Академия ФБР — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Академия ФБР (англ. FBI Academy) — главный учебный центр ФБР, который был открыт летом 1972 года, и располагается на территории базы ВМС США в городе Куантико (штат Виргиния) и занимает площадь 1,6 км²[1]. На этой же территории находится тренировочный центр DEA. Академия ФБР является режимным объектом.

В основной комплекс Академии входят три общежития, столовая, библиотека, учебный корпус, научный и тренировочный центр, аудитория на 1000 мест, церковь, административные офисы, большой спортивный зал и стадион, оборудованный гараж. В дополнение к основному комплексу на территории построен мини-город «Хоганс Элли», имитирующий типичный американский городок и созданный для отработки действий сотрудников в различных оперативных ситуациях. Здания «Хоганс Элли» используются для тренировок начинающих сотрудников, внутри них располагаются классы, аудио- и видео- лаборатории, а также административные и хозяйственные помещения. Неподалеку от «Хоганс Элли» располагается тренировочная трасса, протяженностью около двух километров. Для обучения стрельбе и обращению с огнестрельным оружием оборудованы восемь стрельбищ и закрытый тир, а также четыре стрельбища для обучения стрельбе по летающим целям.

В Академии проходят обучение начинающие сотрудники, организованы курсы переподготовки и повышения квалификации сотрудников со стажем, есть программы обучения кадров полиции. Предусмотрена программа стажировки в Академии для сотрудников российского МВД. В Академии проводится научно-исследовательская работа, направленная на совершенствование методов и приёмов оперативно-розыскной и следственной деятельности, организации управленческой работы. В штате академии состоит около 100 «специальных агентов», занимающих должности инструкторов-преподавателей, и три десятка сотрудников, занимающихся техническим и хозяйственным обслуживанием. Почти все инструкторы аттестованы университетом штата Виргиния как преподаватели.

ru.wikipedia.org

Ответы@Mail.Ru: Попасть в ФБР

Слышала что есть академии ФБР.

Академия ФБР
Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Главный учебный центр ФБР.
Обучение агентов

Был открыт летом 1972 года, располагается на территории базы ВМС США в городе Куантико (штат Виргиния) и занимает площадь 1,6 км²[1]. На этой же территории находится тренировочный центр АПЗН. Академия ФБР является режимным объектом. В основной комплекс Академии входят три общежития, столовая, библиотека, учебный корпус, научный и тренировочный центр, аудитория на 1000 мест, церковь, административные офисы, большой спортивный зал и стадион, оборудованный гараж. В дополнение к основному комплексу на территории построен мини-город «Хоганс Элли» , имитирующий типичный американский городок и созданный для отработки действий сотрудников в различных оперативных ситуациях. Здания «Хоганс Элли» используются для тренировок начинающих сотрудников, внутри них располагаются классы, аудио- и видео- лаборатории, а также административные и хозяйственные помещения. Неподалеку от «Хоганс Элли» располагается тренировочная трасса, протяженностью около двух километров. Для обучения стрельбе и обращению с огнестрельным оружием оборудованы восемь стрельбищ и закрытый тир, а также четыре стрельбища для обучения стрельбе по летающим целям.

В Академии проходят обучение начинающие сотрудники, организованы курсы переподготовки и повышения квалификации сотрудников со стажем, есть программы обучения кадров полиции. Предусмотрена программа стажировки в Академии для сотрудников российского МВД. В Академии проводится научно-исследовательская работа, направленная на совершенствование методов и приемов оперативно-розыскной и следственной деятельности, организации управленческой работы. В штате академии состоит около 100 «специальных агентов» , занимающих должности инструкторов-преподавателей, и три десятка сотрудников, занимающихся техническим и хозяйственным обслуживанием. Почти все инструкторы аттестованы университетом штата Виргиния как преподаватели.

(Если что, в России есть академии ФСБ — Москве, Питере, Нижнем Н.)

otvet.mail.ru

День ФБР: кого вербуют в спецагенты

Сегодня исполняется 100 лет главному сыскному ведомству США — Федеральному бюро расследований (The Federal Bureau of Investigation — FBI), официальный девиз которого — «верность, смелость, честность».

Сегодня исполняется 100 лет главному сыскному ведомству США — Федеральному бюро расследований (ФБР), официальный девиз которого — «верность, смелость, честность».

Несекретные данные

Федеральное бюро расследований (The Federal Bureau of Investigation — FBI) — преемник созданного 26 июля 1908 года в министерстве юстиции США бюро расследований. Нынешнее название получило в 1935 году. В 1983 году президент США Рейган объявил 26 июля Днем ФБР — профессиональным праздником политической полиции США.

ФБР входит в систему министерства юстиции и подчинено генеральному прокурору. Руководят работой ФБР его директор, заместитель директора и руководители основных подразделений. Директор ФБР назначается на 10 лет президентом США «по совету и с согласия сената».

Основными сферами деятельности ФБР являются борьба с терроризмом, организованной преступностью, наркобизнесом, тяжкими преступлениями против личности, а также контрразведывательная работа и расследования нарушений гражданских прав. Также функцией ФБР является проверка кандидатов на определенные категории должностей в федеральных органах власти.

ФБР — разветвленное, но строго централизованное ведомство. Штаб-квартира Бюро находится в Вашингтоне. ФБР активно участвует в программах международного сотрудничества, посты связи существуют при посольствах США в 34 странах, а в 1994 году такой пост был открыт и при посольстве США в России.

Каких не берут в спецагенты

По состоянию на 30 июня 2008 года ФБР имеет приблизительно 30850 сотрудников — это специальные агенты и обслуживающий персонал: аналитики, лингвисты, ученые, ИТ-специалисты и др.

ФБР гарантирует полноправное трудоустройство для всех рабочих Бюро и соискателей, то есть дискриминация по признаку пола, расы, этнической принадлежности и трудоспособности запрещена. В оперативно-следственном составе работают женщины (16,7%), чернокожие граждане (5,7%), граждане латиноамериканского происхождения (7,1%), азиатского происхождения (2,7%), американские индейцы (0,5%). Также среди оперативно-следственных сотрудников — 107 лиц с инвалидностью.

В зависимости от потребностей Бюро, каждый год завербовываются несколько сотен специальных агентов. Стать оперативно-следственным сотрудником могут мужчины и женщины, являющиеся гражданами США, в возрасте от 23 до 37 лет, готовые получить назначение в любой уголок страны.

Кандидаты должны иметь законченное образование, полученное в колледже или университете, плюс опыт работы три года. Кандидаты проходят тщательную проверку по ряду показателей (характеристики, наличие судимости, кредитная история, круг знакомств, тест на наркотики, испытание на полиграфе, возможна проверка физической подготовленности).

Будущие агенты интервьюируются группой из трех агентов, но перед собеседованием проходят испытание на силу рук — некоторые соискатели, особенно женщины, не годны для обучения из-за того, что им не хватает силы в руках, чтобы обращаться с оружием.

Если агент был отобран, он посещает 15-недельный курс в академии. Национальная академия ФБР является режимным объектом и располагается на территории базы ВМС США в городе Куантико (штат Вирджиния).

В основной комплекс академии входят три общежития, столовая, библиотека, учебный корпус, научный и тренировочный центр, аудитория на 1000 мест, церковь, административные офисы, большой спортивный зал и стадион, оборудованный гараж. В дополнение к основному комплексу на территории построен мини-город Хоганс Элли, имитирующий типичный американский городок и созданный для отработки действий сотрудников в различных оперативных ситуациях.

Перед выпуском из Академии и вступлением в ФБР, агентам сообщается их имя: два агента не могут иметь одно и то же имя, поэтому некоторым предлагают на работе называться их вторым именем или использовать инициалы и т.д.

Задание для спецагента

После обучения большинство агентов направляются в один из полевых офисов, где остаются на 2-летний испытательный период. После 4 лет работы они готовы к перемещениям.

Оперативно-следственный сотрудник Бюро, именуемый «специальным агентом», имеет право на ношение оружия, задержание подозреваемого, производство — при наличии судебной санкции — арестов, обысков и изъятий, наблюдение и прослушивание, проведение оперативных мероприятий и разработок, не требующих санкции суда — агентурная работа, легендированные операции, целевые разработки объекта, наружное наблюдение и т.д.

Зарплата сотрудников ФБР установлена по общей шкале зарплат, предусмотренной законом для государственных служащих. Для агентов в Вашингтоне средняя зарплата в 1998 году составляла $47066 и повышалась примерно на $1500 в год в течение первых четырех лет. После этого она увеличивается только через каждые два года. Помимо этого, агенты могут получать 25% за сверхурочные и доводить общую сумму до $ 60 000 и выше.

Агенты могут уходить в декретные отпуска — до 6 месяцев. Если необходимо больше времени, то это может быть оформлено как отпуск за свой счет. Кроме того, агентам-женщинам с маленькими детьми позволяют работать неполный день.

По достижению возраста 50 лет и 20 лет службы сотрудники ФБР обеспечиваются пенсией. Раз в два года агенты в возрасте до 40 лет проходят медосмотры, при возрасте больше 40 лет — ежегодно. Агенты наказываются за излишек веса: они сообщают о своем весе ежемесячно и придерживаются плана веса Бюро — как части своей физической тренировки.

Правила поведения для суперменов

Сейчас порядки в Бюро не столь авторитарны, как это было раньше — тогда агентам не позволяли даже пить кофе в офисе, поскольку это расходилось с образом трудолюбивого супермена. Однако ФБР все еще очень связано правилами и подвержено бюрократии — даже самый маленький инцидент со стрельбой расследуется очень тщательно.

Нарушения, за которые наказываются агенты, включают неправильное использование собственности Бюро, особенно автомобилей, прогулы без уважительных причин, фальсификация официальных рапортов, угроза оружием в личном споре, нападение на другого агента или частного гражданина, передача информации посторонним, использование записей и отчетов ФБР для получения информации в личных интересах, сексуальная или расовая дискриминация.

Дисциплинарные воздействия включают устный выговор, письменные взыскания (помещаются в личное дело и могут временно подпортить карьеру), испытательный срок (обычно на полгода), отстранение от работы на несколько недель или месяцев и перевод.

Если агенты совершают несколько нарушений, их обычно увольняют. Особенно это касается лжи при расследованиях — этот факт всегда делает нарушение более серьезным.

Несмотря на многочисленные стереотипы о внешности спецагентов, специального кодекса одежды в ФБР нет — полевые агенты носят то, что им нравится.

Руководство поощряет общественную жизнь агентов: визиты в гости друг к другу, участие в вечеринках и пр. Агенты, которые идут прямо домой каждый день, берутся на заметку, как не достаточно преданные Бюро.

Спецагенты за работой

Под общую юрисдикцию ФБР попадают не менее 200 категорий федеральных преступлений. Ежегодно в ФБР поступает свыше 36 000 запросов о расследовании тяжких преступлений, включая подозрительные смерти и убийства.

Большинство дел, расследуемых ФБР, получают кодовые имена или акронимы.

Агенты редко имеют полномочия в одиночку расследовать дело с начала до конца. В Бюро придерживаются стиля работы в команде, а не в качестве героев-одиночек: все агенты обычно имеют напарников.

Редкие дела кончаются тем, что агент достает оружие — примерно 80% времени агенты работают с документами. Когда они переходят к активным действиям (и это часто делается совместно с командой SWAT), они обычно занимаются планированием операции. Очень немногие агенты погибают на службе.

Сегодняшние агенты ФБР пользуются оружием типа SIG Sauer 226, SIG Sauer 228 или SIG Sauer 225. Каким оружием пользоваться, определяет инструктор агента в Академии на основании результатов, которые они продемонстрировали в течение начального обучения.

Агенты ФБР могут купить для службы и собственное оружие, однако это должно быть Sig Sauer, Smith and Wesson или Glock. Агентам не разрешается обслуживать оружие самостоятельно или брать его из ФБР для обслуживания.

Как и многим сотрудникам правоохранительных органов, агенты постоянно носят оружие при себе. Теоретически, они — всегда при исполнении служебных обязанностей.

Материал подготовлен интернет-редакцией www.rian.ru на основе информации РИА Новости и открытых источников

ria.ru

ФБР — Академия ФБР — ФБР (FBI) — Спецслужбы — Каталог статей

Академия ФБР создана для изучения правоохранительных методов и, в качестве исследовательского центра, для изучения лучших методов исполнения законов в жизни.

Расположен на 385 акрах огромной территории базы Корпуса Морской Пехоты США в Куантико, штат Вирджиния. Академией управляет Учебное подразделение ФБР, работа которого простирается далеко за границы учебной базы.  Во главе с помощником директора Джанет Кэмермэн, Учебное подразделение ФБР включает в себя около 400 специальных агентов: профессиональный штат, и контрактников — в общей сложности пять отделов и 24 единицы.

В Академии ФБР практикуются 5 следующих программ:

• Обучение агента
• Обучение разведки
• Национальная академия
• Институт подготовки руководства
• Международное обучение и помощь

Академия также включает:

• Библиотеку, в которой есть множество полной и современной информации о правозащите, аудио и видео материалы, юридические публикации, правительственные документы, периодические издания и онлайн ресурсы;

• Антитеррористический и судебно исследовательский учебный центр, часть Лаборатории ФБР, которая поддерживает Учебное Подразделение, обучая будущих агентов ФБР и специалистов по борьбе с наркотиками (DEA) всем тонкостям судебного дела;

• Хоганс Элли — учебный комплекс, имитирующий маленький город, где будущие агенты ФБР и стажёры отдела по борьбе с наркотиками изучают методы ведения следствия, навыки огнестрельного боя, тактику защиты. Также в городке есть классы, аудио- и видео- лаборатории, административные и хозяйственные помещения;

• Центр Обучения Экстренному Вождению (TEVOC), который обучает агентов ФБР и ОБН, правительственные службы и военные подразделения безопасному и эффективному управлению транспортным средством в чрезвычайных ситуациях.

В мае 1972 Академия ФБР, которая сегодня обучает не только персонал Бюро, но и другие правоохранительные организации, открыла свои двери.

История начинается с вокзала в Канзас-Сити.


На фотографии слева — последствия кровавой бойни в Канзас-Сити. Справа: агенты ФБР практикуются в стрельбе с автоматом Томпсона.
В начале.

В июне 1933 года трое полицейских и один агент Бюро, сопровождающие заключенного через вокзал Миссури, были убиты, когда Чарльз Артур «Красавчик” Флойд и другие преступники открыл огонь. После этого, ввиду негодования общественности, агентам ФБР дали власть проводить аресты и носить оружие.

Но где обучатся меткой стрельбе из огнестрельного оружия? Необходимо было специальная тренировочная база, площадка для подготовки специальных агентов.

Это место было найдено благодаря Корпусу Морской Пехоты США, которые в 1934 разрешили располагаться на территории их военной базы в Куантико, штат Вирджиния. С тех самых пор и по сей день Академия располагается там.


На фотографии слева: агенты ФБР тренируются на крыше Департамента Юстиции в Вашингтоне. Справа: первые обученные специалисты «Академии полиции ФБР», июль 1935.

Тем временем Бюро продвигалось в деле обучения агентов.

В начале 20-ых мы начали формальное обучение агентов; наша первая организованная школа агентов была создана в 1929, в округе Колумбия. Она включала в себя обучение в классах, практические упражнения в снятии отпечатков пальцев и сборе улик, и даже физические тренировки на крыше здания Департамента Юстиции.

В соответствии с рекомендациями национальной комиссии, появились новые требования в стандартах обучения и в 1935 году открылась «Полицейская тренировочная школа”, предшественник сегодняшней программе Национальной Академии. Полицейские-профессионалы высокого уровня изучили новые научные методы расследования, получили высокие навыки стрельбы из огнестрельного оружия и тактические навыки. Многие из дипломированных специалистов остались в Академии, чтобы преподавать изученные материалы следующему поколению стажёров.


На фотографии слева: Академия ФБР 1940-го года. Справа: комнаты общежития в Академии.

Первый дом Академии.

«Если мы построим дом для них — они к нам придут» — такими были наши мысли в конце 30-ых годов. Оружие, которое предоставлял нам для тренировок Корпус Морской Пехоты было не совсем приспособлено для правоохранительных задач. Мы нуждались в отдельном месте для обучения и проживания офицеров полиции и специальных агентов Бюро.

В результате Корпус Морской Пехоты позволил нам построить  собственную базу. В 1940 году, были построены первые классы, располагающиеся в главной части базы. Академия ФБР официально построена.

За следующие два десятилетия, мы добавили новое крыло, подвал, расширили столовую и кухню, сделали лифт. Но всего этого ещё было мало. В общежитии жили по 8 человек в комнате. Нехватка места классной комнаты ограничила размер учебных классов. Огневой рубеж был далеко за территорией здания, необходимо было добираться до него на автобусе. Мы нуждались в комфорте, чтобы соответствовать высокому профессиональному стандарту обучения.

В 1965, мы получили одобрение построить совершенно новый комплекс в Quantico. Постройка началась в 1969. Новый дом был только за углом.

На фотографии слева: новая Академия ФБР. Справа: новые классы.

Новая Эра для Обучения ФБР

7 мая 1972, новая, расширенная, и модернизированная Академия ФБР была открыта.

Основные улучшения: комплекс включал более 20 учебных классов, восемь конференц-залов, двойные семиэтажные спальни, аудиторию на 1 тысячу сидячих мест, столовую, огромный тренажёрный зал и бассейн, полностью укомплектованную библиотеку, и новый полигон для стрельб. Также были созданы специализированные классы для обучения судебной медицине, четыре лаборатории и другие специальные аудитории.

Эти улучшения позволили обучать более 200 студентов в полгода.


На фотографии слева: спасательный отряд, моделирующий тактические действия в реальной ситуации захвата заложников. Справа: новая Лаборатория ФБР.
Наша Спасательная команда Заложника в моделируемом осуществлении в Quantico. Право: новая Лаборатория ФБР.

Новые Указания, Новые Соседи.

С 1972, Академия продолжила расти и развиваться, и с точки зрения ее обучения и с точки зрения ее услуг. Несколько примеров:

В 1976, мы создали Национальный Исполнительный Институт для глав национальных правоохранительных агенств.

В 1987 мы построили специальный тренировочный полигон в виде маленького городка Хоганс Элли.

Также присоединились к комплексу Академии в 80-ых и 90-ых  Инженерный Исследовательский Объект и наша Оперативная группа быстрого реагирования, которая включает наш спасательный отряд и группу учёных.

… В 2002, мы также открыли Колледж Аналитических Исследований теперь, названных Центром Обучения Разведки — чтобы развить и обучать наши кадры аналитиков разведки.

… Наше самое новое здание: Лаборатория ФБР. В 2003, мы открыли наше самое первое автономное здание Лаборатории, современное средство, полное амортизаторов размера здания, чтобы обращаться с колебаниями от соседних Морских взрывов боеприпасов.

На фотографии слева: студенты ФБР в аудитории. Справа: разминка перед упражнениями.

kirsan.ucoz.com

ФБР – всем спецслужбам пример / Дипкурьер / Независимая газета

События 11 сентября 2001 года помимо сближения политических элит России и США привели к невиданному прежде по масштабам и глубине сотрудничеству спецслужб обеих стран. О том, как с российскими партнерами взаимодействуют специалисты Федерального бюро расследований, а также об иных сторонах деятельности этой организации рассказывает представитель ФБР в России Джон Ди Стасио.




Работу в России представитель ФБР считает исключительно важной для снижения преступности в его стране.
Фото Фреда Гринберга (НГ-фото)

– Владимир Путин в одном из своих первых интервью рассказал о том, как он с подростковых лет стремился попасть на работу в КГБ. Но эта организация, по его словам, добровольцев отвергает, подбирая кадры по своему усмотрению. В ФБР схожие принципы пополнения? Как лично вы попали на работу в Бюро?



– Я поступил на работу в ФБР более 20 лет назад. С тех пор у меня было два основных места назначения: в Нью-Йорке и в штаб-квартире Бюро в Вашингтоне. Основная моя специализация – оргпреступность Италии, а также Европы в целом и Азии. Дополнительная специализация – инструктор по обучению стрельбе, лингвистическая подготовка и переговоры по освобождению заложников. Получил два диплома – в области криминальной психологии и экономики. Ранее я служил в морской пехоте, обладаю классификацией парашютиста. В 1969–1970 годах служил во Вьетнаме.


Моей жизненной целью всегда была работа в качестве агента ФБР, ибо я считал и считаю, что Бюро является одной из лучших организаций подобного типа в мире.


На работу спецагентами Бюро востребованы люди самых разных процессий: финансисты и бухгалтеры, компьютерщики и инженеры, лингвисты. Мы охотно принимаем бывших офицеров армии и полиции, имеющих опыт военных действий. Наиболее подходящий возраст кандидатов – между 23 и 37 годами. И, конечно, они должны обладать дипломами об окончании университета или колледжа. Многие из них имеют по два диплома о высшем образовании, а то и более.


После приема документов абитуриенты проходят целую серию испытаний и экзаменов, включая тест на детекторе лжи. Само собой, они должны быть в очень хорошей физической форме.


После того как все кандидаты пройдут испытания, начинается весьма длительный и серьезный процесс проверки их биографических данных. Он предполагает детальное изучение рекомендаций кандидатов, образа их жизни, состояния их финансов.


Уже после приема на работу новички должны пройти специализированный курс обучения в Академии ФБР в штате Вирджиния. После этого они принимают на себя обязательство соглашаться на любые задания в любом географическом районе мира согласно служебной необходимости.


Весь этот сложный процесс приема и подготовки пополнения ФБР разработан так, чтобы исключить возможность попадания недостаточно квалифицированных или подозрительных в каком-либо отношении кандидатов.


Процесс найма на работу и дальнейшего отбора в Бюро очень строгий и построен исключительно на основе конкуренции, поскольку ежегодно высказывают свое желание работать у нас от 50 до 70 тысяч человек.


Для большинства поступающих работа в ФБР – это не начало, а продолжение профессиональной карьеры. Поэтому средний возраст поступающих составляет свыше 30 лет. Именно по достижении этого возраста люди, как правило, являются уже профессионально состоявшимися, со сформировавшейся личностью, у них за спиной есть определенный жизненный багаж, который кроме прочего позволяет проверить их личные качества. После окончания курса в Академии ФБР новички проходят двухлетний испытательный срок.


Что касается вашего вопроса о том, кто кого ищет, и сравнения с практикой подбора кадров в КГБ-ФСБ, то, во-первых, ФБР намного меньше ФСБ: у нас сейчас работает всего-навсего чуть более 10 тысяч спецагентов. И процесс приема в Бюро хотя и достаточно строгий, даже жесткий, но в то же время открытый, конкурентный. Любой американец может выразить желание работать у нас и имеет возможность пройти наши приемные испытания. Мы не видим ничего плохого или подозрительного в том, что тот или иной гражданин изъявил желание работать в Бюро.



– Какие из личностных качеств у новичков вы рассматриваете как главенствующие? Обязательно ли это должен быть супермен типа Джеймса Бонда?



– Мы считаем, что наилучшими кандидатами являются люди взвешенные, разумные, зрелые умом и душой, откровенные, прямые, честные, добросовестные, совестливые, умные, сообразительные, умеющие работать в команде, способные и выполнять приказы, и отдавать их. Очень важное качество – здравый смысл.



– Вы нарисовали портрет практически идеального человека. Много ли таких найдется среди обычных людей? Не слишком ли вы завышаете планку?



– Действительно, мой портрет схож с идеалом. Таких людей немного. Но это именно те качества, которыми в той или иной мере должны обладать сотрудники Бюро.



– Одной из фобий больного Эрнеста Хемингуэя в последние годы жизни была слежка за ним агентов ФБР, что, кстати, позднее и подтвердилось. Известно противостояние между передовой частью американской интеллигенции и ФБР в те годы, когда Бюро возглавлял Эдгар Гувер. В России работников спецслужб значительная часть населения одновременно и уважает – за якобы присущие им бескорыстие и патриотизм, и побаивается, памятуя репрессии советских времен, а интеллигенция преимущественно недолюбливает, правда, не очень афишируя свои чувства. А как у вас в стране относятся к сотрудникам ФБР?



– Общий настрой общественности к Бюро в целом позитивный. Но не секрет, что для некоторой части нашего населения ФБР – организация несколько противоречивого толка. В ряде случаев люди полагают, что у нас гораздо больше власти и возможностей ее проявления, чем мы на самом деле имеем. В частности, Бюро привлекло к себе внимание в результате ставших известными случаев внедрения наших сотрудников в различные преступные группировки. У некоторой части интеллигенции это вызывает подозрения: если агенты сумели проникнуть в столь закрытые организации, как мафии, то уж в открытые общественные они, дескать, тоже могли внедриться. Тем более что в истории ФБР были случаи, когда оно обвинялось в незаконном сборе разведывательных и иных материалов.


Но в целом отношение американцев к тому, что мы делаем, позитивное, и они имеют достаточно полное представление о нашей работе, потому что мы стремимся быть максимально открытыми – насколько это возможно – для общества.



– В каких случаях и кто может попасть – и надолго ли – «под колпак», то есть в досье ФБР? В одной из российских энциклопедий о США я прочитал, что архив Бюро якобы хранит данные на десятки миллионов американцев, чуть ли не с подросткового возраста. Насколько это соответствует реальности?



– Мы не собираем досье на своих сограждан «на всякий случай», огульно подозревая в грехах всех и каждого. Все, чем мы располагаем, – это информация, связанная с расследованиями тех или иных инцидентов, нарушений закона. Люди, не замешанные в преступлениях, но попавшие в орбиту нашего интереса в качестве свидетелей, жертв или помощников расследования конкретных дел, фиксируются только по фамилиям и именам, без каких-либо иных расширенных сведений.



– Чьи отпечатки пальцев хранят архивы ФБР? Только преступников?



– Не только преступников, но и тех, кто сдал их в процессе проверки перед приемом на работу, связанную с допуском к секретам.



– А что вы будете делать с отпечатками пальцев зарубежных гостей США, которые теперь снимаются в обязательном порядке?



– Ну, это настолько новая система, что нам пока неизвестно, как она будет функционировать в дальнейшем.



– Какие изменения в работе ФБР произошли после событий 11 сентября 2001 года? Как ваша деятельность соотносится с работой созданного под влиянием этих событий Министерства национальной безопасности?



– После 11 сентября в деятельности ФБР произошли коренные изменения. Наши ресурсы направлены теперь на одну общую цель – предотвращение любых террористических атак как на территории США, так и в тех районах мира, где могут быть затронуты интересы нашей страны. И, соответственно, сбор развединформации тоже теперь подчинен вот этой новой цели.


Той же глобальной цели подчинены наши партнерские отношения с зарубежными коллегами. ФБР продолжает оставаться ведущей контртеррористической организацией США. Но теперь мы более тесно сотрудничаем с ЦРУ в вопросах противодействия терроризму и координируем свою деятельность в этом направлении со всеми правоохранительными органами страны.


Мы по-прежнему подотчетны Министерству юстиции, не входим в состав недавно созданного Министерства национальной безопасности, но очень тесно сотрудничаем с ним, тем более что в его состав влились такие важные службы, как иммиграционная и таможенная. Кроме того, в состав этого министерства входят береговая охрана, пограничная патрульная служба и служба обеспечения безопасности на транспорте.



– Вы сказали, что специализируетесь по европейской и азиатской оргпреступности. В то же время ФБР, согласно своему уставу, имеет чисто внутриамериканские функции. Как это сочетается? Вы ищете и контролируете происхождение и контакты тех иноязычных преступных группировок, которые действуют на территории США?



– Меня интересует та часть деятельности преступных группировок в Европе и Азии, которую они осуществляют на территории США. В наши дни оргпреступность – явление, как правило, интернациональное. Для нее не существует ни границ, ни расстояний, но есть только конкретные и весьма алчные интересы. И мы очень тесно сотрудничаем с коллегами из правоохранительных органов других стран, в частности, России.



– Вам, видимо, уже знакомо русское выражение «оборотни в погонах», ставшее весьма часто употребляемым в наших СМИ в последние месяцы?



– Да, конечно. По моему убеждению, руководство вашего МВД решительно настроено на то, чтобы ликвидировать эту проблему. Думаю, что со временем данная цель будет достигнута.



– Случалось нечто подобное внутри ФБР?



– Мне неизвестно о подобных случаях в Бюро. Но, как и остальные спецслужбы, мы нанимаем в наши ряды представителей все того же человеческого рода. Соответственно иногда и у нас происходили дела, связанные с коррупцией или неправомерным поведением сотрудников правоохранительных служб. Но они случались в нескольких больших полицейских участках. И ФБР принимало участие в расследовании таких происшествий, некоторыми руководил лично я.


В этом смысле у меня есть и личный опыт в качестве такой жертвы, которой я стал еще в детском возрасте. Дело в том, что отец, по профессии – обыкновенный заводской рабочий, часто брал меня с собой на работу в выходные дни. Однажды утром нашу машину остановил полицейский, который обвинил моего отца в том, что тот проскочил перекресток на красный цвет светофора. Но мой отец был очень аккуратным водителем, да и я видел, что мы проехали перекресток по всем правилам. Но полицейский не желал слушать оправдания моего отца и долго кричал на него, а потом, уже тише, добавил, что проблема может быть исчерпана при помощи 20 долларов. Отец лишь громко рассмеялся в ответ, поскольку у него в кошельке было в тот момент всего 2 доллара. Полицейский не поверил этому и потребовал показать кошелек. Когда он увидел, что в нем действительно лежат всего 2 бумажки по 1 доллару, он преспокойно забрал наши последние деньги и уехал восвояси. Этот случай я запомнил на всю жизнь, хотя с тех пор прошло 44 года. Мне было тогда 8 лет.



– И здесь, в Москве, и в США я много слышал от политиков и от ваших коллег из спецслужб о том, насколько интенсивно и продуктивно развивается в последние 2–3 года партнерство между разведчиками и контрразведчиками обеих стран. Но далее этих туманных фраз, как правило, никто не шел, многозначительно разводя руками: мол, сами понимаете – сфера нашей деятельности вынужденно покрыта завесой секретности. Вы действительно не можете привести ни одного случая из вашей практики сотрудничества с российскими коллегами?



– Я попробую. Например, недавно нам стало известно о попытках группы лиц приобрести в России портативную зенитную установку для последующего ее использования на территории США с целью сбивать военные или гражданские самолеты. Это было весьма длительное и непростое расследование, которое, наверное, ни за что бы не завершилось успешно, если бы не помощь со стороны наших коллег из ФСБ.


В ходе расследования сотрудники ФБР и ФСБ перемещались из Москвы в Нью-Джерси и обратно, совместно планируя и осуществляя операцию. Офицеры ФСБ присутствовали в Нью-Джерси в августе прошлого года при аресте главного обвиняемого по этому делу. Мы и затем продолжали вместе вести это важное, привлекшее внимание в высоких политических верхах расследование, которое до конца не завершено и сейчас.


Еще один свежий случай. Офицеры вашего МВД приняли активное участие в расследовании угрозы взрыва в нью-йоркском метро. Сообщение об этом поступило в США посредством компьютерной сети и было сформулировано с большим количеством деталей, что вызвало очень серьезные опасения со стороны властей Нью-Йорка и соответствующих служб. В связи с ожиданием этой атаки были предприняты чрезвычайные меры по предотвращению терактов и общему повышению безопасности в городе.


Поскольку в полученном предупреждении указывалось, что бомба будет взорвана уже на следующий день, в 11 часов утра, офицерам нашего Бюро и вашего МВД пришлось работать всю ночь, чтобы определить источник угрозы, находившийся, по нашим данным, на территории России. И за 2 часа до предполагаемого «часа Х» в Барнауле был обнаружен человек, пославший грозное, но, как выяснилось, фальшивое сообщение в США.


Эта «шутка» обошлась американской казне в значительную сумму, потому что власти и спецслужбы не могут гадать, насколько весома та или иная угроза, они вынуждены всерьез воспринимать любое сообщение подобного рода и оперативно реагировать на него, принимая меры повышенной безопасности. Например, ту ночь поиска потенциального злоумышленника сотни полицейских Нью-Йорка провели в усиленных нарядах, готовые к самому неожиданному развитию событий. Решающую роль в том, что и они, и представители городских властей в конце концов вздохнули с облегчением, сыграли наши доблестные коллеги из российского МВД.


Любопытно, что буквально 4 месяца назад органы российской прокуратуры очень помогли нам с расследованием еще одной истории, связанной с тем же Барнаулом. В Лос-Анджелесе были похищены, а потом убиты пятеро иммигрантов из России. Случай был весьма непростым. Группа офицеров ФБР для расследования отправилась из Лос-Анджелеса в Барнаул для совместных действий с местной прокуратурой. Нельзя не отметить, что российские прокуроры очень квалифицированно допрашивали свидетелей, в результате чего была получена дополнительная важная информация.



– Время от времени представители американских органов правопорядка выдают в СМИ информацию о том, что те или иные, зачастую весьма известные, российские политики, чиновники или бизнесмены подозреваются в получении или отмывании крупных взяток. Например, несколько месяцев назад на территории США был посажен личный самолет одного из известных российских бизнесменов, летевшего на отдых, и ваши коллеги подвергли его многочасовому допросу, после чего отпустили восвояси. Каким образом подобная деятельность соотносится с общим профилем работы ФБР?



– Тот бизнесмен, которого вы имеете в виду, не подозревался в какой-либо незаконной деятельности. Он был допрошен в рамках нашей работы по сбору информации для одного из расследований. Нас интересуют те случаи, в которых нарушаются американские законы. Мы используем любую возможность для допроса свидетелей, вне зависимости от того, гражданином какой страны они являются. Хотя, конечно, далеко не всегда у них есть полезная для нас информация.



– Вы являетесь, кроме прочего, специалистом по переговорам об освобождении заложников. Существует ли некое «золотое правило» поведения спецслужб в таких делах или в каждом конкретном случае идет поиск подобающего варианта?



– Каждая ситуация очень конкретна, и взаимоотношения с захватившими заложников бандитами представляют собой, как правило, весьма сложные и порой очень длительные переговоры, включающие компромиссы с обеих сторон. Все всегда зависит от очень конкретных обстоятельств, от готовности преступников идти на диалог и обоюдного умения его вести. Переговоры в подобных случаях – дело очень тонкое и деликатное.



– Вы взаимодействуете с российскими коллегами уже 8 лет, знаете наши реалии. Как вы оценили в свое время ситуацию вокруг «Норд-Оста»? Существовали ли, на ваш взгляд, иные варианты разрешения этого дела?



– На мой взгляд, российские спецслужбы сделали всё, что в той ситуации было возможно сделать для спасения заложников. Они вынуждены были работать в беспрецедентной ситуации. Заложники тогда погибли именно в результате действий террористов.


Когда я вспоминаю эту историю, мне приходит на память столь же сложный случай с заложниками у нас в Техасе. В нашем варианте специалисты ФБР направили в то место, где находились заложники, слезоточивый газ. В результате действия газа люди начали поджигать себя. Некоторые случаи подпадают под определение «непредумышленные последствия».



– Вам известен состав газа, примененного в «Норд-Осте»? Именно последствия его применения привели, как утверждает ряд специалистов, к смерти многих заложников.



– Нет, состав газа мне неизвестен.



– В вину властям тогда ставилось то обстоятельство, что пострадавшим от действия газа заложникам не было своевременно оказано медицинское содействие.



– Да, физическая причина смерти многих заложников «Норд-Оста» заключалась именно в применении этого газа. Но газ был применен как раз для освобождения этих людей. В ином случае и последствия могли быть совершенно другими, непредсказуемыми.



– Последний год вы практически непрерывно провели в России. Удалось ли вам побывать, помимо Москвы, в других регионах страны? Как вы оцениваете ситуацию в Москве и в целом в России с точки зрения ее криминогенности?



– Я выходец из Нью-Йорка, привык к большим городским масштабам, поэтому чувствую себя в вашей столице очень уютно. Я в настоящем восторге от культурной жизни в Москве, с удовольствием посещаю рестораны. Когда выпадает редкий свободный часок, очень люблю побродить по московским улицам, особенно зимой. Но чрезвычайная занятость, к сожалению, практически не позволяет мне выезжать за пределы Москвы.


Что касается криминогенной ситуации в ваших городах, то я, как профессионал из спецслужб, достаточно высоко оцениваю работу московской милиции с точки зрения обеспечения общественной безопасности в городе. В то же время ощущается большое присутствие организованной преступности в вашей столице. Ее представители действуют во многих сферах. За убийствами и взрывами обычно стоит стремление к переделу собственности или выяснение отношений между отдельными преступными группировками. То же самое происходило в свое время и в США.


Уровень подготовки представителей оргпреступности в России – во всех смыслах этого слова: с технической точки зрения, организационной и всех прочих, – необычайно высок. Он намного выше, чем у их коллег в других странах, в которых мне приходилось работать. Но суть всегда одна: лидеры преступных группировок стремятся подчинить своему влиянию отдельные территории города, проникают во многие сферы бизнеса и берут контроль над ними, собирая в результате значительные финансовые средства, которые в последующем используются для коррупции, для привлечения на свою сторону влиятельных представителей власти. Подобная модель деятельности оргпреступности распространена по всему миру. Лично я наблюдал такие схемы в Нью-Йорке и Чикаго.



– Какие недостатки, на ваш взгляд, характерны для деятельности московской милиции?



– Прежде всего необходимо поднять зарплату ее сотрудников, и чем скорее – тем лучше. Сама система деятельности органов правопорядка у вас четко разработана, руководство стоит на верном пути. Все дело, думаю, именно в необходимости улучшить материальное положение и техническое оснащение офицеров низшего и среднего звена, что очень важно для повышения мотивации их деятельности.



– В российских СМИ и среди наших политиков время от времени вспыхивают шумные дебаты на тему: можно и нужно ли либерализовать законы о доступности для населения огнестрельного оружия? Что вы можете сказать об этом, исходя из американского опыта?



– Лично я считаю, что правила владения оружием в США чересчур либеральные. Люди не всегда отдают себе отчет в том, что они могут быть убиты своим собственным оружием. Не совсем здоровое, на мой взгляд, стремление американцев владеть личным оружием мне непонятно.



– Вы считаете это, как у нас говорят, палкой о двух концах?



– Вот именно.



– Но хотя бы частичное влияние владение населением личным оружием оказывает на борьбу с преступностью?



– Это вопрос очень спорный. Если судить по статистике, то большую безопасность в жизни американцев личное оружие не вносит. Да, некоторым людям ношение оружия придает чувство уверенности. Но это ложное чувство. Когда оружие появляется у вас дома и члены вашей семьи, в том числе и дети, могут получить к нему доступ, это грозит несчастьем для них самих или для окружающих. К сожалению, это подтверждают многочисленные случаи из практики работы моих коллег из полиции. Оружие в вашем доме может быть обнаружено, например, неожиданно ворвавшимся к вам преступником, который опередит вас с его применением или использует его в дальнейшем против других людей. Поэтому – поверьте мне – гораздо безопаснее для всех, когда оружие находится не у вас дома, а в специально предназначенных для этого местах и у специально подготовленных для действий с ним людей. И совсем другое дело – использование по назначению и хранение дома охотничьего оружия.



– Вы, конечно, в курсе событий вокруг компании ЮКОС и ее главы Михаила Ходорковского. Некоторые российские политики и эксперты, одобряя нынешнее расследование финансовой деятельности компании, усматривают в ее нарушениях, кроме прочего, и угрозу национальной безопасности. Каков ваш взгляд на эту историю? Если бы нечто подобное происходило в США, есть здесь место для работы сотрудникам ФБР?



– Мне трудно говорить что-то об упомянутом вами деле, поскольку я не обладаю в достаточной мере информацией о нем. Но, конечно, дела подобного рода могут в принципе иметь отношение к проблемам национальной безопасности. Я убежден в том, что определенные типы преступлений, связанные с действиями организованной преступности, в частности финансовые преступления, могут иметь разрушительное воздействие на национальную безопасность.


Например, хорошо известно, что на протяжении ряда лет миллиарды долларов ежегодно вывозятся из России. Если бы у российского правительства и народа была возможность вернуть эти деньги, можно было бы сделать очень много полезного для блага вашей страны. В этом смысле потеря столь значительного количества финансовых средств, несомненно, нанесла урон российской экономике и безопасности.


Деятельность организованных криминальных группировок на международном уровне точно так же наносит большой ущерб внешнеэкономическим отношениям, влияет на устойчивость мирового рынка. Потеря огромного количества средств, которые фактически украдены из целого ряда стран, может в целом ухудшить экономическую ситуацию в мире, повлиять на ход экономического развития отдельных стран и целых регионов. Отрицательное воздействие такого рода экономических преступлений не ограничивается уровнем национальной безопасности, но выходит на уровень международной безопасности.

www.ng.ru

Академия ФБР

Evgenii_Ryabcev
Модератор

Сообщения : 27
Дата регистрации : 2011-03-31
Возраст : 20
Откуда : Воронеж

Тема: Академия ФБР   Чт Мар 31, 2011 5:19 am

Академия ФБР

Главный учебный центр ФБР.
Обучение агентов

Был открыт летом 1972 года, располагается на территории базы ВМС США в городе Куантико (штат Виргиния) и занимает площадь 1,6 км². На этой же территории находится тренировочный центр АПЗН. Академия ФБР является режимным объектом. В основной комплекс Академии входят три общежития, столовая, библиотека, учебный корпус, научный и тренировочный центр, аудитория на 1000 мест, церковь, административные офисы, большой спортивный зал и стадион, оборудованный гараж. В дополнение к основному комплексу на территории построен мини-город «Хоганс Элли», имитирующий типичный американский городок и созданный для отработки действий сотрудников в различных оперативных ситуациях. Здания «Хоганс Элли» используются для тренировок начинающих сотрудников, внутри них располагаются классы, аудио- и видео- лаборатории, а также административные и хозяйственные помещения. Неподалеку от «Хоганс Элли» располагается тренировочная трасса, протяженностью около двух километров. Для обучения стрельбе и обращению с огнестрельным оружием оборудованы восемь стрельбищ и закрытый тир, а также четыре стрельбища для обучения стрельбе по летающим целям.

В Академии проходят обучение начинающие сотрудники, организованы курсы переподготовки и повышения квалификации сотрудников со стажем, есть программы обучения кадров полиции. Предусмотрена программа стажировки в Академии для сотрудников российского МВД. В Академии проводится научно-исследовательская работа, направленная на совершенствование методов и приемов оперативно-розыскной и следственной деятельности, организации управленческой работы. В штате академии состоит около 100 «специальных агентов», занимающих должности инструкторов-преподавателей, и три десятка сотрудников, занимающихся техническим и хозяйственным обслуживанием. Почти все инструкторы аттестованы университетом штата Виргиния как преподаватели.

Чтобы поступить в академию ФБР нужно:
Иметь как минимум 2 ранг в Полиции.
Знать УК.
Знать устав.

После того как вы успешно пройдёте тэст, вы вступаете в академию ФБР. Вам присваивается звание «Стажёр».
Вот что входит в обязанности стажёра:
1.Являться на все тренировки департамента.
2.Помогать сотрудникам LSPD.
3.Подчиняться приказам любого агента ФБР если его звание «Младший сотрудник» и выше.

rp-steep-city-rus.mirbb.com

Работа в FBI

. Журналистка «Сегодня» узнала, как обычная киевская аспирантка устроилась трудиться в самом засекреченном месте США.
Пентагон, наверное, самое известное и, в том числе, самое секретное место на Земле. Когда мы попытались снять здание из окон машины, сотрудник украинского посольства вежливо попросила нас спрятать фото- и видеоаппаратуру. Мол, запрещено снимать объект стратегической важности. Карается законом. Причем серьезно. «Как-то мы попросили таксиста остановиться на мосту, откуда Пентагон — как на ладони, тот два раза с ужасом переспросил, правильно ли нас понял, — вспомнили телевизионщики. — Мы решили, что он идиот. Но как только вышли на мост и достали камеру, откуда ни возьмись появилась полиция. Увидев наш украинский паспорт, полисмен сказал сквозь зубы: «Чтоб я не видел ни вас, ни вашу камеру. Даю три секунды». Мы быстренько унесли оттуда ноги, а таксист все бурчал, что иностранцев с камерами возить больше не будет». Слушая все это, я чувствовал, как в мое сердце закрадывается паника. Ведь через два дня у меня было назначено там интервью. Причем с сотрудником Пентагона, родом из Киева! Когда я сообщила об этом коллегам, мне пожали руку и сказали, что, в случае чего, передадут вещи моей семье и скажут, что я пала смертью храбрых. Может, даже поставят памятник.
«ВЗЯТИЕ» ПЕНТАГОНА. Даже не удивилась, когда мне в сопровождающие выделили представителя посольства в военной форме. Прежде чем пропустить в здание, у вас трижды проверяют документы, досматривают сумки и сканируют с головы до ног. Свою героиню я встретила так, как встречают вернувшихся с фронта. Улыбчивая блондинка ждала нас вместе с представителем пиар-отдела — последней нужно было переводить каждое сказанное по-русски слово. Даже то, что в Пентагоне туалетов в два раза больше, чем служащих, а магазинов не меньше, чем на Пенсильвания-авеню — центральной улице Вашингтона. «Зачем здесь столько бутиков и ресторанов?» — удивилась я, проходя мимо галереи бутиков. «Чтобы работникам было удобно: все под рукой, не нужно отлучаться и выезжать в город. Тут и спортзал есть, и вообще все, чтобы жить», — рассказала Светлана. «Что, сотрудников вообще домой не пускают?» — ужаснулась я. «Отпускают, конечно. Но многие работают здесь сутками», — ответил мой переводчик.
Путешествие по коридорам Пентагона — тот еще подвиг. От постоянного движения по кругу (здание построено в виде замкнутого пятиугольника) поначалу может даже подташнивать. Проходы маркированы, но без сопровождающего в них можно просто запутаться. Фотоаппарат в руки не брать, в двери офисов — не смотреть. Туристы здесь похожи на отару овечек, которую пастухи-военные конвоируют в четко заданном направлении. Нас сразу провели в коридор, освещающий работу по розыску пропавших без вести во Второй мировой, корейской, вьетнамской и холодной войнах. Это — работа Светланы. По дороге мне рассказали анекдот о домике, расположенном в самом центре Пентагона. Советская разведка долго считала, что там находится нечто сверхсекретное. А на самом деле это обычный кафетерий, где сотрудники любят попить кофе и поесть хот-доги. Сфотографировать его мне, конечно, запретили.
НАШИ НА СЛУЖБЕ. «Никогда не думала, что буду работать в таком месте, — рассказала Светлана по дороге. — С детства хотела стать учителем английского языка, ведь родилась я в семье учителей. Окончила английскую спецшколу в Киеве. Когда училась в аспирантуре, у сына неожиданно начались проблемы со здоровьем. Врачи посоветовали проконсультироваться с зарубежными специалистами, а у нас были дальние родственники в США. В итоге в 1990 году мы прилетели сюда с $328 в кармане, которые нам разрешили взять с собой — моя двухгодичная аспирантсткая стипендия по тогдашнему курсу! Поразило то, что в Америке нам помогали совершенно незнакомые люди. Так, какая-то юридическая фирма оплатила диагностику моему сыну. Пока он лечился, нам с мужем предложили работу. Тем временем СССР распался, в Киеве скончался сначала мой отец, а потом и мама. Все, что осталось дома, — воспоминания, одноклассники и могилы на Байковом кладбище. Конечно, здесь тоже было непросто. Другая культура. Вспоминаются забавные вещи. Например, у меня ушло 10 лет на то, чтобы понять: когда тебя спрашивают «как дела?», не нужно рассказывать свою жизнь во всех подробностях. Или вот помню, когда первый раз зашла в супермаркет, — просто расплакалась, ведь когда мы уезжали из Киева, ничего такого не было! Муж, конечно, здесь скучал по салу и черному хлебу. А я до сих пор часто варю борщи и делаю голубцы — американцам очень нравится украинская кухня».
«Секретную» работу нашла в интернете
В Пентагон Светлана попала не сразу. Сперва она преподавала в Америке украинский язык и культуру. Затем занималась научно-исследовательской работой в одном из университетов, потом даже попала в министерство юстиции США. Объявление о работе в Пентагоне вообще нашла по интернету. «Как-то просматривала веб-сайт по поиску работы госслужащего для своей подруги, — говорит Светлана. — И нашла объявление, что в Пентагон, в отдел по розыску пропавших без вести, требуется международник со знанием русского языка и опытом работы в американских и зарубежных архивах. Я была в шоке, даже не поверила! Отослала резюме — и меня пригласили на собеседование. Вот и все. В этом году будет 7 лет, как я работаю в Пентагоне. У меня не просто работа — миссия. Если государство пообещало вернуть воина домой, то оно сдержит свое обещание, пусть даже 30—40 лет спустя. Кстати, здесь я нашла двух родственников, пропавших без вести. Когда послала своей свекрови копию открытки, которую ее отец выслал с фронта своему сыну, все, что она могла сказать, глотая слезы: «Да, это почерк моего отца!» Так что Пентагон для меня не только работа. Это личное».
Миссия: «Ищем свидетелей гибели самолетов»
Светлана работает в американо-российской комиссии DPMO, организованной в 1992 году президентом РФ Борисом Ельциным и главою США Джорджем Бушем-старшим. «Мы ищем американцев, без вести пропавших в период с начала Второй мировой до окончания холодной войны, — говорит Светлана. — У нас примерно 83 000 пропавших, две трети из которых вообще невозможно идентифицировать. В Америке вдоль многих шоссе можно увидеть два флага: один — государственный флаг США, а второй — черно-белый с силуэтом военнопленного. Это в память о пропавших.
На Гавайях и в Мэриленде находятся огромные исследовательские лаборатории. Именно в лаборатории Мэриленда идентифицировали царские останки семьи Романовых. Один из способов это сделать — сравнить ДНК. Для этого у родственников погибших по материнской линии берут пробы слюны. Потом их сравнивают с ДНК на костях останков».
Что интересно — большую работу по розыску погибших Светлана ведет в Украине. «В 1944 году Сталин разрешил отдать американской стороне во временное пользование аэродромы в Полтаве, Миргороде и Пирятине, — говорит Светлана. — Самолеты союзников поднимались с аэродромов Великобритании и Италии, бомбили территорию, занятую немцами. Потом садились на одном из аэропортов в Украине, заправлялись, ремонтировались, брали бомбовый груз и летели бомбить обратным курсом. Эти «челночные» вылеты носили название «Операция Френтик». Один из американских самолетов был сбит в небе Украины в июне 1944 года. А во времена холодной войны, в 1965 году, один из самолетов разбился в Черном море между Турцией и Украиной. Нет доказательств, что его сбили — он упал по невыясненным причинам. Нас интересуют отчеты советских поисковых групп. А свидетели и участники прошлых военных конфликтов могут оказать неоценимую помощь в поиске пропавших. Я бы хотела обратиться к читателям с просьбой: если у вас есть хоть какая-то информация о погибших американских летчиках или военнопленных — поделитесь ею с нами через редакцию газеты. Спасибо!» Пишите нам на [email protected]

www.govorimpro.us

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о