Истребитель И-153 «Чайка» (СССР) | Армии и Солдаты. Военная энциклопедия

«Краткая справка: Последний боевой биплан 20-го века — советский истребитель И-153 «Чайка» конструкции Николая Поликарпова. Самолет с длинной боевой карьерой, воевавший на всем континенте — от Испании до Дальнего Востока»


Восстановленный истребитель И-153 «Чайка»

История создания истребителя И-153 «Чайка»

В конце 30-х годов 20 века, после гражданской войны в Испании, казалось, монопланы уже достаточно показали свои преимущества перед бипланами, однако все ещё продолжали их проектировать. Одним из последних представителей этого класса, суждено было стать легендарному советскому истребителю И-153 «Чайка» конструкции ОКБ Поликарпова.

Истребитель создавался на базе самолетов И-15 (1933 год) и И-15бис (1937 год). Добиться увеличения скорости (при сохранении маневренных качеств) можно было только за счет снижения аэродинамического сопротивления самолета. Поэтому по образцу И-15 новый самолет оснастили верхним крылом типа «чайка». Из-за этого и сама машина получила неофициальное, ставшее впоследствии знаменитым название «Чайка».

Основные размеры остались такими же как у И-15, но шасси на И-153 убиралось в полете, на самолет устанавливался более мощный и высотный двигатель М-62 и винт изменяемого шага, что улучшило летные данные у этого самолета. Кроме того, вся конструкция соответственно усилена, спинка сиденья летчика бронирована, изменению и доработке подверглись многие узлы и детали. Зимой лыжи при уборке шасси прилегали к фюзеляжу заподлицо. Благодаря этому «Чайка» при убранном шасси развивала скорость до 440 км/час, сохранив основные маневренные качества своего предшественника.

 

Чертеж истребителя И-153 «Чайка»

Опытный экземпляр истребителя, получившего обозначение И-153, был создан в 1938 году под руководством А.Щербакова. Самолет был технологически закончен, в октябре 1938 года успешно прошел государственные испытания и после доработки был принят на вооружение. Ответственным за подготовку машины к серийному выпуску назначался А.И.Микояна.

Производство было организованно в 1939 году на двух заводах. Максимальная скорость первых истребителей И-153 с мотором М-25 на границе высотности достигала 424 км/ч, что на 40-45 км/ч больше, чем у серийного И-15бис (М-25), и на 20-30 км/ч меньше, чем у скоростного истребителя И-16 с тем же мотором. Вскоре после начала серийного выпуска двигатель М-25 заменили на более мощный и высотный М-62. Кроме того, был установлен винт изменяемого в полете шага.

С новым мотором этот маленький легкий самолет приобретал исключительно высокие пилотажные качества. Так полный вираж (разворот на 360°) с радиусом всего в 100 м летчики выполняли на нем за 10-11 с. Истребитель очень быстро набирал скорость, позволял совершать полет с креном 90°, то есть на боку. Максимальная скорость, достигнутая на этом варианте истребителя, – 443 км/ч (5000 м) и 482 км/ч (10500 м) – с применением ТК.

Простой и легкий в управлении И-153 имел достаточно мощное бортовое вооружение: четыре скорострельных синхронных пулемета ШКАС. «Чайки» более поздних выпусков вооружались реактивными снарядами на подкрыльных установках, крупнокалиберными пулеметами БС и даже пушками ШВАК.

Истребитель И-153 «Чайка», строившийся в 1939-40 годах, стал последним советским серийным истребителем-бипланом. Его схема и конструкция были доведены до возможного совершенства, летные качества являлись очень высокими, а самолет для полуторапланной схемы – одним из самых совершенных серийных истребителей такого типа.

Самолеты И-153 принимали активное участие в боевых действиях в Монголии (1939 год), Финляндии (1939-40 годы) и Китае (1940 год).

Всего до начала 1941 года было выпущено 3437 экземпляров истребителей И-153.

Характеристики И-153

Страна: СССР
Тип: истребитель
Год выпуска: 1938 г.
Экипаж: 1 человек
Двигатель: 1 х М-63 мощностью 1100 л.с.
Максимальная скорость: до 427 км/ч
Практический потолок: 10600 м
Дальность полета: 510 км
Масса пустого: Нет сведений
Максимальная взлетная масса: Нет сведений
Размах крыльев: 10 м
Длина: 6,1 м
Высота: Нет сведений
Площадь крыла: Нет сведений
Вооружение: 4 x 7,62-мм пулемета ШКАС, бомбовая нагрузка — до 200 кг

Модификации истребителя И-153 «Чайка»

И-153 (1938 год) – вариант с двигателем М-25. Выпущена небольшая серия. Вооружение составляли четыре пулемета ШКАС, расположенные попарно с обеих сторон фюзеляжа между кабиной пилота и мотором. Пулеметы стреляли через специальные каналы, имевшие выходные отверстия в верхней части капота двигателя, около воздухозаборника маслорадиатора, а также между окнами охлаждения цилиндров двигателя. Боекомплект ленточного питания из коробок составлял по 650 патронов для каждого пулемета.

И-153БС (1939 год) – модификация с двигателем М-62. Вооружение: один — два 12,7-мм синхронных пулемета БС, размещенных аналогично пулеметам ШКАС. Строился серийно.

И-153-П (М-62) – пушечный. Строился малой серией. Благодаря новому способу синхронизации на этом типе впервые в мире была решена проблема установки синхронных 20-мм пушек. Верхние пулеметы заменялись двумя пушками ШВАК. Боекомплект ленточного питания составлял по 180 снарядов на пушку.

И-153В (1939 год) – высотный; двигатель М-62. Самолет был оборудован герметичной кабиной (ГК) конструкции А.Я.Щербакова для полетов на больших высотах. Кабина сварная из алюминиевого сплава. Стеклянный козырек полукруглой формы. Остекление фонаря было выполнено из больших плексигласовых панелей, и кабина получилась светлой. Фонарь открывался назад и располагался в обтекателе-заголовнике. Герметизация достигалась благодаря прижиму острой кромки крышки фонаря к резиновой окантовке корпуса ГК. Система воздухопитания была регенерационной. Масса ГК – 45 кг.

И-153В (1939 год) – опытный самолет с двигателем М-63 (1100 л.с.), двумя турбокомпрессорами ТК-3 и «мягкой» ГК конструкции Н.Н.Поликарпова. Работы закончены не были.

И-153ДМ (1940 год) – двигатель М-62. В сентябре 1940 года производились опытные работы по установке на самолет двух дополнительных прямоточных двигателей ДМ-2. Максимальная скорость возросла на 33 км/ч. В конце года двигатели ДМ-2 были заменены на ДМ-3 с увеличенной тягой, что позволило получить прирост скорости на 51 км/ч. Несмотря на удовлетворительные результаты, практического применения ДМ не получили, поскольку при их отключении максимальная скорость полета падала.

И-153 – М-63 (1940 год) – модификация с более мощным двигателем М-6З с самозапуском. Самолет оборудовался рацией. Была усилена конструкция. Летные данные из-за возросшей массы изменились незначительно. С целью улучшения боевых качеств ранее выпущенные «Чайки» модернизировались во время ремонта.

И-190 – модификация И-153 под двигатель М-88. Конструктивно самолет представлял собой дальнейшее развитие И-153 с использованием многих узлов и агрегатов «Чайки». Применение в качестве силовой установки перспективного двухрядного звездообразного двигателя М-88 большей длины повлекло изменения в конструкции передней части фюзеляжа. Полотняная обшивка крыльев была заменена фанерной. Хвостовой костыль стал убирающимся. Изменилась форма крыльев и горизонтального оперения.

Максимальная скорость, полученная на высоте 5000 м, составила 488 км/ч. Вооружение: четыре синхронных пулемета ШКАС, с возможной заменой на крупнокалиберные БС, 200 кг бомб.

Проект истребителя И-170 на базе И-153 «Чайка»

И-170 (лето 1939 года) – полутораплан под новый двигатель жидкостного охлаждения М-106. Расчетная скорость составляла более 500 км/ч. Проект не реализован.

И-195 (весна 1940 года). Работы над машиной велись параллельно с созданием И-185. Самолет представлял собой его бипланный вариант с мотором М-90. По расчетам скорость должна была составить около 590 км/ч. Вооружение включало две пушки ШВАК и два пулемета БС. Самолет не строился.

В небе одновременно и И-153 «Чайка» и её «приемник» — моноплан И-16

Источники: В.Е.Юденок. Самолеты СССР Второй мировой войны.

armedman.ru

Истребитель И-153 «Чайка» СССР характеристики

Танки

Самолеты

Самолет был испытан в 1938 году, и в это же время его приняли на вооружение военно-воздушные силы. Появление истребителя-биплана деревянной конструкции в канун Второй мировой было не оправданно. Авиация уже перешла на новый уровень своего развития. В частности, появились и реактивные двигатели, и истребители со скоростями полета свыше 600 км/ч. Вместе с тем этот самолет принимал участие в Великой Отечественной войне до 1943 года и внес свой вклад в общую победу.

На самолете был установлен двигатель М-62 (американский «Райт», 9-цилиндровая звезда, воздушного охлаждения), он имел мощность 800 л. с. Компоновка — обычная для самолетов-бипланов Н. Н. Поликарпова. Особенностью были убирающиеся в полете стойки шасси. Это был единственный в мире биплан с такой системой. Самолет вооружался четырьмя пулеметами калибра 7,62 мм, которые стреляли через плоскость, ометаемую воздушным винтом, он мог нести 200 кг бомбовой нагрузки. Всего было выпущено 3437 самолетов И-153 «Чайка».


И-153 вид сбоку

Основные летно-тактические и технические данные И-153 «Чайка»


Размах……………………………….10,00 м
Длина………………………………….6,17 м
Площадь крыльев……………….22,14м2
Масса пустого самолета……… 1348 кг
Взлетная масса…………………… 1859 кг
Скорость полета………………. 440 км/ч
Дальность полета……………….. 740 км
Потолок………………………….. 10 700 м

И-153 вид сверху

Легендарная «Чайка».

И-153 в полете

Сегодня, когда по прошествии десятилетий обнародуются все новые подробности подлинной истории советской авиации, многие современные исследователи дают не слишком высокую оценку советскому истребителю И-153 «Чайка». Любой знаток воздушных сражений времен Второй мировой войны знает, что строительство истребителей-бипланов в 1938-1940 годах являлось ошибкой. Но данный сайт намеренно использовал определение «легендарная», ибо до сих пор история создания и применение нескольких тысяч самолетов И-153 продолжает строиться из множества легенд, слухов и домыслов. Говоря о названии самолета, стоит отметить, что первоначально использовалось лишь его буквенно-цифровое обозначение — И-153.

Слово «чайка» писалось с маленькой буквы и несло лишь информацию о типе центроплана верхнего крыла, выполненного с V-образным изломом. Трудно сказать когда, но это частное определение типа крыла прижилось и стало использоваться как второе вполне официальное название самолета. И-153 появился в результате значительной модернизации более раннего истребителя И-15 и может быть определен как «И-15, третий вариант». Его появление было вызвано решением советского правительства возобновить в 1937 году выпуск истребителей И-15, прекращенный за два года до этого. Главный конструктор самолета — Николай Николаевич Поликарпов отреагировал оперативно, и спустя короткое время в его конструкторском бюро подготовили новую модификацию «пятнадцатого», получившую обозначение И-15бис. По требованию военных новый истребитель оборудовали классическим центропланом верхнего крыла без излома типа «чайка». Понимая, что резервы схемы маневренного биплана реализованы не полностью, осенью 1937 году Поликарпов предложил еще одну модификацию — с убирающимся шасси и с центропланом типа «чайка». Первоначально этот самолет определялся как эталон И-15бис для серии 1938 года. Но спустя некоторое время более глубокая модификация с убираемым шасси стала называться И-153.

И-153

Маневренный истребитель И-153 первым из поликарповских полуторапланов вооружили скорострельными 7,62-мм пулеметами ШКАС (1800 выстрелов в минуту). Планировалось также вооружать самолет двумя сверхскорострельными пулеметами УльтраШКАС, имеющими темп стрельбы до 3000 выстрелов в минуту. По расчетам, полетный вес нового истребителя с двигателем М-25В составлял 1455-1460 кг, а с М-62-1500 кг. Уже на этапе эскизного проектирования конструктором Дмитрием Томашевичем было разработано оригинальное убираемое в полете шасси, что позволяло увеличить максимальную скорость самолета до 410-430 км/ч. 13 октября 1937 года Николай Поликарпов направляет эскизный проект И-153 заместителю наркома оборонной промышленности Михаилу Кагановичу. В проекте предлагались два варианта: с нормальным центропланом и с центропланом в виде «чайки», заметно расширенном по сравнению с более ранним И-15. 11 ноября проект был рассмотрен и утвержден руководством ВВС. В целом предложения Н.Поликарпова одобрили, но военные потребовали установки двух крупнокалиберных пулеметов. Поскольку подобных пулеметов, подходящих для установки на самолет в тот момент в СССР не имелось, остановились на варианте с четырьмя синхронными ШКАСами. В таком виде 9 декабря 1937 года решение о постройке И-153 окончательно утвердили. Рабочие чертежи на И-153 подготовили в мае 1938 года, а в августе были закончены документация для производства головной серии и строительство двух первых опытных машин.

Истребители-монопланы и бипланы Поликарпова с однотипными двигателями (1933-1940 гг.)


Мотор














Самолет Год выпуска Двигатель
И-16 тип 5 1934 М-25А, 730 л.с.
И-15 (ЦКБ-3) 1933 М-25А, 730 л.с.
И-16 тип 10 1937 М-25В, 750 л.с.
И-15бис (И-152) 1937 М-25В, 750 л.с.
И-16 тип 24 1939 М-63, 1100 л.с.
И-153 1939 М-63, 1100 л.с.
И-17бис 1936 М-100, 760 л.с.
И-170 (проект) 1939 М-106, 1200 л.с.
И-180-3 1940 М-88Р, 1100 л.с.
И-190 1940 М-88Р, 1100 л.с.
И-185 (01) 1940 М-90, 1750 л.с.
И-195 (проект) 1940 М-90, 1750 л.с.

Размер















Самолет Год выпуска Размеры
Длина, м Размах
крыла, м
Площадь
крыла, м2
И-16 тип 5 1934 5,985 9,0 14,54
И-15 (ЦКБ-3) 1933 6,1 9,7 21,9
И-16 тип 10 1937 6,074 9,0 14,54
И-15бис (И-152) 1937 6,2 10,2 22,5
И-16 тип 24 1939 6,13 9,0 14,54
И-153 1939 6,275 10,0 22,1
И-17бис 1936 7,56 10,0 17,65
И-170 (проект) 1939 7,3 10,0 25,0
И-180-3 1940 6,88 10,09 16,11
И-190 1940 ~6,7 10,0 24,83
И-185 (01) 1940 7,56 9,8 15,54
И-195 (проект) 1940 7,55 10,5 28,0

Вес















Самолет Год выпуска Вес
Вес пустого, кг Вес взлетный, кг
И-16 тип 5 1934 1118 1508
И-15 (ЦКБ-3) 1933 965 1374
И-16 тип 10 1937 1372 1726
И-15бис (И-152) 1937 1310 1650
И-16 тип 24 1939 1383 1882
И-153 1939   1980
И-17бис 1936 1533 2020
И-170 (проект) 1939    
И-180-3 1940   2409
И-190 1940 1761 2212
И-185 (01) 1940 2068 2708
И-195 (проект) 1940 2223 2916

Скор.















Самолет Год выпуска Скорость, км/ч
У земли На расч. высоте (м) Посадочная
И-16 тип 5 1934 390 454
4000
115
И-15 (ЦКБ-3) 1933 318 368
3000
90
И-16 тип 10 1937 398 448
3160
126
И-15бис (И-152) 1937 321 370
3000
110
И-16 тип 24 1939 440 489
4500
130
И-153 1939 384 440
5700
 
И-17бис 1936   489
3000
 
И-170 (проект) 1939   510  
И-180-3 1940 445 571*
7100
 
И-190 1940 375 490
7100
 
И-185 (01) 1940 604* 706*
7000
132
И-195 (проект) 1940 510* 591*
6700
 

Время














Самолет Год выпуска Время набора высоты, мин/м
И-16 тип 5 1934 6,2
5000
И-15 (ЦКБ-3) 1933 6,2
5000
И-16 тип 10 1937 6,9
5000
И-15бис (И-152) 1937 6,7
5000
И-16 тип 24 1939 6,0
5000
И-153 1939 5,7
5000
И-17бис 1936 7,2
5000
И-170 (проект) 1939  
И-180-3 1940 5,6
5000
И-190 1940 5,9
5000
И-185 (01) 1940 4,5
5000
И-195 (проект) 1940  

Потолок














Самолет Год выпуска Потолок, м
И-16 тип 5 1934 9100
И-15 (ЦКБ-3) 1933 9800
И-16 тип 10 1937 8470
И-15бис (И-152) 1937 9000
И-16 тип 24 1939 9700
И-153 1939 10600
И-17бис 1936 9700
И-170 (проект) 1939  
И-180-3 1940 11000
И-190 1940 12400
И-185 (01) 1940 10250
И-195 (проект) 1940 12000

Дальн.














Самолет Год выпуска Дальность полета, км
И-16 тип 5 1934 540
И-15 (ЦКБ-3) 1933 500
И-16 тип 10 1937 525
И-15бис (И-152) 1937 530
И-16 тип 24 1939 669
И-153 1939 510
И-17бис 1936 800
И-170 (проект) 1939  
И-180-3 1940 900
И-190 1940  
И-185 (01) 1940 800
И-195 (проект) 1940  

Разбег














Самолет Год выпуска Разбег, м
И-16 тип 5 1934 220
И-15 (ЦКБ-3) 1933 70
И-16 тип 10 1937 260
И-15бис (И-152) 1937 170
И-16 тип 24 1939 260
И-153 1939  
И-17бис 1936  
И-170 (проект) 1939  
И-180-3 1940  
И-190 1940  
И-185 (01) 1940 280*
И-195 (проект) 1940  

Пробег














Самолет Год выпуска Пробег, м
И-16 тип 5 1934 200
И-15 (ЦКБ-3) 1933 70
И-16 тип 10 1937 290
И-15бис (И-152) 1937 230
И-16 тип 24 1939 300
И-153 1939  
И-17бис 1936  
И-170 (проект) 1939  
И-180-3 1940  
И-190 1940  
И-185 (01) 1940 350
И-195 (проект) 1940  

Воор.















Самолет Год выпуска Вооружение
Пулеметное Пушечное Бомбы, кг
И-16 тип 5 1934 2×7,62  
И-15 (ЦКБ-3) 1933 2×7,62  
И-16 тип 10 1937 4×7,62  
И-15бис (И-152) 1937 4×7,62  
И-16 тип 24 1939 4×7,62    
И-153 1939 4×7,62    
И-17бис 1936 2×7,62 1×20 100
И-170 (проект) 1939 2×7,62 1×20  
И-180-3 1940 2×7,
622×12,7
200
И-190 1940 2×7,
622×12,7
200
И-185 (01) 1940 2×7,
622×12,7
200
И-195 (проект) 1940 2×7,62 2×20 2×250

*Расчетные данные

wikiwar.ru

И-153 «Чайка» в Великой Отечественной войне. Истребитель И-153 «Чайка»

И-153 «Чайка» в Великой Отечественной войне

Мессершмитт Bf 109Е — основной противник советских истребителей в начале Великой Отечественной войны

Летом 1941 г. И-153 «Чайка» наряду с другим самолетом конструкции Н. Поликарпова — И-16, составляли основу истребительной авиации ВВС РККА. На 22 июня 1941 г. в западных округах насчитывалось 1300 истребителей И-153. Кроме того, около 300 «Чаек» и И-15бис входили в состав штурмовых авиаполков. Распределение истребителей И-153 по западным приграничным округам выглядело следующим образом:

ВВС Ленинградского военного округа — 179 штук в составе 7-го; 19-го; 26-го; 153-го и 154-го иап.

ВВС Прибалтийского военного округа — 284 штуки в составе 15-го; 21-го; 38-го; 42-го; 49-го и 148-го иап.

ВВС Западного особого военного округа — 241 штука в составе 122-го; 123-го; 127-го и 129-го иап.

ВВС Киевского особого военного округа — 454 штуки в составе 12-го; 20-го; 23-го; 46-го; 91-го; 92-го; 149-го; 164-го и 165-го иап.

ВВС Одесского военного округа — 143 штуки в составе 4-го и 55-го иап.

С учетом И-153, имевшихся в 61-м; 62-м; 66-м; 74-м; 241-м и 299-м штурмовых авиаполках, общее количество «Чаек» приближалось к 1500 и составляло около 30% всех истребителей, сосредоточенных в западных округах (4226 самолетов).

Жаркое лето 1941 г. В бой со снятыми жалюзи капота

Таким оказалось начало войны. Разбитые и сожженные И-153 на аэродроме летом 1941 г.

Немецкий солдат в разбитой «Чайке» на захваченном аэродроме

И-153 перевернутый взрывной волной во время немецкой бомбежки советского аэродрома 

Кроме того, по данным архивов Министерства обороны СССР, 687 самолетов И-153 числилось в составе авиации Краснознаменного Балтийского, Северного и Черноморского флотов. Правда реально в строю авиации ВМФ находилось около 350 таких самолетов — почти в два раза меньше. Подобное расхождение связано с тем, что многие полки находились в стадии формирования, поэтому большее число относится к штатной численности, а меньшее — к фактической.

По состоянию на 22 июня 1941 г. в ВВС КБФ имелось 108 истребителей И-153 (12, 13, 104-я отдельные авиаэскадрильи и 71-й иап), в ВВС ЧФ — 76 И-153 (8; 9; 32-й иап), в ВВС СФ — 18 И-153 (72-й смешанный авиаполк и 147-й иап).

Кроме вышеперечисленных частей, истребители И-153 имелись в летных школах, частях внутренних военных округов и на Дальнем Востоке. Большинству этих машин с течением времени также пришлось принять участие в боевых действиях.

На исходе самой короткой летней ночи 1941 г. немецкая авиация обрушилась на советские аэродромы. Основной удар пришелся на Западный Особый военный округ. Здесь, на стратегическом направлении Минск — Москва начала боевые действия германская группа армий «Центр», поддерживаемая 2-м Воздушным флотом с 1680 боевыми самолетами. Для уничтожения советской авиации на земле были подняты в воздух не только бомбардировщики, но и все наличные истребители. Хотя основную задачу нападающей стороне удалось выполнить, но самый трагический день для ВВС РККА стал и днем наивысшего героизма и стойкости советских летчиков.

Западный округ прикрывал границу протяженностью 470 км от Гродно до Бреста включительно. На его правом фланге базировались полки 11-й смешанной авиадивизии: 122-го иап с 75 И-16 и И-153 на аэродроме Скидель, и 127-го иап, имевший 72 И-153, базировавшийся в Августове (юго-восточнее Гродно). Оба полка, являвшиеся хорошо подготовленными частями, на рассвете подняли по тревоге на перехват немецких бомбардировщиков. Самолеты, которые оказались неисправными, подверглись бомбардировке и были уничтожены. Остальные приняли бой. Уже в первом вылете летчикам 122-го полка удалось сбить четыре вражеских машины. Первая встреча «Чаек» этого полка с противником произошла в районе населенных пунктов Черлена — Мосты — Гродно. Встретив большую группу немецких самолетов, советские пилоты уничтожили семь машин, потеряв четыре своих.

«Чайка», захваченная немцами летом 1941 г.

В течение дня немецкая авиация группами в 10 — 30 самолетов неоднократно подвергала бомбардировке все аэродромы 11-й сад. До наступления сумерек над этим районом не прекращались воздушные бои. В результате летчики 122-го и 127-го полков сбили 35 фашистских самолетов. Командир эскадрильи 127-го иап лейтенант С.Я. Жуковский, в течение дня девять раз поднимался в воздух и в девяти воздушных боях сбил четыре неприятельские машины.

Замкомэска А.А. Артемов в девяти вылетах сбил три самолета, замкомэска А.С. Данилов вступил в бой с девятью Bf 110, два из них сбил, а третий, расстреляв все патроны, таранил своей «Чайкой».

Хотя в начале 1941 г. в истребительные части советских ВВС стали поступать новые самолеты, к началу боевых действий далеко не всем летчикам удалось их освоить. 129-й иап из состава 9-й сад, базировавшийся на аэродроме

Заблудово южнее Белостока, имел в день начала войны два комплекта машин — 61 МиГ-3 и 57 И-153. Воевать пилотам полка пришлось на самолетах обоих типов.

123-й иап из состава 10-й сад, базировавшийся на аэродроме Стригово, в дополнение к 61 И-153 получил в начале лета 20 новых истребителей Як-1. Но «Яки» были собраны лишь 19-го, за три дня до рокового 22 июня. Первый уничтоженный самолет записал на счет 123-го иап командир полка майор Сурин. На Як-1 он сбил в пять утра первый Bf 109. Всего в четырех вылетах в течение дня Сурин уничтожил три вражеских самолета. Основной массе пилотов пришлось воевать на привычных «Чайках». Около 8 часов утра четверка И-153, ведомая капитаном Можаевым, прикрывая наземные войска в районе Бреста, встретила 8 Bf 109. В неравном бою советские пилоты свалили три немецких истребителя, потеряв одну машину. Всего за этот день летчики 123-го иап уничтожили около 30 немецких самолетов, потеряв 9 своих.

Вылет звена И-153 на боевое задание. Южный фронт, район Мариуполя, 1941 г.

«Чайка» на полевом аэродроме под г. Николаевым. Южный фронт, август 1941 г. 

Несмотря на героические действия пилотов, потери советской авиации 22 июня 1941 г. оказались весьма значительны. Только ВВС Западного округа (с началом войны преобразованного в Западный фронт) потеряли в этот день более 700 самолетов. Большая часть их погибла на земле, так и не успев подняться в воздух.

Удары немецкой авиации по советским аэродромам продолжались и в последующие дни. До конца месяца авиация Западного фронта, имевшая на 22 июня 1941 г. 1900 самолетов, потеряла около 1200 машин.

Неприятель до 5 июля 1941 г. потерял более 800 самолетов, причем основная доля потерь была в полосе действия авиации Западного фронта. Внесли свой немалый вклад в этот боевой счет и истребители И-153.

Уже в ходе боев на фронт стали поступать авиачасти из глубокого тыла. 29-й Краснознаменный истребительный авиаполк, входивший в 31-ю смешанную авиадивизию, базировавшуюся на Дальнем Востоке, имел на вооружении истребители И-153 и И-16. Во второй половине июня соединение получило приказ о перебазировании к западной границе Советского Союза. О начале войны узнали уже в пути. 3 июля, под Свердловском, самолеты сняли с железнодорожных платформ, собрали и отправили по воздуху к месту разгоравшихся сражений. В первых числах июля 29-й иап вместе с двумя бомбардировочными полками 31-й сад прибыл на Западный фронт, всю дивизию сосредоточили в районе города Бологое. Бои в этот период велись уже на подступах к Смоленску, и Ставка Верховного Главнокомандования прилагала все усилия для укрепления фронта, подтягивая сюда резервные армии. К исходу б июля 29-й иап, который еще находился в пути на фронт, получил боевую задачу по прикрытию с воздуха мест выгрузки и сосредоточения частей 29-й армии. Полк, имевший на вооружении 62 истребителя И-153 и И-16, разделили на две части с местами базирования на аэродромах Домославль и Едрово.

Лейтенант Абрамов (в кабине И-153) и комиссар 71-го иап ВВС КБФ Сербин

Подготовка И-153 к вылету в одном из полков ВВС западного направления. Осень 1941 г.

И-153 лейтенанта В. Редько готовится к запуску двигателя от аэродромного автостартера. Сентябрь 1941 г.

Пара «Чаек» в полете

На рассвете 7 июля дальневосточники включились в боевую работу, действуя в районе населенных пунктов Вышний Волочек, Бологое, Андреаполь, Селижарово. Уже в первые дни начались вылеты на разведку, прикрытие своих частей и штурмовку наступающих немцев. 18 июля летчик 2-й эскадрильи 29-го иап младший лейтенант Юхимович вылетел на перехват Ju 88 и сбил его. Эта первая победа в полку была добыта на И-153 «Чайка».

Последующие дни также отметились боевыми успехами. 28 июля пара «Чаек» командира эскадрильи капитана Тормозова и младшего лейтенанта Дудина получила задачу по прикрытию переправы на реке Ловать у деревни Севастьянове (район Великих Лук). Путь предстоял не близкий, вылетели с подвесными баками.

В районе цели пару атаковала четверка Bf 109, однако в ответной атаке Николаю Дудину удалось поджечь один немецкий истребитель. Немцы в свою очередь подбили самолет Тормозова, у него загорелся левый подвесной бак. Пытаясь сбить пламя и сбросить баки, комэск в глубоком скольжении вывалился из боя. Тройка Bf 109 переключила внимание на «Чайку» Дудина. И напрасно. Тормозов, справившись с пожаром, сбросил баки и, развернувшись, сбил вторую неприятельскую машину. Еще один «мессершмитт» был уничтожен Дудиным в лобовом таране. Сам пилот приземлился на парашюте в расположение наших войск. Капитан Тормозов благополучно вернулся на свой аэродром. Так как бой проходил над своей территорией, обломки сбитых немецких машин обнаружили поблизости. Оказалось, что в этом воздушном бою были сбиты все четыре «мессера».

За этот и другие воздушные бои Николая Дудина в октябре 1941 г. удостоили звания Героя Советского Союза. Кроме него еще четверо наиболее результативных летчиков полка с десятью и более победами получили звание Героев. 29-й иап весьма неплохо поработал в этот период на дальних подступах к Москве. Только за два месяца боев летчики полка сбили 47 самолетов противника. При этом они неоднократно привлекались и к выполнению штурмовых действий. 6 декабря 1941 г. 29-й иап, за проявленную отвагу, мужество, стойкость и героизм, приказом Наркома Обороны был удостоен звания Гвардейского и стал именоваться 1-й Гвардейский истребительный авиационный полк. Полк, ведущий родословную от авиаотряда знаменитого русского летчика П. Нестерова, закончил войну в Берлине и Праге.

В ночь с 21 на 22 июля немецкая авиация начала массированные налеты на Москву. Созданный 20 июня 1941 г. для обороны советской столицы 6-й истребительный авиакорпус насчитывал в середине июля 783 боевые машины, среди них «Чаек» насчитывалось 94, то есть около 12%. С приближением фронта эти самолеты в основном использовались для нанесения ударов по наземным целям. Одним из наиболее отличившихся при этом соединений стал 120-й иап, имевший на вооружении истребители И-153. До конца 1941 г. летчики 120-го авиаполка неоднократно вылетали на штурмовку немецких войск. В декабре, когда полк базировался на Центральном аэродроме Москвы, пилоты И-153 при проведении воздушной разведки первыми обнаружили отступающие от советской столицы вражеские колонны. За успешную боевую деятельность 120-й иап в марте 1942 г. получил звание Гвардейского.

В середине августа шестерку И-153 из 738-го иап, прикрывавшую наземные войска в районе станицы Червленая под Грозным атаковала пара Bf 110 и оказалась сбитой. Участник этого боя, летчик Александр Лебедев (позже он стал одним из самых известных полярных пилотов) в последних числах октября 1942 г. вылетел на перехват четверки Ju 88, заходивших на бомбардировку города Орджоникидзе. На своей «Чайке» Лебедев сбил в лобовой атаке ведущего вражеской группы, а остальным самолетам не позволил прицельно отбомбиться.

Тревога на аэродроме истребительного полка майора Беляева. Волховский фронт, район Тихвина, декабрь 1941 г.

Использование И-153 в авиаполках ПВО вело к неуклонному сокращению числа этих самолетов на фронте. Во второй половине ноября 1942 г. в 8-м иак ПВО Баку оставалось лишь 20 исправных «Чаек». Да и в остальных частях противовоздушной обороны их оставалось немногим более 80. Последним годом использования этих истребителей в ПВО стал 1943 г. В следующем 1944 г. старые самолеты полностью заменили современными машинами.

Для описания боевой деятельности И-153 на фронте вернемся к событиям в 1941 г. Во второй половине августа под Ленинградом произошел случай, попавший во многие западные газеты. Положение города в тот период становилось катастрофическим. Немецкие войска, развивая наступление, обходили Ленинград с юга и, сминая фланги Лужской оборонительной полосы, стремились выйти к Ладожскому озеру, завершив тем самым окружение бывшей российской столицы.

19 августа воздушная разведка донесла о продвижении крупной немецкой моторизованной колонны по дороге из Волосово к Красному Селу. Находившийся на фронте маршал Ворошилов лично приказал командующему ВВС Александру Новикову выслать самолеты для уничтожения колонны.

Для нанесения удара вылетела восьмерка И-153 7-го иап под командованием старшего лейтенанта Свитенко. Атака на врага оказалась успешной, но во время второго захода машину Свитенко подбили огнем с земли, и он совершил вынужденную посадку на изрытую воронками площадку у деревни Клопицы. Ведомый командира летчик Алибзк Слонов приземлился рядом. Свитенко быстро вскочил на крыло самолета Слонова и уцепился за расчалки и стойку крыла. Машина пошла на взлет. Удача была на этот раз на стороне отважных пилотов, спустя десять минут они смогли обнять друг друга, приземлившись на аэродроме морской авиации недалеко от Стрельны.

Нужно отметить, что под Ленинградом применение истребителей И-153 оказалось довольно продолжительным и результативным. Здесь в условиях устойчивой линии обороны «Чайки» несли различную боевую службу: сопровождение транспорта и охрана трассы снабжения Ленинграда, ночная охота за прожекторами, участие в контрбатарейной борьбе.

К ленинградским эпизодам относится ночной таран, совершенный летчиком 26-го иап Алексеем Севастьяновым. 26-й авиаполк, начавший войну еще под Брестом, осенью 1941 г. воевал в составе 7-го истребительного авиакорпуса ПВО Ленинграда и был выделен специально для ночных полетов. На вооружении этого полка имелись истребители И-153, И-16, Як-1 и ЛаГГ-3.

В ночь на 5 ноября Севастьянов на И-153 вылетел для ночного патрулирования над Ленинградом. Город в то время уже более месяца находился в блокаде, фронт располагался так близко, что немецкие самолеты за считанные минуты долетали до центральных кварталов. Обнаруженный Севастьяновым бомбардировщик Не 111 шел над Невой в сторону Смольного. Атаки пилота «Чайки» оказались безуспешными, боекомплект быстро закончился, ночная охота явно не складывалась. Не давая вражескому самолету уйти, Севастьянов таранил «хейнкель» и сам выбросился с парашютом. Обломки машин упали в Таврический сад.

Летом 1942 г. немецкая авиация предприняла ряд массированных налетов на Кронштадтскую военно-морскую базу. Прикрывал Кронштадт 71-й иап, имевший в то время около 20 истребителей И-153 и И-16. В период с 28 мая по 14 июля немецкая авиация потеряла в этом районе 24 самолета — 71-й иап потерь не имел. Комиссар полка И.И. Сербин за этот период сбил на И-153 три Не 111 лично и один в паре. В ночь на 3 июня 1942 г. Сербин находился в зоне ожидания на высоте 1000 м. Обнаружив вражеский «хейнкель», советский пилот атаковал его «эрэсами», после чего тот упал в районе горы Пухтола и взорвался. Возвращаясь в свою зону в районе острова Котлин, Сербии обнаружил еще один Не 111, освещенный прожекторами, и атаковал его с короткой дистанции. Вражеский бомбардировщик упал в воду на глазах у всего гарнизона Кронштадта.

В середине 1943 г. истребители И-153 под Ленинградом имелись в основном в составе авиации Балтийского флота. По нескольку «Чаек» имелось в 3-м, 4-м и 10-м Гвардейских истребительных авиаполках и 7-ом авиазвене ПВО, До десяти машин вплоть до июля базировались на острове Лавенсаари — в основном это были истребители. 10-го иап. Активизация вражеской авиации летом 1943 г., сложность перехвата немецких бомбардировщиков Ju 88 и Не 111, явное неравенство в схватках с появившимися Fw 190 привели к тому, что на Лавенсаари перебросили истребители Як-1 из 3-го гиап, а заслуженным ветеранам И-153 оставили второстепенные задачи.

Уже в ходе войны И-153 получили неожиданную специализацию. Созданные в конце 1941 г. ночные бомбардировочные полки на самолетах У-2, Р-5 и P-Z в течение первой военной зимы действовали вполне успешно. До наступления весны долгие темные ночи оставались верным союзником этих «небесных тихоходов». Но весной и особенно летом ночные бомбардировщики стали нести ощутимые потери от немецких воздушных охотников. Было принято решение для защиты «ночников» выделить истребители. «Чайки», обладавшие коротким взлетом и посадкой, как нельзя лучше подходили для этой цели.

Одним из первых в ноябре 1941 г. на базе 25-й авиационной школы в городе Невиномыске Ставропольского края сформировали 654-й ночной легкобомбардировочный авиаполк (нлбап) на самолетах У-2. Весной 1942 г. эта часть получила в дополнение к двум десяткам «кукурузников» эскадрилью из 8 И-153 и стала именоваться 889-й смешанный авиаполк. Летом 1942 г. полк успешно действовал на южном направлении во время боев за Донбасс. 25 августа полк отвели на переформирование в город Насосный севернее Баку. «Чайки» передали в 8-й иак бакинской зоны ПВО, а 889-й полк в течение зимы — весны действовал исключительно на У-2. Летом 1943 г. во время активизации боев в районе Керчи и Новороссийска «Чайки» вернули обратно. Теперь их основной задачей стало подавление зенитных средств и уничтожение прожекторов. Подобным образом применялись И-153 авиации Черноморского флота. Активное использование истребителей-бипланов по ночам на этом участке фронта отмечалось в течение всего 1943 г.

В начале 1942 г. советская фронтовая авиация имела немногим более двухсот самолетов И-153. К концу летнего сезона количество этих истребителей сократилось более чем вдвое. По состоянию на 1 июля на фронте имелось 83 «Чайки», из них 42 машины в 5-й воздушной армии.

Установление точного количества воевавших И-153 представляется затруднительным, ибо потери частично восполнялись ремонтом и поступлением из тыловых частей, многие подразделения «мигрировали».

Так, в начале августа 1942 г. 662-й авиаполк ночных бомбардировщиков У-2, действовавший в полосе 52-й армии в районе Мясного Бора получил в качестве пополнения эскадрилью истребителей И-153 и И-16. Полк получил наименование смешанного и действовал в таком составе до весны 1943 г. В апреле 662-й сап расформировали, истребители передали полку из состава 14-й воздушной армии.

В середине 1943 г. на фронте насчитывалось 36 истребителей И-153. Именно в этот период в частях появилась изданная Наркоматом Обороны брошюра «Тактика истребительной авиации». Для И-153 эта «Тактика» во многом уже не подходила, но, принимая во внимание, что разработали ее на основе опыта 1941 — 1942 гг. и во многие полки фрагментарно доводили в виде многочисленных циркуляров, некоторые ее положения оказались весьма интересны. Тем более, что пилота И-153 призывали не к обороне, а к активной (!!!) воздушной схватке: «Отличная маневренность «Чайки» делает ее неуязвимой для неповоротливого Bf 109, если только летчик «Чайки» хорошо осматривается кругом. И-153 всегда может вывернуться из-под атаки и встретить противника огнем в лоб, При этом часто получается так, что И-153 может вести огонь по Bf 109, а тот довернуть до «Чайки» не успевает». Инструкцией предписывалось применение истребителей типа И-153 на самом нижнем ярусе возможных боевых столкновений — на высотах 500 — 1000 м, в боевом порядке, получившем название «пчелиный рой». Впрочем, соблюдение подобных условий возможно было лишь при наличии нескольких пар истребителей И-153, в жизни подобное встречалось уже крайне редко.

В 1944 г. оставшиеся И-153 окончательно отошли на задний план. В наступательных операциях Красной армии эти самолеты уже не участвовали, отдельные «Чайки» несли вспомогательную или патрульную службу. Так, вплоть до мая 1945 г., несли охрану внутренних конвоев в Белом море И-153 ВВС Северного флота. Имелись в 1945 г. истребители этого типа на Дальнем Востоке и в Монголии. К началу боевых действий против Японии в 1945 г. на Дальний Восток прибыли более современные боевые машины, поэтому старые самолеты, а к ним бесспорно относился истребитель И-153, в боях не задействовали.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Поликарпов И-153 “Чайка” Истребитель — aviArmor

Занимаясь совершенствованием истребителей И-15 и И-16 не забыл Поликарпов и о проекте И-14б. Работы по новому варианту истребителя начались в середине 1937 года и к ноябрю был готов проект обновлённого истребителя, получившего обозначение И-153. Самолёту вернули “чайку” крыла, несколько видоизменили капот двигателя, улучшив его аэродинамические качества, и установили достаточно оригинальное по схеме убираемое шасси.

На испытаниях, начавшихся в мае 1938 года, истребитель с мотором М-25В развил скорость всего 415 (по другим данным — 424) км\ч. Самолёт срочно подвергли модернизации — после установки более мощного М-62 скорость возросла до 453 км\ч. В серии И-153 комплектовались более мощными двигателями М-63, хотя реальная скорость серийных самолётов редко превышала 440 км\ч. Большая часть И-153 была вооружена четырьмя пулемётами ШКАС, но самолёты поздних серий имели четыре пулёмета БС (И-153БС). В 1939 году провели эксперимент по установке на этот истребитель пушечного вооружения. Вместо двух нижних БС самолёт оснастили двумя синхронными пушками ШВАК. Модификация И-153П успешно прошла испытания, но серийно было выпущено всего 8 таких самолётов.

Улучшить лётные данные истребителя пытались установкой на него нижнего крыла эллиптической формы (И-153Б), однако реальных преимуществ перед серийными самолётами этот вариант не имел и поэтому серийно не выпускался. Ещё одна модификация истребителя (И-153УД), в целях удешевления производства, имела, вместо металлической, цельнодеревянную заднюю часть фюзеляжа. Но и этот вариант к серийной постройке не приняли. И-153 производился до 1941 года, а всего было выпущено 3437 истребителей данного типа.

С 1935 года на И-15 производились эксперименты по установке гермокабин. Вначале попробовали ГК-3, а затем её заменили на гермокабину конструкции Щербакова. Опыт удался только отчасти поэтому серийно герметичные И-15 не строили, хотя 21 ноября 1935 года лётчик В.К.Коккинаки достиг на специально подготовленном самолёте высоты 14 575 метров, что вполне тянуло на рекорд, так и не утверждённый ФАИ.
Такая же судьба постигла аналогичную модификацию И-153. Первый высотный вариант (И-153В) оснащался доработанной ГК конструкции Щербакова, второй имел ГК разработанную поликарповским КБ. Скоростные данные самолёта не изменились, а вот потолок составил всего чуть более 11000 метров. Не помогли и турбокомпрессоры (И-153ВТК) – агрегаты ТК-3 работали не слишком надежно и эта модификация в серии тоже не строилась.

И-153 оказался достойным преемником обычной “пятнашки”, хорошо показав себя в ряде конфликтов в конце 1930-х гг. В рамках оказания военной помощи первыми новейшие истребители получили китайцы. В 1939-1941 гг. Китаю было передано порядка 75 (по другим данным — 93) истребителей И-153. Воевали на них китайские лётчики далеко не так успешно, как советские. Часть самолётов разбили при переучивании, но ещё больше потеряли в ожесточённых боях с японской авиацией. Больших побед на долю И-153 так и не выпало. А вот крупных поражений было достаточно. Наиболее трагическим днём стало 14 октября 1940 года, когда группа новейших А6М2, сопровождавших бомбардировщики, буквально порвала в клочья китайские истребители, вылетевшие на перехват этого соединения. В том бою было потеряно 15 И-153. После такого разгрома оставшиеся “Чайки” эксплуатировались весьма недолго. В 1942 году из китайских ВВС исчезли последние истребители этого типа.

Начавшиеся летом 1939 года бои на реке Халхин-Гол только лишний раз убедили и рядовых пилотов, и командование ВВС, что реальная боевая ценность И-15бис (не говоря уже о ранних И-15), как истребителя, тает прямо на глазах. К началу конфликта ВВС РККА располагали всего двумя авиаполками – 70-м ИАП и 150-м БАП. Первый имел в своём составе 14 И-15бис и 24 И-16. Второй располагал семнадцатью бипланами Р-5Ш и 29 СБ-2М-103. Позднее советская группировка пополнилась 22-м ИАП (35 И-15бис и 28 И-16 тип 10) и 38-м СБП (59 СБ-2М-103). Уже первые бои показали, что даже при равной боевой выучке И-15бис не может бороться на равных с основным японским истребителем Ki-27. “Японец” превосходил советский истребитель-биплан по всем статьям, включая манёвренные характеристики. Так, к середине июня советские ИАПы недосчитались как минимум девяти И-15бис и шести И-16, при этом японцы потеряли только один свой истребитель. Крупное воздушное сражение 22 июня представляется в нашей литературе как безусловная победа советской авиации. В серии боёв того дня пилоты 22-го и 70-го ИАПов (всего 95 самолётов) вступили в бой примерно со 120 истребителями и сбили 31 вражеский самолёт, сами потеряв 13 И-15бис и 4 И-16. Сами японцы приводят другие данные. Истребители 24-го сентая (18 Ki-27) в двух боях с численно превосходящим их противником добились 47 побед при потере всего семи истребителей. Даже если учесть, что приведённые данные завышены с обеих сторон, общий итог этой битвы для советской истребительной авиации совсем неутешителен. Впрочем, насбивав в два раза больше машин японцам всё-равно пришлось отступить, оставив советских пилотов моральными победителями в этой схватке.

После столь внушительных потерь обе стороны некоторое время “зализывали раны” и только 24-29 июня воздушные сражения разгорелись с новой силой. Как и раньше, основной ударной силой были И-15бис – на них-то и пришлась большая часть потерь. Всего же, с 1-го по 30-ое июня было потеряно 49 советских самолётов, их них 31 – истребители И-15бис. Горький опыт, полученный в июньских боях, заставил командование перевести бипланы на штурмовую работу, а отстрел вражеской авиации поручили И-16 и недавно прибывшим И-153. Последних насчитывалось 15 машин под командованием опытного лётчика Сергея Грицевца. В бой они вступили в середине июля и довольно долгое время летали без потерь. В итоге численность И-153 возросла. К 1-му августа три истребительных авиаполка (22, 56 и 70-го) располагали 70 “чайками”, 194 И-16 и 57 И-15бис. В ходе августовских боёв советская авиация завоевала полное превосходство в воздухе, в чем немалая заслуга пилотов И-153 и И-16, научившихся наконец эффективно бороться против Ki-27. Советские истребители вылетали крупными группами смешанного состава, заставляя японцев разделять и без того свои небольшие силы. Только за 23 августа советские пилоты добились 48 побед (из них 42 вражеских истребителя) без собственных потерь, существенно охладив пыл японцев, которые о превосходстве в воздухе уже и не мечтали. К концу конфликта общие потери И-15бис составили 65 самолётов, а эскадрильи И-153 недосчитались 22 машин, причем “чайки” в июле-августе использовались гораздо более интенсивно, чем простые “пятнашки”.

После Халхин-Гола почти все И-15бис перевели в состав ШАПов, заменив их в истребительных эскадрильях на И-153 и И-16. Но не успели утихнуть бои в Азии, как на северной границе разгорелась война с Финляндией. Безусловно уступая ВВС РККА количественно финские пилоты обладали отличной боевой выучкой, что и предопределило их первоначальный успех в боях с советской авиацией. Основным финским истребителем являлся Fokker D.XXI, а точнее говоря, его модификация, строившееся серийно на заводах в Финляндии. При схожих скоростных характеристиках “фоккер” чуть-чуть проигрывал в маневренности и мощи вооружения. Так как он был лучше всего освоен строевыми пилотами, с ним и возникали наибольшие проблемы. Опыт боёв с японцами советское командование явно не учитывало, надеясь задавить финном количественно. Результат был получен прямо противоположный – в первые месяцы боёв примерное соотношение сбитых и потерянных самолётов было совсем не с пользу ВВС РККА.
Впрочем, гибли И-153 не только в боях с истребителями. Стрелки финских “Blenheim” записали на свой счёт как минимум два таких самолёта.

В начальный период Великой Отечественной Войны в приграничных округах было сосредоточено не менее 1300 “Чаек” в истребительных авиаполках, и порядка 150 в штурмовых. Распределение самолётов по округам было следующим:

Ленинградский ОВО – 179 (7,19, 26, 153 и 154 ИАП)

Прибалтийский ОВО – 284 (15, 21, 38, 42, 49, 148 ИАП)

Западный ОВО – 241 (122, 123, 127 и 129 ИАП)

Киевский ОВО – 454 (12, 20, 23, 46, 91, 92, 149, 164 и 165 ИАП)

Одесский ОВО – 143 (4 и 55 ИАП)

Пик боевого применения И-153 пришелся, конечно, на лето-осень 1941 года. “Чайка” стала самым удачливым истребителем первого дня войны – 22 июня пилот Иван Калабушкин сбил на этом самолёте два Ju-88A, два Bf-109E и Не-111. Остальные лётчики, летавшие на И-153, в сумме уничтожили не менее 100 вражеских самолётов. За июнь-сентябрь была потеряна абсолютно большая часть И-15 и И-153. Множество истребителей потеряли в боях, но не меньше самолётов оставили на аэродромах. Достаточно посмотреть на трофейные немецкие фотографии, чтобы понять, сколько самолётов было брошено в первые месяцы войны. Немцы захватили сотни И-153 как повреждёнными, так и полностью боеготовыми, однако в состав своих ВВС вводить их не стали даже как учебные самолёты. Не было необходимости. И все же, несколько десятков “Чаек” немцы сберегли.

В составе ВВС Черноморского флота “чайки” находились c 1939 г. и к началу войны в трех истребительных полках (8-й, 9-й и 32-й ИАП) их имелось 76 экземпляров. Несмотря на относительно большое количество первые бои с немецкими бомбардировщиками, стремившимся запереть советские корабли в гаванях, провели все же не они. Главной ударной силой моряков-истребителей был 32-й ИАП, командовал которым капитан И.С.Любимов. На вооружении полка в основном находились И-153 и И-16 разных серий, но перед войной пилотов начали переучивать на новейшие МиГ-3. За первые два месяца боёв больших побед достигнуть не удалось. Противник, в лице двух групп эскадры KG4, на вооружении которых состояли бомбардировщики Не-111Н, большую часть времени проводил за минными постановками и ведением разведки. Немецкие истребители всё это время над Крымом не появились ни разу, так как их радиус действия для этого был явно недостаточен, но и потрепать бомбардировочные группы удалось далеко не сразу. Причиной тому было позднее оповещение постами ВНОС о приближении вражеских самолётов и отсутствие радиостанций на большинстве старых истребителей. Вот и получалось, что поднявшиеся на перехват “ишаки” и МиГи вступить в бой долгое время не могли. Однако в первых числах июля нашим лётчикам наконец удалось уничтожить несколько немецких самолётов. Вечером 7 июля в районе г.Саки были сбиты два разведывательных Не-111Н, а 17 июля такая же участь постигла Do-17. Неделей позже лётчик Е.Рыжов, сидевший за штурвалом МиГ-3, тараном уничтожил разведчик Do-215 и при этом смог совершить успешную посадку на своем аэродроме. И-153 в это время занимались рутинным патрулированием вблизи военно-морских баз флота, что впрочем не помешало лётчикам 96-й ОИАЭ (6 И-153 и 8 И-15бис) открыть счет своим победам. Базируясь на юге Украины этой эскадрильи пришлось сражаться против численно превосходящих её румынских авиачастей. В сумме, против 14 советских бипланов, румыны смогли противопоставить 27 истребителей Не-112В-1 51-й и 52-й истребительных эскадрилий. Выучка наших морских лётчиков оказалась заметно выше – в бою и “чайками” 28 июня 1941 г. “хенкели” лишись двух самолётов и одного пилота, причем обе победы записал на свой счет л-т М.С.Максимов. 2-го июля был подбит ещё один румынский истребитель, севший на вынужденную посадку на советской территории и впоследствии отправленный в тыл для ремонта и испытаний.

В июле 1941 г., когда фронт пока ещё не приблизился к Крыму, морская авиация получила пополнение. В частности, на Як-1 постепенно переучились пилоты 5-й эскадрильи 8-го и 32-го ИАП, 4-я эскадрилья 9-го ИАП, а на истребители ЛаГГ-3 “пересела” 2-я эскадрилья 8-го ИАП. Это, впрочем, не означало, что более старые истребители сразу отправили на слом. Барражирование над аэродромами продолжалось, правда, без особого успеха.

Тем временем командование Юго-Западного фронта неоднократно обращалось с просьбой выделить из состава морской авиации часть самолётов для противодействия быстро продвигающимся немецким и румынским войскам, так как уже 19 августа пал Херсон, а 21-го немцы взяли Очаков. Командующий флотом адмирал Октябрьский весьма вяло реагировал на создавшуюся ситуацию, считая что бои над сушей должны вести ВВС и армейская авиация, да и матчасть в таком случае сохраняется лучше. В итоге наземные силы на некоторых участках фронта оставались без воздушного прикрытия, что было только на руку немцам. Дело поправил адмирал Кузнецов, обязавший морскую авиацию всемерно помогать сухопутным войскам, но ещё за несколько недель до этого 9-й ИАП ввязался в ожесточенные бои на юге Украины. Истребителям пришлось выступить здесь больше в роли штурмовиков, что не замедлило сказаться на количестве понесенных потерь. С 7 августа и до начала сентября полк потерял 51 самолёт и был выведен на переформирование в тыл. Действия 8-го и 32-го ИАП были в начале августа куда менее интенсивными, пока 15-го числа перехватчики не провели серию боёв с немецкими бомбардировщиками, атаковавшими объекты на полуострове. В семи схватках был сбит один Ju-88A, но и моряки потеряли один Як-1.

Чувствуя, что силы советской авиации на Черном море невелики немцы приступили к охоте за кораблями, заодно продолжив минирование фарватеров. Не особо опасаясь встретить советские истребители экипажи “хенкелей” дорого заплатили за свою беззаботность. Днём 29-го августа они потопили один корабль ценой потери двух самолётов, а в ночь на 30-е и 31-е августа истребители сбили ещё три бомбардировщика, пытавшихся минировать подходы к Евпатории и Севастополю. Это заметно охладило пыл немцев, на несколько дней прекративших налёты.

С целью усиления авиационной группировки советское верховное командование решило провести реорганизацию. В состав 51-й армии, защищавшей Крым, вошли 182-й и 247-й ИАП, с истребителями ЛаГГ-3 (18 исправных самолётов) и МиГ-3 (27 исправных самолётов). Надо отметить, что оба полка до этого летали на И-153 и новая техника была освоена недостаточно. Флот, в свою очередь, для взаимодействия в 51-й армией создал отдельную смешанную авиагруппу, получившей название Фрайдорфская (сокращенно ФАГ), по месту базирования. Собирали, как говориться, “с миру по нитке”, так что группа имела с своём составе Р-5, СБ, Р-10, МБР-2, У-2б и т.д. В числе этих машин также числились 13 И-15бис, 3 И-153 и 32 И-16 (тип 5, тип 10, тип 18, тип 24), разбросанных по разведывательным и истребительным эскадрильям. Из новой техники “фрайдорфцам” досталось всего семь Як-1 и три Ил-2. Как видно основу по прежнему составляли самолёты старых типов, но выбранная тактика их применения позволила нанести огромный урон противнику при минимальных потерях. Не ввязываясь в схватки с немецкими истребителями советские пилоты сделали упор на нанесение штурмовых ударов. В первые дни сентября советские лётчики действовали следующим образом: штурмовая группа состоявшая из И-15бис и И-153 шла на бреющем полёте, в то время как группа прикрытия находилась немного выше. От такого решения вскоре отказались, поскольку дальность обнаружения оказалась недостаточной. Тогда тактику изменили. Первыми немецкие колонны теперь атаковали пушечно-пулеметным огнем И-16, следом за ними наносили бомбовый удар бипланы. Сами немцы признавали, что потери от таких атак были весьма высоки. Иногда дело доходило до того, что зенитные батареи опасались открывать огонь чтобы самим не стать мишенью для советских самолётов. Положение немцев усугублялось ещё и тем, что спрятаться в степи было просто негде. Наилучшим образом здесь показали себя именно И-153. Старые “чайки” могли брать на борт до 150 кг мелких бомб или четыре РС-82, при этом стрелковое вооружение И-153 состояло из четырех ШКАСов. Учитывая столь опасную работу нужно отдать должное советским пилотам, так как количественно состав “чаек” не менялся ещё долгое время. На 20 сентября советская авиация располагала 39 И-153 (33 исправно) принадлежавших 96-й ОИАЭ, 8-му и 32-му ИАП. В этот же день самолёты ФАГ выполнили 144 вылета, штурмуя немецкие войска на Перекопе, чонгарском направлении и аэродром Аскания-Нова. В одном из вылетов смешанная группа из двух СБ, трёх И-153, шести И-16 и одного Як-1 была перехвачена эскадрильей Bf.109. В завязавшейся схватке был потерян всего один СБ, в то время как истребители прикрытия связали боем “мессеры”, не дав им подобраться к остальным штурмовикам.

К утру 24 сентября в составе ФАГ осталось всего 70 самолётов, из которых только 38 были боеспособны. Командование направило дополнительно 253-й ИАП и 103-й ШАП (всего 37 самолётов), только что переучившиеся с И-153 и Су-2 на ЛаГГ-3 и Ил-2. Подкрепление оказалось весьма кстати – на следующий день немецкие войска предприняли мощнейший бросок вглубь Крыма, пытаясь рассечь силы оборонявшихся и затем разбить их по частям. Советские пилоты оказали противнику ожесточенное сопротивление, причем большую часть штурмовых задач снова выполняли бипланы и И-16. На третий день боёв на помощь ФАГ была выделена 2-я эскадрилья 8-го ИАП (три И-16, три ЛаГГ-3 и десять И-153), которые 28 сентября нанесли удар по наступавшим немецким частям. 30 сентября произошло ещё три крупных воздушных боя, в ходе второго из них пять И-153, три И-15бис и восемь И-16 встретились с шестью Bf.109. Наша группа потеряла один И-15бис и два И-16.

К середине октября число И-153 сократилась до 20 и пополнить их состав было практически нечем. За это время пилоты JG77 добились существенных успехов, но похвастать большим количеством побед над “чайками” немецкие пилоты не могли. Так например 24 октября в ходе двух крупных штурмовых налетов, в которых участвовали И-153, ни одного биплана немцы не сбили, хотя они и обладали гораздо более современными истребителями. В период с 15 сентября по 30 октября наибольшие потери в воздухе понесла 96-я отдельная эскадрилья, лишившаяся трёх самолётов. Остальные потери были связаны с техническими причинами и зенитным огнём. Весьма странно в этом плане выглядел список побед знаменитого немецкого аса Вальтера Новотны, который заявил сразу о трёх сбитых “чайках” в первом же бою, где он кстати был сбит и сам.

Ноябрь 1941 г. стал последним месяцем, когда И-153 применялись в относительно больших количествах. Важнейшей задачей морской авиации стала оборона Севастополя. Для защиты города собрали все имеющиеся силы, в том числе 24 “чайки” из которых 19 находились в состоянии пригодном для полётов. Большая их часть находилась в составе 8-го и 32-го ИАП, но два истребителя числились в 11-м ШАП. Впрочем, все три авиаполка использовали И-153 преимущественно в роли штурмовиков.

1 ноября немцы начали первый штурм города. Авиация обеих сторон пыталась всячески поддержать наземные войска, при этом по массовости налётов они не уступали друг другу. В течении этого дня ВВС флота организовали удар по немецким механизированным колоннам в районе станции Альма и Бахчисарай. В нем приняли участие все И-153, три И-16, шесть Ил-2 и десять истребителей других типов. От огня с земли потерь не было, но на обратном пути “мессеры” подбили один И-16. Чтобы уменьшить время подлёта к цели штаб Luftwaffe дал разрешение перебазировать часть групп III/JG 77 и StG 77 на недавно захваченные аэродромы под Симферополем и Сарабузом. Этот шаг оказался более чем поспешным – утром 3 ноября смешанная группа из шести Ил-2 и десяти И-153 провела штурмовку аэродрома под Симферополем, заявив об уничтожении 10-12 самолётов на земле и одной четырехмоторной машины в воздухе. Немцы потерь не признали, однако истребители поспешно улетели под Сарабуз. Вечером того же дня их наведала там группа из шести И-153 и двух И-16. После штурмовки аэродрома советские истребители были атакованы шестью Bf.109, сбившие две “чайки” и один “ишак” без собственных потерь.
В это же время 4-я эскадрилья 8-го ИАП, базировавшийся на аэродроме Херсонесский маяк, была привлечена для обеспечения ПВО города. Несмотря на то, что эскадрилья имела на вооружении только старые И-153, советские лётчики провели с ноября 1941 по июнь 1942 г. 432 воздушных боя, сбив 13 бомбардировщиков и 5 истребителей противника. Собственные потери оказались совсем невысокими, что в немалой степени было заслугой как пилотов, так и технического персонала. Вначале предполагалось, что прикрытие севастопольского порта будут осуществлять 4-8 истребителей, эшелонированных попарно на высотах 2000-6000 метров. Однако очень скоро выяснилось, что навести “чайки” на цели практически невозможно, поскольку истребители не имели радиостанций, а целеуказание осуществлялось путем выкладывания на земле больших белых полотнищ. Силами ремонтных бригад все И-153 получили приёмо-передающие рации, что существенно повысило их боевую эффективность. Уже 2-го ноября пилотам 8-го ИАП довелось продемонстрировать своё мастерство в полной мере. Днём немецкие бомбардировщики небольшими группами атаковали порт и город, разрушив только гражданские строения. Собственные потери оказались, по немецким меркам, весьма высоки: один Ju-88, два Не-111 (их вначале приняли за FW-200) и один гидросамолёт. Ещё один Ju-88 стал жертвой “яка” из 9-го ИАП.

В ответ на это немецкое командование решило покончить назойливыми “чайками”, спланировав 4-го ноября удар по Херсонесскому маяку. Эта акция оказалась провальной, поскольку девять Ju-88 были перехвачены на подходе к аэродрому патрульными И-153, к которым тут присоединились поднятые по тревоге остальные истребители. Советские лётчики заявили о двух сбитых и трех поврежденных Ju-88. После этого налёты до декабря не повторялись.
Гораздо хуже обстояли дела с прикрытием кораблей. Истребителей явно не хватало, что позволило немцам практически безнаказанно потопить несколько грузовых судов, а также крейсер “Червона Украина”. Относительно лёгкие победы снова расслабили немецких пилотов, возобновивших вылеты без истребительного прикрытия. Наказание последовало 15-го ноября, когда два И-153 атаковали в лоб два Ju-88, сбив один из них и повредив второй. Ещё нескольких побед добились пилоты 9-го ИАП на МиГ-3.

К 25 декабря эскадрильи, у которых на вооружении оставались И-153, потеряли десять самолётов. Уцелевшие истребители частично перегнали на Кавказ (туда перелетела основная часть 32-го ИАП) или отдали в распоряжение 8-го ИАП, где их насобиралось 15 штук. Во время второго штурма Севастополя основные потери в И-153 полк понёс от огня осадной артиллерии и бомбовых ударов. Днём 2-го декабря при обстреле а.Куликово поле были тяжело повреждены три И-153, два У-2б, один КОР-1 и уничтожен один И-5. Затем, 18 декабря, немецкие бомбардировщики в ходе двух налётов повредили ещё один И-153. Таким образом, общее количество “чаек” сократилось до 10, хотя в ремонтных мастерских находилось не менее 5 самолётов.

Сведения о боевом применении И-153 в 1942 г. достаточно обрывочны и неполны. Известно, что в январе-марте на боевом дежурстве постоянно находилось 8-10 самолётов этого типа, задействованных в ПВО Севастополя. К середине апреля две “чайки” потеряли в авариях. В воздухе потерь не было, зато 8-й ИАП записал на свой счет один Не-111 и один Bf.109. Небольшая помощь приходила с “большой земли”, так что к моменту последнего штурма города в строю находилось 9 из 11 имеющихся И-153, отправленных в состав 3-й ОАГ. В первых числах июня “чайки” активно применялись для штурмовых ударов, однако силы в воздухе были явно не равны. Благодаря мастерству пилотов истребители в течении первой недели отлетали без потерь, но 9 июня во время штурмовки группа лишилась двух “чаек”, а на аэродроме были повреждены ещё три самолёта. Техникам в короткий срок удалось восстановить поврежденные машины и спустя два дня И-153 сделали 11 боевых вылетов на поддержку своих войск на земле. Обычно “чайки” вылетали в смешанных группах по 20-30 самолётов, включая истребители сопровождения, однако далеко не всегда Якам и ЛаГГам удавалось надежно прикрыть своих подопечных. Следующая потеря состоялась 16 июня, когда были сбиты три И-153, а к 20 июня в воздух подняться могли всего 4-5 самолёта. Последние бои были одиночные “чайки”, в компании с УТ-1б и У-2б, провели днем 27 июня и в ночь на 30 июня 1942 г. Их целью стали артиллерийские батареи противника, беспрерывно обстреливавшие взлетное поле, откуда в тыл вылетали транспортные ПС-84. Задачу удалось выполнить лишь частично, причем одновременно на собственном аэродроме был уничтожен один И-153. Перед рассветом два уцелевших самолёта вылетели в направлении Анапы, навсегда покидая осажденный Севастополь.

По состоянию на 22 июля 72-й САП ВВС СФ и 147-й ИАП ВВС 14-й армии располагали 28 и 34 истребителями И-153 соответственно. Из них в лётном состоянии находилось приблизительно 50 самолётов. В бой они вступили на третий день войны, когда группа “чаек” была поднята по тревоге для отражения налёта 11 немецких бомбардировщиков Ju-88 на а.Ваенга. Посты ВНОС, как и полагается, опоздали с оповещением и истребителям пришлось взлетать под бомбами. Жестокие условия, в которых пришлось действовать советским пилотам, немцев не спасли. Пилоты “чаек” действовали весьма умело, уничтожив два бомбардировщика. Отличились лейтенанты Адонкин и Плотко, причем первый из них сбил “юнкерс” реактивными снарядами РС-82. В дальнейшем бипланам, как и истребителям И-16, была поставлена задача сопровождения бомбардировщиков, но из-за низких скоростных данных их радиус действия ограничили. 27 июня была предпринята попытка комбинированного удара: пять СБ взлетели для бомбардировки аэродрома Хебуктен. До района Петсамо их прикрывала шестерка “чаек” из 3-й эскадрильи 72-го САП во главе с командиром эскадрильи капитаном Тумановым, после чего эта же шестерка должна была штурмовать аэродром Луостари. Однако низкая облачность не позволила в полной мере выполнить задание. До конца июня эскадрильи И-153 потеряли по различным причинам три самолёта, хотя немецкие и финские лётчики заявили о десятках победах над “чайками”.

В июле большую активность проявил 72-й САП, истребители которого сопровождали бомбардировщики СБ на всём маршруте до цели, а также участвовали в прикрытие кораблей СФ, осуществлявших поддержку наземных сил. Так, 8-го июля шесть бипланов провели штурмовку немецких позиций выполнив 10 атак. На отходе “чайки” были атакованы подоспевшими Bf.109E, но советским истребителям удалось избежать потерь. Контрудары немцев по аэродрому Ваенга также не принесли желаемого успеха. 17-го июля на перехват 17 бомбардировщиков и большого числа истребителей поднялись три И-15бис, три И-153 и шесть И-16. В ходе боя был сбит один Ju-87B и один Bf.109E, при этом “мессер” был сбит командиром звена И-153 Родиным. Во втором налёте против такого же числа немецких самолётов вылетели всего пять советских истребителей, и хотя сорвать бомбометание им не удалось в воздухе немцы потеряли по одному истребителю и бомбардировщику. На следующий день пилоты “чаек” сбили три Ju-88, пытавшихся атаковать советские корабли.
В течении 20-25 июля немцы снова предприняли массированные налёты на Ваенгу, пытаясь уничтожить истребители на земле. На перехват вражеских бомбардировщиков поднимались смешанные группы по 15-20 истребителей, в числе которых было по 3-6 И-153. Потерь “чайки” не понесли, но и немцам они не доставили серьёзных хлопот. Как правило пилоты “юнкерсов” часто пользовались преимуществом в скорости, однако 25 июля л-ту Плотко всё же удалось сбить один Ju-88. Суммарные потери за июль составили всего два И-153.

Начало августа выдалось для ВВС СФ удачным. Утром 8-го августа над Ваенгой произошел крупный воздушный бой в котором участвовало 37 немецких и около 20 советских самолётов. Немцы потеряли 16 самолётов при потере всего двух “чаек” и одного пилота. Поняв, что Ваенгу придётся оставить в покое, немцы переключились на удары по коммуникациям и объектам в Мурманске. Несколько больших налётов было проведено 13, 15 и 22-го августа. Ответными действиями 72-го САП были уничтожены два вражеских бомбардировщика и пять истребителей. Собственные потери составили три И-153 и один МиГ-3. В последних августовских боях пилоты “чаек” побед не добились, но позволили более скоростным И-16 и МиГ-3 сбить три “мессера” и один Hs-126.

Сентябрь 1941 г. стал для пилотов И-153 наиболее трудным. В течении месяца эскадрильи потеряли восемь () самолётов этого типа. Большей частью “чайкам” пришлось сражаться с Bf.109E, вылетавшими на “свободную охоту”, или сопровождавшими бомбардировщики. В то же время пилоты И-153 заявили об уничтожении двух вражеских истребителей.

С наступлением холодов активность авиации с обеих сторон резко пошла на убыль. Причиной тому стали ухудшившиеся погодные условия. И-153 в этот период большей частью занимались штурмовками немецких позиций, потеряв за октябрь-декабрь всего четыре самолёта.

Совсем по-другому разворачивались события на центральных участках советско-германского фронта. Полки, оснащенные И-153, понесли ощутимые потери и в подавляющем большинстве были отправлены на переформирование в тыл. К ноябрю 1941 года на московском направлении “Чайки” были уже редкими гостями. И-153 мог выжить в схватке с Bf.109E только благодаря высокой выучке пилота. Примеров рационального использования немногих преимуществ много. Так, 28 июля 1941 года две “Чайки” из 29-го ИАП встретились с четверкой “мессеров”, умело маневрируя советские истребители сбили три вражеских самолёта и ещё один – вероятно. После обследования места боя были найдены обломки всех четырех Bf.109. Выходит, И-153 не был устаревшим и малопригодным самолётом, однако далеко не все пилоты ВВС РККА имели высокие показатели в лётном мастерстве и меткости. Следует признать, что в 1941-1942 гг. финны и немцы вполне могли сбить в одном бою 5-6 Чаек, да и общие потери в этот период использования были очень высоки. С августа И-153 начали постепенно переводить в систему ПВО и штурмовые полки, где они и оставались вплоть до самого списания. Первыми обзавелась И-153 ПВО Ленинграда. К началу 1942 года истребители находись на вооружении 3, 4-го и 10-го гвардейских ИАП, хотя вскоре они были заменены на Як-1, а немногие уцелевшие самолёты переданы в другие подразделения. В итоге, за полгода боёв, 7-ой ИАК потерял 33 истребителя И-153, сохранив на начало 1942 года только 5 “Чаек”.

Осенью 1941 года “Чайки” приняли участие в отражении налётов на Москву. 6-й ИАК располагал 94 самолётами этого типа, но уже к декабрю в корпусе осталось всего 11 И-153. Многие, наверное, помнят о подвиге лётчика Талалихина, тараном уничтожившего немецкий бомбардировщик в небе Москвы. Не приуменьшая заслуг других советских пилотов непонятным остается одно – какова же была боевая выучка этого лётчика, если он, израсходовав весь боезапас по одному самолёту, пошел на таран. Больших успехом пилоты И-153 в ночных боях так и не достигли.

Постепенно заменяясь на более новые Яки и ЛаГГи истребители Поликарпова стали отсылаться на менее грозные участки фронта. Под Баку к лету 1942 года их собралось несколько сотен. К примеру, 8-й ИАК из 266 самолётов имел 144 И-153. Как истребители объектовой ПВО они себя оправдали, не раз отражая атаки немецких бомбардировщиков, при этом пилоты И-153 не брезговали применением реактивных снарядов против самолётов врага. В одном из таких эпизодов комиссар 738-го ИАП И.И.Сербин уничтожил с помощью РС бомбардировщик Не-111, после чего сбил второй из пулеметов. Активно использовали И-153 и как штурмовики. Мера эта была вынужденной и эскадрильи “Чаек” понесли тяжелые потери. К декабрю 1942 года у баку находилось около 20 И-153 в летном состоянии и 80 числились в запасе.
На начало 1944 года в ВВС ещё числилось около 200 И-153. Сохранившиеся истребители использовали в качестве учебных самолётов, а последний И-153 (из состава авиации КБФ) был списан только 1 октября 1945 года.

В середине 1942 года ВВС Финляндии купили у Германии девять И-153, прибавив их к восьми трофейным самолётам, захваченным во время Зимней Войны и в первом полугодие боёв в 1941 году. О боевых подвигах и неимоверном количестве побед немецких асов мы наслышаны. В современных авиационных изданиях можно без проблем найти списки побед Luftwaffe на Восточном фронте. Не отставали от них и финны. С 25 июня 1941 года по январь 1943 года финские пилоты записали на свои счета не менее 80 “Чаек” в победах над которыми они не сомневались, и примерно столько же были повреждены или же победы над советскими И-153 засчитаны не были. Даже учитывая тот факт, что за 1941-1942 гг. произошла ротация и частичная замена истребительных и штурмовых эскадрилий (на Северном Фронте с середины 1941 года воевали 71, 155, 195, 197 ИАП, а также 6 и 65 ШАП, оснащенные истребителями И-16, И-15бис и И-153) финские пилоты, в общем, добились практически полного уничтожения “Чаек”. Правда, если учесть ещё небоевые потери, самолёты подлежавшие списанию и потерянные в результате переучивания, то уже к середине 1943 года над советско-финском летать И-153 были не должны. Вот характерные примеры боёв, в которых противниками “Чайки” выступали французские MS.406, американские B-239 “Bufallo” и Curtiss H-75 (бывшие норвежские), итальянские Fiat G.50 и Fokker D.XXI финской постройки :

— 09.07.41 г. 12 В-339 из LLv 24 провели 10-минутный бой с 15 И-13, сбив восемь и тяжело повредив четыре советских самолёта без потерь со своей стороны

— 12.08.41 г. та же финская группа, но уже из шести самолётов схватилась с приблизительно 20 И-153, которые штурмовали финские войска на Карельском перешейке, и уничтожили 9 из них

— 13.08.41 г. истребители Fiat G.50 из LLv 26 перехватили и полностью уничтожили группу из 9 “Чаек” из 195-го и 197-го ИАП

— 3.09.41 г. в серии боёв советские ВВС недосчитались, в общей сложности, десяти И-153, сбитых пилотами G.50 и Н-75, последние всемером дрались против большой группы вражеских истребителей и за 19 минут боя записали в уничтоженные семь “Чаек”.

— 28.03.42 г. стало днём “полного разгрома” И-153. Примерно в 08:30 звено финских истребителей из LLv 26 встретились с десятью “Чайками” из 71-го ИАП и сбили пять самолётов. Затем 12 Н-75 из состава 3\LLv 32 вступили в бой 29 советскими истребителями из 11-го и 71-го ИАП, уничтожив ходе 20-минутного, по заявлениям пилотов, 10 из них. Таким образом, было потеряно 15 “Чаек” за один день без ущерба для финнов ! Советская сторона признало потерю лишь восьми истребителей (шесть И-153, один И-16 и один И-15бис), что выглядит более правдоподобно.

Как видим, бои происходили при абсолютном большинстве ВВС РККА, что совсем не смущало финских асов, с удовольствием вступавших в сражения со “сталинскими соколами”. Всего, до 31 декабря 1941 года, истребители ВВС Финляндии заявили о 307 уничтоженных вражеских при собственных потерях в 11 машин ! То есть, финские асы настреляли почти в 30 раз больше самолётов, чем потеряли сами. С такими темпами можно было полностью уничтожить советскую авиацию в районе Северного Фронта, ведь финнами отлично сбивались ленд-лизовские “Hurricane” Mk.II, советские И-16, ЛаГГ-3, Пе-2, СБ…

Список можно продолжать долго, но этого, почему-то, не произошло. Пополнять парк И-153 было нечем, однако старые истребители продолжали совершать боевые вылеты вплоть до мая 1943 года. Между тем, пилоты “Чаек”, доставшихся Финляндии в качестве трофеев, не могли похвастать громкими победами. Уступая в скорости другим финским истребителям И-153 применялись для патрулирования и ведения разведки на переднем краю фронта. Иногда их использовали и как перехватчики, но больших успехов здесь достичь не удалось. На счету “вражеских” И-153 записан один СБ, два И-16, один И-153, один Р-39 и одна летающая лодка МБР-2, сожженная на льду замерзшего озера. Финны лишились четырех самолётов в боях и пять разбили в авариях. В боях с советскими же И-153 и И-16 количество сбитых и потерянных самолётов было равным – 3:3…

Источники:
В.Н.Шунков «Красная Армия». Москва. АСТ \ Минск. Харвест. 2003
М.Морозов «Воздушная битва за Севастополь 1941-1942». Москва. ЭКСМО\Яуза. 2007

Тактико-технические данные истребителя И-153 обр.1939 года :

Длина – 6,18 м
Размах крыла – 10,00 \ 7,50 м
Площадь крыла – 22,10 м.кв.
Высота — 3,00 м
Вес пустого – 1348 кг
Вес взлётный (норм.) – 1765 кг
Вес взлётный (макс.) – 1859 кг
Скорость максимальная – 426 км\ч
Скорость у земли – 366 км\ч
Скорость крейсерская –
Скороподъёмность — 910 м\мин
Дальность – 740 км
Потолок – 11000 метров
Двигатель – один радиальный М-62, воздушного охлаждения, мощностью 800 л.с.
Вооружение — четыре 7.62-мм пулемета ШКАС (2500 патронов)
Бомбовая нагрузка — до 200 кг мелких бомб или 8 ракет РС-82

aviarmor.net

И-153 «Чайка»


Истребитель

ОКБ Поликарпова


© Михаил Быков


И-153 из состава 71 иап ВВС КБФ, на котором совершал боевые вылеты капитан А.Г. Батурин, весна 1942 г.



Несмотря на то, что по своей маневренности и скороподъемности И-15бис оставался среди лучших самолетов своего времени, его скорость стала уже недостаточна. Летчикам, воевавшим на И-15бис, стало трудно бороться с более скоростными истребителями — монопланами, такими, как немецкий Мессершмитт Bf-109 и японский И-97. ВВС требовалась более скоростная машина.

Словно предвидя такую ситуацию, Поликарпов еще в 1937 году разработал проект нового истребителя — биплана И-153. Он представлял собой дальнейшее развитие И-15бис, но имел улучшенную аэродинамику, усиленную конструкцию и убирающееся шасси. Верхнее крыло вновь приобрело форму «чайка», такое же название получил и истребитель.

В 1938 году на испытаниях И-153 показал прекрасные летные качества (при том же моторе скорость увеличилась на 41-45 км/час). С 1939 года началось серийное производство И-153. В том же году истребитель начали оснащать более мощным и высотным мотором М-62 и винтом изменяемого шага, что улучшило летные данные этого самолета.

И-153 неплохо показал себя в воздушных боях в Монголии, где имел превосходство над японскими истребителями. Но все же время маневренных бипланов уже прошло. Господствующей для серийных истребителей стала схема скоростного моноплана.

Советская авиапромышленность выпустила 3437 истребителей И-153 (1939-1941г).


















ДИ-6 И-15 И-15 бис И-153 И-16 тип 5 И-16 тип 24
Экипаж, чел. 2 1 1 1 1 1
Год выпуска 1937 1934 1937 1939 1936 1940
Геометрия
Длина самолета, м 7.0 6.1 6.27 6.17 6.07 6.13
Размах крыла, м 10.0 9.75 10.2 10.0 9.0 9.0
Площадь крыла, м² 25.2 23.55 22.5 22.14 14.54 14.54
Массы, кг
Взлетный вес 2038 1390 1700 1765 1590 1882
Силовая установка
Мотор М-25В М-25 М-25В М-62 М-25А М-63
Мощность, л.с. 775 640 775 1000 715 1100
Лётные данные
Максимальная скорость, км/ч у земли 334 315 327 364 390 415
на высоте 382 367 379 424 445 470
м 3000 3000 3500 5000 2700 4800
Время набора высоты 5 км, мин 9.2 6.2 6.6 5.7 7.4 5.8
Время виража, сек 11-12 9.0 10.5 13-13.5 14-15 17-18
Практический потолок, м 8300 9800 9300 10700 9100 9900
Дальность полета, км 550 520 560 540 440
Вооружение
Число пулеметов 3 2 4 4 2 4

Подробно


Источники


  • «История конструкций самолетов в СССР,1938-1950гг.» /В.Б. Шавров/
  • «Самолеты сталинских соколов» /К. Косминков, Д. Гринюк/
  • «Советские самолеты» /А.С. Яковлев/
  • «Истребитель И-153 «Чайка».» /Михаил Маслов/

www.airpages.ru

Боевые «Чайки» Н. Поликарпова » Военное обозрение

Истребитель И-153 «Чайка» принимал активное участие во множестве военных конфликтах тридцатых годов ХХ века. Эти машины сыграли неоценимую роль в отражении гитлеровской агрессии в самый тяжелый период Великой Отечественной войны. Конструкция И-153 была доведена до совершенства, и этот самолет по праву считается самым удачным истребителем-бипланом в мире. Однако создан он был в тот период, когда время бипланов подошло к концу.

Сегодня, с нашей точки зрения, может показаться несколько странным, что Н. Поликарпов в 1933 году, создавая новый скоростной истребитель-моноплан И-16, продолжил работу и над бипланами, и почти одновременно с «ишачком» выпустил И-15.

До 1933 года истребители в большинстве стран были бипланами или же полуторапланами. Но вскоре конструкторов увлекли истребители-монопланы, обладающие большей скоростью, но несколько худшей маневренностью. Предполагалось, что эти два типа истребителей в боевой обстановке должны своими качествами дополнять друг друга. Скоростные истребители-монопланы успешно должны идти на перехват противника для нанесения первого удара и преследования, а более маневренные бипланы вести воздушный бой в горизонтальной плоскости на виражах.

И-15 являлся дальнейшим развитием истребителя-биплана И-5, который был создан Н. Поликарповым и Д. Григоровичем и оснащался мотором «Гном-Рон-Юпитер VI». Указанный двигатель производился у нас по лицензии под маркой М-22 и имел мощность в 480 л.с.

На И-15 установили более совершенный и мощный мотор воздушного охлаждения М-25 (лицензионная марка американского Райт «Циклон» Ф-3). В наследство от И-5 к И-15 передались высокие летные данные, легкость в управлении, отличные взлетно-посадочные качества. В первых сериях И-15 верхнее крыло имело характерный излом, получивший название «чайка».

С этой «чайкой» было не все так просто. Сотрудники НИИ ВВС утверждали, что из-за новой схемы крыла И-15 будет обладать неустойчивостью, затрудняющей вождение самолета в строю и ухудшающей результаты прицельной стрельбы. Поликарпов категорически отвергал эту версию. В докладной записке руководству МАПа он писал: «Вводя схему «чайка» в самолет И-15, я хотел, наряду с уменьшением интерференции, обеспечить этим наилучшую маневренность самолета, особенно на глубоком вираже».

Чтобы повысить путевую устойчивость и улучшить, по их мнению, условия прицеливания и обзор при посадке, военные рекомендовали использовать привычную схему верхнего крыла. Поликарпов вынужден был уступить, и с 1938 года в серии стал выходить И-15бис (или И-152) с верхним крылом без «чайки». И-152 оснастили более мощным высотным двигателем М-25В мощностью в 775 л.с. и усилили вооружение до 4-х пулеметов. Конструкторы также улучшили капот мотора и усилили в целом несущую основу самолета.

На истребителе И-15бис наши летчики сражались в небе Испании, Монголии, Китая. Но, несмотря на то, что по скороподъемности, маневренности этот истребитель оставался одним из лучших в своем классе, скорость его полета стала уже недостаточной. Нашим пилотам на И-15бис было уже трудно вести бои с более скоростными монопланами, такими, как германский Bf-109 и японский Ки-27. Самолету критически недоставало скорости.

Поликарпов, предвидя такую ситуацию, еще в 1937 году предложил новый проект истребителя-биплана И-153 (буквально И-15 — третья модель), который представлял собой дальнейшее совершенствование И-15. Новый самолет получил усиленную конструкцию, более чистые аэродинамические формы и убирающееся в полете шасси. В этот раз Поликарпов все-таки настоял на своем: верхнее крыло истребителя вновь получило форму «чайка». Этим же именем нарекли и сам истребитель.

В 1938 году на летных испытаниях И-153 продемонстрировал великолепные летные данные. При одинаковом с И-15бис двигателе М-25В скорость возросла на 40 км/ч, а при двигателе М-62 в 1000 л.с. она увеличилась еще на 30 км/ч. С 1939 года «Чайка» пошла в серию. Наряду с новым двигателем самолет оснастили винтом изменяемого шага, что еще более улучшило летные данные.

На И-153 первой серии, предназначенной для войсковых испытаний, ставили двигатели М-25В (775 л.с.), затем монтировали М-62 (1000 л.с.), а позже М-63 (1100 л.с.). Все эти двигатели воздушного охлаждения конструкции Аркадия Швецова. Они явились дальнейшим развитием лицензионной однорядной девятицилиндровой звезды «Райт-Циклон» SR-1820. Капот у различных модификаций И153, благодаря тому, что габариты всех применяемых на нем двигателей были практически равны, не изменялся.



Вооружение на большинстве И-153 состояло из синхронных пулеметов ШКАС калибра 7,62 мм, а позже четырех крупнокалиберных БС (калибр 12,7 мм) или двух пушек ШВАК. Самолет мог брать до 200 кг бомбовой нагрузки. Огонь велся через специальные огневые трубы, проложенные между цилиндрами двигателя. Пулеметы при этом располагались попарно в фюзеляже. Одна пара находилась сверху над бензобаком, вторая посередине высоты фюзеляжа. Верхние пулеметы питались боезапасом из двух коробок по 700 патронов. У нижних же имелась одна разделенная коробка по 500 патронов.

И-153 с успехом использовался в Советско-финской войне и на Халхин-Голе. Однако в самом конце тридцатых годов, в результате участия во многих конфликтах и войнах, становится очевидным, что основным качеством истребителя для активного боя является все-таки скорость.

Моноплан окончательно занимает лидирующее положение в боевой авиации. Тем не менее, многие специалисты и тогда высказывались за боевое применение биплана в сочетании с более скоростными машинами. Среди них был, конечно же, и Поликарпов, который в 1940 году, уже после своего И-180, вдруг предоставил расчеты на феноменальный безрасчалочный полутораплан И-195 с двигателем М-90 мощностью в 1750 л.с. с расчетной скоростью 590 км/ч.

Лучшими бипланами конца тридцатых годов следует считать германский Не-51, английский Глостер «Гладиатор», японский «Кавасаки» Ki-10 и итальянский «Фиат» CR-32 (имел самую высокую из всех подобных машин скорость 520 км/ч на высоте 4500 м). В этом блестящем ряду выдающихся машин стоит и наша «Чайка». Недаром А.С. Яковлев писал: «И-153 был единственным в Советском Союзе серийным бипланом с убирающимся шасси и лучшим из когда-либо созданных истребителей такой схемы «.

И-153, наряду с И-15 и И-16, принял участие в боях с японцами в районе реки Халхин-Гол, проходивших со 2 июня по 16 сентября 1939 года. Японские войска, после ряда вооруженных провокаций вторглись в Монголию, имея 225 самолетов. Большинство из них составляли монопланы типа «Накадзима» Ки-27 и «Мицубиси» A5M 1937-38 годов выпуска с максимальной скоростью не выше 460 км/ч. Ecли учесть их довольно низкую вертикальную маневренность и относительно слабое вооружение (по 2 пулемета 7,7 мм), то нетрудно сделать вывод в сторону превосходства И-153, обладающего четырьмя крупнокалиберными пулеметами 12,7 мм.

Превосходство японцам могли бы дать лишь новые истребители «Накадзима» Kи-43, оснащенные мощным двигателем в 1100 л.с., имевшие максимальную скорость 515 км/ч и вооруженные крупнокалиберными пулеметами 12,7 мм. Но эти машины лишь начали выпускаться, и их количество составляло единицы.

В ходе сражения с обеих сторон было задействовано значительное количество войск, в том числе с японской стороны 300 самолетов различных типов, с советско-монгольской 515. Тактика наших истребителей обычно строилась по принципу замысла Поликарпова «скорость плюс маневренность»: нижний ярус, порядка 4000 м занимали И-15 и И-153 для ведения боя по горизонтали на крутых виражах, а более скоростные И-16 поднимались выше, готовясь к сражению на вертикальном маневре.

Японские пилоты имели отличную боевую подготовку, но и советские летчики сражались умело и самоотверженно. Так, Арсению Ворожейкину довелось вести бой с семью истребителями противника, но он не покинул поля боя. На «ястребке», буквально изрешеченном пулями, он сумел возвратиться на свой аэродром. Виктор Скобарихин со своей девяткой вел бой с большой группой Ки-27. Спасая товарища, он таранил японский истребитель и возвратился на свою базу. Механик, осматривая самолет, обнаружил в поврежденном крыле «японский сувенир» — часть колеса от шасси Ки-27. Сергей Грицевец на И-153 приземлился на территории противника и, взяв «на борт» командира полка Вячеслава Забалуева, который выбросился из горящего самолета с парашютом, спас его от не минуемой гибели. Примечателен и такой случай. Майор Грицевец по прибытии в часть И-153 решил пойти на военную хитрость, приказав летчикам на «Чайках» до начала боя не убирать шасси. И японцы на самом деле по привычке приняли их за И-15бис. Сблизившись с противником, наши летчики неожиданно убрали шасси и вступили в бой.

Всякий раз «Чайки», обладавшие исключительной маневренностью, связывали боем японские истребители, давая возможность И-16 атаковать бомбардировщики противника. Сказал доброе слово об этом самолете и маршал Г.К. Жуков: «В начале кампании японская авиация прижимала нашу. Их самолеты несколько превосходили наши до тех пор, пока мы не получили «Чайки» И-153 и группу летчиков во главе с Яковом Смушкевичем. Наше господство в воздухе стало очевидным».

За боевые подвиги в Монголии многие наши летчики были удостоены звания Героя Советского Союза. Дважды Героями стали С. Грицевец, Г. Кравченко и Я. Смушкевич. Бои в воздухе над Халхин-Голом продолжались до 15 сентября. Наши потери в боях были значительно меньше, чем у противника. Всего за кампанию было сбито 38 «Чаек».

В августе 1940 года 93 «Чайки» были поставлены ВВС Китая. Однако заметных успехов они добиться не смогли, поскольку японская армия использовала истребители нового поколения, превосходящие И-153 по максимальной скорости и скороподъемности. Кроме того, китайские летчики не отличались стойкостью и отвагой.

В 1939 году, накануне войны с СССР, финские ВВС были реорганизованы и состояли из четырех полностью укомплектованных полков, в состав которых входили истребители «Фоккер СХ», «Фоккер D-XX1» и «Бристоль Бульдог», бомбардировщики «Авро-Энсон», «Бристоль Бленхейм» и «Юнкерс К-43». Всего 145 самолетов с характерными опознавательными знаками — синяя свастика в белом круге. Им противостояла значительно более многочисленная группировка советских истребителей, состоящая из И-15, И-16 и И-153.

Характерными признаками «незнаменитой той войны» явились мощные оборонительные сооружения линии Маннергейма, тяжелейшие погодные условия жестокой зимы, яростное сопротивление финнов, как на земле, так и в воздухе, широкая материальная поддержка Финляндии со стороны многих стран мира.

Боевую основу финской авиации составили истребители, собранные в группу LIV-24. В ходе жестоких боев финская авиация понесла серьезные потери. 30 ноября ВВС РККА нанесли первый бомбовый удар по Хельсинки и другим городам Финляндии, подверглись бомбардировкам аэродромы в Иммоле и Мериоки. Хотя самолеты противника и уступали по боевым и летным характеристикам И-16 и И-153, дрались финны самоотверженно. К концу второго дня боев пилоты группы LIV-24 сбили 9 советских самолетов. За декабрь 1939 года сбили еще 36 советских бомбардировщиков. А в начале января 1940 года группой капитана Сарванто было уничтожено семь ДБ-3, шедших без прикрытия.

Тем не менее, финское командование запретило летчикам на «Фоккерах» ввязываться в бои с более мощными и маневренными И-16 и И-153. Ограниченные возможности LIV-24 были направлены в основном на борьбу с бомбардировщиками. Наиболее «горячие» финские пилоты ослушивались приказов своего командования и вступали в бой с советскими истребителями, это привело к гибели многих из них, в том числе знаменитых асов Суоми, сержанта Тили (5 побед) и лейтенанта Вуорела (6 сбитых).

По мере боев финские ВВС пополнялись новой техникой. Им поставлялись шведские «Гладиаторы», итальянские «Фиат G50», а также французские «Моран MS-406». К тому же, в руки финнов достались двадцать пять трофейных советских самолетов: пять ДБ-3, шесть СБ, один И-16, пять И-15 бис, восемь И-153. Во вновь созданных группах на финской стороне участвовали датские, английские, американские, канадские, польские и испанские пилоты. Финские бомбардировщики бомбили скопления советских войск близ Ленинграда, корабли Балтфлота и военные объекты в Эстонии. Финны пытались, но неудачно, бомбить Ленинград и Мурманск. Всего финскими ВВС совершено 423 боевых вылета и сброшено 113 т бомб.

Потери авиации финской стороны составили 362 самолета, советской 261 машина. Так была закончена «зимняя война», но в 1941 году финны, припомнив старые обиды, вновь вступили в войну на стороне фашистской Германии.

Многие военные летчики с горькой усмешкой вспоминали книгу военной фантастики Н. Шпанова «Первый удар», выпущенную «Воениздатом» летом 1939 года. В ней по минутам была расписана предстоящая война с фашистской Германией. После описания разгрома нашими истребителями ПВО многочисленных армад фашистских бомбардировщиков, вторгшихся в пределы СССР, помечены по часам следующие «потрясающие» события: «18 августа в 19.00 наши штурмовые части вылетают для атаки аэродромов противника. 19.20 поднимаются в воздух 720 скоростных дальних бомбардировщика. Цель — бомбежка военных промышленных районов врага. 24.00. Советские бомбардировщики бомбят цель. На авиационном заводе «Дорнье» погашены огни. Немецкие рабочие с нетерпением ожидают момента, когда бомбы будут сброшены на завод, в котором они находятся, и поют «Интернационал»

В первые же дни войны на приграничных аэродромах вражеской авиацией были разрушены и сожжены 1200 советских самолетов. Оставшимся поликарповским «ястребкам» предстояло сражаться с полчищами «мессеров», которые имели более высокую скорость и лучшее вооружение. Выручил здесь лишь массовый героизм советских пилотов.

В десятом часу утра 22 июня четыре истребителя «Чайка» вступили в бой с восемью Bf-109E. Два «мессера» были сбиты, а третьего протаранил лейтенант Петр Рябцев, когда у него кончились патроны. Он покинул горящий И-153 над самой землей и все-таки успел раскрыть парашют.

Дорогу через Ладогу под Ленинградом охраняли летчики 127-го авиационного полка, которым командовал майор В. Пузейкин. Немало сбитых вражеских самолетов было на счету авиаторов, однако крупны были и собственные потери: к 17 октября 1941 года в полку осталось всего семнадцать И-16 и И-153. Под Москвой на «Чайках» отличились летчики старшего лейтенанта Федора Калугина. Пехотинцы в окопах с радостными возгласами встречали группу «Чаек», шедших на огневую обработку переднего края противника.

Можно еще много привести примеров отваги и героизма наших пилотов в первый год войны. Но «ишачки» и «Чайки» безнадежно устаревали, а у немцев появлялась модернизированная техника, способная на многое. Вот как об этом рассказывал Герой Советского Союза Константин Сухов: «Летом 1942 года мы группой И-16 и И-153 шли на штурмовку вражеских позиций где-то под Керчью. После выполнения задания вступили в бой с восьмеркой Bf-109G на высоте 1200 м. Я на своем И-153 схлестнулся с одним из «мессеров», который зашел в хвост моего самолета и открыл огонь. Мгновенно делаю глубокий вираж и, вывернувшись из зоны обстрела, сам атакую фрица, беру его в прицел, жму на гашетку пулеметов, в боекомплекте которых остались последние патроны. Но огонь мой не эффективен: немец на большой скорости ушел слишком далеко. Он выполняет боевой разворот и снова заходит на меня с задней полусферы. Ухожу от него переворотом. Так продолжалось несколько раз, пока у меня окончательно не закончились патроны. Немец сразу понял это и, сбавив скорость, следует за мной по пятам. Еще раз пытаюсь на глубоком вираже ускользнуть от «мессера», но немец упредил меня и бьет из всех стволов. Пули и снаряды «эрликона» со звоном разбивают приборную доску, повреждают двигатель. Но сам цел, выручила бронеспинка. Я иду на вынужденную, выбрав подходящую площадку… Да, это была горькая наука: у наших «Чаек» маневренность не хуже, чем у Bf-109, но так не хватало ста километров скорости, чтобы вести бой на равных».

Однако, высокие пилотажные качества позволяли эффективно применять И-153 в качестве ночного истребителя для обеспечения ПВО промышленных объектов от ударов ночных бомбардировщиков. В 1943 году авиационным руководством было проведено исследование, посвященное истребительной тактике действия, которое включало информацию по самолетам противника, обобщению опыта боевого применения отечественных истребителей и включало рекомендации по использованию эффективных приемов воздушного боя. В нем нашел отражение тот факт, что осенью 1942 года в Сталинградских боях И-153 сбивали Bf-109G. Имелись рекомендации по применению на «Чайках» реактивных снарядов, выпуская их четырехснарядными залпами с разным временем подрыва. Отмечалась отличная маневренность самолетов, которая позволяла увернуться от атаки и встретить противника огнем «в лоб». Самолеты И-153 использовали специальную тактику, получившую наименование «пчелиный рой», которая заключалась в том, что в воздушном бою эти машины держались вместе, энергично маневрируя (преимущественно разворотами). Истребители становились малоуязвимыми для вражеских машин, так как с любой стороны самолеты противника встречал плотный огонь нескольких «Чаек».

И-153 участвовали в воздушных боях Великой отечественной до середины 1943 года. Затем И-153 передали в запасные полки и летные училища. Так закончилась долгая боевая служба легендарной «Чайки», несомненно, лучшего для своего времени истребителя-биплана.

Источники:
Маслов М. Боевые «чайки» Сталина. И-15, И-15бис, И-153. М.: Яуза, Коллекция, ЭКСМО, 2008. С. 79-82, 84-128.
Маслов М. Истребитель И-153 // Авиколлекция. 2014. №1. С. 2-3, 18-30.
Иванов С. Истребители Поликарпова // Война в воздухе. № 136. С. 56-66
Котельников В. И-153. Краткое техническое описание // Мир авиации. 1993. №3. С. 11-13.
Сергеев Ю. И-153. Последний серийный истребитель Поликарпова // Крылья Родины. 2000. №8. С. 19-22.
Шавров В.Б. История конструкций самолётов в СССР до 1938 года. М.: Машиностроение, 1994. С. 520-525.

topwar.ru

Истребитель И-153 «Чайка» — Боевое применение

Истребитель И-153 «Чайка».

1940 год стал последним годом производства истребителей И-153. При запланированном выпуске 2040 машин было собрано 2362 «Чайки». В конце года авиазавод № 1 перешел на выпуск истребителей МиГ. До конца года здесь произвели 100 МиГ-1 и 20 МиГ-3, а также 81 ББ-22. Хотя производство И-153 официально прекратили, но еще 64 «Чайки» достроили в 1941 г. Суммарный выпуск И-153 за 1939 — 1941 гг. составил 3437 экземпляров. Летом 1941 года наряду с истребителем И-16, «Чайка» являлась основой истребительной авиации Советского Союза.

Боевое использование легендарного самолета.

И-153 в бою

Неоднократные высказывания в ряде западных публикаций об использовании И-153 в боях Гражданской войны в Испании (1936-1939 годах) являются явным недоразумением. Вспомним, что первый опытный И-153 начал испытываться в августе-сентябре 1938 года. Наличие в этой машине недостатков, присущих опытным образцам, задержало ее доводку до зимы. В начале 1939 года испытания второго опытного И-153 (№ 6005) продолжили в Баку — там же чуть позже проходили испытания «Чаек» войсковой серии. Поставки же советской военной техники в Испанию закончились еще в конце 1938 года, а в марте 1939 года Испанская республика уже перестала существовать. Именно в это время велись доводочные работы и устранение недостатков на самолетах И-153 войсковой серии. Таким образом, испытания И-153 до марта 1939 года не завершились, и отправка хотя бы одного экземпляра этого самолета в Испанию представляется невозможной.

И-153 в советско-японском конфликте.

в Монголии.

Впервые в боевых действиях истребители «Чайка» участвовали летом 1939 года во время советско-японского конфликта на реке Халхин-Гол в Монголии. Эта летняя война характеризовалась активным применением авиации и жесточайшими воздушными боями. Японцы тогда широко применили истребитель «тип 97» (Ki.27, известный у нас как И-97), который оказался серьезным противником для советских И-16 и И-15бис. Советская сторона также ожидала появления новых истребителей, тем более что многие участники боевых действий в Монголии сами имели непосредственное отношение к созданию таких самолетов. Достаточно сказать, что назначенный в конце июня 1939 года командиром 22-го иап Григорий Кравченко прибыл на эту войну с должности летчика-испытателя НИИ ВВС, где он занимался государственными испытаниями истребителя И-153. Первые двадцать «Чаек» прибыли к месту боевых действий в конце июня 1939 года. Самолеты доставили литерным железнодорожным эшелоном в Читу, где их собрали силами заводской бригады, а затем перегнали на фронт. Для полетов на новых истребителях начальник ВВС 1-й армейской группы, комкор Яков Смушкевич выделил лучших пилотов 70-го истребительного авиаполка во главе с майором С.Грицевцом. Сергей Грицевец являлся опытным воздушным бойцом, в феврале 1939 года за боевые успехи в Испании ему присвоили звание Героя Советского Союза. С 29 мая Грицевец находился в Монголии и уже успел прославиться спасением командира 70-го иап майора Забалуева.

Самолет комполка подбили в воздушном бою над вражеской территорией, и пилоту пришлось спасаться на парашюте. Грицевец посадил свой И-16 рядом с местом приземления Забалуева и, забрав его, вывез на свою И-153 в полете с убранными шасси территорию. Теперь Грицевцу, как одному из лучших пилотов, летавшему до этого несколько лет на И-16, доверили ввести в бой новые истребители И-153. В первых числах июля «Чайки» перелетели к месту боевых действий, пять машин передали в 22-й авиаполк. Через день после прибытия, звено новых истребителей в районе местечка Тамцак-Булак приняло участие в отражении налета на свой аэродром японских бомбардировщиков. 7 июля, в день начала японского наступления в районе Баин-Цагана, Я.Смушкевич разрешил вылет новых истребителей к линии фронта. Девятка И-153, ведомая Грицевцом, сопровождалась в этом вылете группой И-16 комэска Чистякова из 22-го иап. Пересекать границу и вести бой над вражеской территорией в этом вылете запрещалось.

В районе сопки Хамар-Даба Грицевец заметил группу японских И-97 и развернул свою девятку на обратный курс. В соответствии с задуманным планом предполагалось заманить вражеские истребители на свою территорию и в районе командного пункта наземных войск провести показательный воздушный бой. Уловка удалась. Японцы, принявшие «Чайки» за истребители И-15бис, с которыми они охотно вступали в бой, устремились вдогонку. Спустя короткое время «удирающая» девятка развернулась и с полупереворота, на встречных курсах атаковала японцев. По официальному заявлению советских летчиков, им без потерь со своей стороны удалось сбить четыре И-97. Появление нового истребителя было отмечено японской стороной. Через несколько дней токийская газета «Иомиури» писала о появлении у «красных» нового истребителя, ошибочно названного И-17.

В начале августа 1939 года для прохождения войсковых испытаний в боевых условиях на фронт прибыла группа И-153 в составе 13 машин. Эти самолеты, которые сопровождала группа заводских специалистов под руководством инженера Карева, поступили в 22-й авиаполк майора Кравченко. 13 И-153 участвовали в боевых действиях с 9 августа по 6 сентября 1939 года. Общий налет для всех машин составил 572 часа. Количество боевых вылетов в отдельные дни доходило до пяти-шести. Особенно жарко пришлось в период советского наступления с 25 по 30 августа. Из вновь прибывших самолетов до 6 сентября было потеряно две машины, «командировку» закончили 11 И-153. В этих боевых испытаниях приняли участие самолеты с двигателями М-62, оснащенные воздушными винтами фиксированного шага. Один самолет (№ 6071) был оснащен воздушным винтом изменяемого шага (ВИШ) типа ВВ-1. Выяснилось, что машина с ВИШ имеет значительно меньшее время разбега на взлете — 6 секунд по сравнению с 15 у остальных самолетов. К недостаткам новых самолетов относили малый ресурс и ненадежность двигателей М-62, которые обычно заменялись через 60-80 часов налета из-за отказа двухскоростного нагнетателя. Имелись мелкие замечания по планеру, наблюдался обрыв несущих лент-расчалок. Особо отметили сильное задувание через ниши шасси — в случае пожара (при отсутствии противопожарной перегородки) пилот в считанные секунды получал обширные ожоги, не успевая ничего предпринять — так, например, произошло с летчиком Ковалевым.

В целом «Чайка» по результатам боевых действий признавалась неплохим самолетом, по крайней мере, японских машин, ее превосходящих, в Монголии встречено не было. Отмечалось, что И-153 имеет преимущество в скорости и маневренности перед И-97 на всех высотах. Однако японский истребитель быстрее разгонялся на пикировании, чем неоднократно пользовались японские пилоты. Всего до окончания боевых действий в Монголию прибыло 70 И-153. Они состояли на вооружении трех истребительных полков: 22-го, 70-го и 56-го. Война с Финляндией длилась с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года. В боевых действиях ВВС Красной армии использовали три типа истребителей: И-15бис, И-16, И-153.Количество И-153 в первый период боевых действий было незначительным: 102 экземпляра насчитывалось в ВВС 7-й армии (из них в ВВС АВО 47 И-153) и одна эскадрилья 56 сап в количестве 17 машин в составе ВВС 14-й армии. В составе ВВС Краснознаменного Балтийского флота из общего количества истребителей (246) И-153 насчитывалось всего 22 экземпляра в составе 61-й и 10-й авиабригад.

Первый этап боевых действий проходил в условиях плохой погоды. Отмечалось много случаев потери летчиками ориентировки. Истребители в этот период использовались для разведки и штурмовки наземных объектов. Значительная часть И-153 из состава 54-й авиабригады несла службу в противовоздушной обороне Ленинграда. Позднее истребители всех пяти наземных армий использовались преимущественно для нанесения ударов по наземным объектам. В феврале-марте 1940 г. боевые действия активизировались. С участием И-153 произошел ряд воздушных боев. Ниже приводятся отдельные известные случаи, описанные в советских донесениях. 2 февраля 1940 года истребители 59-й авиабригады из состава ВВС 7-й армии вели воздушный бой. Возвратившийся с разведки командир звена сообщил, что на озере у местечка Маттарила севернее станции Вуоксенниска обнаружены истребители противника. Срочно собрали 15 истребителей, группу возглавил помощник командира полка капитан Бушев. Ударная группа состояла из 3 И-16 и 3 И-153, прикрывающая группа — 9 И-16. В районе станции Иматра вся группа попала под сильный огонь с земли — в результате противозенитного маневра ударная и прикрывающая группы на некоторое время потеряли друг друга. В это время прикрывающую девятку И-16 атаковали со стороны солнца до двух десятков финских истребителей Фоккер D-XXI. Воздушный бой завязался на высоте 2000 м. Подошедшая ударная шестерка сбила два неприятельских истребителя, после чего боевые порядки рассыпались и дальнейший бой продолжался парами. Всего советской стороной было заявлено о 12 сбитых самолетах противника. Наши истребители потерь не имели.

2 марта 1940 года в районе Тампере 17 И-153 при сопровождении бомбардировщиков вели воздушный бой с 15 Фоккерами D-XXI. Было заявлено о двух сбитых финнах. Наши потери не называются. В этот же день у Тампере 9 И-153 атаковали 11 Фоккеров D-XXI, но противник уклонился от боя. 9 марта 1940 года в районе северной части полуострова Койвисто произошел воздушный бой пяти И-153 из 59-го иаб ВВС 7-й армии с восьмеркой финских монопланов с убирающимися шасси (указывались «типа Северский или Спитфайр»). Первыми противника внезапно атаковала пара И-153. После скоростной атаки противник стал уходить на свою территорию. Затем подошло еще звено И-153. В результате советские пилоты заявили о 5 сбитых неприятельских машинах без потерь со своей стороны. В отличие от других участков фронта определенная ясность имеется с использованием И-153 в Особой авиагруппе (ОАГ), созданной решением Главного командования (директива № 0473 от 15.12.39 года) для разрушения портов в Ботническом заливе и железнодорожных узлов на территории Финляндии. ОАГ организовали из авиации 7-й армии — 35-й сбп на самолетах СБ (Сиверская), 38-й иап на самолетах И-153 (Пушкин). 32 СБ и 31 И-153 во второй половине декабря 1939 года перелетели на аэродром Синалепа в Эстонии. За период боевых действий самолеты ОАГ произвели 5259 боевых вылета с аэродромов, расположенных в Эстонии. Поначалу, пользуясь плохой погодой, бомбардировщики действовали без прикрытия истребителей. Начиная с февраля 1940 года использование И-153 увеличилось, в этот период в состав группы вошел 15-й истребительный полк на И-153. Стандартный запас топлива позволял осуществлять полеты на дальности 170-180 км. Затем стали использовать подвесные баки и радиус действия «Чаек» увеличился до 250-270 км.

Кроме сопровождения бомбардировщиков с февраля 1940 года И-153 из 38-го и 15-го иап атаковали наземные объекты, небольшие мосты и железнодорожные станции. Бомбовая нагрузка составляла 100 — 200 кг. Бомбы сбрасывались с пикирования под углом 60-80° с высоты 800 м. Летчики группы заявили о повреждении 45 железнодорожных эшелонов. Хотя полного прекращения перевозок не произошло, отмечалось снижение интенсивности движения. 11 марта 1940 года 12 И-153 из состава ОАГ с высоты 600 м атаковали финский ледокол на участке Хельсинки-Порвоо. Было сброшено 6 бомб ФАБ-100, 22 ФАБ-50 и 8 ЗАБ-50. Отмечено 4 попадания в ледокол.

И-153 «Чайка» в Великой Отечественной войне.

Уже в ходе боев на фронт стали поступать авиачасти из глубокого тыла. 29-й Краснознаменный истребительный авиаполк, входивший в 31-ю смешанную авиадивизию, базировавшуюся на Дальнем Востоке, имел на вооружении истребители И-153 и И-16. Во второй половине июня соединение получило приказ о перебазировании к западной границе Советского Союза. О начале войны узнали уже в пути. 3 июля, под Свердловском, самолеты сняли с железнодорожных платформ, собрали и отправили по воздуху к месту разгоравшихся сражений. В первых числах июля 29-й иап вместе с двумя бомбардировочными полками 31-й сад прибыл на Западный фронт, всю дивизию сосредоточили в районе города Бологое. Бои в этот период велись уже на подступах к Смоленску, и Ставка Верховного Главнокомандования прилагала все усилия для укрепления фронта, подтягивая сюда резервные армии. К исходу 6 июля 29-й иап, который еще находился в пути на фронт, получил боевую задачу по прикрытию с воздуха мест выгрузки и сосредоточения частей 29-й армии. Полк, имевший на вооружении 62 истребителя И-153 и И-16, разделили на две части с местами базирования на аэродромах Домославль и Едрово.

На рассвете 7 июля дальневосточники включились в боевую работу, действуя в районе населенных пунктов Вышний Волочек, Бологое, Андреаполь, Селижарово. Уже в первые дни начались вылеты на разведку, прикрытие своих частей и штурмовку наступающих немцев. 18 июля летчик 2-й эскадрильи 29-го иап младший лейтенант Юхимович вылетел на перехват Ju 88 и сбил его. Эта первая победа в полку была добыта на И-153 «Чайка». Последующие дни также отметились боевыми успехами. 28 июля пара «Чаек» командира эскадрильи капитана Тормозова и младшего лейтенанта Дудина получила задачу по прикрытию переправы на реке Ловать у деревни Севастьяново (район Великих Лук). Путь предстоял не близкий, вылетели с подвесными баками. В районе цели пару атаковала четверка Bf 109, однако в ответной атаке Николаю Дудину удалось поджечь один немецкий истребитель. Немцы в свою очередь подбили самолет Тормозова, у него загорелся левый подвесной бак. Пытаясь сбить пламя и сбросить баки, комэск в глубоком скольжении вывалился из боя. Тройка Bf 109 переключила внимание на «Чайку» Дудина. И напрасно. Тормозов, справившись с пожаром, сбросил баки и, развернувшись, сбил вторую неприятельскую машину. Еще один «Мессершмитт» был уничтожен Дудиным в лобовом таране. Сам пилот приземлился на парашюте в расположение наших войск. Капитан Тормозов благополучно вернулся на свой аэродром. Так как бой проходил над своей территорией, обломки сбитых немецких машин обнаружили поблизости. Оказалось, что в этом воздушном бою были сбиты все четыре «мессера».

За этот и другие воздушные бои Николая Дудина в октябре 1941 года удостоили звания Героя Советского Союза. Кроме него еще четверо наиболее результативных летчиков полка с десятью и более победами получили звание Героев. 29-й иап весьма неплохо поработал в этот период на дальних подступах к Москве. Только за два месяца боев летчики полка сбили 47 самолетов противника. При этом они неоднократно привлекались и к выполнению штурмовых действий. 6 декабря 1941 года 29-й иап, за проявленную отвагу, мужество, стойкость и героизм, приказом Наркома Обороны был удостоен звания Гвардейского и стал именоваться 1-й Гвардейский истребительный авиационный полк. Полк, ведущий родословную от авиаотряда знаменитого русского летчика П. Нестерова, закончил войну в Берлине и Праге. В ночь с 21 на 22 июля немецкая авиация начала массированные налеты на Москву. Созданный 20 июня 1941 года для обороны советской столицы б-й истребительный авиакорпус насчитывал в середине июля 783 боевые машины, среди них «Чаек» насчитывалось 94, то есть около 12%. С приближением фронта эти самолеты в основном использовались для нанесения ударов по наземным целям. Одним из наиболее отличившихся при этом соединений стал 120-й иап, имевший на вооружении истребители И-153. До конца 1941 г. летчики 120-го авиаполка неоднократно вылетали на штурмовку немецких войск. В декабре, когда полк базировался на Центральном аэродроме Москвы, пилоты истребителей И-153 при проведении воздушной разведки первыми обнаружили отступающие от советской столицы вражеские колонны. За успешную боевую деятельность 120-й иап в марте 1942 года получил звание Гвардейского.

В 1944 году оставшиеся И-153 окончательно отошли на задний план. В наступательных операциях Красной армии эти самолеты уже не участвовали, отдельные «Чайки» несли вспомогательную или патрульную службу. Так, вплоть до мая 1945 года, несли охрану внутренних конвоев в Белом море И-153 ВВС Северного флота. Имелись в 1945 году истребители этого типа на Дальнем Востоке и в Монголии. К началу боевых действий против Японии в 1945 году на Дальний Восток прибыли более современные боевые машины, поэтому старые самолеты, а к ним бесспорно относился истребитель И-153, в боях не задействовали.

И-153 в музее Ле-Бурже.Франция, наши дни

Источники:

  • Михаил Маслов Истребитель И-153 «Чайка».
  • «Война в воздухе».
  • Шавров В.Б. История конструкций самолетов в СССР 1938-1950 гг.
  • Симаков Б.Л. Самолеты страны Советов. 1917-1970.
< Назад   Вперед >

pro-samolet.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о