доспехи, фото. Кто такие греческие гоплиты?

В Древней Спарте конницы было очень мало, так как жители считали этот род войск несущественным. Главной силой выступали пехотинцы (гоплиты). Их вооружение состояло из тяжелого щита, меча и длинного копья.

Греческие гоплиты: кто это?

Не секрет, что история Древнего мира почти сплошь состоит из вооруженных конфликтов и жестоких войн. Каждое государство стремилось иметь собственные боеспособные армии, и Греция не была исключением. Основную массу ее войск составляли гоплиты – тяжеловооруженные пешие воины. Впервые они появились в армии Древней Спарты. Греческие гоплиты, по сути, являлись солдатами-гражданами и служили на благо города-государства, в котором проживали.

В те времена несение воинской службы было долгом каждого мужчины. Поэтому любое из собраний граждан неминуемо превращалось в сходку либо уже отслуживших свое ветеранов, либо еще состоящих на службе в данное время солдат. Получается, что каждый гражданин свободного полиса рано или поздно становился гоплитом.

Надо сказать, что эти тяжеловооруженные пехотинцы, начиная с VII века и на протяжении последующих четырех столетий, доминировали на полях сражений. Известно, что до отца Александра Македонского, царя Филиппа II, гоплиты были основой классической фаланги.

В Древней Греции пехота делилась на несколько тактических единиц. Высшими были моры, затем лохи, которые, в свою очередь, были разбиты на более мелкие подразделения. Начальники, командующие морами, назывались полемархами, а лохами – лохагами.

Вооружение

Греческие гоплиты всегда носили при себе аргивские щиты, или гоплоны. Они имели круглую форму и весили более 8 кг. Интересен тот факт, что при бегстве воины первым делом бросали свои щиты из-за их непомерной тяжести, поэтому потеря гоплона считалась позорной для любого гоплита. Их использовали не только для прикрытия тела во время боя, но и в качестве носилок, на которых помещали раненых или погибших товарищей.

Историки часто связывают происхождение известного выражения «со щитом или на щите» именно с этим греческим снаряжением. Чаще всего гоплон состоял из деревянной основы, которая была с внешней стороны оббита железным или бронзовым листом, а с внутренней – обтянута кожей. На нем имелись удобные ручки, куда продевалась рука воина. Главным оружием гоплитов были ксифосы – прямые короткие или махайры – кривые мечи с обратным изгибом. Кроме того, им еще полагалось носить и ксистоны – трехметровые копья для метания.

Производство оружия

Изначально государство не заботилось об обеспечении своих воинов оружием и даже приняло закон, согласно которому каждый греческий гоплит (5 век до н. э.) обязан был экипироваться за свой счет, хотя полное обмундирование стоило недешево (примерно 30 драхм). Эта сумма была сравнима с месячным доходом ремесленника. Обычно столь дорогое оружие переходило по наследству.

Кстати, его производство в Древней Греции процветало в основном в полисах, а в небольшие поселения оно завозилось из других мест. Во времена Перикла в Афинах работала довольно большая мастерская, где занимались изготовлением щитов. Пожалуй, это было самое крупное производство в античной Греции. На нем трудилось около 120 рабов и достаточно большое количество свободных граждан.

Доспехи греческого гоплита

Изначально воины носили на голове иллирийские шлемы, или кегли. Их делали из бронзы и украшали гребнем из конских волос. Они были в употреблении с VII по VI в. до н. э., пока их не заменили коринфскими. Новые шлемы были полностью закрытыми и имели отверстия только для рта и глаз. Вне боя их обычно сдвигали на затылок. Позже появились халкидские шлемы, которые оставляли открытыми еще и уши. Во II в. до н. э. наиболее популярными считались фракийские – со сравнительно небольшим гребнем, дополненные фигурными нащечниками и козырьком.

Торс воина спереди и сзади защищала анатомическая кираса – гиппоторакс. Чаще всего она весила около 1 таланта (примерно 34 кг), но у некоторых солдат были доспехи и в два раза тяжелее. Со временем гиппоторакс постепенно стали заменять более легким вариантом – льняным панцирем, называемым линотораксом.

Защищенными были и другие части тела. Так, греческие гоплиты были экипированы поножами – книмидами, а также наручами, которые использовались вплоть до самой середины V в. до н. э. Доказательством этого факта служат многочисленные археологические находки, обнаруженные учеными на Пелопонесском полуострове. На многих амфорах и других предметах быта довольно часто всречались изображения, где греческий гоплит (фото фрагмента такого сосуда представлено ниже) сражается с оружием в руках против очередного неприятеля.

Преобразования в армии

В VII–V в. до н. э. была проведена реформа по утяжелению доспехов гоплитов. Скорее всего, такие меры были приняты с целью сохранения жизни воинов, так как спартанская армия в то время состояла всего лишь из 8 мор, а это чуть больше 4 тыс. воинов.

Однако начиная с середины V в. до н. э. снаряжение греческих солдат стало облегчаться: льняные панцири стали вытеснять анатомические кирасы. Почти полностью исчезли и наручи. Причиной тому послужило изменение в построении войск. Оно стало более плотным и глубоким, а количество солдат в отрядах удвоилось. Лишь численность спартанских формирований осталась неизменной – по 144 воина в каждом. Из-за перемен в построении рубящие удары наносились все реже, поэтому руки солдат не подвергались опасности быть отрубленными. Теперь все чаще применялось колющее оружие, поэтому копья удлинились с 3 до 6 метров. Так греческие гоплиты стали превращаться в сариссофоров – пеших воинов, составлявших основу фаланг.

Традиции

Обычно спартанцы выступали в поход в полнолуние, а перед этим их правитель всегда приносил жертву, чтобы им сопутствовала удача. Перед армией всегда несли огонь, взятый из Спарты, который был необходим для разжигания костров теперь уже для походных жертвоприношений. Кроме того, с собой в брали и изображение с обнявшимися Диоскурами. Они олицетворяли братский союз товарищей по оружию и были идеалами для спартанских воинов.

Греческий армейский лагерь почти всегда имел форму круга и хорошо охранялся илотами. Надо сказать, что во время походов спартанцы одевались очень нарядно. Вместо обычного плаща из грубой ткани они носили пурпурные одежды, а вместо парки – до блеска начищенное оружие. Вступая в бой, солдаты надевали венки, будто собираясь на какой-то праздник.

Структура армии

В войсках служили не только греческие гоплиты. Кто такие пельтасты и пращники, которые помогали спартанцам в бою, вы узнаете далее. Так как греки считали кавалерию совершенно бесполезной, лошадей часто использовали лишь для подвоза богатых воинов к полю боя. Поэтому в те времена, кроме тяжелой пехоты (гоплитов), была еще и легкая, состоящая из беднейших горожан и рабов. Последние, несмотря на свое подневольное существование, были достаточно надежными людьми, преданными своим хозяевам.

У каждого гоплита обязательно был свой невольник, который помогал ему надевать снаряжение. В бою рабы были пращниками, которые носили с собой матерчатые сумки с нескольким десятком глиняных или каменных ядер диаметром до 40 см. Также у них имелась специальная ременная петля, снабженная утолщением. Это и была праща. Ее мастерски раскручивали над головой, а затем отпускали. Ядро вылетало и с большой скоростью настигало противника, нанося ему серьезные ранения по открытым частям тела.

Метатели

Пельтастами называли легких пехотинцев, вооруженных дротиками. Их набирали из числа призванных на службу беднейших горожан, у которых не было возможности приобрести оружие и доспехи гоплита. Бывало, что некоторым из них приобреталось такое обмундирование за городской счет.

Пельтасты метали свое оружие на расстояние около 15 м. Им не требовался большой запас дротиков, так как они успевали воспользоваться только несколькими за то короткое время, пока враг не приближался вплотную. Надо сказать, что дротик как оружие был намного опаснее, чем стрела, так как, попадая в щит противника, застревал в нем, мешая проделывать какие-либо защитные манипуляции.

Физическая подготовка и обучение

Как известно, греческие гоплиты – это ополченцы, которые с трудом могли держать строй во время движения, а уж о навыках рукопашного боя не было и речи. Конечно, можно предположить, что свободные граждане занимались какими-то физическими упражнениями, однако работать постоянно над усовершенствованием своего тела, особенно по достижении более зрелого возраста, да еще и крестьянам, не было ни возможности, ни сил.

Другое дело спартанцы. С самого детства каждого их них обучали искусству войны. Они знали, как правильно воевать, и справедливо гордились этим. Спартанские гоплиты не только умели безукоризненно держать строй, в чем им помогали флейтисты, но и грамотно вели рукопашный бой. Они были чуть ли не самыми лучшими воинами Древнего мира.

300 спартанцев

Можно с уверенностью сказать, что главную роль по защите своих городов от неприятельских войск тогда играл именно греческий гоплит. 480 год до н. э. – это время, когда огромная армия царя Персии Ксеркса переправилась через пролив и вторглась на чужую территорию. Греция вынуждена была защищаться. Ее союзническая армия состояла из отрядов гоплитов, присланных из одиннадцати городов, в числе которых была и Спарта. Чтобы не допустить дальнейшего продвижения неприятеля вглубь страны, греки попытались перекрыть узкий Фермопильский проход. Два дня им удавалось отбивать превосходящие силы персов, но предательство одного из местных жителей, проведшего вражеские отряды в обход защитников, не давало ни единого шанса на победу. Все греческое войско отступило, кроме трехсот спартанцев и еще двух отрядов - фиванцев и феспийцев, которые, впрочем, в скорости тоже сдались на милость врагу.

Спартанцы знали, что им не выиграть бой, но отступить не позволяли закон и честь. Здесь, в Фермопилах, они защищали свою землю – Опунтскую Локриду и Беотию, через которые должна была пройти персидская армия. Мужественные гоплиты не отступили и погибли, приняв неравный бой.

Время неумолимо бежит вперед, но история все же сохранила неопровержимые доказательства существования свободного города Спарты и его храбрых воинов, защищавших свою землю от врагов. Их героизмом до сих пор восхищаются многие люди, а именитые режиссеры снимают о них фильмы. Кроме того, практически в любом магазине, где есть сувенирный отдел, обязательно найдется хоть одна довольно реалистичная фигурка греческого гоплита в необычайно красивом обмундировании.

fb.ru

Снаряжение греческого гоплита | Униформа армий мира

Гоплиты служили в армиях царей и тиранов, но по своей сути гоплиты были солдатами-гражданами. Долгом граждан всех свободных греческих городов-государств было нести военную службу.
Любое собрание граждан представляло собой собрание солдат, служащих в данное время или отслуживших свое ветеранов.
Фактически, каждый греческий гражданин был гоплитом.

Источник: «Греческий гоплит 480-323 гг. до н.э.» («Новый солдат» № 83)

Наиболее важным элементом экипировки гоплита был щит (aspis). При массе около 6,2 кг щит неплохо держал удар мечом или копьем, но мало защищал от стрел и дротиков.
На многих греческих вазах изображены пробитые щиты. Спартанский полководец Брасид был убит, когда его «предал щит». Ксенофонт рассказывает, как лакониец Леоним был убит копьем, пробившим его щит.
Гоплиты предпочитали жертвовать надежной защитой в пользу легкости.
Когда античные или современные авторы говорят о бронзовых щитах, они имеют в виду тонкую (тоньше половины миллиметра) наружную бронзовую обшивку щита. Основную же часть щита составлял слой древесины.
В архаический период бронзой усиливали только внешний край щита, иногда дополнительно добавляя бронзовую накладку на центральную часть.
На архаических вазах поверхность щита всегда черного цвета, тогда как окантовка и центральная эмблема красные.
Около 500 г. до н.э. греки освоили новую технологию, став покрывать бронзой всю наружную поверхность щита, а эмблему на щите стали рисовать. Соответственно, изменилось и изображение щитов на керамике. Теперь весь щит стал красным, а черной — эмблема.
На изображениях в профиль видно, что щит приобрел большую кривизну по сравнению с архаическим периодом. Окантовка придавала щиту дополнительную жесткость и не давала ему расколоться.

Окантовка -отличительная особенность гоплитского щита.

 

От шлема также не требовалось выдержать любой удар.
Конструктивно шлем представлял собой компромисс между защитой и массой. Гоплиты использовали различные закрытые шлемы, которые серьезно ограничивали поле зрения и затрудняли слух.
Внутри шлем имел матерчатую подкладку, но подбородочных ремней греки не знали. Шлем надевали прямо на голову, хотя иногда использовали шапку-подшлемник.
Гомер упоминает кожаный колпак (kalaityx), который носили в бою, однако мы не знаем, использовался ли этот колпак в качестве подшлемника.
Греческий шлем украшался плюмажем или гребнем из конского волоса, который зрительно прибавлял воину роста и делал его более внушительным.
В поздний классический период, когда начала оформляться концепция униформы, плюмаж также стал обозначать должность. Шлем полководца Ламаха был украшен тремя гребнями и парой плюмажей.

Источник: «Греческий гоплит 480-323 гг. до н.э.» («Новый солдат» № 83)
Источник: «Греческий гоплит 480-323 гг. до н.э.» («Новый солдат» № 83)

Гоплиты в V в. до н.э. использовали два типа панцирей: мускульный панцирь и композитный панцирь.
Мускульный панцирь назывался так потому, что бронзовые грудная и спинная пластина имели рельеф, имитирующий мышцы торса. Мускульный панцирь развился из архаического колоколообразного панциря, называвшегося так за свою форму. По нижнему краю архаического панциря шел фланец, придававший панцирю сходство с колоколом. Позднее этот фланец исчез, а мускульный панцирь стал длиннее, так что доходил до промежности.
Композитный панцирь получил свое название из-за своей конструкции с использованием различных материалов. Обычно он состоял из железных или бронзовых пластин, покрытых для защиты от погодных условий кожей или холстиной.
Пах прикрывали двойным слоем свисающих полос, называвшихся pteruges, т.е. «крылья». Второй слой полос на половину ширины смещался относительно первого.
Птеруги делали из отвержденной кожи.
Как правило, полоски украшались цветной каймой, а по нижнему краю пускалась бахрома. Птеруги представляли собой неотъемлемую часть доспехов, неразъемно присоединенную к нижнему краю панциря.

Источник: «Греческий гоплит 480-323 гг. до н.э.» («Новый солдат» № 83)
Источник: «Греческий гоплит 480-323 гг. до н.э.» («Новый солдат» № 83)
Источник: «Греческий гоплит 480-323 гг. до н.э.» («Новый солдат» № 83)
Источник: «Греческий гоплит 480-323 гг. до н.э.» («Новый солдат» № 83)

Источник:
1. «Греческий гоплит 480-323 гг. до н.э.» («Новый солдат» № 83)

uniforma-army.ru

Гоплиты | Древняя Греция вики

Гоплит в боевом облачении

Гопли́т
древнегреческий тяжёловооружённый пеший воин. Название происходит от названия тяжёлого круглого щита— гоплон. Впервые появились в спартанской армии. Вооружались за свой счёт. Гоплиты служили в армиях греческих городов-государств и по своей сути были солдатами-гражданами, так как долгом гражданина любого свободного полиса было несение военной службы. Поэтому любое собрание граждан представляло собой собрание солдат: служащих в данное время или отслуживших ветеранов. Фактически, каждый греческий гражданин являлся гоплитом. Гоплиты, тяжело вооруженные греческие пехотинцы, доминировали на поле боя в течение четырёх столетий, примерно с начала VII века дон. э. До царя Филиппа II (отца Александра Македонского) гоплиты составляли основу классической фаланги.

Сохранившийся текст клятвы приносимой гражданином перед вступлением на военную службу: Клянусь не посрамить это священное оружие, не оставить товарища, стоящего рядом со мной в строю. Я буду защищать эти сакральные и гражданские места и не оставлю моё отечество. Я сделаю всё чтобы оно стало больше и могущественнее. Я буду слушать тех, кто в данный момент находится у власти, и выполнять законы, которые действуют сейчас и будут действовать в будущем. Если кто-либо попытается отменить их, я не позволю им этого сделать, пока у меня будут силы. Я клянусь чтить своих предков. В свидетели я беру богов Аглавру, Гестию, Энея, Эниалия, Ареса, Афину, Зевса, Таллию, Ауксо, Гегемона, Геракла, границы отчизны и её хлеба, ячмень, вино, оливки и фиговые деревья.

    К обеспечению воинов оружием за свой счёт греческие государства перешли ближе к концу классического периода. До этого времени граждане-гоплиты должны были сами заботится о своем вооружении, хотя комплект оружия стоил довольно дорого. К концу VI века дон. э. в Афинах был принят закон, по которому поселенцы на Саламине должны были обеспечивать себя доспехами стоимостью 30 драхм. Данная сумма равнялась месячному доходу ремесленника того времени. При этом дорогое оружие обычно передавалось от отца к сыну. В Древней Греции производство оружия было сконцентрированно в крупных городах, а небольшие поселения вооружались за счёт импорта. При Перикле в Афинах была организованна мастерская по производству щитов, на ней работало свыше 120 рабов не считая свободных граждан, это было крупнейшее производство античной Греции.

    У гоплитов было очень мало оружия в отличии от других воинов. Гоплиты имели Ксифос прямой меч либо махайра— короткий кривой меч с обратным изгибом. У гоплитов было также Ксистон трёхметровое копьё (на ранних изображениях гоплиты часто имеют второе копьё, использовавшееся для метания, но в более позднем, классическом периоде у гоплитов имеется только одно копьё). У гоплитов был также большой круглый тяжёлый щит Гоплонтакже называемый «аргивский». Щит из-за тяжести (8 кг) при бегстве бросали первым, поэтому потеря щита считалась большим позором. Большой щит использовали и как носилки, на которых несли погибших, с чем связывают происхождение фразы «со щитом или на щите», принадлежавшей, по легенде, некой спартанке.

    Глухой шлем, известный как коринфский. Книмиды-поножи. Гиппоторакс— анатомическая кираса (обычно полный доспех весил около таланта, но встречались и доспехи весом в два таланта) либо Линоторакс— льняной панцирь. Наручи, хоть и были известны ещё со времён микенской эры, гоплитами использовались до середины V века дон. э. С середины V века дон. э. по всей Греции снаряжение гоплитов стало облегчаться, гиппотораксы— анатомические бронзовые панцири, стали вытеснятся линотораксами— льняными панцирями, исчезают из употребления наручи, так как построение становилось более глубоким и плотным, численность воинов в отрядах увеличилось, до 256 (кроме Спарты— у неё так и осталась классическая система отрядов по 144 человека), из-за чего рубящие удары наносятся уже реже, а чаще колющие удары, при которых рука уже не подвергалась опасности быть отрубленной, копья стали удлиняться с 3 метров до 3,5—4 метров, гоплиты постепенно перерождались в сариссофоров. С середины V века дон. э. появляются наёмные гоплиты, которые обходились уже линотораксами, на животе усиливающимися чешуёй, более открытыми халкидскими шлемами и куполообразными бронзовыми шапками, называемыми пилос, аргивскими щитами (гоплонами), новыми удлинёнными копьями— сариссами (введёнными фиванским стратегом Эпаминондом во времена войны Фив со Спартой, позже перенятыми Филиппом Македонским для своих сариссофоров). То же самое относится и к другим частям доспеха, который во времена господства Микен был гораздо полнее, фактически представляя собой бронзовые латы.

    Строй и обучениеПравить

    Первым серьёзным испытанием на прочность для греческой военной доктрины стало персидское вторжение в 546 году до н. э., обусловившее резкие изменения в тактике. Изначально граждане-гоплиты образовывали «трибы», которые формировались без учета возраста, кровного родства и уровня военной подготовки (одно из первых упоминаний о «трибах» появилось в «Илиаде» Гомера). Однако численность подобного армейского деления было очень сложно соблюсти из-за естественных причин: рождение, смерть, гибель в бою. Первоначально «трибы» подразделялись на «фратрии» («братства»). Но фратрийская система деления утратила свой смысл в ходе трибальных реформ около VIII века до н. э., в результате которых появились новые подразделения: «genos» («семейство») и «triakas» («тридцать»).

    Давший клятву гражданин назывался «ephebes» («эфебом»), который на протяжении двух лет должен был пройти программу физической и военной подготовки— «эфебат». Элементы «эфебата» были похожи у многих греческих городов-государств.

    Около VII века до н. э. в Спарте изобрели специально для гоплитов особый строй— фалангу.

    Сражались гоплиты при поддержке пельтастов и пращников (иногда также присутствовали наёмные лучники с Крита). Кавалерия, если была, обыкновенно играла лишь вспомогательную роль, особенно у спартанцев, считавших кавалерию ненужной. А поскольку идеальным образцом фаланги считалась именно спартанская фаланга, то лошади, в основном, использовались для подвоза к полю боя богатых воинов. Однако ученик Сократа Алкивиад, помимо прочего, вошёл в историю ещё и тем, что на коне, в одиночку, прикрывал отступление фаланги, в первом ряду которой находился Сократ.

    Что любопытно, элитный пеший отряд из 300 спартиатов (полноправных граждан), по традиции, появившейся ещё до реформы Ликурга, именовался отрядом «всадников». Помимо сопровождения царя на войне, в мирное время «всадники» выполняли функции полицейского отряда быстрого реагирования.

    Победы греков в греко-персидских войнах привели к высокому спросу в соседних странах (особенно в Персии) на наёмных гоплитов.

    ru.greece.wikia.com

    Греческие гоплиты.

    Греческие гоплиты.
    Гопли́т (др.-греч. ὁπλίτης) — древнегреческий тяжёловооружённый пеший воин. Слово происходит от названия тяжёлого круглого щита — гоплон (др.-греч. ὅπλον) (ср. пельтасты, названные по лёгкому щиту — пельте). Впервые появились в спартанской армии. Вооружались за свой счёт. Гоплиты служили в армиях греческих городов-государств и по своей сути были солдатами-гражданами, так как долгом гражданина любого свободного полиса было несение военной службы. Поэтому любое собрание граждан представляло собой собрание солдат: служащих в данное время или отслуживших ветеранов. Фактически каждый греческий гражданин являлся гоплитом. Гоплиты — тяжело вооруженные греческие пехотинцы — доминировали на поле боя в течение четырёх столетий примерно с начала VII века до н. э. До царя Филиппа II (отца Александра Македонского) гоплиты составляли основу классической фаланги. Перед вступление в ряды гоплитов, воин давал особую клятву.

    К обеспечению воинов оружием за свой счёт греческие государства перешли ближе к концу классического периода. До этого времени граждане-гоплиты должны были сами заботиться о своем вооружении, хотя комплект оружия стоил довольно дорого. К концу VI века до н. э. в Афинах был принят закон, по которому поселенцы на Саламине должны были обеспечивать себя доспехами стоимостью 30 драхм. Данная сумма равнялась месячному доходу ремесленника того времени. При этом дорогое оружие обычно передавалось от отца к сыну. В Древней Греции производство оружия было сконцентрировано в крупных городах, а небольшие поселения вооружались за счёт импорта. При Перикле в Афинах была организована мастерская по производству щитов, на ней работало свыше 120 рабов не считая свободных граждан, это было крупнейшее производство античной Греции.

    Вооружение
    Гоплон — большой круглый тяжёлый щит, также называемый «аргивский». Щит из-за тяжести (8 кг) при бегстве бросали первым, поэтому потеря щита считалась большим позором. Большой щит использовали и как носилки, на которых несли погибших, с чем связывают происхождение фразы «со щитом или на щите», по легенде принадлежавшей некой спартанке
    Ксифос — короткий прямой меч, либо махайра — короткий кривой меч с обратным изгибом.
    Ксистон — трёхметровое копьё (на ранних изображениях гоплиты часто имеют второе копьё, использовавшееся для метания, но в более позднем, классическом периоде у гоплитов имеется только одно копьё).

    Доспехи
    Гиппоторакс — анатомическая кираса (обычно полный доспех весил около таланта, но встречались и доспехи весом в два таланта) либо линоторакс — льняной панцирь.
    Книмиды-поножи.
    Глухой шлем, известный как коринфский.
    Наручи, которые хоть и были известны ещё со времён микенской эры, гоплитами использовались до середины V века до н. э. Имеются археологические находки, датируемые VII—V веками до н. э., но больше всего находок датируется VI—V веками до н. э., также найдены наплечники и набедренники VI века до н. э. преимущественно на территории Пелопоннесского полуострова; в этот период в Спарте проводилась реформа утяжеления гоплитов (видимо, из-за того, что спартанская армия составляла всего 8 мор — около 4 тыс. воинов и проводилась для сохранения жизни спартиатов).

    Первым серьёзным испытанием на прочность для греческой военной доктрины стало персидское вторжение в 546 году до н. э., обусловившее резкие изменения в тактике. Изначально граждане-гоплиты образовывали «трибы», которые формировались без учета возраста, кровного родства и уровня военной подготовки (одно из первых упоминаний о «трибах» появилось в «Илиаде» Гомера). Однако численность подобного армейского деления было очень сложно соблюсти из-за естественных причин: рождение, смерть, гибель в бою. Первоначально «трибы» подразделялись на «фратрии» («братства»). Но фратрийская система деления утратила свой смысл в ходе трибальных реформ около VIII века до н. э., в результате которых появились новые подразделения: «genos» («семейство») и «triakas» («тридцать»).

    Давший клятву гражданин назывался «ephebes» («эфебом»), который на протяжении двух лет должен был пройти программу физической и военной подготовки — «эфебат». Элементы «эфебата» были похожи у многих греческих городов-государств.

    Около VII века до н. э. в Греции изобрели специально для гоплитов особый строй — фалангу.

    Сражались гоплиты при поддержке пельтастов и пращников (иногда также присутствовали наёмные лучники с Крита). Кавалерия, если была, обыкновенно играла лишь вспомогательную роль, особенно у спартанцев, считавших кавалерию ненужной. А поскольку идеальным образцом фаланги считалась именно спартанская фаланга, то лошади в основном использовались для подвоза к полю боя богатых воинов. Однако ученик Сократа Алкивиад, помимо прочего, вошёл в историю ещё и тем, что на коне, в одиночку, прикрывал отступление фаланги, в первом ряду которой находился Сократ.

    Что любопытно, элитный пеший отряд из 300 спартиатов (полноправных граждан), по традиции, появившейся ещё до реформы Ликурга, именовался отрядом «всадников». Помимо сопровождения царя на войне, в мирное время «всадники» выполняли функции полицейского отряда быстрого реагирования.

    Победы греков в греко-персидских войнах привели к высокому спросу в соседних странах (особенно в Персии) на наёмных гоплитов.

    The following two tabs change content below.

    warweapons.ru

    Древнее вооружение: гоплиты 5-4 в. до н.э.

    Автор: Strateg, 02 Дек 2012

    В предыдущих статьях мы рассмотрели греческие армии 5 в. до н.э. и греческие армии 4 в. до н.э. Остановимся подробнее на вооружении фаланги гоплитов  5-4 в. до н.э. Со времен греко – персидских войн до периода Филиппа 2 Македонского вооружение греков существенно менялось. Есть гипотезы, что на рубеже веков паноплия гоплита стала существенно легче, произошел отказ от панцирей. Ко времени македонских завоеваний панцири снова вернулись. Так ли это?

    В начале 5 в. до н.э. ко времени битвы при Марафоне бронзовый колоколовидный панцирь гоплитов становится архаичным. Художники иногда изображают колоколовидные панцири на битву при Фермопилах и битву при Платеях для гоплитов фаланги спартанцев, известных консерваторов.

    В 5-4 в. анатомический панцирь – гелоторакс – становится более рельефным, повторяя мускулы торса. Такой панцирь мог быть как коротким, так и полностью закрывать низ живота.

    Гелоторакс был прочным, но при этом тяжелым, затруднял движение и был достаточно дорог. Еще с конца 6 в. до н.э. в обиход входит льняной панцирь – линоторакс, более легкий и дешевый, который мог быть дополнен металлическими чешуйками. Пах мог быть прикрыт защитными полосами из кожи или льна – птеригами (птеруги). Еще на конец 6 в. до н.э. льняной панцирь описывал Геродот, 3.47: “Панцирь был льняной с множеством вытканных изображений, украшенный золотом и хлопчатобумажной бахромой. Самым удивительным в нем было то, что каждая отдельная завязка ткани, как она ни тонка, состояла из 360 нитей и все они видны.”

    Художник Adam Hook

    Ноги гоплита защищали бронзовые поножи – кнемиды. Наручи применялись редко. Доспехи гоплита дополнял шлем. Максимальную защиту воину давал закрытый коринфский шлем, который изображен на иллюстрации выше. Отрицательными свойствами коринфского шлема были плохие обзор и слышимость. В 5 в. коринфский шлем уступает свое место более открытым шлемам.

    На иллюстрации приведены различные типы шлемов гоплитов: 12,16 – коринфские, 6,7 – иллирийские, 17,18,19 – халкидские (19 еще называют аттическим), 20 – фракийский.

    На иллюстрации ниже представление художника об иллирийском шлеме отличается от общепринятых.

    Художник А.Куркин

    Гоплит получил свое название благодаря характерному щиту – гоплону. Гоплон был обязательной принадлежностью гоплита. Этот щит еще называют аргивским или асписом. Но аспис – щит в широком смысле слова. Поздние авторы под асписом могут понимать небольшую пельту. Гоплон имеет характерную выпуклость и плоский обод, средний диаметр 90 см и почти полностью закрывает гоплита.

    Иногда для дополнительной защиты ног гоплита от стрел снизу щита подвешивали занавесь. К концу 5 в. на щитах появляются характерные изображения, помогающие определить принадлежность к полису. На мессенских щитах была буква ?, на лакедемонских ?, на сикионских ?, на фиванских щитах была изображена дубина, на афинских  –  сова, трезубец – Мантинея. По рисункам так же можно различать принадлежность к различным филам в Аттике и морам в Лакедемоне.

    В более раннем периоде существовали щиты с вырезами по краям – так называемого “беотийского типа”. И копья могли использовать для метания.

    В 5 в. во время греко-персидских войн копьем кололи.

    Копье гоплита с листовидным наконечником называется дору. Длину копья определяют по археологическим находкам – замеряют расстояние между сохранившимися наконечником и втоком, либо по античным изображениям. Принято считать, что длина копья была около 2,5 м. Но встречаются изображения копья большей длины, около 3 м.

    Гоплиты использовали не только копья, но при необходимости могли исполнять функции легких войск. Ксенофонт, “Греческая история”, 3.5.20: “Когда Лисандр погиб и воины его побежали к горе, фиванцы изо всех сил преследовали их. Когда же они, преследуя, взобрались на верх горы, где продолжению пути мешало бездорожье и узость теснин, лакедемонские гоплиты повернули фронт к неприятелю и стали метать дротики и стрелы.” Если копье ломалось, в тесноте битвы гоплиты вынимали меч.

    Стандартный гоплитский меч – ксифос – прямой, листовидный. Иногда на изображениях гоплитов рисуют с кривым мечом кописом или махайрой, как называет этот меч Ксенофонт.

    Есть некоторые смысловые нюансы в употреблении терминов копис, махайра или похожий на них меч – испанская фальката, но эти тонкости оставим для споров профессиональных историков. Кривой меч производит режущее движение при рубящем ударе и удобен прежде всего всаднику, о чем пишет Ксенофонт в работе “О коннице”.

    Со времени пелопоннесской войны изобразительные источники показывают гоплитов (чаще спартанцев) без доспехов.

    На гоплитах одет особый вид хитона – эксомида, которую носили спущенной на правом плече. Вместо шлема может быть использована войлочная шапка – пилос. Появился металлический шлем пилос, по форме напоминавший шапку.

    Ксенофонт в Анабасисе, 1.2.16 рассказывает о смотре наемников на службе Кира перед битвой при Кунаксе: “На всех эллинах были медные шлемы, пурпурные хитоны и кнемиды, а щиты были вынуты из чехлов.” Доспехи не упомянуты.

    Художник Adam Hook

    На этой иллюстрации приведен гоплит без доспехов. 8,9,10 – беотийские шлемы, 12 – пилос. Поножи отсутствуют.

    Считается, что ко времени македонской гегемонии в Греции на гоплитах снова появляется панцирь гелоторакс, изображение которого показано в статье о вооружении Александра Македонского. Ниже изображен гоплит в мускульном панцире с птеругами и во фригийском шлеме. Фригийский шлем напоминает фракийский за исключением характерного навершия фригийского колпака.

    Художник Adam Hook

    Выдвигаются гипотезы, что в пелопоннесскую войну доспехи исчезли для облегчения гоплита и для придания фаланги большей мобильности, что позволяло лучше противодействовать возросшему числу легких войск. С точки зрения этой гипотезы непонятно, почему доспех вернулся в последней трети 4 в. Кроме того, для противодействия легким войскам противника лучше всего использовать собственные легкие войска.

    На самом деле панцирь у гоплитов никуда не исчезал. Диодор, после битвы при Делии, 12.70: “…убитых было так много, что фиванцы на выручку от добычи не только возвели на рыночной площади большую колоннаду, но и украсили ее бронзовыми статуями, а храмы и порталы украсили бронзовой броней, добытой в качестве трофея.” Фукидид, 6.31: “Сухопутное войско состояло из отборных людей, которые всячески старались превзойти друг друга своим снаряжением и доспехами.” Ксенофонт, “Греческая история”, 6.2.20: “Узнав об этом, Мнасипп облачился в доспехи и бросился на помощь со всеми своими гоплитами…”; 7.5.23: “…одни бежали на свои места в строю, другие выстраивались, третьи взнуздывали лошадей, четвертые одевали панцири”. Ксенофонт, “Агесилай“, описывает битву при Коронее: “…трупы своих и вражеских воинов лежали вперемешку, а рядом с ними брошены проломленные щиты, разбитые панцири, кинжалы, одни из которых без ножен валялись на земле, другие торчали воткнутыми в тело, а некоторые были зажаты в руках убитых.” Плутарх, Пелопид: “Говорят, что участники сражения, узнав о его смерти, не сняли панцирей, не разнуздали коней, не перевязали ран, но прежде всего – прямо в доспехах, еще не остыв после боя, – собрались у тела Пелопида, словно он мог их увидеть или услышать, нагромоздили вокруг кучи вражеского оружия…”; Тимолеонт: “Тимолеонт бросился на подмогу и, прикрыв распростертого на земле Тимофана щитом, подставил под удары свои доспехи и само тело; весь израненный стрелами и мечами, он тем не менее отбросил нападавших и спас брата.”

    Панцири как были, так и оставались на вооружении. Для облегчения гоплитов Ификрат не отказывался вовсе от панцирей. Согласно Диодору: “а еще вместо кольчуг и медных панцирей ввел он льняные доспехи.” В первую очередь для повышения мобильности Ификрат заменил гоплон на пельту. Отсутствие панцирей у гоплитов в некоторых случаях стоит искать в экономических причинах. Постоянные междоусобные войны в Греции истощали казну противоборствующих полисов. Появилось большое число наемников, которые не могли обеспечивать себя полным гоплитским вооружением. Агесилай, для того, что бы наемники обеспечивали себя необходимым вооружением, был вынужден идти на хитрости. Ксенофонт, “Греческая история”,  4.2.7: “…он (Агесилай) назначил награды тем из городов, которые пошлют наилучшее войско, тому из лохагов наемников, который явится с наилучшим по вооружению отрядов гоплитов, стрелков или пельтастов. Он обещал также дать никетерии (призы) тем из гиппархов, отряды которых будут выделяться по коням и вооружению…. Агесилай достиг этим того, что в погоне за наградами все приобрели себе оружие, стоящее во много раз больше этой суммы.”

    Художник А.Куркин

    На македонское вооружение гоплиты перейдут позже. Спартанцы Клеомена и ахейцы Филопемена возьмут в руки сариссы к битве при Селассии 222 г. до н.э. А после вторжения в Грецию галлов в 279 г. до н.э.  в греческих армиях 3-2 в. до н.э. вместо гоплонов будет популярна овальная фирея.

    Рубрики: Военная История
    Метки: военная история, вооружение

    strategwar.ru

    Греческие гоплиты… « Николлетто

    Греческие гоплиты…

      Гоплиты (греч. όπλϊται) — пешие воины с тяжелым вооружением в войсках греков, составлявшие после переселения дорян важнейшую часть войска. Они сражались сомкнутыми рядами — фалангами. Вооружение их, приспособленное только к рукопашному бою, состояло из копья (7-9 фут. длины), большого овального щита, в боковой вырезке которого покоилось копье, и меча; кроме того, Гоплиты носили медный панцирь, шлем и набедренники. Все вооружение весило около 70 фн., в походе часть вооружения носили за Гоплиты их рабы. В Спарте Гоплиты были граждане самой Спарты и периэки. У афинян по установлениям Солона только граждане первых 3 классов набирались в Гоплиты. Однако после греко-персидских войн и среди Гоплитами являются наемники.

    Мальчик-раб снаряжает хозяина в военный поход

    Прежде всего при изучении военного дела в Греции V в. необходимо иметь в виду, что почти все греческие армии того периода были прежде всего ополчениями. Этот факт и по сей день, к сожалению, слишком мало принимается во внимание при изучении Греко-персидских войн, а между тем, забывая об этом до сих пор греков норовят представить себе чуть ли не регулярной армией, разгромившей необъятные азиатские толпы.

    Родители провожают сыновей-ополченцев

    Основу армии всех греческих городов составляли гоплиты. С точки зрения обучения гоплиты ополчения едва-едва способны были держать строй при движении вперед, а собственно рукопашному бою не были обучены вовсе. Конечно, дети всех свободных граждан в гимнасиях занимались различными упражнениями для укрепления тела. Но для того, чтобы постоянно заниматься этими упражнениями по достижении определенного возраста у среднего гражданина, по преимуществу крестьянина, не было ни сил, ни возможности. Конечно, в положительную сторону от этой практики отличались спартанцы, обучавшиеся войне всю жизнь, и справедливо гордившиеся этим. Спартанцы отличались не только своим умением держать строй (для чего они использовали флейтистов), но и способностью к рукопашному бою, которому они также учились.

    Юные эллины тренируются в гимназии

    Умение держать некоторое подобие строя в бою у ополчений достигалось не военными методами. Греки и в это время строились «по родам и племенам», как во времена Гомера, и покинуть строй в столкновении бойцу, окруженному соседями, родственниками и друзьями было почти невозмож

    vespig.wordpress.com

    Гоплит — Википедия (с комментариями)

    Материал из Википедии — свободной энциклопедии

    Гопли́т (др.-греч. ὁπλίτης) — древнегреческий тяжёловооружённый пеший воин[1]. Слово происходит от названия тяжёлого круглого щита — гоплон (др.-греч. ὅπλον) (ср. пельтасты, названные по лёгкому щиту — пельте).

    История

    Предполагается, что впервые появились в аргосской армии[2]. Гоплиты служили в армиях греческих городов-государств и по своей сути были солдатами-гражданами, так как долгом гражданина любого свободного полиса было несение военной службы. Поэтому любое собрание граждан представляло собой собрание солдат — служащих в данное время или отслуживших ветеранов. Гоплиты — тяжело вооружённые греческие пехотинцы. После реформ Солона в Афинах выступать на войну, будучи снаряженным как гоплит, должны были представители наиболее многочисленного сословия зевгитов. Вероятно, что и в других греческих полисах гоплитами во время войны становились граждане со средним достатком, так как обеспечивать себя вооружением и снаряжением воин должен был за собственный счёт.

    Гоплиты доминировали на поле боя в течение четырёх столетий, примерно с начала VII века до н. э. До царя Филиппа II (отца Александра Македонского) гоплиты составляли основу классической фаланги.

    Сохранившийся текст клятвы, приносимой гражданином перед вступлением на военную службу:

    Клянусь не посрамить это священное оружие, не оставить товарища, стоящего рядом со мной в строю. Я буду защищать эти сакральные и гражданские места и не оставлю моё отечество. Я сделаю всё чтобы оно стало больше и могущественнее. Я буду слушать тех, кто в данный момент находится у власти, и выполнять законы, которые действуют сейчас и будут действовать в будущем. Если кто-либо попытается отменить их, я не позволю им этого сделать, пока у меня будут силы. Я клянусь чтить своих предков. В свидетели я беру богов Аглавру, Гестию, Энея, Эниалия, Ареса, Афину, Зевса, Таллию, Ауксо, Гегемона, Геракла, границы отчизны и её хлеба, ячмень, вино, оливки и фиговые деревья.

    Снаряжение

    К обеспечению воинов оружием за свой счёт греческие государства перешли ближе к концу классического периода. До этого времени граждане-гоплиты должны были сами заботиться о своем вооружении, хотя комплект оружия стоил довольно дорого. К концу VI века до н. э. в Афинах был принят закон, по которому поселенцы на Саламине должны были обеспечивать себя доспехами стоимостью 30 драхм. Данная сумма равнялась месячному доходу ремесленника того времени. При этом дорогое оружие обычно передавалось от отца к сыну. В Древней Греции производство оружия было сконцентрировано в крупных городах, а небольшие поселения вооружались за счёт импорта. При Перикле в Афинах была организована мастерская по производству щитов, на ней работало свыше 120 рабов, не считая свободных граждан, это было крупнейшее производство античной Греции.

    Вооружение

    • Гоплон — большой круглый тяжёлый щит, также называемый «аргивский». Щит из-за тяжести (8 кг) при бегстве бросали первым, поэтому потеря щита считалась большим позором. Большой щит использовали и как носилки, на которых несли погибших, с чем связывают происхождение фразы «со щитом или на щите», по легенде, принадлежавшей некой спартанке[3].
    • Ксифос — короткий прямой меч, либо махайра — короткий кривой меч с обратным изгибом.
    • Дори (англ.)русск. — копьё длиной примерно в 3 метра, состоящее из древка, сделанного из дерева (либо из ясеня, либо из кизила), диаметром 5 сантиметров и весом от 1 до 2 килограммовК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 849 дней], а также состоящее из плоского листовидного железного наконечника, чей вес уравновешивается подтоком. На ранних изображениях гоплиты часто имеют второе копьё, использовавшееся для метания, но в более позднем, классическом периоде у гоплитов имеется только одно копьё.

    Доспехи

    • Гиппоторакс — анатомическая кираса (обычно полный доспех весил около таланта, но встречались и доспехи весом в два таланта[4]) либо линоторакс — льняной панцирь.
    • Книмиды-поножи.
    • Глухой шлем, известный как коринфский.
    • Наручи, которые хоть и были известны ещё со времён микенской эры, гоплитами использовались до середины V века до н. э. Имеются археологические находки, датируемые VII—V веками до н. э., но больше всего находок датируется VI—V веками до н. э., также найдены наплечники и набедренники VI века до н. э. преимущественно на территории Пелопоннесского полуострова; в этот период в Спарте проводилась реформа утяжеления гоплитов (видимо, из-за того, что спартанская армия составляла всего 8 мор — около 4 тыс. воинов, — и реформа проводилась для сохранения жизни спартиатов).

    С середины V века до н. э. по всей Греции снаряжение гоплитов стало облегчаться, гиппотораксы стали вытесняться линотораксами, исчезают из употребления наручи, так как построение становилось более глубоким и плотным, численность воинов в отрядах увеличилась, до 256 (кроме Спарты — у неё так и осталась классическая система отрядов по 144 человека), из-за чего рубящие удары наносятся уже реже, а чаще колющие удары, при которых рука уже не подвергалась опасности быть отрубленной, копья стали удлиняться с 3 метров до 3,5—4 метров, гоплиты постепенно перерождались в сариссофоров. С середины V века до н. э. появляются наёмные гоплиты, которые обходились уже линотораксами, на животе усиливающимися чешуёй, более открытыми халкидскими шлемами и куполообразными бронзовыми шапками, называемыми «пилос», аргивскими щитами (гоплонами), новыми удлинёнными копьями — сариссами (введёнными фиванским стратегом Эпаминондом во времена войны Фив со Спартой, позже перенятыми Филиппом Македонским для своих сариссофоров). То же самое относится и к другим частям доспехов, которые во времена господства Микен были гораздо полнее, фактически представляя собой бронзовые латы.

    Строй и обучение

    Первым серьёзным испытанием на прочность для греческой военной доктрины стало персидское вторжение в 546 году до н. э., обусловившее резкие изменения в тактике. Изначально граждане-гоплиты образовывали «трибы», которые формировались без учёта возраста, кровного родства и уровня военной подготовки (одно из первых упоминаний о «трибах» появилось в «Илиаде» Гомера). Однако, численность подобного армейского деления было очень сложно соблюсти из-за естественных причин: рождение, смерть, гибель в бою. Первоначально «трибы» подразделялись на «фратрии» («братства»). Но фратрийская система деления утратила свой смысл в ходе трибальных реформ около VIII века до н. э., в результате которых появились новые подразделения: «genos» («семейство») и «triakas» («тридцать»).

    Давший клятву гражданин назывался «эфебом» и на протяжении двух лет должен был пройти программу физической и военной подготовки — «эфебат». Элементы «эфебата» были похожи у многих греческих городов-государств.

    Около VII века до н. э. в Греции изобрели специально для гоплитов особый строй — фалангу[5][6].

    Сражались гоплиты при поддержке пельтастов и пращников (иногда также присутствовали наёмные лучники с Крита). Кавалерия, если была, обыкновенно играла лишь вспомогательную роль, особенно у спартанцев, считавших кавалерию ненужной. А поскольку идеальным образцом фаланги считалась именно спартанская фаланга, то лошади в основном использовались для подвоза к полю боя богатых воинов. Однако ученик Сократа Алкивиад, помимо прочего, вошёл в историю ещё и тем, что на коне, в одиночку, прикрывал отступление фаланги, в первом ряду которой находился Сократ.

    Что любопытно, элитный пеший отряд из 300 спартиатов (полноправных граждан), появившейся ещё до реформы Ликурга, именовался отрядом «всадников». Помимо сопровождения царя на войне, в мирное время «всадники» выполняли функции полицейского отряда быстрого реагирования.

    Победы греков в греко-персидских войнах привели к высокому спросу в соседних странах (особенно в Персии) на наёмных гоплитов.

    Илоты-гоплиты

    Во время греко-персидских войн, начиная с 424 г. до н. э., в Спарте появилась традиция призывать на время войны лаконских илотов (домашних рабов) в качестве гоплитов с последующим дарованием им свободы. Причиной этого являлось малое число собственных граждан, которых едва хватало на то, чтобы держать мессенских илотов в повиновении, для чего последним ежегодно объявлялась война — Криптия[7].

    См. также

    Напишите отзыв о статье "Гоплит"

    Примечания

    1. Гоплиты // Военная энциклопедия : [в 18 т.] / под ред. В. Ф. Новицкого [и др.]. — СПб. ; [М.] : Тип. т-ва И. В. Сытина, 1911—1915.</span>
    2. См. обзор источников в примечании 48 на [books.google.com/books?id=VppV62Fjt28C&pg=PA180 с. 180] работы A Thomas Kelly. History of Argos to 500 B. C. U of Minnesota Press, 1977.  (англ.)
    3. [penelope.uchicago.edu/Thayer/E/Roman/Texts/Plutarch/Moralia/Sayings_of_Spartan_Women*.html Penelope.uchicago.edu] (англ.)
    4. «Этот панцирь Деметрий взял себе, а второй отдал эпирцу Алкиму, самому воинственному и крепкому из своих подчинённых: полный доспех его весил два таланта — вдвое больше, чем у любого из остальных солдат» (Плутарх. Деметрий, 21).
    5. Б. Байер, У. Бирштайн и др. История человечества. — 2002. — ISBN 5-17-012785-5.
    6. Андреев Ю. В., Кошеленко Г. А., Кузищин В. И., Маринович Л. П. История Древней Греции / Кузищин В. И.. — М.: Высшая школа, 2001. — 399 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-06-003676-6.
    7. Л. Г. Печатнова «История Спарты (период архаики и классики)» СПб.: Гуманитарная Академия, 2001. 510 с ISBN 5-93762-008-9
    8. </ol>

    Литература

    • Кембриджская история древнего мира. Т. III, ч. 3: Расширение греческого мира. VIII—VI вв. до н. э. М.: Ладомир, 2007. (О гоплитах: стр. 405—407, 532—533, 553—557 и др.). ISBN 978-5-86218-467-9.
    • [xlegio.ru/ancient-armies/military-organization-tactics-equipment/hoplite-phalanx-formation-main-stages/ Нефёдкин А. К. Основные этапы формирования фаланги гоплитов: военный аспект проблемы // Вестник древней истории. 2002. № 1.]
    • [www.centant.pu.ru/centrum/publik/books/pechatnova/index.htm Печатнова Л. Г. История Спарты (период архаики и классики). СПб.: Гуманитарная Академия, 2001. ISBN 5-93762-008-9]
    • Военно-исторический альманах «Солдат», «Греческий Гоплит», редактор Киселёв В. И. 1998 год, типография «Книга» 2002 г.

    Ссылки

    • [www.pikeman.ru/search/label/Гоплит Гоплиты в виртуальном музее pikeman.ru]
    • [xlegio.ru/ancient-armies/military-organization-tactics-equipment/phalanx-formation-stages/ Александр Жмодиков «ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ФАЛАНГИ»]
    • [xlegio.ru/ancient-armies/military-organization-tactics-equipment/phalanx-against-phalanx/ Александр Жмодиков «ФАЛАНГА ПРОТИВ ФАЛАНГИ»]
    • [www.roman-glory.com/osprey-warrior-27 Греческий гоплит, 480—323 гг. до н. э. (Osprey—Warrior 27)]: изображения греческих гоплитов.

    Отрывок, характеризующий Гоплит

    – C'est bien aimable a vous, monsieur Pierre , d'etre venu voir une pauvre malade, [Очень любезно с вашей стороны, Пьер, что вы пришли навестить бедную больную,] – сказала ему Анна Павловна, испуганно переглядываясь с тетушкой, к которой она подводила его. Пьер пробурлил что то непонятное и продолжал отыскивать что то глазами. Он радостно, весело улыбнулся, кланяясь маленькой княгине, как близкой знакомой, и подошел к тетушке. Страх Анны Павловны был не напрасен, потому что Пьер, не дослушав речи тетушки о здоровье ее величества, отошел от нее. Анна Павловна испуганно остановила его словами:
    – Вы не знаете аббата Морио? он очень интересный человек… – сказала она.
    – Да, я слышал про его план вечного мира, и это очень интересно, но едва ли возможно…
    – Вы думаете?… – сказала Анна Павловна, чтобы сказать что нибудь и вновь обратиться к своим занятиям хозяйки дома, но Пьер сделал обратную неучтивость. Прежде он, не дослушав слов собеседницы, ушел; теперь он остановил своим разговором собеседницу, которой нужно было от него уйти. Он, нагнув голову и расставив большие ноги, стал доказывать Анне Павловне, почему он полагал, что план аббата был химера.
    – Мы после поговорим, – сказала Анна Павловна, улыбаясь.
    И, отделавшись от молодого человека, не умеющего жить, она возвратилась к своим занятиям хозяйки дома и продолжала прислушиваться и приглядываться, готовая подать помощь на тот пункт, где ослабевал разговор. Как хозяин прядильной мастерской, посадив работников по местам, прохаживается по заведению, замечая неподвижность или непривычный, скрипящий, слишком громкий звук веретена, торопливо идет, сдерживает или пускает его в надлежащий ход, так и Анна Павловна, прохаживаясь по своей гостиной, подходила к замолкнувшему или слишком много говорившему кружку и одним словом или перемещением опять заводила равномерную, приличную разговорную машину. Но среди этих забот всё виден был в ней особенный страх за Пьера. Она заботливо поглядывала на него в то время, как он подошел послушать то, что говорилось около Мортемара, и отошел к другому кружку, где говорил аббат. Для Пьера, воспитанного за границей, этот вечер Анны Павловны был первый, который он видел в России. Он знал, что тут собрана вся интеллигенция Петербурга, и у него, как у ребенка в игрушечной лавке, разбегались глаза. Он всё боялся пропустить умные разговоры, которые он может услыхать. Глядя на уверенные и изящные выражения лиц, собранных здесь, он всё ждал чего нибудь особенно умного. Наконец, он подошел к Морио. Разговор показался ему интересен, и он остановился, ожидая случая высказать свои мысли, как это любят молодые люди.

    Вечер Анны Павловны был пущен. Веретена с разных сторон равномерно и не умолкая шумели. Кроме ma tante, около которой сидела только одна пожилая дама с исплаканным, худым лицом, несколько чужая в этом блестящем обществе, общество разбилось на три кружка. В одном, более мужском, центром был аббат; в другом, молодом, красавица княжна Элен, дочь князя Василия, и хорошенькая, румяная, слишком полная по своей молодости, маленькая княгиня Болконская. В третьем Мортемар и Анна Павловна.
    Виконт был миловидный, с мягкими чертами и приемами, молодой человек, очевидно считавший себя знаменитостью, но, по благовоспитанности, скромно предоставлявший пользоваться собой тому обществу, в котором он находился. Анна Павловна, очевидно, угощала им своих гостей. Как хороший метрд`отель подает как нечто сверхъестественно прекрасное тот кусок говядины, который есть не захочется, если увидать его в грязной кухне, так в нынешний вечер Анна Павловна сервировала своим гостям сначала виконта, потом аббата, как что то сверхъестественно утонченное. В кружке Мортемара заговорили тотчас об убиении герцога Энгиенского. Виконт сказал, что герцог Энгиенский погиб от своего великодушия, и что были особенные причины озлобления Бонапарта.
    – Ah! voyons. Contez nous cela, vicomte, [Расскажите нам это, виконт,] – сказала Анна Павловна, с радостью чувствуя, как чем то a la Louis XV [в стиле Людовика XV] отзывалась эта фраза, – contez nous cela, vicomte.
    Виконт поклонился в знак покорности и учтиво улыбнулся. Анна Павловна сделала круг около виконта и пригласила всех слушать его рассказ.
    – Le vicomte a ete personnellement connu de monseigneur, [Виконт был лично знаком с герцогом,] – шепнула Анна Павловна одному. – Le vicomte est un parfait conteur [Bиконт удивительный мастер рассказывать], – проговорила она другому. – Comme on voit l'homme de la bonne compagnie [Как сейчас виден человек хорошего общества], – сказала она третьему; и виконт был подан обществу в самом изящном и выгодном для него свете, как ростбиф на горячем блюде, посыпанный зеленью.
    Виконт хотел уже начать свой рассказ и тонко улыбнулся.
    – Переходите сюда, chere Helene, [милая Элен,] – сказала Анна Павловна красавице княжне, которая сидела поодаль, составляя центр другого кружка.
    Княжна Элен улыбалась; она поднялась с тою же неизменяющеюся улыбкой вполне красивой женщины, с которою она вошла в гостиную. Слегка шумя своею белою бальною робой, убранною плющем и мохом, и блестя белизною плеч, глянцем волос и брильянтов, она прошла между расступившимися мужчинами и прямо, не глядя ни на кого, но всем улыбаясь и как бы любезно предоставляя каждому право любоваться красотою своего стана, полных плеч, очень открытой, по тогдашней моде, груди и спины, и как будто внося с собою блеск бала, подошла к Анне Павловне. Элен была так хороша, что не только не было в ней заметно и тени кокетства, но, напротив, ей как будто совестно было за свою несомненную и слишком сильно и победительно действующую красоту. Она как будто желала и не могла умалить действие своей красоты. Quelle belle personne! [Какая красавица!] – говорил каждый, кто ее видел.
    Как будто пораженный чем то необычайным, виконт пожал плечами и о опустил глаза в то время, как она усаживалась перед ним и освещала и его всё тою же неизменною улыбкой.
    – Madame, je crains pour mes moyens devant un pareil auditoire, [Я, право, опасаюсь за свои способности перед такой публикой,] сказал он, наклоняя с улыбкой голову.
    Княжна облокотила свою открытую полную руку на столик и не нашла нужным что либо сказать. Она улыбаясь ждала. Во все время рассказа она сидела прямо, посматривая изредка то на свою полную красивую руку, которая от давления на стол изменила свою форму, то на еще более красивую грудь, на которой она поправляла брильянтовое ожерелье; поправляла несколько раз складки своего платья и, когда рассказ производил впечатление, оглядывалась на Анну Павловну и тотчас же принимала то самое выражение, которое было на лице фрейлины, и потом опять успокоивалась в сияющей улыбке. Вслед за Элен перешла и маленькая княгиня от чайного стола.
    – Attendez moi, je vais prendre mon ouvrage, [Подождите, я возьму мою работу,] – проговорила она. – Voyons, a quoi pensez vous? – обратилась она к князю Ипполиту: – apportez moi mon ridicule. [О чем вы думаете? Принесите мой ридикюль.]
    Княгиня, улыбаясь и говоря со всеми, вдруг произвела перестановку и, усевшись, весело оправилась.
    – Теперь мне хорошо, – приговаривала она и, попросив начинать, принялась за работу.
    Князь Ипполит перенес ей ридикюль, перешел за нею и, близко придвинув к ней кресло, сел подле нее.
    Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот – все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение.
    – Ce n'est pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] – сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить.
    – Mais non, mon cher, [Вовсе нет,] – пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик.
    – C'est que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях,] – сказал он таким тоном, что видно было, – он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили.
    Из за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы,] как он сам говорил, в чулках и башмаках.
    Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m lle George, [мадмуазель Жорж,] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это то великодушие и отмстил смертью герцогу.
    Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении.
    – Charmant, [Очаровательно,] – сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню.
    – Charmant, – прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу.
    Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это то не понравилось Анне Павловне.
    – Средство – Европейское равновесие и droit des gens [международное право], – говорил аббат. – Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, – и она спасет мир!

    wiki-org.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *