Средневековое фехтование. Двуручный меч - Записки Макса Вазанова

Отрывок из книги Джона Клементса: "Medieval Swordsmanship: Illustrated Methods And Techniques".

Перевод - Александр Трубников.

"Полные двуручные мечи явились поздним результатом эволюции большого меча. Их создание стало ответом на появление все более тяжелых доспехов. Известно несколько форм и размеров таких мечей. Важно отметить, что по способам применения полный двуручный меч эпохи Возрождения не имел ничего общего со своим средневековым предшественником. Собственно двуручный меч (то есть, оружие, конструктивно предназначенное для держания его только двумя руками) в Средневековье не использовался.
В чистом виде двуручный меч появился в конце шестнадцатого столетия и был наиболее распространен в семнадцатом веке. Чаще всего встречаются шведско-германские модели Dopplehandler, Bidenhandler, Zveinhandler, и все они в исторической перспективе, достаточно «молоды». В Англии двуручный меч появился примерно в восьмидесятых годах пятнадцатого столетия. Он встречается иногда под названием slaugensword, которое происходит от германского schlachterschwerter (боевой меч).

Подобное оружие применялось в первую очередь против строя пикинеров, для отсечения наконечников пик от древок. В Германии, Англии и других странах существовали школы, которые практиковали обучение фехтованию на двуручных мечах в одиночном бою.
Типовой клинок такого оружия был длиной около 1.8 метров (6 футов), часто имел круглую гарду и особо длинную рукоять ( 35-40 см.). Вес такого меча был в пределах от 2 до 3 кг. и более. Некоторые клинки были довольно тонкими для таких размеров, также встречались мечи с закругленными и тупыми концами. Полные двуручные мечи имели рукоять с круглой гардой и усиливались крестовиной размахом до 30 сантиметров. Многие мечи имели заостренные фланцы, выступающие из клинка на расстоянии 10-20 сантиметров от гарды. Эти фланцы назывались parrienhaken и предназначались для дополнительной защиты от вражеского клинка, который мог соскользнуть на руки.
Такие мечи были медленным оружием, но в обороне они были эффективны, так как могли моментально заблокировать или защемить вражеский клинок.
Двуручные мечи использовались и для нападения. Наиболее известен в таком применении шотландский клеймор claymore, который был создан на основе шотландских длинных мечей. Эти мечи шотландские горцы использовали в борьбе с англичанами в шестнадцатом веке. Под таким же названием известен также и более поздний палаш шотландских горцев, который полностью защищал кисть корзинчатой гардой. С конца восемнадцатого столетия оба эти меча известны под одинаковым названием, что часто приводит к путанице.
Столь позднее появление полных двуручных мечей объясняется не тем, что некоторые воины вдруг осознали, что меч «чем больше тем лучше», или вдруг кто-то в конце концов понял, что хотел бы иметь меч потяжелее. Во все времена существовали бойцы (зачастую это были люди высокого роста и огромного веса), которые предпочитали сокрушающую силу большого и тяжелого клинка. Такие люди как правило не столь быстры и ловки, а потому они предпочитают использовать главное свое преимущество - мощь. Воины средневековья физически не отличались от людей из других эпох, где не были известны мечи столь огромных размеров. Там не было нужды в мощных и тяжелых мечах, которые требовалось держать обеими руками и их не было.
К появлению в позднем средневековье тяжелых двуручных мечей привели не «озарения», а изменившиеся условия ведения боевых действий. К началу Ренессанса резко выросла потребность в рубящем оружии, которое могло бы противостоять длиннодревковому оружию, (такому как пика, алебарда и глефа) в плотном строю. Подобное оружие стало повсеместно использоваться в битвах, а двуручные мечи позволяли отрубать наконечники и обращать обезоруженного противника в бегство. С началом Эпохи Возрождения военное дело претерпело существенные изменения. Все большее количество воинов стало сражаться в пешем строю в цельнометаллическом доспехе и без щита, поэтому двуручный меч и получил столь широкое распространение. Как следствие, более мощные и длинные мечи требовались для того, чтобы вминать и разбивать металлический панцирь. Из-за огромных размеров и веса такие мечи могли эффективно использоваться только двумя руками. Их рикассо зачастую обматывались кожей. Это использовалось для дополнительного захвата, а также служило для удобства ношения на плече. Подобные мечи были слишком длинны для ношения в ножнах и шотландцы транспортировали их перекинутыми за спину.
Двуручник имел пугающий вид и должен был находиться в руках сильного и выносливого бойца. Оружие, способное наносить наиболее разрушительные удары и охватывать широкий радиус, требовало очень значительных усилий. Такой клинок мог легко легко перерубить сразу обе ноги стоящего человека на уровне бедер и сбить самую крупную лошадь.
Средневековый двуручник, созданный из длинного меча, имел тенденцию к более короткой рукояти. Его клинок предназначался в большей степени для противостояния пластинчатому доспеху. Полный двуручный меч в отличие от средневекового длинного и даже большого нашел применение в качестве средства обороны во время штурма в осадах, а также использовался на поле боя гвардией, которая защищала знамя. В эпоху раннего Ренессанса такие мечи получили широкое распространение для противодействия строю пикинеров а также для обособленных поединков. Известно несколько разновидностей двуручного меча: шведо-германский, итальянский, французский и даже испанский (шведские впервые упоминаются в хрониках с 1495 года).

Нередко такое огромное оружие носилось не в последнюю очередь с целью устрашения окружающих. По форме эти мечи колебались от неотличимых от своих средневековых предшественников и до мечей с составной рукоятью и волнистым клинком. Волнистые двуручники известны коллекционерам под названием flamberges, но это неточное название. Такие мечи появились в начале шестнадцатого столетия и были более известны как flammards или flambards (от немецкого Flammenschvwert). Название flamberge было дано позже рапирам такой формы. Волнистый клинок смотрится эффектно, но его удар ничем не отличается от удара простым клинком.

Современные реконструкции двуручников оказываются чрезвычайно тяжелыми или же чрезвычайно хлипкими. Рассматривая подобные реплики в каждом случае необходимо тщательно оценивать, имеете ли вы дело с точной реконструкцией или дешевой фэнтезийной подделкой. Самые большие двуручники известны как bearing-swords(парадные мечи, Paratshvert) их вес порой достигал восьми килограммов и они предназначались исключительно для церемониальных маршей и парадов. Их часто путают с боевыми мечами, что и породило миф о том, что двуручник был чрезвычайно медленным , тяжеловесным оружием имевшим мало шансов в бою."

Оригинал статьи:

http://monfore.livejournal.com/194975.html#cutid1

ultima-cruzado.livejournal.com

 

 

 

 

 

 

 

Даосская техника фехтования прямым мечом.

 

 

Комплексы меча тайцзи являются, вероятно самыми массовыми и популярными в мире формами практики традиционного оружия ушу. Вот парадокс: почти все ушуисты выполняют комплексы с прямым мечом, но мало кто понимает, как этим самым мечом фехтовать в поединке. Парная работа с прямым мечом немного известна в шаолиньской традиции, но парные даосские техники практически неизвестны. Автор этой статьи много лет занимался ушу, учился кэндо и применению меча в айкидо. К сожалению, приемы работы с китайским мечом приходилось собирать буквально по крохам. Тем не менее автор все же решился освоить технику прямого китайского меча, и в 2002 году даже неожиданно занял первое место по мечу тайцзи на Открытом Кубке Москвы. Прошло много лет тренировок, но только в самое последнее время принципы практического применения прямого китайского меча стали проясняться. Попробую поделиться своими знаниями.

 

 

 

Кинжал эпохи Шан-Инь, бронза

 

 

Меч эпохи Шан-Инь, бронза

 

 

 

 

 

Бронзовые мечи эпохи «Весен и Осеней»

 

 

 

 

 

 

Происхождение прямого меча.

 

В эпоху Шан технология обработки бронзы позволяла изготавливать только короткие мечи и кинжалы. В эпоху Чжоу размеры оружия увеличились, однако металлургия была еще несовершенной. Поэтому меч представлял собой или широкое изогнутое лезвие на короткой рукоятке, либо короткое и широкое лезвие на длинной рукояти – практически, укороченную алебарду. Чтобы добиться необходимой прочности клинка, приходилось делать лезвие очень массивным. Причем ранние варианты меча представляли даже не сталь, а бронзу или медь. Фехтование такими болванками мало отличалось от работы дубиной или алебардой. Однако, такие ”аппараты”, при всей своей неуклюжести, превосходно работали против защищенного латами противника. В случае попадания травматизм был обеспечен – не разрубит, так с ног сшибет. Таким образом, в древнейшей истории Китая прямого меча в нашем понимании не было.

В период ”Весен и осеней” и ”Сражающихся царств” военное искусство Китая уже находилось на высокой степени развития. Технология обработки бронзы достигла совершенства. Бронзовые клинки получили широкое распространение.

Начиная с эпохи Хань прогресс металлургии позволил выковывать прочные, длинные и гибкие клинки. Конечно, это была уже сталь. Так вышло, что стальной меч стал распространяться в период относительного мира. Его ношение было обязательным для чиновников и военачальников, а так же привилегией аристократии. Вследствие этого, прямой меч стал оружием привилегированного класса, а рядовые воины использовали более примитивные варианты – те же алебарды и изогнутые мечи, но в первую очередь – копье.

 

电视剧《浣花洗剑录》

телесериал «Spirit Of The Sword»

 

 

Особенности китайского прямого меча, как оружия

 

Очень важное отличие прямого меча – легкость. Он легче любого другого оружия сходных характеристик. Поэтому его можно удерживать в одной руке, и носить постоянно, а не снаряжаться непосредственно перед боем.

Еще одно качество прямого меча – острота клинка. Чем лезвие острее, тем легче его повредить. Поэтому техника фехтования таким мечом не может быть похожа на размахивание палицей.

Из ”привилегированности” прямого меча вытекает еще одна характеристика – дороговизна. Меч – не дешевое оружие. Из этого вытекает весьма бережное отношение к клинку, табуирование грубой работы, когда ”к концу поединка мечи превращаются в пилы”.

В отличии от самурайских мечей Японии, китайский прямой меч уже не вернулся на арены массовых битв. Он остался оружием ”условно мирного” времени. И он уже не применялся против латников, что также наложило свой отпечаток на принципы фехтования им.

Тем не менее, повседневная действительность средневекового Китая требовала от знати высокого умения фехтовать. Разбойники, мятежи, дворцовые перевороты, стычки с варварами, феодальные распри – все это постоянно держало умение фехтовать в должном тонусе. Так что и до праздной ”игрушки золотой” меч не скатился. Он выполнял свои исторические функции вплоть до эпохи Опиумных войн – больше тысячи лет!

 

 

Ли Цзинлинь (справа) показывает технику меча Удан

 

Принципы фехтования прямым мечом

Итак, уже ясно, что грубые движения, повреждающие режущую кромку, были табуированы. Это значит, что махи были практически исключены (!), а контакт двух клинков старались осуществить плоской частью. Так мы видим рождение техники ”прилипания”, и ”трущих” движений.

Если учесть, что применение меча против латников было крайне редким, то отпадение необходимости маховых движений становится очевидным. И это важное отличие от японских техник, где мах стоит на первом месте по важности, это основной стереотип.

Отсутствие защиты как на противнике, так и на применяющем меч, имело еще одно важное последствие. Меч располагался впереди, выполняя одновременно и функции активной защиты. Это отличает одноручный китайский меч от сходных европейских техник, где предусматривалось наличие щита. Зато это роднит технику китайского меча с европейским фехтованием на шпагах, особенно с современной спортивной саблей.

Еще одна особенность техники фехтования китайским мечом – неопределенность количества нападающих. Таким образом, в изобилии встречаются развороты, смены уровня стойки, приемы освобождения ”увязшего меча”.

С длительностью фехтования связан и еще один обычай – использование кистей и платков на рукояти. Шнуры и кисти наматывают на руку, предотвращая выскальзывание, а платки еще и впитывают чужую кровь.

Принцип экономии. Совершенно не необходимо рубить противника пополам. Вполне достаточно подрезать ему запястье, пальцы, сухожилия ног, или уколоть в предплечье. При остром, как бритва, лезвии, это гарантированно остановит нападение.

С этим связан принцип ограничения насилия: в фехтовании встречаются удары плашмя по голове, и тычковые удары рукоятью.

Способы разоружения. В наше время известны лишь со стороны японского айкидо, и экзотических школ фехтования. Можно разделить на два типа:

Первый – использование технических особенностей крестовины меча. Более простые действия, включающие механические зацепы оружия соперника.

Второй – динамическое ”прилипание” с дальнейшим переходом на выкручивание суставов. Высший уровень фехтования без пролития крови.

 

 

Почему прямой меч считается даосским оружием.

 

Прямой меч стал неотъемлемым символом даосской традиции. Как это произошло, мы можем только догадываться. С одной стороны, даосы-алхимики изобрели порох, вероятно и в металлургии они тоже имели свои достижения. В Японии, например, изготовление мечей неразрывно связано с традицией синтоизма, вероятно в Китае тоже имело место нечто подобное.

С другой стороны, меч, наравне с зеркалом и нефритом, издревле имел и символическое значение. Он использовался в ритуалах для изгнания злых духов, с его помощью творили заклинания дождя.

Не стоит сбрасывать со счетов и эффективность меча, как личного оружия. Однако в китайском ушу шест считается не уступающим мечу, а то и превосходящим его в боевом применении. А о дешевизне и говорить нечего. Тем не менее, шест получил распространение среди воинственных буддистов, а мирные даосы постоянно таскали с собой меч.

Вероятно, следует учитывать и то, что ношение меча подчеркивало высокий социальный статус его обладателя. Кроме того, владение мечом очень быстро оформилось в имеющее самостоятельную ценность искусство. Демонстрация движений с оружием стала ”визитной карточкой” ”достойного мужа”. В религии и культурной традиции за мечом утвердилась репутация оружия справедливости, преграды зла, принадлежности к благородному сословию. Искусство владения мечом ценилось необычайно высоко.

Даосы добились в этом искусстве поразительных успехов.

Особенности техники фехтования прямым мечом прекрасно вписывались в принципы даосских боевых искусств. Тут и умение использовать разум, и победа уступкой, и преимущество техники над грубой силой, и медитация в движении. А в основе всего – умение действовать с наименьшими физическими затратами. Так получилось, что прямой меч стал излюбленным оружием даосов.

 

Спортивное направление имеет свои отличия. Энергозатратность - неизбежное следствие зрелищности.

Чемпионка Азиатских игр по ушу в разделах меч и копье - Кань Вэнькун

 

 

 

Особенности даосского стиля в фехтовании

 

Прямой меч стал излюбленным оружием даосов. Это то, что даосы выбрали из сокровищницы китайского воинского искусства. Но что они внесли обратно? Что искусство фехтования получило от даосов?

Например, Шаолиньская традиция ушу развивала мощные атакующие движения, идущие по прямой, взрывные выбросы энергии, технику ”очищения разума”.

Даосы культивировали плавность и непрерывность движений, предпочитали ”стремиться к прямому через изогнутое”.

Психотехника, в том виде, каком мы можем ее сегодня понять, включала следующее:

Постоянный непрерывный контроль ”ста тысяч превращений” вокруг человека. Это не серия озарений, а непрерывный контроль, внимание к мельчайшим изменениям реальности.

Реальность воспринималась не как набор ”форм”, а как совокупность энергий. Например энергия Земли – ее упругость, неровность рельефа, степень сцепления с почвой; энергия деревьев и кустарников – их прочность, свойства преграды, степень защиты от солнца, возможности маскировки; энергия клинка – острота, гибкость, упругость, баланс веса; энергия мышц, дыхания, прочность костей и сухожилий…

Таким образом, даос воспринимал всю разнородную доступную информацию в виде единых по сути энергетических полей, определял результирующую их наложения, и действовал, опираясь на это ”чувство энергии”. Такая интегративная система оценки реальности была (и является) очень эффективной. Чтобы тренировать это чувство реальности, создавались комплексы медитативных упражнений с мечом – первые ”таолу”. Многие движения не были строго закреплены, передавался скорее ритм и общий настрой. Поэтому наравне с формальными комплексами был популярен ”танец с мечом” – спонтанная работа, импровизация. Танец с мечом был очень популярен в древнем Китае, например, знаменитый Ли Бо превосходно танцевал с мечом.

Но, конечно, наряду с чистой импровизацией имелись и конкретные технические действия, используемые в реальных поединках.

 

 

Основные технические действия.

 

Здесь перечислены наиболее важные техники, вырабатывающие даосский стиль работы с оружием.

Против клинка:

Прилипание, с дальнейшим резким хлестким выбросом. Это может выбить оружие из рук, либо значительно отклонить его вниз либо в сторону. Так открывается дорога для атаки.

Прилипание с отведением в сторону, чтобы добраться до соперника свободной рукой. Переход к ударам рукой (кинжалом), или захватам оружия противника.

Захват клинка противника крестовиной.

Против запястья:

”Трущее” подрезание после незначительного отведения в сторону оружия противника.

Укол снизу с уходом в низкую стойку.

Укол сбоку или сверху с уходом в сторону от линии атаки.

Против ног:

Подрезание снизу с уходом в низкую скрученную стойку, иногда подрезание на 360 градусов.

Против длинного оружия

Проход в низкой стойке с последующим выпадом. Например, подсесть под круговой удар алебардой.

Отклонение плоской частью клинка, с последующей атакой рук противника.

Парирование шеста с поддержкой лезвия рукой или ногой.

Против нескольких нападающих:

Развороты с широким вращением, рубящие удары сверху и снизу.

 

Меч – оружие благородных и справедливых

 

 

Стратегия поединка с одним соперником

Держать центр

Тот, кто держит оружие на линии, соединяющей соперников, способен поразить противника при сближении. Тот, чье оружие отклонено в сторону, при внезапном сближении промахнется.

Важно, чтобы вся сила тела наиболее эффективно передавалась в клинок. Тогда затраты мышечной силы будут минимальны. Кто использует только силу руки, быстро устанет и не сможет держать оружие. Но техника важнее силы. Важны обманы, обводы, переводы – короче говоря, умение использовать силу противника, чтобы отклонить его клинок.

При всей простоте этого принципа, он имеет громадное практическое значение. Борьба за среднюю линию превращается в фехтовании в нечто, имеющее самостоятельное значение. Это еще одна практика, еще один вид психологической борьбы. При отработке этого принципа прямые мечи превращаются в продолжение энергии партнеров. Борьба идет на уровне энергетических полей.

Держать верх

Тот, кто держит оружие сверху, тратит меньше энергии, чем соперник, и заставляет своего соперника быстро расходовать свои силы.

Понимание этой истины приходит порой слишком поздно. У автора статьи между получением этого знания и настоящим пониманием принципа прошло лет десять. Только к 35-ти годам до него дошло, как лишать противников преимущества в физической силе. Начав борьбу за верх, нужно приготовится держать предельную концентрацию сознания, быть готовым постоянно опережать соперника. Оказался внизу – мягкий обвод, и надавливание сверху. Противник, пыхтя, поднимает оружие (или руки в безоружном единоборстве), неимоверными усилиями нажимает сверху… … в пустоту. А мы вновь мягко обводим его.

Атаковать атакующего

Первая атака – признак незнания Дао. Что позволено буддисткими техниками, с даосскими несовместимо. Эффективность контратаки в три раза выше, чем эффективность простого атакующего движения. Первая атака отнимает втрое больше сил, и требует тройного превосходства в скорости. Но отказаться от первой атаки! Изгнать из себя гордыню, стремление к победе, чувство превосходства… К своему стыду, автор вынужден признаться, что ему это до сих пор не вполне удалось. Вновь и вновь жажда победы уничтожает годами накопленный опыт, отбрасывает назад, ведет к ситуациям поражения.

Автор надеется, что его статья поможет любителям ушу. Все замечания и возражения будут выслушаны с благодарностью.

 

Алексей Кузьмин.

 

Всем успехов в тренировках!

 

 

 

 

На главную страницу

 

 

 

 

 

daofanshu.narod.ru

Меч и его история. Фехтование мечом.

Меч это длинное колюще-режущее холодное оружие, состоящее из металлического клинка и рукояти

Появление первых бронзовых мечей относится к началу второго тысячелетия до нашей эры. Тогда появилась возможность изготавливать клинки большего размера, чем у кинжалов. Железные мечи появились около тысяча трехсотого года до нашей эры перед знаменитой троянской войной. Затем история меча начала развиваться еще более интересно. На всех континентах в разных странах появились свои традиционные мечи. А разнообразие форм и видов этого оружия, и сейчас поражает воображение современного человека.

Видов холодного клинкового оружия, с помощью которых воины сражались в древние времена, было великое множество: сабли, шпаги, палаши. Каждая эпоха, дарила искусству войны свои средства для победы. Однако именно меч стал особым оружием. Меч считался душой воина. Мечи могут быть самыми разными по форме и весу, но в основе работы мечем, лежит удар.

Удары мечем, могут быть рубящими, подрезающими и колющими. Есть еще, так называемые удары по ломаной траектории. Это очень необычные удары, которые тяжело блокировать.

Разнообразие форм и видов меча, породило самые разные школы фехтования этим оружием. Мечем, рубились, держа его в одной руке. Это была одна техника. Большими длинными мечами фехтовали уже по-другому, используя так называемый двуручный хват. Кроме того еще одним дополнительным подразделом между школами фехтования на мечах, был географический. Восток и запад. Существенное культурное различие этих сторон света, отразилось и на применении меча в бою.

Так уж сложилось, что благодаря кинематографу, верхом мастерства фехтования на мечах, считается работа с японским мечом катаной. Однако это, мягко говоря, преувеличение. Конечно и в Европе и в России в частности, уровень фехтования на мечах был очень высоким. Взять хотя бы один из приемов европейского фехтования, на который уходит одна секунда. Вначале наносится подрезающий удар по ноге, потом обратный удар через щит по голове и завершающий удар вниз рассекающий. На все может уйти одна секунда.

Конечно, меч в древности был главным оружием воина. Именно мечем, добывали себе победу в сражениях все великие полководцы. Но был и еще один предмет вооружения древнего воина, который был прочно связан с фехтованием на мечах. Это щит – основное защитное средство на поле боя и еще один символ воинской доблести во времена царствования меча. Недаром в древнем мире в ходу была известная фраза: со щитом или на щите. Что означало, либо победить, либо погибнуть.

Робота с мечом в европейской традиции неразрывна была связана с владением щитом. На щит не только принимали удары, щитом атаковали. Удар наносился либо всей плоскостью, либо кромкой щита.

Существовал любопытный прием, который открывал противника. Удар мечом по щиту. Зацеп щитом, который открывает противника. И наносится удар колющий или рубящий.

Кстати говоря, и в Европе и в России искусство владения мечом и щитом, неразрывно было связано с приемами рукопашного боя. В частности удары ногами, которые считаются признаком восточных единоборств, существовали и в  Европе. Боец мог ударить по щиту или по противнику, и ударить ногой в щит, оттолкнув врага.

Итак, меч, в результате всей истории своего существования, стал символом войны и атрибутом военных действий, даже тогда, когда его время, как оружия кончилось. «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет», эти слова известны каждому, кто хоть не много знаком  с военной историей. Меч, обладает какими-то мистическими свойствами. И с этим трудно спорить. Недаром воины во все времена, практически обожествлять свой меч. Может быть поэтому, практически у любого, кто взял в руки это оружие, возникает ни с чем несравнимое ощущение причастности, к воинскому сословию.

Похожие статьи:

История пневматического оружия

Все о ручных пулеметах войны

Шашка как наиболее опасное оружие в поединке

Древние ракетные установки - катапульта

sekach.ru

О фехтовании мечом и щитом баклером » SwordMaster

загрузка...

Основы системы фехтования

Баклеры использовались не только в боевых действиях, они также играли значительную роль в обучении фехтованию. Их ценность как тренировочной системы заключалась в обучении скоординированной работе двумя разными типами вооружения, совместной атаке и защите ими и использовании различных дистанций и техник укола и рубки. Обучение синхронизации, работе ног и судейству также происходило во время таких тренировок.

Судя по всему боевое искусство меча и баклера, первоначально известное как Eskirmye de Bokyler стало общедоступным в 12-м веке. Здесь приведены два изображения того времени (MS No. 14, E. iii., and MS No. 20. D. vi, а также MS No. 14, E. iii., 13-15-го века). Изображение боя с баклерами и дубинами конца 12 века обнаружено на бронзовых панелях дверей кафедрального собора в Трани, Италия. Около 1178 г . Вильям Фицтефен описал, как в Лондоне «Во время летних праздников юноши тренировались… с баклерами». Известный манускрипт I.33, судя по всему, рекоменовал такие упражнения в качестве искусства самообороны и нападения, по крайней мере для германских монахов, еще в 13 веке.

Иллюстрации состязаний с мечом и баклером присутствуют в манускриптах с начала-первой половины 14 века 1 . Термин «фойле» (foyle), т. е упражнения с оружием упоминается в связи с фехтованием меч-баклер еще в 13-м веке (Эшдаун, стр. 316-317). Перевод Catholicon Anglicum , раннего англо-латинского словаря,сделанный Вильямом Кэкстоном в 1483 году, даже связывает само понятие искусства фехтования с использованием меча и баклера: “a Bucler plaer (воин с баклером), gladiator ; a Bucler playnge (фехтование с баклером), gladiatura . Swerde & yebucler (bukiller) playnge (фехтование с мечом и баклером), gladiatura .” 2 На венецианском рисунке 15 века изображены фигуры, заметно схожие с фигурами германских воинов, как их изображали за век или два до того. Испанская Библия 1320 года содержит странный набор иллюстраций, изображающих полулюдей-полуживотных, сражающихся разнообразным оружием, при этом многие из них используют короткие мечи и круглые баклеры.

Есть свидетельства того, что занятия с мечом и баклером были популярным времяпрепровождением, своего рода военным спортом, в Англии и северной Италии в 13-15 веках, а также в Германии, что подтверждено документально. Мы также знаем, что «фехтование с мечом и баклером оставалось популярным зрелищным видом спорта, в частности в городах, и в 14 веке» (Nicolle, Medieval Warfare , стр. 252).Эта система использовалась и в судебных поединках, в частности одно из судебных уложений 15-го века приказывает, чтобы дуэли между французскими простолюдинами «проводились только с баклерами и дубинками» (Гилхрист, стр. 32), а в 1455 г . два простолюдина из Валенсии обучались владению дубинкой и баклером для судебного боя.

В истории Энтони Мандэя о Робин Гуде «Разорение Роберта, графа Хантингтонского» ( The Downfall of Robert, Earle of Huntington ), написанной в 1458 году, средневековая техника меча и баклера упоминается в качестве как боевого искусства, так и техники самозащиты(строки 2560-2570):
Принц Джон: «What meane this groome and lozell Frier, So strictly matters to inquire? Had I a sword and buckler here, You should aby these  questions deare.»
Frier: “Saist thou me so lad? Lend him thine. For in this bush here lyeth mine. Now will I try this newcome guest.”
Scathlock: “I am his first man, Frier Tuck, And if I faile and have no lucke, Then thou with him shalt have a plucke.”
Frier: “Be it so Scathlock. Holde thee lad, No better weapons can be had. The dewe doth them a little rust. But heare ye, they are tooles of trust.”
(прим перев. - Уж извините, общий смысл можно уловить можно и так, а талантливо перевести это я не в силах. Если кто-то сможет – свяжитесь, пожалуйста, с нами.)

В порядке вещей того времени были ситуации, когда обычное фехтование ради тренировки перерастало в серьезную ссору. Айлвард описывает случай, произошедший в конце 13 века в Лондоне, когда город наводнили банды юнцов, которые после наступления темноты расхаживали по улицам, стуча мечами по баклерам и вызывая мирных горожан на бой (Айлвард, стр. 8). Даже в 1452 году в одной из английскиих петиций присутствует жалоба на «великое множество бесчинствующих людей» (“gret multitude of mysrewled people”), нападающих на других и убивающих их «мечом, баклером и кинжалами» (“wyth swerd, bokeler, and dagareis”). 3 Известно, что английские законы еще с 1180 года запрещали организацию школ фехтования в Лондоне, а Эдуард I в указе 1286 года Statuta Civitatis London приказал изгнать из лондонского Сити все школы, обучающие Eskirmer au Buckler (или eskirmye de bokyler ) – якобы затем, чтобы контролировать жестокость и предотвратить появление банд, связанных с подобного рода деятельностью 4 . Эти эдикты, запрещающие тренировки, не были направлены на запрет собственно искусства фехтования, скорее, они были призваны в целом ограничить обучение гражданского населения боевым навыкам. В конце концов, обученным таким образом горожанам могло прийти в голову использовать свою силу против правителей. Запреты вовсе не угнетали развитие искусства фехтования в Англии, они должны были предотвратить уличные схватки между молодыми храбрецами и не допустить обучения воинскому ремеслу низших слоев общества, чей социальный облик и манеры поведения не увязывались с ответственностью, возложенной на человека, владеющего оружием.

«В 1179 году в Бергамо одно из тренировочных упражнений называлось «битва с малыми щитами», что указывает на тренировку легкой пехоты: такие тренировки стали более распространенными в 13-м веке. Все сословия принимали участие в том, что стало своего рода народной забавой. В этих pugne , или «схватках», использовалось деревянное оружие; нам также известно, что на тех, кто использовал стальное оружие, накладывался большой штраф. К 14 веку такие схватки выродились в обыкновенные драки, к которых принимала участие только молодежь; это само по себе отражало снижение роли городской милиции в ее старом виде» (Николль, Italian Miltiaman, стр. 31). Городская милиция, или ополчение, основная сила городов итальянского Средневековья, в основном состояла из призванных на службу горожан или наемников и ожидалось, что они будут профессионалами в обращении с оружием – в частности scuderi, или пехота «малого щита» (Николль, Italian Miltiaman, p. 15 & 16).Эти отряды ополченцев утратили свою роль к концу 15 века и их роль взяли на себя пехотинцы с мечами и баклерами. 

К началу 16 века баклер оставался как необходимой деталью военного снаряжения, так и фундаментальной системой для обучения самообороне. Книги костюмов 16 века также изображают юношей низших городских сословий Европы, носящих мечи и баклеры (Англо, Martial Arts , стр. 324, пар. 111). Мастер фехтования из Болоньи Ахилле Мароццо в своем знаменитом трактате о фехтовании Opera Nova ( 1536 г .) доказал, что Spada e Brochiero (меч и баклер) являются системой, подходящей как для войны, так и для самообороны. Мароццо даже написал, что дабы не тратить время на объяснение приемов и стоек с разными видами оружия, он опишет их все в терминах лишь меча или меча и баклера – явно подразумевая, что меч и баклер является основной системой для тренировок. Он также изобразил уникальный квадратный баклер ( Spada e Targe ) с изогнутыми, выпуклыми сторонами, которые помогали при отражении удара.

Популярность баклера в это время объясняется тем, что он все еще оставался неотъемлемым атрибутом боевых действий. Француз Стефен Перлин написал в своем письме об Англии: «Стоит отметить, что слуги носят баклеры с остриями – даже слуги епископов и прелатов… Мужи, когда пашут землю, оставляют свои баклеры и мечи… так что в этом краю все носят оружие». В редакции 1631 года труда Annales Джона Стоу упоминается, что в середине 16 века «каждый служака, от низшего до высшего, носил баклер, который свисал с рукоятки его меча». Стоу также упоминает, что все галантерейщики спустя некоторое время продали свои баклеры (Джон Стоу, Annales , стр. 1024) 5 .

На гравюре, изображающей идеальный воинский лагерь, из трактата «Книга Войны» ( Book of War ), написанного Леонардом Фронспергером в 1565 году, в одной из частей показаны две фигуры, упражняющиеся с мечами и баклерами (см. Арнольд , Renaissance at War , стр . 56). Английский военный писатель Герат Берри так описал в 1634 году в книге «Беседа о военной дисциплине» ( A Discourse of Military Discipline ) значение тренировок с мечом и баклером для армии государства:

«Пусть он [обычный солдат] упражняется со всеми видами оружия, как можно точнее имитируя тренировки турецких янычар, что достигали совершенства в обращении с оружием длительными занятиями; И пусть часто упражняется с мечом и щитом, в особенности ежели он ирландец, так как наша нация более других привычна к этому виду оружия, и ни одна другая ни столь же хороша с ним, ни столь же решительна. Это оружие очень важно во многих случаях, особенно когда бойцы находятся в тесноте, или когда проходят узкими местами, будь то траншеи, проходы, форты и другие военные объекты, потому что им можно нападать и защищаться в любом узком месте”. 6

Рисунок конца 15 века на тему жизни Александра, сделанный Жардином де Вертрю (музуй Дж. П. Х. Гетти, MS. Ludwig XV 8, fol. 41) представляет еще один пример солдата в пластинчатом доспехе с коротким мечом и маленьким баклером на правом бедре.

Хотя можно считать, что баклер играл еще и вспомогательную роль тренировочного инструмента для обучения обращению с большим щитом, так же как малый меч или посох учили обращению с большими версиями, реальных доказательств этому нет. Можно отметить, что умение обращаться с малым, маневренным щитом будет полезно и для обращения с большим, но все же отличия в их возможностях и технике обращения с ними слишком велики. Объем материалов по обращению с баклером намного превосходит количество информации по работе с большим щитом. Одно это указывает на то, что меч и баклер были независимой фехтовальной системой и не могут рассматриваться как инструмент тренировки для чего-либо еще.

На другом сходном рисунке, изображающем захват в плен в 1347 году Чарльза де Блуа (BNF FR 2643) изображен один из его победителей – рыцарь, на левом бедре которого поверх длинного меча висит небольшой раскрашенный баклер. Кроме того, баклеры встречаются на изображениях 14 и 15 веков примерно в 5 раз чаще, чем большие наручные щиты.

Примечания:

[1] Хьюитт, стр. 317 по цитате из: Рой. MSS. 14, E. iii. и 20, D. vi, как и Хефнер, Pt. Ii. Plate vii.

[2] Lyf of the noble and Crysten prynce, Charles the Grete translated from the French by William Caxton and printed by him 1485 . Под ред . Сидни Дж. Х. Херртаж. Общество раннеанглийских текстов. Оксфордский униферситет. Лондон, Нью-Йорк, Торонто. 1800-1881. Репринтное издание (одним томом – 1967 г .)

[3] Paston Letters and Papers of the Fifteenth Century , Paston family v. : facsims., map ; 24 cm . : Clarendon PressOxford 1971, p. 59.

[4] «Поскольку свойственно расточителям обучаться искусству фехтования и таким образом научаться творить самые неслыханные жестокости, более не должно быть в городе таких школ» (Кастл, стр. 16-17). Интересно, что эдикт указывает: «Большинство из сказанных преступлений творятся иностранцами».

[5] Относительно манеры ношения баклера существовало несколько вопросов. Средневековые иллюстрации изображают баклеры висящими на поясе, поверх рукояти меча, внешней стороной наружу. Иллюстраций, на которых баклер носился бы «лицом внутрь», не найдено. В знаменитой коллекции Уоллеса в Лондоне есть несколько баклеров разного размера. У некоторых из них крюки расположены на умбонах, у некоторых – на ребре. Одни крюки направлены вверх, другие – вниз. Одни крюки очень узкие, другие – намного шире. Если, как разумно предположить, эти крюки служили для подвешивания баклера к поясу, то непонятно, как могли служить этой цели направленные вверх или широкие крюки. Кроме того неясно назначение крюков на ребрах больших баклеров, поскольку носить эти щиты на поясе затруднительно. Повесить на пояс или на рукоять меча можно только маленький баклер с крюком среднего размера. Баклеры с крюком и центральным шипом определенно были негодны для ношения на поясе. Тем не менее на некоторых баклерах эти небольшие крюки закреплены в центре, под полосами, приваренными к его внешней части. Эти полосы были сконструированы так, чтобы захватывать острие рапиры противника, и судя по всему для того же служили и крюки. Крюки большего размера и расположенные на ребре вряд ли можно было использовать для этого, но возможно ночью к ним подвешивались светильники.

[6] Герат Берри . A Discourse of military discipline, devided into three boockes, declaringe the partes and sufficiencie ordained in a private souldier, and in each officer; servinge in the infantery, till the election and office of the captaine generall; and the last booke treatinge of fire-wourkes of rare executions by sea and lande, as alsoe of firtifications. Composed by captaine Gerat Barry, Irish at Bruxells, by the widowe of John Mommart, 1634, p. 9.

Меч и баклер в литературе по боевым искуствам

Материал по фехтованию мечом и баклером содержится в нескольких германских средневековых источниках. Старейший из известных средневековых учебников фехтования – «Вальпургис», находящийся в Королевской оружейной палате в Лидсе, он также известен как фехтбук MS I.33 (Британский музей, №. 14 E iii, No. 20, D. vi) или под более ранним названием “Фехтбук Тауэра”, так как изначально он содержался в лондонском Тауэре. Фехтбук "Gladiatoria" (Манускрипт 5878, Ягеллонская библиотека, Краков) также содержит иллюстрации, описывающие использование баклера вместе с длинным мечом.

 

Этот манускрипт 13 века, созданный неизвестным автором, является редчайшей инструкцией по фехтованию меч-баклер. Материал, содержащийся в нем, является не теоретическим или спортивным, это реальная боевая техника. Он содержит множество сложных движений, включая значительное число уколов (в частности, в лицо), рубящих ударов в голени и ноги, и большое количество разнообразных ударов и защит. Почти все элементы в будущем вошли в более сложные системы фехтования – стойки, принципы атаки и защиты, блокирование уколов, встречные атаки и т.д. – все это может быть найдено в I.33.

Более позднее учение о мече и баклере, созданное Андером (или Андресом) Лейгнитцером в тридцатых годах 15 века отражено в нескольких германских текстах того времени, дающих нам крайне детальную информацию об этой технике. На рисунках фехтовального манускрипта, известного как Gladiatoria (Манускрипт 5878, Ягеллонская библиотека, Краков) изображены два молодых атлетически сложенных человека, которые сражаются баклерами с шипами и длинными мечами (бастардами). Фехтбук (1462-1482 гг.) Паулюса Каля содержит несколько изображений фехтования с мечом и баклером, при этом используются т. н. «лицевидные» баклеры, сложная форма которых якобы могла использоваться для захвата и порчи клинка нападающих.

Фехтовальный текст Ганса Тальхоффера, созданный им в начале 15 века, содержит значительное количество материала по использованию меча и баклера. Сделанная в 1459 году Тоттом редакция фехтбука Тальхоффера, Alte Alamtur und Ringkunst (Королевская библиотека Дании) содержит более 14 иллюстраций, изображающих сражение с баклером и различными мечами. Тальхоффер также изобразил уникальный восьмиугольный баклер. На одном из рисунков, изображающих битву против двух противников, даже изображено использование меча и баклера вместе с кинжалом в той же руке. В трактате Тальхоффера 1467 года также изображен человек, вооруженный мечом и маленьким, размером в кулак, баклером с длинным острым шипом в центре.

В редакции 1540 г . фехтбука Йорга Вильхальма содержится двенадцать изображений фигур, сражающихся мечами и баклерами, и их движения очень близки к изображениям MS I.33, созданного на 250 лет раньше. Даже меч-бастард появляется в десяти иллюстрациях немецкого манускрипта 1500 года (Lib. Pic. A. 83, Staadsbibliothek, Berlin), описывающем технику бросков, ударов ногами и руками, захвата лезвия и обезоруживания.

Интересно, что многие германские трактаты по фехтованию 15 века содержат материал по технике меча и баклера, но ни в одном из двух крупных итальянских фехтбуков того периода такого материала нет. Например в 1410 годе мастер Фиоре деи Либери в своей работе Flos Duellatorum описал упражнения с длинным мечом, кинжалом, копьем, полаксом и борьбу, но не привел никакой информации по работе с (или против) мечом и баклером, коротким мечом, любыми щитами или длинным посохом. Кроме того в то время, как традиция меча и баклера позже возникает в итальянских, испанских и английских фехтовальных трактатах в 15 веке, она странным образом исчезает из германских фехтбуков к его середине. Например, она отсутствует во внушительной по объему работе Томаса Хейтора Майра 1540 года, которая включает описание использования широкого круга вооружения, от кинжала до длинного шеста и серпа. Ее нет ни в различных работах Иоахима Майера с 1560 по 1570 года, ни в последующих германских фехтовальных манускриптах.

Изображения из манускрипта неизвестного автора конца 15 века описывают широкий спектр действий, включающих сражение против копья, удары ногами и выпады с приседом на одно колено.

В 1631 году Джон Стоу написал, что около 1560 г . «древнее английское искусство меча и баклера единственное было в ходу», из чего можно сделать вывод, что фехтование мечом и баклером было местной традицией в Англии – на самом деле, это не так. На самом деле Стоу имел в виду, что в 1560 году нового искусства фехтования рапирой еще не существовало. В то время как в 16 веке меч и баклер без сомнения использовались в Англии, мастер Джорлж Сильвер – возможно, самый известный исследователль этой традиции – упоминает в своем труде «Парадоксы защиты» ( 1599 г .), что в фехтовании меч-баклер не использовались уколы, и более того – сами баклеры не использовались фехтовальными школами. Это удивительно, ведь существуют свидетельства того, что студенты фехтовальных гильдий того времени участвовали в соревнованиях по фехтованию меч-баклер. В 1615 году неизвестный автор из Третьего Университета Англии (возможно – сэр Джордж Бак) также описал, как «в городе было много профессоров искусства фехтования, и каждый искусный муж обучал всему лучшему из нападения и защиты с использованием множества видов оружия, таких как… меч и баклер… и прочие» (Мак Дермотт, стр. 100). В подержку слов Сильвера выступает и сэр Томас Мидлтон, в труде которого «Слепой нищий» ( 1600 г .) мы встречаем интересную фразу: «Обычно эти слуги бьются мечами и кинжалами, так что я выберу меч и баклер, ибо этим искусством они не владеют» (Крэйг, стр. 10, запись 28). Относительно меча и баклера Сильвер также пишет: «Я полагаю, в прошлом, когда бились лишь мечами или мечами и баклерами, этот вид сражений бал хороош развит и очень популярен, но в наши дни бои изменились ( Парадоксы , глава 10). Этим он имел в виду, что причиной перемен стало новый вид фехтования с использованием рапиры.

Сильвер верил, что комбинация меча и баклера была одной из самых эффективных. В предисловии к главе 21 он заявляет: «У меча и баклера есть преимущество перед мечом и тарчем, мечом и кинжалом или рапирой и кинжалом». Однако он чувствовал, что в полевом сражении меч и баклер проигрывают мечу и щиту. Описывая боевые действия своих дней, Сильвер писал: «Понятно, что в битвах и там, где используется большое количество самого разного оружия, среди людей и коней, меч и тарч, двуручный меч, секира или алебарда опасней и эффективнее в наступлении, нежели меч и баклер, короткий или длинный шест. Меч и тарч лучше в плотном бою, а удар, нанесенный секирой, двуручным мечом или алебардой куда сильнее того, который можно нанести мечом и баклером» (Парадоксы, глава 21). Тем не менее, в главе 24 читаем: «По причине своего веса и формы баклер, если с ним умеют обращаться, наилучшим образом защищает любую часть тела от любых ударов и уколов». А в главе 25 он добавляет: «Человек с мечом и баклером из любых стоек может нападать и защищаться, колоть и рубить и наносить любые удары на свое усмотрение». Также в своей неопуубликованной работе «Краткие наставления» ( 1605 г .) в девятой главе («О бое мечом и баклером») он говорит, что «сражение мечом и баклером и мечом и кинжалом суть одно и то же», и это – «самый эффективный способ боя коротким оружием».

Человек следующего поколения, соотечественник Сильвера Джозеф Светнам в “Школе полезного и благородного искусства защиты” (1617), заявляет: “Я могу сказать, и говорю это на основе собственного большого опыта, что тот, кто вооружен рапирой и кинжалом и умеет с ними обращаться. Имеет огромное преимущество перед тем, уто сражается мечом и баклером или мечом и кинжалом”. Светнам описывает преимущество в скорости, которую имеет человек, вооруженный рапирой перед мечом и баклером с помощью следующего примера:

“Вооруженный рапирой и кинжалом человек может противостоять тому. Кто сражается мечом и баклером, и должен быть акуратен и терпелив при выполнении атаки, чтобы не нанести укол в баклер; но победить вооруженного баклером можно, если нанести ему обманный укол в лицо, но потом быстро перевести удер вниз и уколоть его в бедро или колено, как только представится такая возможность; так как защищая баклером лицо, тот не сможет опустить его достаточно быстро, чтобы избежать укола, описанного выше. Таким же образом можно нанести ложный укол в колено противника и перевести его в плечо или лицо, так как если он опустит баклер, от не успеет поднять его, чтобы защитить верхнюю часть тела” (Светнам, стрю 83, 90, 95, 99 и 102)

Действительно, не все мастера фехтования эпохи Ренессанса занимались мечом и баклером. Некоторые чувствовали, что этого оружия уже недостаточно для того, чтобы удовлетворить запросы джентльмена при самообороне в условиях города или на дуэлях, где новая техника рапиры быстро захватила превосходство. Неудивительно, что в анонимном английском трактате 1639 года Pallas Armata - The Gentleman's Armorie указано, что «кинжалы, баклеры и латные перчатки не используются» (стр. А2).

наверх

загрузка...

swordmaster.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о