История появления дамасской стали и ножей из дамасской стали

Ножи использовались как оружие с глубокой древности. Их история исчисляется даже не веками — тысячелетиями. От грубых каменных ножей, которые наши далекие предки создавали в период палеолита, до изделий, соединивших высокие прочностные характеристики, завораживающую красоту, долговечность и потрясающую функциональность. Пожалуй, ножи, изготовленные из дамасской стали, можно уверенно назвать самыми совершенными из всех существовавших за историю человечества.

Их производство зародилось много столетий назад, после того, как умелец, чье имя было потеряно во тьме веков, придумал эту самую сталь — сплав углерода, железа и ряда других элементов. Время, как известно, не стоит на месте, технологии постоянно совершенствуются.

Итак, первые изделия из той самой дамасской стали, созданные методом многократной проковки, появились приблизительно в 540-м году до н. э. Свое имя, известное сегодня во всем мире, дамасские ножи, как считают некоторые ученые, получили по названию Дамаска — древнего сирийского города, бывшего уже тогда крупным промышленным центром. Именно там жители Европы впервые смогли увидеть это удивительное оружие. Они быстро получили признание и популярность, так же быстро взлетела до небес и их стоимость. Лучшие образцы (а худших просто не могло быть) стоили целое состояние и впоследствии становились родовыми реликвиями знатных семей, а сегодня стали драгоценностями некоторых оружейных музеев.

Есть довольно популярная теория о том, что в действительности первые экземпляры стали изготовили вовсе не в Сирии, а в Индии. Сирийцы только позаимствовали данный технологический секрет. Как было действительно, мы вряд ли сможем узнать, а ученые не первый год ломают над этим вопросом головы. Все остальные просто восхищаются удивительным искусством кузнецов древнего мира, сумевших более тысячи лет назад при помощи обычного кузнечного молота постичь тайны технологии изготовления оружия. А уникальные свойства материала и до наших дней остались непревзойденными.

Так как же мастера кузнечного дела создавали ножи в то давнее время? В чем их секрет?

Самые первые лезвия изготавливались по довольно примитивным технологиям. Их выковывали из многократно перекованных тонких стальных полосок. Железную заготовку расковывали, складывали пополам, снова расковывали и снова складывали. Перед тем как приступать к собственно ковке, данную процедуру необходимо было повторить не менее трех-четырех десятков раз. Естественно, с каждой проковкой в заготовке уменьшалось количество металла.

В арабских странах и в древнем Китае этот вид оружия изготавливался уже по более совершенной технологии. В этих частях света кузнецы пользовались не стальными полосками, а пучками стальных прутков либо проволоки. Благодаря такому способу удавалось сэкономить много металла, а ножи при этом выходили ничуть не хуже.

Чем обуславливается появление этих поразительных прочностных качеств, которые сделали дамасскую сталь известной и популярной?

Углерод более легок по сравнению с железом. В ходе многократно повторяющейся проковки он неравномерно распределяется по заготовке. Низкое содержание углерода делает ножи гибкими, а высокое — прочными.

okskie-nozhi.ru

Дамасская сталь – история и изготовление

Изготовление дамасской стали представляет собой очень трудоемкий и долгий процесс, в котором требуется большой опыт и знания кузнечного ремесла. В технологии создания обеспечивается высокое качество изделия за счет оптимального чередования отличающихся по параметрам слоев. В качестве смягчающейся подложки между слоями, содержащими высокий процент углерода, используются низкоуглеродистые стали. Из-за такой комбинации дамасская сталь приобретает особую остроту и твердость.

История возникновения

Клинки, созданные из дамасской стали, никогда не изготавливаются в большом количестве. Они всегда существуют в единичном экземпляре и отличаются неповторимой структурой, которой нет сравнения. Дамасская сталь и сегодня - это, прежде всего, необыкновенное качество и изобретательность мастера. Название этого сплава произошло от города Дамаск, расположенного в Сирии, который представлял собой крупнейший центр самых разнообразных ремесел на Ближнем Востоке. Тем не менее, существует и мнение об изобретении этого сплава в Индии. Впервые европейцы увидели изделия из этой стали в Дамаске, с тех пор сплав получил название "дамасская сталь", под которым используется и в настоящее время. Технологический процесс был очень сложным, и секрет его изготовления очень тщательно охранялся. Этим объясняется очень высокая стоимость оружия, изготовленного из дамасского сплава. По характеру изделия можно определить мастера, который его изготовил. У каждого кузнеца свой характерный стиль и «почерк» с секретами термической обработки.

Процесс создания

Дамасская сталь, изготовление которой заключается в правильном выборе сортов стали, знании их химического состава, качественной обработке, характеризуется необычным рисунком клинка. К группе дамасских сталей относятся рафинированные стали и сварочный дамаск. Секрет состоит в тщательном комбинировании пластин из заготовок с разным содержанием углерода. Заготовки соединяются между собой посредством сварки и проковки. Процесс может повторяться неоднократно. В итоге получается сплав с сочетанием преимуществ железа и высокоуглеродистой стали. Сталь нержавеющая, из которой изготовлены пластины, нагревается в кузнечном горне, после чего заготовки интенсивно проковываются в кузнечном горне.
Таким образом, достигается более высокая прочность сплава. Далее заготовку расковывают в пластину, разрезают и снова помещают в горн. Процесс может повторяться несколько десятков раз. Некоторые заготовки для клинков могут иметь до 500 слоев стали. Чтобы получить характерный узор на клинке, заготовки подвергают травлению.

Мозаичный дамаск

В последнее время мозаичный дамаск обладает особой популярностью. Дамасская сталь, изготовленная таким способом, отличается от кузнечной тем, что проектирование узора проводится заранее за счет размещения профиля и контрастных металлов внутри заготовки. После того как части соединяются методом ковки, внутри заготовки создается сложносоставной пакет. Промышленное производство дамасской стали использует те же принципы, что и авторский дамаск.

fb.ru

История дамасской стали - С интернетом по жизни

История дамаска, это история войны, торговли, технического прогресса, вековых исследований щедро сдобренная мифами и ошибочными суждениями. Дамасская сталь это материал используемый для изготовления знаменитых Дамасских клинков известных своей твердостью и остротой и способных при этом изгибаться на 90 градусов распрямляясь обратно как пружина без каких либо последствий для высоких качеств клинка.

Такие качества всегда высоко ценились в клинках как в античные времена, так и сегодня. Как приятное дополнение к этому клинки обладают декоративным узором на поверхности, который служил своего рода знаком качества. Широкораспространенная легенда гласит что европейские крестоносцы впервые познакомились с дамасской сталью на ближнем востоке где исламские солдаты использовали фантастические дамасские сабли. Крестоносцы принесли истории о этих удивительных клинках обратно в Европу.

Технология изготовления Дамасской стали не только интересная историческая и археологическая проблема - исследования этой области оказали огромное влияние на современную науку. Этот материал неизвестный для большинства тем не менее так или иначе коснулся каждого рожденного в 20 веке и будет оказывать влияние на род людской и в обозримом будущем. Без ранних исследований Дамасской Стали не существовало бы автомобилей, поездов, самолетов, небоскребов.
 
Впервые Европа познакомилась с булатом при столкновении армии Александра Македонского с войсками индийского царя Пора. Особенно поразил македонцев панцирь захваченного в плен царя. Он был сделан из необыкновенно прочного белого металла, на котором македонское оружие не смогло сделать ни вмятины, ни царапины. Из булата были изготовлены и широкие индийские мечи, которые легко рассекали пополам македонское железо. По свидетельству историков, древнее европейское железное оружие было настолько мягкое, что после двух-трех ударов уже гнулось, и воины вынуждены были отходить, чтобы выпрямить клинок. Естественно, что индийские мечи для македонцев казались чудом.
Появление названия Дамасская сталь часто приписывается средневековым крестоносцам. Несмотря на то что это мнение довольно распространено, тем не менее не существует ни одного подтверждение тому что Крестоносцы когда либо использовали этот термин ни в одном литературном источнике. Более того не существует ни одного археологического подтверждения тому что хотя бы одно такое лезвие когда либо было произведено в Дамаске. Существуют более правдоподобные объяснения появлению словосочетания Дамаский меч. Исламские авторы обычно именовали мечи по рисунку на поверхности, расположению мастерской или имени мастера оружейника. Альтернативные причины именования некоторых мечей показывают что даже в Раннеисламский период источники имен для мечей были не очевидны.

Существуют три правдоподобные гипотезы возникновения фразы Дамаский меч. Вода по арабски называется Дамас и Дамаские клинки часто описываются как имеющие водообразный рисунок на поверхности. Другой вариант - некоторые исламские авторы утверждают что некоторые мечи называемые Дамасцины были произведены и окованы в Дамаске. Однако другие ссылаются на кузнеца оружейника по имени Дамаскуй который делал мечи из литой стали. Любая из этих гипотез если не все вмести вполне могут соответствовать действительности, но совершенно точно что это не крестоносцы назвали Дамаскую сталь таким образом. Корень Дамас (вода) кажется наиболее вероятным, поскольку связан с характерным и специфичным рисунком на поверхности. Возможно это ошибка европейцев которые не разбираясь в арабском решили что речь идет о сирийском городе Дамаске, а не водообразном рисунке на поверхности.

 

Существует четыре основных типа клинков или сталей которые называются Дамасскими - сварные, инкрустированные, травленые и наконец тигельная. Это разнообразие под одним именем приводило к путанице в литературе. Сварной дамасск еще называемый механическим Дамаском поскольку делался путем кузнечной сварки нескольких составляющих железа или стали вместе для получения декоративного и функционального узора. Эта методика широко использовалась в Европе веками. Узор и декорирование с помощью инкрустации или травления часто называется искусственным Дамаском. Узоры и рисунки сделанные инкрустацией разных металлов и драгоценных камней в стальное лезвие широко распространены в оружии из России и других мест. В основном травленый рисунок на клинках использовался в Индии в 19 веке, видимо для того что бы подделать тигельную Дамасскую сталь. И четвертая разновидность сделана из тигельной стали, иногда ее называют восточным (азиатским) Дамаском или кристаллическим Дамаском. Именно этот Дамасск и вызывал такой интерес и столько споров на протяжении столетий.
Дамасская сталь делается из тигельной стали которую куют особым образом в результате чего образуется рисунок. Тигельная сталь, как видно из названия, производиться в тигле - керамической форме - горшке. Сталь это железо с содержанием углерода в размере около 0.8%. В античные времена сталь производилась самыми разными способами, но тиельная выгодно отличалась тем что была жидкой в процессе производства и потому клинок получался гомогенным стальным и без остатков шлака - два свойства, которых остальные технологии были лишены.

На протяжении последних 200 лет бытовало мнение что Дамаскую сталь делали из тигельной стали производимой в Индии, и известной как вутц. Британские торговцы и офицеры были свидетелями производства и использования этой удивительной стали в Индии. Восторженные свидетели привозили образцы ее в Британию, что бы исследовать и понять причину, почему же эта сталь так хороша. Потому устоялось мнение что Дамаскую сталь производила Индия и Шри-Ланка (которые были частями Британской Империи) по так называемой "воотц" технологии. Это смешивание железа и растительного материала - листьев, в тигле и нагревание его. Листья сгорали, производя насыщенную углеродом атмосферу, которая насыщала углеродом железо для образования стали. Тигли обычно имели конусообразную форму и делались из обычной глины с добавкой шелухи риса. Не существует энтографических свидетельств из Южной Индии и Шри-Ланки подтверждающих что из Вутца делались клинки с Дамаским рисунком. Похоже что Вутц и Дамасский узор оказались ассоциированы друг с другом до 1820 годов и остаются ассоциированными до сих пор.

До недавнего времени многие исследователи заявляли что знания о изготовлении Дамаской стали были "утеряны". Действительно, почему клинки вели себя таким уникальным образом не было понятно пока не закончилось предыдущее тысячелетие. Не все тигельные стали способны произвести Дамаский узор. Это то что озадачивало столько много кузнецов и исследователей такое длительное время. Столетиями существовала вера в то что качество стали каким то образом связано с рисунком. Такие великие ученые как Фарадей и производитель мечей Вилкинсон исследовали Дамаскую сталь что бы разобраться что делает ее острее и крепче ее ординарных европейских конкурентов. Исследования Дамаской стали привели к экспериментам с добавлением разных металлов в сталь, в надежде повторить узор. Дамасского узора не получилось, но исследователи обратили внимание на то как разные добавки в сталь меняют ее свойства - упрочняют, делают ее нержавеющей. В результате исследования продолжались, но уже не с целью повторить Дамаский узор, но изучить свойства сплавов со сталью. Таким образом исследования Дамасской стали прямо привели к открытию и развитию легированных сталей - материалу без которого немыслима современная цивилизация, из которой делаю все от миниатюрного винтика до океанского корабля. Однако как воспроизвести узор так и осталось не выяснено.
Попытки повторить узор были не вполне удачны в Европе в 19 веке. Русский ученый Аносов успешно добился этого в Западной Сибири. Однако детали его исследований остаются практически неизвестными за пределами России. Аносов был в курсе исследований Фарадея и послал ему клинок собственного изготовления. Этот клинок теперь храниться в Музее Фарадея в Лондоне. Узор уже не так хорошо виден из-за возраста клинка и чистки, но все равно по тому что видно можно заключить, что Аносов действительно изготовил клинок Дамасской стали. При том что он умел повторять узор научное объяснение этому оставалось загадкой.

Так продолжалось до начала 21 века когда научное объяснение самых известных Дамасских рисунков стало известно. Существует две основные группы узоров Дамасской стали и каждый имеет огромное количество вариаций, один с содержанием углерода менее 0.8% углерода и другой с содержанем более 0.8%. Разное содержание углерода производит различную микроструктуру когда сталь откована и протравлена. Недавние исследования показали что образование узора в стали с содержанием углерода более 0.8% вызвано микроскопическим наличием некоторых модифицирующих элементов. В процессе продолжительной холодной ковки, фазы этих микроструктур упорядычевылись в стали. После протравки эти фазы проявлялись как темные линии или нити видимые невооруженным глазом, образуя Дамаский узор. Пока современное лабораторное оборудование не смогло обнаружить эти модифицирующие элементы в микроскопических количествах, никто не мог предположить что это ключевой момент в создании Дамасского узора.

ПРОЦЕСС ИЗГОТОВЛЕНИЯ вуца - слитка высокоуглеродистой стали в индийских литейных мастерских. Железная руда и древесный уголь смешивались и нагревались примерно до 1200°С в каменном горне. При этом железо восстанавливалось (освобождалось от кислорода) вследствие реакций с углеродом древесного угля и образовывало губчатую массу. Примеси «выжимались» из губчатого железа ковкой; в результате получался кусок сварочного железа с низким содержанием углерода. Эти куски железа науглероживали, нагревая их вместе с древесным углем в закрытом глиняном тигле, предотвращавшем вторичное окисление железа. При появлении хлюпающего звука в тигле, свидетельствовавшего об образовании некоторого количества расплава, тигель подвергали медленному охлаждению, оставляя его в остывающей печи. Индия вела широкую торговлю вуцем в виде слитков диаметром около 8 см. Кузнецы Среднего Востока ковали из этих слитков дамасские клинки после их нагрева до 650-850°С; в этом интервале температур сверхвысокоуглеродистые стали становятся пластичными. Готовые клинки закаливали путем нагрева и быстрого охлаждения в воде, рассоле или другой жидкости.

Современные качественные легированные стали превосходят дамасскую сталь по всем показателям: прочности, упругости, режущим свойствам, но добиться таких выдающихся свойств в одном образце не удается и сейчас. Конечно много вопросов еще остается и тайна ждет своей разгадки!

stomaster.livejournal.com

Дамасская сталь — Википедия (с комментариями)

Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Дама́ск (дама́сская сталь) — вид стали с видимыми неоднородностями на стальной поверхности, чаще всего в виде узоров, получаемых различными способами. Различается два рода стали, которые именуются общим термином «дамаск»: сварочный дамаск (при многократной перековке стального пакета, состоящего из сталей с различным содержанием углерода) и рафинированные стали. Тигельные булаты (он же вуц, англ. wootz), где узоры появляются за счёт образования крупных карбидов как результат высокого содержания углерода и методов медленного охлаждения, к дамасским сталям не относятся. Использовалась для изготовления холодного оружия и, реже, доспехов.

Рафинированная сталь

Рафинированная сталь только номинально относится к дамаскам, так как кузнечной сварке подвергается один-единственный однородный блок стали. Цель процесса была не вывести какой-либо узор, а добиться выгорания вредных примесей (фосфор, сера, шлак) и равномерного распределения углерода в заготовке. Принципиально каждая качественная сталь до XVIII века являлась рафинированной, так как кричное железо в чистом виде не является пригодным для перлита, образовавшемся во время закалки. Композитные клинки японских мечей также не имеют с дамаском ничего общего.[1]

Сварочный дамаск

Комбинируя стальные заготовки с разным содержанием углерода с последующей сваркой, складыванием и проковкой, кузнецы добивались контроля над свойствами получаемого материала. Железо, как правило, мягко и легко поддаётся деформации, высокоуглеродистая сталь же тверда и (при надлежащей термообработке) упруга. Комбинируя железо и высокоуглеродистую сталь, получали материал, который дополнял недостатки обеих исходных сталей. Так возникало чередование слоёв металла с очень высоким и очень низким содержанием углерода. Первые при закалке приобретали большую твёрдость, а вторые, напротив, не закаливались вовсе и служили амортизирующей подложкой. Мягкие железные слои не давали металлу быть слишком хрупким, а высокоуглеродистые слои придавали нужную упругость и остроту. Диффузия углерода также усредняла в какой-то мере его распределение в заготовке.

Основным и немаловажным недостатком Дамасской стали является её низкая коррозионная стойкость, обусловленная большим содержанием углерода в компонентах поковки и практически полным отсутствием легирующих элементов.

По более прогрессивной технике, принятой в арабских странах, раннесредневековой Европе или в Китае, проковывался пучок заранее заготовленной проволоки или ленты с определённым содержанием углерода. Так тратилось меньше времени и железа. Уже в III веке до н. э. согласно археологическим находкам европейские кельты изготавливали сварные дамаски. В первые века нашей эры вошёл в моду так называемый кручёный харалуг; бруски из разнородных сталей сваривались, перекручивались спиралью, снова проковывались и соединялись вместе с такими же заготовками в один брус. Большое количество германских, позднеримских и франкских мечей старше X века, дошедшие до наших дней, имеют сложную харалужную дамаскировку.

Узоры на поверхности этого вида дамаска — оптический эффект неравномерного распределения углерода в связи с неоднородностью материала. Этот эффект часто усиливался специальными методами полировки и травлением поверхности кислотами. Сам же узор изначально является не главной целью изготовления сварных харалугов, а всего лишь побочным явлением.

Литой булат

Когда говорят о легендарной «дамасской стали», то под этим материалом подразумевается собственно персидско-индийская тигельная сталь с высоким содержанием углерода (до 2 %). Узор появляется за счёт образования матрицы карбида и феррита при медленном охлаждении материала. Что касается механических свойств, то карбиды играют здесь предположительно ключевую роль; при заточке и шлифовке мягкие ферритные волокна стачивались, и на режущей кромке оставались наиболее твёрдые карбидные матрицы — кромка клинка оказывалась состоящей из неразличимых глазу, но очень твёрдых и очень опасных зубчиков. Также данные клинки почти не закаливались, так как высокие температуры приводят к проникновению углерода в кристаллы феррита, образуя тем самым аустенит. Само собой, карбиды будут разрушены, что приведёт к исчезновению узора. Разновидностью дамасских сталей булат не является (хотя в английском языке обычно используется такая классификация, а в русском — наоборот, дамаск иногда относят к разновидностям булата).

История

Дамасская сталь употреблялась почти сразу после овладения людьми процессом изготовления кричного железа, так как продукт сыродутной печи в чистом виде был непригоден для выделки. Около 1300 лет до н. э. соответствующая технология появилась в Передней Азии, около 800 до н. э. проникла в Европу, а в Китае археологами доказана самостоятельная редукция руды с помощью сыродутной печи примерно в VII—VI веках до н. э. Сваривание разных сортов стали и целенаправленное изготовление сварных харалугов было разработано в большинстве случаев независимо друг от друга. Уже в первых веках до н. э. подобные материалы были известны и в Европе, и в Китае. Есть сведения[2], что в III веке н. э. римляне уже знали оружие из дамасской стали. Находка из Нидама[2] содержит много мечей с очень сложной сваркой наравне с клинками, гораздо более простыми в конструкции.[3]

Впервые индийская тиглевая сталь упоминается около 300 года до н. э.[4] В Иран дамаск попал ещё в VI веке. На территории Киевской Руси узорчатый булат был известен, хотя и редок, ещё в домонгольский период и назывался булатом или «красным железом». Более существенных масштабов применение дамасскового оружия на Руси достигло только в XV веке, но вплоть до начала XVIII века немногочисленные дамасские и булатные клинки ввозились из Персии. Сведений о местном производстве дамасских и булатных сталей нет, однако есть об их импорте. В домонгольской Руси был известен сварной харалуг,[5] технология изготовления которого была утрачена и восстановлена только в конце XX века. Первым упоминанием об этой технологии можно считать сведения Аль-Бируни:[6]

Русы выделывали свои мечи из шапуркана, а долы посредине их из нармохана, чтобы придать им прочность при ударе, предотвратить их хрупкость. Ал-фулад не выносит холода их зим и ломается при ударе. Когда они познакомились с фарандом, то изобрели для долов плетенье из длинных проволок (изготовленных) из обеих разновидностей железа — шапуркана и женского. И стали получаться у них на сварных плетениях при погружении (в травитель) вещи удивительные и редкостные, такие, какие они желали и намеревались получить. Ал-фаранд же не получается соответственно намерению при изготовлении и не приходит по желанию, но он случаен.

А «харалуг» упоминается в «Слове о полку Игореве».

Яръ туре Всеволодѣ! стоиши на борони, прыщеши на вои стрѣлами, гремлеши о шеломы мечи харалужными.

— Слово о полку Игореве

В то же время однозначного толкования термина «харалуг» нет, хотя в санскрите есть слово kharalika, одно из значений которого - меч, бритва, железный наконечник стрелы.

Надо отметить, что древние арабские хроники содержат много восторженных упоминаний о мечах из Артании, как в далекой древности именовали Русь, причем в описание речь идет об оружии высшего качества – о булатном.

Популярные мифы о «дамасской стали»

В настоящее время в СМИ существует много теорий о превосходстве так называемой «настоящей дамасской стали» (то есть литого булата или вуца) над всеми другими видами металла. Это мнение, по-видимому, появилось в начале XIX века, и было распространено главным образом через романтическую литературу, такую, как «Талисман» и «Айвенго» Вальтера Скотта. Собственно исторически и металлургически миф об абсолютном превосходстве литого булата не обоснован, также и как его предпочтение всеми народами. До сих пор археологами не найден ни один ближневосточный клинок старше XV века на территории западной Европы, состоящий из литого булата, хотя, следуя соответствующему мифу, рыцари их покупали на «вес золота», потому что они якобы «резали кольчугу как масло». Никаких исторических доказательств этому до сих пор не существует. Также Римская Империя имела обширные торговые связи с Древним Востоком (персы, индийцы) и по словам Плиния Старшего лучшая сталь привозилась оттуда.[7] Хотя индийскую тиглевую сталь, предположительно, знали ещё во времена Александра Македонского, до сих пор науке не известны римские доспехи, спаты или гладиусы, состоящие из «того самого» узорчатого булата. Напротив, именно сварные харалуги часто встречаются среди находок римской эпохиК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1925 дней].

Также «дамасский» литой булат упоминается в исторических источниках только с XIII века, когда крестовые походы уже были на исходе. Сабля является оружием режущим, а чисто с физической точки зрения и согласно материаловедению термообработанная и отпущенная сталь в районе 55-58 HRC не может быть разрезана точно такой же сталью. Мифы о разрубании пластинчатых доспехов и других мечей на самом деле являются продуктами XIX и XX веков и не соответствуют исторической действительности. Что касается легенды о том, что ближневосточные народы легко расправлялись с тяжелобронированными крестоносцами[8] с помощью кривых сабель, то она также не имеет исторических доказательств. Хотя наличие импортных среднеазиатских сабель (которые как правило не имели с персидскими и индийскими булатами ничего общего) неоспоримо, один из самых ранних «исламских» ближневосточных кривых клинков датируется концом XIII века.[9] Начиная с VIII[10] века до XVI[11] на Востоке одновременно с саблей ходили и прямые мечи, кои и применялись против кольчуги, в которую были одеты рыцари эпохи Крестовых Походов. Утверждение, что ближневосточные народы не пользовались прямыми клинками в эпоху Крестовых Походов, следовательно необоснованно, также как и использование рыцарями «тяжёлых двуручных мечей» (что ошибочно предполагал Вальтер Скотт в своих трудах). Сабли из литого булата появились лишь в XIII веке (см. выше), а клыч и ятаган, которые часто приписывают «сарацинам» популярные источники, — только спустя 200 лет после окончания Крестовых Походов в конце XV века.

К тому же металлургические исследования до сих пор не доказали, что литой узорчатый булат обладал какими-то необычайными свойствами, выходящими за пределы дозволенного законами физики.[12] Неоднократные попытки в СМИ доказать реальность превосходства дамасского булата (например растворение его в кислоте) не имеют научной основы и не являются сколько-нибудь важными для решения этой проблемы.

Изделие дамасской стали, изготовленное многократной ковкой и складыванием деталей разных металлов, является примером того, что в некоторых случаях нельзя сделать огромную чушку желаемого металла, но можно изготовить конкретное изделие. Это важно для понимания студентов, изучающих материаловедение.

Само название «дамасская сталь» часто ставится под сомнениеК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1925 дней], так как город Дамаск (от имени которого и произошло наименование стали) никогда не славился кузнечным делом и мастерами. Большинство сохранившихся булатных клинков происходят из Сирии, Персии и Индии, как правило не из регионов, связанных непосредственно с Дамаском. Есть предположениеК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1925 дней], что в Дамаске существовал обширный рынок оружия, где булатные клинки предлагались в большой массе — отчего их и назвали дамасскими. Второе предположениеК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1925 дней], что первый клинок из такой стали был найден как раз таки в окрестностях Дамаска, в связи с чем и был назван дамасским.

См. также

Напишите отзыв о статье "Дамасская сталь"

Примечания

  1. [www.arhangelskie.com/stat_3.html Мечи самураев]
  2. 1 2 [www.termist.com/bibliot/popular/gurev/gur_019.htm#iiiw Дамасская сталь и грузинский булат]
  3. [www.dhblacksmith.narod.ru/haralug.htm О мечах харалужных]
  4. [materials.iisc.ernet.in/~wootz/heritage/WOOTZ.htm Краткая история индийской стали (англ.)]
  5. Кирпичников А.Н: Древнерусское оружие. Т. 1. Мечи и сабли IX—XIII вв. © 1966
  6. Б. А. Колчин «Техника обработки металла в древней Руси»
  7. [bibliotekar.ru/polk-17/40.htm Ex omnibus autem generibus palma Serico ferro est]
  8. [www.popmech.ru/article/1132-idealnaya-shashka/ Восток — дело тонкое]
  9. Unsal Yucel 2001 [i4.photobucket.com/albums/y110/Nephtys/Weapons/Yucel_37_ISAS.jpg Plate No. 37]
  10. Unsal Yucel 2001 [i4.photobucket.com/albums/y110/Nephtys/ISAS/ISAS_27_1.jpg Plate No. 27]
  11. Unsal Yucel 2001 [i4.photobucket.com/albums/y110/Nephtys/ISAS/ISAS_70.jpg Plate No. 70]
  12. [www.archaeologie-online.de/magazin/fundpunkt/forschung/2006/scotts-talisman-damastsalat-und-nanodraht/seite-1/ Археолог и металлург Штефан Медер о булате (нем.)]

Литература

  • С. А. Федосов. Исследование сварочной дамасской стали современной выделки // Металлург, 2007, № 12, С.64-74. (краткое изложение статьи: home.samgtu.ru/~fedosov/damascus/index_r.htm)
  • B. Zschokke, «Du damasse et des lames de damas», Rev. Metall., No. 11, 635—669 (1924) — определение механических свойств образцов из сварочной Дамасской стали

Отрывок, характеризующий Дамасская сталь

Действительно, Толь, к которому он зашел сообщить новое известие, тотчас же стал излагать свои соображения генералу, жившему с ним, и Коновницын, молча и устало слушавший, напомнил ему, что надо идти к светлейшему.

Кутузов, как и все старые люди, мало спал по ночам. Он днем часто неожиданно задремывал; но ночью он, не раздеваясь, лежа на своей постели, большею частию не спал и думал.
Так он лежал и теперь на своей кровати, облокотив тяжелую, большую изуродованную голову на пухлую руку, и думал, открытым одним глазом присматриваясь к темноте.
С тех пор как Бенигсен, переписывавшийся с государем и имевший более всех силы в штабе, избегал его, Кутузов был спокойнее в том отношении, что его с войсками не заставят опять участвовать в бесполезных наступательных действиях. Урок Тарутинского сражения и кануна его, болезненно памятный Кутузову, тоже должен был подействовать, думал он.
«Они должны понять, что мы только можем проиграть, действуя наступательно. Терпение и время, вот мои воины богатыри!» – думал Кутузов. Он знал, что не надо срывать яблоко, пока оно зелено. Оно само упадет, когда будет зрело, а сорвешь зелено, испортишь яблоко и дерево, и сам оскомину набьешь. Он, как опытный охотник, знал, что зверь ранен, ранен так, как только могла ранить вся русская сила, но смертельно или нет, это был еще не разъясненный вопрос. Теперь, по присылкам Лористона и Бертелеми и по донесениям партизанов, Кутузов почти знал, что он ранен смертельно. Но нужны были еще доказательства, надо было ждать.
«Им хочется бежать посмотреть, как они его убили. Подождите, увидите. Все маневры, все наступления! – думал он. – К чему? Все отличиться. Точно что то веселое есть в том, чтобы драться. Они точно дети, от которых не добьешься толку, как было дело, оттого что все хотят доказать, как они умеют драться. Да не в том теперь дело.
И какие искусные маневры предлагают мне все эти! Им кажется, что, когда они выдумали две три случайности (он вспомнил об общем плане из Петербурга), они выдумали их все. А им всем нет числа!»
Неразрешенный вопрос о том, смертельна или не смертельна ли была рана, нанесенная в Бородине, уже целый месяц висел над головой Кутузова. С одной стороны, французы заняли Москву. С другой стороны, несомненно всем существом своим Кутузов чувствовал, что тот страшный удар, в котором он вместе со всеми русскими людьми напряг все свои силы, должен был быть смертелен. Но во всяком случае нужны были доказательства, и он ждал их уже месяц, и чем дальше проходило время, тем нетерпеливее он становился. Лежа на своей постели в свои бессонные ночи, он делал то самое, что делала эта молодежь генералов, то самое, за что он упрекал их. Он придумывал все возможные случайности, в которых выразится эта верная, уже свершившаяся погибель Наполеона. Он придумывал эти случайности так же, как и молодежь, но только с той разницей, что он ничего не основывал на этих предположениях и что он видел их не две и три, а тысячи. Чем дальше он думал, тем больше их представлялось. Он придумывал всякого рода движения наполеоновской армии, всей или частей ее – к Петербургу, на него, в обход его, придумывал (чего он больше всего боялся) и ту случайность, что Наполеон станет бороться против него его же оружием, что он останется в Москве, выжидая его. Кутузов придумывал даже движение наполеоновской армии назад на Медынь и Юхнов, но одного, чего он не мог предвидеть, это того, что совершилось, того безумного, судорожного метания войска Наполеона в продолжение первых одиннадцати дней его выступления из Москвы, – метания, которое сделало возможным то, о чем все таки не смел еще тогда думать Кутузов: совершенное истребление французов. Донесения Дорохова о дивизии Брусье, известия от партизанов о бедствиях армии Наполеона, слухи о сборах к выступлению из Москвы – все подтверждало предположение, что французская армия разбита и сбирается бежать; но это были только предположения, казавшиеся важными для молодежи, но не для Кутузова. Он с своей шестидесятилетней опытностью знал, какой вес надо приписывать слухам, знал, как способны люди, желающие чего нибудь, группировать все известия так, что они как будто подтверждают желаемое, и знал, как в этом случае охотно упускают все противоречащее. И чем больше желал этого Кутузов, тем меньше он позволял себе этому верить. Вопрос этот занимал все его душевные силы. Все остальное было для него только привычным исполнением жизни. Таким привычным исполнением и подчинением жизни были его разговоры с штабными, письма к m me Stael, которые он писал из Тарутина, чтение романов, раздачи наград, переписка с Петербургом и т. п. Но погибель французов, предвиденная им одним, было его душевное, единственное желание.
В ночь 11 го октября он лежал, облокотившись на руку, и думал об этом.
В соседней комнате зашевелилось, и послышались шаги Толя, Коновницына и Болховитинова.
– Эй, кто там? Войдите, войди! Что новенького? – окликнул их фельдмаршал.
Пока лакей зажигал свечу, Толь рассказывал содержание известий.
– Кто привез? – спросил Кутузов с лицом, поразившим Толя, когда загорелась свеча, своей холодной строгостью.
– Не может быть сомнения, ваша светлость.
– Позови, позови его сюда!
Кутузов сидел, спустив одну ногу с кровати и навалившись большим животом на другую, согнутую ногу. Он щурил свой зрячий глаз, чтобы лучше рассмотреть посланного, как будто в его чертах он хотел прочесть то, что занимало его.
– Скажи, скажи, дружок, – сказал он Болховитинову своим тихим, старческим голосом, закрывая распахнувшуюся на груди рубашку. – Подойди, подойди поближе. Какие ты привез мне весточки? А? Наполеон из Москвы ушел? Воистину так? А?
Болховитинов подробно доносил сначала все то, что ему было приказано.
– Говори, говори скорее, не томи душу, – перебил его Кутузов.
Болховитинов рассказал все и замолчал, ожидая приказания. Толь начал было говорить что то, но Кутузов перебил его. Он хотел сказать что то, но вдруг лицо его сщурилось, сморщилось; он, махнув рукой на Толя, повернулся в противную сторону, к красному углу избы, черневшему от образов.
– Господи, создатель мой! Внял ты молитве нашей… – дрожащим голосом сказал он, сложив руки. – Спасена Россия. Благодарю тебя, господи! – И он заплакал.

Со времени этого известия и до конца кампании вся деятельность Кутузова заключается только в том, чтобы властью, хитростью, просьбами удерживать свои войска от бесполезных наступлений, маневров и столкновений с гибнущим врагом. Дохтуров идет к Малоярославцу, но Кутузов медлит со всей армией и отдает приказания об очищении Калуги, отступление за которую представляется ему весьма возможным.
Кутузов везде отступает, но неприятель, не дожидаясь его отступления, бежит назад, в противную сторону.
Историки Наполеона описывают нам искусный маневр его на Тарутино и Малоярославец и делают предположения о том, что бы было, если бы Наполеон успел проникнуть в богатые полуденные губернии.
Но не говоря о том, что ничто не мешало Наполеону идти в эти полуденные губернии (так как русская армия давала ему дорогу), историки забывают то, что армия Наполеона не могла быть спасена ничем, потому что она в самой себе несла уже тогда неизбежные условия гибели. Почему эта армия, нашедшая обильное продовольствие в Москве и не могшая удержать его, а стоптавшая его под ногами, эта армия, которая, придя в Смоленск, не разбирала продовольствия, а грабила его, почему эта армия могла бы поправиться в Калужской губернии, населенной теми же русскими, как и в Москве, и с тем же свойством огня сжигать то, что зажигают?
Армия не могла нигде поправиться. Она, с Бородинского сражения и грабежа Москвы, несла в себе уже как бы химические условия разложения.
Люди этой бывшей армии бежали с своими предводителями сами не зная куда, желая (Наполеон и каждый солдат) только одного: выпутаться лично как можно скорее из того безвыходного положения, которое, хотя и неясно, они все сознавали.
Только поэтому, на совете в Малоярославце, когда, притворяясь, что они, генералы, совещаются, подавая разные мнения, последнее мнение простодушного солдата Мутона, сказавшего то, что все думали, что надо только уйти как можно скорее, закрыло все рты, и никто, даже Наполеон, не мог сказать ничего против этой всеми сознаваемой истины.
Но хотя все и знали, что надо было уйти, оставался еще стыд сознания того, что надо бежать. И нужен был внешний толчок, который победил бы этот стыд. И толчок этот явился в нужное время. Это было так называемое у французов le Hourra de l'Empereur [императорское ура].
На другой день после совета Наполеон, рано утром, притворяясь, что хочет осматривать войска и поле прошедшего и будущего сражения, с свитой маршалов и конвоя ехал по середине линии расположения войск. Казаки, шнырявшие около добычи, наткнулись на самого императора и чуть чуть не поймали его. Ежели казаки не поймали в этот раз Наполеона, то спасло его то же, что губило французов: добыча, на которую и в Тарутине и здесь, оставляя людей, бросались казаки. Они, не обращая внимания на Наполеона, бросились на добычу, и Наполеон успел уйти.
Когда вот вот les enfants du Don [сыны Дона] могли поймать самого императора в середине его армии, ясно было, что нечего больше делать, как только бежать как можно скорее по ближайшей знакомой дороге. Наполеон, с своим сорокалетним брюшком, не чувствуя в себе уже прежней поворотливости и смелости, понял этот намек. И под влиянием страха, которого он набрался от казаков, тотчас же согласился с Мутоном и отдал, как говорят историки, приказание об отступлении назад на Смоленскую дорогу.
То, что Наполеон согласился с Мутоном и что войска пошли назад, не доказывает того, что он приказал это, но что силы, действовавшие на всю армию, в смысле направления ее по Можайской дороге, одновременно действовали и на Наполеона.

Когда человек находится в движении, он всегда придумывает себе цель этого движения. Для того чтобы идти тысячу верст, человеку необходимо думать, что что то хорошее есть за этими тысячью верст. Нужно представление об обетованной земле для того, чтобы иметь силы двигаться.
Обетованная земля при наступлении французов была Москва, при отступлении была родина. Но родина была слишком далеко, и для человека, идущего тысячу верст, непременно нужно сказать себе, забыв о конечной цели: «Нынче я приду за сорок верст на место отдыха и ночлега», и в первый переход это место отдыха заслоняет конечную цель и сосредоточивает на себе все желанья и надежды. Те стремления, которые выражаются в отдельном человеке, всегда увеличиваются в толпе.
Для французов, пошедших назад по старой Смоленской дороге, конечная цель родины была слишком отдалена, и ближайшая цель, та, к которой, в огромной пропорции усиливаясь в толпе, стремились все желанья и надежды, – была Смоленск. Не потому, чтобы люди знала, что в Смоленске было много провианту и свежих войск, не потому, чтобы им говорили это (напротив, высшие чины армии и сам Наполеон знали, что там мало провианта), но потому, что это одно могло им дать силу двигаться и переносить настоящие лишения. Они, и те, которые знали, и те, которые не знали, одинаково обманывая себя, как к обетованной земле, стремились к Смоленску.
Выйдя на большую дорогу, французы с поразительной энергией, с быстротою неслыханной побежали к своей выдуманной цели. Кроме этой причины общего стремления, связывавшей в одно целое толпы французов и придававшей им некоторую энергию, была еще другая причина, связывавшая их. Причина эта состояла в их количестве. Сама огромная масса их, как в физическом законе притяжения, притягивала к себе отдельные атомы людей. Они двигались своей стотысячной массой как целым государством.
Каждый человек из них желал только одного – отдаться в плен, избавиться от всех ужасов и несчастий. Но, с одной стороны, сила общего стремления к цели Смоленска увлекала каждою в одном и том же направлении; с другой стороны – нельзя было корпусу отдаться в плен роте, и, несмотря на то, что французы пользовались всяким удобным случаем для того, чтобы отделаться друг от друга и при малейшем приличном предлоге отдаваться в плен, предлоги эти не всегда случались. Самое число их и тесное, быстрое движение лишало их этой возможности и делало для русских не только трудным, но невозможным остановить это движение, на которое направлена была вся энергия массы французов. Механическое разрывание тела не могло ускорить дальше известного предела совершавшийся процесс разложения.

wiki-org.ru

Дамсская сталь | Тайны мира и человека

 

3 007

История дамаска — это история войны, торговли, технического прогресса, вековых исследований щедро сдобренная мифами и ошибочными суждениями.

Дамасская сталь это материал используемый для изготовления знаменитых дамасских клинков известных своей твердостью и остротой и способных при этом изгибаться на 90 градусов распрямляясь обратно как пружина без каких либо последствий для высоких качеств клинка.

Такие качества всегда высоко ценились в клинках как в античные времена, так и сегодня. Как приятное дополнение к этому клинки обладают декоративным узором на поверхности, который служил своего рода знаком качества. Широко распространенная легенда гласит, что европейские крестоносцы впервые познакомились с дамасской сталью на Ближнем востоке, где исламские солдаты использовали фантастические дамасские сабли. Крестоносцы принесли истории о этих удивительных клинках обратно в Европу.

Технология изготовления дамасской стали не только интересная историческая и археологическая проблема — исследования этой области оказали огромное влияние на современную науку. Этот материал неизвестный для большинства тем не менее так или иначе коснулся каждого рожденного в ХХ веке и будет оказывать влияние на род людской в обозримом будущем. Без ранних исследований дамасской стали не существовало бы автомобилей, поездов, самолетов, небоскребов.

Впервые Европа познакомилась с булатом при столкновении армии Александра Македонского с войсками индийского царя Пора. Особенно поразил македонцев панцирь захваченного в плен царя. Он был сделан из необыкновенно прочного белого металла, на котором македонское оружие не смогло сделать ни вмятины, ни царапины. Из булата были изготовлены и широкие индийские мечи, которые легко рассекали пополам македонское железо.

 

По свидетельству историков, древнее европейское железное оружие было настолько мягкое, что после двух-трех ударов уже гнулось, и воины вынуждены были отходить, чтобы выпрямить клинок. Естественно, что индийские мечи для македонцев казались чудом.

Появление названия «дамасская сталь» часто приписывается крестоносцам. Несмотря на то, что это мнение довольно распространено, тем не менее не существует ни одного подтверждение тому, что крестоносцы когда-либо использовали этот термин ни в одном литературном источнике. Более того не существует ни одного археологического подтверждения тому, что хотя бы одно такое лезвие когда-либо было произведено в Дамаске. Существуют более правдоподобные объяснения появлению словосочетания «дамасский меч». Исламские авторы обычно именовали мечи по рисунку на поверхности, расположению мастерской или имени мастера оружейника. Альтернативные причины именования некоторых мечей показывают, что даже в раннеисламский период источники имен для мечей были не очевидны.

Существуют три правдоподобные гипотезы возникновения фразы «дамасский меч». Вода по-арабски называется «дамас» и дамасские клинки часто описываются, как имеющие водообразный рисунок на поверхности. Другой вариант — некоторые исламские авторы утверждают, что некоторые мечи, называемые «дамасцины», были произведены и окованы в Дамаске. Однако другие ссылаются на кузнеца-оружейника по имени Дамаскуй, который делал мечи из литой стали.

Любая из этих гипотез, если не все вместе, вполне могут соответствовать действительности. Но совершенно точно, что это не крестоносцы назвали дамасскую сталь таким образом. Корень «дамас» (вода) кажется наиболее вероятным, поскольку связан с характерным и специфичным рисунком на поверхности. Возможно, это ошибка европейцев, которые, не разбираясь в арабском, решили, что речь идет о сирийском городе Дамаске, а не водообразном рисунке на поверхности.

Существует четыре основных типа клинков или сталей которые называются дамасскими — сварные, инкрустированные, травленые и тигельные.

Это разнообразие под одним именем приводило к путанице в литературе. Сварной дамаск, еще называемый механическим дамаском, делался путем кузнечной сварки нескольких составляющих железа или стали вместе для получения декоративного и функционального узора. Эта методика широко использовалась в Европе веками. Узор и декорирование с помощью инкрустации или травления часто называется искусственным дамаском. Узоры и рисунки, сделанные инкрустацией разных металлов и драгоценных камней в стальное лезвие, широко распространены в оружии из России и других мест. В основном травленый рисунок на клинках использовался в Индии в ХІХ веке, видимо для того что бы подделать тигельную дамасскую сталь. И четвертая разновидность сделана из тигельной стали, иногда ее называют восточным (азиатским) дамаском или кристаллическим дамаском. Именно этот дамаск и вызывал такой интерес и столько споров на протяжении столетий.

Дамасская сталь делается из тигельной стали, которую куют особым образом, в результате чего образуется рисунок. Тигельная сталь, как видно из названия, производиться в тигле — керамической форме — горшке. Сталь = это железо с содержанием углерода в размере около 0.8%. В античные времена сталь производилась самыми разными способами, но тигельная выгодно отличалась тем, что была жидкой в процессе производства и потому клинок получался гомогенным стальным и без остатков шлака. Эти два свойства, которых остальные технологии были лишены.

На протяжении последних 200 лет бытовало мнение, что дамасскую сталь делали из тигельной стали производимой в Индии, известной как «вутц». Британские торговцы и офицеры были свидетелями производства и использования этой удивительной стали в Индии. Восторженные свидетели привозили образцы ее в Британию, что бы исследовать и понять причину, почему же эта сталь так хороша. Потому устоялось мнение, что дамасскую сталь производила Индия и Шри-Ланка (которые были частями Британской Империи) по так называемой «вутц» технологии. Это смешивание железа и растительного материала — листьев в тигле и нагревание его. Листья сгорали, производя насыщенную углеродом атмосферу, которая насыщала углеродом железо для образования стали. Тигли обычно имели конусообразную форму и делались из обычной глины с добавкой шелухи риса. Не существует энтографических свидетельств из Южной Индии и Шри-Ланки подтверждающих, что из вутца делались клинки с дамасским рисунком. Похоже, что вутц и дамасский узор оказались ассоциированы друг с другом с 1820-х годов и остаются ассоциированными до сих пор.

До недавнего времени многие исследователи заявляли, что знания об изготовлении дамасской стали были «утеряны». Действительно, почему клинки вели себя таким уникальным образом не было понятно, пока не закончилось предыдущее тысячелетие. Не все тигельные стали способны произвести дамасский узор. Это то, что озадачивало столько много кузнецов и исследователей такое длительное время. Столетиями существовала вера в то, что качество стали каким-то образом связано с рисунком.

Такие великие ученые как Фарадей и производитель мечей Вилкинсон исследовали дамасскую сталь, чтобы разобраться, что делает ее острее и крепче чем ординарные европейские конкуренты. Исследования дамасской стали привели к экспериментам с добавлением разных металлов в сталь, в надежде повторить узор. Дамасского узора не получилось, но исследователи обратили внимание на то, как разные добавки в сталь меняют ее свойства — упрочняют, делают ее нержавеющей. В результате исследования продолжались, но уже не с целью повторить дамасский узор, но изучить свойства сплавов со сталью.

Таким образом исследования дамасской стали прямо привели к открытию и развитию легированных сталей — материалу без которого немыслима современная цивилизация, из которой делаю все от миниатюрного винтика до океанского корабля. Однако как воспроизвести узор так и осталось не выяснено.

Попытки повторить узор были не вполне удачны в Европе в ХІХ веке. Русский ученый Аносов успешно добился этого в Западной Сибири. Однако детали его исследований остаются практически неизвестными за пределами России. Аносов был в курсе исследований Фарадея и послал ему клинок собственного изготовления. Этот клинок теперь храниться в Музее Фарадея в Лондоне. Узор уже не так хорошо виден из-за возраста клинка и чистки, но все равно по тому что видно можно заключить, что Аносов действительно изготовил клинок дамасской стали. При том, что он умел повторять узор, научное объяснение этому оставалось загадкой.

Так продолжалось до начала XXI века, когда научное объяснение самых известных дамасских рисунков стало открыто. Существует две основные группы узоров дамасской стали и каждый имеет огромное количество вариаций, один с содержанием углерода менее 0.8% углерода и другой с содержанием более 0.8%. Разное содержание углерода производит различную микроструктуру, когда сталь откована и протравлена. Недавние исследования показали, что образование узора в стали с содержанием углерода более 0.8% вызвано микроскопическим наличием некоторых модифицирующих элементов. В процессе продолжительной холодной ковки, фазы этих микроструктур упорядочивались в стали. После протравки эти фазы проявлялись как темные линии или нити видимые невооруженным глазом, образуя дамасский узор. Пока современное лабораторное оборудование не смогло обнаружить эти модифицирующие элементы в микроскопических количествах, никто не мог предположить, что это ключевой момент в создании дамасского узора.

Процесс изготовления вутца — слитка высокоуглеродистой стали в индийских литейных мастерских. Железная руда и древесный уголь смешивались и нагревались примерно до 1200°С в каменном горне. При этом железо восстанавливалось (освобождалось от кислорода) вследствие реакций с углеродом древесного угля и образовывало губчатую массу. Примеси «выжимались» из губчатого железа ковкой. В результате получался кусок сварочного железа с низким содержанием углерода. Эти куски железа науглероживали, нагревая их вместе с древесным углем в закрытом глиняном тигле, предотвращавшем вторичное окисление железа. При появлении хлюпающего звука в тигле, свидетельствовавшего об образовании некоторого количества расплава, тигель подвергали медленному охлаждению, оставляя его в остывающей печи.

Индия вела широкую торговлю вутцем в виде слитков диаметром около 8 см. Кузнецы Среднего Востока ковали из этих слитков дамасские клинки после их нагрева до 650-850°С. В этом интервале температур сверхвысокоуглеродистые стали становятся пластичными. Готовые клинки закаливали путем нагрева и быстрого охлаждения в воде, рассоле или другой жидкости.

Современные качественные легированные стали превосходят дамасскую сталь по всем показателям: прочности, упругости, режущим свойствам, но добиться таких выдающихся свойств в одном образце не удается и сейчас. Конечно много вопросов еще остается и тайна ждет своей разгадки!

Анна Фейербах

Это интересно

 

taynikrus.ru

Булат и дамасская сталь - загадки и история » Перуница


Булат – одна из самых интересных и загадочных страниц в истории металлургии. Сейчас хорошо известно, как в древние времена делали каменные топоры, бронзовую утварь, варили железо и плавили чугун, но до нашего времени остаются нераскрытыми многие секреты производства булатного оружия.

Впервые Европа познакомилась с булатом при столкновении армии Александра Македонского с войсками индийского царя Пора. Особенно поразил македонцев панцирь захваченного в плен царя. Он был сделан из необыкновенно прочного белого металла, на котором македонское оружие не смогло сделать ни вмятины, ни царапины. Из булата были изготовлены и широкие индийские мечи, которые легко рассекали пополам македонское железо. По свидетельству историков, древнее европейское железное оружие было настолько мягкое, что после двух-трех ударов уже гнулось, и воины вынуждены были отходить, чтобы выпрямить клинок. Естественно, что индийские мечи для македонцев казались чудом.

Задолго до этого с Гималайских гор в Пенджаб (древнейшее княжество в Индии) спустилась каста кузнецов, хорошо знающих железное дело и умеющих изготовлять железное оружие с необычайными свойствами. Из Пенджаба индийское железо и способы его обработки распространились в Сиам и Японию.

«Никогда не будет народа, который лучше разбирался бы в отдельных видах мечей и в их названиях, чем жители Индии!» - писал средневековый ученый Аль-Бируни. Он также поведал, что клинки в Индии делались разных цветов. Мечи, например, изготовлялись зелеными, синими, могли они и иметь узор, напоминающий рисунок ткани. Индийская сталь отличалась узорами, которые были видны на клинке.

А свойствами клинки обладали действительно удивительными. Будучи твердыми и прочными, они одновременно обладали большой упругостью и вязкостью. Клинки перерубали железные гвозди и в то же время свободно сгибались в дугу. Нет ничего удивительного в том, что индийские мечи крошили европейские, которые в древности часто делались из недостаточно упругих и мягких низкоуглеродистых сортов стали.

Лезвие индийского клинка после заточки приобретало необыкновенно высокие режущие способности. Хороший клинок легко перерезал в воздухе газовый платок, в то время как даже современные клинки из самой лучшей стали могут перерезать только плотные виды шелковых тканей. Правда, и обычный стальной клинок можно закалить до твердости булата, но он будет хрупким, как стекло, и разлетится на куски при первом же ударе. Поэтому позднее, когда европейские сабли начали изготовлять из прочных и твердых сортов углеродистых сталей, они ломались при ударе индийского оружия.

Основное назначение булата – изготовление клинков. Главное достоинство клинка – острота его лезвия. Лезвие булатного клинка можно было заточить до почти неправдоподобной остроты и сохранить эту остроту надолго. У клинков из обычной углеродистой стали заостренное лезвие выкрашивается уже при заточке – как бритву, его заточить нельзя, а булат затачивали до остроты бритвы, и он сохранял свои режущие свойства после того, как побывал в деле. Такое возможно лишь тогда, когда сталь обладает одновременно высокой твердостью, вязкостью и упругостью – и в этом случае лезвие клинка способно самозатачиваться. Булатная сабля легко сгибалась на 90-120 градусов, не ломаясь. Есть сведения, будто настоящий булатный клинок носили вместо пояса, обматывая им талию.

Слитки литого булата в виде разрубленных лепешек «вутцев» привозились из Индии в Сирию, где в городе Дамаске из них выковывали эти сказочные клинки. Но индийская булатная сталь стоила очень дорого, и сирийские кузнецы изобрели сварной булат, правильно определив, что булат - первый созданный человеком композит, состоит из частиц твердой углеродистой стали в матрице из мягкой и упругой низкоуглеродистой стали. Дамасская сталь получалась путем многократных проковок в разных направлениях пучка из стальных прутков разной твердости. Качество клинков из сварной дамасской стали было по тем временам очень высокое, но такого сочетания прочности и упругости как в оружии из литого индийского булата сирийским кузнецам добиться не удалось.

Еще один центр производства качественных клинков образовался в средние века в Японии. Японский булат обладал каким-то необыкновенным качеством железа, которое после целого ряда проковок приобретало даже более высокую твердость и прочность, чем дамасская сталь. Мечи и сабли, приготовленные из этого железа, отличались удивительной вязкостью и необыкновенной остротой.

Уже в наше время был сделан химический анализ стали, из которой изготовлено японское оружие XI-XIII веков. И древнее оружие раскрыло свою тайну: в стали был найден молибден. Сегодня хорошо известно, что сталь, легированная молибденом, обладает высокой твердостью, прочностью и вязкостью. Молибден – один из немногих легирующих элементов, добавка которого в сталь вызывает повышение ее вязкости и твердости одновременно. Все другие элементы, увеличивающие твердость и прочность стали, способствуют повышению ее хрупкости. Естественно, что в сравнении с дамасскими клинками, сделанными из железа и стали, японские легированные мечи и сабли казались чудом. Но значит ли это, что японцы умели в то далекое время делать легированную сталь? Конечно, нет. Что такое легированная сталь, они даже не знали, так же как и не знали, что такое молибден. Руда, из которой древние японские мастера выплавляли железо, содержала значительную примесь окиси молибдена. Выплавленное из обогащенных молибденом «песков» кричное железо проковывалось в прутья и закапывалось в болотистую землю. Время от времени прутья вынимали и снова зарывали, и так на протяжении 8-10 лет. Насыщенная солями и кислотами болотная вода разъедала пруток и делала его похожим на кусок сыра. Тем самым из заготовки удалялись вредные примеси, быстрее разъедаемые болотной водой. Затем разогретую заготовку японский кузнец проковывал в тонкую полосу, сгибал, опять проковывал и так несколько тысяч раз! Но и японские клинки, при всей их выдающейся остроте и прочности, не обладали качествами индийского булата, особенно упругостью.

Арабский ученый XII века Едриза сообщает, что в его время индийцы еще славились производством железа, индийской сталью и выковкой знаменитых мечей. В Дамаске из этой стали изготовляли клинки, славу о которых крестоносцы разнесли по всей Европе. К сожалению, в Древней Индии так тщательно прятали секреты выплавки вутца, что в конце концов потеряли их совсем. Уже в конце XII века клинки из литого булата высшего качества «табан» не могли делать ни в Индии, ни в Сирии, ни в Персии.

После того как Тимур покорил Сирию и вывез оттуда всех мастеров, искусство изготовления оружия из литого булата переместилось в Самарканд; однако вскоре оно везде пришло в упадок. Потомки вывезенных мастеров, рассеявшись по всему Востоку, окончательно потеряли способы изготовления булатного оружия. В XIV – XV веках секрет производства литого булата и изготовления из него холодного оружия был окончательно потерян. Европейские кузнецы не смогли до конца разгадать секрет производства даже дамасской сварной стали и больше преуспели в производстве клинков из однородной (гомогенной) стали с имитацией рисунка булата на поверхности клинка. Особенно широко развернулось производство подделок под булат в XVIII-XIX веках. В это время в Европе научились производить высокоуглеродистую литую сталь, и западноевропейские мастера, оставив попытки раскрыть секреты производства сварочного булата, начали изготовлять из нее довольно хорошее холодное оружие. В Италии (Милан), в Испании (Толедо), в Германии (Золинген), во Франции (Льеж) и даже в Англии стали широко производить «ложный булат». «Ложные булаты», особенно золингеновские и толедские, приобрели известность благодаря высокой степени полировки и красивыми узорами, которые наносились на клинки различными методами. Ремесленники, рисующие декоративные узоры на металле, назывались «дамаскировщиками», а клинки «ложного булата» - «дамаскированными». Многие «дамаскированные» клинки были не очень высокого качества, поскольку они изготовлялись из обычной шведской или английской углеродистой стали.

Не одно столетие металлурги всех стран и народов пытались выплавить булатную сталь, но злополучная тайна никому не давалась. В XIX веке учеными-металлургами предпринималось множество попыток раскрыть секрет литого булата, даже великий английский ученый Фарадей безуспешно бился над решением этой задачи. Но получить литой булат, не уступающий по свойствам индийскому вутцу, удалось только русскому ученому, горному начальнику златоустовских заводов П.П. Аносову в 40-ых годах XIX века. Сохранившийся до наших дней аносовский булатный клинок, перерубает гвозди, гнется в дугу и на лету перерубает газовый платок. Секрет древних индийских мастеров открыт? И да и нет. После смерти П.П. Аносова, не смотря на оставленный им подробный рецепт, воспроизвести литой булат не удается никому!

Уже в наше время, златоустовские металлурги вновь попытались воскресить технологию производства булата. Сложны и длительны были эти поиски, но узорчатая сталь вновь была получена, хотя полностью повторить аносовский булат не удалось. Легендарная упругость клинков достигнута не была.

Современные качественные легированные стали превосходят булат по всем показателям: прочности, упругости, режущим свойствам, но добиться таких выдающихся свойств в одном образце не удается и сейчас. Тайна индийского литого булата ждет своей разгадки!

www.perunica.ru

Дамасская сталь - История

Химия - Дамасская сталь - История

01 марта 2011

Оглавление:
1. Дамасская сталь
2. Литой булат
3. История
4. Популярные мифы о «дамасской стали»

Рафинированная сталь употреблялась почти сразу после овладения людьми процесса изготовления кричного железа, так как продукт сыродутной печи в чистом виде был непригоден для выделки. Около 1300 лет до н. э. соответствующая технология появилась в Передней Азии, около 800 до н. э. проникла в Европу, а в Китае археологами доказана самостоятельная редукция руды с помощью сыродутной печи примерно в VII—VI веке до н. э. Сваривание разных сортов стали и целенаправленное изготовление сварных харалугов было разработано в большинстве случаев независимо друг от друга. Уже в первых веках до н. э. подобные материалы были известны и в Европе, и в Китае. Есть сведения, что в III веке н. э. римляне уже знали оружие из дамасской стали. Находка из Нидама содержит много мечей с очень сложной сваркой наравне с клинками, гораздо более простыми в конструкции.

Впервые индийская тиглевая сталь упоминается около 300 года до н. э. В Иран дамаск попал ещё в VI веке. На территории Киевской Руси узорчатый булат был известен, хотя и редок, ещё в домонгольский период и назывался булатом или «красным железом». Более существенных масштабов применение дамасскового оружия на Руси достигло только в XV веке, но вплоть до начала XVIII века немногочисленные дамаские и булатные клинки ввозились из Персии. Сведений о местном производстве дамасских и булатных сталей нет, однако есть об их импорте. В домонгольской Руси был известен сварной харалуг, технология изготовления которого была утрачена и восстановлена только в конце XX века. Первым упоминанием об этой технологии можно считать сведения Аль-Бируни:

Русы выделывали свои мечи из шапуркана, а долы посредине их из нармохана, чтобы придать им прочность при ударе, предотвратить их хрупкость. Ал-фулад не выносит холода их зим и ломается при ударе. Когда они познакомились с фарандом, то изобрели для долов плетенье из длинных проволок из обеих разновидностей железа — шапуркана и женского. И стали получаться у них на сварных плетениях при погружении вещи удивительные и редкостные, такие, какие они желали и намеревались получить. Ал-фаранд же не получается соответственно намерению при изготовлении и не приходит по желанию, но он случаен.

А «харалуг» упоминается в «Слове о полку Игореве».

Яръ туре Всеволодѣ! стоиши на борони, прыщеши на вои стрѣлами, гремлеши о шеломы мечи харалужными.

— Слово о полку Игореве

В то же время однозначного толкования термина «харалуг» нет. В частности, в этом же источнике упоминаются копья и чепи, а в Задонщине — «берега харалужные».

Европейским мастерам удалось освоить технологию получения многослойного узорчатого дамаска по ближневосточной технологии только к началу XVII века, а по качеству «восточный» дамаск, сделанный в Европе, сравнялся с азиатским лишь в XVIII столетии.

По сходной, но явно отличимой от «дамасской» технологии производились японские мечи. Заготовку перерубали вдоль, складывали вдвое, сковывали, и так множество раз. В результате получалась полоса, состоящая из сотен тончайших слоёв, которые становились видны только после очень долгой и сложной полировки специальными средствами.

Просмотров: 3444

Высокоуглеродистая сталь

4108.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *