Содержание

Символы Московского княжества — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Символы Московского княжества — изображения на печатях, монетах и знамёнах Великого княжества Московского.

Самого понятия рыцарского наследственного герба, широко принятого в Западной Европе, на Руси не существовало. Во время боёв знамёнами служили чаще всего вышитые или нарисованные изображения Христа, Богородицы, святых или православного креста. Встречающиеся на древнерусских военных щитах изображения тоже не были наследственными. Поэтому история герба России — это прежде всего история великокняжеской печати.

Святые покровители

На своих печатях древнерусские князья изображали, прежде всего, своих святых покровителей (как, например, на печати Симеона Гордого изображен св. Симеон, а на печати Дмитрия Донского — св. Димитрий), а также надпись, указывающая, кому именно принадлежит эта печать (обычно в форме «Печать (великого) князя такого-то»). Начиная с Мстислава Удатного и внуков Всеволода Большое гнездо, на печатях (так же, как и на монетах) стал появляться «ездец» — символическое изображение правящего князя. Оружие ездеца могло быть разным — копьё, лук, меч. На монетах времён Ивана II Красного впервые появляется пеший воин, поражающий мечом змея (дракона). Изображение ездеца было присуще печатям не только князей Владимирских и Московских, но и других. В частности, во время правления Ивана III изображение всадника, поражающего змею, имелось на печати не Великого князя Московского (там был просто ездец с мечом), а его шурина Великого князя Тверского Михаила Борисовича. С тех пор, как Московский князь стал единоличным правителем Руси, всадник на коне, поражающий копьём дракона, (символическое изображение победы добра над злом) стал одним из главных символов Русского государства наравне с двуглавым орлом.

  • Seal of Vasiliy and Ivan 3.png

    Лицевая сторона печати Ивана III. Середина XV в.

  • Palaeologoi eagle XV c.png

    Символ Палеологов

  • Symbol Duchy of Tver.png

    С монеты князя тверского. 1470-е гг.

  • Seal of Ivan 3 (reverse).svg

    Оборотна сторона печати Ивана III. 1472

  • Seal-of-Ivan-4 1539 a.svg

    Герб на печати Ивана Грозного. 1539 г.

Кроме России «ездец» стал символом соседнего государства — Великого княжества Литовского, однако всадник там изображался с мечом, скачущим направо и без змея (см. Погоня).

Двуглавый орёл

Впервые двуглавый орёл в роли государственного символа Русского государства встречается на оборотной стороне государственной печати Ивана III Васильевича в 1472 году, хотя изображения двуглавого орла (или птицы) встречались в древнерусском искусстве и на тверских монетах и раньше[1].

Есть несколько теорий о причинах его появления.

1. Теория американца Г. Алефа. Софья Палеолог привезла Ивану III изображение двуглавого орла из Мореи, откуда была сама родом. Тут есть некоторые несоответствия. В самой Византии он не был государственным гербом — лишь одним из символов православной страны и лишь у Палеологов он становится родовым знаком. А принимать символ Государю Всея Руси, претендующему на роль вселенского православного царства династический герб каких-то морейских деспотов (не то униатов, не то вовсе католиков) — не "по чину". К тому же на четверть века позже женитьбы, что наводит на мысль о других причинах появления орла.

2. Теория немца М. Хелльмана. Иван III заимствовал двуглавого орла с печати императоров Священной Римской империи. Но копировать символ державы, с которой он хотел встать вровень — сомнительный авторитет. Использование тонкостей в геральдическом изображении орла — не более.

3. Теория А. Г. Силаева. Двуглавый орел был известен на Руси и ранее. Его изображение использовалось в народных узорах, на княжеских плащах Ярослава, Бориса и Глеба, на княжеских щитах. Орел – символ Перуна, защитник князя и княжеской дружины еще с языческих времен. Двуглавый орёл также изображался на монетах монгольского хана Джанибека в сер. XV в. и монетах тверского князя Михаила Борисовича в 70-х гг. XV в. Любопытно, что именно в 70-х гг. XV в. в титуле Ивана III появляется "и Великий князь ... Тверской".

Есть предположение, что двуглавый орел был символом Черниговских князей в X—XII веках. Его изображение вырезано на турьем роге, найденном при раскопках княжеского захоронения X века, а также на стенах усыпальницы черниговских князей — Черниговского Борисоглебского собора 1123 г. Когда Черниговская земля находилась под властью Польши, ей пожалован герб — двуглавый орёл под одной короной. Возможно, он возник в связи с древним прототипом.

Использование двуглавого орла, как императорского в Священной Римской империи (попытка оспорить первенство) и как родового в Византии/Мореи (наличие законных прав) могло лишь подтолкнуть Ивана III к мысли принять его как государственный символ Московской Руси. Не имея русских корней (довод старинного использования) он, возможно, и не прижился бы. У него были альтернативы: Владимирский лев или просто Георгий Победоносец. Ведь у Ивана III орел лишь на оборотной стороне печати, т.е. занимал второстепенное положение. Зная серьезное отношение к символу государства Ивана III, можно предположить, что этот вопрос рассматривался со всех сторон, а не с одной какой-либо. И все аргументы были "за".

Любопытно использование как одного из символов государства Иваном Грозным единорога. На протяжении десятилетий он используется одновременно или вместо всадника с копьем — символа защитника княжеской дружины и князя (образ Перуна вошел в образ Святого Георгия).

После Ивана Грозного государственный символ окончательно закрепился как двуглавый орел со щитом на груди, где изображен всадник с копьем, поражающий змея. Менялись только форма орла (поднятые или опущенные крылья), его цвет (с золотого на черный), положение всадника (иногда был повернут влево от зрителя), количество корон (две, одна, три) и некоторые детали

[2].

См. также

Напишите отзыв о статье "Символы Московского княжества"

Примечания

  1. Силаев А. Г. Истоки русской геральдики. — М.: ФАИР-ПРЕСС, 2003. — с. 35—38. — ISBN 5-8183-0456-6
  2. [gerb.bel.ru/pages/russia/r_mockov.htm Государственная символика Московской Руси XIV - XVII вв.]

Отрывок, характеризующий Символы Московского княжества

– Un enfant dans cette maison. N'avez vous pas vu un enfant? [Ребенка в этом доме. Не видали ли вы ребенка?] – сказал Пьер.
– Tiens, qu'est ce qu'il chante celui la? Va te promener, [Этот что еще толкует? Убирайся к черту,] – послышались голоса, и один из солдат, видимо, боясь, чтобы Пьер не вздумал отнимать у них серебро и бронзы, которые были в ящике, угрожающе надвинулся на него.
– Un enfant? – закричал сверху француз. – J'ai entendu piailler quelque chose au jardin. Peut etre c'est sou moutard au bonhomme. Faut etre humain, voyez vous… [Ребенок? Я слышал, что то пищало в саду. Может быть, это его ребенок. Что ж, надо по человечеству. Мы все люди…]
– Ou est il? Ou est il? [Где он? Где он?] – спрашивал Пьер.
– Par ici! Par ici! [Сюда, сюда!] – кричал ему француз из окна, показывая на сад, бывший за домом. – Attendez, je vais descendre. [Погодите, я сейчас сойду.]
И действительно, через минуту француз, черноглазый малый с каким то пятном на щеке, в одной рубашке выскочил из окна нижнего этажа и, хлопнув Пьера по плечу, побежал с ним в сад.
– Depechez vous, vous autres, – крикнул он своим товарищам, – commence a faire chaud. [Эй, вы, живее, припекать начинает.]
Выбежав за дом на усыпанную песком дорожку, француз дернул за руку Пьера и указал ему на круг. Под скамейкой лежала трехлетняя девочка в розовом платьице.
– Voila votre moutard. Ah, une petite, tant mieux, – сказал француз. – Au revoir, mon gros. Faut etre humain. Nous sommes tous mortels, voyez vous, [Вот ваш ребенок. А, девочка, тем лучше. До свидания, толстяк. Что ж, надо по человечеству. Все люди,] – и француз с пятном на щеке побежал назад к своим товарищам.
Пьер, задыхаясь от радости, подбежал к девочке и хотел взять ее на руки. Но, увидав чужого человека, золотушно болезненная, похожая на мать, неприятная на вид девочка закричала и бросилась бежать. Пьер, однако, схватил ее и поднял на руки; она завизжала отчаянно злобным голосом и своими маленькими ручонками стала отрывать от себя руки Пьера и сопливым ртом кусать их. Пьера охватило чувство ужаса и гадливости, подобное тому, которое он испытывал при прикосновении к какому нибудь маленькому животному. Но он сделал усилие над собою, чтобы не бросить ребенка, и побежал с ним назад к большому дому. Но пройти уже нельзя было назад той же дорогой; девки Аниски уже не было, и Пьер с чувством жалости и отвращения, прижимая к себе как можно нежнее страдальчески всхлипывавшую и мокрую девочку, побежал через сад искать другого выхода.

Когда Пьер, обежав дворами и переулками, вышел назад с своей ношей к саду Грузинского, на углу Поварской, он в первую минуту не узнал того места, с которого он пошел за ребенком: так оно было загромождено народом и вытащенными из домов пожитками. Кроме русских семей с своим добром, спасавшихся здесь от пожара, тут же было и несколько французских солдат в различных одеяниях. Пьер не обратил на них внимания. Он спешил найти семейство чиновника, с тем чтобы отдать дочь матери и идти опять спасать еще кого то. Пьеру казалось, что ему что то еще многое и поскорее нужно сделать. Разгоревшись от жара и беготни, Пьер в эту минуту еще сильнее, чем прежде, испытывал то чувство молодости, оживления и решительности, которое охватило его в то время, как он побежал спасать ребенка. Девочка затихла теперь и, держась ручонками за кафтан Пьера, сидела на его руке и, как дикий зверек, оглядывалась вокруг себя. Пьер изредка поглядывал на нее и слегка улыбался. Ему казалось, что он видел что то трогательно невинное и ангельское в этом испуганном и болезненном личике.
На прежнем месте ни чиновника, ни его жены уже не было. Пьер быстрыми шагами ходил между народом, оглядывая разные лица, попадавшиеся ему. Невольно он заметил грузинское или армянское семейство, состоявшее из красивого, с восточным типом лица, очень старого человека, одетого в новый крытый тулуп и новые сапоги, старухи такого же типа и молодой женщины. Очень молодая женщина эта показалась Пьеру совершенством восточной красоты, с ее резкими, дугами очерченными черными бровями и длинным, необыкновенно нежно румяным и красивым лицом без всякого выражения. Среди раскиданных пожитков, в толпе на площади, она, в своем богатом атласном салопе и ярко лиловом платке, накрывавшем ее голову, напоминала нежное тепличное растение, выброшенное на снег. Она сидела на узлах несколько позади старухи и неподвижно большими черными продолговатыми, с длинными ресницами, глазами смотрела в землю. Видимо, она знала свою красоту и боялась за нее. Лицо это поразило Пьера, и он, в своей поспешности, проходя вдоль забора, несколько раз оглянулся на нее. Дойдя до забора и все таки не найдя тех, кого ему было нужно, Пьер остановился, оглядываясь.
Фигура Пьера с ребенком на руках теперь была еще более замечательна, чем прежде, и около него собралось несколько человек русских мужчин и женщин.
– Или потерял кого, милый человек? Сами вы из благородных, что ли? Чей ребенок то? – спрашивали у него.
Пьер отвечал, что ребенок принадлежал женщине и черном салопе, которая сидела с детьми на этом месте, и спрашивал, не знает ли кто ее и куда она перешла.
– Ведь это Анферовы должны быть, – сказал старый дьякон, обращаясь к рябой бабе. – Господи помилуй, господи помилуй, – прибавил он привычным басом.
– Где Анферовы! – сказала баба. – Анферовы еще с утра уехали. А это либо Марьи Николавны, либо Ивановы.
– Он говорит – женщина, а Марья Николавна – барыня, – сказал дворовый человек.
– Да вы знаете ее, зубы длинные, худая, – говорил Пьер.
– И есть Марья Николавна. Они ушли в сад, как тут волки то эти налетели, – сказала баба, указывая на французских солдат.
– О, господи помилуй, – прибавил опять дьякон.
– Вы пройдите вот туда то, они там. Она и есть. Все убивалась, плакала, – сказала опять баба. – Она и есть. Вот сюда то.
Но Пьер не слушал бабу. Он уже несколько секунд, не спуская глаз, смотрел на то, что делалось в нескольких шагах от него. Он смотрел на армянское семейство и двух французских солдат, подошедших к армянам. Один из этих солдат, маленький вертлявый человечек, был одет в синюю шинель, подпоясанную веревкой. На голове его был колпак, и ноги были босые. Другой, который особенно поразил Пьера, был длинный, сутуловатый, белокурый, худой человек с медлительными движениями и идиотическим выражением лица. Этот был одет в фризовый капот, в синие штаны и большие рваные ботфорты. Маленький француз, без сапог, в синей шипели, подойдя к армянам, тотчас же, сказав что то, взялся за ноги старика, и старик тотчас же поспешно стал снимать сапоги. Другой, в капоте, остановился против красавицы армянки и молча, неподвижно, держа руки в карманах, смотрел на нее.

wiki-org.ru

Московское княжество | lemur59.ru

                 

               

 

 

                

                                       Московское княжество

                                          Основание Москвы

Москва была основана на высоком Боровицком холме, в месте слияния рек Москвы и Неглинной, выше реки Яузы (Аузы). Согласно археологическим данным, первые поселения на этой территории датируются вторым тысячелетием до Нашей эры. Место было очень благоприятным для жизни, и издревле здесь селились племена рыболовов и охотников, а позже на эти земли пришли славянские племена.

Боровицкий холм

Боровицкий холм и его близлежащие окрестности вполне можно назвать местом встречи мирных по сути своей людей, которые стали забредать в эти глухие места еще в V—VI веках нашей эры., когда по Евразии кружились в непрерывном движении племена, невольные участники Великого переселения народов. Почти все они тянулись на берега Средиземноморья , особенно на Апеннинский полуостров, возделанный десятками поколений мирных тружеников. Заокская же земля в самом центре Восточной' Европы, хоть и богатая, да сложная для обживания, прельстила лишь племена кривичей да вятичей. Они поладил» здесь с финно-угорскими племенами и зажили мирно.

                                          

Боровицкий холм

 

                                                                               Боровицкий холм

Следующий крупный приток населения в ближние и дальние окрестности Боровицкого холма начался во второй половине XI века, когда в древнерусском государстве вспыхнула распря князей. Воевать хотелось далеко не всем. Самые мирные люди покидали обжитые земли Киевской Руси, разбросанные в основном в Поднепровье, и устремлялись на поиски спокойной, невоенной жизни.

 

Они сворачивали с Днепра, уходили с захоженных дружин­никами дорог на небольшие реки, добирались с запада через Угру до Оки, часть их оседала на берегах этой быстрой реки, а самые миру преданные люди сворачивали на Москву-реку, совсем уж небурную, которую вполне можно назвать Окской заводью, и не только Окской, но и заводью бурного потока истории. Здесь жизнь протекала спокойно у спокойной реки, не круто петляющей меж покатых холмов, густо поросших, как и вся местность кругом, сосновыми борами вперемежку с широколи­ственными лесами, с березовыми рощами, прозрачными, как апрельская вода; здесь ти­шина стояла благостная, озвученная лишь нетронутой людьми природой.

Добирались бродники до Боровицкого холма, останавливались. Дальше начинались, на реке пороги, некрутые, не страшные, как на Днепре, но зачем-то Москва-река свое дно забродала острыми каменьями да тяжелую гладь воды искромсала бурунами! Будто подсказывала она пришельцам: не плывите дальше, здесь ищите счастье свое.

Всходили люди на Боровицкий холм, осматривали местность и радовались.  Так Москва начиналась.  С Боровицкого холма. С бродников.

Версии о том, что Москва появилась в 9 веке, во время князя Олега не имеют под собой никаких документальных оснований. Первое упоминание о Москве встречается в летописи 12 века, когда период Киевской Руси подходил к концу, и государство распадалось на удельные княжества.

О поселении, которое было предшественником Москвы известно крайне мало. Впервые оно встречается в летописях 1147 года, когда Великий князь киевский и ростово-суздальский Юрий Владимирович Долгорукий, шестой сын Владимира Мономаха, пригласил на военный совет к берегам Москвы-реки, «на Московь», своего союзника, новгород-северского князя Святослава Олеговича (отца князя Игоря).

 

 

 

Тверская летопись говорит, что спустя 9 лет, в 1156 году Юрий Долгорукий заложил на месте древнего поселения город и выстроил новую деревянно-земляную крепость. Эта запись вызывает сомнения у историков, так как существуют некоторые противоречия, например, в 1156 году Юрий Дологорукий княжил в Киеве, и если, как предполагают историки, он основал Москву во время своего визита в Ростово-Суздальское княжество, то удивительно, что этот факт остался незамеченным летописцами.

 

 Часть историков относят основание города Москвы к 1153 году. Существуют также предположения, что укрепительные сооружения возводились не Юрием Долгоруким, а его сыном Андреем.

 

                                                                     Юрий Долгорукий

 

                                                                   памятник Ю.Долгорукому в Москве

На тот момент Москва являлась мелким приграничным военным пунктом Суздальского княжества, который обладал большим потенциалом. Именно здесь встречались границы нескольких княжеств: Северского, Новгородского, Рязанского, Суздальского и Смоленского. В этом месте пересекались крупные дороги и водные пути.

Князь Суздальский Юрий, получивший от своего отца Владимира Мономаха Залесье, не стал довольствоваться Суздалем и Ростовом, он принялся строить новые города и заселять их. Так появились Переяславль Залесский, Юрьев Польский, Дмитров. Москва-река в ту пору была окружена буйными лесами, это была крупная судоходная водная артерия, соединявшая несколько княжеств. На тот момент, когда Владимир Мономах передал эти владения сыну Юрию Долгорукому, вдоль Москвы-реки стояло несколько сел, которые принадлежали боярину Кучке. Эти поселения, несмотря на то, что в них были и храмы, и боярские хоромы, не были объединены в один город и не имели крепости. В то же время, месторасположение как нельзя лучше подходило для основания укрепленного города, пограничного пункта.

 

Причины, по которым Юрий Долгорукий казнил Боярина Кучку, доподлинно неизвестны, скорее всего, боярин не хотел передавать свои земли князю и оказывал сопротивление его планам. Предания рассказывают, что после казни Юрий оглядел близлежащие земли и повелел строить на них деревянный град. В результате этого были возведены укрепленные деревянные стены Кремля, которые служили для защиты жителей бывших сел Кучкова и новых поселенцев, постройки княжего двора и некоторые другие строения. Кроме того, заслуга Юрия Долгорукова в том, что он способствовал распространению христианства среди населения этой местности, которое все еще находилось под сильным влиянием язычества и волхвов.

Некоторое время город назывался Кучков, а затем за ним укрепилось название по имени Москвы-реки. Что означает слово Москва – лингвисты и на сегодняшний день не пришли к единому мнению. Предполагают, что слово Москва – финского происхождения, и означает по разным версиям: смородина, мутная, искривленная.

Сведений о том, навещал ли Юрий Долгорукий, основанный по его повелению город, нет. Умер основатель Москвы в Киеве, 15 мая 1157 года, проболев пять дней после того, как занедужал после буйного пира, который устраивал его боярин Петрил.

                      Рост и становление Москвы

 

 Становление Москвы было медленным. Сменились три поколения потомков Юрия Долгорукова прежде, чем Москва вышла из тени древних городов Владимирско-Суздальской Руси, и начала приобретать черты крупного города, играющего важную роль в жизни русского государства. В первой половине 13 века Александр Ярославич Невский основывает в Москве княжескую династию, передав Москву во владение своему сыну Даниилу.

                                   

                                                                                  Даниил Александрович

С момента утверждения в Москве княжеского стола, и роста ее авторитета, все большее внимание стало уделяться увековечиванию памяти основателя Москвы Юрия Долгорукого. Московские князья, начиная с Даниила давали своим старшим сыновьям имя Юрий, а Иоанн III сделал Георгия Победоносца – ангела Юрия Долгорукого, гербом московского княжества.

                                        

                                                                          Герб Московского княжества

После того, как в 1319 году сын князя Даниила Юрий получил великое княжение, он переехал в Новгород, а княжеский престол в Москве перешел к его брату Ивану Данииловичу Калите, который был настоящим князем-собирателем Руси.

 

 

                       

ИВАН ДАНИЛОВИЧ КАЛИТА (ум. 1340, Москва) - моcковский князь с 1325, великий князь владимирский с 1328. Сын удельного московского князя Даниила Александровича. Внук Александра Невского. Прозвище Калита (кошель) получил за щедрость к нищим ("даяше нищим сколка вымётся") и огромные богатства, которые использовал для увеличения своей территории "куплями" в чужих княжествах. Когда в 1327 в Твери началось восстание против ханского баскака Чолхана, И. 1 предложил Орде свою помощь для расправы. После сожжения и разграбления Твери И. 1 получил в Орде ярлык на вел. княжение. Установив мирные отношения с Ордой, для к-рой собирал с населения огромную дань, он добился покоя "от насилья татарского, и была оттоле тишина велия по всей земли". Иван Калита уговорил переехать в Москву митрополита, что сделало Москву духовным центром Руси и обеспечило князю поддержку церкви. Пригласив ко двору бояр, Иван Калита создал мощную опору своей власти. В 1339 Калита ввел в действие земледельческий закон, основанный на византийском праве, и установил новый порядок наследования, сформулированный в его духовной грамоте. При Иване Калите появились первые каменные здания в Москве и прежде всего Успенский собор. Кремль был обнесен дубовым частоколом, вокруг него возникли слободы. Способствуя развитию ремесел и торговли, Иван Калита сумел распространить свое влияние на многие земли Северо-Восточной Руси. Деятельность Ивана Калиты неоднозначно оценивалась историками. Так, В.О. Ключевский не особо выделял его "в череде серых личностей на московском престоле вплоть до появления Дмитрия Донского". М.Н. Тихомиров считал, что "Калита заложил основы могущества Москвы", видел в нем незаурядного политика, дипломата. Иван Калита был погребен в Архангельском соборе Москвы, построенном при его княжении.

Набожный человек и разумный хозяин, лишенный "молодеческих замашек", и, в то же время, жестокий и расчетливый, он сумел вывести Москву на новый уровень, поставив ее вровень с влиятельными городами того времени. Москва стала городом всероссийского значения, таким, какими раньше были Владимир и Киев.

  Важное значение в обретении Москвой статуса главного русского города сыграло перемещение резиденции митрополита Русской Православной Церкви из города Владимира в Москву (1326 год). После того, как в середине 15 века Константинополь (Царьград) был захвачен турками, русских митрополитов стал возводить на престол не Константинопольский патриарх, а Собор русских иерархов.

Последующие годы были для Москвы нелегкими. Войскам Дмитрия Донского пришлось защищать Москву от нападения литовского князя Ольгерда.       

В 1238 году Москва была дотла разорена ханом Батыем. Ужасный Всесвятский пожар почти уничтожил Москву в 1365 году. После того, как в 1380 году на Куликовом поле русское войско одержало победу над полками татарского темника (военачальник «тьмы», 10 тыс. воинов) Мамая, появилась возможность освободить Русь от татаро-монгольского ига.

 

                                                                Пересвет на Куликовском поле

 Однако, спустя 2 года, в 1382 году, хан Тохтамыш из Золотой Орды обманным путем смог захватить Москву, уничтожил большое количество москвичей и сжег Кремль дотла. Но, несмотря на все трудности, Москва продолжала расти и крепнуть.

 

 

                                                           Разорение Москвы Тахтамышем

 

                                             Москва - столица единого государства

 

                        

                                                   Иван III

 

 

В период правления великого князя Ивана III (1462-1505), Москва уже была столицей русского государства. Из-под ига Орды окончательно освободились земли Северо-Восточной Руси, Московская держава обрела независимость, и Ивана III прилагал все усилия для того, чтобы превратить Москву в «Третий Рим».

 

После того, как Иван III взял в жены племянницу последнего константинопольского императора, Софью Палеолог, символом московского самодержца становится византийский двуглавый орел. Его изображения появляются на княжеских печатях.

 

                         

                                                                          Герб  Московского княжества

 

 В процессе укрепления русского государства большое внимание уделялось в Москве строительству, в частности, Кремлевских укреплений, храмов. Именно в это время начала формироваться площадь, в наше время известная как Красная площадь. До 16 века она называлась Торгом, позже получила название Троицкой, после того, как в 1571 году здесь бушевал пожар – площадь стали называть Пожаром, и только в середине 17 века площадь обрела свое теперешнее название.

 

Для того, чтобы оправдать звание преемницы Византии, главного православного государства, Русская Православная Церковь стала проводить активную деятельность по укреплению религиозной веры в народе. Прославлялись и канонизировались русские князья, боровшиеся с захватчиками, подвижники и государственные деятели.

 

 

 Последовательные и грамотные действия московских князей, направленные на «собирательство Руси» привели к тому, что Московское княжество овладело 70 волостями и 25 городами, которые располагались в верховьях Оки, Десны и её притоков, а также Днепра. Среди прочих городов были: Чернигов, Брянск, Путивль, Рыльск, Смоленск. Завоевание Смоленска в 1514 году стало важной вехой в укреплении западных кордонов русской державы.

15 век ознаменован превращением Москвы в крупнейший культурный центр. В начале 15 века в Москве в одном из монастырей живет и работает величайший русский иконописей Андрей Рублев, здесь пишутся от руки самые лучшие книги того периода.

 

        Первый русский царь Иван Грозный и его последователи

         

                                                 Иван IV Грозный

Судьбоносным событием для русского государства стало венчание на царство первого русского царя, которым стал юный московский князь Иван IV (Грозный). Это событие произошло в 1547 году. Глава русской церкви Митрополит Макарий возложил на голову Ивана IV шапку Мономаха и официально провозгласил его русским самодержцем.

                         

                                                                              шапка Мономаха

 Однако, в 1561 году от Вселенского Константинопольского патриарха Иосафа пришло письмо за подписью 37 иерархов Восточной Православной Церкви, в котором говорилось, что они благословляют на царствие Ивана IV, однако, совершенное митрополитом Макарием не может считаться законным, ибо только Римский и Константинопольские первосвященники имеют право венчать царей. Это письмо оскорбило русских. Россия на данный момент была свободным государством, прямой наследницей Византийской империи, и она должна была испрашивать разрешения у патриарха, который сам не был независим, а нуждался в признании своего сана турецким правителем.

После смерти Ивана Грозного правители Москвы делают все возможное для того, чтобы в России появился свой первосвятитель – высший церковный иерарх, который поможет сделать царскую власть общепризнанной. В результате в 1589 году из Константинополя в Москву приезжает патриарх Иеремия со свитой, и вместе со священным Собором (епископы Русской Церкви) возводит митрополита Иова на престол всероссийского патриарха. Таким образом, Русская Православная Церковь стала автокефальной – самостоятельной церковью.

                                  

                                                                                       Патриарх Иов

                                             Русское царство при Иване IV Грозном

 

                   

lemur59.ru

Герб Москвы и Георгий Победоносец

Все мы привыкли к Московскому гербу, к изображению Георгия Победоносца на коне, поражающего змея. Однако, мы не задумываемся о его истории, о том, откуда и когда он попал в Россию. Стоит сказать, что святой Георгий – общехристианский святой, почитаемый и во многих других странах, например он покровитель Англии. И иностранцы порой очень удивляются, откуда он тут – в Москве, на гербе города и даже страны.

Так кем же был Георгиий Победоносец, где произошла история со змием, как он попал ни герб Москвы и почему ему очень удивляются иностранцы —>

Официально герб города Москвы существует с 20 декабря 1781 года. В этот день он был «высочайше утвержден» вместе с гербами других городов Московской губернии. В Полном собрании законов Российской империи наш столичный герб описан так: «Святый Георгий на коне против того ж, как в средине государственного герба, в красном поле, поражающий копием чернаго змия». Отмечалось также, что герб «старый». Это означало, что эмблема была известна ранее. Действительно, всадник, поражающий копьем дракона, использовался в течение нескольких столетий как составная часть державного российского герба. То есть как такового герба в древности не существовало, но зато были печати и монеты, с подобными изображениями.

Обычай помещать на печатях и монетах портрет князя, а также изображение святого, которого князь считал своим покровителем, пришел на Русь из Византии в конце Х столетия. В начале XI века на монетах и печатях князя Ярослава Мудрого, принявшего имя Юрий (Георгий), появляется изображение святого Георгия. Основатель Москвы Юрий Долгорукий продолжил эту традицию. На его печати тоже святой, стоящий во весь рост и вынимающий меч из ножен. Изображение святого Георгия было на печатях и брата Юрия Долгорукого Мстислава, воин-змееборец присутствовал на многочисленных печатях Александра Невского, встречается он на монетах Ивана II Красного и сына Дмитрия Донского Василия. А на монетах Василия II Темного эмблема святого Георгия приобретает вид, близкий к тому, что позднее утвердился на московском гербе. Покровителем Москвы святой Георгий считается со времён Дмитрия Донского.


Печать Ивана III

Первое письменное сообщений о всаднике, поражающем дракона, приносит Ермолинская летопись. В ней говорится, что в 1464 году скульптурный образ святого Георгия был помещен над въездными воротами Фроловской башни — главной башни Кремля. Ставил сей образ Василий Ермолин. Ряд историков XIX века принимали это изваяние знаменитого русского зодчего за московский герб, ведь Фроловские ворота считались главными, даже князья снимали шапку, проходя через них. Очень заманчиво было бы считать эту скульптуру гербом Москвы, но здесь, скорее всего, это скульптурное изображение имело охранительные функции, так как через два года тот же Ермолин поставил над воротами башни с внутренней стороны образ святого Дмитрия.

Окончательное утверждение всадника-змееборца как герба Московского княжества произошло при Иване III (княжил с 1462 по 1505 гг.) и совпало по времени с завершением объединения основной части русских земель вокруг Москвы. Сохранилась печать 1497 года, на которой всадник, поражающий копьем змея-дракона, окружен надписью: «Печать великого князя Ивана Васильевича», а на обороте печати, не имеющей рисунка, надпись повторена, но к ней добавлено — «всея Руси». С этого момента можно считать, что герб Московского княжества на какое-то время становится и гербом всея Руси.

Интересно, что до XVIII века «московский ездец» не воспринимался никем из современников как святой Георгий.
Простые жители, объясняя это символическое изображение, говорили, что это «царь на коне победил змия», или «великий государь наш на аргамаке», или «сам царь с копьем», а то и «человек на коне с копьем колет змея». «Святым Егорием» называет всадника царь Петр I только в XVIII веке.


Герб Москвы, 1730.

Окончательное имя всадника как Георгий Победоносец утвердилось в связи с развитием в России геральдики и созданием городских гербов. Городская символика в петровское время появилась вместе с созданием системы формирования и размещения полков русской армии. Полки распределялись по городам и получали название по имени города, реже — губернии. Вместе с названием полк получал на свое знамя и эмблему города. Московские полки с 1712 года помещали на своих знаменах двуглавого орла под тремя коронами, а на груди орла, в щитке, располагался всадник, колющий копьем дракона.


Герб Москвы, 1781.

В 1729 — 1730 годах на знаменах московских полков остался только всадник в короне, колющий копьем змея. С утверждением статуса городского знака святой Георгий, будучи частью государственного герба, именовался гербом Москвы — исторического центра Российской империи. Московский герб сделан был по «образу и подобию» фигуры, размещенной на груди орла в государственном гербе.


Герб Москвы, XVIII век.

В указе 1781 года об утверждении гербов Московской губернии описание московского герба почти полностью повторяет герб 1730 года: «Москва. Святой Георгий на коне против того же как в середине Государственного герба, в красном поле, поражающий копьем черного змия». Герб Москвы просуществовал в таком виде вплоть до середины XIX века, когда в результате реформы в русской геральдике, проведенной по указанию императора Николая I, он был значительно изменен. Подобный же вид имеет «герб столичного города Москвы», который высочайше утвержден несколько позднее — 16 марта 1883 года, он и просуществовал до 1917 года. А в 1993 году был введен новый московский символ, созданный по мотивам герба Москвы, утвержденного в 1781 году.


Герб Мосвквы, 1856.


Герб Москвы, 1883.


Современный герб Москвы, c 1993 года. За основу взят герб не XIX века, а XVIII.

Георгий победоносец и змей
Убийство змея (дракона) является одним из самых известных посмертных чудес святого Георгия. По легенде, змей опустошал землю одного языческого царя в Бейруте. Как гласит предание, когда выпал жребий отдать на растерзание чудовищу царскую дочь, явился Георгий на коне и пронзил змея копьем, избавив царевну от смерти. Явление святого способствовало обращению местных жителей в христианство. Это сказание часто толковалось иносказательно: царевна — церковь, змей — язычество. Также это рассматривается как победа над дьяволом — «древним змием».
Существует вариант описания данного чуда, относящегося к жизни Георгия. В нём святой покоряет змея молитвой и предназначенная в жертву девушка ведёт его в город, где жители, видя это чудо, принимают христианство, а Георгий убивает змея мечом.


Святой Георгий на иконе второй половины XVI века, из Новгорода.

Почитание святого Георгия в других странах
Этот святой стал необычайно популярен ещё со времен раннего христианства. Он претерпел муки в Никомидии, а вскоре его стали почитать в Финикии, Палестине, затем и на всем востоке. В Риме в VII веке было уже две церкви в честь него, а в Галлии его почитают с V века.


Святой Георгий на Грузинской иконе.

Георгий считается покровителем воинов, земледельцев и пастухов, а в ряде мест — путешественников. В Сербии, Болгарии и Македонии верующие обращаются к нему с молитвами о ниспослании дождя. В Грузии к Георгию обращаются с просьбами о защите от зла, о даровании удачи на охоте, об урожае и приплоде скота, об исцелении от недугов, о чадородии. В Западной Европе считается, что молитвы святому Георгию (Джорджу, Хорхе) помогают избавиться от ядовитых змей и заразных болезней. Святой Георгий известен исламским народам Африки и Ближнего Востока под именами Джирджис и аль-Хадр. Георгий является также покровителем Португалии, Генуи, Венеции (вместе с ап. Марком) и Барселоны. Ну, и конечно же, Англии. Ещё в X веке в Англии строили церкви, посвящённые св. Георгию, а в XIV веке он был официально признан небесным покровителем Англии.


Святой Георгий на русской иконе XVI века, из города Устюжна.

Изображения святого Георгия
Самой популярной темой для изображений конечно же является «чудо о змие». Рисовали его во все времена и во многих странах, но особенно много – в эпоху ренессанса, в Италии. В качестве примеров несколько икон и картин про Георгия Победоносца, убивающего змея.


1471 год, Джованни Беллини (Италия).


1456 год, Паоло Уччелло (Италия)


1505-06 годы, Рафаэль Санти (Италия)


1606-07 годы, Рубенс (Голландия)


1890 год, Гюстав Моро (Франция)


1912, Август Маке (Германия)

В цвете всего этого становится понятным, почему иностранцы так странно реагируют на изображения святого Георгия в Москве.

Также может быть интересно

Эта запись была опубликована в Четверг, декабря 6, 2012 в 10:18 в теме: ГОРОД, Городские парадоксы, Старый город. Вы можете подписаться на комментарии к этой записи по RSS 2.0. .

moscowwalks.ru

Полёт двуглавого орла. Московские князья «одолжили» герб у соседнего княжества?

В 1497 году на государственной печати московского князя Ивана III (великий князь московский с 1462 по 1505 год) появился новый символ. На лицевой стороне печати по-прежнему был всадник, поражающий копьем дракона, - Георгий (Юрий) Победоносец, и надпись: «Иоанн божиею милостью господарь всея Руси и великий князь». А вот на обороте впервые помещен двуглавый орел (обратим внимание - под двумя коронами), окруженный надписью, являющейся продолжением лицевой: «и велик княз Влад и Мос и Пск и Тв и Вят и Пер и Бол».

В современной российской историографии появление государственного символа - двуглавого орла, случившееся в 1497 году, принято объяснять браком Ивана III с византийской принцессой Софией Палеолог и, соответственно, византийской преемственностью Московской Руси. Но так ли это на самом деле?

Византийский подарок

Начнем с того, что Византийская империя не имела постоянного герба как такового - его заменял родовой знак правящей династии. Последняя правящая византийская династия - Палеологов - действительно имела родовой герб в виде двуглавого орла(под одной короной).

Даже беглого рассмотрения обстоятельств заключения вышеозначенного брака достаточно, чтобы понять - никаких «законных» династических прав на «византийское наследие» он не давал. Впереди Софии Палеолог была целая очередь «более законных» претендентов - братья Андрей и Мануил, а также старшая сестра Елена, особенно если учесть, что право это передавалось по мужской, а не по женской линии.

Андрей Палеолог, который по византийским законам и был наследником уже несуществующего престола, всегда подписывался как Deo gratia fidelis Imperator Constantinopolitanus. Да и окружающие именно так его и воспринимали - вот только вернуть «отчину» никак не удавалось, и «наследник престола» пускался во все тяжкие, чтобы раздобыть денег.

А не было ли появление двуглавого орла на гербе Московского государства претензией великого княжества на лидерство в православном мире? (Как тут не вспомнить слова старца Филофея, что «...два Рима пали, а третий стоит, четвертому же не бывать»!)

Однако внимательное изучения тех далеких исторических событий не дает нам права утверждать это.

Во-первых, появившийся на печати великого князя двуглавый орел (отличающийся от византийского) - это все-таки второстепенный элемент по отношению к змееборцу Георгию. Разве так проявляют свои политические претензии?

Во-вторых, великий князь Иван III Васильевич на протяжении всей своей жизни выказывал полное безразличие к возможности юридического оформления прав на «византийское наследство». В 1480 и 1490 годах Андрей Палеолог приезжал в Москву по семейным делам. И Иван III мог - на законных основаниях - выкупить у шурина его титул. Но не сделал этого. И Андрей Фомич передал свои права (за пенсию в 1200 дукатов в год) французскому королю Карлу VIII.

А может, византийский орел был великим князем не приобретен, а попросту... присвоен?

Но и от этой версии следует отказаться. И не по этическим соображениям. Султан Мехмед, захватив Константинополь, стал его хозяином де- факто, а де-юре добавил себе титул «Кайзер-и-Рум» (Цезарь {второго} Рима). И ему, и его преемникам могло не понравиться, что кто-то претендует на его собственность. Нежелание идти на конфликт с турецким султаном становилось еще большим, если вспомнить, что его вассалом был крымский хан - на тот момент главный союзник Москвы и реальная военная сила в регионе.

Из всего вышесказанного следует только один вывод: у великого московского князя не было не только династических прав на «византийское наследство», но и особого желания эти права получить.

Борьба за наследство

В этот исторический период в Северной Руси идет ожесточенная борьба совсем за другое наследство - отчину Всеволода Большое Гнездо. К Московскому государству присоединены Суздальско - Нижегородское, Ярославское и Ростовское княжества, подчинен Новгород, захвачены Тверь, Вятка, Пермь.

В этом ряду покорение Твери стоит особняком. Еще в XIV веке Тверь была непримиримым соперником Москвы за первенство в Северо-Восточной Руси, а борьба между тверскими и московскими князьями за ярлык на Великое княжение Владимирское не уступала по драматизму лучшим шекспировским пьесам.

Казалось, что в этой борьбе Тверь отстояла-таки свою независимость. Князь Борис Александрович Тверской заключил с Василием II Темным договор, по которому, сохраняя равенство положений, называл великого князя московского только «братом» (т.е. они признавались в политическом отношении ровней). В знак нерушимости этого договора был заключен брак между сыном Василия Темного, Иваном, и тверской княжной, дочерью князя Бориса Марией.

Однако после смерти отца, тестя и первой жены никакие морально-этические нормы не помешали великому князю Ивану нанести удар по своему союзнику - несмотря на то, что тверской князь Михаил Борисович вел себя по отношению к Москве лояльно, не раз помогал московскому князю в его борьбе с Новгородом и против татар.

12 сентября 1485 года Тверь была взята войсками Ивана, Михаил бежал в Литву, и Тверское княжество навсегда утратило свою самостоятельность. Иван Васильевич отдал Тверское княжество в управление своему старшему сыну Ивану Ивановичу Молодому (1485-1990 годы). И сделал это не зря - ведь Иван Иванович был сыном тверской княжны, племянником последнего тверского князя, т.е. обладал определенными законными правами на тверской княжеский стол. А после смерти Ивана Ивановича Молодого некоторое время наследником московского великокняжеского престола являлся его сын Дмитрий. В 1498 году (всего через год после появления двуглавого орла на печати великого князя Ивана III Васильевича!) княжич Дмитрий был венчан на великое княжество. А ведь Дмитрий (по бабушке) тоже был законным наследником тверского княжества.

Вот тут мы и подходим к самому главному. Последние археологические находки позволяют уверенно заявить - двуглавый орел имеет чисто русское происхождение. На найденных монетах последнего тверского князя Михаила Борисовича, выпущенных в 70-е годы XV века (т.е. буквально накануне присоединения Твери к Московскому государству), мы можем четко видеть этот символ.

Под знаком объединения

Покорив Тверь, великий князь Иван III Васильевич сделал то, что пытался путем брака с тверской княжной совершить еще его предшественник, московский князь Симеон Гордый, - объединил два ранее враждующих княжества. В крови князя Ивана Ивановича Молодого, в то время наследника московского стола, как бы соединились две ветви дома Ярослава Всеволодовича - Александра Ярославича Невского (московская ветвь) и Ярослава Ярославича (тверская ветвь), и тверской орел как символ нового (объединенного) государства пришелся как нельзя кстати.

Поэтому в 1497 году, когда появилась новая государственная печать, двуглавый орел занял на ней свое место. Правда, как символ покоренной (присоединенной) земли он занял подчиненное положение - на обратной стороне великокняжеской печати.

Но в связи с последующими историческими событиями о тверском происхождении одного из государственных символов постарались забыть. Благодаря интригам Софии Палеолог Дмитрий Иванович вместе с матерью, Еленой Стефановной, попал в опалу, а чуть позже и в тюрьму, где они и умерли. А наследником московского великокняжеского стола стал сын Ивана III Васильевича и Софии Палеолог Василий Иванович. Однако так как двуглавый орел остался на государственных печатях, его, закрыв глаза на вопиющие несоответствия, было принято связывать именно с «византийским наследием» Палеологов (что, как мы уже выяснили, неверно) -особенно во времена Ивана IV Васильевича Грозного, ведшего свою родословную «от кесаря - Августа» (первого императора Рима).

И уже настоящей иронией судьбы можно считать вытеснение символики победителей (московского Св. Георгия) и превращение ее во второстепенный символ - и торжество на гербе России символа именно тверских князей.

И тверичи по праву могут гордиться этим фактом.

Андрей ПОДВОЛОЦКИЙ

tver.livejournal.com

Откуда появился герб Москвы — святой Георгий?

05.05.2013

Откуда появился герб Москвы — Святой Георгий? Петр I объяснял это так: «Сие имеет начало свое оттуда, когда Владимир, монарх российский, свою империю разделил 12 сынам своим, из которых Владимирские князья возымели себе сей герб Святого Егория».

Казалось бы, все правдоподобно. Святой Георгий или, как звали его в народе, Егорий Храбрый, был один из самых почитаемых на Руси святых, олицетворением воина-защитника. Все знали историю о том, как в стародавние времена он избавил жителей одного города от «великого змия». Сын Владимира Мономаха — князь владимиро-суздальский Юрий Долгорукий выбрал себе гербом изображение Георгия Победоносца, тем более что князь и святой носили одно имя (Георгий, Гюргий, Юрий значили в старину одно и то же). Ну, а затем Святой Георгий перешел на герб наследницы Владимира — Москвы, основанной все тем же Юрием Долгоруким.

Однако все это — только красивая легенда. В древности в русских княжествах просто не было гербов, они — черта исключительно западного средневековья. Ни Киевская Русь, ни Византия не знали геральдики в ее классическом понимании. Само слово «герб» имеет в своей основе немецкий корень, означающий «наследство». Это символ, который передавался из поколения в поколение без изменений.

Русские князья, как и европейские короли и бароны, тоже пользовались символическими изображениями, например, на печатях. Но в отличие от Запада эти эмблемы не передавались по наследству, каждый следующий князь выбирал себе новый символ. Обычно на печати изображался сам князь или покровительствующий ему святой. Долгое время русские следовали византийской традиции, согласно которой правитель в короне или святой с нимбом вокруг головы изображались сидящими на престоле или стоя. На Западе же более привычным было изображение верхом на коне.

Печать Юрия Долгорукого

На Руси всадник на печати впервые появился у Мстислава Удалого, которого в начале XIII в. пригласил на княжение Великий Новгород, тесно связанный торговлей с Западной Европой. Сходную печать имел во время княжения в Новгороде и Александр Невский, родоначальник московских князей. На одной стороне печати изображен князь «сам на коне». На другой стороне поражает копьем змея Святой Федор Стратилат. Он пеший, но держит коня под уздцы.

Когда в 1318 г . в Новгород был приглашен внук Александра Невского московский князь Юрий Данилович, он тоже сделал себе печать по «европейской моде». Первым из правителей Москвы он использовал в качестве эмблемы своего небесного покровителя Георгия Победоносца. Но фигура святого всадника-змееборца недолго служила символом Московского княжества.

Следующий московский князь Иван I Калита (1325—1340) скреплял грамоты печатью с изображением собственного святого покровителя — Иоанна Предтечи. Выполненные в традиционном византийском стиле эмблемы имели и наследники Калиты Семен Гордый (1340—1353) — Святого Симона и Иван II Красный (1353—1359) — Иоанна Предтечу. Правда, Иван Красный пользовался и другой печатью — пеший воин, сражающийся с драконом. Мотив борьбы со змеем — олицетворением зла — характерен для древнерусской и вообще славянской символики.

Эмблемой сына Ивана II Дмитрия Донского (1359—1389) был Святой Дмитрий Солунский, стоящий в полном боевом вооружении. При Дмитрии Ивановиче в Москве впервые стали чеканить монеты, на одних была выбита фигура воина с топором, на других — повернутый боком орел. Орел — царь птиц, как и лев — царь зверей, были традиционными эмблемами великих князей владимирских, титул которых тогда окончательно перешел к московским князьям.

Наследник Дмитрия Донского Василий I (1389—1425) имел печать с традиционным изображением святого покровителя — Василия Кесарийского, но на другой княжеской печати появляется эмблема с фигурой всадника. Существует версия, что этот символ, аналогичный литовскому гербу «Погоня», Василий I получил от своей жены — дочери литовского князя Витовта Софьи.

С Василия I эмблема всадника стала наследственной, то есть приобрела признаки герба. Московский всадник, которого часто называли просто «Ездецом» (наездником), изображался на коне, он держал в руке то копье, то меч, то охотничьего сокола. Следует заметить, что «Ездец» был совсем не похож на изображение Святого Георгия на иконах того времени — верхом на вставшем на дыбы коне, поражающим копьем дракона. Главное же, голову святого окружал нимб.

Георгий Победоносец на короткое время стал символом Москвы во время междоусобной войны при Василии II Темном (1425—1462). Изображение святого было эмблемой главного врага Василия II — его дяди, удельного князя звенигородского Юрия Дмитриевича. Князь Юрий дважды захватывал Москву, был провозглашен великим князем. Свое второе правление Юрий начал с того, что стал чеканить монету с изображением своего небесного покровителя – Георгия Победоносца, поражающего копьем змея. Но Юрий умер, пробыв на престоле всего два месяца.

На печатях Василия II кроме «Ездеца» были и другие эмблемы — изображения религиозных сцен, эпизодов охоты. В конце своего правления Василий Темный стал все чаще использовать великокняжеский символ — сидящего боком одноглавого орла.

Проблема выработки единой государственной символики встает при сыне Василия II Иване III (1462—1505), подчинившем Москве остальные русские земли. Появляется новый герб России — двуглавый орел. Этот царственный орел, с одной стороны, продолжал традицию великокняжеских одноглавых орлов на эмблемах владимирских князей, с другой — символизировал претензии правителя Москвы на императорский титул.

Обычно появление двуглавого орла на гербе России связывают с женитьбой Ивана III на византийской принцессе Софье Палеолог. Однако другая версия, что Иван III принял этот герб, практически идентичный гербу императора Германии («Священной Римской империи»), чтобы обозначить равный статус своей державы с могущественнейшим государством Запада.

Но Иван III не забыл и о существующей уже столетие эмблеме московских князей. Впервые эта символика украсила Москву – 15 июля 1464 г . над воротами Фроловской башни Кремля было установлено вырезанное мастером Василием Ермолиным из белого камня изображение Георгия Победоносца, поражающего дракона. В 1491 г ., в связи с перестройкой Кремля, белокаменный всадник был помещен в специально выстроенный в Кремле напротив Спасской башни храм во имя Святого Георгия.

Два символа — «Ездеца» и двуглавого орла — Иван III соединил на появившейся в 1497 г . государственной печати. На одной ее стороне был изображен орел, на другой — конный воин. Наездник теперь поражал копьем дракона, что сближало его с образом Георгия Победоносца. Однако отсутствие нимба говорило, что это — светский всадник-правитель. Печать как бы олицетворяла его «двойной» титул — «великий князь московский» и «государь всея Руси».

При сыне Ивана III Василии III (1505—1533) двуглавый орел на время исчезает, и гербом России служит один московский всадник. Двуглавого орла вернул на государственный герб Иван IV Грозный. Приняв в 1547 г. царский титул, он, конечно, не мог довольствоваться скромной московской эмблемой. На новой государственной печати всаднику нашлось место посередине орла. Правда, в 1561 г. появилась и другая печать, где наездника не было. Вместо него на груди двуглавого орла была личная эмблема Ивана IV — единорог.

Конный воин-змееборец в центре российского орла по-прежнему не связывался со Святым Георгием. Из старинных эмблем перешла трактовка наездника как правителя: «В истинной Московского княжения печати вырезано — царь на коне победил змия». В Западной Европе же обычно видели в фигуре на гербе небесного покровителя. Поэтому, когда в 1659 г. русское посольство прибыло в Италию, тосканский герцог прямо спросил, не святой ли Георгий изображен на груди двуглавого орла. На это русский посол ответил, что нет, «это — Великий государь наш на аргамаке».

Закреплению понимания всадника-змееборца как московской эмблемы мешало использование его изображения в качестве общегосударственного, а не городского символа. В частности, его несли на себе русские монеты. Интересно, что помимо серебряных денег с изображением конного копейщика («копейки»), которые ходили по всей стране, в отдельных городах чеканили мелкую медную монету — пулы с местной символикой. В Москве на пулах изображали не наездника, а сидящего боком одноглавого орла — великокняжеский символ. Документы, касающиеся внутримосковских дел, скреплялись печатью Земского приказа — административного учреждения, управлявшего хозяйством столицы. На этой печати было изображено здание самого приказа.

Окончательное оформление эмблемы всадника, побеждающего дракона, как официального герба Москвы произошло после петровских реформ. В 1722 г . по указу Петра I в России была создана Герольдмейстерская контора, которой Правительствующий Сенат поручил в 1724 г. представить гербы всех русских городов. «Для отправления геральдического художества» пригласили уроженца Пьемонта (Италия) Франциска Санти, в помощь ему придали русского «живописного мастера» Ивана Чернавского.

Выполнение колоссальной задачи по составлению более чем сотни городских гербов затянулось. К тому же Санти попал в опалу. Рисунок герба Москвы был выполнен Санти на основе изученных им древних печатей. Наездник изображался без нимба, как воин, а не святой; повернутым к зрителям вправо. Только в 1728 г., уже после смерти Петра I, появилось описание герба Москвы: «Георгий на коне белом, побеждающий змия, епанча и копье желтые. Венец желтый же, змей черный, поле кругом белое, а в середине красное». Данное описание нетерминологично. У составителей списков гербов на знамена, вероятно, были на руках только цветные рисунки гербов без подробного их описания, на которых золото было передано желтой охрой, поэтому они назвали цвет венца и епанчи желтым. Белый же цвет в геральдике – серебро. Окончательно этот герб вместе с другими городскими гербами был утвержден Сенатом в 1730 г.

Герб Москвы 1730 г.

То, в какую сторону повернут московский наездник, является принципиальной деталью. На всех старинных государственных печатях всадник повернут к зрителю. Русские мастера подходили к изображению на печати реалистично, поворачивали фигуру к зрителю так, чтобы было видно оружие в правой руке.

В то же время в Западной Европе по строгим правилам геральдики фигуры на гербах должны быть повернуты влево (смотреть вправо). Это правило было установлено для того, чтобы всадник или, например, лев, изображенные на щите рыцаря, который он держал у левого своего бока, не казались убегающими от противника. Для московского всадника это выливалось в проблему – либо правая рука не была видна зрителю, либо всадник должен держать копье левой рукой. Первым попытался «развернуть» московского наездника по-европейски Лжедмитрий в начале XVII в., но после его свержения всадник снова был обращен по-старому вправо.

Герб Москвы, оформленный Санти в старинных русских традициях, служил городу почти полтораста лет почти без изменений. В указе 1781 года об утверждении гербов Московской губернии описание московского герба почти полностью повторяет описание 1730 года: “Москва. Святой Георгий на коне против того же как в середине Государственного герба, в красном поле, поражающий копьем черного змия”.

Герб Москвы 1781 г.

Но в середине XIX в. было решено привести гербы российских городов в соответствие с правилами западной геральдической науки. Исправлением гербов руководил «ученый геральдик» барон Бернгард Кёне. На утвержденном в 1856 г . гербе Москвы всадник был повернут от зрителя влево, в соответствии с законами геральдики, и «переодет» из средневековых доспехов в облачение римского воина, чтобы лучше соответствовать образу Святого Георгия. Плащ всадника вместо желтого стал лазоревым (синим), дракон из черного превратился в золотого с зелеными крыльями, а белый конь назван серебряным: “В червленом щите Святой Великомученик и Победоносец Георгий, в серебряном вооружении и лазоревой приволоке (мантии) на серебряном покрытом багряною тканью, с золотой бахромою, коне, поражающий золотого с зелеными крыльями дракона золотым с осьмиконечным крестом наверху копьем.” Чтобы заколоть дракона с левой стороны, всадник на рисунке Кёне неестественно выгнулся в седле. Кроме императорской короны в обрамление добавились за щитом два накрест положенные золотые скипетра, соединенные Андреевскою лентою — знак первопрестольного города. Гербы прочих губернских городов обрамлялись дубовыми листьями.

Герб Москвы 1883 г.

Помимо разворота всадника любопытен также вопрос цвета плаща (епанчи) всадника. В указе 1781 года названы только цвета щита, коня и змия, соответственно – красный, белый и черный. Выяснить, какими были первоначальные, исконные цвета московского герба, помогает его подробное описание, приведенное в статуте ордена святого Георгия, утвержденном Екатериной II 26 ноября 1769 года. Это ближайшее из предшествующих указу 1781 года официально утвержденное описание. В середине орденского креста был помещен московский герб: “…в красном поле Святой Георгий, серебряными латами вооруженный, с золотою сверх оных висящею епанчою, имеющей на голове золотую диадему, сидящий на коне серебряном, на котором седло и вся сбруя золотые, черного змия, в подошве излита, золотым копьем пронзающий”. Изменение в 1883 г. желтого (золотого) цвета плаща всадника на лазоревый (синий) было, возможно, следствием желания герольдии привести цвета московского герба в соответствие с цветами национального флага России – белым, синим и красным (конь белый, плащ синий, щит красный). Стоит отметить, что канонический, то есть утвержденный церковью, цвет плаща святого Георгия – красный, поэтому почти на всех русских иконах он красный, очень редко – зеленый, но не синий.

Москвичи всегда любили свой герб, гордились им. В старину день чествования церковью великомученника Георгия — «Егорьев день» — 26 апреля (6 мая по н. ст.) отмечали в народе как своеобразный день города. Писатель Иван Шмелев описал в своих воспоминаниях беседу московских подмастерьев в один из «Егорьевых дней» XIX в.:
— Москва этот день особь празднует. Святой Егорий сторожит щитом и копием Москву нашу, потому на Москве и писан.
— Как на Москве писан?
— А ты пятак посмотри, чего в сердечке у нашего орла-то? Москва писана на гербу: сам Святой Егорий, наш, стало быть, московский. С Москвы во всю Россию пошел, вот оттуда Егорьев день.

Кроме весеннего «Егория» праздновался еще и «Георгий осенний». В этот день — 26 ноября (9 декабря по н. ст.) 1051 г . митрополит Илларион освятил в Киеве первую на Руси церковь Георгия Победоносца, построенную по велению Ярослава Мудрого, чье имя, полученное при крещении, было Георгий.

После революции 1917 года герб Москвы был упразднен. Новый герб города с советской символикой был составлен архитектором Д. Осиповым и утвержден Президиумом Моссовета 22 сентября 1924 года.. Новым герб имел советскую и «промышленную» символику. В сознании москвичей этот герб так и не прижился.

 Герб Москвы 1924 г.

Распоряжением мэра Москвы “О восстановлении исторического герба Москвы” 23 ноября 1993 года столице был возвращен ее древний герб. В положении о гербе сказано: “На темно-красном щите (отношение ширины к высоте 8:9) развернутый вправо Георгий Победоносец в серебряных доспехах и лазоревой приволоке (мантии) на серебряном коне, поражающий золотым копьем черного змия”.

 Герб Москвы 1993 г.

Итак, слились в одно разворот направо от Санти и синий плащ от Кёне. Кроме этого, современное исполнение герба Москвы грешит и другими странностями: – на изображении герба Москвы всадник как и дракон — чёрного цвета, что не соответствует блазону (описанию герба). – золотое копье, преимущественно проходящее по «серебряным» коню и всаднику не соответствует правилу тинктур. В геральдике запрещено наложение золота на серебро и наоборот. Единственное принятое исключение – герб Иерусалимского королевства.

В отличие от дореволюционного периода, в настоящее время изображения Святого Георгия на гербах Москвы, Московской области (бывшей губернии) и на центральном щитке российского герба отличаются друг от друга. Московская область поместила в своем гербе изображение Святого Георгия, выполненное Кёне, — античный всадник, повернутый влево; то есть на двух московских гербах всадники смотрят в разные стороны.


Герб Московской области

В царской России герб на груди государственного двуглавого орла всегда совпадал с московским гербом. В Российской Федерации это не так. Всадник-змееборец с герба РФ повернут в правую сторону и очень похож на Георгия с городского герба. Однако изображения не идентичны. Московский всадник вооружен золотым копьем, а российский — серебряным; конь под московском наездником скачет, под российским — идет шагом; дракон на московском гербе распластался на лапах, на российском змей опрокинут навзничь и попирается конскими копытами.

Герб Российской Федерации, 1993г.

Герб Российской Империи 

 

Поделитесь с друзьями:

Find more like this: НОВОСТИ

klin-demianovo.ru

Знак Московского княжества |  Московский герб – святой Георгий  | В легендах и преданиях  |  Читать онлайн, без регистрации

Знак Московского княжества

Как государственный русский княжеский знак изображение Георгия в виде стоящей фигурки человека с копьем и мечом впервые на Руси появляется на серебряной монете, чеканенной Ярославом Мудрым, имевшим, как уже было сказано, христианское имя Георгий. При Ярославе Русь усвоила существовавший в мире с античных времен обычай изображать на монетах того властителя, при котором она чеканилась. Однако в христианской России государственным знаком являлось изображение не самого правителя, но святого, во имя которого тот был крещен.

В Московском княжестве при великих московских князьях Иване Калите (княжил в 1325–1340 годы) и его старшем сыне Симеоне (княжил в 1340–1353 годы) на княжеских печатях и монетах изображались их святые. При младшем сыне Калиты Иване II Ивановиче (княжил в 1354–1359 годы) на отчеканенных им монетах появляются символические знаки-рисунки: на одних монетах – фигурка воина с мечом, на других – воина, замахнувшегося мечом на змея-дракона. В последнем сюжете уже отчетливо проявляется тема «Чуда Георгия о Змие». На княжеской печати Дмитрия Донского (княжил в 1359–1389 годы), внука Калиты, по традиции изображен святой Дмитрий Солунский, но также имеется вариант печати с всадником-копейщиком. На одной из печатей сына Дмитрия Донского Василия I Дмитриевича (княжил в 1389–1425 годах) изображен святой Василий Кесарийский, на другой – всадник на коне, вооруженный копьем, которое он держит в поднятой правой руке острием вниз. На монетах внука Дмитрия Донского Василия II Васильевича (княжил в 1425–1462 годах) изображение всадника приобретает полную определенность, на них узнается святой Георгий, поражающий копьем Змея в раскрытую пасть-«прожорище». Таким образом, в середине XV века образ святого Георгия Победоносца становится общепризнанным и устойчивым символом московского князя и Московского княжества.

Княжескими печатями с изображением княжеских знаков удостоверялись государственные документы: указы, договоры, акты о дарении, удостоверении должности, купле и продаже.

Окончательный, классический вид изображение Георгия Победоносца как царского и государственного символа приобрело в царствование великого князя Московского и государя Всея Руси Ивана III Васильевича (княжил и царствовал в 1462–1505 годах). При нем же был принят в качестве государственного символа России и двуглавый византийский орел. Женившись на наследнице византийских императоров, Иван III счел законным присоединить ее право на наследство к своим владениям. Поэтому к московскому княжескому знаку – Георгию Победоносцу Иван III присоединяет государственный знак Византии: на его государственной вислой печати (вислая, то есть не прикладываемая к документу, а прикрепляемая к нему на шнуре) изображены на одной стороне московский всадник, на другой – двуглавый орел. По всей видимости, все же главным символом считался московский знак, так как вокруг него идет надпись: «Иоанн Божиею милостию государь всея Руси великий князь» – более значительная, чем вокруг орла: «Великий князь Владимирский и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Тверской, и Югорский, Вятский, Пермский и Болгарский».

Большая государственная печать Ивана Грозного отразила новый период и новое состояние государства, ставшего из великого княжества царством. Эта печать представляет собой круг, в центре которого находится изображение двуглавого орла, увенчанного царской короной, вокруг которого расположены печати бывших царств и княжеств, вошедших в состав России, кроме одного – Московского. Печать Московского княжества – святой Георгий – помещена на груди орла. Так, в общероссийском символе получила изобразительное выражение народная идея о Москве как сердце России.

При первых Романовых – Михаиле Федоровиче и Алексее Михайловиче – в целом сохраняется форма печати, установившаяся при Иване IV. В конце XVII века предпринимается попытка знаки земель, перечисляемых в титуле государя, разместить не вокруг орла, как это сделано на печати Ивана IV, а на его крыльях. Рисунок такой печати приложен к «Дневнику путешествия в Московию» секретаря австрийского посольства в Россию в 1698–1699 годы И.-Г. Корба. Знак Москвы на нем по-прежнему расположен в центре, на груди орла.

До середины XVII века всадник на московском гербе, по толкованию русских официальных лиц, обозначал самого великого князя и государя. Русский посол во Флоренции в 1659 году на вопрос герцога Тосканского, не нарисован ли в московском гербе святой Георгий, ответил: то «великий государь наш на аргамаке». В официальных документах всадника называли «ездец», в одной из описей имущества Алексея Михайловича герб на перстне описан так: «персона человеческая на лошади с саблею, под лошадью змий».

Подобная идентификация изображения на государственном знаке с самим государем или святым, в честь которого он назван (что подразумевает его же), была традиционна для России, и отказаться от этой традиции русская бюрократия не решалась.

В то же время неофициальное толкование изображения всадника в московском гербе как святого Георгия Победоносца было едва ли не всеобщим. Для русских оставалось совершенно очевидным тождество изображения на православных иконах и в гербе. Иностранцы, не связанные русской бюрократической традицией, прямо называли всадника святым Георгием. С. Коллинс, англичанин, придворный врач царя Алексея Михайловича, в своем сочинении «Нынешнее состояние России» объясняет, что всадник на груди орла – это «святой Георгий на коне». И.-Г. Корб также без всяких оговорок пишет, что московский герб «представляет св. Георгия».

velib.com

История Москвы: герб столицы России

Не только приезжий, но и не каждый коренной житель столицы даст положительный ответ на вопрос о том, что же изображено на гербе российской столицы. В лучшем случае вспомнит о каком-то всаднике с копьем, который сражается со Змием. Для этого необходима история Москвы. Герб появился не сразу, его долго видоизменяли, создавая идеальный символ великого города.

Кто этот всадник

Знатоки геральдики не сомневаются, что в данном случае воин в серебряных доспехах верхом на коне – не кто иной, как легендарный Георгий Победоносец. Он облачен в серебряные доспехи, сверху синий плащ, в правой руке держит золотое копье, острие которого вонзается в пасть черного Змия. Имя Георгия Победоносца явно указано в «Положении о гербе», принятом столичным начальством в 1993 году. О нем знают далеко не все.

Так как же появился герб Москвы и почему там изображен именно этот человек? На эти вопросы можно отыскать ответы в нижней части статьи.

Легенда о воине

Основой послужил следующий сюжет, подробно описывающий сражение. Смелый воин верхом на коне поджидал Змия на берегу волнующегося моря. Внезапно ужасное и неприятное чудовище появилось из воды и приготовилось к атаке. Его зловонная пасть выпустила поток пламени, отчего конь, испугавшись, встал на дыбы. Но всадник не растерялся. Левая рука вцепилась в узду, боевой друг успокоился; правая – крепко ухватила копье там, где заканчивалось древко.

Ловким движением воин направил грозное оружие в сторону Змия, и волшебный серебряный наконечник вошел в пасть чудовища. Змий корчился в предсмертных муках под копытами коня, жизнь угасала в нем. Можно смело предположить, что герб города Москвы появился неспроста именно в таком виде.

Покровитель ратного дела

Издавна христиане чествуют Святого Георгия. Он покровительствовал всем мужчинам, особенно тем, кто посвятил себя ратному делу, рыцарям, а также охотникам и путникам.

Неудивительно, что в 10-м веке, когда на Руси христианство укрепляло свои позиции, именно этот представитель христианского пантеона стал популярным среди охотников и воинов. Гордый кавказец мог позволить себе снять с головы свою шапочку-сванку, лишь когда видел образ Святого Георгия. Осетины, исповедовавшие христианство, во время застолий обязательно посвящали хоть один тост Святому Георгию, рассчитывая на его благосклонность и покровительство.

В Библии имеется сказание о палестинском воине по имени Георгий, который, чтобы спасти жизнь царевны Аи, убил дракона-людоеда. Но как же появился герб Москвы? Что символизирует всадник и чудовище под копьем?

Чудовище – это символ зла

Древнерусская легенда тоже повествует о Георгии, сразившем с помощью меча Змия. В благодарность за то, что уже не придется испытывать боязнь быть съеденными чудовищем, Гевальские идолопоклонники уверовали в Христа.

Можно углубиться еще дальше на много тысячелетий назад в индоевропейскую историю. Её персонаж – воин Индра, который был одновременно божеством, уничтожает змея. В результате человечество получает доступ к небесной воде. Со змеем борются в разные времена разные легендарные личности:

  • Тесей, герой древнегреческих мифов.
  • Перун, славянский языческий бог. В образе чудовища представлен Велес, правитель подземного царства.
  • Богатыри Алеша Попович и Добрыня Никитич побеждают огнедышащего дракона.

Вообще, змей у древних славян ассоциировался с врагами, которые часто приходили на Русь из степей. Поэтому герб города Москвы был выполнен в таком виде.

Сначала были монеты

Задолго до того, как князь или святой на фоне красного щита был утвержден в качестве символа Москвы, его облик изначально печатали на монетах Византийской империи. Киевский князь Ярослав Мудрый, правивший в 11-м веке, изготовлял печати и чеканил монеты со святым Георгием. Мало кому известно о втором имени князя – Юрий (или Георгий). Его он получил, когда стал христианином. В честь святого покровителя князь построил город Тарту (он же Юрьев), новгородский монастырь, храм святого Георгия в Киеве. Герб Москвы появился только спустя некоторое время.

В последующие столетия традиционно продолжали изображать на монетах воина-змееборца русских князей. Это основавший столицу будущего великого государства Юрий Долгорукий, победитель тевтонских рыцарей Александр Невский, Иван II, Василий II. Для скульптурного образа святого победившего Змия была выбрана Фроловская башня Кремля.

Геройский символ на гербе

В качестве точки отсчета, когда всадник, который сражается со Змием, закрепился на гербе Московского княжества и «всея Руси», можно считать период правления Ивана III. Но, как это ни странно, почему-то никто не называл тогда «московского ездца» святым Георгием. Более того, даже на государственных печатях он размещался на груди двуглавого орла. Но уже тогда описание герба Москвы делали многие летописцы. Картинка символизировала, что любой враг Руси будет повержен.

Только Петр I специальным документом примерно во втором десятилетии 18-го века, наконец-то, удосужился присвоить конкретное имя (святой Георгий) знаменитому всаднику. До середины 19-го века петровский вариант служил символом столицы России. Указом императора Николая I в 1856 году дизайн герба немного преобразился.

После его утверждения через 27 лет приобрел следующий вид:

  1. Вместо дубовых листьев появились скипетры.
  2. Воина вместе с конем развернули в противоположную сторону, как того требовали правила геральдики, принятые в Западной Европе. Объяснялось это просто. У рыцарей средневековья гербы часто присутствовали на щитах. Во время боя щит, как правило, находился в левой руке. Поэтому изображенные животные (медведи, львы и т. п.) должны смотреть в сторону нападающего. Герб Москвы на этом не перестал изменяться.
  3. Плащ теперь приобрел синий цвет.
  4. Дракона, который первоначально был черным, покрыли золотом, а крылья стали зелеными.
  5. Изменилась масть коня – из белоснежного она стала серебристого оттенка.

Большевики, которые пришли к власти вследствие Октябрьской революции 1917 года, избавлялись от всего того, что было связано с буржуазным прошлым. Та же участь постигла и символику. В 1924 году Москва получила новый герб. Власть не желала оставлять старый герб Москвы, что символизирует царей и рыцарей.

Только в 1993 году Георгий Победоносец «вернулся» на прежнее место, тем самым подтверждая тот факт, что добро рано или поздно должно восторжествовать над злом. Многие спорят, какое именно животное на гербе Москвы изображено. Дракон – это мистика, поэтому решили остановиться на змее, которая пытается очернить Родину. Но защитники всегда уничтожат ползучего гада.

fb.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *