БЕЛОРУССКАЯ АРМИЯ СЕГОДНЯ » Перуница


Вооруженные силы Белоруссии являются одной из крупнейших армий на постсоветском пространстве, да и вообще в Европе. Их численность составляет сегодня около 80 тыс. военнослужащих. В своем составе они имеют сухопутные войска, военно-воздушные силы и войска ПВО, которые оснащены самыми современными системами вооружения (танки Т-80, бронетранспортеры БТР-80, самоходные гаубицы "Мста-С", реактивные системы залпового огня "Град", "Ураган" и "Смерч", самолеты МиГ-29, Су-27, зенитно-ракетные системы С-200 и С-300 и др.).

Наибольшей реорганизации за период с 1992 г. подверглись сухопутные войска (около 45 тыс. чел.), которые ныне состоят из трех бригад, объединенных в армейский корпус. На их вооружении - 1800 танков, 2500 боевых бронированных машин, 1600 артиллерийских систем, 96 оперативно-тактических и тактических ракет.

В составе ВВС республики - 276 боевых самолетов, что вполне достаточно для обеспечения защиты с воздуха и поддержки наземных войск. Войска ПВО имеют на вооружении 175 комплексов дальнего и среднего радиуса действия, охраняющих территорию республики и западные границы СНГ от воздушного нападения.

Система комплектования

Как и в России, комплектование вооруженных сил Белоруссии происходит по смешанному принципу и сочетает всеобщую воинскую обязанность с добровольным поступлением на службу. Причем отличительной особенностью является то, что белорусские призывники служат вблизи постоянного места жительства. По мнению армейского руководства, это дает ряд преимуществ. Во-первых, экономятся средства на перевозку призывников к местам прохождения службы. Во-вторых, командование воинских частей имеет больше возможностей наблюдать за допризывной подготовкой своих будущих солдат и соответственно влиять на патриотическое воспитание юношей. В-третьих, благодаря этому улучшился морально-психологический климат в частях и подразделениях, поскольку военнослужащие могут в праздники и выходные дни побывать дома, а родители - осуществлять контроль за тем, как у их сыновей проходит служба. Все это не дает повода развитию так называемых неуставных отношений в частях, или, попросту говоря, дедовщины.

На военную службу призываются мужчины в возрасте от 18 до 27 лет, а срок службы по призыву составляет 18 месяцев.

Офицерские кадры

На базе двух военных училищ в Минске создана Военная академия. Она является основным военно-учебным заведением вооруженных сил, в которой на семи факультетах осуществляется подготовка офицеров высшей военной или военно-специальной квалификации по 54 специальностям. Обучение в академии ведется по двум направлениям: подготовка юношей после общеобразовательной школы в течение 5 лет с получением ими по окончании академии первичного офицерского звания и 2,5-годичная подготовка офицеров оперативно-тактического уровня. Ежегодно в войска направляются свыше 600 выпускников Военной академии.

Однако высококвалифицированные кадры по дефицитным специальностям приходится готовить в России. Согласно межправительственному соглашению в российских военных вузах в нынешнем году проходили обучение 64 офицера и 61 курсант из Беларуси.

В целом ситуация с офицерским составом удовлетворительная. По данным управления кадров МО Республики Беларусь, укомплектованность национальных вооруженных сил офицерами составляет 83 процента. Средний возраст офицера в белорусской армии - 33,4 года. 14,5 процента командного состава имеют высшее военное образование, свыше 71 - высшее военное специальное. 23 человека окончили Военную академию Генерального штаба.

Боевая подготовка

Оперативная и боевая подготовка белорусских вооруженных сил ведется в достаточно напряженном графике. Главная ее цель - подготовка к отражению внешней агрессии любого характера и масштаба. Президент Лукашенко лично контролирует боевую подготовку белорусских военных, регулярно посещая учения соединений и частей.

Вместе с тем на уровне боевой подготовки сказывается отсутствие достаточных средств для ее финансирования. Так, в 1997 г. среднегодовой налет летчиков-истребителей снизился до 20 часов (при норме в 100). Тем не менее армейскому руководству удается проводить учения частей и соединений различных видов вооруженных сил, сохраняя боевую выучку вооруженных сил на достаточно приемлемом уровне.

http://prpk.info/index.php/news/armia/102-2011-04-15-17-01-44

www.perunica.ru

вчера и сегодня — Антитроллинговый комитет

Уже давно наша армия перешла на годичную срочную службу. Хорошо это или плохо? Призывникам и их матерям, конечно, очень хорошо. С другой стороны, звучат мнения, что год — это не армия, не успел понять куда попал — уже домой, да и условия сейчас курортные… Попробуем разобраться.

Раньше в армии вообще служили три года в сухопутных войсках и четыре — на флоте. Привычные многим два и три года соответственно появились только в 1968 году. Более того, раньше запросто можно было переслужить лишних полгода или год. Знал человека, который призвался сразу после войны, в 1945, и служил в ВДВ целых пять лет! На вопрос, как же так, пожимал плечами: «не отпускали». И это никого не удивляло и считалось нормальным.

Чем дальше отдалялась война — тем легче становилась срочная служба в армии. До поздне-брежневских времён. Потом в армии началась разруха, падение дисциплины на всех уровнях, а с приходом Горбачёва — форменный беспредел. К концу восьмидесятых срочная служба больше напоминала не армию, а разновидность зоны, где нужно было не отслужить, а тупо выжить. Голод, беспредел старослужащих, пьянство и полный пофигизм офицеров делали армию местом, которого панически боялись призывники и их матери. Постоянно всплывали жуткие истории: одного солдата повесили посреди казармы, другого сделали полным инвалидом ежедневными избиениями, третий не выдержал и завалил из автомата нескольких «дедов», после чего застрелился сам… Весь беспредел успешно покрывался. Из армии приходили цинковые гробы, с причиной смерти типа «поскользнулся, упал, ударился затылком», а когда по требованию родителей цинк вскрывали — там всё тело в синяках разной степени давности, а то и со следами изощрённых пыток. И никому ничего за это не было. Надо помнить, что в армию тогда призывали и с судимостями, даже после зоны, кроме самых тяжёлых статей. Представьте себе: отсидел человек года три на зоне, а потом в армию пошёл. Другой — бандит, скрывающийся от других бандитов, для чего и «сдался» в военкомат. Третий — псих, стоящий на учёте у психиатра, который в детстве вешал кошек и отрезал головы голубям, а потом попросился в армию — за недобором призывников брали практически любого негодного, если тот изъявлял желание. Ну и те нормальные люди, кто не сумел откосить — они-то и становились жертвами беспредела. Надо ли говорить, какое отношение было к армии в народе и как это сказывалось на патриотизме в целом.

Типичная армия того времени:

В первой половине девяностых ситуация только ухудшалась. Но потом беспредел пошёл на убыль — нет худа без добра, благодаря начавшейся чеченской войне. Во всеобщем бардаке все знали, что в Чечню могут ВНЕЗАПНО отправить любую часть, не застрахован никто. А несколько отмороженных «дедушек», найденных после боя с автоматными очередями в спине — война всё спишет, калаши и у наших и у боевиков одинаковые, кто будет разбираться! — заставили остальных призадуматься.

Однако отвратительного снабжения, голода и всеобщей криминальной обстановки это не отменяло. На срочную службу шли преимущественно гопники, заранее настроившись: «первый год меня будут бить, а потом я буду бить». Нормальные люди поступали в институты, а после или шли «пиджаками», или отмазывались всеми способами.

Переход срочной службы сначала на полтора года вызвал скептическое отношение. Дело в том, что в начале девяностых уже был переход на полтора года, что вызвало новый всплеск беспредела по отношению к новому призыву: как это, мы два года служим, а эти на полтора пришли! А, как известно, больше всех под конец службы беспределит тот, над кем больше всех издевались в начале, так что эта «традиция» пошла по следующим призывам. Мало того — когда срок службы снова увеличили до двух лет, сделали это максимально по-идиотски, как почти всё при Ельцине и делалось. Дембеля, считавшие последние дни, ВНЕЗАПНО узнали, что им служить ещё полгода. Надо ли говорить, что они творили эти полгода по отношению к младшим призывам?

Неуставные отношения в армии шли на убыль постепенно, сразу это не искоренишь. Служить стало терпимо ещё в последние годы двухголдичной службы — за счёт наладившегося снабжения, питания, поднятия уровня дисциплины. Потом срочную службы перевели на полтора года, а потом и на год.

Сейчас в армии просто курорт. Во всех частях огромное количество гражданского персонала, большинство хозяйственных работ, в том числе грязных, больше не выполняется солдатами. В большинстве казарм — одноэтажные кровати, есть душевые кабинки, что полностью отменило понятие «банный день», стиральные машинки и другие блага цивилизации. Российский срочник сейчас служит примерно в тех же условиях, что и американский контрактник. Ну, в США контрактников кормят вкуснее, жилые помещения у них чуть покомфортабельней, да, ну так у них бюджет на армию в 600 раз выше российского! При таком финансовом разрыве просто поражает такая маленькая  разница в условиях.

Впечатление о современной срочной службе могут составить даже те, кто служил давно или не служил вообще: современные срочники постоянно онлайн с телефона, постоянно отсвечивают в соцсетях, постят фотки с довольными сытыми лицами — как будто не в армии, а в пионерском лагере находятся. В некоторых частях дошло до того, что проводятся РОДИТЕЛЬСКИЕ СОБРАНИЯ! Что дальше — тихий час после обеда и горшки под кроватями? 🙂

По этому поводу у некоторых мужиков, кто служил в куда более суровых условиях, часто возникает недовольство — мол, что это за армия, чему там научат, как эта армия будет вообще воевать?

На этот вопрос есть очевидный ответ: главную ударную силу современной советской армии составляют контрактники. Если ещё в семидесятые годы силу армии в значительной мере определяло просто количество солдат, то сейчас её определяют технологии. И соответствующая этим технологиям квалификация военного персонала. А также уровень подготовки элитных подразделений, которые во все времена были крайне немногочисленны. Миллионы плохо подготовленных пехотинцев больше никому не нужны.

Тогда возникает вопрос —  а нужна ли вообще срочная служба? Может, оставить одних контрактников?

Возможно, в будущем так и произойдёт. Пока же делать это рано. Солдаты срочной службы ещё нужны — во-первых, для выполнения различных тыловых задач, во-вторых, чтобы мужское население было подготовленным на случай глобальной войны и знало, каким концом держать автомат. Для этого и существует год срочной службы, который, с учётом освобождения солдат от «катания квадратного и переноса круглого» даёт в плане боевой подготовки гораздо больше, чем тот же год в армии девяностых. Солдаты реально учатся военному делу.

Так же хочется добавить, что сегодня в армии России введены в практику различенные учебные тренажеры, которые практически ничем не уступают реальной учебной практике. Что несомненно тоже влияет на время обучения, то есть не нужно по несколько месяцев тратить времени на стрельбищах и полигонах. И качество обучения серьезно возросло. На полигоны тоже выезжают дабы закрепить результаты достигнутые на тех самых тренажерах. Оснащение учебных частей тренажерами (всякими разными) с каждым годом все больше и больше.

Так что, года службы — за глаза 🙂

Да, солдат современной армии тоже вечно уставший и невыспавшийся — на то он и солдат, по-другому не бывает нигде. А уж тем более в так любимой либерастами американской армии — там дедовщина и прочая неуставщина весьма распространена среди контрактников и поддерживается офицерами, что они сами постоянно показывают в своих фильмах. Конечно, не такая лютая, как у нас в девяностые, но в современной армии России ничего подобного нет.

Ещё от служивших ранее иногда приходится слышать такое мнение, что, мол, та армия была «школой жизни», которую должен пройти каждый «настоящий мужик», а сейчас детский сад какой-то. Но это мнение жлобов — что «настоящий мужЫк» обязательно должен отслужить в армии, отсидеть в тюрьме или хлебнуть дерьма ещё в каком-нибудь месте, плохо совместимом с жизнью. Нормальные люди знают, что личность человека в таких местах не формируется, а только проявляет себя, напоказ вылезает и хорошее и плохое, но то, что сформировалось в человеке ранее.

Ну а укры и всякие прочие тролли до сих пор пытаются вбрасывать, что в армии всё как в девяностые, но кто их будет слушать, когда каждую весну и осень оттуда возвращаются новые дембеля с новыми впечатлениями? Современная армия не ломает молодого парня, не даёт ему псевдозакалку, близкую к тюремной, а всего лишь учит его основам военного дела. Кому нужно больше — пожалуйста, оставайтесь там по контракту, все только рады будут. Ведь именно на контрактниках и строится современная армия.

А вот косить теперь стало совсем стыдно. Если раньше это было объяснимо, то от современной армии косить будет лишь клинический трус. Поэтому отслужить рекомендуется всем призывникам. Тем более что это даёт много дополнительных прав в обществе. Вспоминая слова из фильма о том времени, когда армия была ещё суровой: «На гражданке дембеля любят. В милицию берут, в пожарные. Девки так и сохнут по дембелю. Потому что дембеля больше в армию не берут» 🙂

 

 

Все права на статью «Срочная служба в российской армии: вчера и сегодня» принадлежат сайту anti-troll.ru , перепечатка допускается только с размещением активной ссылки на источник.

anti-troll.ru

Какая армия нужна России сегодня? » Военное обозрение

Уже двадцать лет минуло со дня полного и окончательного развала Советского Союза. Уже двадцать лет Россия вынуждена самостоятельно отвечать на новые вызовы без помощи так называемых «братских» республик. И за эти двадцать лет Россия уже почувствовала на себе и давление со стороны Запада, и болезненные уколы со стороны соседей, и давление масс-медиа. На фоне этих событий часто появляются возгласы о том, что армия в России ничтожна, что она не выполняет возложенных на нее обязанностей, что ее вообще пора реформировать так, что мать родная узнать не смогла бы. К этим высказываниям примешиваются еще и плаксивые возгласы «патриотически» настроенных слоев населения. Мол, армия нам не нужна, мы и сами как-нибудь решим вопросы своей безопасности: взятку дадим лютому ворогу, он и отстанет.


А уж как больно глядеть на то, как двухметровые детины от армии «косят», выдумывая вместе в врачами несуществующие болезни. Сегодня можно уверенно говорить о том, что российская армия снова стала рабоче-крестьянской. Почему? Да потому что дети бизнесменов, политиков, поп-звезд и прочей «элиты» ни за что не собираются послужить своей Отчизне хотя бы годок. Будут, понимаешь ли, солисты группы «Корни» и прочие Никиты Малинины бегать в бронежилетах по тверским болотам? Оно им надо? Лучше эти парни сопли польют на экране – попса. Вот и идут в армию дети колхозников, слесарей и уборщиц. А что этим ребятам остается делать? Кстати, большинство из них даже не собираются уклоняться от службы.

Да если взглянуть на историю, то такое положение вещей в нашей армии сложилось давно. Неужели наше общество и правда думает, что выполнить «интернациональный долг» в Анголе или Афганистане горело желанием все молодое мужское поколение? Безусловно, нет! Если проанализировать списки погибших солдат в ходе афганской войны, то вырисовывается очевидная картина: около 90% погибших солдат срочной службы – это дети все из тех же трудовых семей, которым выбирать не приходилось. У них не было ни мысли, ни возможности дать взятку в районном военкомате местному «царьку» с парой больших звезд на погонах, чтобы остаться дома.

Выходит, что советская, российская армия была с некоторым процентом гнильцы. Хочешь служить – пожалуйста, не хочешь – тоже, пожалуйста – можно и договориться. Не зря у нас есть много низкооплачиваемых медицинских работников и любителей шальных денег среди сотрудников военных комиссариатов. В наше время гнильцы лишь стало больше.

Если задать простой вопрос курсантам военных училищ, что называется, без камер и свидетелей о том, почему они поступил в военный вуз, то подавляющее большинство ответит: чтобы квартиру получить и на пенсию раньше выйти. Странно слышать от молодых людей слова о пенсии. Уж как-то это все не по человечески. Про честь мундира, доблесть русского офицера говорить нынешним курсантам даже смешно или, как сейчас принято говорить, «стремно». Вот попадет такой лейтенант в войска, и как он собирается поднимать боевой дух солдата. Возможно, своими рассказами о своем светлом будущем с сертификатом на двухкомнатную квартиру или о военной пенсии. Да… От такой перспективы солдаты уж точно встанут из окопов и помчатся на врага…
Перефразируя слова известного телекомментатора, скажем: «Такой офицер нам не нужен…»

Государство упорно говорит о повышении денежного довольствия военнослужащих, об увеличении числа льгот для их семей, о прочих благах. Но во многих воинских частях условия службы близки к средневековым. Когда туалет находится на улице в 50 м от казармы, а тот, что в казарме, забит уже несколько месяцев и источает страшное зловоние, то тут не о боеготовности надо говорить, а о личном выживании в пункте дислокации войск. С экранов телевизоров нам твердят, что идет масштабное перевооружение российской армии, а на деле у нас даже нет квалифицированных летчиков, танкистов и других представителей военных профессий, которые смогут новым оружием управлять. А если и есть, то им негде осуществить повышение квалификации, ведь обучение продолжается на старой технике со старыми военными догмами.

Да что там боеготовность, когда солдат кормят собачьими консервами, а отцы-командиры укладывают долларовые пачки в свои карманы. Какое перевооружение, если вместо новых поставленных в войска автоматов нашим бойцам вручают оружие, с которым принимали присягу еще их отцы, а то и деды. Вспоминается эпизод из фильма «9 рота», когда прибывшему солдату вручают пулемет с кривым стволом, владелец которого, мол, «геройски погиб».

Здесь нужно не впадать в слезные истерики, а сообща искать и находить выход. Если у армии нет вообще никакого стержня, и отсутствует даже самый мизерный общественный контроль, то от такой армии можно ждать чего угодно, только не защиты. Современной армии нужны не спасители-контрактники, которым большую сумму может заплатить противник и они перейдут на его сторону, армии нужны общественная поддержка и реальный общественный контроль. Не будем же посыпать голову пеплом, а лучше постараемся вернуть образу русского солдата и русского офицера облик настоящих защитников Отечества.

topwar.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *