27 494 моряков германского подводного флота и многих тысяч моряков союзнических флотов»3.

1 октября 1946 г., после того как Геринг и еще несколько высших нацистов были приговорены к смерти, Нюрнбергский трибунал огласил приговор Деницу. Гросс-адмирал был признан виновным по 2-му (преступление против мира) и 3-му (военные преступления) пунктам обвинения и приговорен к 10-летнему заключению. Однако смертной казни Дениц, по мнению судей, не заслужил. Советская сторона против приговора преемнику Гитлера возражать не стала.


Вожак «волчьих стай»

Когда Гитлер пришел к власти, Дениц служил в Вильгельмсхафене в штабе Североморского района, где занимался обеспечением внутренней безопасности флота. 1 февраля 1935 года Гитлер приказал начать строительство подводных лодок, а шесть недель спустя отказался выполнять статьи Версальского договора, ограничивавшие военные возможности Германии. 6 июня 1935 года Дениц был назначен «фюрером подводных лодок» и возглавил 1-ю подводную флотилию.

К 1938 году Дениц разработал тактику «волчьих стай» — групповых атак подводных лодок на суда противника4. И уже в октябре 1939 года был произведен в контр-адмиралы. 30 января 1943 г. Деницу было присвоено высшее на германском флоте звание гросс-адмирала. Во время операции «Оверлорд» — высадки англо-американских войск во Франции, начавшейся 6 июня 1944 г. — Дениц последний раз приказал атаковать союзников массированными силами. В бою участвовало 36 субмарин, из них уцелело менее половины. Но Дениц продолжал бросать в бой все новые лодки, видимо, надеясь таким образом переломить ход войны. Его упрямство и безрассудность стали причиной гибели многих: из 820 германских подлодок, участвовавших с 1939 по 1945 г. в «битве за Атлантику», 781 погибла; из 39 тыс. моряков-подводников кригсмарине погибли 32 тыс., из них большинство — в последние два года войны5.

Гросс-адмирал претворял в жизнь все, в том числе и самые бессмысленные, затеи своего фюрера, который ничего не смыслил в морской стратегии: для него, как писал Дениц, «война на море была чем-то далеким и не слишком понятным». Дениц не одобрял, но выполнял планы Гитлера при поддержке флота удерживать Тунис весной 1943 г. или защищать от Красной армии Курляндский котел. Гитлеровская группировка в Курляндии сражалась с октября 1944 г. по 15 мая 1945 г. Она сдалась лишь через неделю после капитуляции Германии.

Всю жизнь адмирал был верным и восторженным сторонником Гитлера. «Небеса послали нам лидерство фюрера!» — восклицал он, выступая перед матросами. Однажды, обращаясь к ликующей толпе в Берлине, он сказал, что Гитлер предвидел все и не совершил ни одного неправильного шага. «Мы — черви по сравнению с ним!»6.


Преемник

В апреле 1945 г. даже Деницу было ясно, что дни Третьего рейха сочтены. 19 апреля гросс-адмирал эвакуировал свою штаб-квартиру в пригороде Берлина. Через сутки туда ворвались советские танки. 20 апреля Дениц посетил Гитлера в бункере рейхсканцелярии и присутствовал на его 56м и последнем дне рождения.

В составленном 29 апреля «политическом завещании» Гитлер писал: «Перед смертью я исключаю из партии рейхсмаршала Германа Геринга и лишаю его всех прав… Вместо него я назначаю рейхспрезидентом и верховным главнокомандующим вооруженными силами гросс-адмирала Деница».

После 10 часов вечера 1 мая, когда Гитлер был уже мертв, тела Геббельса и его жены догорали в саду рейхсканцелярии, а обитатели «бункера фюрера» искали спасения в туннелях берлинского метро, радио Гамбурга прервало трансляцию торжественной Седьмой симфонией Брукнера. Раздался бой военных барабанов, и диктор заговорил: «Наш фюрер Адольф Гитлер, сражаясь до последнего дыхания против большевизма, сегодня днем пал за Германию в своем оперативном штабе в рейхсканцелярии. 30 апреля фюрер назначил своим преемником гросс-адмирала Деница. Слушайте обращение к немецкому народу гросс-адмирала и преемника фюрера»7.

После сообщения диктора раздался голос Деница, который повторил ложь о «героической» смерти Гитлера. «Немецкие мужчины и женщины! Солдаты германской армии! — взывал по радио Дениц. — Моя первая задача, — спасти немецких людей от наступающего большевистского врага. Только ради этой цели вооруженная борьба продолжается. И до тех пор, пока британцы и американцы будут препятствовать достижению этой цели, мы будем вынуждены продолжать защищаться от них и бороться с ними. В этом случае англичане и американцы продолжают борьбу не в интересах своих народов, а для распространения большевизма в Европе»8.

В приказе по войскам Дениц сообщил, что он принял командование всеми вооруженными силами Германии и «проникнут желанием продолжать борьбу против большевиков до тех пор, пока сражающиеся войска и сотни тысяч семей, проживающих в восточных районах германской территории, не будут спасены от порабощения и уничтожения»9.


Агония

На Нюрнбергском процессе Дениц откровенно врал, утверждая, что он якобы вообще не считал себя преемником Гитлера и чувствовал, что его выбрали для ведения переговоров о мире и подготовке капитуляции, потому что сделать это мог только далекий от политики человек. Якобы именно по этой причине Дениц принял свое назначение.

2 мая 1945 г. преемник Гитлера перенес свою штаб-квартиру в кадетский корпус в Мюрвике под Фленсбургом, на границе с Данией. Фленсбург, охраняемый батальоном военных моряков, стал временной столицей рейха. В условиях неизбежного поражения Германии Дениц пытался добиться скорейшего перемирия с западными союзниками и одновременно стремился вывести как можно больше войск и гражданского населения с территорий, которые могли быть заняты Красной армией. Для этого гросс-адмирал послал все имевшиеся в его распоряжении суда в балтийские порты, находившиеся еще в руках немцев, с приказом вывезти оттуда всех беженцев. В итоге за неделю, остававшуюся до полной и безоговорочной капитуляции Германии, на запад силами флота было вывезено 2 млн человек.


Две безоговорочные капитуляции

В 1.30 ночи 7 мая Дениц радировал, что генерал-полковнику Йодлю даются все полномочия подписать Акт о безоговорочной капитуляции, что тот и сделал 7 мая в 02.41. Однако Сталин заявил: «Договор, подписанный в Реймсе, нельзя отменить, но его нельзя и признать. Капитуляция должна быть учинена как важнейший исторический акт и принята не на территории победителей, а там, откуда пришла фашистская агрессия, — в Берлине, и не в одностороннем порядке, а обязательно верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции»10. По согласованию между правительствами СССР, США и Великобритании была достигнута договоренность считать процедуру в Реймсе предварительной. Союзники согласились провести церемонию вторичного подписания акта о капитуляции Германии в поверженной столице рейха.

Это случилось 8 мая в 22.43 по среднеевропейскому времени (9 мая в 00.43 по московскому) в берлинском предместье Карлсхорст в здании бывшего военно-инженерного училища. От правительства Деница акт подписали: начальник верховного главнокомандования вермахта генерал-фельдмаршал Кейтель, командующий люфтваффе генерал-полковник Штумпф и командующий кригсмарине адмирал Фридебург. Безоговорочную капитуляцию приняли Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков и заместитель главнокомандующего союзными экспедиционными силами маршал Артур Теддер (Великобритания). В качестве свидетелей свои подписи поставили генерал К. Спаатс (США) и генерал Ж. де Латр де Тассиньи (Франция). Вторая мировая война в Европе завершилась.

23 мая в 9.45 утра Дениц был доставлен на пароход «Патриа» к генерал-майору армии США Лоуэллу В. Руке. Деницу объявили, что он и члены его правительства отныне военнопленные. Так почему же преемник Гитлера избежал смертного приговора?

Десятилетнийсрок приговор был вынесен ему на основании особенностей судебного разбирательства. Гросс-адмирала пытались выгородить американцы, чью позицию можно объяснить из чисто прагматических соображений: человек, давший согласие на безоговорочную капитуляцию, не должен быть наказан слишком строго. В итоге предшественник Дёница на посту командующего германским флотом Рёдер получил пожизненный срок (правда, в январе 1955 г. был освобожден из тюрьмы по состоянию здоровья), а сменщик Гитлера получил срок скорее символический.

Советская же сторона действовала в том числе и на основании сведений, полученных от самого Дёница. На допросе 17 июня 1945 г.. тот показал, что не участвовал в планировании боевых действий против СССР, что, действительно, было важным аргументом. Рассказал гросс-адмирал и о том, что он не был членом нацистской партии — то есть и за участие в идеологическом конструировании нацистского режима его привлечь было бы затруднительно.


Жизнь после Нюрнберга

10-летнее наказание Дениц отбывал в берлинской тюрьме Шпандау. В беседах с американским тюремным психиатром доктором Леоном Голденсоном мечтал: «Я куплю себе небольшую квартиру и буду жить там вместе с женой, закрывшись от остального мира, буду писать мемуары. Думаю, я должен сделать это для немецкого народа. Чтобы они сами могли понять, что происходило на самом деле и как мало кто из нас в руководстве страны знал о зверствах Гитлера и Генриха Гиммлера»11.

1 октября 1956 г., полностью отбыв срок заключения, Дениц вышел на свободу. В старости бывший гросс-адмирал стал ревностным католиком, каждое воскресенье посещал церковь, истово молился. И очень обижался на правительство Аденауэра, которое отказывалось выплачивать ему адмиральскую пенсию, ограничившись капитанской, мотивируя это тем, что пенсионер был пособником Гитлера.

Бывший «последний фюрер» требовал от правительства устроить ему торжественные похороны и положить в гроб в униформе гросс-адмирала. Однако, когда 24 декабря 1980 г. Дениц скончался, он был похоронен в штатском костюме без воинских почестей на кладбище «Вальдфридхоф» в Аумюле.


Примечания

1. Дениц К. Десять лет и двадцать дней. Воспоминания главнокомандующего военно-морскими силами Германии. 1935-1945 гг. М., 2004. Гл. 14 «Лакония».

2. U-Boot-Krieg. Sammelband 2 (1942-1945). Die Zeit der Abrechnung. Augsburg, 2004. S. 1000.

3. Nachruf. Karl Dnitz // Der Spiegel. 1981. N 1.

4. Dnitz K. Deutsche Strategie… S. 15.

5. Herzog B. 60 Jahre deutsche U-Boote. 1906-1966. Mnchen, 1968.

6. Энциклопедия Третьего рейха. М., 1996. С. 205.

7. Ширер У. Взлет и падение Третьего рейха. Т. 2, М., 1991. С. 522.

8. Агония и смерть Адольфа Гитлера. М., 2000, с. 141.

9. Там же, с. 143.

10. Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны. М., 1989. С.522.

11. Голденсон Л. Указ. соч. С. 42.

rg.ru

биография, дата и место рождения, карьера в Вермахте, Нюрнбергский процесс, приговор, дата и причина смерти

Сын простого инженера, от отца унаследовавший аналитическое мышление, Карл Дениц был независимым, волевым и верным принципам человеком. Эти качества вкупе с умением четко следовать плану, острым чувствованием перспектив и умением отстаивать свое мнение сделали Деница «фюрером подводных лодок» и преемником Гитлера. Он прожил долгую жизнь и был свидетелем многих судьбоносных для всего мира событий Второй мировой. После войны, с честью приняв наказание, он начнет писать – мемуары Карла Деница станут ценным источником информации о Второй мировой.

Детство и юность Деница

Будущий гросс-адмирал Дениц родился в сентябре 1891 года. Он был вторым и последним ребенком в семье инженера-оптика Эмиля Деница, занимавшего должность в известной фирме «Цейс». Родиной Карла Деница стал город Грюнау, расположенный недалеко от Берлина. Мальчик рано остался без матери, но отец постарался приложить все усилия, чтобы дать детям достойное воспитание.

Маленький Карл учился сначала в Цербсте, а позже поступил в реальное училище в городе Йен. В 19 лет Карл становится кадетом военно-морского училища, что определит направление на всю его дальнейшую жизнь.

Кадетом Карл слыл преданным долгу и Родине и высокоморальным человеком. Помимо этого, он был трудолюбивым и тихим юношей. Однако эти качества не помогли ему завоевать уважение сверстников и зарекомендовать себя среди кадетов. Возможно, сказывалась излишняя серьезность мальчика и постоянное стремление действовать согласно правилам и уставу.

В 1912 году Деница переводят в училище в г. Мюрвик, а после отправляют вахтенным офицером на крейсер «Бреслау». На нем Дениц станет участником Балканского кризиса и примет участие в блокаде Черногории. Через год после событий на Балканах Карл Дениц получает звание лейтенанта.

Дениц в Первой мировой войне

Именно на крейсере «Бреслау» Деница застает Первая мировая. В Черном море крейсер присоединился к флоту Оттоманской империи и с большим успехом воевал против России.

В 1915 году удача изменяет «Бреслау», к тому времени потопившему немало русских кораблей. В Босфорском проливе крейсер подрывается на мине и уходит на длительный ремонт. На время ремонта крейсера Деница отправляют обучаться на офицера-подводника, что сыграет решающее значение в биографии Карла Деница.

К концу обучения Деница стало ясно, что подводный флот Германии терпит фиаско на фронте и легко уничтожается англичанами, разработавшими систему конвоев и глубинных бомб. Но Деницу удается отличиться и потопить корабль Италии (правда, мирный). Возвращаясь на базу, Дениц сажает подлодку на мель, но за потопление итальянского судна его все же награждают орденом.

Когда подлодку починили и сняли с мели, Дениц снова повел ее в море. Новый поход был большим успехом для Германии и в награду Карлу Деницу поручили командовать новой быстроходной субмариной. К несчастью, она была неустойчива при погружении, а экипаж, доставшийся Деницу вместе с субмариной, был необучен и неопытен.

Вскоре это сыграло с субмариной злую шутку. При атаке на британский конвой, из-за неверных действий механика, субмарина стремительно понеслась ко дну. Огромное давление угрожало судну и экипажу. В критической ситуации Дениц отдал приказ на полном ходу изменить положение рулей. В результате подлодка остановилась на глубине 102 метра (что больше чем на 30 метров ниже допустимого предела). Но поднять судно команда не успела – из-за давления лопнули цистерны со сжатым кислородом, и подлодку выбросило на поверхность. Экипаж не пострадал, но скоро выяснилось, что лодка вынырнула в центре британского окружения, и британцы немедленно открыли огонь по субмарине Деница. По приказу командира, экипаж спешно покидал лодку. Механик, занимавшийся ее потоплением, на секунду замешкался внутри. Секундная задержка привела к тому, что тонущая лодка унесла его с собой. Картина его смерти преследовала гросс-адмирала Деница до конца его дней.

Временное помешательство Карла Деница

Британцы взяли в плен моряков с субмарины Деница. Его самого, как командующего субмариной, отправили в лагерь для офицеров. Освободиться из него можно было несколькими способами: например, дождаться окончания войны или тяжело заболеть. Несмотря на то, что в лагере для пленных офицеров были достаточно хорошие условия, Дениц всеми силами желал вернуться на Родину, чтобы продолжить военную службу.

Дабы поскорее вернуться в Германию, Дениц придумал симулировать сумасшествие. Он длительное время вел себя как ребенок, играл с пустыми банками и собирал фарфоровых собачек, чем приводил в сильнейшее изумление своих боевых товарищей, совсем не ожидавших помешательства от такого человека. В конце концов, не только знакомые офицеры, но и британское начальство поверило в тяжелую психическую болезнь Карла Деница. В 1919 году ему разрешили вернуться в Германию и освободили из лагеря. Спустя много лет офицеры, видевшие гросс-адмирала Деница в британском плену, недоумевали, как этот сумасшедший смог подняться по службе и занять высокие государственные посты.

Политические взгляды Деница

20-е годы 20 века стали тяжелым временем для многих стран. В Германии пала монархия, к власти пришел Гитлер. Многие молодые офицеры быстро приняли новую власть. Но не Карл Дениц. По своим убеждениям он был и оставался монархистом. Подобные взгляды не мешали ему карьерно расти в новой Германии, так как, по его убеждениям, он защищал свою Родину, которая была, есть и будет вне зависимости от политических игр. Сам Гитлер с сарказмом говорил, что военно-морские силы в его стране сплошь кайзеровские, а не германские. Дениц продолжал с честью нести военную службу, вернувшись на военную базу в Киле. Его мечтой стало возрождение Германского подводного военного флота, запрещенного после поражения в Первой мировой Версальским договором.

Карьерный рост Деница

При Гитлере Дениц продолжал службу в военно-морском флоте, однако перевелся на торпедные катера. Очень быстро Дениц стал капитан-лейтенантом, а после и вовсе был приглашен на государственную службу для содействия в разработке глубинной бомбы. В 1924 году Карл Дениц прошел краткий офицерский курс и перевелся в Берлин для работы над новым военно-морским уставом. Постоянное взаимодействие с правительством выработало у него отвращение к политике, методы воздействия в которой очень отличались от привычной ему армейской прямоты.

Карл Дениц зарекомендовал себя старательным и требовательным человеком. Отличившись на учебных маневрах, он обратил на себя внимание военных «верхов». Контр-адмирал Гладиш, по заслугам оценив качества Деница, пригласил его работать над тайной подготовкой к подводной войне.

«Фюрер подводных лодок»

В 1935 году Гитлером был отдан приказ начать строительство подлодок. Спустя шесть недель он объявил, что Германия отказывается соблюдать статьи Версальского договора и сдерживать военный потенциал страны.

Карл Дениц был назначен «Фюрером подводных лодок». В его власти оказалась первая подводная флотилия. Через несколько месяцев Дениц получил звание капитана.

Положению Деница нельзя было позавидовать. Большой вес в военной администрации имели противники подводного флота, не понимающие его преимуществ и потенциал. Многие идеи Карла Деница оставались непонятыми современниками. План Деница, согласно которому атака должна была производиться группой небольших и быстрых подлодок, был жестоко раскритикован адмиралами-«гигантоманами», умеющим воевать только по старинке, на больших кораблях.

В конце концов, с большим трудом, фюреру подводных лодок удалось убедить правительство отдать предпочтение маленьким, маневренным и недорогим субмаринам. Вторая мировая война подтвердила правоту Деница в этом вопросе. Из-за Карла Деница подводный флот рейха смог успешно вести войну.

Начало Второй мировой войны

Дениц предчувствовал приближение новой войны, но весть о ее начале встретил потоком нецензурной брани: ведь кому как не фюреру подводных лодок понимать, в каком бедственном положении находится подводный флот! Тем не менее, активно вступив в войну, подлодки под командованием Деница начали с успехом действовать на арене водных сражений.

При его содействии был потоплен английский линкор «Ройял Ок», что явилось большим успехом. За эту операцию Дениц был произведен в контр-адмиралы. Благодаря действиям Деница, скоро количество потопленных судов у Англии, которая в тот момент была противником Германии, стало превышать количество построенных и отремонтированных.

«Война бедняков»

Успехи Деница на фронте были тем удивительнее, что флот Германии в то время был крайне слаб. Большая часть судов была повреждена бомбами, льдом или ржавчиной. Часть судов и вовсе годились только для использования в качестве «приманки» и плавучих мишеней. Положение несколько изменилось к 1940 году, но и тогда недостаток специалистов и финансов остро ощущался в подводном флоте. Все финансирование правительство отдавало на постройку больших кораблей, по-прежнему не веря в перспективность использования подлодок. Поэтому подводные войны того периода получили звучное название «война бедняков».

Летом 1940 года Карл Дениц переносит командный пункт в Париж. Его рабочий кабинет отличался спартанскими условиями, в нем никогда не было роскоши и излишеств. Карл Дениц был очень строг к себе: он никогда не ел и не пил сверх меры и старался жить по режиму. Он очень заботился о вверенных ему людях: лично встречал все лодки, возвращающиеся на базу, лично поздравлял выпускников школы подводников, устроил санатории для подводников. Не удивительно, что моряки вскоре начали высоко ценить своего адмирала. Между собой они звали его Папа Карл или Лев.

Стратегии подводной войны Деница

Гросс-адмирал Карл Дениц разработал предельно простую и вместе с тем эффективную стратегию ведения войны: как можно быстрее совершить налет на вражеские суда и отступить в безопасную зону.

Дениц успешно воевал против Англии, но 11 декабря 1940 года Гитлер объявляет войну США. Сильный американский флот мог означать для Германии только поражение.

Ощущение конца

Гросс-адмирал Карл Дениц умел объективно оценивать противника. Он понимал, что против США вероятность победы его маленького флота практически равна нулю. Ведя войну против США, флот Деница, конечно, топил вражеские суда. Но урон, наносимый Германии Америкой, был несоизмеримо велик.

Карл Дениц был бессилен бороться против этих обстоятельств. Чтобы поддержать его дух, Гитлер принимает решение сделать Деница гросс-адмиралом. Так, всего за три года Дениц вырос от капитана до полного адмирала.

Он перенес штаб в Берлин и продолжал топить суда Америки и Англии. Правда, теперь не было надежды на победу: каждый потопленный корабль США или Британского Королевства забирал с собой немецкое судно. И Дениц отлично понимал, что это значит для Германии.

Нюрнбергский процесс

Адмирал Карл Дениц всегда поддерживал Гитлера в его решениях. Происходило это из его воспитания: он четко следовал военной субординации и потому не был в праве подвергать критике решения своего руководителя. Когда Адольф Гитлер покончил с собой, по завещанию, должность фюрера передавалась именно Карлу Деницу. Конечно, эти действия не могли уже остановить падение рейха. Дениц попытался прекратить войну, активно содействовал спасению немцев от советских войск, вывозил беженцев. 23 мая его недолгому правлению пришел конец. Генерал-майор США Лоуэлл вызвал гросс-адмирала Карла Деница на свой пароход. Вместо привычного приема между уполномоченными двух стран Деницу объявили, что он – военный преступник. Адмирал, а ныне фюрер, был немедленно арестован.

Вскоре он предстал перед трибуналом. Карл Дениц был едва ли не единственным, кто вел себя на Нюрнбергском процессе с достоинством. Как и подобает военному, он не приступил к критике Гитлера и на многие вопросы отвечал, что был обязан выполнять приказ. Мемуары Карла Деница также не содержат критики режима.

Во время заседаний в Нюрнберге многие подводники лично приезжали, чтобы выступить в защиту адмирала. Американский судья Френсис Бидди был на стороне подсудимого. И действительно, все это время он вел честную войну и никогда не вмешивался и не интересовался политическими делами. Приговор ему был компромиссом: он получил 10 лет тюремного заключения, но сохранил жизнь. Книга «Десять лет и двадцать дней» Карла Деница подробно рассказывают об этом периоде его жизни.

После заключения

Свои 10 лет и 20 дней Карл Дениц переносил стоически: ему было не привыкать к спартанским условиям. В тюрьме он увлекся выращиванием овощей, и, по своему обыкновению, добивался кропотливым трудом больших результатов. Он полностью отбыл свое наказание и, выйдя из Шпандау, нашел свою жену и продолжил вести мирную жизнь.

Книги Карла Деница

Все свое свободное время Дениц посвятил литературной деятельности. Наиболее популярной книгой стала его автобиографическая работа, описывающая военную карьеру, войну и недолгую службу в роли фюрера. Книга Карла Деница «Десять лет и двадцать дней» получила название по числу дней, проведенных им в заключении.

Помимо «Десяти лет», Карл Дениц пишет автобиографию «Моя захватывающая жизнь», книгу посвященную военно-морской стратегии и несколько других работ по военно-морской тематике.

Смерть Карла Деница

В 1962 году умирает жена Деница. Потеря близкого человека сказалась на образе жизни адмирала Деница. Он стал ревностным христианином, регулярно посещал церковь и могилу жены. К концу жизни Дениц стал вспыльчивым и погруженным в себя человеком. Он прекратил походы в гости к старым товарищам по службе и все больше времени проводил дома или в хлопотах о своих похоронах: Дениц не мог смириться, что по запрету правительства его не смогут похоронить с военными почестями и в военной форме. Вне военной службы он себя не мыслил: даже на фото Карла Деница трудно увидеть без униформы.

Он умер зимой 1981 года, на тот момент он был последним германским гросс-адмиралом. Проститься с ним пришли десятки его боевых товарищей.

fb.ru

КАРЛ ДЁНИЦ. 100 великих адмиралов

Адмирал Дёниц создавал подводный флот Германии и тактические приемы, позволившие германским подводникам поставить под угрозу транспортные перевозки Англии и США.

Дёниц родился 16 сентября 1891 года в Грюнау, недалеко от Берлина. Младший сын инженера?оптика Эмиля Дёница из фирмы Карла Цейса в Йене, он рано остался без матери. После гимназии и реального училища юноша в 1910 году поступил в Имперское военно?морское училище в Киле. В 1912 году его перевели в военно?морское училище в Мюрвике, затем для окончания обучения назначили вахтенным офицером легкого крейсера «Бреслау» и осенью 1913 года произвели в лейтенанты. Во время Балканского кризиса «Бреслау» участвовал в блокаде Черногории. К началу мировой войны крейсер находился на Средиземном море, с отрядом Сушона прорвался на Черное море и вошел в состав турецкого флота. Когда в июле 1915 года «Бреслау» подорвался на русской мине у Босфора и встал на ремонт, лейтенант в качестве летчика и воздушного наблюдателя участвовал в боевых действиях у Галлиполи. В феврале 1916 года его произвели в обер?лейтенанты, а летом послали переучиваться на подводника.

С 1 октября 1916 по январь 1917 года Дёниц проходил подготовку в Германии. Затем его направили на Адриатическое море. На подводной лодке U?39 капитан?лейтенанта Вальтера Фольстмана Дёниц хорошо себя зарекомендовал и был откомандирован в Киль на курсы командиров подводных лодок. В январе 1918 года его назначили командовать на Средиземном море UC?25, минным заградителем, который можно было использовать и в торпедном варианте. В первом походе молодой командир потопил пароход, затем проник на рейд порта Аугуста (Сицилия) и торпедировал итальянский угольщик. На обратном пути лодка села на мель, и пришлось просить помощи австрийцев. Тем не менее кайзер наградил моряка орденом Дома Гогенцоллернов. После ремонта в июле Дёниц поставил мины у острова Корфур и торпедами атаковал 4 судна, из которых одно выбросилось на берег, а другие, вероятно, потонули. Наблюдать их гибель моряк не мог: приходилось уходить от эскорта, которым англичане сопровождали конвои.

В награду за успешное крейсерство Дёница назначили командовать более современной UB?68. 4 октября 1918 года командир атаковал британский конвой, потопил транспорт «Упэк», но при погружении из?за неопытности экипажа лодка провалилась на глубину свыше предельной. Дёниц приказал продуть цистерны, поставить рули в горизонтальное положение и дать ход. Лодку выбросило на поверхность в центре конвоя, где ее атаковали британские эсминцы. Погрузиться не удалось (кончился сжатый воздух). Обер?лейтенант приказал экипажу оставить лодку и затопить ее. Большинство экипажа подобрали английские корабли.

Чтобы быстрее вернуться на родину, попавший в лагерь для офицеров в Ридмайере у Шеффилда Дёниц симулировал сумасшествие настолько натурально, что лагерное начальство поверило и репатриировало его. В июле 1919 года обер?лейтенант вернулся в Германию и служил на военно?морской базе в Киле. Дёниц оказался одним из немногих прежних офицеров, остававшихся на небольшом немецком флоте, существовавшем в дозволенных Версальским договором пределах. Так как договор запрещал Германии иметь подводные лодки, в 1920 году Дёниц стал командиром миноносца T?157 в Свинемюнде (Померания), в 1921 году был произведен в капитан?лейтенанты. Через два года он вернулся в Киль экспертом минно?торпедно?разведывательной инспекции, участвовал в разработке новой глубинной бомбы.

Осенью 1924 года, после окончания курсов штабных офицеров, Дёница направили в Берлин. Он участвовал в разработке нового военно?морского устава и положения о воинских преступлениях. В 1928 году Дёниц продолжил службу штурманом крейсера «Нимфе» на Балтике, в ноябре был назначен командиром 4?й миноносной полуфлотилии. Располагая 4 миноносцами, моряк на маневрах отрабатывал тактические приемы, подобные последующим действиям подводных лодок. На осенних маневрах он отличился, «разгромив» конвой условного противника, и обратил на себя внимание контр?адмирала Вальтера Гладиша, который руководил тайной подготовкой подводной войны. С конца 1930 по 1934 год Дёниц служил в Вильгельмсхафене, занимался внутренней безопасностью. В начале 1933 года командированный в британские и голландские колонии моряк побывал на Мальте, Красном море, в Индии, на Цейлоне, в Батавии на Яве, в Сингапуре. В октябре его произвели в фрегаттен?капитаны. В 1934 году Дёниц совершенствовал английский язык в Англии, а по возвращении стал командиром легкого крейсера «Эмден».

После прихода к власти Гитлера с его планом немедленного начала военно?морской экспансии Дёниц вернулся в подводный флот. 1 февраля 1935 года фюрер приказал начать строительство подводных лодок, через 6 недель отказался соблюдать статьи Версальского договора. 8 июня Дёница назначили «фюрером подводных лодок». Он возглавил 1?ю подводную флотилию, которая к сентябрю насчитывала 11 малых подводных лодок. 1 октября моряка произвели в капитаны цур зее.

Опираясь на собственный опыт, а также на зарубежные труды по стратегии подводного флота, Дёниц по сути создал немецкую теорию ведения подводной войны. Он сам руководил конструированием подводных лодок, заботился о совершенствовании двигателей, писал руководства по обучению моряков?подводников. У него были две основные военные концепции. Во?первых, Дёниц убеждал вышестоящих начальников, что главной целью подводных лодок должны быть не военные, а торговые суда, чтобы нарушать снабжение противника. Вторая концепция, сыгравшая особенно значительную роль в ведении подводной войны, сводилась к тому, что подводники должны действовать устойчивыми группами, которые Дёниц называл «волчьи стаи». По его настоянию началась постройка подводных лодок 7?й серии, пригодных для действий в океане. Деятельность Дёница поддерживал командующий флотом Ральф Карле. Однако адмирал Редер, сторонник крейсерской войны против Великобритании, писал отрицательные резолюции на записках Дёница, утверждавших, что подводные лодки способны выиграть войну.

Дёниц поставил целью создать флот из 300 лодок, но эту работу замедляла ограниченность ресурсов стали, на которые претендовали также обычный флот и армия. К началу Второй мировой войны у Дёница было всего 56 лодок, из которых меньше половины могли вести боевые действия в Атлантическом океане. Тем не менее уже к концу сентября потери союзного тоннажа достигли 175 тысяч тонн, а U?47 Гюнтера Прина по плану Дёница в ночь на 14 октября потопила линкор «Ройал Оук» в гавани Скапа Флоу. Встречавший лодку гросс?адмирал Редер прямо на пирсе произвел Дёница в контр?адмиралы.

Верфи выпускали лишь 2 подводные лодки в месяц. Не вернувшиеся из похода субмарины нечем оказалось заменить. В октябре потопленный тоннаж составил 125 тысяч тонн, в ноябре — 80 тысяч тонн и в декабре — 125 тысяч тонн. Общие потери судов союзников составили до 31 марта 1940 года 343610 тонн, что Великобритания, располагавшая тоннажем в 24 млн. тонн и спускавшая 200 тысяч тонн судов ежемесячно, могла выдержать. Использование подводных лодок в норвежской операции и неполадки со взрывателями торпед уменьшили в апреле потопленный тоннаж до 80 тысяч тонн. Только когда после падения Франции подводные лодки Дёница стали выходить из французских портов, время их боевого патрулирования увеличилось и резко возрос уничтожаемый тоннаж, составив за 7 месяцев 343 судна водоизмещением 1 млн. 754 тыс. 501 тонна, что уже начало угрожать безопасности Великобритании, которая не успевала компенсировать потери.

В августе 1940 года вице?адмирал Дёниц перенес штаб?квартиру в Париж, откуда было удобнее руководить подводниками. Он вел скромную, размеренную жизнь, заботился о быте моряков, встречал их после походов, давал возможность отдохнуть и снять нервное напряжение, за что его любили и называли «Папа Карл» или «Лев».

Лишь к концу 1940 года число выпускаемых ежемесячно подводных лодок возросло с 2 до 6. На 1 сентября 1941 года еще насчитывалось только 57 подводных лодок, считая негодные. Англичане же организовали охрану конвоев, начали использовать противолодочные самолеты дальнего действия, и потери германских подводников стали расти.

Дёниц полагал, что войну можно выиграть, если топить суда большим тоннажем, чем противник в силах строить. Он упорно сопротивлялся предложению Гитлера часть подводных лодок перевести в Средиземное море, ибо знал, что они не смогут вернуться из?за сильных западных течений в Гибралтарском проливе. Когда все же пришлось 10 субмарин направить на Средиземное море, это ухудшило возможность проведения операций в Атлантике. Тем не менее подводники и другие военные силы топили судов больше, чем строили канадские и британские верфи.

Объявление Гитлером войны США после Пёрл?Харбора резко ухудшило положение Германии, ибо германский флот не был в состоянии справиться с мощью американской промышленности. Тем не менее, Дёниц сделал все, что возможно, для усиления сопротивления. Сфера деятельности немецкого подводного флота расширилась. Американцы не продумали систему защиты своего судоходства. Уже 15 января 1942 года Дёниц приказал уничтожать американские суда у берегов Америки; к 10 мая были потоплены 303 судна (2015252 тонны). Но в июле американцы начали формировать конвои. Отправка части лодок к берегам Норвегии в начале 1943 года привела к тому, что у американских берегов одновременно действовали лишь 10–12 субмарин. Дёниц чувствовал свое бессилие, и Гитлер в утешение произвел его в марте 1942 года в адмиралы. Когда Редер оставил службу, Гитлер 30 января 1943 года назначил Дёница главнокомандующим кригсмарине с чином гросс?адмирала. Сверх того, моряк продолжал отвечать за развитие немецкого подводного флота на новом этапе войны. Теперь преимущество на море и на суше перешло к союзникам. Подводные лодки стали обнаруживать с помощью радаров, союзники научились раскрывать немецкие шифры и определять места расположения «волчьих стай».

Дёниц переехал в Берлин. Он отговорил Гитлера от истребления надводного флота и старался использовать корабли, чтобы препятствовать хотя бы части кораблей английского флота. Но все же он больше продолжал руководить действиями подводников, которыми теперь командовал адмирал Эберхард Гот. В марте 1943 года «волчьи стаи» потопили 120 судов (627300 тонн), потеряв 11 лодок, и Гитлер наградил гросс?адмирала Дубовыми листьями к Рыцарскому кресту. Но потери подводников росли из?за действий корабельной и базовой авиации американского и английского флотов на выходившие в море и возвращающиеся лодки. В мае германские подводники потопили 56 судов, но и сами лишились 41 субмарины.

В последние годы войны Дёниц старался строить как можно больше подводных лодок и использовать их в районах, где операции были менее опасны, но приводили к хорошим успехам (Карибское море, район Азорских островов). Он торопил развитие научных исследований, пытался противопоставить усилиям союзников шноркели, позволявшие подводным лодкам заряжать аккумуляторные батареи под водой. Продолжалось усовершенствование двигателей и торпедных систем. Но лодки 21?й серии, способные, по мнению главнокомандующего добиться победы, начали вступать в строй слишком поздно. Немецкие подводники, которые почти выиграли битву за Атлантику в 1942 году, в следующем — уже не смогли эффективно ограничить грузопотоки через океан. Они стали топить меньше торговых судов, чем теряли лодок. Неудачей и большими потерями окончилась попытка атаковать союзные силы, осуществлявшие высадку в Нормандии. Дальнейшие попытки массированно использовать субмарины уже не могли принести успех. Из 820 лодок, участвовавших в «битве за Атлантику» с 1939 года погибли 781, из 39 тысяч подводников — 32, главным образом в конце войны.

Несмотря на поражения германских войск, Дёниц оставался сторонником Гитлера, оправдывал все его решения и временами выступал с пропагандистскими заявлениями в духе Геббельса. Он присутствовал на последнем дне рождения Гитлера. Видимо, потому фюрер перед смертью и назначил Дёница своим преемником в должности канцлера. 2 мая гросс?адмирал обосновался в кадетском корпусе в Мюрвике под Фленсбургом, старался быстрее прекратить войну с Западом и как можно больше немцев вывезти морем из зоны советского влияния. 23 мая 1945 года он был арестован. При проверке интеллектуального коэффициента его индекс составил 138, приближаясь к индексу гения.

Как преемник Гитлера Дёниц предстал перед судом. Союзные эксперты признавали, что американский флот вел тотальную подводную войну с самого начала и что потопление нейтральных судов в зоне, объявленной опасной, не является преступлением. Судья признал невиновность Дёница по всем пунктам обвинения. Сам гросс?адмирал ссылался на то, что действовал по приказу. В конце концов он получил 10 лет тюремного заключения — самый мягкий из вынесенных в Нюрнберге приговоров. Срок он отбывал в Шпандау. После освобождения 1 октября 1956 года Дёниц выхлопотал адмиралтейскую пенсию и жил с супругой в достатке. После смерти 2 мая 1962 года жены он жил в Аумюле один. Почти все время моряк посвятил писательской деятельности, написав книги «10 лет и 20 дней» (1958), «Моя захватывающая жизнь» (1968), «Германская военно?морская стратегия во Второй мировой войне» (1968). Он скончался 24 декабря 1980 года в Аумюле и 6 января 1981 года был похоронен. При погребении присутствовали ветераны — товарищи по оружию.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Биография адмирала Карла Деница — История и этнология. Факты. События. Вымысел.

Биография адмирала Карла Деница — История и этнология. Факты. События. Вымысел.

?

Биография адмирала Карла Деница
bolivar_s wrote in hist_etnol
January 12th, 18:24

Биография адмирала Карла Деница

Карл Дениц (рожд. 16 сентября 1891 г. — смерть 24 декабря 1980 г.) – немецкий государственный и военно-политический деятель, гросс-адмирал, командующий немецким подводным флотом, главнокомандующий ВМФ Третьего Рейха.
Происхождение. Обучение. Начало службы
Карл Дениц родился в 1891 году в Грюнау под Берлином, в семействе инженера-оптика Эмиля Деница, работавшего в известной фирме Карла Цейса. Дети рано остались без матери. По окончании гимназии Карл Дениц учится в реальном училище. 1910 год — юный Дениц поступил в военно-морское училище в Киле, закончив его он был зачислен на службу.
1912 год — Карл Дениц получил назначение на легкий крейсер «Бреслау» на должность вахтенного офицера, а осенью следующего года Деница произвели в лейтенанты.
Первая мировая война
Начало Первой мировой войны «Бреслау» встретил в Средиземном море. Уйдя в Турцию, крейсер соединился с оттоманскоим флотом и воевал в Черном море против русской эскадры. Неоднократно крейсер принимал участие в рейдах на русские морские базы. Но нападение немецких крейсеров не осталось безнаказаным. 1915 год — «Бреслау» подорвался на мине. 1916 год — Деницу было присвоено звание обер-лейтенанта и его отозвали на родину.
В Германии Карл переучился на офицера подводника и в 1918 г. получил под командование подводную лодку UC-25. Субмарина Деница была направлена в Средиземное море.
К тому времени надежды немецкого командования на то, что при помощи подводной войны удастся подорвать мощь британского флота, рухнули. Англичанами была разработана надежная система конвоев. Мощные глубинные бомбы несли смерть немецким подводным лодкам. Тем не менее Дениц смог торпедировать 5 неприятельских судов, что было довольно неплохим результатом. За успешные действия Дениц был награжден орденом Дома Гогенцоллернов и переведен на более современную субмарину. 1918 год, 4 октября — экипажу подлодки, которой командовал Дениц, пришлось сдаться в плен. Впрочем, поврежденная подводная лодка была затоплена и не досталась врагу.

Возрождение подводного флота Германии
1919 год — Карл Дениц, возвратившись в Германию, продолжил службу в надводном флоте, потому как по условиям Версальского договора немецким ВМС запрещалось иметь подводные лодки.
Возрождение немецкого подводного флота началось лишь в 1935 г., когда Адольф Гитлер приказал начать строительство подводного флота, отказавшись выполнять условия Версальского мирного договора, которые ограничивали военные возможности Германии. 1936 год — Гитлер произвел Деница в контр-адмиралы и назначил командующим подводными силами, насчитывавшими к тому времени всего 11 небольших подводных лодок.
Командующий подводным флотом
В качестве командующего подводным флотом адмиралу Деницу сразу довелось вступить в борьбу со сторонниками «больших кораблей». Командующий смог доказать, что Великобритания крайне зависима от морской торговли и поэтому уязвима. Потеря торгового флота крайне тяжело может отразится на состоянии экономики и как следствие вооруженных сил. Одним из эффективнейших средств уничтожения транспортных кораблей являлись как раз подлодки. Адмирал смог убедить руководство ОКМ в том, что у подводного флота есть будущее.
1938 год — Карлу Деницу понадобились подлодки океанского типа для действий на коммуникациях противника. После долгих споров адмирал в очередной раз добился своего и получил разрешение на строительство субмарин такого типа, в дальнейшем сыгравших ключевую роль в действиях германских ВМС в Атлантике.
Гросс-адмирал Редер, увлеченный крупными надводными кораблями, вовсе не уделял внимания строительству подводного флота. В отличие от своего начальника Дениц полагал, что 300 подводных лодок способны выиграть войну с Англией.
Карл Дениц и Адольф Гитлер.
Вторая мировая война
Несмотря на все усилия Деница, к началу Второй мировой войны в его распоряжении было только 56 субмарин, из которых лишь 22 были пригодными для действий в океане. Тем не менее к концу первого месяца войны Дениц на деле смог доказать, что подводный флот является довольно эффективным орудием ведения войны.
Даже при сравнительной слабости подводных сил, германский военный флот с энтузиазмом начал войну против Англии. Основные усилия немецких ВМС были направлены на уничтожении английского торгового флота. Первыми жертвами немецких подводных лодок стали корабли, возвращавшиеся в свои страны – Англию и Францию. Эти суда не имели вооружения и не могли бороться с субмаринами. Однако в скором времени торговые корабли начали получать вооружение и гидролокаторы. Кроме этого, англичане перешли к системе охранения транспортных судов боевыми кораблями и самолетами; нередко конвои проводились в стороне от обычных морских коммуникаций.
После падения Франции адмирал получил новые базы, находящиеся гораздо ближе к британским коммуникациям. Путь немецких подлодок сократился в три раза. С июня по декабрь Англия испытывала огромные затруднения. Было потеряно 343 судна. Все порты на южном и восточном побережье Великобритании были парализованы.

Серьезные затруднения были и у Германии. К тому времени у Деница оставалось только 57 субмарин, многие с разными повреждениями, полученными ото льда и глубинных бомб. Начинал сказываться крайне низкий темп производства подлодок. Лишь к концу 1940 г. производство подводных лодок было доведено до шести в месяц. На протяжении первых 12-ти месяцев войны вступило в строй всего 29 новых подлодок, тогда как было потеряно 28.
К концу 1941 г. обстановка складывалась в пользу Германии, которая за два года потопила столько кораблей, сколько британские и канадские верфи производили за 4. Но после нападения японцев на Перл-Харбор фюрер объявил войну Америке. После вступления американцев во Вторую мировую войну для нацистского подводного флота наступили тяжелые дни.
Но Америка не была в полной мере готова к войне. Первое время американские корабли ходили в одиночку, без эскорта, с горящими огнями. 1942 год, 15 января — Дениц приказал топить корабли противника у берегов США.
В начале 1943 г. Редер вышел в отставку. Карлу Деницу было присвоено звание адмирала флота и 30 января его назначили главнокомандующим ВМФ. Но к тому времени флот уже был на грани поражения. Быстро возрастали потери, а количество и тоннаж потопленных кораблей союзников неуклонно снижались. 1943 год, март — немецкие подлодки потопили 120 судов противника, но сами потеряли 11 подводных лодок. В следующем месяце 15 подлодок не возвратилось на базу, а в мае союзники потопили 41 немецкую субмарину. Карл Дениц отдал приказ о выведении подлодок из Атлантического океана. В следующие три месяца было потоплено 60 торговых судов противника, немцы потеряли 79 подлодок.
За обедом во время Нюрнбергского процесса (Г. Геринг, А. Розенберг, Бальдур фон Ширах и К. Дениц).
Последнее сражение с участием немецких субмарин развернулось у французских берегов в дни высадки союзного десанта. В бою принимало участие 36 подлодок, больше половины которых погибло. Всего же за лето 1944 г. немецкие ВМС лишились 82 подводных лодок, потопив лишь 21 корабля противника. Общие потери немецких подлодок, с 1939 по 1945 гг. принимавших участие в «битве за Атлантику», составили 781 субмарина. А из 39 тыс. личного состава подводников не возвратилось домой 32 тыс. моряков.
В завещании, написанном 29 апреля 1945 г., фюрер назначил своим преемником Деница. О новом назначении Дениц узнал 30 апреля из радиограммы. Взяв на себя номинальное руководство Германией, Дениц перестал подчиняться директивам из Берлина. 2 мая он перенес столицу рейха в Мюрвик под Фленсбургом. Адмирал приложил все усилия, чтобы прекратить войну с Западом. Все остававшиеся суда были направлены в балтийские порты, находившиеся еще под контролем Третьего рейха. Войска получили приказ прикрывать эвакуацию мирного населения, а потом до последней возможности отступать на Запад.
Карл и Инге Дениц.
Нюрнбергский процесс
23 мая по приказу Дуайта Эйзенхауэра, согласованному с советским командованием, правительство Деница было расформировано и арестовано. В скором времени Карл Дениц предстал перед Международным военным трибуналом. Его обвиняли в ведении тотальной подводной войны, не предусмотренной международным законодательством. Однако нацистскому адмиралу в какой-то степени помог американский адмирал Нимиц, заявивший об аналогичных действиях флота США.
В результате Деница осудили как военного преступника и приговорили к 10-ти годам тюремного заключения. 1956 год — он был освобожден из тюрьмы Шпандау. После освобождения бывший адмирал поселился в небольшом городке в Западной Германии.
Смерть
Карл Дениц умер от сердечного приступа 24 декабря 1980 г. Его похоронили 6 января 1981 г. на кладбище Вальдфридхоф без военных почестей. Многие бывшие военнослужащие и иностранные военно-морские офицеры присутствовали на похоронах, чтобы отдать ему дань уважения. Но им запрещалось присутствовать в военной форме на похоронах.
Ю. Лубченков    https://salik.biz/articles/39138-biografija-admirala-karla-denica.html

hist-etnol.livejournal.com

Дёниц, Карл — это… Что такое Дёниц, Карл?

Карл Дёниц (нем. Karl Dönitz; 16 сентября 1891(18910916), Берлин — 24 декабря 1980, Аумюле) — немецкий государственный и военный деятель, гросс-адмирал (1943 год). Командующий подводным флотом (1935—1943), главнокомандующий военно-морским флотом Германии (1943—1945), глава государства и главнокомандующий вооружёнными силами Германии с 30 апреля по 23 мая 1945 года.

Биография

Родился близ Берлина, в семье инженера-оптика. После окончания гимназии в апреле 1910 года поступает на службу в военно-морской флот кадетом, на тяжёлый крейсер «Херта». В сентябре 1913 года получает звание лейтенанта.

Первая мировая война

Служил офицером на крейсере «Бреслау» (в 1918 году подорвался на мине). В ноябре 1914 награждён Железным крестом 2-й степени.

С марта 1916 года — обер-лейтенант. В мае 1916 года награждён Железным крестом 1-й степени.

В декабре 1916 года прошёл переподготовку на подводника. Служил вахтенным офицером на U-39. 1 марта 1918 года назначен командиром ПЛ — UC-25 (тип UC-II). За время его командования ПЛ добилась 4 побед (16 тыс. брт). Затем был переведён на UB-68 (тип UB-III), на которой совершил один боевой поход. 3 октября 1918 года ПЛ атаковала охраняемый конвой, добилась попадания в транспорт, но была контратакована глубинными бомбами, получив повреждения, всплыла, после чего была расстреляна корабельной артиллерией. Экипаж покинул тонущую лодку и попал в плен (7 человек из экипажа погибло).

Между войнами

В июле 1919 года возвращается из британского плена, вновь служит в ВМС Германии, в 1920−1923 годах — командир миноносца (с 1921 — в звании капитан-лейтенант). С 1923 года — советник управления подводного флота в военно-морской инспекции. Служил штурманом крейсера «Нимфа». С 1930 года — старший офицер штаба Североморского района. В 1934-35 — командир крейсера «Эмден». С октября 1935 года — капитан цур зее (капитан 1-го ранга).

В сентябре 1935 года назначен командующим 1-й подводной флотилией Германии «Веддиген». С 1939 года — командующий подводным флотом.

Вторая мировая война

С 1 октября 1939 года — контр-адмирал.

Карл Дениц лично осуществлял планирование операции против британской военно-морской базы Скапа-Флоу:[1] 13-14 октября[2] 1939 года немецкая подводная лодка U-47 под командованием Гюнтера Прина, специально отобранного для атаки на Скапа-Флоу Дёницем, проникла в гавань Скапа-Флоу через пролив Кирк-Саунд, перегороженный тремя блокшивами. В результате трёх торпедных залпов с подлодки был потоплен британский линкор «Ройял Оук». U-47 благополучно вернулась в Вильгельмсхафен 17 октября.

В апреле 1940 года награждён Рыцарским крестом. С 1 сентября 1940 года — вице-адмирал. В марте 1942 года присвоено звание адмирала.

С 30 января 1943 года — главнокомандующий военно-морскими силами Германии, гросс-адмирал.

В апреле 1943 года награждён Дубовыми Листьями к Рыцарскому кресту.

Карлу Дёницу приписывается спасение Восточной Пруссии весной 1945 года (во многом на основании его собственных мемуаров). Исследователь Х. Швендеман обвиняет его в обратном. Только 6 мая 1945 Дёниц присвоил эвакуации мирного населения важнейший приоритет и отдал для нужд эвакуации резервы горючего подлодок (с апреля транспортные суда стояли без горючего), и за 2 дня было эвакуировано около 120 000 человек. А с 23 января по 1 мая (то есть почти за 100 дней) было эвакуировано только 800 000 беженцев, 355 000 раненых и 215 000 солдат, но при этом в полном соответствии с концепцией «войны до победного конца» эвакуировалось вооружение, транспортные средства и т. д.[3]

В качестве президента

После самоубийства Гитлера, согласно его завещанию, Дёниц, находившийся во Фленсбурге, на Кильском канале, 30 апреля 1945 года был назначен президентом Германии. Так как Йозеф Геббельс, намеченный Гитлером в новые канцлеры, также покончил с собой на другой день после фюрера, то Дёниц поручил графу Людвигу Шверину фон Крозигу в первых числах мая 1945 года возглавить кабинет. Так называемое фленсбургское правительство прежде всего стремилось договориться с союзниками о прекращении огня. 7 мая представители Дёница подписали в Реймсе Акт капитуляции Германии перед представителями Англии, США и СССР. 8 мая повторно по требованию советской стороны в Карлсхорсте фельдмаршал Кейтель подписал акт безоговорочной капитуляции.

23 мая правительство Дёница и графа Шверина было арестовано американцами в полном составе; сам Дёниц был препровождён в Нюрнберг, где предстал перед судом.

Нюрнбергский процесс

Нюрнбергский трибунал за военные преступления (в частности, ведение т. н. неограниченной подводной войны) приговорил его к 10 годам лишения свободы. Этот приговор оспаривался некоторыми юристами, поскольку такие же методы подводной войны широко практиковали и победители. Некоторые офицеры-союзники (в частности, адмирал Нимиц) после приговора выражали Дёницу своё сочувствие[4]. Дёниц был признан виновным по 2-му (преступление против мира) и 3-му (военные преступления) пунктам.

Послевоенная жизнь

Дёниц был освобождён 1 октября 1956 из тюрьмы Шпандау в Западном Берлине. Он поселился в маленькой деревне Аумюле, в Шлезвиг-Гольштейне на севере Западной Германии, где и прожил остаток своей жизни в сравнительной безвестности. Дёниц получал капитанскую пенсию от западногерманского правительства, которое отказалось выплачивать адмиральскую, поскольку Дёниц служил Гитлеру. Он написал три книги:

  • «10 лет и 20 дней» (нем. Zehn Jahre, Zwanzig Tage ) (имелись в виду 10 лет командования подводным флотом и 20 дней президентства). В 1958 книга была опубликована в Германии, в следующем году появился перевод на английский язык. Дёниц объясняет, что нацистский режим был продуктом своего времени, заявляет, что не был политиком и не несёт никакой моральной ответственности за преступления, совершённые этим режимом. Он критикует недостатки диктатуры как формы правления и приписывает диктатуре большинство ошибок и провалов в ходе нацистской эры.
  • Вторая книга (нем. Mein wechselvolles Leben) («Моя захватывающая жизнь»), вышедшая в 1968 году, менее известна, поскольку в ней описываются события жизни автора до 1934 года. Будучи впервые опубликована в 1968 году, в новой редакции книга вышла в 1998 году под названием нем. Mein soldatisches Leben («Моя солдатская жизнь»).
  • Третья книга нем. Deutsche Strategie zur See in zweiten Weltkrieg («Немецкие подводные лодки во Второй мировой войне» — М.: Воениздат, 1964). В книге излагается подготовка подводных сил Германии ко второй мировой войне и использование их в ходе военных действий на море. Дёниц освещает тактику одиночных и групповых действий подводных лодок, рассматривает организацию планирования боевых действий лодок, излагает вопросы оперативного руководства подводными силами, организации связи, управления и взаимодействия. Значительное внимание уделяется использованию подводных лодок в удаленных районах.

Дёниц состоял в нерегулярной переписке с американскими исследователями немецкой военно-морской истории и старался отвечать на все письма в свой адрес и ставить автографы на открытки. Он не сожалел о своей роли в ходе Второй мировой войны, так как был твёрдо убеждён в том, что никто не будет уважать тех, кто предал свои убеждения или обязанности к своей нации, независимо от величины их предательства. Исходя из этого, Дёниц дал такую характеристику Гиммлеру[источник не указан 796 дней] (в связи с его переговорами о мире):

Тот, кто выдал военные тайны, есть пария, презираемая каждым человеком и каждой нацией. Даже враг, которому он служит, совершенно не уважает его, а лишь использует его. Любая нация, не единодушная категорически в своём осуждении такого рода предательства, подрывает сами основы своего государства, независимо от своей формы правления.

Смерть и похороны

Дёниц скончался от сердечного приступа 24 декабря 1980 и похоронен 6 января 1981 на кладбище нем. Waldfriedhof без военных почестей. Он был последним немецким офицером в чине гросс-адмирала. Многие бывшие военнослужащие и иностранные военно-морские офицеры пришли на его похороны, чтобы отдать ему дань уважения. Однако им не было разрешено присутствовать в военной форме на похоронах.

Литература

Примечания

Ссылки

dic.academic.ru

Два гросс-адмирала в одной лодке

Когда в ноябре 1945 года в Нюрнберге начался судебный процесс над военной и политической верхушкой Третьего рейха, среди прочих в подсудимых оказались и два бывших главнокомандующих кригсмарине — гросс-адмиралы Редер и Дёниц. Взаимоотношения этих неординарных людей всегда были сложными, однако под угрозой свободе и даже жизни обоих они достигли точки кипения.

«Я спросил его, что больше – 21 или 44?». Этот, казалось бы, странный вопрос Карл Дёниц задал на Нюрнбергском процессе Эриху Редеру, когда благодаря советскому обвинению появились сведения о московской аналитической записке Редера, в которой он выставил своего преемника и других коллег из высшего командования вермахта в весьма нелицеприятном виде. Суть вопроса Дёница была проста: «Ты, старый хрыч, еле-еле сумел довести ежемесячный выпуск подлодок до 21, а я и Шпеер – до 44 единиц в месяц. И ты считаешь меня плохим главкомом?!» Не удивляйтесь столь резкому эпитету: «старый хрыч» был самым невинным определением из тех, что в бешенстве дал «Лев» Дёниц своему предшественнику, когда узнал его истинное мнение о себе. В своих воспоминаниях оба бывших гросс-адмирала ни словом не упомянули эту распрю и очень корректно и с уважением отозвались друг о друге, признавая неоспоримые качества и заслуги.

Гросс-адмирал Эрих Редер (Erich Johann Albert Raeder, 1876–1960)

Гросс-адмирал Карл Дёниц (Karl Dönitz, 1891–1980)

На основании немногих дошедших до нас свидетельств хотелось бы попробовать рассказать о взаимоотношениях этих двух знаковых фигур кригсмарине. Они никогда не были друзьями и единомышленниками, но, оказавшись на одной скамье подсудимых в одинаковом качестве, выступили бок о бок и попытались единым фронтом отстоять лично себя и кригсмарине перед судом победителей. Однако тайное часто становится явным, и им всё же пришлось выяснить свои отношения раз и навсегда.

Когда каждый сам за себя

Начнём по порядку — с самого Нюрнбергского процесса. На него подсудимые (особенно военные) шли в неплохом боевом настрое – все они служили законно избранному главе государства, облечённому доверием народа, и были обязаны повиноваться приказам. Государство было суверенным, во внутреннюю и внешнюю политику они не вмешивались, трудов о расовых теориях не писали, куда фюрер и партия рулили – туда и шли. Особо хорошо было то, что Гитлер, Гиммлер, Геббельс и, что немаловажно, Борман были мертвы и ничего о действиях подсудимых сказать уже не могли.

У всех подсудимых проверили уровень интеллекта – Дёниц и Редер заняли в своих возрастных группах одни из самых высоких позиций. В начале процесса показали фильмы о становлении вермахта, что вызвало у подсудимых приступ гордости и ностальгии по былой мощи. Геринг и Дёниц при этом обменялись комплиментами по поводу своих видов вооружённых сил, но Редер помалкивал – вероятно, чувствовал, что за становление мощи флота придётся отвечать. Воодушевлённые «партийцы» подбодрили моряков – дескать, уж подводные лодки евреев точно не убивали, можете отдыхать!

Члены «Фленгсбургского правительства» Альберт Шпеер, Карл Дёниц и Альфред Йодль сразу после их ареста англичанами, 23 мая 1945 года

Но обвинители сразу решили покончить с иллюзиями – помимо масштабнейших доказательств зверств режима («мы ничего не знали, это всё Гиммлер»), они вывалили огромную кучу грязного белья о подковёрных интригах верхушки вермахта и партии. В результате разговоры о едином фронте, чести офицерского корпуса, приличиях, этикете и т.п. быстро переросли в ссоры и свары, породившие разочарование и уныние. Между коллегами по нюрнбергской скамье сложились отношения, которые казались немыслимыми в ходе войны.

Дёниц сразу и безоговорочно присоединился к мнению, что Гитлера на процессе осуждать в своих выступлениях нельзя – это-де низко для офицера по отношению к мёртвому верховному главнокомандующему. Первый сюрприз ему преподнёс близкий друг Альберт Шпеер, когда заявил, что готовил покушение на фюрера. «Лев» был просто ошеломлён и наговорил Шпееру немало резкостей, а учитывая, что позиция того в отношении Гитлера не поменялась, дружба была серьёзно испорчена.

Герман Геринг и Карл Дёниц за изучением документов. Справа с видом скучающего человека сидит Рудольф Гесс. Нюрнберг, 26 ноября 1945 года

Тем удивительнее, что с Германом Герингом всё вышло иначе. Давно не переносившие друг друга главкомы ВМФ и ВВС нашли полное взаимопонимание в отношении защиты фюрера. Вот как передаёт слова Дёница работавший на процессе американский психолог доктор Густав Гилберт (Gustave Mark Gilbert), автор «Нюрнбергского дневника»:

«Я всегда презирал Геринга, но, должен сказать, мне импонирует его твёрдость. Раньше он никогда не переступил бы порог моего дома, из чего следует заключить, что я его ценил весьма невысоко. Будучи оба командующими, он – военно-воздушными силами, я – военно-морскими, мы никогда не могли договориться. Но он хотя бы продолжает стоять на своём. Поэтому я изменил о нём мнение».

В итоге «Толстый Герман» отплатил адмиралу той же монетой – после выступления Дёница он, сияя и сурово смотря на малодушную партию гражданских «противников фюрера», заявил:

«Вот теперь мы в порядке исключения услышали слова истинного германского солдата! Это придаст мне силы, теперь я даже готов спокойно выслушать очередного изменника!».

В отличие от Дёница, Редер старался не высовываться, был осмотрителен и больше молчал, в то время как его более молодые коллеги активно обсуждали международное положение и перетирали кости тем, кто «с самого начала был против Гитлера». Делал он это в предвидении будущих событий не напрасно – очень часто в ходе процесса подсудимые, прежде насмехавшиеся над выдвинутыми обвинениями, при перекрёстных допросах «расклеивались» и начинали бормотать «этого я не знал», «я был против этого», после чего подвергались обструкции со стороны коллег. Ровно до того момента, пока те сами не попадали в такую же ситуацию.

Скамья подсудимых Нюрнбергского трибунала. В переднем ряду, слева направо Герман Геринг, Рудольф Гесс, Йоахим фон Риббентроп, Вильгельм Кейтель. За ними, вторым рядом: Карл Дёниц, Эрих Редер, Бальдур фон Ширах, Фриц Заукель. По иронии судьбы, и здесь двум адмиралам пришлось сидеть рядом

Дёниц же чувствовал себя безмятежно – он считал, что в отношении подводной войны любой военный моряк оправдает его действия с точки зрения права. Небольшая заминка произошла только при вопросе о расстреле британских коммандос. 18 октября 1942 года Гитлер издал приказ, согласно которому коммандос, захваченные в плен, не рассматривались в качестве военнопленных и подлежали расстрелу. В приказе указывалось, что он не подлежит письменному дублированию на уровне командующих флотилий и ниже. «Лев» признал, что теперь он не одобряет такой приказ, но на вопрос: «А тогда?» дал весьма уклончивый ответ:

«Я отнёсся к этому приказу как к приказу возмездия… Я отрицательно отношусь к этому приказу сейчас, после того как узнал, что данные, которые привели к изданию этого приказа, не были обоснованными».

Ответственность за развязывание войны Дёниц считал исключительно политической прерогативой, а вообще при упоминании политики мрачнел – в конце войны адмиралу пришлось ей заниматься, и удовольствия это ему не принесло. Дословно же Дёниц заявил, что «имеет за плечами полностью морально безупречную жизнь».

Подсудимые в наушниках слушают синхронный перевод

Политика, тем не менее, Дёница интересовала, как и тихого пока Редера, но выражалось это в бравировании спасением немецкого населения от «русских орд», резком неприятии России вообще и твёрдым убеждении, что предстоит схватка Запада с Советским Союзом. На любое упоминание обвинителя о зверствах вермахта «Лев» недовольно высказывал допрашиваемому: «А почему Вы не сказали, что так же и даже хуже действовали русские?». У Редера, как мы увидим в дальнейшем, была противоположная точка зрения, но он её пока не высказывал.

Защита адмирала Редера

Тем временем прогремел гром, о котором упомянуто в самом начале – начался допрос Редера. Советское обвинение заявило, что в его распоряжении находится заявление Редера, написанное им в Москве, которое напрямую касается некоторых подсудимых. Назревало выяснение отношений, долгие годы сдерживаемое рамками субординации, а также определение того, какой путь выбрали оба экс-главкома флота после поражения Германии.

Перед выяснением отношений произошёл любопытный случай, благодаря которому между двумя коллегами пробежала первая черная кошка. Как уже упоминалось, Дёниц категорически поддержал линию Геринга не очернять мёртвого фюрера. Поэтому, когда на допросе Редер в отношении Гитлера некоторое время мялся, но в итоге однозначно дал понять, что считал и считает Гитлера дураком, с которым невозможно было работать, «Лев» некоторое время крепился, но потом не выдержал и выкрикнул: «Трус!» На вопрос доктора Гилберта, что это означает, Дёниц с экспрессией сказал, что помнит, как вёл себя Редер, будучи главкомом, и что он тогда говорил. Естественно, Редер был сторонником Гитлера. «Как и мы все», – добавил Дёниц.

Пока всё идёт прекрасно, и никому не надо рассказывать о своём несогласии с политикой фюрера. Сентябрь 1939 года, фото сделано после потопления подводной лодкой U 29 британского авианосца «Корейджес»

Но это было только начало – советский обвинитель полковник Ю. В. Покровский с ходу «взял быка за рога». Он прекрасно знал, что на первых допросах в Москве Редер вешал лапшу на уши по поводу отставки в 1943 году якобы из-за того, что он «был против войны с СССР» и «одного морского боя, который, по мнению Гитлера, закончился неудачно» (имеется в виду «Новогодний бой» 31 декабря 1942 года).

Покровский спросил Редера, не была ли его первая просьба об отставке связана с его неодобрением нападения на СССР. 23 июня 1945 года в Берлине при допросе начальником 4-го отдела центральной оперативной группы НКВД подполковником Черных Редер заявил, что подал в отставку первый раз в 1939 году, по достижении 63 лет, но ему в этом было отказано. Второй раз, по его словам, он сделал это в апреле 1942 года:

«В апреле 1942 года я вторично просил у Гитлера отставку, ссылаясь на свой преклонный возраст, истинным же мотивом моего заявления об отставке было несогласие с Гитлером [в отношении] войны против Советского Союза. И на это моё повторное ходатайство Гитлер ответил отказом».

Это было откровенной ложью. Кроме того, во время допроса Редер упомянул, что всегда был сторонником «линии Бисмарка» и «желал идти в ногу с Россией». Правда, на вопрос, как это вяжется с отданным им приказом о нападении на советские подводные лодки с 15 июня 1941 года, т.е. за неделю до объявления войны, внятно ответить не сумел.

Редер понимал, что если он продолжит разыгрывать комедию, вся остальная скамья подсудимых его просто разорвёт, поэтому начал рассказывать о неудачной женитьбе адъютанта от ВМС фюрера, а нападение на СССР, дескать, не его ума дело. В действительности, весной 1939 года Редер узнал, что личный адъютант Гитлера от кригсмарине, фрегаттен-капитан Алвин Альбрехт (Alwin-Broder Albrecht), женился на женщине с сомнительной репутацией. Приехав в резиденцию фюрера Бергхоф, Редер в резкой форме потребовал увольнения Альбрехта, угрожая отставкой. Гитлер отказался, разговор шёл на повышенных тонах. Лично встретившись с женщиной, Гитлер нашел её «очаровательной особой» и подверг жёсткой критике «двойную мораль» офицерского корпуса. Так как Редер своей властью уволил Альбрехта с флота, Гитлер тут же принял его на службу личным адъютантом уже в качестве офицера партии от НСКК (национал-социалистического моторизованного корпуса). Тем не менее, Гитлер уступил и отставку Редера по этому поводу не принял.

В итоге же Покровский решил старика не щадить и привёл суду отрывки из злополучной московской записки, где Редер как катком прошёлся по Герингу, Дёницу, Кейтелю и другим коллегам. Адвокат Редера Зимерс (Walter Siemers) ринулся в атаку и попросил не оглашать документ, но было поздно. Несмотря на то что в суде записку решили полностью не зачитывать, советское обвинение с лёгким сердцем сделало копии и раздало их всем желающим. Авторитет «военной партии» был безжалостно подорван. Именно в это время и состоялся резкий разговор «по душам». О его точном содержании нам, к сожалению, не известно, но понятно, что Дёниц бросил Редеру личное обвинение в зависти к его успехам в руководстве кригсмарине.

«Шапка» американского отчёта о задержании Дёница: рост 179 см, вес 142 фунта…

Сначала Дёниц не раскрывал деталей ссоры и всячески уклонялся от обсуждения личности Редера, намекая на то, что тот писал в Москве под давлением, но когда доктор Гилберт с отрывком из записки, посвящённым Дёницу, пришёл в его камеру и ещё раз дал прочитать, «Льва» прорвало.

Редер писал, что Дёниц никогда ему не нравился, и отношения их всегда были прохладными. Его раздражала «манерность и отсутствие такта» Дёница, а его стремление всегда настоять на своей точке зрения плохо сказывалось на военно-морских силах. Далее — их отношения со Шпеером вредили флоту (они потакали тщеславию друг друга). Якобы пристрастие Дёница к политике обернулось посмешищем, когда после выступления перед членами «Гитлерюгенд» его стали называть «гитлерюнге». Его призыв сражаться до конца и принятие руководства Северной Германией поставили флот в нелепое положение и т.д. Дёниц в ответ был эмоционален:

«Вы только посмотрите на это, капитан, это же ложь от начала до конца! Не забывайте, всё это писалось пожилым, растерянным человеком, да ещё в Москве, да ещё вскоре после его попытки совершить самоубийство. Эта идея про меня и Шпеера. Знаете, почему он это написал? Из зависти – нам удалось существенно увеличить производство подлодок, что ему при его устаревшем подходе не удавалось! Зависть! Я поинтересовался у него сегодня утром: «Что больше – 21 или 44?». Благодаря кое-каким усовершенствованиям мы довели выпуск подводных лодок до 44 вместо прежних 21, которые выжимал он, да и то с великим трудом… А эта история с «гитлерюгендовцем»! Ложь, и ничего кроме лжи! Никто и никогда меня так не называл.


Поймите же, наконец, Редер – мучимый завистью старик, оскорблённый тем, что я не только сменил его на его посту, но и сумел сделать на нём больше, и вдобавок ещё оказался во главе государства, хотя всегда был у него в подчинении. А там, где он утверждает, что я, мол, приказал войскам сражаться до конца – мы ведь уже говорили об этом! Это было сделано лишь с одной целью – уберечь два миллиона немцев от русского плена, кроме того, я успел заручиться поддержкой генералов Монтгомери и Эйзенхауэра. Я предупредил моего адвоката Кранцбюлера, чтобы тот не вздумал цитировать бредни этого выжившего из ума завистливого кретина…».

Здесь стоит отметить, что отношения Дёница и Шпеера, безусловно, пошли на пользу флоту, но «не всё так однозначно», и об этом ниже. По поводу назначения – Редер сам предложил Гитлеру Дёница и Карльса (Rolf Hans Wilhelm Karl Carls) вместо себя — в зависимости от планируемого вектора войны на море, и сам же звонил Дёницу, справляясь, может ли он возглавить кригсмарине.

Кличку «гитлерюнге» Редер тоже выдумать не мог, к тому же английский обвинитель Максвелл-Файф (David Maxwell Fyfe) привёл отрывок речи Дёница, где тот говорил, что аполитичность офицера – бред, и все офицеры должны быть пропитаны национал-социализмом:

«Весь офицерский состав должен быть настолько пропитан доктринами, чтобы он чувствовал себя полностью ответственным за национал-социалистское государство в целом. Офицер является представителем государства; пустая болтовня о том, что офицер должен быть совершенно аполитичен, является полнейшим абсурдом».

На вопрос обвинителя, что он скажет по этому поводу, Дёниц ответил, что имел в виду «дисциплину»:

«Я сказал это… Но следует прочитать с самого начала, где написано, что наша дисциплина и наша энергия сейчас неизмеримо выше, чем в 1918 году, и именно потому, что нас поддерживает единство народа. А если бы этого не было, то наши войска давно были бы разбиты. По этой причине я так и сказал».

Но главное, конечно – выпуск подводных лодок. До недавнего времени автор тоже был убеждён, что резкое увеличение их выпуска – целиком и полностью заслуга Дёница и Шпеера. В значительной степени это так, но скачку производства поспособствовало и стечение обстоятельств. Как известно – и об этом пишет и сам Дёниц, – в вермахте сложилась странная система: производством вооружения для сухопутных сил занималось специальное министерство вооружения и боеприпасов, которое контролировало 80% промышленности Германии. ВВС и ВМФ производили вооружение сами, на выделенных предприятиях, и пользуясь специальными квотами на сырьё и рабочую силу. Для этого в их главкоматах существовали специальные службы, которые целиком занимались этими вопросами. Любые перераспределения контролировались лично Гитлером, и для того, чтобы выпуск продукции и внедрение улучшений соответствовали потребностям вида вооружённых сил, требовался или незаурядный человек, или незаурядные решения.

Вершина развития немецкого подводного флота и одновременный его конец: десятки «электроботов» XXI типа в разной степени готовности, захваченные союзниками на верфи в Бремене

В люфтваффе после полного провала программы развития и перевооружения, который допустил спившийся наркоман Эрнст Удет, этим снова занялся гениальный администратор ВВС Эрхард Мильх. Ему Шпеер был не нужен – он сам был Шпеером авиастроения. Дёниц пошёл по второму пути и заключил со Шпеером соглашение, согласно которому всё производство вооружения для ВМФ берёт на себя его министерство. Но до 1942 года Шпеера не было, и всем рулил доктор Фриц Тодт, который слушал Гитлера и только его.

А теперь посмотрим, в каком положении оказались Геринг и Редер в 1941 году. Вот отрывок воспоминаний адъютанта Гитлера от люфтваффе Николауса фон Белова (Nicolaus von Below):

«…Затем Редер выдвинул другое пожелание военно-морского флота: увеличить выпуск подводных лодок. Ныне же их производится максимум 12–18 в месяц. Тем самым он затронул дилемму, разрешимую только решением о походе на Россию. Гитлер дал Тодту приказ всеми силами форсировать производство вооружения сухопутных войск для войны в 1941 г. Выпуск вооружения для военно-морского флота и люфтваффе следует пока отложить. Вот когда Россия окажется разбитой, тогда можно будет перестроить всё производство вооружения.


Я говорил на эту тему и с Ешоннеком, который относился к такому ходу развития с величайшим опасением. Потери люфтваффе в последние месяцы воздушных боёв над Англией постоянно увеличивались, а нынешнее производство самолётов едва покрывало их. Создание новых бомбардировочных соединений в настоящее время невозможно, ибо всё ещё не преодолены трудности с выпуском Ю-88. Я проинформировал фюрера о состоянии вооружения люфтваффе и просил его обсудить эту тему с рейхсмаршалом. Я видел здесь большую проблему на будущее. Гитлер признал, что вооружение авиации – дело важное, но весной 1941 г. ему нужно задействовать все мощности военной промышленности для сухопутных войск».

Таким образом, пенять Редеру, что он сорвал производство подлодок, попросту некорректно – в этот период и Дёниц получил бы «от ворот поворот», так как даже любимое и не знающее отказов люфтваффе оказалось не у дел. Увеличение выпуска подводных лодок оказалось возможным только после перехода к тотальной войне, и именно в это время кригсмарине возглавил Дёниц.

Итак, открытый конфликт разразился, и маски были сброшены. Но, тем не менее, подсудимые адмиралы до самого конца сидели вместе на скамье подсудимых и общались – следует признать, это был верный выбор. Свары и противостояния внутри некогда единой фаланги экс-руководителей Третьего рейха обвинению были только на руку.

Хотелось бы отметить, что, несмотря на столь прохладные личные отношения и разные профессиональные подходы, Редер ни разу не помешал Дёницу при восхождении по карьерной лестнице. Это тем более удивительно, так как самомнение Редера и его подход к инакомыслящим были притчей во языцех. Даже назначение Дёница удивительно – в кригсмарине служило немало гораздо более заслуженных подводников, чем «Лев», но Редер в воспоминаниях честно признал, что с выбором Дёница он «попал в десятку».

Несостоявшееся противостояние

Перейдём к последнему аспекту антагонизма двух гросс-адмиралов – выбору победившей стороны. Как писал доктор Гилберт, эти двое мгновенно и бесповоротно совершили выбор и, по-видимому, не сомневались, что в будущей войне опять встанут под ружьё. Дёниц столь агрессивно старался вбить клин между западными и советскими союзниками, что даже не пытался отрицать это. Единственное, что его удручало – потеря англосаксами времени на его обвинение. Необходимо было действовать уже сейчас! Он нарисовал доктору Гилберту схему подводной лодки XXI типа и настращал его, что такая лодка может обойти весь земной шар, не всплывая. «Насколько он знает Сталина», тот немедленно построит 1000–1500 таких лодок, и… Судя по всему, в наличии у советов нужного количества своих шпееров Дёниц не сомневался.

Смена советского и американского караулов у ворот тюрьмы Шпандау – места заключения нацистских преступников

Редер с таким же жаром рассказал, что русские, несомненно, собираются доминировать в Европе и явно не намерены наступать на грабли Рейха. Поэтому Редер, по его мнению, был нужен Советам, так как в «морском деле они совершенные профаны». Забегая вперёд, можно смело сказать, что Сталин как будто выслушал обоих и немедленно согласился – правда, без использования услуг флотоводца Редера. Лодки проекта 613 действительно были построены в огромных количествах, а заложенные тяжёлые крейсера проекта 82 (типа «Сталинград»), несомненно, понравились бы первому главкому кригсмарине, так как выглядели вполне логичным продолжением «карманных линкоров».

К моменту оглашения приговора настроение бывших главкомов было диаметрально противоположным. Дёниц благодаря полученному письму Нимица о ведении неограниченной войны на Тихом океане считал, что дело в шляпе, и он, несомненно, получит оправдательный приговор. Редер, напротив, думал, что смертной казни ему не избежать – обвинения были выдвинуты очень серьёзные.

Реальность обманула обоих. Дёниц получил 10 лет – приговор взбесил его и показал, что англичане хотя и любят своих поверженных врагов, но не в этом случае. Редера приговорили к пожизненному заключению, что тоже потрясло его до глубины души. Он просил заменить заключение расстрелом, но, вероятно, ещё во время подачи прошения был извещён доктором Зимерсом, что трибунал в соответствии со своим уставом не может увеличивать тяжесть наказания по просьбам подсудимых.

Интриги и страсти остались позади – на фото 1957 года Редер и Дёниц, приглашённые на презентацию монумента погибшим морякам. Дёниц поддерживает под руку одряхлевшего шефа

На этом история суда над руководителями кригсмарине заканчивается. Свой жизненный путь они закончили в домашних постелях, написали воспоминания, в которых, как уже говорилось, ни словом не обмолвились о выяснении отношений на процессе. Доживая свой век в разделённой Германии, они могли видеть зарождение эры атомного флота, с которым «профаны морского дела» стремительно вырвались в океан, и противостояние флотов двух новых Германий – бундесмарине и фольксмарине.


Список литературы и источников:

  1. Белов Н. Я был адъютантом Гитлера. – Смоленск: «Русич», 2003
  2. Гилберт Г. М. Нюрнбергский дневник. – М.: «Вече», 2012
  3. Дёниц К. Десять лет и двадцать дней. Воспоминания главнокомандующего военно-морскими силами Германии. 1935–1945 гг. – М.: «Центрполиграф», 2007
  4. Редер Э. Гросс-адмирал. Воспоминания командующего ВМФ Третьего рейха. 1935–1943 гг. – М.: «Центрполиграф», 2004
  5. Нюрнбергский процесс: Сборник материалов. В 8 томах – М.: «Юридическая литература», 1987–1999
  6. Протоколы допросов Эриха Редера, сайт «Документы XX века» (http://doc20vek.ru)

warspot.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о