Всадники (Спарта) - это... Что такое Всадники (Спарта)?

У этого термина существуют и другие значения, см. Всадники.

«Всадники» (др.-греч. ἱππεῖς) в древней Спарте — отборный отряд, состоявший из трехсот молодых спартиатов, прошедших специальный отбор; вопреки своему названию были пешими.

Структура и формирование отряда

Во главе корпуса стояли три гиппагрета, избиравшиеся эфорами из лучших молодых людей, достигших 30-летнего возраста. Каждый гиппагрет набирал себе по сто товарищей[1].

Согласно предположению, высказанному Арнольдом Тойнби, когда-то в глубокой древности каждый из 300 спартанских родов обязан был снарядить для нужд всей общины одного конного воина.[2] Эта гипотеза по причине полного отсутствия доказательств была отвергнута.

Функции спартанских «всадников»

Во время войны «всадники» выполняли роль царской гвардии. В сражении действовали как гоплиты и стояли рядом с царем — в центре спартанской фаланги. Именно так, во всяком случае, было в 418 г. до н. э. в сражении при Мантинее.[3].

О том, что спартанские «всадники» не были конными воинами, сохранились прямые указания в источниках: Страбон говорит, что в отличие от критских «всадников» спартанские «не держат лошадей».

[4] Впрочем, Дионисий Галикарнасский говорит, что иногда они действовали как кавалеристы.[5] У историков это утверждение, однако, вызывает сомнение[6]

В мирное время «всадники» использовались для различных целей, в том числе для почётных эскортов. Геродот рассказывает, что после победы при Саламине спартанские власти оказали Фемистоклу особые почести — в частности, по окончании торжественного визита до границы его сопровождал отряд «всадников».[7]

Примечания

  1. Ксенофонт, Лакедемонская полития, IV, 3; ср.: Геродот, кн. VIII, 124; Плутарх, Изречения спартанцев, 60, 3.
  2. Toynbee A. The Growth of Sparta, в журнале: The Journal of Hellenic Studies. Vol.33. 1913. N 2.
  3. Фукидид, кн. V, 72.
  4. Страбон, кн. Х, 4, 18
  5. Кн. II.
  6. См., например, у Х. Мичелла, в книге Sparta (Cambridge, 1964) в гл. VIII.
  7. Геродот, История, кн. VIII, 124.

Литература

dic.academic.ru

Афины и Спарта - термины и понятия

  • Эвпатриды - благородное сословие.

  • Геоморы - земледельцы.

  • Демиурги - ремесленники.

  • Метеки - неполноправные жители Аттики.

  • Архонты - выборные из эвпатридов должностные лица.

  • Пентакосиомеди́мны — в Афинах, по реформе Солона 594/593 до н. э., первое сословие граждан - земельная аристократия; избирались на высшие должности.

  • Всадники — одно из привилегированных сословий, не имеющих богатой родословной, но обладающих большими финансовыми активами, в Древней Греции

  • Зевгиты - в Афинах, по реформе Солона 594/593 до н. э., третье сословие; преимущественно средние и мелкие землевладельцы

  • Феты - в Афинах, по реформе Солона 594/593 до н. э., низшая имущественная группа граждан (мелкие земледельцы, арендаторы, поденщики, городская беднота)

  • Остракизм - процедура, в процессе которой наиболее опасные для государства лица удалились за пределы Аттики ( каждый участник народного собрания писал имя опасного лица для государства на остраконе - глиняном черепке).

  • Базилевс - архонт, ведавший вопросами религиозного культа и рассматривал в суде дела об уголовных преступлениях.

  • Экклессия — в Древней Греции высший орган государственной власти, народное собрание. В Афинах в V веке до н. э., осуществлявший законодательную,исполнительную и судебную власть. 

  • Буле - Совет пятисот, орган управления, заменивший собой Совет четырехсот, формировавшийся из представителей 10 фил по 50 человек от каждой.

  • Гелиэя - высший судебный орган государства

  • Ареопаг - орган публичного правления, заменивший собой совет старейшин, избирал и контролировал архонтов.

  • Архонт (греч. – начальник, правитель) – высшее должностное лицо в древнегреческих полисах.

  • Фесмофеты -  6 архонтов, которые руководили отправлением правосудия в афинских судах.

  • Стратеги - члены коллегии стратегов, избираемые народным собранием из числа женатых и имевших недвижимость граждан.

  • Фила - племя, населявшее Аттику, занимавшее определенную территорию.

  • Демы – территориальные окру­га Древней Аттики со времен реформ Клисфена. Члены Демов — демоты избирали главу — демарха.

  • Навкрария – территориальный ок­руг Аттики во главе с пританом, жители которого были обязаны подготовить один корабль с экипажем для флота Древних Афин.

  • Исономия - равенство перед законом всех граждан страны.

  • Исегория - равенство политических прав

  • Псефизма - в древней Греции постановление народа или совета, отличавшееся от закона тем, что последний был обязателен во всех подобных случаях и для всех граждан

  • Атимия - одно из тяжелейших наказаний в гражданском праве Древних Афин, влекших за собой лишение прав гражданского состояния и публичное бесчестие и презрение провинившегося

  • Литургия - название повинности богатых граждан на общественные нужды города, в основном организация за собственный счёт выступлений хоров на государственных праздниках и содержание триер в боевой готовности.

  • Ипотека - залог земли. При нем заложенная земля оставалась во владении и пользовании должника, лишенного права распоряжения ею. При неисполнении обязательства земля переходила к кредитору.

  • Спартиаты — сословие в Спарте, мужчины, обладавшие полными гражданскими правами. Представляли собой сословие профессиональных воинов, для которых военная служба была единственной обязанностью.

  • Илоты — в древней Спарте земледельцы, находящиеся на промежуточном положении между крепостными и рабами.

  • Периеки — члены одной из групп лично свободного населения Лаконии и Мессении

  • Гипомейоны — обедневшие или физически неполноценные граждане, лишённые за это части гражданских прав

  • Апелла — народное собрание в Спарте

  • Архагет - высшее должностное лицо в Спарте. Во главе Спартанского государства стояли два А., иногда именуемые царями. Власть А. наследовали, однако они могли быть в любое время смещены. А. получали большую часть военной добычи, были высшими жрецами, а первоначально и военачальниками, вершили суд по делам, имевшим значение для всей общины.

  • Герусия — в Древней Греции совет старейшин в городах-государствах преимущественно аристократического устройства

  • Эфоры — в Древней Спарте, а позже и в Афинах — выборные должностные лица (эфорат из 5 эфоров), обладавшие широким и не всегда чётко зафиксированным кругом полномочий.

  • Агогэ — система военного воспитания спартанских мальчиков в VIII-IV вв. до н.э.

  • Педономы - в Древней Спарте должностные лица, занимавшиеся воспитанием детей и юношей до 20 лет.

  • Криптия — карательное мероприятие (избиение), периодически организовывавшееся спартанским рабовладельческим государством для устрашения илотов. Такие облавы на илотов служили также воспитанию самих молодых спартиатов. Вот как Плутарх описывает криптии:

  • Ретра — древний славянский город-крепость, а также, религиозный центр — место расположения языческого храма бога Радегаста, пребывания оракулов, проведения религиозных обрядов

  • studfiles.net

    ВСАДНИКИ - это... Что такое ВСАДНИКИ?

             в различные времена имели различное значение, почему здесь надо различать несколько периодов. 1-й период. С Ромула до Гракхов equites были частью римского войска, так что имели чисто военное значение и постоянно сменялись, потому что тот, кто выходил в отставку по окончании срока службы переставал быть eques. Ромул образовал этот разряд войска следующим образом: он велел выбрать по 100 equites из каждой из коренных 3-х триб — рамнов, тициев и люцеров, так что на каждую из 30 курий приходилось по 10 equites. Каждые 100 человек составляли центурию и назывались по имени той трибы, которой они были представителями, каждые 30 человек составляли турму, и каждые 10 человек имели своего декуриона. Общим начальником их был Tribunus Celerum (см. Трибуны конницы). Тулл Гостилий, по обычной традиции, к 300 ромуловых В. прибавил 300 В., в числе 10 турм, из тогдашних жителей Альбы, которые и должны были переселиться в Рим (
    Liv.
    1, 30), но не изменил числа центурий. Это известие можно отнести с гораздо большей вероятностью к допущению центурии люцеров к центуриям рамнов и тициев. Тарквиний Приск удвоил число equites по той же традиции, так что при нем было уже 1200 В. (400 рамнов, именно 200 priores, 200 posteriores и т. д.). Liv. 1, 36. Cic. r. р. 2, 20. Но вероятно, что Тарквиний Приск удвоил лишь число 300 celeres, так что с тех пор было 200 рамнов, 100 priores, 100 posteriores и т. д. Из этих 1200 (вернее, вероятно, 600) equites Сервий Туллий составил, надо думать, 6 центурий (см. Sex suffragia) и прибавил к ним 12 центурий новых или плебейских В., в числе 2400 (вернее, 1200) человек, всего, следовательно, не 3600, а 1800, каковое число долго сохранялось. Со времен Сервия Туллия, для того, кто желал поступить во В., требовался известный ценз, вероятно в 10 раз превышавший минимальный ценз 1-го класса. Все же состоявшие в 18 центуриях и признанные сначала со стороны консулов, потом со стороны цензоров и внесенные в список получали от государства equus publicus, т. е. деньги на покупку боевого коня, называемые aes equestre, в сумме 10 000 ассов (секстантарных), и вдобавок на содержание коня, aes hordearium, в размере 2000 ассов,
    см.
    Aes, Медь. Эти суммы относятся, однако, не к древнейшим и первоначальным временам, а к тому времени, когда денежные оклады были нормированы по секстантарному размеру. Все время, пока В. имел equus, он имел право голосования в 18 центуриях и мог удерживать за собой коня и по истечении срока службы, даже в том случае, когда поступал в сенат; так было до тех пор, пока одним плебисцистом, упоминаемым у Цицерона (r. р. 4, 2), не было определено, что В., поступая в сенат, должен возвратить equus publicus и не имеет уже после этого права голоса во всаднических центуриях. Кроме 1800 equites 18 центурий были еще с первых времен Республики, 409 г. до Р. X., equites equo publico, не принадлежавшие к центуриям. Но это учреждение Валерия Попликолы, кажется, пало после того, как вошли в силу equites equo privato. Именно с 403 г. до Р. X. образовалось новое всадничество вследствие того, что во время осады Вейев многие молодые люди, обладавшие всадническим цензом, заявили желание поступить во В. и нести службу на собственных конях. Сенат принял просьбу и с тех пор рядом с В. в собственном смысле, equo publico, существовала особая кавалерия из богатой молодежи, не владевшей ни equus publicus, ни всадническим достоинством, ни правом голоса в 18 центуриях. 2-й период. В., как постоянное сословие римского народа (ordo equester), занимавшее среднее место между сенатом и народом, возникли в 123 г. до Р. X. вследствие lex iudiciaria Гая Семпрония Гракха. Этим законом было установлено, что все имеющие всаднический ценз (400 000 сестерциев = 1 000 000 секстантарных ассов) и известный возраст, имеют право на судейские места. Переписанные в lex граждане заняли судебные должности и назывались iudices. Но скоро всех граждан, обладающих 400 000 сестерциев и призванных или могущих быть призванными к должности судьи, начали называть В., хотя это был титул, не имеющий сам по себе никакого значения. Государственные откупщики, publicani, как самые богатые люди, образовали ядро этого нового сословия (
    см.
    Publicani, Публиканы), и между ними и партией сената возникла оживленная борьба, продолжавшаяся до Августа. С его единовластием исчез дух каст, и хотя Август признал в достоинстве В. всех граждан, владеющих 400 000 сестерциев, и утвердил наследственность этого звания, но сословие В. утратило всякое значение и быстрыми шагами пошло к упадку. Оно потеряло и судебные должности, и государственные откупы; золотое кольцо — знак всаднического достоинства — перешло к другим гражданам (
    см.
    Annulus, Аннул), исчезло, наконец, и самое имя eques. так что equites назывались только еще те, которые имели equus publicus и состояли в древних всаднических турмах. С целью поднять сословие Август выделил часть его, имеющую сенаторский ценз, и дал ей имя equites illustres и другие отличия; но остальная часть В. пострадала от этого еще более. В военной службе они и без того уже давно не пользовались никаким значением, и с тех пор как Сципион во 2-ю Пуническую войну набрал много конных вспомогательных войск, значение это начало падать окончательно и римские В. совсем исчезли из римского войска. Так называемые equites были капиталисты, государственные откупщики или же занимали в то же время офицерские места. Особенно со времен Августа equites equo publico призывались к высшему роду службы. Из их среды императоры выбирали своих amici, comites, советников, высших чиновников, наместников, всякого рода praefecti и т. д. Император также жаловал титул eques equo publico (причем equus publicus более уже не давали) в награду заслуженным офицерам. Шесть всаднических турм (так разделены были они по примеру старинного деления на Ramnes, Tities и Luceres — priores и posteriores), состоящие под начальством seviri и princeps iuventutis, не имели никакого значения, как корпорация. Иногда, однако, они собирались, для совершения, напр., древних sacra и для recognitio, которую искони производил цензор при цензе каждые пять лет; recognitio состояла в том, что В. подходили поодиночке к цензору, который их подвергал испытанию и одобрял (словами traduc equum) или же отвергал (словами vende equum). Август установил ежегодную recognitio и поставил ее в связь со старинной transvectio. Это торжество, справлявшееся в июльские иды, состояло в том, что В. в парадном одеянии совершали торжественно проезд от храма Марса или Чести (Honos) через форум в Капитолий. Корпус В. собирался также и в дни рождения императоров, при выборе патрона и в других незначительных случаях. Знаки всаднического достоинства были:

    dic.academic.ru

    Конница Греции — организация и тактика (V-IV в.в. до н.э.)

    Лошадь была известна на Балканском полуострове с эпохи неолита: обнаруженные на севере Греции остеологические остатки датируются началом III тыс. до н. э. В середине II тысячелетия до н. э. лошадь уже широко применяется в военном деле эгейских культур бронзового века (микенской и минойской).

    Археологический материал, изображения и данные письменных источников свидетельствуют об использовании лошадей как упряжных животных. Отряды боевых колесниц составляли самостоятельный род войск в армиях микенских правителей (ванаков), копирующих в миниатюре военную организацию ближневосточных деспотий. С падением микенской цивилизации практика использования колесничных соединений канула в Лету. Можно утверждать, что на военном деле Древней Греции опыт Микен практически не отразился.

    В «темные века» (XI-IX вв. до н. э.) и, возможно, в эпоху ранней архаики колесница служила престижным транспортным средством — для доставки военачальника на поле боя. Масштабные колесничные сражения, разворачивавшиеся в древности где-нибудь на просторных равнинах Сирии, в гористой Греции попросту немыслимы. Неудивительно, что греки смутно представляли себе, как можно сражаться с колесницы.

    Искусство верховой езды в Греции получает развитие с конца VIII-начала VII вв. до н. э. Однако в ранней истории архаической конницы остается много неясного. Первое упоминание об участии всадников в сражениях датируется концом VIII столетия до н. э. и связано с окончанием так называемой Лелантской войны, победу в которой обеспечила пришедшая на помощь халкидянам фессалийская конница. В это же время боевые колесницы окончательно исчезают из практического употребления в Балканской Греции.

    В архаическую эпоху всадник и аристократ — тождественные понятия. Традиция сохранила несколько примеров, непосредственно об этом свидетельствующих. Так, аристократы в Халкиде на Эвбее, согласно Плутарху, именовались типоботами («воспитывающими коней»), а в малоазийских Магнесии и Колофоне — гиппотрофами («выращивающими коней»). Античные авторы напрямую связывали преобладание конницы с аристократическим правлением. В самом деле, содержать коня могли позволить себе только люди состоятельные.

    Аристократическая конница, по-видимому, действительно на протяжении какого-то периода, вероятно, не слишком продолжительного, господствовала на полях сражений. Однако архаические доспехи и оружие, известные по многочисленным археологическим находкам, представляют собой комплекс вооружения, характерный для тяжеловооруженных пеших воинов. Большой круглый щит — гоплон, вытесняющий из обихода другие, более ранние формы где-то в последней четверти VIII в. до н. э., эффективен в пешем сражении и крайне неудобен для всадника. Использование тяжелого защитного вооружения (бронзовый панцирь, кнемиды, закрытый «коринфский» шлем) при отсутствии жесткого седла и стремян также весьма затруднительно.

    В классическую эпоху, когда греческие всадники, несомненно, сражались верхом, они не пользовались щитами. Об этом недвусмысленно свидетельствует Ксенофонт, описывая события начала IV в. до н. э.:»… в Одеоне дежурил гарнизон всадников, имея наготове и коней и щиты.», т. е. воины были готовы выступить и верхом, и в пешем строю, как гоплиты (со щитами). Многочисленные изображения всадников, например кавалькады на расписных сосудах второй половины VII — VI вв. до н. э., показывают воинов, облаченных в типично гоплитское снаряжение. При этом всадники зачастую изображены парами — конного воина сопровождает верхом невооруженный слуга. Нередки изображения, представляющие бой между спешенными тяжеловооруженными бойцами, сопровождаемыми невооруженными слугами, держащими коней.

    Высказывалась догадка, что хорошо известная по архаической иконографии пара всадник/слуга дублирует пару воин/возница, характерную для военного дела гомеровского периода. Поэтому предположение о том, что конь (как, вероятно, и колесница на более раннем этапе) был только престижным «транспортным средством», доставлявшим знатного воина на поле боя, весьма правдоподобно. Таким образом, всадники в гоплитском снаряжении и со щитами на вазах архаического периода, согласно этой точке зрения, представляют типичный пример изображения так называемых «конных гоплитов», аристократов, спешивающихся, прежде чем вступить в бой. К тому же, по-видимому, на рубеже VII-VI до н. э. складывается тактика греческой классической фаланги, плотного построения тяжеловооруженных воинов (гоплитов), и роль конницы в полисных армиях сходит на нет. Фаланговая тактика практически исключала участие всадников в сражении. По выражению одного из исследователей, конница, вытесненная фалангой с полей сражений, превращается в придаток пехоты с сугубо вспомогательными функциями.

    Исчезновение конницы, безусловно, происходит не повсеместно. В ряде регионов всадники продолжают играть важную роль в военном деле. Но в первую очередь это касается экономически отсталых и слабо урбанизированных областей Центральной и Северной Греции, главным образом — Фессалии. Немаловажным обстоятельством, определившим сохранение за конницей доминирующего положения в этих областях, было традиционное господство родовой аристократии и, соответственно, относительная слабость выставляемого крестьянами-общинниками пешего ополчения. Не следует забывать и о природных условиях Балканского полуострова, гористый ландшафт которого ограничивал как эффективное применение конницы в боевых действиях, так и саму возможность развитого коневодства, В центральных районах Греции сравнительно хорошую конницу выставляли только беотийцы. Беотийская (фиванская) конница сыграла заметную роль в событиях греко-персидских войн, в частности, принимала участие в битве при Платеях в 479 гг. до н. э. (на стороне персов).

    Об афинской коннице до греко-персидских войн практически нет упоминаний. Афинский тиран Гиппий отразил вторжение лакедемонян при поддержке всадников, призванных из традиционно дружественной Афинам Фессалии: Киней из Кония привел на помощь афинянам тысячу всадников.

    Геродот пишет, что для свободы действий фессалийской конницы специально вырубили деревья на равнине при Фалере (V. 63). Если даже верно свидетельство Поллукса (VIII, 108) о существовании в доклисфеновских Афинах корпуса численностью в 96 всадников, то никаких подтверждений их участия в сражениях нет. Так называемые «всадники» (второй разряд солоновского имущественного ценза) сражались как пехотинцы-гоплиты в фаланге.

    В начале V века численность аттической конницы ничтожна (300 всадников). Тем не менее в середине столетия афинская конница постепенно растет — и численно, и качественно. Место, которое занимают всадники в представленной на рельефах зофорного фриза Парфенона па нафинейской процессии, свидетельствует об их высоком престиже. Увеличение числа всадников происходит между 445 и 432 гг. до н. э., вероятно в архонат Дифила (442 г. до н. э.). К началу Пелопоннесской войны Афины располагали уже 1000 конных воинов. Тем не менее в Сицилийской экспедиции 415-412 гг. до н. э. афиняне испытывали серьезные трудности из-за недостатка конницы.

    К службе в коннице в классических Афинах привлекались представители двух первых имущественных разрядов от каждой из десяти аттических фил2. Всадники вносились в списки, контроль за которыми осуществляли филархи. При записи в конницу гражданин обязательно подвергался докимасии — испытанию пригодности самого всадника и качеств его коня в Совете пятисот. Граждане, внесенные в списки всадников (то есть признанные годными к службе в коннице), были обязаны в порядке особой литургии содержать исправных коней. Снаряжение коня оплачивалось из государственной казны, причем выделенные для этого средства могли в исключительных случаях, в экстраординарном порядке, взыскиваться с провинившихся всадников. Деньги на содержание коня (составлявшие одну драхму ежедневно (Dem. Phil. I, 28), в ыдавались только во время нахождения всадника в походе. Тем не менее, конница обходилась государству недешево: по сообщению Ксенофонта, расходы на содержание конницы доходили до 40 талантов год.

    Командование конницей было возложено на двух гиппархов, избиравшихся из числа всех граждан. Как и должность стратега, эта магистратура не оплачивалась, вследствие чего претендовать на нее могли только люди обеспеченные. Аристотель пишет, что гиппархи «имеют [над всадниками] ту же власть, что стратеги над гоплитами» (61,4). Юрисдикция гиппархов распространялась на вопросы вооружения и обучения конницы и пополнения ее наличного состава. Не смотря на то, что они формально подчинялись стратегам (как начальствующим над всем войском), их политическая роль была значительна. Об этом косвенно свидетельствует тот факт, что при их избрании проводилось проверочное голосование. Во время боевых действий каждый из гиппархов командовал пятью из десяти фил, на которые подразделялась аттическая конница. По свидетельству Аристотеля (около 325 г. до н. э.),в его время избирался дополнительно еще один гиппарх, «ведавший делами всадников на Лемносе» (61,6). Стратегам непосредственно подчинялись десять филархов, избиравшихся от своих фил и командовавших в военное время одноименными подразделениями, численностью около 60 человек. В источниках есть также упоминания о назначаемых гиппархами десятниках.

    В Южной Греции, на Пелопоннесе, где, по мнению большинства исследователей, впервые формируется тактика фаланги гоплитов, конница всегда была слаба. Хорошо известны спартанские «всадники», элитное подразделение неизменной численности (300 человек), не имевшее никакого отношения к коннице. Эти «всадники» сражались в фаланге, рядом с царем. Само название, впрочем, как и в Аттике, восходит к тому времени, когда конные аристократы (безотносительно решения вопроса о том, сражались ли они верхом) составляли ядро войска.

    Спартанцы впервые создают конницу только в 424 г. до н. э., в разгар Пелопоннесской войны (Thuc. IV, 55)2. Сражавшийся в Малой Азии с персами спартанский царь Агесилай неслучайно уделял столь пристальное внимание организации конных соединений, привлекая к военной службе фригийцев, традиционно славившихся в качестве отличных всадников.

    Впрочем, реальное значение греческой конницы классического периода было крайне невелико. В эпоху расцвета тактики классической фаланги на поле боя не было места для конницы. В лучшем случае она могла быть использована для преследования обращенного в бегство врага. Ничтожность греческой конницы великолепно иллюстрирует следующий пассаж из Фукидида: «Подле Фригии произошла <…> легкая стычка между одним из отрядов афинской конницы, которому помогали и фессалийцы, и беотийскими всадниками. В этой битве афиняне и фессалийцы держались до тех пор, пока на помощь к беотянам не подоспели гоплиты; тогда афиняне и фессалийцы обратились в бегство, причем немногие были убиты» (Thuc. 11.22.2).

    Афинский аристократ (всадник) Мантифей, подчеркивая собственную самоотверженность в одном из афинских военных предприятий, заявлял: «…Орфобул (вероятно, филарх, начальник одного из отрядов конницы. — Примеч. перев.) назначил меня в кавалерию. По общему мнению, кавалерия должна была быть вне опасности, а опасность грозила гоплитам. Но я обратился к Орфобулу с просьбой вычеркнуть меня из списка всадников…» Переход из рядов конницы в фалангу расценивается, таким образом, как героический поступок. И наоборот, гражданин, самовольно, без докимасии, вступавший в ряды всадников, подвергался лишению гражданских прав (атимии). В одной из своих обвинительных речей Лисий инкриминирует подобный поступок обвиняемому (XIV. Против Алкивиада… 11): «…как можно <…> оказывать снисхождение человеку, который, будучи поставлен в рядах гоплитов, очутился среди всадников».

    Стремясь увеличить устойчивость конницы в бою, фиванцы, по-видимому, первыми среди греков применили оригинальную практику, придавая отрядам всадников специально обученных совместным действиям с ними пехотинцев, гамиппов («сражающихся вместе с конницей»). При сближении с противником гамиппы следовали за всадниками бегом, держась за хвосты коней. Позднее аналогичную практику применяли афиняне.

    Постепенно возрастающее значение конницы находит отражение в военной теории, в частности — в трактатах Ксенофонта, специально посвященных вопросам верховой езды и управления конницей («Гиппарх»). В полной мере эта тенденция развилась в эпоху эллинизма.

    Источник — компиляция из различных материалов (гл.обр.замечательной книги «Всадники войны» автор которой мне не известен)

    ageiron.ru

    Конница [в Древней Греции] | Понятия и категории

    КОННИЦА. Постепенно место колесниц в войнах занимает конница, возможно, по причине появления примерно в IX веке до н.э. усовершенствованной узды, которая позволила лучше управлять лошадью. Первоначально лошади, судя по всему, использовались так же, как и колесницы, — то есть в основном для перевозки пеших воинов. Некоторые зажиточные граждане выезжали на бой на конях, а затем спешивались и сражались как гоплиты. Впрочем, в ранних греческих армиях конница, очевидно, была очень немногочисленной — возможно по причине дороговизны лошадей и их содержания, а также из-за того, что местность во многих областях не позволяла их разводить. Судя по всему, греческие города-государства в основном получали конные контингента из Беотии и Фессалии. Когда во время греко-персидских войн Беотия и Фессалия попали под власть персов, прочие государства, судя по всему, сражались без конницы.

    Конница (гиппеи — hippeis) в основном набиралась из представителей высших классов и, судя по всему, впервые серьезно была использована в конце V века до н.э. во время Пелопоннесской войны. Даже в то время всадники были легковооруженными (основное оружие — дротики) и применялись в мелких стычках и для защиты пехоты. С V века до н.э. Афины, Спарта и большинство других городов-государств располагали собственной конницей, однако она нередко дополнялась вспомогательными кавалерийскими частями из других государств, например из Фессалии. Собственная конница греческих городов чаще всего формировалась из богатых граждан, которые выступали в качестве своеобразных рыцарей — возможно по причине высокого социального статуса, требовавшегося для этого вида военной службы. В некоторых государствах, например в Эретрии, гиппеями называлась вся правящая олигархия, поскольку только богатые граждане могли позволить себе лошадей. В Спарте зажиточные граждане платили за кавалерийских лошадей, но при этом сами не служили. Судя по всему, первым примером эффективного использования конницы стали походы фиванцев под руководством Эпаминонда в начале IV века до н.э. Впрочем, вплоть до возвышения Македонии во второй половине IV века до н.э. кавалерия в составе греческих армий играла сравнительно незначительную роль.

    Македония, располагавшая значительными кавалерийскими силами, на протяжении V века до н.э. время от времени отправляла контингенты всадников — в частности для участия в Пелопоннесской войне. На этом этапе всадники, вероятно, были легковооруженными, но по крайней мере некоторые из них носили доспехи. После прихода к власти Филипп II провел реформу армии, включая и конницу. Его конница набиралась из числа аристократов и называлась гетайрами («товарищи»), на основе чего можно предположить, что изначально это были конные телохранители царя. Гетайры Филиппа представляли собой тяжелую конницу, которая могла сокрушить пешие соединения противника. Они носили доспехи и сражались длинными копьями, известными как сариссы. Так же, возможно, всадники были вооружены рубящим мечом для ближнего боя.

    Ксенофонт упоминает различные виды защитного снаряжения, которое, по его мнению, должны носить всадники и их лошади, однако при этом довольно сомнительно, что все это снаряжение действительно широко использовалось конными воинами. Большинство всадников, вероятно, носило панцирь, шлем и высокую обувь, а также, возможно, набедренники и защиту для левой руки (последний элемент доспеха, судя по всему, вышел из употребления вскоре после смерти Ксенофонта). О конском доспехе, описываемом у Ксенофонта (броня, защищающая грудь, бока и живот), в других источниках практически не упоминается, хотя голова лошади действительно обычно была защищена специальным доспехом. 

    Уже во времена Филиппа II (до 339 г. до н.э.) македонская армия пополнялась за счет воинских контингентов с завоевываемых территорий. Этот процесс продолжился в ходе кампаний Александра Великого. Македонская конница (гетайры), судя по всему, не претерпела существенных изменений. При этом, однако, в составе гетайров был выделен ряд элитных соединений, таких как царский эскадрон (первая ила), который представлял собой передовой отряд македонской кавалерии. Гетайры остались элитным корпусом конницы Александра, но в ее состав также вошли легковооруженные фессалийские и македонские разведчики — продромы (pmdmmoi), кавалерийские контингенты из греческих городов-государств, персидские конные лучники и постоянно увеличивавшееся количество восточных всадников.

    Адкинс Л., Адкинс Р. Древняя Греция. Энциклопедический справочник. М., 2008, с. 113-115.

    ponjatija.ru

    5. «Всадники». Борис Александрович Гиленсон.История античной литературы. Книга 1. Древняя Греция. История древней Евразии

       Антивоенная тема присутствует и в другой знаменитой комедии Аристофана «Всадники». Она соединяется с темой осуждения бессовестных демагогов, политиканов, дурачащих народ лживыми посулами.
       ОБСТОЯТЕЛЬСТВА СОЗДАНИЯ КОМЕДИИ. «Всадники», поставленные в 424 г., удостоились на соревновании комедиографов первого приза. Поводом к ее написанию послужили следующие обстоятельства. В Пелопоннесской войне произошел благоприятный поворот для афинян: стратег Демосфен (он выведен в виде раба) осуществил захват гавани Пилос; был завоеван также остров Сфактерия. При этом почести победителя достались лидеру агрессивной фракции демократической партии полководцу Клеону, хотя в подготовку этой операции внесли основной вклад Демосфен и другой стратег – Никий (также выведенный в качестве раба). Клеон же торжественно вернулся в Афины, где удостоился высших почестей: пожизненного обеда в пританее, т. е. в афинском городском совете, и первого места в театре. На следующий год его избрали стратегом. Вскоре под начальством Никия афиняне предприняли удачный поход в Коринф. Эти события дали повод к созданию комедии, иносказательный смысл которой был понятен афинским зрителям.
       КЛЕОН КАК ПРОТОТИП ПАФЛАГОНЦА. В комедии Клеон – прототип одного из главных персонажей: он действует под именем раба, названного Пафлагонцем, или Кожевником. Это было очевидно современникам. Клеон, лидер партии радикальных демократов, нападавший на самого Перикла, был в ту пору в Афинах личностью влиятельной. Клеон выступал за интенсификацию военных действий, в то время как Никий, представлявший интересы крупных и средних землевладельцев, – за их прекращение. И требовалось гражданское мужество, чтобы сделать его на сцене предметом насмешек и комических трюков. Говорят, что Клеон внушал такой страх, что ни один актер не брался за эту роль. Тогда ее сыграл, причем без маски, сам Аристофан.
       В какой же мере у Аристофана литературный образ верен прототипу?
       Известно, что Клеон запугивал людей ложными доносами, за что его ненавидели как бедные, так и богатые. Он обманывал народ, льстил ему, вымогал взятки у сограждан и афинских союзников, был замешан в казнокрадстве; короче, был «осчастливлен» целым букетом пороков, что, однако, не мешало ему преуспевать. В комедии он представлен, как и водится в произведениях такого жанра, в смешном, даже карикатурном свете.
       Между тем, авторитетные историки Подтверждают справедливость аристофановской характеристики Клеона как личности неприглядной. По словам Фукидида, Клеон – «самый буйный из всех граждан, пользовавшихся тогда больше всех доверием у народа». Знаменитый биограф Плутарх сообщает о «скверности и наглости» Клеона. Великий философ Аристотель напоминает о некоторых ораторских «приемах» Клеона, который «более всех развратил народ своими порывистыми движениями, первый стал кричать на трибуне и ругаться».
       «Всадники» Аристофана подчеркивают общую особенность древнеаттической комедии – свободу личной издевки.
       Еще один вывод: законы политики таковы, что и в стародавние времена в цивилизованных демократических Афинах могли преуспевать демагоги и авантюристы. Ныне политиков такого рода, ориентирующихся обычно на отсталые слои населения, называют популистами.
       ОСОБЕННОСТИ ДРАМАТИЧЕСКОГО ДЕЙСТВИЯ. В комедии «Всадники» действие происходит в Афинах перед домом Демоса (Народа афинского), дряхлого старика, у которого забрал власть ловкий раб но имени Пафлагонец. По словам раба Никия, «с тех пор, как в дом ворвался он, прохода нет нам, домочадцам, от битья и ругани». В имени Пафлагонца намек на то, что отец Клеона был владельцем кожевенной мастерской. Слово же «пафладзо» означает: «брызгать». Буквально его имя означает: «кожебрызгающий». Клеон имел обыкновение, произнося речи, входить в раж и брызгать слюной. Один из рабов Народа (в некоторых переводах Демоса) так характеризует и хозяина, и ловкого, нахального Пафлагонца:

     
    Хозяин с ним один у нас,
    Бобов грызун, сварливый, привередливый.
    Народ афинский, старикашка глухонький.
    На рынке прошлом он себе раба купил,
    Кожевника, рожденьем пафлагонца. Тот,
    Пройдоха страшный, негодяй отъявленный,
    Нрав старика тотчас же раскусить сумел,
    Кожевник наш, и стал ему поддакивать.
    Подкармливать словечками лукавыми.
    Подмасливать и льстить…
    …Дерзко выхватив
    Еду, что мы хозяину состряпали.
    Ему он преподносит.
     

       Хозяин же. Народ, совершенно «потерял рассудок», просиживая томительные часы на каменных скамьях в Народном собрании. Один из рабов, Никий, находит выход, позволяющий ограничить влияние Пафлагонца. Он похищает у него оракулы, с помощью которых тот дурачит народ. Из пророчеств оракула следует, что пафлагонца сменит новый раб. Он и сделается фаворитом у народа. Имя ему Агоракрит (Колбасник), он и «сразит Кожевника». Старые рабы так его аттестуют: «буян, горлан, как мельница грохочущий». Колбасника извещают о его новом назначении: он станет владыкой Афин. Колбасник никак не может поверить, что он, человек низкого звания, малограмотный и некультурный, сумеет сделаться столь всесильным: «владеть и рынком, и собраньем с гаванью, вертеть Советом… и стратегов брить, судить, рядить и девок в пританей водить». Демосфен одобряет Колбасника:

     
    Ведь демагогом быть – не дело грамотных,
    Не дело граждан местных и порядочных,
    Но неучей негодных.
     

       Демосфен призывает Колбасника бесстрашно браться за дело. Ведь он «рожден быть демагогом», поскольку обладает «пропойным басом проходимец рыночный». А это как раз качество первостепенной важности для правителя. Демосфен обещает Колбаснику успех: ему помогут тысяча всадников, то есть аристократическая группировка, враждебная Клеону, равно как и все честные граждане. Хор, образующий два полухория, одет в костюмы всадников.
       АГОН КОЛБАСНИКА И КЛЕОНА. Когда при виде Пафлагонца, обрушивающего на Колбасника страшные угрозы, тот обращается в бегство, всадники приходят к нему на помощь. Начинается словесный поединок двух нахалов, Пафлагонца и Колбасника. Шутка, юмор, комизм – стихия Аристофана.

     
    Клеон. Сдохнешь вмиг один от воя.
    Колбасник. Зареву я громче втрое.
    Клеон (еще громче). Лопнешь ты, как только крикну!
    Колбасник (еще громче). Треснешь ты, как только пикну!
    Клеон. Уличу тебя в измене.
    Колбасник. Подведу тебя пол пеню.
    Клеон. Оглушу тебя бахвальством.
    Колбасник. Обойду тебя нахальством.
    Клеон Посмотри в глаза мне, двинь-ка.
    Колбасник. Что же, вскормлен я на рынке.
    Клеон. Задавлю, коль залопочешь.
    Колбасник. Заплюю, чуть загогочешь!
    Клеон. Я краду, признаюсь смело.
    Не посмеешь ты признаться.
    Колбасник. Видит бог, могу умело
    Воровать и отпираться…
     

       Колбасник, соискатель титула первейшего слуги, в бесстыдстве способен затмить Пафлагонца. Оба устремляются в Совет Пятисот, изрыгая «лавины слов», обвиняя друг друга в государственных преступлениях. Совет Пятисот признает победителем Колбасника, но Пафлагонеи не складывает оружия. Он требует соперника в суд самого Демоса.
       Начинается новый «агон». Оба, нагруженные корзинами еды, соревнуются в усилиях склонить Демоса на свою сторону. В их споре, насыщенном взаимными обвинениями, проскальзывают важные детали, касающиеся действий афинян в период войны со Спартой. Оба раба наперебой угощают хозяина разными яствами. Но Демосу захотелось зайца, и его ворует и зажаривает для него Колбасник. После этого Демос велит Пафлагонцу снять венок и передать Колбаснику в знак победы и того, что он становится управителем имущества Демос. Пафлагонец же оплакивает свое поражение.
       ФИНАЛ КОМЕДИИ. В заключительной сцене, эксоде, Колбасник, празднично одетый, рассказывает о том, как он сварил Демоса и сделал безобразного старика прекрасным, омолодив его на 60–70 лет, то есть вернул ко временам победы при Марафоне. Демос – в праздничном уборе, «с золотой цикадой в кудрях, в облачении предков древнем». Он должен восстановить нарушенный мир со Спартой. На долю же Пафлагонца выпадает наследовать ремесло своего счастливого соперника – торговать колбасами.

    oldevrasia.ru

    Лошади в древней Греции

    Дикие лошади в древней Греции.

     

    Лошади в древности были неизвестны на средиземноморских землях. Археологические раскопки свидетельствуют о том, что кони появились на территории Греции вместе с захватчиками в середине Бронзового века (после XVIII в. до н.э.). В это время в будущей Элладе господствовали предшественники гомеровских ахейцев.

    Наиболее ранние изображения лошадей были обнаружены в «шахтовых гробницах» Микен, где обрела вечный покой династия, правившая около 1650—1550 гг. до н.э. Среди прочих сюжетов на одной из печатей имеется изображение лучника, охотящегося на оленя. Лучник изображен на колеснице, которую везут два пони с длинными гривами и хвостами. Также до нас дошли микенские рельефы с надгробных плит, изображающих героев на колесницах. Эти изображения лошадей значительно отличаются от диковатых на вид низкорослых пони. У них стройные ноги, гладкая шерсть, красиво уложенные хвосты и гривы. Также заметна особенность, характерная для коней уже классической Греции – высоко поднятая голова.

    В целом колесничное дело не получило такого распространения в Греции, как в Египте или Азии. Особенности ландшафта не позволяли активно использовать колесницы в боях. А местами греческие скалистые возвышенности и вовсе непроходимы для лошадей. К тому же в Элладе не было достаточно широких пастбищ и круглогодичного доступа к хорошему подножному корму. К тому же живущая сельскохозяйственными культурами страна не могла себе позволить выделить большие площади земли для пастбищ.

    В бессмертной «Илиаде» Гомера говорится о том, что ахейские герои сражались на колесницах, в которые были впряжены пары лошадей. Переходя к ближнему бою, они были вынуждены сойти с колесницы. Попыток сражаться верхом не отмечено вовсе, возможно по причине того, что ахейские лошади были низкорослы для верховой езды.

    В верховой езде в целом сведений сохранилось крайне мало. В текстах эпических сказаний о всадниках говорится только дважды. Хотя достоверно сложно установить, являются ли описываемые сюжеты современными автору, или же той героической эпохе, о которой он ведет рассказ. В первом случае Одиссей и Диомед скачут на колесничных лошадях верхом, не имея возможности запрячь их во время ночного набега. Второй случай трагичен, и связан с именем троянского царевича Троила, который, находясь верхом, вывел своих коней к водопою, где и был сражен Ахиллесом.

    Однозначно, верховую езду изобрели в очень давние времена. Однако точного ответа на вопрос о том, кто первым сел на лошадь – боги, герои, кентавры или амазонки – был предметом спора как для древних, так и для современных исследователей.

    Лучники Крита, мастерски передвигавшиеся на колесницах, не были характерным явлением для материковой Греции. Здесь всадники стали появляться на вазах, рельефах только с второй половины VIII в. до н.э. Археологические свидетельства говорят о том, что в доисторический период Эллады конница в целом не играла большой роли или даже вовсе не существовала.

    Однако утверждение о том, что предшественники эллинов не ездили верхом или что лошади их были неспособны нести седоков, в корне неверно. Вероятнее всего причиной редкого изображения конников служит обстоятельство, как нельзя лучше раскрывающее менталитет древних греков: в ранний период людям верхом крайне редко доводилось совершать деяния, достойные воспевания и прославления.

    А вот в мифологию древних эллинов образ благородного животного вошел очень прочно. Создателем, покровителем и властелином лошадей считался бог морей Посейдон, что снискало ему особую славу в Фессалии, где разведение коней было одним из основных занятий. Согласно преданиям, он создал первого коня, ударив своим трезубцем в берег.

    Тотемным животным богини плодородия и земледелия Деметры служила черная лошадь. Бог войны Арес изображался на колеснице с запряженными в нее четырьмя белыми конями. Вообще лошадей белой масти в Греции всегда особо используя в основном для жертвоприношений. Чтобы умилостивить грозного Посейдона, животных топили в море.

    Владельцами больших конюшен были Авгий, с чьим именем связан один из подвигов Геракла, Автолик, могущий изменять масть лошадей, и царь Фессалии Адмет, чьи табуны пас сам Аполлон.

    Кони прямо или косвенно связаны с именами Гелиоса, Фаэтона, Деметры, Артемиды, Деметры, Аполлона, Кибелы, Геракла, Диомеда, Менелая и многих других героев древнегреческой мифологии и эпоса.

    Кроме этого, древние эллины очень широко использовали тему лошадей в личных именах. Так, некоторые из них: Антипп, Арсипп, Архип, Гиппас, Гипподам, Гиппократ, Ипполит, Гиппомах, Гиппострат, Диоксипп, Ксантипп, Лисипп, Филипп, Хрисипп. По некоторым подсчетам их не менее девяноста.

    Один из выдающихся коней в греческой мифологии был Пегас – крылатый конь и любимец Муз. Одна из легенд возводит его происхождение к связи между Посейдоном и горгоной Медузой. После того, как Персей отрубил голову горгоны, Пегас выпрыгнул из ее туловища. По другой версии он появился на свет из крови Медузы, пролившейся в этот момент на землю.

    Рожденный у Океана Пегас умел летать быстрее ветра и одним ударом копыта высекал из земли источники. Имея стойло в Коринфе, основное время он все же проводил в горах, на Парнасе и Геликоне. Именно в Геликоне у рощи Муз благодаря Пегасу возник источник вдохновения поэтов – Гиппокрена.

    Пегас не единожды помогал в подвигах героям. Впоследствии он стал добрым помощником Гефеста, доставляя из его кузни громы и молнии прямо Зевсу на Олимп. За свои труды Пегас был помещен на небо, став созвездием Коня.

    Другими прославленными конями были Ксанф и Балий – бессмертные кони героя Ахиллеса. Некогда они были титанами, принявшими в сражении сторону Зевса. По их собственной просьбе властелин богов изменил их облик, превратив в коней, сохранив однако, способность разговаривать. Ксанф и Балий были подарком Посейдона отцу Ахилесса Пелею.

    Эти животные являются действующими лицами троянского эпоса наравне с людьми. Они сопровождали Патрокла в последней битве, доставшись ему от Ахиллеса вместе с доспехами. После гибели Патрокла Ксанф и Балий вернулись к хозяину. Убитый горем по другу Ахиллес стал упрекать животных в том, что они не вынесли Патрокла из боя живым. Ксанф на это ответил, что им было не по силам спасти героя, ибо гибель Патрокла была желанием самого Аполлона, чтобы прославить Гектора, прибавив, что вскоре и сам Ахиллес отправится вслед за другом. Это были последние слова Ксанфа – в ту же минуту богини мщения Эринии навсегда лишили его дара речи.

    После гибели Ахиллеса Ксанфа и Балия снова забрал к себе Посейдон.

    Шагая из области мифологии и легенд в область непосредственно греческой истории нельзя обойти вниманием еще одного представителя этих благородных животных.

    Самым прославленным конем из всех, что когда—либо носили на себе человека, является Буцефал – любимый конь Александра Великого. Своим именем животное обязано находившимся на морде белым пятном, напоминавшим по форме бычью голову. Сам он был вороной масти и происходил, как рассказывают предания, от берберийского жеребца и фессалийской кобылы. Что касается Александра, то он был убежден и не раз утверждал, что его конь ведет родословную от бессмертных коней его предка Ахиллеса.

    Буцефал был предложен отцу Александра царю Филиппу ІІ фессалийским торговцем Филоником за баснословную для коня цену – 13 талантов (приблизительно 340 кг серебра). Филиппу хотел приобрести жеребца для игр, которые он организовал в Дионе как альтернативу Олимпийским. Животное имело мрачную биографию, терпя частые побои от предыдущих хозяев за свой крутой нрав. В результате жестокого обращения конь стал бояться не только людей, но даже собственной тени. Стоит заметить, что этот конь внешне был далек от эталона – помимо пятна на голове у него был дефект, называемый «сорочьим глазом», а также по два недоразвитых пальца на передних ногах, как у далекого предка лошадей меригуппуса.

    Поскольку обуздать строптивого жеребца так никто и не сумел, Филипп отказался от покупки, распорядившись отдать коня на мясо. Когда участь Буцефала была почти уже решена, за него вступился десятилетний царевич Александр, сетуя на то, что конь на самом деле отменно хорош, и будет верхом глупости упустить его только из—за того, что у кого—то не хватает ловкости, чтобы его приручить. Мальчик заявил, что займется этим лично, а если ничего не выйдет – он сам расплатится за коня, но на скотобойню его не отдаст. Александр был абсолютно уверен в успехе, поняв, что проблема Буцефала в полном невосприятии агрессивных наездников и пляшущих перед ним теней. Царевич осторожно подошел к коню, погладил, повернул мордой к солнцу и прошел рядом с ним некоторое расстояние. Он ждал, пока животное окончательно успокоится, при этом все время о чем—то с ним тихо разговаривая. Через несколько минут Буцефал проникся доверием к мальчику настолько, что позволил взобраться себе на спину. Наблюдая за первой победой Александра, изумленный и растроганный Филипп заметил: «Ищи, сын мой, царства по себе – Македония слишком мала для тебя!»

    Мнение Филиппа разделял и знаменитый оракул в Дельфах. Согласно данному ним за несколько лет до этого пророчеству, человеку, которому окажется по силам оседлать необъезженного жеребца из царской конюшни с меткой в виде бычьей головы, боги назначили править миром.

    После этого случая Буцефал попал в царскую конюшню, где, однако, не спешил менять своих привычек. Первые несколько месяцев он по—прежнему никого к себе не подпускал, поэтому все заботы о содержании нового любимца, его кормлении и даже чистке легли на самого Александра.

    Буцефалу выпала честь присутствовать при триумфе Александра в битве при Херонее, ставшей концом греческой независимости и началом возвышения Македонии.

    Десять лет спустя конь отправился вместе с хозяином в поход в Азию. Опасаясь за жизнь Буцефала, к которому он был по—настоящему сердечно привязан, Александр крайне редко использовал его в бою.

    Буцефал узнавал хозяина по звуку шагов, каждый раз приветствуя его тихим ржанием. Когда его подводили к Александру, конь без всякого принуждения опускался на колени – Александр был первым и единственным, кому Буцефал позволял себя оседлать. Античный историк Арриан пишет, что «только Александр мог сесть на него, потому что всех остальных седоков он ставил ни во что».

    Биографы Александра приводят историю, случившуюся с Буцефалом в прикаспийской Гиркании. Тамошние варвары уксии по опрометчивости похитили царского коня. В начале стихийный гнев Александра через несколько часов приобрел форму угрозы истребления всего племени в том случае, если Буцефала ему не вернут. Испугавшись такой перспективы, горе—похитители возвратили Александру его любимца, прислав с ним вместе в подарок еще и несколько десятков лучших своих лошадей. Не помнящий себя от радости Александр при виде живого и невредимого Буцефала заплатил за него уксиям щедрый выкуп в три раза превышающий стоимость их подарка.

    Буцефал донес Александра на себе до самой Индии, разделив с хозяином и всю славу, и все трудности похода. По одной из версий конь, будучи ровесником царя, умер от старости (30 лет для коня – почтенный возраст). По другой – погиб на поле боя в сражении с индийским царем Пором в 326 г. до н.э., защищая жизнь хозяина. По третьей – скончался от ран, полученных в этом сражении.

    В память о своем любимце Александр основал город, названный Букефалией (до этого все возводимые ним города назывались только именем самого царя). Город существует до сих пор на территории Пакистана, хотя и носит название Джалалпур.

    Александр сделал Буцефала частью собственного мифа. С античности и до наших дней образ непобедимого полководца немыслим без его верного коня.

    Сегодня конный туризм в Греции становится все более популярным, ведь это отличная возможность не только насладиться живописными уголками Эллады, но и пообщаться с лошадьми – древними благородными животными. Кроме этого, несомненным преимуществом конных прогулок является положительное воздействие на здоровье человека. Этот вид отдыха позволяет не только быстро восстановить утраченные силы, но и открыть для себя нечто новое. Совершить прогулки в горы, леса, или же прогуляться по берегу моря, проведя время в компании потомков легендарных коней можно на Халкидиках, в Центральной части Греции и в особенности на Крите.

    gidvgreece.com

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о