Первая чеченская война - российские солдаты как надежная опора России

Первая чеченская война началась стремительно и уверенно. Российская группировка войск действовала решительно, но солдатам не хватало вооружения, исправной техники, толковых командиров...

Ввод войск (декабрь 1994)

Ожидалось, что чеченцы с радостью встретят российскую армию. На заседании Совета безопасности 29 ноября министр по делам национальностей Николай Егоров заявил, что 70 % чеченцев поддержат ввод войск и будут посыпать российским солдатам дорогу мукой, а остальные 30 % отнесутся нейтрально.

Ещё до объявления какого-либо решения начать первую чеченскую войну, российская авиация нанесла удар по аэродромам Калиновская и Ханкала и вывела из строя все самолёты, находившиеся в распоряжении сепаратистов. 11 декабря Президент Российской Федерации Борис Ельцин подписал Указ № 2169 «О мерах по обеспечению законности, правопорядка и общественной безопасности на территории Чеченской Республики». Позднее Конституционный суд РФ признал большую часть указов и постановлений правительства, которыми обосновывались действия федерального правительства в Чечне, соответствующими Конституции.

В тот же день подразделения Объединённой группировки войск (ОГВ), состоявшие из частей Министерства обороны и Внутренних войск МВД вступили на территорию Чечни. Войска были разделены на три группы и входили с трёх разных сторон — с запада из Северной Осетии через Ингушетию, с северо-запада из Моздокского района Северной Осетии, непосредственно граничащего с Чечнёй, и с востока с территории Дагестана. Командование операцией в Чечне было предложено первому заместителю главкома Сухопутных войск Эдуарду Воробьеву, но он отказался возглавить операцию «ввиду её полной неподготовленности» и подал рапорт об увольнении из Вооруженных сил РФ.

Восточная группировка была блокирована в Хасавюртовском районе Дагестана местными жителями — чеченцами-аккинцами. Западная группа также была блокирована местными жителями и попала под обстрел близ села Барсуки, однако применив силу, всё же прорвалась в Чечню. Наиболее успешно продвигалась Моздокская группировка, уже 12 декабря подошедшая к посёлку Долинский, расположенному в 10 км от Грозного.

Близ Долинского российские войска подверглись обстрелу чеченской ракетной артиллерийской установкой «Град» и затем вступили в бои за этот населённый пункт.

Кизлярская группировка достигла селения Толстой-Юрт 15 декабря.

Новое наступление подразделений ОГВ началось 19 декабря. Владикавказская (западная) группировка блокировала Грозный с западного направления, обойдя Сунженский хребет. 20 декабря моздокская (северо-западная) группировка заняла Долинский и блокировала Грозный с северо-запада. Кизлярская (восточная) группировка блокировала Грозный с востока, а десантники 104 воздушно-десантного полка блокировали город со стороны Аргунского ущелья. При этом южная часть Грозного оказалась незаблокирована.

Таким образом, на начальном этапе боевых действий, в первые недели войны, российские войска смогли практически без сопротивления занять северные районы Чечни.

Штурм Грозного (декабрь 1994 — март 1995)

В середине декабря федеральные войска начали артиллерийские обстрелы пригородов Грозного, а 19 декабря был нанесен первый бомбовый удар по центру города. При артиллерийском обстреле и бомбардировках погибло и было ранено немало мирных жителей (в том числе этнических русских). Так начиналась

первая чеченская война.

Несмотря на то, что Грозный по-прежнему оставался незаблокированным с южной стороны, 31 декабря 1994 года начался штурм города. В город вступили около 250 единиц бронетехники, крайне уязвимой в уличных боях. Российские войска были плохо подготовлены, между различными подразделениями не было налажено взаимодействие и координация, у многих солдат не было боевого опыта. Войска имели аэрофотоснимки города, устаревшие планы города в ограниченном количестве. Средства связи не были оборудованы аппаратурой закрытой связи, что позволяло противнику перехватывать переговоры. Войскам довели приказ о занятии только промышленных зданий, площадей и недопустимости вторжения в дома гражданского населения.

Западная группировка войск была остановлена, восточная также отступила и не предпринимала никаких действий до 2 января 1995 года. На северном направлении 1-й и 2-й батальоны 131-й отдельной Майкопской мотострелковой бригады (более 300 человек), мотострелковый батальон и танковая рота 81-го Петракувского мотострелкового полка (10 танков), находившиеся под командованием генерала Пуликовского, дошли до железнодорожного вокзала и Президентского дворца. Федеральные силы попали в окружение — потери батальонов Майкопской бригады, по официальным данным, составили 85 человек убитыми и 72 пропавшими без вести, уничтожено 20 танков, командир бригады полковник Савин погиб, более 100 военнослужащих попало в плен. Усиленный батальон Петракувского мотострелкового полка тоже понёс большие потери — к исходу 1 января в нём оставалось 30 % списочного состава.

Чеченские боевики при штурме Грозного, январь 1995

Восточная группировка под командованием генерала Рохлина также была окружена и увязла в боях с подразделениями сепаратистов, но тем не менее, Рохлин не дал приказ отступать.

7 января 1995 года группировки «Северо-восток» и «Север» объединены под командованием генерала Рохлина, а командующим группировкой «Запад» становится Иван Бабичев.

Российские войска сменили тактику — теперь вместо массового применения бронетехники применяли маневренные десантно-штурмовые группы, поддерживаемые артиллерией и авиацией. В Грозном завязались ожесточённые уличные бои.

Две группировки двинулись к Президентскому дворцу и к 9 января заняли здание нефтяного института и грозненский аэропорт. К 19 января эти группировки встретились в центре Грозного и захватили Президентский дворец, но отряды чеченских сепаратистов отошли за реку Сунжа и заняли оборону на площади «Минутка». Несмотря на успешное наступление, российские войска контролировали на тот момент только около трети города.

К началу февраля численность ОГВ была повышена до 70 000 человек. Новым командующим ОГВ стал генерал Анатолий Куликов.

Только 3 февраля 1995 года была образована группировка «Юг» и началось осуществление плана по блокаде Грозного с южной стороны. К 9 февраля российские подразделения вышли на рубеж федеральной трассы «Ростов — Баку».

13 февраля в станице Слепцовской (Ингушетия) прошли переговоры между командующим ОГВ Анатолием Куликовым и начальником Генерального штаба Вооружённых сил ЧРИ Асланом Масхадовым о заключении временного перемирия — стороны обменялись списками военнопленных, также обеим сторонам предоставлялась возможность вывезти погибших и раненых с улиц города. Перемирие, однако, нарушалось обеими сторонами.

В 20-х числах февраля в городе (особенно, в его южной части) продолжались уличные бои, но чеченские отряды, лишённые поддержки, постепенно отступали из города.

Наконец, 6 марта 1995 года отряд боевиков чеченского полевого командира Шамиля Басаева отступил из Черноречья — последнего района Грозного, контролировавшегося сепаратистами, и город окончательно перешёл под контроль российских войск.

В Грозном была сформирована пророссийская администрация Чечни во главе с Саламбеком Хаджиевым и Умаром Автурхановым.

В результате штурма Грозного город был фактически уничтожен и превращён в руины (подробнее читайте тут про штурм грозного 1995).

Установление контроля над равнинными районами Чечни (март — апрель 1995)

После штурма Грозного главной задачей российских войск стало установление контроля над равнинными районами мятежной республики. Так же стоит отметить, что первая чеченская война отличалась особой жестокостью со стороны чеченских боевиков, об этом говорят многие факты.

Российская сторона начала вести активные переговоры с населением, убеждая местных жителей изгонять боевиков из своих населённых пунктов. Вместе с тем, российские подразделения занимали господствующие высоты над селениями и городами. Благодаря этому, 15—23 марта был взят Аргун, 30 и 31 марта были взяты без боя города Шали и Гудермес соответственно. Однако, отряды боевиков не были уничтожены и беспрепятственно покидали населённые пункты.

Несмотря на это, в западных районах Чечни шли локальные бои. 10 марта начались бои за село Бамут. 7—8 апреля сводный отряд МВД, состоящий из Софринской бригады внутренних войск и поддерживаемый отрядами СОБРа и ОМОНа вошёл в село Самашки (Ачхой-Мартановский район Чечни). Утверждалось, что село обороняли более 300 человек (так называемый «Абхазский батальон» Шамиля Басаева). После того, как российские военнослужащие вошли в посёлок, некоторые жители, имевшие оружие, начали оказывать сопротивление, на улицах села завязались перестрелки.

Российские солдаты выявляют боевиков среди "мирных"

По утверждению ряда международных организаций (в частности, Комиссии ООН по правам человека — UNCHR) в ходе боя за Самашки погибло множество мирных жителей. Эта информация, распространённая сепаратистским агентством «Чечен-пресс», однако, оказалась достаточно противоречивой — так, по заявлению представителей правозащитного центра «Мемориал» эти данные «не вызывают доверия». По оценке «Мемориала», минимальное количество мирных жителей, погибших при зачистке села, составляло 112—114 человек.

Так или иначе, эта операция вызвала большой резонанс в российском обществе и усилила антироссийские настроения в Чечне.

15—16 апреля начался решающий штурм Бамута — российским войскам удалось войти в село и закрепиться на окраинах. Затем, однако, российские войска были вынуждены покинуть село, так как теперь уже боевики заняли господствующие высоты над селом, используя старые ракетные шахты РВСН, рассчитанные на ведение ядерной войны и неуязвимые для российской авиации. Серия боёв за это село продолжалась до июня 1995 года, затем бои были приостановлены после террористического акта в Будённовске и возобновились в феврале 1996 года.

К апрелю 1995 года российскими войсками была занята почти вся равнинная территория Чечни и сепаратисты сделали упор на диверсионно-партизанские операции.

Установление контроля над горными районами Чечни (май — июнь 1995)

С 28 апреля по 11 мая 1995 года российская сторона объявила о приостановке боевых действий со своей стороны.

Наступление возобновилось только 12 мая. Удары российских войск пришлись на сёла Чири-Юрт, прикрывавшем вход в Аргунское ущелье и Сержень-Юрт, находившееся у входа в Веденское ущелье. Несмотря на значительное превосходство в живой силе и технике, российские войска увязли в обороне противника — на то, чтобы взять Чири-Юрт, генералу Шаманову потребовалась неделя обстрелов и бомбардировок.

В этих условиях российское командование решило сменить направление удара — вместо Шатоя на Ведено. Подразделения боевиков были скованы в Аргунском ущелье и 3 июня Ведено было взято российскими войсками, а 12 июня были взяты райцентры Шатой и Ножай-Юрт.

Также, как и в равнинных районах, силам сепаратистов не было нанесено поражение и они смогли уйти из покинутых населённых пунктов. Поэтому, ещё во время «перемирия», боевики смогли перебросить значительную часть своих сил в северные районы — 14 мая город Грозный обстреливался ими более 14 раз.

Положение в республике в июне — декабре 1995

После теракта в Будённовске, с 19 по 22 июня, в Грозном прошёл первый раунд переговоров между российской и чеченской сторонами, на которых удалось достигнуть введения моратория на боевые действия на неопределённый срок.

С 27 по 30 июня там же прошёл второй этап переговоров, на котором была достигнута договорённость об обмене пленными «всех на всех», разоружении отрядов ЧРИ, выводе российских войск и проведении свободных выборов.

Несмотря на все заключённые договорённости, режим перемирия нарушался обеими сторонами. Чеченские отряды возвращались в свои сёла, но уже не как участники незаконных вооружённых формирований, а как «отряды самообороны». По всей территории Чечни шли локальные бои. Некоторое время возникающую напряжённость удавалось урегулировать с помощью переговоров. Так, 18—19 августа российские войска блокировали Ачхой-Мартан; ситуация разрешилась на переговорах в Грозном.

Операция "Джихад" в Грозном, август 1996

21 августа отряд боевиков полевого командира Алауди Хамзатова захватил Аргун, но после сильного обстрела, предпринятого российскими войсками, покинул город, в который затем была введена российская бронетехника.

В сентябре Ачхой-Мартан и Серноводск были блокированы российскими войсками, поскольку в этих населённых пунктах находились отряды боевиков. Чеченская сторона отказывалась покидать занятые позиции, так как, по их словам, это были «отряды самообороны», имевшие право находиться в соответствии с достигнутыми ранее соглашениями.

6 октября 1995 года на командующего Объединённой группировкой войск (ОГВ) генерала Романова было совершено покушение, в результате которого он оказался в коме. В свою очередь, были нанесены «удары возмездия» по чеченским сёлам.

8 октября предпринята неудачная попытка ликвидации Дудаева — по селению Рошни-Чу нанесён авиационный удар. В селе было разрушено более 40 домов, погибли 6 и получили ранения 15 местных жителей.

Российское руководство решило перед выборами сменить руководителей пророссийской администрации республики Саламбека Хаджиева и Умара Автурханова на бывшего руководителя Чечено-Ингушской АССР Доку Завгаева.

10—12 декабря город Гудермес, занятый российскими войсками без сопротивления, был захвачен отрядами Салмана Радуева, Хункар-Паши Исрапилова и Султана Гелисханова. 14—20 декабря шли бои за этот город, ещё около недели «зачисток» понадобилось российским войскам, чтобы окончательно взять Гудермес под свой контроль, первая чеченская война шла полным ходом.

14—17 декабря в Чечне прошли выборы, проводившиеся с большим количеством нарушений, но тем не менее, признанные состоявшимися. Сторонники сепаратистов заранее заявили о бойкотировании и непризнании выборов. На выборах победил Доку Завгаев, получив свыше 90 % голосов избирателей; при этом в выборах участвовали все военнослужащие ОГВ.

Нападение боевиков на Грозный (6—8 марта 1996)

6 марта 1996 года несколько отрядов боевиков атаковали с различных направлений контролировавшийся российскими войсками Грозный. Боевики захватили Старопромысловский район города, блокировали и обстреливали российские КПП и блокпосты. Несмотря на то, что Грозный остался под контролем российских вооружённых сил, сепаратисты при отходе захватили с собой запасы продовольствия, медикаментов и боеприпасов. Потери российской стороны по официальным данным составили 70 человек убитыми и 259 ранеными.

Бой у села Ярышмарды (16 апреля 1996)

16 апреля 1996 года колонна 245-го мотострелкового полка Вооружённых Сил России, двигавшаяся в Шатой попала в засаду в Аргунском ущелье близ села Ярышмарды. Операцией руководил полевой командир Хаттаб. Боевики подбили головную и замыкающую колонну машины, таким образом колонна оказалась заблокирована и понесла значительные потери — оказалась потеряна вся бронетехника и половина личного состава.

Переговоры с сепаратистами (май — июль 1996)

Несмотря на некоторые успехи российских Вооружённых Сил (успешная ликвидация Дудаева, окончательное взятие населённых пунктов Гойское, Старый Ачхой, Бамут, Шали), война стала принимать затяжной характер. В условиях намечающихся президентских выборов российское руководство решило в очередной раз пойти на переговоры с сепаратистами.

27—28 мая в Москве прошла встреча российской и ичкерийской (возглавляемой Зелимханом Яндарбиевым) делегаций, на которой удалось договориться о перемирии с 1 июня 1996 года и обмене пленными. Сразу же после окончания переговоров в Москве, Борис Ельцин вылетел в Грозный, где поздравил российских военных с победой над «мятежным дудаевским режимом» и объявил об отмене воинской обязанности.

Обстрел позиций боевиков

10 июня в Назрани (Республика Ингушетия) в ходе очередного раунда переговоров было достигнуто соглашение о выводе российских войск с территории Чечни (за исключением двух бригад), разоружении отрядов сепаратистов, проведении свободных демократических выборов. Вопрос о статусе республики временно откладывался.

Заключённые в Москве и Назрани соглашения нарушались обеими сторонами, в частности, российская сторона не спешила выводить свои войска, а чеченский полевой командир Руслан Хайхороев взял на себя ответственность за взрыв рейсового автобуса в Нальчике.

3 июля 1996 года действующий президент Российской Федерации Борис Ельцин был переизбран на пост президента. Новый секретарь Совета Безопасности Александр Лебедь объявил о возобновлении боевых действий против боевиков.

9 июля, после российского ультиматума, боевые действия возобновились — авиация наносила удары по базам боевиков в горных Шатойском, Веденском и Ножай-Юртовском районах.

Операция «Джихад» (6—22 августа 1996)

6 августа 1996 года отряды чеченских сепаратистов численностью от 850 до 2000 человек вновь атаковали Грозный. Сепаратисты не ставили своей целью захват города; ими были блокированы административные здания в центре города, а также обстреливались блокпосты и КПП. Российский гарнизон под командованием генерала Пуликовского, несмотря на значительное превосходство в живой силе и технике, не смог удержать город, понеся значительные потери (свыше 2000 военнослужащих убитыми, пропавшими без вести и ранеными).

Одновременно со штурмом Грозного сепаратисты захватили также города Гудермес (взят ими без боя) и Аргун (российские войска удержали только здание комендатуры).

По мнению Олега Лукина, именно поражение российских войск в Грозном привело к подписанию Хасавюртовских соглашений о прекращении огня.

Хасавюртовские соглашения (31 августа 1996)

31 августа 1996 года представителями России (председатель Совета Безопасности Александр Лебедь) и Ичкерии (Аслан Масхадов) в городе Хасавюрте (Дагестан) были подписаны соглашения о перемирии. Российские войска полностью выводились из Чечни, а решение о статусе республики было отложено до 31 декабря 2001 года. Так закончилась первая чеченская.

 

 

www.soldati-russian.ru

Ввод войск на территорию Чеченской Республики - О чеченской войне - Про войну в Чечне - Смотреть бесплатно

Ввести федеральные войска на территорию Чечни планировалось в 5.00 11 декабря, и план этот был утвержден министром обороны. Однако накануне, в 23.30 10 декабря, генерал-полковник А. Митюхин попросил П. Грачева перенести срок начала выдвижения на 8.00 (11 декабря), мотивируя неготовностью одной из группировок. В итоге этот перенос вылился в серьезные проблемы для выдвигающихся частей. Выяснив основные маршруты выдвижения федеральных войск, экстремисты к этому времени уже сумели перекрыть большинство дорог, собрав в наиболее уязвимых местах толпы враждебно настроенного населения. Колонны федеральных войск, шедшие со стороны Ингушетии и Дагестана, в этот же день были остановлены, появились первые жертвы. В ранее разработанный план пришлось сразу вносить изменения. Боевики действовали под прикрытием толпы мирных жителей, под видом пикетов протеста, блокировали колонны федеральных войск, разоружали солдат и офицеров, не имевших четкого приказа открывать огонь на поражение, и развозили их по домам в качестве заложников. Боевая техника выводилась из строя или захватывалась. При этом нападавшие имели в своем распоряжении бронетехнику, зенитные установки и реактивные системы залпового огня. Большинство боевиков было вооружено стрелковым оружием и гранатометами. 


Соблюдать установленные параметры плана выдвижения с трудом удавалось лишь войскам, действовавшим на моздокском и кизлярском направлениях. Впоследствии северный маршрут выдвижения (моздокское направление), как наиболее безопасный, стал основным.

На подходах к Грозному со стороны Назрани командование 106 вдд получило информацию из радиоперехвата о готовящемся огневом налете по колонне дивизии. Однако она не была использована для предотвращения удара. В результате огня реактивной артиллерии боевиков в 14.00

12 декабря по колонне сводного полка 106 вдд погибло 6 и ранено было

13 военнослужащих. Это явилось началом реальных боевых действий.

Войсковые колонны, неся потери в живой силе и технике, подошли к Грозному только через две недели и в разное время. В частности, наиболее успешно выдвигавшаяся северная группировка подошла к рубежу в 10 километрах от Грозного только к 20 декабря. В целом на этап выдвижения и блокирования войскам понадобилось 16 суток (вместо трех планируемых). 26 декабря этап выдвижения войск и изоляции Грозного был в основном завершен.

14 декабря 1994 года Правительство Российской Федерации выступило с обращением, напомнив, что 15 декабря истекает срок действия Указа Президента Российской Федерации об амнистии всем добровольно сдавшим оружие членам незаконных вооруженных формирований в зоне конфликта. На следующий день в очередной раз к населению Чеченской Республики обратился Президент. Он сообщил о продлении срока «добровольного сложения оружия и прекращения сопротивления силам правопорядка» еще на 48 часов, начиная с 0 часов 16 декабря 1994 года.

В ответ на это обращение Дудаев 16 декабря выступил с заявлением о готовности возобновить переговорный процесс на любых условиях, требуя в то же время вывода российских войск из Чечни. Дудаевцы не восприняли заявление Президента РФ. Всю минувшую ночь военнослужащие отражали многочисленные нападения боевиков. С обеих сторон применялись бронетанковая техника, артиллерия и гранатометы. Авиация Министерства обороны на исходе 15 декабря нанесла удары по аэродрому Ханкала на восточной окраине Грозного, где шла подготовка к вылету переоборудованных под бомбардировщики самолетов Л-39. Около тридцати из них было уничтожено.

Выступая на брифинге в Москве 18 декабря, глава Администрации Президента России Сергей Филатов заявил, что переговоры с Джохаром Дудаевым возможны, если тот призовет своих сторонников сдать оружие. Он подчеркнул, что сейчас «речь идет не о переговорах, а о разоружении» незаконных вооруженных формирований в Чечне. По словам С. Филатова, режим Дудаева «пытается заменить разоружение переговорами, а это — разные вещи».

19 декабря Дудаев заявил на пресс-конференции, что «чеченский народ не позволит встречаться мне с Н. Егоровым или еще с кем-то. Как президент, я могу вести переговоры только на высоком уровне». В тот же день Дудаев отправил телеграмму в Москву о согласии на переговоры «без всяких условий» и тут же выступил по местному радио с призывом «очистить землю от скверны», «полить кровью путь этих ублюдков», «перенести линию фронта в Москву к Кремлю».

В 10.00 федеральная авиация возобновила нанесение ракетно-бомбовых ударов по военно-стратегическим объектам в пригородах Грозного. Воздушные удары были нанесены по группам боевой техники Дудаева, пяти мостам через р. Терек и по району населенного пункта Ханкала.

20 декабря воинские подразделения, вошедшие в Чечню со стороны Моздока, ликвидировали опорный пункт, расположенный в районе населенного пункта Долинский, что в 10 километрах от Грозного, и овладели населенным пунктом Керла-Юрт.

Таким образом, уже на дальних подступах к Грозному начались тяжелые бои подразделений федеральных войск и НВФ, местами переходившие в позиционные. По мере продвижения к Грозному ожесточенность боев нарастала. Федеральные войска несли потери, приобретали первый боевой опыт, совершали первые подвиги.

Решением командования северной группировки для обеспечения продвижения войск, в передовой отряд был назначен, как наиболее подготовленный, разведывательный батальон. В его составе и находился старший прапорщик Виктор Александрович Пономарев, один из первых совершивший подвиг в Чечне и удостоенный звания Героя Российской Федерации.

Старшина разведывательной десантной роты 68 орб в ночь на 20 декабря был назначен командиром разведгруппы, получившей задачу захватить мост через р. Сунжу у населенного пункта Петропавловская и удерживать его до подхода выдвигавшегося в этом направлении десантного полка. Группа Пономарева к утру 20 декабря смелыми и дерзкими действиями выполнила поставленную задачу, не потеряв при этом ни одного человека, и заняла позиции на правом берегу реки.

С утра 21 декабря, стремясь восстановить утраченное положение, боевики, используя численное преимущество, предприняли решительную попытку вновь овладеть мостом. Шквал огня обрушился на разведчиков. Понимая, что удержать мост в сложившихся условиях не удастся, командир группы принял решение на отход с занимаемых позиций и, заручившись одобрением командира роты, начал его. Оставшись на мосту вдвоем с сержантом Арабаджиевым, он прикрывал отход группы. В ходе неравного боя Пономарев лично уничтожил семерых боевиков, автомобиль УАЗ с боевиками и подавил пулеметную огневую точку.

Отражая очередной натиск боевиков, Арабаджиев был ранен. А Пономарев, вынося раненого сержанта, попал под огонь минометов и, будучи тоже ранен, из последних сил закрыл своим телом Арабаджиева от осколков разорвавшейся рядом мины и ценой своей жизни спас товарища. Подоспевшие десантники выбили с моста не успевших закрепиться боевиков и обеспечили продвижение колонны главных сил на позиции блокирования Грозного.

За мужество и героизм отважному разведчику старшему прапорщику Пономареву В. А. Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 1994 года было присвоено звание Героя Российской федерации посмертно.

Чеченские боевики с первых дней взяли на вооружение тактику боя «из-за спины» мирного населения, извлекая из этого двойную выгоду. Федеральные войска стремились свести к минимуму ущерб, наносимый мирному населению, а значит, надежнее укрытия боевикам трудно было найти. В случае поражения мирных объектов федеральными войсками это можно было соответственно подать и журналистам и миротворцам, что с успехом использовалось на практике.

Так, в ходе боев 19—20 декабря в Петропавловской, для размещения артиллерийских установок и бронетехники использовались жилые кварталы. В населенном пункте Первомайское установка «Град» дудаевцев располагалась на территории нефтеперерабатывающего завода, а артиллерийские орудия — рядом со школой и детским садом.

В районе Ассиновской вооруженная группа сторонников Дудаева, имеющая в своем арсенале установку «Град» и другое вооружение, базировалась в здании детского дома. В станице Ищерской во дворе школы размещались две зенитные установки, в помещении школьного тира был оборудован склад с боеприпасами.

В сообщениях ИТАР-ТАСС тогда звучало: «Как правило, обстрелы подразделений российских Вооруженных Сил производятся из домов, принадлежащих русским семьям. В настоящее время в станице Ассиновской удерживаются в качестве заложников до двух тысяч человек русской национальности... На территории Шалинского района дислоцируются части наемников, прибывающих из Афганистана, Пакистана. В охране Дудаева имеются представители УНА—УНСО (Украинская национальная ассамблея — Украинская национальная самооборона)».

Части и подразделения федеральных войск, привлекаемые к первому этапу операции, пошли в бой по штатам мирного времени (25-30 процентов от штатов военного времени), к тому же еще и не полностью укомплектованными вооружением и военной техникой. Зачастую экипажи машин были неполными. Кроме того, при формировании сводных отрядов подразделения доукомплектовывались практически необученным личным составом, на должностях специалистов оказывались совершенно неподготовленные военнослужащие.

Ведомственность, стремление опередить с докладом руководству, не дав соседям ознакомиться с особенностями обстановки, дабы поднять свою значимость перед другими, мешала налаживанию взаимодействия между органами управления пестрой структуры Объединенной группировки федеральных войск в Чечне в тот период.

21 декабря министр обороны П. Грачев привез из Москвы в Моздок и представил на совещании в качестве нового командующего Объединенной группировкой войск генерал-лейтенанта Анатолия Квашнина, вместо командующего войсками СКВО генерала А. Митюхина. По мнению министра обороны, войска продвигались к Грозному чрезвычайно медленно. Готовился решительный этап операции — штурм Грозного. Генерал Митюхин, прослуживший до этого 17 лет в Германии, на эту роль не годился.

По информации разведки на этот период, группировка дудаевских вооруженных формирований была сосредоточена в 40-45 опорных пунктах, оборудованных в инженерном отношении, включая завалы, минные заграждения, окопы для стрельбы из танков и БМП, позиции артиллерии.

23 декабря Государственная Дума приняла заявление с требованием незамедлительно ввести мораторий на боевые действия в Чечне и приступить к переговорам, а также обращение с выражением соболезнований родственникам и близким погибших.

Чеченская оппозиция, на время ушедшая с арены политической борьбы в связи с началом боевых действий федеральных войск, вновь активизировалась в несколько ином качестве. 26 декабря 1994 года было объявлено о создании правительства национального возрождения Чечни во главе с С. Хаджиевым, готовности руководства Чечни обсудить вопрос о создании конфедерации с Россией и вступить с ней в переговоры, не выдвигая требований о выводе войск.

Сообщения ИТАР-ТАСС от 29 декабря 1994 года свидетельствуют:

«Из штаба подразделений внутренних войск и Минобороны Российской федерации сообщили: «Вчера в 23 часа и сегодня в 5 часов 30 минут утра воинские части вынуждены были открыть артиллерийский и минометный огонь по отрядам боевиков, пытавшимся прорваться через оцепление российских Вооруженных Сил. Попытки прорыва были предприняты практически по всему периметру прилегающих к Грозному районов. Прицельный огонь велся от 10 до 15 минут. В результате бандформирования были рассеяны, а значительное число бронетехники, под прикрытием которой осуществлялись попытки прорывов, уничтожено».

В штабе пояснили, что в город в последние трое суток было доставлено большое число листовок-пропусков для выхода и сдачи оружия в данное время. Предъявителю листовки-пропуска командование гарантирует гуманное обращение. Однако лидеры Грозного всячески препятствуют добровольному выходу и сдаче оружия. В ночное время боевики пытаются прорваться через кордон с оружием, чтобы впоследствии действовать в тылу российских войск.

В этот же день незаконные вооруженные формирования впервые предприняли попытку танковой атаки. Нападению подверглись позиции 129-го мотострелкового полка. Личный состав не только отбил атаку, но захватил шесть танков, шесть орудий и один бронетранспортер... За прошедшие двое суток были сорваны три попытки взорвать нефтескважины в районе населенного пункта Катаямы вблизи Грозного. К утру 29 декабря большинство нефтескважин взяли под охрану российские военнослужащие.

Участвовавшие в операции военные профессионалы не принимали обвинений в неспособности быстро покончить с боевиками в Чечне и недоумевали по поводу странности своего положения. «От нас требуют выполнить задачу, — говорили они,— но запрещают использовать всю огневую мощь нашего оружия».

www.soldati-russian.ru

Российская армия боится Чечни

Чечня снова вне закона. В том смысле, что не подчиняется законам, общим для всех субъектов Российской Федерации. То, что смутьянная республика живет на щедрые дотации своей жизнью, и раньше не было секретом. Но теперь выясняется, что Кремль сознательно культивирует "особый статус" Чечни. Сыновья горной республики полностью освобождены от "почетного долга" всех российских юношей - воинской обязанности. В армию никого из них не призывают. Генералы облегченно вздыхают: и слава Богу. Так кто же выиграл Чеченские войны?

Вечное проклятие России - всегда жить хуже, чем побежденные ею народы. Над кем мы только ни брали верх: Япония, Германия, Франция... У проигравших все слава Богу, чего не скажешь, увы, про победителей. Исключение составляет разве что Грузия, где уровень жизни несравнимо ниже российского, но тамошнее правительство способно пустить коту под хвост любой счастливый случай.

Вот и когда смотришь на Чечню, поневоле гадаешь: кто же выиграл две войны 90-ых, Москва или Грозный? Денег сюда вливается прорва, Рамзан Кадыров увлеченно превращает столицу в улучшенный вариант Стамбула, а уроженцы маленькой горной республики чувствуют себя королями жизни по всей России. Огромная страна почему-то терпит тиранский гнет небольшого народа. Как выясняется, страхом перед ним Россия пропитана сверху донизу, как будто не российские солдаты перебили чеченских боевиков, а Шамиль Басаев въехал в Кремль на белом коне.

Казалось бы, уж кому-кому, а армии не к лицу бояться чеченцев. Федералы в свое время крепко били их, невзирая, что в кавказских горах и в "зеленке" те были в родной стихии. Но высокие военные чины отчего-то страшно трусят перед чеченцами, принесшими присягу в российской армии. До такой степени трусят, что готовы не допустить их до этой самой присяги.

Почему?! Официальные источники разводят руками и многозначительно кивают "наверх", намекая на Кремль. А неофициальные говорят прямо: призывников из Чечни в армию не берут вполне осознанно.

"Будем называть вещи своими именами: зачем учить военному делу собственных врагов, людей, с которыми есть вероятность повоевать? Сколько волка ни корми, он все равно в лес смотрит. Не секрет, что многие из чеченцев приходятся родственниками боевикам. Ну призовешь ты его в войска, а он окажется двоюродным братом Шамиля Басаева, боевиком в душе и прекрасным воином на деле, и что тогда? А отбирать призывников по системе "лоялен - не лоялен" невозможно - слишком кропотливая работа, таким образом отбирают людей в спецслужбы, а не в армию. Более того, скажу больше: это не прихоть самого Генштаба, не может такого быть, чтобы подобные решения принимались на нашем уровне", - заявил журналистам "Московского комсомольца" их неназванный источник в Генштабе.

Поневоле обалдеешь, читая этакие позорные откровения. Что ни фраза - то сенсация. Оказывается, пока Рамзан Кадыров клянется в вечной любви к Владимиру Путину, наши военные потихоньку готовятся к новой чеченской заварушке. А магия имени Басаева до сих пор так сильна, что пугает даже намек на родство с Шамилем. Полноте, и это наша армия? Это она нас будет защищать, случись, не дай Бог, что?

Кадыров назвал российского премьера кумиром

Складывается впечатление, что страх по-настоящему гипнотизирует и лишает способности здраво мыслить. Что значит - "окажется боевиком в душе и прекрасным воином на деле"? Это разве повод покорно складывать лапки перед потенциальным "врагом", который без малейших проблем разживется автоматом у себя на малой родине? Можно подумать, полноценным боевиком можно стать только в рядах российской армии. И почему всех чеченских мальчишек чохом записывают в боевики и относятся к ним, как к зачумленным? Ведь это первый и надежнейший способ толкнуть их в объятия террористов.

"Не призывают их - и хорошо. Дагестанцев и ингушей с головой хватает, - рассказал "МК" командир роты 18-й бригады, дислоцированной на военной базе "Ханкала" в Чечне. - Ну можно себе представить, чтоб палестинцев призывали в израильскую армию? Нет, это исключено. Вот у нас то же самое, видимо".

Да нет, не "то же самое". Израиль живет в состоянии постоянной вялотекущей войны, и каждый палестинец - возможный враг, террорист и смертник, просто деваться некуда от этих соседей. Неужели у России та же ситуация с Чечней, и наши города исправно подрывают тамошние выходцы? Неужели правда в том, что война так по-настоящему и не закончилась... точнее, закончилась - российским поражением? Победитель по определению не может так сильно бояться проигравшего.

Если они "потенциальные боевики" - так почему надо с этим смиряться-то? Зачем воспитывать в них наглость и вседозволенность? Почему хотя бы не попытаться оторвать их от привычной почвы и вдолбить в головы иные ценности?

И будем откровенны: если они наши "враги" - зачем вливать в Чечню такие дотации? Может быть, стоит напротив затянуть им пояса потуже... да повыше? И не миндальничать с "потенциальными", а принимать заранее жесткие меры и не пытаться их задобрить?

Иначе получается совсем уж идиотство: деньги мы им даем, как лояльным согражданам, Кадыров клянется в любви Путину аж до неприличия, а как с чеченцев потребовать исполнения долга - так это сразу нет, страшно, они все там злобные боевики.

Видя панический страх нашей власти перед Чечней, поневоле начинаешь понимать, почему многие там в грош не ставят Россию и ее законы. Как можно уважать тех, кто постоянно уступает и уступает, причем не из любви, а из страха? Политику наших верхов в таком случае нельзя назвать иначе как мазохистской и самоубийственной. Но закавыка в том, что в России существует не только оцепеневшая от страха власть, но и, извините, народ. И неизвестно, сколько еще можно дразнить людей, откровенно им демонстрируя: в нашей стране власть лебезит только перед теми, кто ее ненавидит, на нее плюет и вытирает ноги об ее законы.

www.newsinfo.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о