Американские эсминцы класса «Arleigh Burke»

 

Эсминцы давно стали рабочими лошадками современного военного флота. Самая последняя и самая сложная версия подобного корабля эсминец класса «Arleigh Burke». Современная платформа для вооружения и самая современная радарная система позволили этим кораблям доминировать в морях на десятилетия вперед. Именно эти военные корабли определяют стандарты мирового военного кораблестроения вот уже много лет. В чем секрет известных эскадренных миноносцев.

 

На фото выше представлены современные эскадренные миноносцы класса «Arleigh Burke». Они состоят на вооружении ВМС США и считаются самыми лучшими кораблями в мире из-за их универсальности. Мало того на сегодняшний день «Arleigh Burke» это эсминцы рекордсмены — их водоизмещение составляет 5000 тонн. По этому показателю они считаются самыми большими надводными кораблями за всю послевоенную историю американского флота.

головной эсминец «USS Arleigh Burke»

 

головной эсминец «USS Arleigh Burke»

 

Эсминцы класса «Arleigh Burke» американские конструкторы начали разрабатывать еще в конце 70-х годов. Новые корабли должны были прийти на смену другим эсминцам, которые воевали еще во времена Второй мировой войны и считались устаревшими, причем главным требованием при разработке эсминцев нового типа стала универсальность. Корабль должен был превосходить все, что к тому моменту имел флот СССР.

 

В итоге 4 июля 1991 года американские верфи построили первый эсминец новой серии «USS Arleigh Burke» (бортовой номер DDG 51), который стал настоящим шедевром военного кораблестроения. Его назвали в честь адмирала Arleigh A. Burke — легендарного командира эсминца периода Второй мировой войны. Сражаясь в Тихом океане Arleigh A. Burke командовал 23 эскадрой эсминцев; выиграл несколько ключевых сражений с японским флотом, включая битву при мысе Сент-Джордж в ноябре 1943 года. А также сыграл существенную роль в формировании послевоенного флота.

новые подходы судостроения эсминцев класса «Arleigh Burke»

 

 

Эсминцы класса «Arleigh Burke» демонстрируют новые подходы судостроения и одной из самых впечатляющих изменений — форма корпуса. Традиционно эсминцы были длинными и узкими. Конструкторы данного корабля подошли к этой проблеме по-другому. В корабельной архитектуре эсминца «Arleigh Burke» сохранилась одна уникальная величина это соотношение длины к ширине, что означает увеличение остойчивости. Опыт эксплуатации эсминцев этого класса подтверждает преимущества нового дизайна. При волнении моря и высоте волн до 7 метров эти боевые корабли способны сохранять скорость хода до 25 узлов.

 

Помимо уникальной формы корпуса эсминцы получили и другие изменения корабельной архитектуры. Например, возвращение к стальной конструкции. Дело в том, что эсминцы Второй мировой войны были сделаны из стали, а к 60-м и 70-м годам сталь была заменена алюминием. Изменение материала было вызвано утяжелением радаров и прочих датчиков, расположенных на мачтах. Алюминий превосходная альтернатива стали (прочность при меньшем весе), но у него имеются определенные недостатки — уязвимость к огню. Конструкторы современного эсминца «Arleigh Burke» решили вернуться к стали, но в тоже время сохранили многие современные электронные системы, ставшие незаменимыми во всех современных кораблях. Жизненно важные помещения эсминцев этого класса дополнительно защищены листами брони толщиной 25 мм и покрыты кевларом.

 

Эсминцы «Arleigh Burke» имеют более компактный дизайн, чем его предшественники. Их надстройки более спокойны, менее суматошны, чем у прежних конструкций.

боевые возможности эсминца «Arleigh Burke»

 

 

 

 

Изменения в архитектуре придали эсминцу живучести в бою, но первоначально корабли этого класса могут показаться просто лишенными оружия. Однако внешность обманчива.

 

Эсминцы класса «Arleigh Burke» оснащены вооружением не имеющих аналогов в мире — установкой вертикального пуска Mk-41. Удивительно, но эта система способна выпускать по одной управляемой ракете в секунду, а это значит, что всего за несколько минут американский эсминец способен поразить около ста целей неприятеля. Весь боекомплект может быть выпущен за две минуты.

 

Каждый корабль оснащен 29 носовыми и 61 кормовыми вертикальными пусковыми установками, в которых размещаются ракеты четырех типов. Зенитные управляемые ракеты SM-2 «Standard» способные уничтожать цели противника находящиеся на расстоянии 166 км. Противолодочные ракеты-торпеды RUM-139 «VL-Asroc» с дистанцией эффективной стрельбы свыше 16 км. Противокорабельные ракеты AGM-84 «Harpoon», угрожающие даже из-за горизонта и наконец, главный калибр крылатые ракеты BGM-109 «Tomahawk».

 

Помимо пусковых установок на борту эсминцев класса «Arleigh Burke» устанавливается 127 мм артиллерийская установка с боекомплектом 680 снарядов, две шестиствольные 20 мм зенитно-артиллерийские установки «Phalanx» и четыре пулемета системы «Browning» калибром 12,7 мм. Кроме палубного вооружения на борту могут размещаться два вертолета SH-60B «Seahawk» с комплектами противокорабельного и противолодочного вооружения, расширяющий радиус действия эсминца, позволяя обнаруживать и атаковать вражеские цели за десятки километров. С таким арсеналом на борту эти военные корабли могут не только защитить эскадру, но и нанести высокоточные удары по кораблям противника. Другими словами эти военные корабли являются не просто тактической единицей вооружения, а и оперативно-тактической, то есть поражать цели в глубине противника.

 

Боевую мощь эсминцев класса «Arleigh Burke» уже нельзя оценивать только по вооружению. Куда более важны электронные сенсоры. Они позволяют точно определить цель на дальних подступах и направить оружие с потрясающей точностью. Это стало возможным благодаря новейшей системе управления «Aegis». Ее отличия от предыдущих систем заключается в том, что она объединяет все технические и боевые средства эсминца и сама управляет ими. В зависимости от тактической обстановки «Aegis» перераспределяет цели в зависимости от степени угрозы. Например, при отражении массированного нападения с воздуха система прекращает поиск новых целей и сосредотачивается на сопровождении и уничтожении обнаруженных. «Aegis» это вычислительный центр из двадцати мощных компьютеров, принципиально новыми радарами с предельной дальностью обнаружения целей до 450 км. Ее шестигранные излучающие антенны спрятаны от глаз противника и вмонтированы в плоскости надстройки эсминца.

 

Эсминцы «Arleigh Burke» являются самыми распространенными военными кораблями своего класса. Морские силы самообороны Японии имеют на вооружении корабли класса «Atago», в ВМС Южной Кореи корабли класса «Sejong» и все они являются аналогами американских «Arleigh Burke» и имеют на своем вооружении системы «Aegis». Кроме азиатских стран подобные корабли имеются у Норвегии и Испании. Многие из стран пытаются создать подобные корабли, но получается пока только у Китайской Народной республики.

 

 

По планам Пентагона эсминцы класса «Arleigh Burke» будут составлять основу американского флота до середины 2030 года, а значит, в обозримом будущем эти эскадренные миноносцы иностранным морякам доставят немало беспокойства, например во время совместных операций протии сомалийских пиратов.

 

Подводя итог, хочется отметить, что эсминцы традиционно выполняют любого рода задания, однако эсминцы класса «Arleigh Burke» имеют намного больше возможностей, чем другие боевые корабли. При всех технологических улучшениях современный эсминец играет все ту же роль, что и его предшественники времен Второй мировой войны, занимаясь и воздушной обороной и надводными и подводными атаками. Изменились и угрозы, с которыми сталкиваются надводные корабли, а эсминцы «Arleigh Burke» приспособились и к этому и сейчас современный эсминец остается рабочей лошадкой американского флота.

 

Технические характеристики эсминца «Arleigh Burke»:

Водоизмещение — 9300 тонн;

Длина — 155,3 м;

Ширина — 18 м;

Осадка — 9,9 м;

Силовая установка — четыре газовые турбины типа LM2500-30 «General Electric»;

Скорость хода — 30 узлов;

Дальность плавания — 4400 миль на скорости 20 узлов;

Экипаж — 276 офицеров и матросов;

Вооружение:

Установки вертикального пуска для ракет RIM-66, SM-2, BGM-109 «Tomahawk», RUM-139 «VL-Asroc» — 90;

Артиллерийская установка Mk-45 127 мм — 1;

Автоматическая установка «Phalanx» CWIS 25 мм — 2;

Пулемет «Browning» 12,7 мм — 4;

Трехтрубные торпедные аппараты Mk-46 — 2;

korabley.net

«Деградация» эсминцев «Арли Берк» | Армейский вестник

…К своим двадцати пяти годам Вася совершенно опустился и потерял смысл жизни. Дурная наследственность и сокращение финансовой помощи от богатых родителей сыграли с ним злую шутку: в общем-то неплохой парень, по словам соседей и знакомых, он окончательно «выбился из колеи» и подсел на иглу. Изможденный скелет с опухшим лицом — все, что осталось от прежнего спортсмена, кандидата в мастера спорта по вольной борьбе.

Бывший претендент на титул победителя областных соревнований по боевым искусствам полностью утратил связь с реальностью и теперь придает значение вещам, мягко говоря, странным — изредка разминает свои дряблые мышцы, обижая малышей во дворе, а большую часть времени проводит в коматозном состоянии, сотрясаясь в судорогах очередной передозировки…

Как уже догадался читатель, речь идет не о живом человеке, а о корабле — эскадренном миноносце с управляемым ракетным оружием (эм УРО) типа «Арли Берк». Эсминец во многом необычный, признанный рекордсмен по ряду боевых характеристик и по объёмам строительства.

62 построенных корабля на 2013 год — количество американских «Берков» превышает число эсминцев под флагами всех остальных стран мира, вместе взятых! При этом строительство «Берков» продолжается: еще два корабля новой серии IIA+ были заложены в 2011 году. Всего, согласно планам, серия IIA+ будет включать 9 единиц. А потом хлынут стальной лавиной еще более совершенные «Берки» серии III (Flight III) — двадцать единиц после 2020-го года.

Спуск на воду USS John McCain (DDG-56), 1992 год

Это без учета зарубежных «реплик» американского «Иджис»-эсминца» — японских «Атаго» и «Конго», испанских «Альваро де Басан», южнокорейских «Кинг Сёджон»… Ситуация принимает просто пугающий оборот. «Иджисы» расползаются по миру, словно ядовитые насекомые.

Массовое появление «Берков» — результат максимальной стандартизации и унификации ВМС США: в ближайшей перспективе в составе флота должен сохраниться только один тип универсального эсминца, который заменит собой все существующие (или существовавшие) типы ракетных крейсеров, эсминцев и фрегатов.

Насколько справедливо подобное решение? Сможет ли «Иджис»-эсминец эффективно решать задачи кораблей других классов?

Ответ очевиден — эсминец «Берк» блестяще справятся с задачами любого фрегата, но экономика любой страны «загнется» от такой «стандартизации» — эсминец водоизмещением 10 тыс. тонн вместо 4-5- тысячетонного фрегата! Янки строят свои кораблики в неоплаченный кредит, потому не слишком задумываются насчет непомерных расходов на флот. При том, что стоимость последних «Берков» оценивается в пределах 1,8…2 млрд. долл.

Адмиралы попросят еще 20 эсминцев? Да не вопрос…


Сценарии развития ВМС США до 2042 года. Первый, оптимистичный, предполагает 40-летний жизненный цикл эсминцев. Второй, пессимистичный, при ограниченном финансировании, предполагает 35-летний цикл. В планах — удержать количество эсминцев на отметке 90 ед.
Крейсера типа «Тикондерога» (CG-47) будут однозначно списаны к 2028 году «Берки» I и II серии (DDG-51) постепенно заменяются на DDG-51 серии III «Замволты» (DDG-1000) — узкая полоса, серия из трех экспериментальных эсминцев DDG(X) — эсминец нового поколения. Пока даже никто не знает, как он будет выглядеть

Почему отечественный БПК не уступает «Берку»

90 ракетных пусковых установок. Боевая информационно-управляющая система «Иджис», объединившая в себе все средства обнаружения и связи, комплекс вооружения и системы борьбы за живучесть корабля. Надежная и эффективная ГЭУ. Корпус, построенный с учетом технологии «стелс». Многофункциональный корабль-робот, способный громить цели на земле, под водой и в воздухе.

Однако, первое впечатление обманчиво. Восхищение при знакомстве с «Арли Берком» быстро сменяется подозрением по поводу несоответствия его заявленных боевых возможностей реальному положению дел.

Ведь, создававшийся как «кастрированная» версия ракетного крейсера «Тикондерога», эсминец «Берк» изначально не блистал высокими характеристиками и являлся «шагом назад» в плане создания надводных боевых кораблей. Единственное, что привлекало адмиралов в этом проекте — заявленная дешевизна и эффективность: согласно первоначальным расчетам, эсминец должен был сохранить 2/3 возможностей крейсера при 1/2 его стоимости. Но даже эти цифры оказались чересчур оптимистичным.

Спущенный на воду под звуки фанфар, головной USS Arleigh Burke (DDG-51) оказался далек от представлений об «идеальном» эсминце.

Истина познается в сравнении. Чтобы понять основные проблемы, с которыми столкнулись американские моряки, предлагаю взять для сравнения его советские/российские ровесники — большие противолодочные корабли проектов 1155 и 1155.1.

Даже по своему прямому назначению — в качестве корабля ПВО — конструкция «Берка» вызывала массу вопросов. Первое и самое важное — отчего у суперэсминца имеется всего три РЛС подсветки целей? Из них на переднюю полусферу приходится всего лишь одна. Явное свидетельство того, что эсминец, вопреки заявленным качествам, не способен отражать массированные атаки с воздуха.

Для сравнения — советский БПК, который никогда не позиционировался как корабль ПВО, оснащался двумя антенными постами наведения ракет ЗР95. Каждая РЛС с ФАР обеспечивала ОДНОВРЕМЕННОЕ наведение до 8 ракет по 4 воздушным целям в секторе 60 х 60 градусов.

Малое число РЛС подсветки и ограниченное число обстреливаемых целей — далеко не все проблемы американского эсминца. Руководство ВМС США оставило без внимания претензии моряков к многофункциональному радару AN/SPY-1 (еще бы! после того, как в программу по созданию суперрадара были вложены миллиарды — назад пути нет).

Главный компонент системы «Иджис» — мощная трехкоординатная РЛС с четырьмя неподвижными фазированными антенными решетками, способная засекать и автоматически брать на сопровождение сотни воздушных целей, программировать автопилоты выпущенных зенитных ракет и следить за целями на низкой околоземной орбите.

На практике она показала обратное. Несмотря на свой суперсовременный облик и широкие возможности по контролю воздушного пространства на больших дистанциях, радар AN/SPY-1 оказался «подслеповат» при обнаружении низколетящих целей (НЛЦ) — и поделом!

Обычно на боевых кораблях для обнаружения скоростных НЛЦ применяются специализированные радары — например, отечественная РЛС «Подкат» с узконаправленным лучом поиска и высокой частотой обновления данных или двухдиапазонный японский радар с активной ФАР FCS-3A, работающий в диапазонах частот С (длина волны 7,5 до3,75 см) и Х (длина волны от 3,75 до2,5 см).

Американцы, вероятно, полагали, что они умнее всех, потому пытались решить проблему обнаружения НЛЦ с помощью многофункционального AN/SPY-1 — один радар на все случаи жизни! Ценой огромных усилий команде программистов удалось «заглушить» помехи и научить AN/SPY-1 сканированию узконаправленным лучом по небольшому углу места. Но насколько эффективной оказалась работа AN/SPY-1 в таком режиме?

В открытой печати до сих пор отсутствует информация о поражении «Иджисом» сверхзвуковых воздушных целей на предельно малой высоте — вероятно, американские «Берки» так и не научились бороться с подобными угрозами. Выпущенный «Москит» или русско-индийский «Брамос» с высокой вероятностью прорвется сквозь систему ПВО/ПРО эсминца и поразит цель.

Ко всему прочему, возможности AN/SPY-1 по обнаружению НЛЦ ограничены ввиду неудачного расположения антенных устройств: в отличие от других кораблей, где антенные посты стараются разместить на вершинах мачт, фазированные антенные решетки AN/SPY-1 висят на стенах надстройки, словно картины в Третьяковской галерее.

Это придает кораблю стильный, современный облик, но уменьшает дальность обнаружения НЛЦ (проблема радиогоризонта). Наконец, как следует из специфики работы самого радара, четыре неподвижные ФАР — не самое лучшее решение при отражении массированных атак с одного направления. Одна из решеток становится перегружена информацией, в то время как три остальные бездействуют.

К настоящему времени «Арли Берк» со своим AN/SPY-1 полностью устарел — современные британские «Дэринги», франко-итальянские «Горизонты» или японские «Акидзуки» на голову превосходят американский эсминец по возможностям ПВО, особенно в вопросах перехвата скоростных НЛЦ.

На эсминцах других флотов уже давно применяются РЛС с активными ФАР (SAMPSON, S1850, FCS-3A). Вовсю летают зенитные ракеты с активными головками самонаведения (европейский ЗРК PAAMS с ракетами семейства Aster). Но у американцев нет ничего подобного! «Берк» по-прежнему использует устаревшие технологии с подслеповатым радаром AN/SPY-1 и ЗУР семейства «Стэндерд-2» и RIM-162 ESSM с полуактивным наведением. При том, как уже упоминалось выше, у эсминца всего три РЛС подсветки AN/SPG-62, способных одновременно наводить лишь по одной ракете.

Наличие супербоеприпасов SM-3, способных поражать цели на заатмосферных высотах, ничего не дает эсминцу в реальном бою — трехступенчатый перехватчик SM-3 бесполезен против самолетов и низколетящих ПКР.

Вот такие дела. Супергерой оказался на деле «фраером» с весьма посредственными характеристиками.

Если возможности эсминца «Берк» по отражению воздушных атак можно определить как «средние», то его противолодочные и противокорабельные возможности оцениваются как «ниже среднего», а то и вовсе «никакие».

К примеру, первые 28 эсминцев (Flight I и II) вообще не имели вертолетного ангара — только посадочную площадку на корме. В то время, когда отечественные БПК несли на борту по два противолодочных вертолета!
Дальнейшее сравнение противолодочных (ПЛО) возможностей первых «Берков» с БПК пр. 1155 (шифр «Удалой») подобно «игре в одни ворота».

Наши БПК оснащались грандиозной гидроакустической станцией «Полином» массой 800 тонн. Дальность обнаружения подводных лодок, торпед и морских мин при благоприятных гидрологических условиях могла достигать 40-50 км. Едва ли такими характеристиками смогут похвастаться даже самые современные модификации американского сонара AN/SQS-53.

На борту БПК имелись восемь противолодочных ракето-торпед с дальностью пуска до50 км («Раструб-Б»/«Водопад-НК»), не считая вспомогательных средств в виде РБУ. Для сравнения: модернизировавнные американские ракето-торпеды RUM-139 Vertical Launch ASROC способны поражать цели на дальности не более22 км. С точки зрения реальных условий, 22 и50 км уже не имеют особого значения, ввиду сложности обнаружения субмарин на таких дистанциях. Тем не менее, цифры свидетельствуют против «Берка»…

Противолодочные возможности «Иджис»-эсминцев заметно возросли, лишь начиная с серии IIA (головной эсминец — «Оскар Остин» был введён в боевой состав ВМС в 2000 году). У кораблей этой серии была полностью перекомпонована вся кормовая часть, где появились два ангара для размещения вертолетов «Си Хок» системы ПЛО LAMPS III.

Годен!

Как ловко выразился один из читателей «Военного обозрения», современные корабли не предназначены для морского боя. Они созданы для комфортного прохождения службы контрактников в мирное время.

Данное утверждение в полной мере относится к эсминцам типа «Арли Берк» — Wi-Fi, бассейны и ресторанное питание,4,4 кв. метра жилого пространства на каждого моряка… Единственное, о чем забыли конструкторы корабля — эсминец должен уметь вести морской бой. А современный «Берк» на это категорически не способен.

БПК «Адмирал Чабаненко» (пр. 1155.1), принят в состав ВМФ в 1999 году.
Новый комплекс ПЛУР «Водопад-НК» с запуском через обычные ТА позволил разместить на борту восемь сверхзвуковых ПКР «Москит». Носовая батарея 100-мм орудий заменена на спаренную автоматическую 130-мм установку АК-130. Скорострельные АК-630 заменены на 2 ЗРАК «Кортик»

Помимо общей «хлипкости» конструкции, свойственной всем современным кораблям (эсминец «Коул» вышел из строя после подрыва лодки с 200-300 кг ВВ рядом с его бортом, 17 погибших моряков, 34 раненых. Полная потеря хода и боеспособности — нетрудно представить, что произойдет в случае прямого попадания в эсминец ВМС США самой скромной ПКР) — помимо низкой живучести и устойчивости к боевым повреждениям, современный «Берк» полностью лишен противокорабельного оружия!

Наличием универсальной «пятидюймовки» и теоретической возможности стрельбы ЗУР по надводным кораблям можно пренебречь.

Как же так?

Очень просто. Эсминцы первых серий оснащались двумя грозными системами морского боя:
— специализированными дозвуковыми ПКР «Гарпун» (дальность стрельбы 130 км, скорость 0,85 М, масса боевой части 225 кг) в двух счетверенных пусковых установках Mk141 на корме эсминца;
— противокорабельными ракетами BGM-109B TASM, являющимися модификацией известной КРМБ «Томагавк». Рельефометрическая система наведения TERCOM заменена на активную радиолокационную ГСН, аналогичную ракетам «Гарпун».

Несмотря на насмешки по поводу дозвуковой скорости (0,75М), противокорабельный «Томагавк» представлял собой труднообнаруживаемый смертоносный боеприпас, летевший на маршевом участке на высоте всего нескольких метров над гребнями волн (в отличие от советских монстров П-500/700/1000, взмывавших ввысь на пару десятков километров). Малая скорость и устаревание данных ЦУ компенсировалось особыми режимами полета на конечной участке траектории (поиск «змейкой»). Наконец, дальность полета в полтысячи километров и боевая часть массой 450 кг — в 2-3 раза больше, чем у обычных малогабаритных ПКР (экзотические громоздкие «Граниты» и «Вулканы» не в счет).

В 1990-е годы некоторое количество BGM-109B Tomahawk Anti-Ship Missle обычно имелось в ячейках установок вертикального пуска на борту эсминцев и крейсеров ВМС США.

Стандартная компоновка кормовой части «Арли Берка» серии I. Две РЛС подсветки AN/SPG-62 для прикрытия кормовых углов (за дымовыми трубами), лафет «Фаланкса» (сам комплекс демонтирован по тех. причинам), наклонные пусковые установки Mk.141 для ПКР «Гарпун» и, наконец, ячейки УВП с «Томагавками»

Увы, к настоящему времени «Берк» совершенно деградировал. Ввиду исчезновения единственного достойного противника — ВМФ СССР, противокорабельный «Томагавк» превратился в ненужный балласт. BGM-109B полностью сняли с вооружения в начале 2000-х.

На эсминцах серии IIA установку противокорабельных ракет вообще почитали ненужным и бесполезным мероприятием. В результате «Берк» лишился своего последнего оружия — ПКР «Гарпун». Разумеется, моряки не думали отказываться от ракет — все решило за них командование флота, стремившееся сократить и без того непомерные расходы.

В результате возникла позорная ситуация: любой иранский корвет или МРК может «огреть» беззащитный «Берк» парой противокорабельных ракет, а американскому эсминцу будет даже нечем огрызнуться.

Понимая свою беспомощность, моряки подняли шум. Результатом прений стал проект LRASM (Long Range Anti Ship Missle) — разработка дозвуковой стелс-ПКР большой дальности на основе авиационной крылатой ракеты AGM-158 JASSM, запускающейся из ячеек УВП Mk41.

Вместо скоростной «гонки на выживание», LRASM делает ставку на «интеллектуальный» прорыв системы ПВО/ПРО противника — высокая автономность, малозаметность, сложные маневры уклонения, постановка помех. Ожидается, что новая ракета поступит на вооружение ВМС США во второй половине этого десятилетия.

Ну а пока… американцы бессильно сжимают кулаки при виде иранских ракетных корветов.

Другой момент деградации «Арли Берка» — последние эсминцы вступают в строй без систем ближней самообороны. Привычный шестиствольный «Фаланкс» признан устаревшим оружием, взамен эсминец получил … пустое место. Изначально предполагалось, что на смену зениткам с радарным наведением придут ракетные комплексы RIM-116 Rolling Airfame Missle (RAM) — 21-зарядная пусковая установка на лафете «Фаланкса»; конструкция ракеты — фюзеляж от авиационного «Сайдвиндера» + инфракрасная ГСН от ПЗРК «Стингер». Комплекс годится для поражения воздушных целей на дальности до 9 км.

Однако, на ЗРК самообороны было решено сэкономить. «Берк» лишился последнего рубежа обороны.

USS Spruance (DDG-111) эсминец серии IIA. На корме — устаревший «Фаланкс». Спереди — пустота

В настоящий момент ударное вооружение эсминцев типа «Арли Берк» ограничивается крылатыми ракетами «Томагавк» — множество модификаций с различными алгоритмами наведения и типами боевых частей. В этом зачете американским эсминцам равных нет — «Берк» в «ударном» варианте способен принять на борт 56 «Топоров». Мощный ракетодром для ведения локальных боевых действий, способный одним залпом прикончить ПВО любой «банановой республики». Главное — не приближаться близко к берегу, иначе можно здорово «огрести» от контрафактных китайских ПКР C-802 и прочего «вундерваффе», расплодившихся по миру в чрезвычайных количествах. Надежды на AN/SPY-1 нет, а вместо старого доброго «Фаланкса» у американцев теперь, пардон, голый зад.

Планов громадье

Интересно, каким образом янки собираются воевать на этих, даже сейчас устаревших «лоханках», в течение следующих 50 лет? Ведь как бы ни пыжился Пентагон, других эсминцев у ВМС США в ближайшей перспективе не будет (три экспериментальных «Замволта» погоды не делают).

Даже если допустить появление перспективных эсминцев DD(X) в 2030-х гг., «Берки» останутся основой надводного компонента ВМС США как минимум до середины века. А по ряду прогнозов, последние из эсминцев «Берк» покинут действующий состав 2070-х годах! Еще ни один тип корабля в истории не оставался на службе в «первой линии» столь продолжительное время.

Изменением длины ствола пушки с 54 до 62 калибров здесь не отделаешься. Как и добавлением различных хай-тек систем (например, MASKER, подающей к днищу корабля пузырьки воздуха для снижения гидроакустической заметности). Автономные роботы-миноискатели RMS, активно-реактивные снаряды, пять бронированных переборок в надстройке… нет! Нужно что-то принципиально другое!

Янки очень надеются на Третью серию (Flight III). Точная информация по этим кораблям отсутствует. Наверняка даже сами разработчики еще не определились с обликом модернизированного «Берка».

Но уже ясно одно — радар AN/SPY-1 отправится в отставку. Вместо него появится РЛС с активной ФАР AMDR или нечто подобное — чрезвычайно энергоёмкое, для контроля верхних слоёв атмосферы и НОО. Потерпев фиаско с «универсальным» эсминцем, янки все сильнее склоняются к идее превращения «Берков» в плавучие ракетодромы национальной системы ПРО.

Имеются планы по перекомпоновке машинных отделений — взамен газовых турбин эсминцы оснастят полным электродвижением. При необходимости один из вертолетных ангаров будет пожертвован для установки дополнительного генератора.

155-мм дальнобойная пушка AGS вместо носового орудия, активные системы защиты на основе лазерного оружия, новые типы ракетных боеприпасов, целеуказание от радаров истребителей F-35…


Полным ходом идут испытания и мелкосерийная сборка зенитных ракет SM-6. Фирма Raytheon обещает поставить ВМС первую крупную партию в 2015 году. Янки с опозданием на 10 лет все-таки надеются принять на вооружение ЗУР с активным наведением.

«Деградация» эсминца «Берк» — не более чем злобная шутка. Современный американский эсминец действительно не блещет своими ТТХ, но количество рано или поздно переходит в качество. У янки действительно много эсминцев, и еще больше планов по их модернизации.

Что дальше? Покажет будущее.

/Олег Капцов, topwar.ru/

army-news.ru

Американский «Арли Берк» заметно превосходит однотипный китайский корабль

Несмотря на почтенный возраст, американский эсминец «Арли Берк» по степени соответствия вероятным условиям боевого применения превосходит китайского «одноклассника» почти на 41 % в крупномасштабных войнах и на 25 % – в локальных.

Эсминцы были одним из наиболее распространенных классов кораблей в годы Второй мировой. Это в значительной мере определялось их универсальностью. При относительно скромном водоизмещении широкий спектр боевых возможностей – от чисто эскортных до ударных. Такое сочетание обусловило интенсивное развитие класса в послевоенные годы. Эволюция привела к выделению из его рядов таких судов, как фрегаты, с преобразованием к настоящему времени собственно эсминцев в крупные корабли, по водоизмещению близкие к крейсерам. Гигантомания вызвана необходимостью размещения мощных БИУС, оборонительного и ударного вооружения. В результате стоимость эсминцев многократно возросла и как следствие они перестали быть самым распространенным классом.

Сегодня эсминцы разных стран сильно различаются по вооружению, оснащенности РЭС, водоизмещению и боевому предназначению. Среди них есть классические, сочетающие комплекс возможностей, характерный для предшественников времен Второй мировой, естественно, с учетом новейших достижений. Есть эсминцы с групповым базированием вертолетов, преимущественно противолодочные корабли, и с развитым вооружением ПВО, как, например, британский тип 45.

Американский эсминец типа «Арли Берк»

В российском, как и в советском флоте существует класс «большой противолодочный корабль», аналогов которому в иностранных флотах нет. Однако водоизмещение и состав вооружения БПК, предназначение в нашем ВМФ позволяют рассматривать их как специфический подкласс эсминцев, предназначенных преимущественно для борьбы с субмаринами.

Эстафета поколений

Эсминцы в составе современных флотов и их перспективные проекты можно разделить на три основных поколения. Первое поколение – построенные с 60-х до конца 70-х годов. Концептуально и по основным размерениям они близки кораблям Второй мировой, отличаясь наличием современного на тот период вооружения, прежде всего ракетного. Сегодня это поколение представлено во флотах развивающихся стран. Сохраняются они и в составе ВМС Японии, КНР, один – в ВМФ РФ.

Второе поколение – корабли постройки с 80-х годов до сего времени. По водоизмещению они соответствуют легким крейсерам Второй мировой. Их можно считать основой современного флота эсминцев.

Третье поколение — к нему относятся перспективные корабли. Сейчас это единственный построенный образец – эсминец ВМС США «Замволт». Из других кораблей известны только два проекта: российский 23560 «Лидер» и китайский 055. Они отличаются большим водоизмещением – 12 тысяч – 14 тысяч тонн, превосходящим аналогичный показатель имеющихся у России и США ракетных крейсеров. В других странах согласно открытым данным новое поколение эсминцев даже не проектируется.

Сегодня корабли этого класса, вероятно, наиболее универсальные из надводных, сочетают возможности как эскортные, так и ударные. Они предназначены для действий в дальней морской и океанской зонах самостоятельно и в составе крупных оперативных соединений.

Интересно сопоставить различные школы кораблестроения в классе эсминец. Как это делалось применительно к фрегатам, крейсерам и авианосцам, сравнение будет проводиться не только на основе анализа их вооружения и иных ТТХ, но и по соответствию вероятным условиям боевого применения. Оценкой эсминцев завершим сопоставление боевых возможностей надводных кораблей океанской зоны.

Будет правильно начать с наиболее многочисленных – современных эсминцев второго поколения. Яркий представитель и своеобразный законодатель моды – американский эсминец типа «Арли Берк». Это наиболее мощный по составу вооружения из массовых эсминцев. В оппоненты ему выберем корабль, близкий по концепции, характеристикам и боевым возможностям. Очень хочется взять советский/российский проект 956 – тип «Современный». Однако он иной концептуально. Из геополитических конкурентов (вероятных противников) США, имеющих современные корабли такого класса, остается только Китай с его эсминцем проекта 052D. Концептуально он наиболее близок к «американцу».

С ракетами наперевес

Эсминцы проекта 052D в Китае – серия из восьми кораблей, ее строительство должно завершиться в 2018 году. Полное водоизмещение – около 7500 тонн. Комбинированная энергетическая установка из двух газовых турбин и двух дизелей китайского производства обеспечивает максимальную скорость 30 узлов при дальности плавания экономическим ходом около 14 тысяч морских миль.

Главное вооружение корабля ракетное, до 88 единиц, в том числе 64 в двух УВП по 32 ячейки и 24 ПУ ЗУР FL3000N. В УВП могут размещаться в различных комбинациях КР CJ-10, ПКР YJ-18 и YJ-83, ЗУР HQ-9 и DK-10A, а также противолодочные управляемые ракеты (ПЛУР) CY-5. Имеются одноствольная 130-мм АУ H/PJ-38 и 30-мм семиствольный ЗАК тип 730. Минно-торпедное вооружение представлено двумя трехтрубными ТА для малогабаритных противолодочных торпед и четырьмя 18-ствольными бомбометами для РГБ. Есть ангар и взлетная площадка для вертолета типа Ка-27. Радиоэлектронное вооружение представлено самыми современными образцами китайского производства. Следует выделить РЛС с четырьмя ФАР тип 348+, а также мощную подкильную ГАС.

О CJ-10 известно, что дальность ее полета с огибанием рельефа на малых и предельно малых высотах колеблется от 1500 до 2500 километров (вероятно, первый показатель для обычного снаряжения, второй – для ядерного). По утверждению китайцев, ракета может развивать сверхзвуковую скорость только в районе цели – габариты аналогичны российской Х-55, на основе которой CJ-10 и сделали. Она создавалась для применения с наземных ПУ, но есть данные, что может использоваться и на новейших китайских эсминцах. БЧ в обычном снаряжении весит около 300 килограммов и, возможно, способна поражать мобильные наземные цели.

Китайский эсминец проекта 052D

ПКР YJ-18 стреляет до 530 км при скорости полета в крейсерском режиме около 900 километров в час, а в районе цели после захвата ее ГСН – 2,5–3 Маха. Это модификация российской ракеты Club, что позволяет оценить ее боевую часть примерно в 200–250 кг. ПКР YJ-83 (С-803) – ракета малой дальности – до 180 км, вес БЧ – 185 кг. Морская версия многоканального ЗРК HQ-9 создана на основе российской ЗРС С-300. Ее основная тяжелая ракета имеет максимальную дальность перехвата целей 125 километров, время реакции – 10 секунд. ЗУР DK-10A создана на основе ракеты класса «воздух-воздух» средней дальности и стреляет, по разным оценкам, на 30–50 км.

О вариантах боекомплекта эсминца достоверных данных нет. Он может быть чисто оборонительным – из ЗУР различных типов. Но вероятна и значительная доля ударного оружия – КР и ПКР. Поскольку у единственного китайского авианосца (как и у его российского собрата) истребительная авиагруппа малочисленна (в сравнении с американскими «коллегами»), то возложить на него все ударные задачи не получится. Поэтому соответствующее вооружение на китайском эсминце должно быть. Возможность варьирования дает основания предполагать, что ракетный боекомплект будет отличаться в зависимости от типа конфликта.

Исходя из вероятного боевого предназначения китайского эсминца оценим целесообразный состав его вооружения применительно к локальным конфликтам, когда нет серьезного воздушного и морского противника, так: 16 КР CJ-10, 8 ПКР YJ-18, 8 ПЛУР CY-5 и 32 ЗУР HQ-9 в двух 32-ячеечных УВП. ПВО ближней зоны обеспечивается ЗРК FL3000N с 24 ЗУР (дальность стрельбы – до 9 км). А в крупномасштабной войне с высокотехнологичным противником, при реальной угрозе ударов с воздуха и для борьбы с надводными кораблями, обладающими мощной ПВО, актуальнее 8 КР CJ-10 и 16 ПКР YJ-18 при той же комплектации другими ракетами.

«Арли Берк» с полным водоизмещением 8500 тонн несет ракетное оружие, расположенное в двух универсальных вертикальных подпалубных ПУ Mk-41 общей емкостью 96 ячеек. При этом есть возможность вместо одной крупногабаритной ракеты (ПКР или КРБД, ЗУР большой дальности) разместить четыре ЗУР малой дальности ESSM или «Си Спарроу».

Типовая загрузка для разных военных конфликтов также может отличаться. Применительно к локальным конфликтам комплект ракетного вооружения может составить 16 КРБД «Томагавк», 8 ПКР «Томагавк», 8 ПЛУР ASROC, до 48 ЗУР «Стандарт» различных модификаций и до 64 ЗУР малой дальности. В конфликтах против сильного противника комплектация, вероятно, изменится в пользу увеличения доли ЗУР и ПКР большой дальности: 8 КРБД «Томагавк», 16 ПКР «Томагавк», 8 ПЛУР ASROC, до 52 ЗУР «Стандарт» различных модификаций и до 48 ЗУР малой дальности.

Эти варианты комплектования и примем для дальнейших оценок. «Арли Берк» также располагает 16 ракетами «Гарпун» в палубных пусковых установках. Эсминцы оснащены БИУС типа «Иджис». Универсальная артиллерия представлена одной АУ Mk-45 калибра 127 мм. Противолодочное вооружение – два трехтрубных ТА для малогабаритных торпед Mk-46. Корабли имеют мощные гидроакустические средства поиска субмарин и противолодочные вертолеты. Есть данные о возможном использовании гибких протяженных буксируемых антенн (ГПБА), позволяющих обнаруживать ПЛ по шумам в инфразвуковом диапазоне. Дальность плавания «американца» существенно меньше, чем у «китайца», – около шести тысяч миль экономическим ходом.

Для оценки боевой эффективности кораблей рассчитаем потребное число попаданий в различные цели. Для вывода из строя или потопления крейсера, крупного эсминца необходимо поражение двумя-тремя тяжелыми ПКР с боевой частью в 450–500 кг. Для американского авианосца требуется попадание трех – семи аналогичных ракет. Для достижения того же результата ракетами с меньшей боевой частью (250–300 кг) необходимо три-четыре и шесть – девять попаданий соответственно. А для ракет с БЧ в 150–180 кг – четыре-пять и 8–12.

Сопоставление ТТХ кораблей свидетельствует, что они идентичны по концепции и номенклатуре вооружения. Бесспорное преимущество «американца» – более совершенное радиоэлектронное вооружение, особенно гидроакустическое, ПВО и РЭБ. Больший у «Арли Берка» и боекомплект ракетного вооружения – 112 (включая 16 ПКР «Гарпун») против 88 у китайского 052D.

Сопоставляя корабли в прогнозируемых условиях их боевого применения, мы по традиции рассмотрим два варианта: действия в локальном конфликте против слабого противника в интересах группировки ВВС и СВ и в крупномасштабной войне КНР против США и их союзников.

Оценим «ширину погон»

В этих конфликтах в общем случае оба корабля будут решать следующие задачи: уничтожение групп надводных кораблей (КУГ, КПУГ) и подводных лодок, отражение нападения с воздуха, нанесение ударов по наземным объектам противника. Следует отметить, что борьба с авианосцами нехарактерна для обоих кораблей. Китайский эсминец не будет привлекаться для решения таких задач. Во встречном бою шансов выйти для залпа у него нет, а слежение оружием, как это было в советском флоте, китайцы не отрабатывали. Поэтому возможность удара их эсминца по боеспособной АУГ США фактически отсутствует. Что касается «Арли Берка», то ему также вряд ли удастся атаковать китайский авианосец – «Ляонин» будет действовать в зонах, где американскому эсминцу не позволят находиться.

В локальной войне против слабого противника можно оценить (с учетом вероятности возникновения задачи) весовые коэффициенты для китайского и американского кораблей одинаково: уничтожение групп надводных кораблей и катеров в 0,1, подводных лодок – 0,05, отражение воздушного нападения – 0,3, нанесение ударов по наземным целям в оперативной глубине – 0,5, по объектам противодесантной обороны – 0,05.

В крупномасштабной войне весовые коэффициенты распределяются иначе. Их значение для «китайца»: уничтожение групп надводных кораблей (КУГ, КПУГ) – 0,25, субмарин – 0,15, отражение нападения с воздуха – 0,35, удары по наземным целям в оперативной глубине – 0,2, по объектам ПДО – 0,05. Для «Орли Берка»: уничтожение групп надводных кораблей (КУГ, КПУГ) – 0,1, субмарин – 0,2, отражение ударов с воздуха – 0,4, удары по наземным целям в оперативной глубине – 0,25, по объектам противодесантной обороны – 0,05.

Оценим возможности эсминцев в решении типовых задач. Первая состоит в уничтожении групп надводных кораблей. Как пример для сопоставления рассмотрим типовую КПУГ (КУГ) из трех-четырех фрегатов. При этом объектом атаки «китайца» будут корабли союзников США, в частности Японии или Южной Кореи. В противники «американцу» возьмем наиболее современные образцы ВМС НОАК.

Оба корабля имеют более чем двукратное превосходство в стрельбе своими ПКР большой дальности над объектом атаки. Могут при прочих равных условиях выйти для залпа и отстреляться, оставаясь недосягаемыми для противника. Залп восьми китайских ракет (для комплекта вооружения в локальной войне), как показывают расчеты, сможет вывести из строя или потопить один-два корабля из состава атакуемой КУГ, эффективность составит 0,35–0,45. 16-ракетный залп (в крупномасштабной войне) дает результат 0,6–0,7. Эффективность «Орли Берка» – 0,4–0,5 и 0,75–0,8 соответственно.

Работая по наземной инфраструктуре, эсминцы решают задачи тактического масштаба – вывод из строя одного крупного объекта или группы из трех-четырех поменьше. Результативность «китайца» в локальной войне с применением 16 КР CJ-10 в пределах дистанции эффективной стрельбы (до 1200 км) оценивается вероятностью разрушения объекта в 0,5–0,6, а восемью такими ракетами – в 0,3–0,4. «Американец» может рассчитывать на несколько большую эффективность за счет большей БЧ – 0,55–0,63 и 0,34–0,43. Оба корабля способны подавить один ротный опорный пункт в системе ПДО на берегу на удалении до 10–15 км от уреза воды примерно с одинаковой вероятностью в 0,6–0,7.

Оценить возможности эсминцев по борьбе с субмаринами целесообразно по вероятности обнаружения и уничтожения цели в заданном районе в составе КПУГ из двух эсминцев. Это типовая задача таких кораблей в системе зональной противолодочной обороны или ПЛО крупного оперативного соединения в его средней и дальней зоне. Обычно район поиска задается так, чтобы КПУГ была способна с заданной вероятностью обнаружить и уничтожить в нем подлодку противника. Этот показатель зависит от многих факторов, но при сравнении разных кораблей главнейший из них – энергетическая дальность обнаружения ПЛ ГАК корабля, а также возможности комплекса противолодочного оружия.

«Арли Берк» превосходит «китайца» по энергетической дальности подкильной ГАС и имеет большое преимущество за счет ГПБА. Она будет, как показывает опыт советского ВМФ, весьма эффективна в обнаружении АПЛ второго поколения, составляющих основу китайского атомного флота. Если взять район, в котором за несколько суток КПУГ с «Арли Берками» способна найти и уничтожить китайскую субмарину с вероятностью 0,8, то КПУГ из проекта 052D, охотящаяся на американскую АПЛ, при тех же условиях имеет значительно меньше шансов справиться с задачей – 0,11.

Оценивая возможности кораблей в отражении удара СВН, возьмем за основу типовой наряд СВН в 24 ПКР с размахом залпа в три минуты по ордеру из двух эсминцев. При этом вероятность сохранения боеспособности обоих кораблей составит применительно к проекту 052D (отражающему американские «Томагавки») – 0,45, к «Арли Берку» (противостоящему китайским YJ-18) – 0,64.

Выводим интегральный показатель соответствия кораблей. У проекта 052D он составляет 0,488 применительно к локальным войнам и 0,439 – к крупномасштабной. У «Арли Берка» показатели 0,61 и 0,62 соответственно. Очевидно, что при почти полной концептуальной идентичности кораблей такие результаты обусловлены лучшим радиоэлектронным вооружением представителя ВМС США и большим ракетным боекомплектом.

/Константин Сивков, доктор военных наук, vpk-news.ru/

army-news.ru

Эскадренный миноносец — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Эска́дренный миноно́сец (сокр. эсми́нец) — класс многоцелевых боевых быстроходных маневренных кораблей, предназначенных для борьбы с подводными лодками, летательными аппаратами (в том числе ракетами) и кораблями противника, а также для охраны и обороны соединений кораблей или конвоев судов при переходе морем. Эскадренные миноносцы могут также использоваться для разведывательной и дозорной службы, артиллерийской поддержки при высадке десанта и для постановки минных заграждений, а также дымовых завес.

Русское название «миноносец» происходит от того, что в дореволюционной России торпеды назывались «самодвижущимися минами». Обозначение же «эскадренный» указывает на способность кораблей этого класса действовать в составе эскадры в океанской и морской зоне. Это название пришло в русский язык из французской терминологии конца XIX — начала XX века (torpilleur d’escadre).

За рубежом, включая современный французский язык, наибольшее распространение получили кальки с английского названия англ. Destroyer («разрушитель») — фр. destroyer, нем. Zerstörer, польск. niszczyciel, и так далее. Этот термин, в свою очередь, изначально являлся сокращением от Torpedo boat destroyer — «истребитель миноносцев», что связано с тем, что первоначальным назначением кораблей этого класса считался перехват приближающихся к эскадре тяжёлых кораблей вражеских миноносцев и их уничтожение артиллерийским огнём (против небольшого корабля, движущегося со скоростью 30 и более узлов, торпеды тех лет не были эффективным оружием).

В русском флоте времён русско-японской войны эти корабли также называли «истребителями». В отличие от эскадренных миноносцев, «обычные» миноносцы оставались классом лёгких кораблей, не имеющих мощного артиллерийского вооружения, часто со сравнительно низкими мореходностью и автономностью.

Перед Первой мировой войной основным назначением эсминцев стала торпедная атака основных сил флота противника, особенно крупных кораблей. Во время и после этой войны они становятся многоцелевыми боевыми кораблями, способными выполнять са

ru.wikipedia.org

Лучше «Орли Бёрка» может быть только «Орли Бёрк» / Вооружения / Независимая газета


24.05.2013 00:01:00

Перспективы развития флота крупных боевых надводных кораблей ВМС США



Прохор Тебин

Об авторе: Прохор Юрьевич Тебин – кандидат политических наук.

Тэги: США, флот, вооружение





Основа ВМС США – эсминцы типа DDG-51 Arleigh Burke. Фото с сайта www.navy.mil


В структуре ВМС США особое место занимают крупные боевые надводные корабли (БНК) класса эсминец/крейсер. В соответствии с опубликованной в январе 2013 года желаемой структурой и численностью флота ВМС США считают оптимальным флот численностью в 306 кораблей, в том числе 88 крупных БНК. Таким образом, на эсминцы и крейсера должно приходиться около 29% от общей численности корабельного состава американского флота. Для сравнения: доля малых БНК в структуре флота составляет около 17%, а многоцелевых атомных подводных лодок – около 16%.


Вариант тридцатилетнего кораблестроительного плана на 2013–2042 финансовые годы (опубликован в апреле 2012 года) предполагает строительство 70 крупных БНК, что составляет около 26% от общего количества кораблей, которые планируется построить в рамках тридцатилетнего плана.


В 2012 году ВМС на 6,4% снизили желаемую численность крупных БНК (предыдущий вариант кораблестроительного плана на 2012–2041 финансовые годы предполагал 94 эсминца и крейсера в составе флота), а также почти на 35% увеличили количество крупных БНК, которые планируется построить в течение 30 лет (предыдущий вариант предполагал строительство 52 БНК). Тем не менее численность крупных БНК в составе ВМС США будет составлять 88 или больше единиц лишь в течение 11 из 30 лет.


Средняя численность крупных БНК на протяжении 30 лет составит 84–85 кораблей. В 2014–2015 и 2033–2034 финансовых годах в составе ВМС США будет менее 80 крупных БНК.


В значительной степени диспропорции между желаемой и реальной численностью крупных БНК американского флота в среднесрочной перспективе связана с решением о списании семи крейсеров типа CG-47 в 2013–2014 финансовых годах до истечения их 35-летнего срока службы, который должен был наступить в 2026–2029 финансовых годах. Отказ от этого решения позволил бы сократить разрыв между реальной и желаемой численностью крупных БНК, но обошелся бы американским налогоплательщикам в 4,1 млрд. долл. только в период 2013–2017 финансовых годов. Возможность отказа от списания семи крейсеров активно обсуждалась в американском экспертном сообществе, но реалистичность данного сценария представляется маловероятной.


Другие варианты решения проблемы – увеличение срока службы некоторых эсминцев типа DDG-51 серий I и II до 40–45 лет вместо нынешних 35 (срок службы всех эсминцев серии IIA ранее был продлен до 40 лет) или строительство дополнительных кораблей сверх предусмотренного кораблестроительным планом количества – также связаны с существенными финансовыми расходами.


ПРОГРАММА СТРОИТЕЛЬСТВА


ЭСМИНЦЕВ


Эсминцы типа DDG-51 Arleigh Burke являются основой ВМС США и признаются одними из наиболее совершенных кораблей этого класса. Головной эсминец типа DDG-51 был заказан в 1985 году и вошел в состав флота в 1991 году. Всего в период с 1985 по 2005 финансовый год было заказано 62 эсминца серий I, II и IIA. После этого предполагалось прекратить строить эсминцы этого типа и начать строительство БНК нового поколения.


В 2001 году ВМС начали программу разработки и строительства семейства надводных кораблей нового поколения (Future Surface Combatant Program). Эта программа подразумевала строительство боевых кораблей прибрежной зоны типа (БКПЗ) LCS и двух типов крупных БНК – эсминцев типа DD (X) (с 2006 года DDG-1000), предназначенных для нанесения ударов по береговым целям и артиллерийской поддержки, и крейсеров ПВО/ПРО типа CG (X).


Но в 2008 году ВМС объявили о резком сокращении числа планирующихся к постройке эсминцев типа DDG-1000 и возобновлении строительства эсминцев типа DDG-51. Эсминцы серии IIA были выбраны в качестве альтернативы эсминцам типа DDG-1000, а серии III – в качестве альтернативы крейсерам CG (X).


В период с 2010 по 2012 финансовый год было заказано четыре эсминца типа DDG-51. В период с 2013 по 2017 финансовый год США планируют заказать еще девять подобных кораблей, включая шесть кораблей серии IIA и три корабля серии III. Ежегодно будет заказываться по два эсминца за исключением 2014 финансового года, когда будет заказан лишь один корабль. Руководство ВМС и Конгресс рассматривают возможность заказа второго эсминца в 2014 финансовом году, что позволит получить дополнительный корабль по существенно более низкой цене. Комитет по делам Вооруженных сил Сената рекомендовал выделить дополнительно 1 млрд. долл. для заказа второго эсминца в 2014 финансовом году.


ВМС получили у Конгресса разрешение на заключение многолетнего контракта на строительство эсминцев типа DDG-51 в 2013–2017 финансовых годах, что избавило флот от необходимости подписывать ежегодно новый контракт с промышленностью. Это позволит, по оценкам ВМС, сэкономить около 1,4 млрд. долл., то есть 8,5% от общей суммы контракта.


Современное понимание термина «эсминец» подразумевает многоцелевой корабль океанской зоны, предназначенный для действий в составе корабельной группы. Американские эсминцы сосредоточены на обеспечении ПВО и ПЛО авианосных и экспедиционных ударных групп. Поэтому называть корабли типа DDG-1000 эсминцами не совсем точно. Предполагается, что корабли этого типа будут действовать самостоятельно вблизи побережья противника, обеспечивая нанесение ракетно-артиллерийских ударов по наземным целям. Более того, имея водоизмещение около 15 000 тонн, эсминцы типа DDG-1000 превышают по своим размерам многие крейсера и сравнимы с тяжелыми крейсерами времен Второй мировой войны. Как и БКПЗ, новые американские эсминцы являются по своим размерам и функциональному предназначению фактически новым классом кораблей.


Эсминцы типа DDG-1000 будут оснащены автоматизированной системой боевого управления (АСБУ) TSCE (Total Ship Computing Environment). Изначально предполагалось оснастить корабли комбинированной РЛС DBR, включающей многофункциональную РЛС с активными фазированными решетками (АФАР) X-диапазона AN/SPY-3 MFR производства корпорации Raytheon и РЛС с АФАР S-диапазона AN/SPY-4 VSR производства корпорации Lockheed Martin. Но позже было принято решение отказаться от установки РЛС VSR на новых эсминцах. Эта мера позволила ВМС сэкономить около 246 млн. долл.


Основное вооружение эсминцев типа DDG-1000 составляют две 155-мм АУ AGS производства BAE Systems со скорострельностью 10 выстрелов в минуту и дальностью стрельбы до 150 км. Боезапас АУ AGS составит 600 управляемых снарядов LRLAP (Long Range Land Attack Projectiles). Круговое вероятное отклонение при стрельбе составит менее 50 м. Кроме того, эсминцы будут иметь 80 ячеек ВПУ Mk57, которые смогут вмещать не только существующие, но и более крупные и тяжелые перспективные ракеты.


Двумя ключевыми слабостями новых эсминцев является неспособность обеспечивать ПВО соединения и эффективно применять свои АУ против надводных кораблей противника. Вместе с тем для корабля, который ориентирован на самостоятельные действия, отсутствие возможности обеспечения коллективной ПВО при возможности обеспечить эффективную собственную защиту от средств воздушного нападения не является значительным недостатком. «Береговую ориентированность» АУ должны компенсировать существующие и перспективные противокорабельные ракеты.


После длительной дискуссии было принято решение, что все эсминцы типа DDG-1000 будут построены на верфи BathIron Works корпорации General Dynamics. Изначально планировалось построить 32 эсминца типа DDG-1000. Количество кораблей, которые планировалось построить, постоянно сокращалось и в итоге сократилось до трех эсминцев. На разработку эсминцев типа DDG-1000 было потрачено 9,3 млрд. долл. Стоимость строительства трех кораблей составит 12,8 млрд. долл. Таким образом, общая стоимость каждого из кораблей составит около фантастических 7,4 млрд. долл.


Готовность головного эсминца Zumwalt составляет более 75% (на начало 2013 года), первого серийного корабля Michael Monsoor – около 40%. Строительство третьего корабля Lyndon Johnson началось в апреле 2012 года. Корабли должны войти в боевой состав флота в 2016–2019 финансовых годах.


Стоит отметить, что резкое сокращение программы DDG-1000 произошло не только вследствие бюджетных ограничений. ВМС США произвели переоценку перспективных угроз и пришли к выводу, что более актуальным является строительство эсминцев, которые способны эффективно обеспечивать ПВО/ПРО соединения и ПЛО в океане, а не специализированных прибрежных ударных кораблей.


Программа эсминцев типа DDG-1000 сложно назвать неудачной. Будущее покажет, насколько успешно данные корабли могут выполнять возложенные на них боевые задачи, но уже сейчас понятно, что они стали весьма успешными экспериментальными кораблями. Феноменальные средства, которые были затрачены на программу DDG-1000, позволили американскому ВПК освоить и внедрить широкий спектр перспективных технологий.


В частности, эсминцы типа DDG-1000 стали первыми кораблями американского флота, получившими комбинированную дизель-газотурбинную энергетическую установку с полным электродвижением. Внедрение новых технологий позволило сократить численность экипажа примерно до 150 человек. Эсминцы типа DDG-51 при более чем на 30% меньшем водоизмещении имеют на 120% больший экипаж. Эсминцы типа DDG-1000 имеют внушительный модернизационный потенциал, что делает возможным установку на них дополнительного оборудования и вооружения или замену существующего на более современное.


КОРАБЛИ ИНТЕГРИРОВАННОЙ ПВО/ПРО


И РАЗРАБОТКА РЛС AMDR


ВМС США планировали построить 19 крейсеров CG (X), которые должны были заменить 22 крейсера типа CG-47. Водоизмещение новых крейсеров должно было составить от 15 тыс. до 23 тыс. тонн, рассматривалась возможность их оснащения ЯЭУ. Основой боевого потенциала нового крейсера должна была стать новая РЛС AMDR (Air and Missile Defense Radar) диаметром более 6 м. Стоимость крейсеров должна была составлять около 5 млрд. долл. В 2009 году ВМС объявили о своих планах свернуть программу CG (X) из соображений экономии. Вместо этого планировалось строительство меньшего по размерам и более дешевого корабля ПВО/ПРО, оснащенного меньшим по размерам вариантом РЛС AMDR. В рамках программы Future Surface Combatant рассматривалась возможность строительства корабля ПВО/ПРО на основе эсминцев типа DDG-51 или DDG-1000.


В рамках проведенного ВМС исследования (Hull/Radar Study) было проанализировано три варианта РЛС AMDR относительно их способности удовлетворять потребности ВМС и в сравнении со стоящей на эсминцах предыдущих серий РЛС AN/SPY-1D (V). Оптимальным для нужд ВМС был признан вариант РЛС AMDR диаметром более 6 м с коэффициентом SPY+30дБ, который обеспечивает в 1000 раз лучшее отношение шум/сигнал, чем РЛС AN/SPY-1D (V). Варианты, пригодные для установки на эсминцы типа DDG-51, обеспечивают существенно более низкое превосходство над существующими РЛС: SPY+15 дБ для AMDR с диаметром 4,2 м (отношение шум/сигнал лучше в 32 раза) и SPY+11 дБ для AMDR с диаметром 3,6 м (отношение шум/сигнал лучше в 13 раз).


В рамках исследования было детально проанализировано четыре варианта нового корабля ПВО/ПРО, два на основе эсминцев типа DDG-1000 и два на основе эсминцев типа DDG-51. Более дорогой вариант на основе DDG-1000 предполагал замену основных элементов АСБУ TSCE на элементы АСБУ Aegis и использование РЛС AMDR с диаметром 4,2 м и РЛС AN/SPY-3. Более дешевый вариант предполагал замену меньшего числа элементов АСБУ TSCE на элементы АСБУ Aegis и использование РЛС VSR+ с диаметром 3,6 м и РЛС AN/SPY-3. Более дорогой вариант на основе DDG-51 также предполагал использование РЛС AMDR с диаметром 4,2 м и РЛС AN/SPY-3, а более дешевый – РЛС VSR+ и РЛС AN/SPQ-9B. Оба последних варианта подразумевали использование АСБУ Aegis.


ВМС пришли к выводу, что приспособление АСБУ TSCE к нуждам интегрированной ПВО/ПРО будет более дорогостоящим, чем в случае с Aegis, которая уже обладает определенным потенциалом ПРО. Таким образом, выбор был сделан в пользу эсминцев типа DDG-51. Стоит отметить, что текущий контракт на модернизацию АСБУ Aegis (ACB16) не предусматривает ее интеграции с РЛС AMDR. На сегодняшний день интеграцию РЛС и АСБУ планируется выполнить в рамках следующего контракта на модернизацию АСБУ Aegis (ACB20), который должен быть исполнен к 2020 году.


Строительство первого эсминца новой серии (Flight III) должно начаться в 2016 финансовом году. В 2017 финансовом году ВМС предполагают заказать еще два подобных корабля. Головной эсминец типа DDG-51 Flight III должен войти в строй в 2023-м. Стоимость кораблей серии III составит, по оценкам Бюджетного управления Конгресса, около 2,4 млрд. долл., что на 40% выше стоимости кораблей серии IIA. Всего планируется построить 33 эсминца типа DDG-51 серии III. Последний подобный эсминец планируется заказать в 2030 финансовом году, после чего начать строительство следующего поколения эсминцев DDG (X).


РЛС AMDR должна включать четырехантенную РЛС AMDR-Sс АФАР S-диапазона диаметром 4,2 м, трехантенную РЛС AMDR  XX-диапазона, а также общую систему управления. При этом было принято решение на первых 12 РЛС AMDR использовать вместо РЛС AMDR-X продвинутую версию существующей РЛС SPQ-9B. По последним оценкам Счетной палаты США, стоимость программы AMDR (без учета расходов на программу создания AMDR-X) составит около 2 млрд. долл. на НИОКР и 4,6 млрд. долл. на строительство 22 РЛС.


Изначально ВМС оценивали стоимость программы (с учетом AMDR-X) в 2,2 млрд. долл. на НИОКР и 13,2 млрд. долл. на строительство 24 РЛС. Первая РЛС AMDR должна быть доставлена на верфь для установки на головной эсминец серии III в 2019 финансовом году. На этапе разработки прототипов РЛС AMDR-S участвовали корпорации Northrop Grumman, Raytheon, и Lockheed Martin. Этот этап закончился в конце 2012 года, и по его итогам ожидается подписание контракта на дальнейшие НИОКР с финальным победителем.


Эсминцы типа DDG-51 серии III будут обладать большим потенциалом ПВО/ПРО, чем корабли серии IIA, но будут существенно уступать проекту крейсеров CG (X). Счетная палата США еще в 2012 году отмечала, что эсминцы серии III не смогут выполнять весь спектр задач, которые возлагаются ВМС на корабли интегрированной ПВО/ПРО.


Ограниченный потенциал эсминцев серии III может быть компенсирован использованием ряда других систем, в первую очередь группировки спутников сопровождения баллистических ракет, которая должна быть развернута в рамках программы PTSS (Precision Space Tracking System). Рассматривается возможность использования для обеспечения действий эсминцев серии III новейшего корабля измерительного комплекса (КИК) USNS Howard O. Lorenzen. Данный корабль стоимостью 1,7 млрд. долл. был построен в интересах ВВС и войдет в строй в 2013 году. Корабль оснащен мощной комбинированной РЛС CJR — и S-диапазонов. Кроме того, обсуждается возможность строительства одного или нескольких аналогичных КИК непосредственно для нужд ВМС.


Даже с учетом поддержки со стороны спутников и КИК, проект эсминцев серии III подвергается существенной критике. Основные сложности связаны с установкой на эсминцы типа DDG-51 РЛС AMDR. Для ее функционирования необходимо на 66% больше электрической и на 81% больше охлаждающей мощности, чем для эсминцев с РЛС AN/SPY-1D (V). Для этого будет нужна установка четвертого генератора, нескольких дополнительных блоков охлаждения, сопутствующих вспомогательных систем, что потребует серьезного перепроектирования. По плотности компоновки корабельных систем эсминцы типа DDG-51 уже примерно в полтора раза превосходят современные зарубежные аналоги. Это еще больше усложняет и удорожает работу по установке новой РЛС и вспомогательного оборудования, а также техническое обслуживание, ремонт и модернизацию.


Установка РЛС AMDR на эсминцы типа DDG-51 приведет к снижению их потенциала модернизации вследствие снижения возможности установки более крупного, тяжелого вооружения и оборудования, а также обеспечения дальнейшего роста электрической и охлаждающей мощности. Таким образом, на эсминцы серии III может быть невозможной установка перспективных рельсотронов и твердотельных лазеров высокой мощности, которые предположительно смогут существенно увеличить боевой потенциал БНК, и прежде всего потенциал ПВО/ПРО.


Большую часть проблем, связанных с серией III, можно было бы решить, удлинив корпус корабля (озвучивалась возможность его удлинения на 16,5 м). Но подобное решение приведет к существенному увеличению стоимости перепроектирования и строительства кораблей. Многие авторитетные американские эксперты полагают, что более разумным была бы разработка с нуля нового типа эсминцев водоизмещением 11 000–12 000 тонн.


Новый тип эсминцев предполагается сделать схожим с эсминцами DDG-51 серии III, но оснастить более крупной РЛС AMDR, обеспечить необходимый уровень электрической и охлаждающей мощности. Эсминцы нового проекта предположительно будут иметь более высокий модернизационный потенциал, пониженную по сравнению с эсминцами типа DDG-51 плотность компоновки корабельных систем, а также комбинированную дизель-газотурбинную энергетическую установку с полным электродвижением. Применение новых технологий должно привести к сокращению численности экипажа корабля и снижению эксплуатационных расходов. Также озвучивается пользующаяся меньшей популярностью идея возврата к кораблю ПВО/ПРО водоизмещением более 15 000 тонн с РЛС AMDRс коэффициентом около SPY+25 на основе эсминца типа DDG-1000.


АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ ПРОЕКТ


КОРАБЛЯ ПВО/ПРО


Другой, более перспективный альтернативный проект корабля ПВО/ПРО разработан судостроительной корпорацией Huntington Ingalls Industries на основе десантно-вертолетного корабля-дока (ДВКД) типа LPD17 водоизмещением около 25 000 тонн. Большое водоизмещение позволит разместить практически любую РЛС, в том числе РЛС AMDR с диаметром более 6 м (SPY+30). Корабль должен также обладать 288 ячейками ВПУ, улучшенными по сравнению с эсминцами типа DDG-51 авиационными возможностями, и иметь высокий модернизационный потенциал. Использование в качестве основы сравнительно простого и проверенного проекта ДВКД LPD-17 предположительно может обеспечить стоимость корабля ПВО/ПРО на сопоставимом уровне с эсминцами типа DDG-51 серии III.


По данным американских СМИ, в конце 2012 года вице-адмирал Том Коупмэн, командующий надводными силами ВМС США, направил секретный меморандум по вопросу перспектив развития флота БНК начальнику штаба ВМС адмиралу Джонатану Гринерту. В меморандуме, помимо прочего, предлагалось отказаться от строительства эсминцев типа DDG-51 серии III в пользу разработки и строительства нового, более крупного БНК, который был бы по своим характеристикам ближе к концепции крейсера CG (X). Вместе с тем Коупмэн предлагает продолжить строительство эсминцев серии IIA.


Эсминцы типа DDG-51 прошли проверку и доказали свою надежность. Вне зависимости от будущего серии III эсминцы этого типа будут играть важную роль в структуре американского флота как минимум до 2050-х годов. Эти корабли являются одними из наиболее совершенных современных многоцелевых БНК, способных выполнять широкий спектр задач против воздушных, подводных и береговых целей. В случае успеха программы разработки противокорабельной крылатой ракеты большой дальности LRASM-A и многоцелевого варианта крылатой ракеты Tomahawk (MMT) эсминцы типа DDG-51 смогут ликвидировать свою традиционную слабость в сфере борьбы с надводными кораблями. Что не менее важно, эти корабли являются сравнительно дешевыми, а их строительство американские верфи осуществляют в феноменально короткие сроки.


Вместе с тем сложности, с которыми сталкивается программа строительства на основе эсминцев этого типа большой серии кораблей интегрированной ПВО/ПРО, показывают, что «Орли Бёрк» также имеет ограничения для своего дальнейшего роста. Попытка сосредоточить на одном и том же корабле ограниченного водоизмещения максимальное количество современного вооружения и оборудования может привести к неоправданному росту цен и срыву сроков строительства эсминцев серии III. В условиях секвестра военных расходов и острого дисбаланса между реальной и желаемой численностью корабельного состава ВМС это может нанести серьезный удар по морской мощи США.


Серия III стала не самой удачной попыткой поиска баланса между проверенным и сравнительно недорогим проектом DDG-51 и чрезмерно дорогими проектами DDG-1000 и CG (X). Делать какие-либо окончательные выводы еще рано, но с высокой долей вероятности можно предсказать, что в итоге ВМС могут отказаться от строительства эсминцев серии III в их нынешнем виде или существенно урезать серию в пользу других типов БНК.   





nvo.ng.ru

Капитан Белли (эсминец) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Перейти к навигации
Перейти к поиску

«Капитан Белли»
с 13 июля 1926 года «Карл Либкнехт»
с 3 апреля 1956 года ППР-63
Служба
Россия Россия
РСФСР РСФСР
СССР СССР (1924—1935)
СССР СССР
Класс и тип судна эскадренный миноносец
Порт приписки Петербург
Изготовитель Путиловский з

ru.wikipedia.org

Эсминцы типа «Чарльз Ф. Адамc»

В 1950-е годы ВМС США начали интенсивно осваивать ракетное вооружение. Приоритет отдавался ЗРК как средству, способному лучше, чем зенитная артиллерия, защитить корабельные соединения от ударов реактивной авиации.

Первые американские корабельные ЗРК «Талоc» (большой дальности) и «Терьер» (средней) были достаточно габаритными, что вынуждало размещать их только на больших кораблях, например на крейсерах. Правда, в 1955 году была предпринята попытка оборудовать ЗРК «Терьер» эсминец «Гиат» (типа «Гиринг»), однако она оказалась неудачной. Поэтому ВМС инициировали разработку уменьшенного варианта «Терьера» — ЗРК «Тартар», появившегося в I960 году. Его уже вполне можно было размещать на кораблях класса «эсминец». Параллельно с разработкой «Тартара» велось и проектирование нового ракетного эсминца.

КОНСТРУКЦИЯ

За основу для нового корабля взяли проект обычного артиллерийского эсминца «Форест Шерман» (18 таких кораблей вошли в состав ВМС США в 1957-1959 годах).

От предшественника «Чарльз Ф. Адамc» унаследовал корпус и силовую установку, а надстройка, вооружение и радиоэлектронное оборудование подверглись существенным изменениям. За счет сокращения артиллерии (вместо трех 127-мм артустановок на корабле осталось только две) было выкроено место для установки ЗРК. Пусковая установка зенитных ракет располагалась в кормовой оконечности, позади кормовой 127-мм башни: это придавало зенитным ракетам большие углы обстрела, но ограничивало сектор огня артиллерии, что соответствовало новым приоритетам в дизайне.

Наведение ракет осуществлялось с помощью СУО Мк 74 GML5 и двух радаров подсветки целей AN/SPG-51 на носовой и кормовой надстройке. Одновременно могло сопровождаться не более двух целей: количество одновременно наводимых на цели ракет могло быть любым. Возможен был также обстрел надводных целей в пределах прямой радиолокационной видимости. Система управления огнем не имела канала связи с автопилотом ракеты и требовала непрерывного сопровождения цели лучом радара с момента запуска и до момента попадания, что делало ее более уязвимой для помех. Противолодочное вооружение состояло из восьмизарядной контейнерной пусковой установки Mk 112 для противолодочных ракето-торпед ASROC. Установка располагалась в центре корпуса, имела бортовые сектора обстрела и не была рассчитана на перезарядку в море. Она могла использоваться для поражения подводных лодок на дистанциях до 16-20 км. Дополняли противолодочное вооружение два 324-мм трехтрубных торпедных аппарата. Артиллерийское вооружение состояло из двух 127-миллиметровых 54-калиберных АУ Мк 42. Эти универсальные пушки были приспособлены для стрельбы как по воздушным, так и по надводным целям на дистанции до 23 км. Автоматическая система заряжания обеспечивала скорострельность до 40 выстр/мин.

СТРОИТЕЛЬСТВО И СЛУЖБА

Первые три эсминца типа «Чарльз Ф. Адамc» были заказаны в 1957 финансовом году. В последующие годы заказали еще 20 кораблей, получивших бортовые номера с DDG 2 до DDG 24 и названия в честь выдающихся военных моряков либо политических деятелей, связанных с флотом (так, Чарльз Ф. Адаме в 1929-1933 годах был министром ВМС). К строительству эсминцев привлекли шесть верфей, благодаря чему заказы были выполнены достаточно быстро: все 23 корабля вошли в строй в 1960-1964 годах. В течение 30 лет эсминцы типа «Чарльз Ф. Адаме» несли рутинную службу холодной войны, сопровождая авианосные группы и выполняя другие задачи. В 1980-е годы планировалось модернизировать десять кораблей, радикально обновив состав радиоэлектронного оборудования. Но ввиду высокой стоимости проекта (модернизация одного эсминца была сравнима со стоимостью нового фрегата типа «Оливер Хазард Перри») доработке подвергли лишь три корабля. С началом строительства новых эсминцев типа «Арли Берк» корабли типа «Чарльз Ф. Адамc» выводились из боевого состава. Процесс этот начался в 1989 году, а в 1993-м был списан последний из них — «Голдсборо». Четыре корабля передали ВМС Греции, где они служили до 2003-2004 годов, остальные сдали на слом либо потопили в качестве мишеней.

В США построили шесть кораблей типа «Чарльз Ф. Адаме» на экспорт. Три из них вошли в состав Королевских австралийских ВМС: «Перт» и «Хобарт» — в 1965 году, а «Брисбен» — в 1967-м. От оригинального проекта они отличались австралийскими ПЛРК «Икара» вместо американского ASROC. Корабли были списаны в 1999-2001 годах и затоплены в качестве объектов для дайвинга. Еще три эсминца построили для ВМС ФРГ; «Лютьенс» и «Мельдерс» — в 1969 году, а «Роммель» — в 1970-м. Они также уже списаны (первые два — в 2003 году, а «Роммель» — еще в 1998-м).

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЭСМИНЦА «ЧАРЛЬЗ Ф. АДАМС»

Водоизмещение, т:
полное: 4526
Размерения, м:
длина: 133
ширина: 14
осадка: 4,6
ГЭУ: паровые турбины 2 х 3500 л. с.
Скорость хода, узлов: 33
Дальность плавания, миль: 4500 (при 20 узлах)
Вооружение:
ракетное: 1 х 2 ЗРК «Тартар» (42 ЗУР) на первых 13 кораблях или 1 х 1 ЗРК «Тартар» (40 ЗУР)
артиллерийское: 2 х 1 114-мм АУ Мк42;
торпедное: 2×3 324-мм ТА
Экипаж, чел.: 333