Возможна ли Третья Мировая война

Итак, возможна ли Третья Мировая война? Последнее время этот вопрос стал одним из первых, в связи с накаляющейся обстановкой в мире. Недавно обсуждала его с одним профессором истории, который мне напомнил, что говорил об этом еще несколько лет назад, когда мировой экономический кризис еще только начал набирать обороты. Ведь если вспомнить историю, то две первые мировые войны начались как раз на пике экономического кризиса.

Также, как и сейчас, тогда шли локальные военные конфликты, вспомнить хотя бы гражданскую войну в Испании с 1936 года. А что недавно стало происходить в Украине? А что сейчас твориться в Сирии, вообще, не дает сомневаться в неприятном ответе на основной вопрос.

А чудовищная информационная война, которая иногда вводит в ступор, особенно против России. То мы и на Грузию напали первыми в 2008 году, а то, что они начали бомбить Северную Осетию — это не интересно.

То Россия развязала войну в Украине, а то что там произошла кровавая революция не без участия США, которая и привела к тому кошмару, который там сейчас твориться. Не могли подождать несколько месяцев до плановых президентских выборов? Конечно, кому на Западе это было выгодно?

А все начали во время Олимпиады, когда, вообще запрещены военные конфликты. Причем, не первый раз. И к чему привела борьба за сферы влияния на Востоке? Толпы беженцев из Сирии, неразбериха.

Россия начала бомбить ИГИЛ. Нет… Западу это не выгодно, он оповещает, что Россия бомбит не то, и страдают мирные жители. Вообще, вся эта чудовищная ложь только разрастается и лучше не становится. А теперь вспомним о разделе в психологии — конфликтологии. Если идет нарастание конфликта, то он уже не может рассосаться сам собой, необходимо вмешательство третьей стороны.

О какой третьей стороне может идти речь, если мир был однополярным и сейчас старается стать биполярным? Итак, думается мне, что решить этот конфликт в состоянии лишь космогенная катастрофа, если вдруг грохнется на землю метеорит, который уничтожит часть планеты.

А так, думается мне, что ничто уже не способно остановить этот снежный ком. Это уже не просто Карибский кризис, где участвовало три страны, но который чуть не закончился Армагеддоном.

Ходит такое расхожее мнение, что Третья Мировая невозможна, так как все сразу взорвется и наступит конец света. Но ведь американцев не остановил этот страх, когда они скидывали две атомные бомбы на Японию.

И другие страны этот страх не останавливает, и продолжаются испытания ядерного оружия. Так что, ждать от правительств благоразумия уже не приходится, особенно видя то, что происходит сейчас.

liveposts.ru

Опрос недели: Возможна ли новая мировая война?

9.05.2014

Эксперты «БИЗНЕС Online» — об украинском и сирийском «фронтах» и о том, что не зря наши отцы и деды расписались на Рейхстаге

В нынешний День Победы воспоминания о разгроме нацизма в Европе приобретают особый смысл. События на Украине и вокруг нее ясно показали, как буквально в мгновение ока мир, пусть и худой, может скатиться к войне. Между тем в рассуждениях политиков, политологов и публицистов все чаще проскакивает термин «третья мировая война». Что это — страшилка, красное словцо, прогноз, предчувствие? Эксперты «БИЗНЕС Online» в целом единодушны: повторение «классической» мировой битвы вряд ли возможно. Но стоит ли успокаиваться?

Максим Калашников — футуролог:

— Третья мировая война уже была, она закончилась в декабре 1991 года. Это была холодная война, она длилась почти полвека и закончилась поражением моей Родины — Советского Союза. Это привело к гигантским жертвам. В России было уничтожено, если посмотреть смертность, 13 миллионов человек, на Украине — 7 миллионов вымерло, в Белоруссии тоже были потери, но за счет Лукашенко, думаю, меньше. А по Средней Азии вообще никто не считал. В Восточной Европе в результате третьей мировой войны — страшная деградация, мы отброшены на десятки лет назад, потеряли промышленность, науку, образование, наступило социальное обнищание.

Четвертая мировая война возможна. Это будет война за передел мира, потому что сейчас мы переходим в другую фазу исторического развития, как в свое время от феодализма к капитализму. Но эта война не будет носить привычный нам характер боевых действий. Это будет глобальный распад, когда страны сначала разваливаются изнутри (об этом я писал в своей недавней книге «Мировая революция 2.0»). Мы видим в странах глобальные напряжения, социальные противоречия, разыгралась коррупция. Эти страны будут взрываться изнутри умелым воздействием. Очень многие страны — это натянутые нарывы, которые будут прокалывать, там будет начинаться гражданская война. Эти очаги гражданской войны, смуты и распада могут выливаться в один большой пожар. А на заключительном этапе какая-то сильная страна (США в первую очередь, потом, может, Китай) будет наносить военные удары. Но и такая война, несмотря на хаотичность, характер мятежа, будет сопровождаться громадными жертвами — не только из-за боев, но и из-за резни, голода, нищеты. И эта война будет растянута во времени по сравнению со Второй мировой, то есть окажется похожей на Третью.

Говорят, что это случится из-за Украины, но Запад за Украину погибать не бросится. Будет возмущаться, но оружие против России применять не станет. А вот помочь России самоподорваться изнутри с помощью экономики он вполне может — это точно, и перекинуть украинский кризис сюда, чтобы и здесь лилась кровь. Это в духе четвертой мировой.

Андрей Фурсов — историк, социолог, публицист:

— Действительно, нередко говорят о возможности третьей мировой. Но повторений в истории не бывает. Кроме того, когда говорим о Первой и Второй мировых войнах, мы как люди XX — XXI веков, самоуверенны. На самом деле, таких войн было больше. Например, Тридцатилетняя война или англо-французская война, которая прошла в два раунда: Семилетняя война 1756 — 1763 годов и революционные и наполеоновские войны 1792 — 1815 годов.

Что касается наших дней, то, по сути дела, развивается американо-российский конфликт. У него на данный момент два фронта: сирийский и украинский. И если говорить о возможности новой мировой войны, то, скорее всего, она будет похожей на Тридцатилетнюю. Это серия взаимосвязанных локальных конфликтов в определенной зоне, в данном случае — пока что по периметру наших границ. Но американцы после вывода войск из Афганистана попытаются открыть третий фронт — среднеазиатский, постараются преподнести нам сюрприз в Средней Азии… Вопрос в том, сколько будет фронтов, сколько локальных конфликтов, как они выстроятся в некие цепочки. Есть ли у такой войны конец? Тридцатилетняя война длилась три десятилетия, с 1618 по 1648 год. Ее результатом стало полное разорение Центральной Европы и прежде всего Германии, которая была отброшена в развитии на несколько десятилетий назад.

Несомненно, давление США на Россию будет возрастать. Причем это связано не только с самой Россией, но и с очень сложным положением самих Соединенных Штатов, которые оказались в ситуации, когда нужно контролировать Европу, когда Россия больше не хочет играть по американским правилам, когда в экономике Америке наступает на пятки Китай. Естественно, американская верхушка занервничала. Хотя в современном мире есть не только она. Речь идет о крупных наднациональных и бизнес-структурах. Это очень хорошо видно на примере Германии: Меркель готова применять санкции, а большой бизнес грозит пальчиком и объясняет, что делать это так, как хотят американцы, не надо — у крупного бизнеса свои интересы.

Способны ли мы противостоять такому давлению? Если подразумевать под «мы» неолиберальную экономику и неолиберальное общество, то неспособны. Чтобы противостоять усиливающемуся давлению Соединенных Штатов, нужна совершенно другая система, нужна мобилизационная экономика, которая будет элементом более широкой мобилизационной социальной системы. Нельзя выиграть у такого противника на основе сырьевой экономики, олигархата, компрадорского капитала и пятой колонны. Все это должно быть устранено. Тогда, безусловно, как говорил одни великий деятель нашей эпохи, победа будет за нами. Ведь не зря наши отцы и деды расписались на Рейхстаге.

Что касается Украины, то у меня в интернете висит лекция «Поле боя — Украина». Сейчас хочу сделать ее расширенную версию. В частности, я занялся советскими корнями «Правого сектора». Очень интересные вещи выясняются. Как только Хрущев в 1955 году объявил амнистию всем, кто сотрудничал с фашистами, бандеровская команда пошла в Комсомол и в Коммунистическую партию Украины и начала марш к тому, что произошло в 1991-м. Бандеровское подполье на Украине никогда не умирало, оно просто мимикрировало.

Леонид Ивашов — президент Академии геополитических проблем:

— Действительно, много разговоров о возможности третьей мировой войны, особенно в связи с событиями на Украине. Но специалисты, в том числе геополитики, пока затрудняются ответить, что это будет за война — подобие Второй или вовсе нечто новое. Споры идут даже в таком направлении: третья мировая уже идет или еще нет?

Я считаю, что мировой войны в ее классическом понимании не будет: ядерное оружие — сдерживающий фактор. Даже окончанием строительства системы американской ПРО девальвировать ядерные потенциалы России и Китая не удастся. Но другие типы войн мирового уровня возможны, и они идут, то есть может быть война мирового масштаба через систему региональных конфликтов — это то, что сегодня делается на Украине, а до этого — на Ближнем Востоке, на Балканах и так далее. Такая цепь вооруженных конфликтов вероятна, но без применения оружия массового уничтожения. Потому что за развязыванием такой войны стоят олигархические структуры США и часть политической элиты. И они прекрасно понимают, что войны можно вести на отдаленных от США территориях. Если есть угроза для Америки, то, скорее всего, такую войну развязывать не будут, потому что территория США сегодня для вооруженного конфликта и войны в ее классическом понимании самая уязвимая в мире. Даже локальные военные действия на их территории вызовут общенациональную катастрофу.

Борис Немцов — политический и общественный деятель:

— Считаю, что такой сценарий возможен, но вероятность его невысока. А холодная война уже началась, причем огромную роль в этом сыграл именно Путин, который занялся самоизоляцией и нарушением международных соглашений, начал агрессию против соседнего государства. Но холодная война в горячую не перерастет. Дело в том, что экономика России раз в 12 меньше, чем экономика Запада, и раза в четыре меньше китайской. Слишком неравны силы, чтобы воевать. Даже не очень адекватный Путин это понимает. Мы даже холодную войну проиграем гарантированно, поскольку и союзников мало, и ресурсов. А что касается горячей, то он и ее гарантированно проиграет… В общем, я в этот сценарий не очень верю. Западу война не нужна, поскольку он слишком хорошо живет, чтобы рисковать. Роль инициатора играет один человек, и вы знаете, как его зовут. Это наш президент. Он пытается самоутвердиться, у него какие-то комплексы сексуального характера. Пусть обратится в Кащенко, его там вылечат.

Сергей Кара-Мурза — политолог и философ:

— В традиционном понимании третьей мировой войны — с бомбежками и разрушением целых стран — не будет. Сейчас больше ведут экономические войны. Но и они могут быть разрушительными. Еще за последние 20 лет сильно продвинулась технология технологических, информационных войн. И тут мы сильно отстали от наших потенциальных противников, они этим пользуются и будут пользоваться, пока мы не догоним. Еще отработаны технологии создания хаоса при помощи мятежей, протестов, подрыва авторитета, легитимности власти, этнических конфликтов — это вроде тягучие и местные боевые действия, но они тоже сильно изматывают большие страны.

В 1990 году, когда Советский Союз уже заканчивал свое бытие, нам навязали программы, которые нас очень ослабили в экономическом плане, кризис 90-х нас очень сильно подкосил, и им мы тоже во многом обязаны американским консультантам. Это экономическая война. А что касается информационной, то она особенно проявилась, когда пришел Путин — с Ельциным и его командой американцы как-то договаривались.

Дмитрий Быков — писатель, публицист:

— Магия дат срабатывает, конечно: 14-й год, память о Первой мировой войне, которая тоже разыгралась на ровном месте. Мне кажется, что ядерное оружие сняло эту проблему. И потом, я недавно был в гостях у своего литературного учителя, и она мне сказала: «Вне зависимости от того, что вы думаете, повторять следует, что войны не будет, потому что слово поэта и слово человека верящего имеет большую силу, чем любые обстоятельства». Мне кажется, что если мы все будем повторять, что войны не будет, и будем действительно хотеть, чтобы ее не было, мы своей волей сумеем ее отодвинуть.

Андрей Девятов — полковник ГРУ в отставке, заместитель директора института российско-китайского стратегического взаимодействия, член союза писателей России:

— Третья мировая уже идет на товарных и финансовых фронтах. Какова цель? Победа, то есть буквально — преодоление беды. Беда — это мировой финансовый кризис. А война оружия — это уже не мировая война, а сакральная битва Конца. Мы живем накануне этой битвы. Это записано во всех сакральных текстах. Осталось всего ничего. Угрожаемый период идет. А боевые действия начнутся осенью, перед тем, как сдавать американский фондовый рынок. Потому что сдавать фондовый рынок просто так нельзя — должна быть причина, почему рухнет доллар. Он ведь все никак не рухнет. Почему? Потому что никому не хочется, чтобы в его учетной записи зачеркнули 8 — 10 нулей. Их надо зачеркнуть, а никто не хочет. Это называется финансовый кризис. А как сделать так, чтобы зачеркнуть? Война. Это продолжение политики, а политика — продолжение экономики, концентрированное выражение экономики. Все проблемы — в экономике. В экономике — мировой финансовый кризис, и война поэтому мировая. Кризис мировой почему? Потому что мировая учетная единица — доллар США — закончилась. Долговая экономика закончилась, обслуживание долга стало больше, чем прибыль. Нет прибыльных рынков. Некуда вкладывать деньги. Долгов больше, чем можно получить прибыли. Деньги уходят в никуда, в обслуживание долга. А как сдуть этот пузырь? Для этого нужны обстоятельства непреодолимой силы или кто-то виноватый. Но не могут договориться никак. Восьмерка не может договориться. Двадцатка — не может. Почему? Жалко нули зачеркивать. Поэтому будет война.

Будет ли такое понятие, как фронт? Будет. Будет удар по Израилю. Об этом говорит Нетаньяху. Зачем нужна Украина? Чтобы развести коалиции: американцы с Западом и с суннитской частью — саудитами, братьями-мусульманами с одной стороны, Россия с Ираном, Сирией, шиитской частью — с другой. Война будет вокруг Израиля. Израиль это точно знает, потому что это записано в скрижалях. Зачем нужен Крым? Чтобы ашкенази было куда уйти из Израиля. Это не я говорю, это Киссинджер говорит: к 2019 году государства Израиль не будет. Киссинджер, вроде, американец, но в действительности — немецкий еврей. Он знает, что говорит. Разделить Украину нужно только для того, чтобы евреям было куда уходить из Израиля. Крым — новая Хазария. Китайцы объявили новый Шелковый путь: через Новую Хазарию в Европу. 20 мая одной из тем беседы между Путиным и Си Цзиньпином будет то, как китайцы вложат деньги в Крым. Это сообщают СМИ. Также сообщили: идет разговор о том, чтобы был открытый порт в Крыму. Зачем? Чтобы была специальная экономическая зона, беспошлинная. То есть офшорка. То есть, Крым — это офшорка. Для кого? Для китайцев.

А вы спрашиваете о том, кто в кого и чем будет стрелять, что за бандеровцы там бегают… Это все массовка. Делают картинку — для того, чтобы народ потом пошел и замечательно проголосовал на референдуме, и тогда власть скажет, мол, народ решил делить Украину, а мы тут причем? А делить Украину зачем? Чтобы создать Еврейскую ССР. Называться она будет Новороссией, а внутри будет Новая Хазария. Это мечта евреев с 20-х годов. Почему товарищ Сталин выгнал Микояна с Молотовым из политбюро? Потому что они незаконно хотели отдать Крым евреям. А зачем евреям Крым? Потому что Хазария. Потому что это сакральное место…

Увы, в нашем богохранимом отечестве концептуальщина потеряна, потеряна и стратегичность, осталась только одна тактика, а тактика решает только задачи. Вот на уровне задач вы меня и спрашиваете: кто и чем стрельнет? А зачем стрельнет, остается неизвестным… Будет смена всей политико-экономической системы.

Фоат Комаров — владелец компании ОАО «СМП-Нефтегаз»:

— Уверен на 100 процентов — третьей мировой войны не будет. Ее может развязать только Америка. А она сама участвовать не хочет, желает чужими руками жар загребать, стравливать народы, создавать конфликтные ситуации. Она делала эту работу и продолжает делать. Американцы — трусы, они никогда сами собой жертвовать не будут, они пожертвуют миллионами других: иракцев, иранцев, украинцев, европейцев в конце концов. Они же бомбили Югославию! В конце ХХ века бомбить Европу! США принуждают других воевать, а в большой войне они не будут участвовать. А ведь вы понимаете, что третья мировая затянет прежде всего Америку.

Если охарактеризовать сегодняшние крупные державы, Америка — это боеспособная и агрессивная страна, потенциальный инициатор войны (но только с условием, чтобы в ней участвовал кто-то другой). Вторая держава, способная вести войну, — Китай. Но это народ с многовековой историей, который никогда не был агрессором. У китайцев агрессия другого плана — экономического. Но России нужно контролировать свои границы. Если у США есть интересы на Украине, в Иране, Афганистане (а где США, и где — эти страны?), то почему у России не должно быть интересов в приграничных с ней государствах? Почему она не может использовать для этого свой военный потенциал? Если в мой огород через забор начнут кидать камни, я что, должен смотреть на это? Россия обладает военным потенциалом мировой державы и, конечно, защищать свои границы она просто обязана.

Халил Гиниятов — генеральный директор ФКП «Казанский государственный казенный пороховой завод»:

— Думаю, такой сценарий невозможен — разум не допустит. Слишком много накопилось фактов, говорящих о том, что из войн никто не выходит победителем. В тех странах, где американцы развязали войны, ничего хорошего не получилось, и самим американцам от этого плохо. А наша страна для того и вооружается, чтобы противники знали: в случае чего они будут уничтожены ответным огнем.

Да, последние события на Украине сгущают напряженность. Очень надеюсь, что хватит у России, США, Китая разума не допустить войны. Надо, чтобы все так думали, ведь мысли материализуются.

Андрей Большаков — заведующий кафедрой конфликтологии КФУ:

— Третья мировая война — это пока такой публицистический конструкт в СМИ. Хотя и в монографиях у некоторых ученых встречается, чего, наверное, быть не должно… Но что понимать под третьей мировой? Если аналог Второй мировой, то, считаю, таких вещей больше не повторится — человечество заплатило очень дорогую цену. О мировой войне во многом говорят в связи с украинским кризисом. Но мне представляется, что украинский кризис — это все-таки кризис региональный. При этом Украина очень четко демонстрирует, что она несостоявшееся государство (есть такой термин), несмотря на 20 с лишним лет постсоветского развития. И через некоторое время ситуация на региональном уровне будет отрегулирована и, естественно, ни к какой мировой войне это не приведет.

Считаю, что единственный вариант мировой войны, который заслуживает обсуждения, — это борьба между национальными государствами, мировым сообществом и террористическими угрозами в глобальном масштабе. Другой вопрос — чувствуем ли мы всегда эту борьбу и сопоставляем ли, скажем, теракт в Волгограде с мировыми явлениями? Это делают политологи, конфликтологи, журналисты, то есть достаточно небольшие группы людей, а обыватель на этот уровень никогда не выходит.

Яков Геллер — генеральный директор ГУП «Агентство по государственному заказу, инвестиционной деятельности и межрегиональным связям РТ»:

— Ядерное оружие — мощнейший фактор сдерживания, и надо быть абсолютно безумными, чтобы превращать свое население в радиоактивный пепел. Никто на это не пойдет. Локальные войны с применением стрелкового оружия возможны, мировой войны с противопоставлением как минимум двух ядерных держав не будет. Пережили Хиросиму, пережили Нагасаки, все увидели, что это такое, когда взрывается мирный атом в Чернобыле. И политики тем и отличаются от журналистов и демагогов, что они понимают ответственность, которая лежит на их плечах. И даже Обама, который нам не нравится, это понимает. Что касается мнения, что СССР оказался побежденным в холодной войне… Это была война даже не идеологий, а экономических укладов. Да, в ней победил не лучший, но капиталистический уклад экономики. То есть победила свобода предпринимательства против рабского труда в «закрома Родины». И самая большая ошибка коммунистов в том, что считалось, что надо лишить человека собственности, тогда ему будет нечего терять, кроме собственных цепей. А, оказывается, человек так устроен, что хочет пользоваться плодами своего труда, а не работать ради трудодней, «галочек» и прочих «колхозных прелестей». И не вчера родилось противостояние Запада и России, и не в связи с Крымом и Донбассом.

Хорошо, когда зуб болит, пока болит — неприятно, а когда боль проходит — жизнь кажется прекрасной. И сейчас «заболел зуб». Но то, что на днях сказал Путин про референдум на Юго-Востоке Украины — это уже первые симптомы, «боль» спадает.

Сергей Андреев — генеральный директор аптечной сети «Рациола»:

— Третья мировая война вероятна, но не в отношении событий, связанных с Украиной. Масштаб противостояния там не такой, какой необходим для третьей мировой. А если ей все же суждено быть, то, скорее всего, будет отыскиваться другой повод. Думаю, одним из противников в ней будут англосаксы, заинтересованные в мировом господстве. А на другой стороне могут находиться юго-восточные страны — с большей степенью вероятности, нежели Россия. И театром этих действий будет Азия. Победой в этой войне будет считаться зависимость — прежде всего экономическая — от центра силы. Скажем, экономика будет подчинена либо англосаксонской, либо азиатской модели управления. Оружие массового поражения, скорее всего, применяться не будет, потому что это означало бы конец Земле. К тому же цель этой войны — снизить количественное давление населения на планету, не разрушая ее.

То, что СССР проиграл холодную войну — это точно. После этого наша экономика как раз и впала в зависимость от англосаксонской экономической модели управления. Мы стали брать западные кредиты и платить ежегодную многомиллиардную долларовую ренту в виде платежей по ним… В этом смысле мне очень понравилась статья Михаила Хазина, которая была недавно опубликована в «БИЗНЕС Online». Он провел аналогию между Куликовской битвой и той битвой, которая может быть связана с освобождением от англосаксонского ига.

Думаю, Россия способна предотвратить третью мировую войну. У каждого народа, каждого государства есть своя миссия. У Америки миссия — кошелек, а у России — душа. И душа может предотвратить кровавые и нежелательные события для Земли.

Юрий Петрушин — председатель правления ТПП Набережных Челнов и региона Закамье:

— Считаю, что разговоры о возможности третьей мировой — огромная глупость. И разговоры эти идут в основном с Запада. Эта провокационная информация подразумевает, что инициатором выступит Россия. Но не надо забывать, что президент наш — человек трезвого ума, и он всегда заявлял, и нет оснований этому не верить, что Россия придерживается мирной политики. Если же предположить, что агрессия будет исходить от Западной Европы или США, то эти разговоры тоже безосновательны. В руководстве этих стран тоже стоят люди, которые понимают, что третья мировая — это однозначно применение оружия массового поражения, так что победителей явно не будет.

Татьяна Чернышева — директор набережночелнинского филиала Института экономики, управления и права:

— Происходит страшное цивилизационное столкновение, которое уничтожает Украину как независимое государство, разрывает ее на части. Хорошо видно, какой там идет раскол между двумя цивилизациями — славяно-православной и западной, как они называются в геополитике. Но я не думаю, что это будет мировой конфликт. Это региональные действия, хоть и очень болезненные для нас.

Есть страны, где конфликты будут решаться старыми методами, с применением оружия. А есть страны, где можно все проблемы решить, используя информационные технологии. Очень легко и просто победить государство, используя те системы, в которых мы все завязли по уши. И конфликты будут продолжаться, потому что дележка мира продолжается. Потому что Суша и Море, как они называются в геополитике, продолжают конфликтовать друг с другом и будут это делать дальше. Но в ближайшее время мировая война маловероятна.

Леонид Штейнберг — генеральный директор ТКФ «Кама-Тракс»:

— Думаю, что военная мощь России — это сдерживающий фактор. Если бы не она, американцы бы уже попробовали развязать мировой конфликт. Они и сейчас пробуют. Но Россия — это современная армия. На ее долю выпало достаточно боевого опыта. И техника, слава Богу, у нас не последняя. И, конечно, боевая подготовка солдат — они сейчас все меньше и меньше подметают дворы. Я общался с ветеранами, они говорили, что мощь Советской Армии была невероятной. Был бы приказ — смели бы и Англию, и Америку. Атомные бомбы, которые сбросили на Хиросиму и Нагасаки, были в какой-то мере устрашением для нашей страны, но и мы имели то, что могло устрашить США. Хотя бы поэтому недопустим кощунственный подход к нашей истории, который мы порой видим в отношении к ветеранам, в сжигании георгиевских лент.

Борис Кузнецов — заведующий кафедрой экономики, организации и управления производством института КФУ в Набережных Челнах:

— Так называемая горячая война, на мой взгляд, невозможна. А вот тлеющий мировой вооруженный конфликт мы уже наблюдаем. Была Сирия, теперь Украина, в будущем возможны другие направления. Это все горячие точки, где мнения и методы России и стран Запада прямо противоположны. В Сирии мы выступали за мирное урегулирование конфликта, а США собирались все бомбить. И я не исключаю, что такие горячие точки появятся и в дальнейшем. Но из-за Украины война не начнется. Ни американцы, ни тем более европейские страны не будут нападать на Россию. Во-первых, мы ничего такого не совершили, чтобы спровоцировать вооруженный конфликт. Во-вторых, есть мировое сообщество, и оно в большинстве своем не настолько безбашенное, чтобы информационное противостояние переводить в вооруженное. В-третьих, на Западе также многие понимают, что третья мировая война может быть только ядерной, а в таком противостоянии, безусловно, победителей не будет.

Артем Прокофьев — депутат Госсовета РТ, фракция КПРФ:

— Не думаю, что такая война возможна — слишком большой опыт получило человечество в предыдущих мировых войнах, когда десятки миллионов пошли в топку конфликта. Уберегут и созданные за это время инструменты, вроде международных организаций. И, конечно, вспоминаются слова Эйнштейна, который сказал: «Я не знаю, каким оружием будет вестись третья мировая война, но точно знаю, каким будет вестись четвертая, — камнями и палками». У человечества есть внутреннее понимание опасности такого рода конфликтов.

Радий Зарипов — председатель правления общественно-государственного объединения РОСТО (ДОСААФ) РТ:

— Третья мировая — это фактически ядерная война. А на нее никто не пойдет. Победителей не будет — наш ядерный потенциал и способность нанести ответный удар позволяют об этом смело говорить.

То, что сегодня происходит, это своего рода возвращение, можно даже сказать, что просветление, признание, потому что никогда не было мира между НАТО, которое создавалось для борьбы с СССР и Россией. Просто из-за событий на Украине об этом опять открыто заявили. Нас всегда рисовали врагом западных держав, всегда хотели считать третьесортной страной, которую надо раздербанить, учитывая ее природные ресурсы и огромную территорию. У всех алчные глаза. И сегодня из-за того, что Россия поднялась с колен, вновь стала супердержавой, сумела провести такое мероприятие, как поддержка Крыма, ее престиж попытаются уронить, ослабить ее. Нас все время будут пытаться провоцировать. Но воевать с Россией нереально. В том числе и потому, что за нашей спиной стоит еще и Китай, который всегда будет за Россию.

Все время пытаются расшифровать политику Америки. Но что ее расшифровывать? Если у всех все плохо, Америке хорошо. Поэтому американцы и суются повсюду — в Югославию, Сирию, Ирак, Ливию. Создают нестабильность. К тому же сейчас у США появилась очень серьезная проблема: Китай по ВВП уже почти их догнал. И всем понятно, что сегодня уже фактически три супердержавы. Хотя я бы не стал исключать Великобританию: ее влияние велико, все реальные нити банковские сходятся туда. И, наверное, наше счастье, что мы не настолько углубились в западное финансовое пространство, не настолько от них зависим, как бы им хотелось.

Все мировые войны были связаны с желанием разделить Россию. Само наше присутствие на планете — вызов для наших «соседей». Но ничего у них не получилось и никогда не получится.

Азат Хаким — председатель совета директоров ГК «Тулпар»:

— Со времен Второй мировой все сильно изменилось. Когда информационные технологии так сильно развиты, когда все так быстро узнается, мировая война, думаю, уже невозможна. Да и, по сути, это был бы конец всему миру. Какие-то локальные конфликты могут быть, угрозы, демонстрация мускулов, но до глобального конфликта не дойдет.

Да, последние 20 лет Америка была лидером, мировым жандармом. Однако за это время Россия стала другой, и это Америку не устраивает, и она всячески будет пытаться давить, чтобы вернуть себе превосходство. Но сейчас быстро растет Китай, и мне кажется, что обстоятельства довольно быстро вынудят сблизиться Китай и Россию… Сегодня мы себя чувствуем уже совсем не так, как, к примеру, 5 лет назад. Россия поднялась, и вновь поставить ее на колени будет невозможно.

Рафик Шайхутдинов — вице-президент ассоциации предприятий малого и среднего бизнеса:

— Этот сценарий невероятен в силу одной простой причины: разрушительные последствия такой войны будут необратимыми и равносильными самоуничтожению всей планеты. Любые противостояния перманентно сопровождают человечество на всем протяжении его существования. А мы говорим о третьей мировой войне, здесь речь идет уже о столкновении групп держав между собой с применением вооружения массового поражения. Ни одна страна не может начать в одиночку, и ни одна страна ее не может в одиночку предотвратить. Время индивидуальных действий в мире давно закончилось. Глобальный мир основан на взаимном переплетении.

Марс Нуруллин — генеральный директор ГУП «Татлизинг»:

— Третьей мировой не будет, и это однозначно. Если рассуждать о вероятности войны в свете последних событий на Украине, то мы видим, что накал ситуации стал спадать. На какие-то уступки пошла Еврокомиссия, на какие-то уступки — Россия. Поэтому, я думаю, ситуация начала стабилизироваться. От таких государств, как Россия и Америка зависит мир на нашем «шарике», думаю, что хватит мудрости у руководителей обоих государств не накалять обстановку до предела.

Данис Нургалиев — проректор по науке КФУ:

— Боюсь этого, честно говоря. Появилась в мире эдакая странная нестабильность. И с Украиной вон что происходит. У меня как у обывателя есть ощущение, что творится что-то совершенно неправильное. Когда с китайцами постреляли на Даманском, это было понятно — совершенно другая нация, менталитет другой. А тут… Знаете, во Вселенной есть барионная масса (планеты, звезды) — то, что взвешивается. Она составляет 5 процентов от всего, остальное — темная энергия, темная материя. Неизвестно, что это такое, но его — 95 процентов от массы Вселенной. Вот такая же невидимая темная энергия, масса ощущается в нашей жизни сегодня. Раньше такого ощущения не было. А, может, так возникнет некое новое общество?..

Война может быть даже и не кровопролитной. Информационная война превращает гордые нации в безобразную массу. Не надо стрелять, надо просто создать информационный пресс, и через два поколения нация превратится в ничто… Но Россию просто так не возьмешь — слишком нестандартна.

Возможна ли третья мировая война? (09.05.14-10.05.14)

3%Если третья мировая и будет, то не при жизни нынешних поколений, поэтому и волноваться не стоит

14%Третья мировая реальна, и не допустить ее способна только Россия

24%Третья мировая будет затяжной серией локальных конфликтов

19%Нет, при ядерном оружии это означало бы всеобщее уничтожение

40%Фактически она уже идет

Ваш голос учтен

www.business-gazeta.ru

Будет ли Третья мировая война в 2017 году?

Под Третьей мировой войной подразумевается глобальный военный конфликт.

На сегодняшний день вопросы типа «будет ли Третья мировая война и когда она начнется» уже не фантастические выдумки, а вполне реальные опасения граждан. Кроме того, сейчас, учитывая все нарастающее напряжение на мировой арене, подобные вопросы, как никогда, актуальны. Все предпосылки в мире ведут к новой обширной войне. 

Казалось бы, в наше время слова «Третья мировая война» никто и никогда не произнесет, ведь само это понятие будто стерлось с ликвидацией «империи зла». И, вроде как, не с кем вести континентальную борьбу (как это было во Второй мировой войне) или ядерную (предполагается, что именно так будет проходить Третья). 

Кто-то мыслит образами и представляет себе Третью мировую войну так: окопы, трещины в черной, испепеленной земле, «враг» где-то за горизонтом… Эти представления списаны и сформулированы на основе множества фильмов и рассказов о страшной и такой далекой войне наших отцов и дедов.  Это Великая Отечественная война. 

Или же Вторая мировая. Но Третья мировая война будет не такой. Многие уверенны, что будущая война уже ведется. СМИ, по крайней мере, ежедневно и неустанно, с назойливостью надоевшей мухи, нам об этом твердят. Так называемая, информационная битва. Так с кем воюем и почему? История повторяется, привнося в мир новый глобальный конфликт за право обладания землей. 

Однако сейчас эта земля, помимо населения и территорий должна иметь еще одно важное качество: ресурсы. Газ, уголь, нефть. Это сырье – двигатель всех экономик мира. А центральными действующими лицами в будущей войне, как полагают эксперты, будут «заклятые друзья» — две державы, у которых есть все возможности по взаимному уничтожению как друг друга, так и всей планеты, используя свои запасы ядерного оружия. 

Откуда ждать войны 

Не стоит дум

rusevik.ru

Возможна ли Третья Мировая Война?

Русский историк Андрей Фурсов высказал своё мнение по вопросу о вероятности начала третьей мировой войны, а также, по традиции, провёл исторические параллели:

«Действительно, нередко говорят о возможности третьей мировой. Но повторений в истории не бывает. Кроме того, когда говорим о Первой и Второй мировых войнах, мы как люди XX — XXI веков, самоуверенны. На самом деле, таких войн было больше. Например, Тридцатилетняя война или англо-французская война, которая прошла в два раунда: Семилетняя война 1756 — 1763 годов и революционные и наполеоновские войны 1792 — 1815 годов.

Что касается наших дней, то, по сути дела, развивается американо-российский конфликт. У него на данный момент два фронта: сирийский и украинский. И если говорить о возможности новой мировой войны, то, скорее всего, она будет похожей на Тридцатилетнюю. Это серия взаимосвязанных локальных конфликтов в определенной зоне, в данном случае — пока что по периметру наших границ. Но американцы после вывода войск из Афганистана попытаются открыть третий фронт — среднеазиатский, постараются преподнести нам сюрприз в Средней Азии… Вопрос в том, сколько будет фронтов, сколько локальных конфликтов, как они выстроятся в некие цепочки. Есть ли у такой войны конец? Тридцатилетняя война длилась три десятилетия, с 1618 по 1648 год. Ее результатом стало полное разорение Центральной Европы и прежде всего Германии, которая была отброшена в развитии на несколько десятилетий назад.

Несомненно, давление США на Россию будет возрастать. Причем это связано не только с самой Россией, но и с очень сложным положением самих Соединенных Штатов, которые оказались в ситуации, когда нужно контролировать Европу, когда Россия больше не хочет играть по американским правилам, когда в экономике Америке наступает на пятки Китай. Естественно, американская верхушка занервничала. Хотя в современном мире есть не только она. Речь идет о крупных наднациональных и бизнес-структурах. Это очень хорошо видно на примере Германии: Меркель готова применять санкции, а большой бизнес грозит пальчиком и объясняет, что делать это так, как хотят американцы, не надо — у крупного бизнеса свои интересы».

Андрей Фурсов

x-true.info

Факты указывающие на неизбежность начала Третей мировой войны

Реклама

Пользователи Интернета все чаще интересуются, насколько реальна Третья мировая война, а многие уже настолько уверены в том, что она будет, что хотят знать ее возможные сценарии. Давайте об этом поговорим

Для того, чтобы ответить на этот вопрос – быть или не быть очередной Мировой войне — следует разобраться, а есть ли у Третьей мировой войны цель. Некая исключительно значимая цель, которую нельзя достичь никаким иным способом, кроме как развязыванием Третьей мировой войны по примеру двух предшествовавших. Затем надо задаться вопросом, а есть ли мощные, заинтересованные в Третьей мировой войне государства, способные развязать ее?

Все предпосылки ведут к тому, что скоро начнется Третья мировая война. Казалось бы, в 21 веке эти слова никогда не будут произнесены, ведь само понятие как будто исчезло с крушением «империи зла». Предполагалось, что в многополярном мире не с кем вести континентальные (какой была вторая мировая), а тем более ядерные (какой, предполагают, будет вестись Третья мировая война) сражения.

Практически все представляют себе войну образами. Трещины окопов, чернеет вдалеке выжженная степь, где-то за горизонтом «враг», а мы тут – на линии фронта. Это представление сформировано фильмами и рассказами о той страшной и уже далекой войне наших дедов и отцов. О Великой Отечественной, или Второй мировой. Третья мировая война готовит нам сюрприз. Фронта нет, врага нет, веры нет.

Ситуация в мировой экономике отличается от той, что была накануне Второй мировой. Фактически, она практически противоположна. В начале той войны долги США и Европы были невелики, они значительно выросли к ее концу. Если вспыхнет мировая война, она быстро приведет к всемирному банкротству и отправит глобальную экономику в депрессию.

Кажется, многие думают, что Америка может безнаказанно вести еще одну войну, в дополнение к двум другим. Но эти две войны уже существенно поспособствовали увеличению национального долга до 18,1 триллионов долларов.

Войны с Ираком и Афганистаном были ничтожными по сравнению с возможным сценарием Третьей мировой. Затраты на полную мобилизацию американских вооруженных сил за рубежом приведут к тому, что дефицит федерального бюджета взметнется до небес. За США уже идут по пятам страны-должники Европы, чей госдолг к ВВП в 2014 году достиг 106 процентов.

Не стоит думать, что угрозу следует ждать из Европы. Она занята глубоким самоанализом и устранением «экономических блох». Никакой опасности Европа для России не представляет. Истинный враг придет издалека, он придет из-за океана. Вряд ли кто-то удивится предположению, ведь еще с времен Фултонской речи в 1946 году будущий враг четко определен и имя его ни для кого в России не секрет.

Казалось бы, ну какое дело Америке до нас? Что Россия снова сделает не так? Какую пользу захочет извлечь США и чему попытается научить «простого русского мужика»? Ответ прост – ресурсы и, возможно, амбиции столь же могущественной страны, которая не терпит конкуренции.

Также нельзя забыть «миротворца» в лице ЕС. Сейчас этот миротворец больше напоминает провокатора, который бодро пляшет под дудку США. Будто эхом из стран Европы слышен повтор возгласов США – санкции, санкции, еще раз санкции и… Третья мировая война.



Заметили опечатку или ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.

c-ib.ru

Будет ли третья мировая война?

Откуда в Британии русофобия? Об этом главному редактору «Аргументов недели» Андрею Угланову рассказывает историк Андрей Фурсов.

—   Нынешняя ситуация чем-то напоминает 30-40-е годы 19 века. После того, как британцы поняли, что Россия их главный противник, они начали готовить европейскую коалицию. Именно тогда в двадцатые годы 19 века в Британии возникла русофобия как явление — вражда к России. За 1830-40 годы британцы обработали европейское общественное мнение. Обратите внимание на накал нынешней антироссийской истерии. Такого не было во время Холодной войны, потому что Советский Союз был силен, и воевать с ним никто не собирался. Это не значит, что они точно сорвутся в войну. Всё будет зависеть от того, насколько мы будем сильны, прочны, едины и т.д., но накал истерии на Западе — это, безусловно, подготовка населения к тому, что удар по России – это морально оправданное и практически необходимое дело. Ненависть к России захватывает целые слои населения, она становится совершенно иррациональной. Это то, с чем мы будем жить ближайшие годы.

Видеоинтервью главного редактора «Аргументов недели» Андрея Угланова с историком Андреем Фурсовым смотрите на YouTube-канале #ЗАУГЛОМ

— Андрей Ильич, почему руководители России испокон веков так хотят любви Запада? Почему любой пук английских или варшавских господ здесь обсуждается, на Первом канале, на Российском телевидении свирепствуют ток шоу, где и телеведущие брызжут слюной на слова неведомых нам политиков Запада: о которых мы и знать ничего не хотим? Откуда комплекс неполноценности?

— Ещё 18 веке наше общество раскололось на западоподобный класс господ и класс крепостных. Первые быстро превратились в некое подобие сплочённой прозападной нации, а народ остался народом. Раскол тройной: классовый, культурный и социоэтнический. Поэтому Гражданская война была у нас такой жестокой — схватились принципиально два разных социальных «существа». Дворяне наши в 18 веке, со времен Екатерины, жили не своими потребностями, а западными. Не понимая, что западные потребности удовлетворялись на порядок более развитой экономикой. Поэтому русским дворянам, чтобы вести социально приемлимый дворянский образ жизни, нужно было, выражаясь марксистским языком, отнимать у населения не только прибавочный продукт, но и часть необходимого продукта.

— Наши прозападные богатеи не потомки дворян. Откуда у них такое низкопоклонство?

— Это началось еще в Советское время. Очень хочется туда, где чисто и светло. Что такое Березовский? Несчастный, затюканный парень, и вдруг ему – всё! Эти люди выбежали из лабораторий, из подворотен, у них было свое представление о сладкой жизни, кроме того, они очень много не любили в советской жизни. На этот менталитет наложилось вот что.

Когда Рональд Рейган стал президентом США, при всей своей простоте, были созданы три независимые группы, которые должны были дать прогноз, что будет с капитализмом в ближайшие 10-15 лет. Все дали один и тот же прогноз: в 87-88 годах мировую экономику ожидает очень серьезный кризис. Производство в западном секторе упадет на 25%, в Советском Союзе на 10-15%, и Советский сектор перенесет это значительно легче, чем Западный в силу планового характера экономики. Да и люди привыкли затягивать пояса.

Политические последствия, прогнозировали они, будут таковы: в Италии и Франции к власти могут прийти коммунисты, в Англии левые лейбористы. В США ничего такого не предвидится, но вероятны бунты черного населения и низов в крупнейших городах. В 92-93 году шарахнет еще один кризис, и это будет финал.

Рейган к этому отнесся серьезно. Самое интересное, что в самом начале 80-х годов в Советском Союзе два человека — В.Крылов и П.Кузнецов — подготовили для Андропова анализ того, что будет с капиталистическим миром и социалистическим. Выводы были похожи  на американские, но к ним никто не прислушался.

После обвала в октябре 1987 г. нью-йоркской фондовой биржи назначенный главой ФРС Гринспен заявил, что США спасет только чудо. Этим чудом стало разрушение Советского Союза. А последующее разграбление бывшей социалистической зоны привело к тому, что последние 3 года второго президентства Клинтона, у США впервые за 30 лет был профицит. Разрушение Советского Союза действительно дало Западу 20-25 лет спокойной жизни, но потом все равно шарахнул кризис 2008 года. Сейчас идет борьба за то, каким будет посткапиталистический мир. России в этом мире нет места, это сформулировал Бжезинский. По его словам, мир 21 века будет построен за счет России, в ущерб России, на костях России. То, что вокруг России сейчас крутится, это и есть попытка создать плацдарм для окончательного решения русского вопроса. Толстосумы интуитивно чувствуют это и держат нос по ветру.

 

argumenti.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.