Космос: Наука и техника: Lenta.ru

Вице-премьер Дмитрий Рогозин, выступая 27 мая 2016 года на коллегии Минпромторга, заявил о непреодолимом отставании России от США в космосе. Позднее председатель наблюдательного совета госкорпорации «Роскосмос» на своей странице в Facebook сообщил, что пресса исказила смысл его слов. «Лента.ру» разбирается, что могут означать слова Рогозина и как сильно Россия отстает от США в космосе.

«Мы сегодня в космической отрасли отстаем от американцев в девять раз. Все наши амбициозные проекты говорят о том, что мы должны повысить производительность в полтора раза. Ну, повысим в полтора раза, но все равно их не догоним никогда», — заявил на заседании вице-премьер. По его словам, если российская промышленность не станет бороться с бюрократией, то россияне так и будут «смотреть на НАСА и Илона Маска».

«Я сказал, что при таких наших "амбициозных" планах роста производительности труда в космической отрасли мы американцев, от которых по данному показателю отстаем в девять раз, не догоним никогда. Но это вовсе не означает, что мы от них в космосе отстаем в остальном. В некоторых делах, например, в ракетно-космическом двигателестроении мы их опережаем», — пояснил свои слова позднее чиновник.

Материалы по теме

00:57 — 25 июля 2015

То есть вице-премьер имел в виду, во-первых, то, что планы Роскосмоса недостаточно амбициозны, чтобы догнать США. Исправить это почему-то должны предприятия космической отрасли в ходе борьбы с бюрократией. Во-вторых, не все так плохо и РФ есть чем гордиться: двигатели РД-180 считаются лучшими в своем классе и экспортируются в США. Там они устанавливаются на первую ступень ракеты Atlas V, которая используется для военных пусков (в том числе аппаратов GPS) и стартов межпланетных станций НАСА (например, зонда New Horizons к Плутону).

Рогозин не первый раз говорит о низкой производительности труда в космической отрасли страны. Год назад, 19 мая 2015 года, представляя в Госдуме законопроект о создании госкорпорации «Роскосмос», чиновник сравнил ведущие аэрокосмические компании России и США. По его словам, в частной американской Orbital Sciences (входит в Orbital ATK) — производителе корабля Cygnus и легко-средней ракеты Antares для отправки грузов к МКС — работают 1,3 тысячи человек, каждый из которых в среднем ежегодно приносит компании 414 тысяч долларов. В российском Центре Хруничева (производителе российских тяжелых ракет «Протон-М» и «Ангара-А5») работают в 13 раз больше сотрудников, а производительность на порядок ниже. Ее повышение — одна из задач космической госкорпорации.

В настоящее время Россия лидирует по трем космическим направлениям: количеству стартов носителей, технологии ракетных двигателей на жидком топливе, а также пилотируемым пускам к МКС. В 2015 году 33 процента (29 раз) мировых пусков ракет-носителей пришлись на Россию, 23 процента — на США и 22 — на Китай. Пятая часть стартов осуществлена ракетами «Союз», десятая — «Протонами». Носитель «Союз» —единственная в данный момент ракета, которую запускают с четырех космодромов трех стран на двух континентах планеты.

В середине 2015 года было объявлено, что европейские компании Arianespace и OneWeb заключили контракт с Роскосмосом на покупку 21 носителя «Союз». Это обеспечило на несколько лет вперед полную загрузку РКЦ «Прогресс», расположенного в Самаре и выпускающего ракеты, а также его подрядчиков. С другой стороны, заказы на коммерческие пуски «Протон-М» продолжают падать и не вселяют оптимизма.

Приземление корабля «Союз ТМА-М»

Фото: Павел Лисицын / РИА Новости

Производимые НПО «Энергомаш» двигатели РД-180 устанавливаются на американские носители Atlas V и Antares. Ранее на носитель компании Orbital ATK устанавливался также модифицированный российский агрегат НК-33, использовавшийся в советской лунной программе. К двигателям этого проекта до сих пор проявляют интерес иностранные партнеры, планирующие использовать модифицированный НК-39К в новом европейском ракетоплане.

Если у России пока есть средства выведения, то с полезной нагрузкой большие проблемы. Как отмечал все тот же Рогозин, в России сразу семь компаний занимаются космическим приборостроением: ИСС имени Решетнева, РКЦ «Прогресс», НПО имени Лавочкина, РКК «Энергия», НПП ВНИИЭМ, ЦНИИ «Комета» и КБ «Арсенал». У каждой — свои бортовая аппаратура и компьютер. Это приводит к низкой загрузке предприятий, невозможности выпускать массовую продукцию и нехватке средств на технологическую модернизацию.

На Западе в космическом приборостроении сотрудничество производителей и подрядчиков давно налажено. Рынок поделен между четырьмя основными игроками: американскими Lockheed Martin и Boeing, а также европейскими Airbus и Thales, выпускающими аппараты в том числе и двойного назначения. Их спутники отлично себя зарекомендовали: очень надежные, с большим сроком работы (как правило, от 15 лет). Это связано не только с культурой производства, но и с применением радиационно стойкой электроники категории Space, которую в промышленных масштабах Россия не производит.

Рынок коммерческого космоса превышает 300 миллиардов долларов в год, и большая часть приходится на космические услуги связи. Например, на предоставление спутникового вещания или доступа к информации, получаемой аппаратом. Производство спутниковых платформ и космических приборов — вторая по доле часть рынка. На этих сегментах России практически нет. Космические пуски, по разным оценкам, — это около четырех процентов. Тут Россия лидер. Даже если добавить продажу силовых агрегатов и посадочных мест в «Союзах» для астронавтов НАСА, то общая доля России на мировом космическом рынке все равно не превысит процента.

Только это не позволяет считать Россию космической державой. Лидерство в пусковом сегменте, двигателестроении и пилотируемых полетах обеспечено за счет советских наработок. В СССР были способны создавать продукт с высокой добавленной стоимостью, большие вложения на начальном этапе обеспечивали его окупаемость в дальнейшем. Но используемые Роскосмосом ракеты, корабли и двигатели, несмотря на постепенную модернизацию, уже нельзя считать бесспорным преимуществом перед конкурентами.

С 2018 года США планируют отправлять астронавтов к МКС на собственных пилотируемых кораблях. Для этого НАСА в 2014 году заключило контракты с компаниями Boeing и SpaceX на разработку кораблей CST-100 (Starliner) и Dragon V2. Сумма контрактов — 4,2 миллиарда и 2,6 миллиарда долларов соответственно. Грузовые полеты к МКС США и Япония уже могут обеспечить своими силами. Несмотря на слова Рогозина, батутом США наверняка не воспользуются.

Компания SpaceX, имея в своем распоряжении среднетяжелый носитель Falcon 9, уже сегодня представляет конкуренцию российскому «Протону». Основанная Илоном Маском компания успешно тестирует технологию многоразового использования первой ступени ракеты, что способно удешевить пуск на 30-40 процентов. Хотя двигатели РД-191 (производные от РД-170 и РД-180) ракеты «Ангара» спроектированы с возможностью многоразового применения, экспериментальных работ в этом направлении не ведется. Falcon Heavy (ее можно считать промежуточной между тяжелым и сверхтяжелым носителями) позволит отправить на геопереходную орбиту 22,2 тонны полезного груза, что в три раза превышает возможности «Протона».

Глава НАСА Чарльз Болден и директор Космического центра Кеннеди Боб Кабана на фоне прототипов разрабатываемых пилотируемых космических кораблей Orion, Dragon V2 и CST-100

Фото: NASA / Amber Watson

На смену тяжелым носителям Atlas V и Delta IV в США придет ракета Vulcan. Двигатели BE-4 для ее первой ступени разрабатывает частная компания Blue Origin, уже три раза вернувшая свой многоразовый корабль New Shepard и одноименную ракету после суборбитального полета. Первые испытания Vulcan назначены на 2019 год.

Негативно повлияли на космическую отрасль и санкции. Если в таких сферах, как, например, сельское хозяйство, возможно сравнительно быстрое импортозамещение, то в высокотехнологичных отраслях это нереально: в России нет подходящей микроэлектроники, а это означает, что без зарубежной поддержки создать надежный спутник страна не может. Пример с двигателями РД-180 здесь хорошо подходит: СССР вкладывался в инновационные отрасли, а Россия — нет. На это нужны деньги и время, тогда как результат можно ждать слишком долго.

Материалы по теме

00:03 — 19 сентября 2015

Покупка технологий у западных партнеров затруднена по политическим причинам. Надеяться на Китай не приходится — в 1990-е годы Пекин интенсивно заимствовал технологии у России и Украины, и именно промышленный шпионаж заставил США ограничить свое сотрудничество с Поднебесной в космосе. Предлагаемый Китаем вариант обмена технологиями (микроэлектроника на двигатели) слишком неравноценен для РФ, поскольку Поднебесная не располагает достаточно качественными, по сравнению с США, микросхемами категории Space.

Кроме того, у России практически нет рынка сбыта производимых ею (пусть и с иностранными комплектующими) космических аппаратов, кроме стран третьего мира, которые готовы за меньшую стоимость рисковать надежностью спутника. Даже если придет понимание необходимости долговременных инвестиций в космическую науку, отдача от них будет заметна не сразу.

Плохо в стране и с частными компаниями, хотя именно на них делают ставку в США. Успехи российских фирм «ЛИН Индастриал» (разрабатывает сверхлегкую ракету-носитель), «КосмоКурс» (проектируют многоразовый корабль и ракету для суборбитального туризма), а также Dauria Aerospace и «Спутникс» (создают микроспутники) гораздо скромнее, чем у американцев. Но винить в этом сами компании нельзя. Их проблемы не уникальны для инновационного бизнеса в России: бюрократия со стороны Роскосмоса, отсутствие заинтересованности у предприятий-подрядчиков, высокие цены на комплектующие, недоверие инвесторов и долгая окупаемость.

lenta.ru

Военные спутники России, США и Китая

Освоение космоса расширило возможности военных разведок. Тысячи космических аппаратов круглосуточно ведут наблюдение за планетой. У каждого из них свое предназначение и задачи. В широкой доступности для общественности находится созданный американцами каталог мирных спутников, известный всем, как NORAD. Он включает сведения о тех космических летательных аппаратов, которые работают в рамках мирных программ.

Россия заявила о том, что создаст свой каталог. Отличаться от американского он будет тем, что включит в себя абсолютно все околоземные летательные аппараты, в число которых войдут и военные спутники. Инициатива России о создании системы контроля над всеми орбитальными аппаратами под эгидой ООН поддерживается Китаем и встречает яростное сопротивление США.

Военные спутники России

Существующие военные спутники России выполняют различные функции. Они сводятся к:

  1. прослушиванию различных каналов связи и обнаружению объектов ретрансляции;

  2. контролю за ядерными испытаниями и пусками ракет, а так же размещением и передвижением войск.

В запуске военных спутников земли (ИСЗ) пальма первенства принадлежит американцам. Свой первый космический аппарат разведчик они вывели на орбиту в 1959 году. Россия только в 1960 году начала разработку таких космических орбитальных аппаратов. Площадкой для создания техники стал в то время «Красногорский механический завод». Серийный выпуск военных спутников на предприятии начался в 1962 году. В 1964 году на вооружение армии поступил комплекс космической фоторазведки «Зенит-2».

После проведенной фотосъемки с космоса по заданной программе на землю спускались специальные контейнеры с пленкой. До сих пор на космической орбите находится около двух тысяч отработанных ИСЗ, запущенных еще при СССР. Современные ИСЗ не сбрасывают контейнеры с фотопленкой.

Военная операция в Сирии, проводимая российскими ВКС, отлично показала возможности современной космической фотосъемки. Она передается на землю в режиме реального времени и обладает высоким качеством картинки. Современные системы радиоэлектронного наблюдения для орбитальных устройств выпускаются НПО имени Лавочкина.

С 2014 года интенсивность запуска ИСЗ в России увеличилась. В настоящее время военные спутники России полностью контролируют всю территорию США и другие районы, вызывающие интерес с точки зрения обороны страны.

Военные спутники США

Первый военный спутник США был создан в рамках программы CORONA. Он предназначался для наблюдения за территориями СССР и Китая и был разработан в стенах лабораторий ЦРУ. Первая модель космических аппаратов стояла на вооружении армии США до 1972 года. В рамках программы запускались аппараты моделей КН-1, КН-2, КН-3, КН-4, КН-4А и КН-48. Название спутников расшифровывается, как KeyHole – замочная скважина. В раках CORONA было запущено 144 спутника.

Длительное время американцы держали в секрете назначение спутников КН, прикрывая их запуски необходимостью осуществления программы мирного исследования космоса «Discoverer». Один из американских орбитальных аппаратов этой серии неудачно упал в 1962 году на территорию Шпицбергена и был подобран советскими военными. Закрыт проект был после обнаружения советской подводной лодкой в месте приземления капсул с фотопленкой, сбрасываемой с военных спутников.

Первый опыт использования военных спутников США в милитаристических действиях был осуществлен в 1991 году во время конфликта в Персидском заливе. С помощью ИСЗ проводилась разведка и осуществлялась связь. Развитие систем космической военной разведки получило дополнительный импульс после объявлением Штатами о принятой в Пентагоне концепции Сетецентрических войн. В современных военных конфликтах роль космической разведки является очень существенной. Стоящие на вооружении у космических держав сегодня военные спутники-разведчики способны выявить подготовку к боевым действиям на ранней стадии.

Военные спутники Китая

Главный редактор блога «Wair is Borinq», освещающего вопросы безопасности, в одной из своих заметок рассказал своим читателям о том, что российские и китайские военные спутники могут быть уничтожены американцами в течении нескольких минут. В то время, как Россия разрабатывает для своих военных спутников специальное лазерное оружие для ослепление вражеских космических аппаратов, китайцы ведут работы по установке на ИСЗ оружия для уничтожения.

В последнее время Китай активно занимается развитием различных космических программ. В январе 2016 года они сбили своей ракетой космический спутник «Фэнъюнь-1С». Это вызвало бурную реакцию США, которые вместе с Японией, Австралией и Канадой потребовали от Китая объяснений. По сути, американцы получили предупреждение о том, что не только на земле США могут получить достойный отпор и их могущество не безгранично.

Страх американцев связан в значительной степени с тем, что китайские ракеты способны сбивать спутники, которые находятся на орбитах, которые стали досягаемыми ВС Поднебесной. Подобное китайскому оружие разрабатывалось СССР и США в 70-х годах прошлого века. Большое значение Китай придает развитию космической связи и разведке, как основной программы в среднесрочной перспективе. Развитие военной космической связи ведется в трех направлениях. Стратегическая защищенная связь будет развиваться в рамках «Шэньтун», тактическая - «Фэнхо», ретрансляция данных - «Тяньлянь». Таким образом военные спутники Китая идут в ногу со временем и не отступают в технологическом плане от аппаратов России и США.

В случае начала Третьей мировой войны, военные спутники могут сыграть ключевую роль в случае использования ядерного оружия. Благодаря им, можно будет с высокой точностью определить место запуска межконтинентальной ракеты и отследить её траекторию полета для перехвата и нанесения ответного удара.

Третья мировая война будет высокотехнологичной и вероятно, самой разрушительной из всех, которые проводились на планете. Арсеналов ядерного оружия достаточно для того, чтобы стереть с лица земли все живое. Со времен холодной войны между СССР и США обе страны понимая исход ядерного конфликта, начали строить подземные города для спасения политического и научного контингента государства.

В нынешнее время подземные города по прежнему существуют, многие из них были достроены уже в 2000-х, но об этом, более детально, будет наша следующая статья!

www.3world-war.su

Космическую разведку территории России ведут 136 иностранных военных спутников

Разведывательную деятельность из космоса ведут 136 иностранных космических аппаратов, сообщил начальник главного центра разведки космической обстановки полковник Андрей Калюта.

«В околоземном космическом пространстве функционируют свыше 4500 космических аппаратов различного назначения. В военной сфере используется около 300 космических аппаратов, обеспечивающих ведение всех видов разведки территории Российской Федерации, связь, навигационное и метеорологическое обеспечение деятельности вооруженных сил иностранных государств», — говорится в статье Калюты, которая будет опубликована в сентябрьском номере журнала Минобороны РФ «Военная мысль».

По данным Калюты, из 300 иностранных военных спутников 136 аппаратов относятся к разведывательным, восемь предназначены для обнаружения из космоса старта баллистических ракет и ядерных взрывов, 85 спутников обеспечивают военную связь, 60 — спутниковую навигацию, 14 — предназначены для метеорологического обеспечения войск. Кроме того, на орбите находится 85 военно-экспериментальных спутников.

Наибольшая орбитальная группировка военных спутников США. Им принадлежит почти 200 спутников. Примерно 100 военных аппаратов у КНР. У всех других стран, включая Францию и Японию, порядка 60–70 военных спутников.

«Многочисленные работы по анализу действий вооруженных сил иностранных государств в ходе военных конфликтов на Ближнем Востоке, в Югославии и в Афганистане подтверждают неоспоримость весомого вклада космических систем в достижение поставленных вооруженным силам задач. Используя опыт применения космических систем боевого обеспечения, накопленный в предыдущие годы, иностранные государства продолжают наращивать количественный и качественный состав космических систем военного назначения», — написал эксперт.

По его словам, «особое место в орбитальных группировках иностранных государств занимает более 80 военно-экспериментальных космических аппаратов».

«В течение последних 20 лет США и Китаем проведен ряд экспериментов, свидетельствующих о разработке и испытаниях космических средств, способных решать ряд специфических задач, а именно: управляемое сближение с другими космическими аппаратами; инспекция космических аппаратов в ближней и дальней операционных стратегических космических зонах; радио- и радиотехническая разведка космических аппаратов в непосредственной близости от их точек стояния в геостационарной области дальней операционной стратегической космической зоны», — написал Калюта.

По его словам, «анализ результатов известных экспериментов показывает, что США и Китай уже в настоящее время обладают средствами контроля и воздействия на космические аппараты других стран».

По мнению эксперта, ведущие мировые державы завершили или завершают создание космических систем боевого обеспечения, способных осуществлять поддержку применения вооруженных сил на любом театре военных действий. В околоземном пространстве осуществляется практическая отработка средств космического базирования, способных обеспечивать контроль космического пространства и воздействие на другие космические объекты.

По данным открытых источников, сегодня в российской орбитальной группировке 121 функционирующий космический аппарат социально-экономического, научного, а также двойного и военного назначения. Общее число действующих спутников военного и двойного назначения вместе с аппаратами системы ГЛОНАСС (23 спутника), а также военными спутниками связи составляет примерно 50-60 аппаратов.

Источник

cont.ws

что может Россия противопоставить США в космосе

Разбираемся, как у России обстоят дела на орбите

На этой неделе Сенат США принял решение создать в составе национальных вооружённых сил Космический корпус, который будет отдельным родом войск при подчинении руководству ВВС США. С одной стороны, от перемены мест слагаемых сумма меняется не то чтобы очень сильно. С другой стороны, это чётко показывает, насколько вооружённые силы понимают важность космоса.

Если завтра война?

Что же Россия может противопоставить США в космосе? На данный момент в космическом пространстве находится около 15 000 объектов. Из них с российской стороны 1402 спутника, с американской — 1122 (на остальные страны приходится в сумме ещё 1500 спутников, а всё оставшееся — это ступени ракет, обтекатели и прочий мусор).

Число выглядит внушительно, однако стоит определиться, сколько же из этих спутников — военных, сколько — двойного назначения и какие из них могут быть использованы в случае ведения боевых действий.

Стоит сразу определиться с тем, чего в космосе нет. В космосе нет ядерного оружия, космических аппаратов с ядерными боеголовками и ракет, способных выводить их в космос, а затем совершать удары с орбиты.

Нет их после того, как 5 августа 1963 года в Москве был подписан Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой (он также известен как Московский договор). Сторонами договора являлись СССР, США и Великобритания, впоследствии к ним присоединилось ещё 128 государств.

  1. Космическое пространство открыто для исследования и использования всеми государствами без какой бы то ни было дискриминации.
  2. Космическое пространство не подлежит национальному присвоению никакими способами.
  3. Принцип неприменения силы или угрозы силой распространяется и на космическое пространство.
  4. Не производить ядерные взрывы в космосе, не выводить на орбиты вокруг Земли любые объекты с ядерным оружием или любыми другими видами ОМУ, не устанавливать такое оружие на небесных телах.
  5. Запрещается создание на небесных телах военных баз, испытание любых типов оружия и проведение военных манёвров.
  6. Государство, в регистр которого занесён объект, сохраняет юрисдикцию и контроль над таким объектом во время его нахождения в космосе.
  7. Государство несёт международную ответственность за ущерб, причинённый его объектом в космосе другому государству.
  8. Государства обязались не чинить помех национальным техническим средствам контроля других государств.
  9. Государства обязались запретить военное воздействие в космическом пространстве.

Подобное ограничение сильно ударило по различным проектам, предполагавшим использовать космос. Например, так и не состоялся проект 1962 года — Р-36орб (орбитальный). Он предполагал вывод боевой части баллистической ракеты на орбиту. Там боеголовка могла находиться длительное время, чтобы в нужный момент, набрав скорость, атаковать противника прямо из космоса.

Большинство спутников в настоящее время — это спутники связи, спутники разведки, а также комплексы, обеспечивающие работу систем спутникового позиционирования — американской GPS и российской ГЛОНАСС. Эти системы являются системами двойного назначения и изначально создавались в качестве военных.

На первый-второй рассчитайся

Количество работающих военных космических аппаратов на сегодняшний день относится к сведениям, составляющим государственную тайну. Точное их число не скажет никто, кроме министра обороны.

Единственное, что нельзя скрыть, — это сам факт пуска, поэтому освещение происходит следующим образом: «С такого-то космодрома в 23:00 был запущен спутник двойного назначения». Точка. Кроме того, есть международные соглашения, по которым обо всех космических запусках объявляется и обе стороны это делают, хотя особенности самих космических аппаратов не раскрываются.

Если считать по количеству именно военных объектов в космосе, то в настоящий момент США сильно обходят Россию. На сегодняшний день американская космическая группировка насчитывает около 500 спутников. Ежегодно Соединённые Штаты Америки запускают ещё около 30 спутников, тратя на поддержание этого богатства до 25 миллиардов долларов в год.

Российская группировка, по словам заместителя командующего Космическими войсками Российской Федерации по вооружению генерал-лейтенанта Олега Громова, по состоянию на 2006 год имела в своём активе 58 космических аппаратов, 40 из которых решали исключительно военные задачи, а 18 являлись аппаратами двойного назначения.

На 2015 год ситуация выглядела гораздо более радужной и, по разным оценкам, в активе российских военных находилось от 120 до 160 космических аппаратов. В этих подсчётах есть одна проблема: ни одна из сторон до последнего не признаётся, что спутник вышел из строя. И если даже мирный Роскосмос до последнего пытался рассказать, что «Ресурс-П» не сломался, а просто решил отдохнуть, то в случае с военными нет и такой информации.

В настоящее время обе стороны утверждают, что приблизительно стабилизировали количество космических аппаратов на орбите. Сейчас никто не гонится за увеличением их числа, просто стараются запускать новые аппараты взамен вышедших из строя.

Для наблюдения за действиями противника российские военные используют спутники-картографы «Барс-М», предназначенные для съёмки изображения поверхности Земли высокого разрешения. На орбите уже находятся два спутника этой серии, а всего запланировано шесть космических аппаратов такого типа. По данным экспертов, «Барс-М» обладает сверхчувствительной оптической аппаратурой: на его борту находится пара телескопов, лазерные излучатели, устройства калибровки и лазерный дальномер, зеркальные отражатели и датчики ориентации космического аппарата.

Исхитрись-ка мне добыть то, чего не может быть

Кроме преимущества по количеству американские военные имеют и ещё один достаточно серьёзный козырь в своём рукаве — Boeing X-37. Это экспериментальный орбитальный самолёт, созданный для испытания будущих технологий. Если кому нравится, можно называть его космопланом. Он предназначен для полётов на высотах от 200 до 750 километров, способен быстро менять орбиты, маневрировать.

Запуск Boeing X-37 производится при помощи ракеты-носителя. Раньше использовалась Atlas V, судя по последним данным, в следующий раз попробуют Falcon 9 Илона Маска. После выхода на орбиту аппарат может длительное время проводить на орбите, после чего он приземляется как обычный самолёт на взлётную полосу. Последний раз без посадки он провёл в космосе 718 дней, почти два года.

Наиболее правдоподобным предназначением этого аппарата является обкатка технологий для будущего космического перехватчика, позволяющего инспектировать чужие космические объекты и, если нужно, выводить их из строя кинетическим воздействием. И такое предназначение аппарата полностью соответствует документу «Национальная космическая политика США» 2006 года, провозглашающему право США частично распространить национальный суверенитет на космическое пространство.

У нас, к сожалению, подобной технологии на данный момент нет и в ближайшем будущем не ожидается. А жаль, подобный космоплан, способный подлететь к чужому спутнику и хорошенько огреть его космической лопатой, очень бы пригодился.

Можно вспомнить российские проекты «Звезда», «Алмаз», а затем «Буран» и «Клипер», но, увы, они остались только в истории.

Батарея, огонь

Вообще, в случае глобального конфликта в первую очередь обе стороны постараются сократить группировку спутников противника, чтобы лишить его глаз и ушей. И тут уже все средства окажутся равно хороши.

Согласно заявляемым характеристикам, российский зенитный ракетный комплекс С-500 будет иметь возможность поражения низкоорбитальных спутников и космических средств поражения, запускаемых с гиперзвуковых самолётов, ударных гиперзвуковых БПЛА и орбитальных платформ. Соответственно, уже в 2020 году на вооружение России может встать средство для точечного выведения спутников из строя. Вряд ли это сильно спутает карты американцам, но заставит понервничать несомненно.

Скорее же всего, в случае глобальной войны обеими сторонами будет предпринята попытка уничтожения максимального количества космических аппаратов при помощи выведения в околоземное пространство ракет с ядерным боевым оснащением. После чего придётся уже в срочном порядке запускать спутники по новой для обеспечения связи. Однако очень хочется надеяться, что до этого не дойдёт.

Михаил Котов, Лайф



news-front.info

Военное обозрение: США берут в прицел российские спутники - Свободная Пресса

Американская ПРО угрожает российским спутникам в космосе. Об этом во вторник, 28 марта, заявил замначальника Главного оперативного управления (ГОУ) Генерального штаба ВС РФ генерал Виктор Познихир.

По его словам, сегодня возможности огневых средств системы ПРО США включают около 30 противоракет GBI (Ground-Based Interceptor — «перехватчик наземного базирования»), 130 противоракет Standard 3, 150 противоракет комплексов THAAD (Terminal High Altitude Area Defense), развернутых на территории США, а также в составе Европейского и Азиатско-Тихоокеанского региональных сегментов ПРО.

Определенное число противоракет, отметил генерал, развернуто на кораблях союзников США. К 2022 году, как заявляют в Вашингтоне, количество противоракет системы ПРО составит более 1000 единиц, а в перспективе превысит число боевых блоков, развернутых на российских межконтинентальных баллистических ракетах (МБР) и баллистических ракетах подводных лодок.

Читайте также

Кремль пытается взять плацдарм на Балканах

Сербия получит от России авиацию и бронетехнику

«Под угрозу уничтожения попадают практически все низкоорбитальные космические аппараты, находящиеся в зоне поражения американских комплексов ПРО. Учитывая глобальный характер действий кораблей ПРО, под угрозой находится космическая деятельность любого государства, включая РФ и КНР», — заявил Познихир на совместном российско-китайском брифинге по противоракетной обороне на Конференции по разоружению.

В то же время США, подчеркнул Виктор Познихир, активно наращивают собственную низкоорбитальную космическую группировку, задачей которой является обнаружение и сопровождение баллистических ракет противника. За счет передачи данных непосредственно с космического аппарата на борт противоракеты возможности системы ПРО США выйдут на качественно новый уровень, предупредил генерал.

«Средства системы противоракетной обороны США уже сегодня обладают потенциалом перехвата российских и китайских баллистических ракет и представляют угрозы стратегическим ядерным силам России и Китая. В дальнейшем эти возможности будут только возрастать», — резюмировал замначальника ГОУ Генштаба ВС.

Он отметил, что по заключениям российских специалистов, противоракеты Standard 3 модификации 2А, развертывание которых предполагается с 2018 года, будут способны перехватывать стратегические баллистические ракеты не только на среднем и конечном, но и на восходящем участке траектории полета ракет. «В этом случае противоракеты смогут поражать российские и китайские баллистические ракеты до момента разведения боевых блоков», — уточнил Виктор Познихир.

Насколько серьезную угрозу представляет сегодня ПРО США, делает ли она Америку неуязвимой?

— Возможности американской ПРО далеко не безграничны, — отмечает военный эксперт Виктор Литовкин. — На сегодня система способна засечь пуск ракеты, и это американцы традиционно делают с помощью спутников. Группировка военных спутников США как минимум в 10 раз превосходит российскую — ими занимается отдельное Национальное управление военно-космической разведки США (National Reconnaissance Office, NRO) с годовым бюджетом около $ 15 млрд.

Однако мало засечь пуск, нужно еще рассчитать траекторию ракеты. И здесь начинаются проблемы.

«Изделия» всех эшелонов американской ПРО работают исключительно по целям, движущимся по баллистическим траекториям. Перехват основан на вычислении параметров траектории и пуске противоракеты в заранее рассчитанную точку. Но если боевой блок маневрирует — по курсу, по высоте, — его перехват существующими средствами становится почти невозможным.

А ведь боевая нагрузка включает и средства преодоления ПРО — ложные цели, имитирующие боевые блоки. Получается, ПРО нужно еще уметь различать, какая из целей представляет реальный блок с ядерным зарядом.

Наконец, сейчас в России ведутся разработки гиперзвуковых боевых блоков МБР, осуществляющих маневры на траектории. Перехватить такой блок огневыми средствами даже в теории невозможно.

Получается, в реальности ПРО США может гарантированно отслеживать пуски ракет — но и мы это можем делать. Напомню, что в конце 2016 года войска Воздушно-космической обороны России восстановили единое радиолокационное поле противоракетной обороны. Точнее, завершили развертывание первой очереди единого поля системы раннего предупреждения о ракетном нападении (СПРН).

«СП»: — Американцы с помощью ПРО действительно могут сбивать наши низкоорбитальные спутники?

— Безусловно. Но и мы можем в ответ сбивать американские спутники. Замечу, СССР имел такие возможности еще в 1980-х.

Надо понимать, что любая ПРО состоит из двух эшелонов: наземного — станций предупреждения о ракетном нападении, и космического — спутников контроля космического пространства. Спутник обнаруживает лишь вспышку от стартующей ракеты, а затем наземная СПРМ вычисляет баллистическую кривую.

Американские противоракеты в теории способны «выбить» космический элемент российской ПРО. Но для России это не смертельно. Мы, в основном, опираемся на наземные РЛС, размещенные на территории России. Например, РЛС «Дон-2Н» в подмосковном Софрино, которая может напрямую подавать точные целеуказания на огневые средства.

Плюс, у России всегда остается возможность нанесения ответного ракетного удара, парировать который, повторюсь, американцы не смогут. США смогут засечь пуски наших ракет, но им останется только молиться.

Читайте также

Крутое пике F-35: «Бобик сдох, но мы об этом никому не скажем»

В 2025 году основным истребителем ВВС США с большой долей вероятности станет F-22 Raptor с индексом S

«СП»: — Почему же Виктор Познихир говорит, что ПРО США может продвинуться на качественно новый уровень?

— Американская ПРО продвинется на качественно новый уровень обнаружения — и только. Повысится вероятность, что часть наших ракет американцы все-таки собьют. Но остальные до Америки все равно долетят, в этом можно не сомневаться.

Вопрос сегодня стоит иначе: какой неприемлемый ущерб способен перенести наш противник? Во времена СССР считалось, что для этого необходимо доставить на территорию США 200 ядерных боеголовок. Сегодня мы знаем, что чувствительность американцев к подобным ударам весьма велика. Поэтому сегодня считается, что достаточно донести 5−10 боеголовок до Нью-Йорка, Вашингтона, Сан-Франциско и Сиэтла — и Америка прекратит боевые действия. Янки прекрасно умеют считать свои потери и свои успехи.

На деле, американцы прекрасно понимают, что русские могут показать им «кузькину мать» во всей красе. Но даже при таком раскладе система ПРО — это их религия. Она позволяет США не только решать политические задачи, но и двигать вперед науку и технологии. И в этом заключается громадный плюс ПРО, с точки зрения Америки.

svpressa.ru

Россия берет авианосцы США под космический "колпак"

Зачем Москве новая система орбитальной разведки?

Минобороны РФ в 2019 году развернет новую систему космической разведки. Об этом сообщает «Коммерсант». Речь идет о размещении на орбите аппаратов оптико-электронной разведки типа «Раздан», которые придут на замену спутникам типа «Персона».

О спутниках 14Ф156 «Раздан» известно очень немногое. Например, что «изделие 14Ф156» фигурирует в обновленном 27 июля плане закупок товаров, работ и услуг на официальном сайте самарского ракетно-космического центра «Прогресс». Известно также, что в июле 2015 года «Прогресс» заказывал исследование для выявления импортной и снятой с производства электронно-компонентной базы, используемой в бортовой аппаратуре изделия 14Ф156, а также комплектующих, подлежащих «экспортным ограничениям».

Гораздо больше известно о предшественнике «Раздана» — «Персоне». В 2008—2015 годах российские военные запустили три таких аппарата. Первый был потерян в 2008 году: через несколько месяцев вышла из строя бортовая электроника. Второй и третий аппараты (запущены в июне 2013 и июне 2015 годов) работают в штатном режиме и, по слухам, активно используются в операциях российских ВКС в Сирии.

Эти спутники поставляют Генштабу ВС России оперативные снимки с детальным разрешением. Причем, потребность в оперативном космическом мониторинге так велика, что в Сирии для выполнения военных задач якобы пришлось привлекать гражданские аппараты типа «Ресурс» и «Канопус».

Надо сказать, получение снимков с космических аппаратов с середины 1990-х было одним из самых слабых мест отечественных космических войск. Советские спутники типа «Неман» могли работать на орбите всего полтора года, тогда как американские Crystal и Improved Crystal — 10 лет. А начиная с 2001 года, когда последний «Неман» был сведен с орбиты, военные могли пользоваться только устаревшими спутниками фоторазведки типа «Кобальт». Отснятые пленки с этих аппаратов возвращались на землю в специальных капсулах, приземлявшихся на парашютах в Оренбургской области. Ни о каком оперативном мониторинге речи в такой ситуации, понятно, не шло.

Эту брешь должна была закрыть «Персона» — первый такой спутник планировали вывести на орбиту в 2003 году. Но у конструкторов дело не ладилось, в итоге перерыв в использовании Минобороны РФ аппаратов оптической разведки составил почти 10 лет.

По данным «Коммерсанта», новый спутник будет «на голову выше всех своих предшественников». Аппарат получит высокоскоростной радиоканал с дополнительной защитой. Кроме того, на третьем и последующих аппаратах будет ставиться новая оптика диаметром более 2 метров, которую создаст Красногорский завод имени Зверева. По предварительным планам, запуск первого «Раздана» космические войска планируют провести с космодрома Плесецк в 2019 году, второго — в 2022-м, третьего — в 2024-м.

Какие преимущества даст России новая система космической разведки?

— В части оптико-электронной разведки мы сильно отстали от американцев, — отмечает полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Виктор Мураховский.

— В США всеми военными спутниками заведует Национальное разведывательное агентство (НРА). Эта организация имеет отдельный бюджет, размер которого, в переводе на рубли по нынешнему курсу, составляет примерно треть всего военного бюджета России. Только из одного этого факта виден масштаб американского подхода.

Если вычесть спутники SBIRS (Space-Based Infrared System — инфракрасная система космического базирования) системы раннего обнаружения пусков баллистических ракет, военные спутники связи и специализированные спутники радиотехнической разведки, останутся как раз спутники оптико-электронной разведки.

Должен заметить, американцы в создании таких аппаратов добились выдающихся результатов — как в области разработки и создания цифровых матриц высокого разрешения (матрицы на 36 млн. пикселей считаются устаревшими), так и в области оптики и получения синтеза так называемых мультиспектральных изображений. Нашим военным спутникам до таких показателей очень далеко — это надо прямо признать.

Отстаем мы от американцев и по числу спутников. Все время после развала СССР американцы держали на орбите минимум 11−12 спутников оптико-электронной разведки. Причем, часть из них имела возможность перенацеливания на орбиты, которые перекрывают интересующие США районы в режиме реального времени.

Мы от этого, повторюсь, очень далеки. И надо понимать: российские гражданские спутники типа «Ресурс» и «Канопус» не позволяют вести ни мультиспектральную разведку, ни детальную фоторазведку. Эти спутники могут дать представление об общей картине. Но на основе их данных нельзя, например, выстроить систему целеуказания.

— В чем особенность мультиспектральной военно-космической разведки?

— Такая разведка ведется не только в оптическом диапазоне (видимого светового излучения), но также в инфракрасном и ультрафиолетовом. В каждом из этих диапазонов имеются так называемые окна наилучшей проницаемости. Например, в инфракрасном диапазоне «окна» возникают при длине волн 3−5 микрометра и 8−12 микрометров. Такие волны без проблем проникают сквозь облака, дождь, туман, что позволяет получать информацию с поверхности Земли даже при неблагоприятных погодных условиях.

Американцы сейчас имеют на разведывательных спутниках аппаратуру, которая позволяет вести съемку в 6−8 диапазонных «окнах», и синтезировать на основе этих снимков комплексное изображение.

Это позволяет, например, выявлять боевую технику под деревьями, за кустами, накрытую обычными маскировочными сетями. Более того, так можно выявить некоторые подземные сооружения и объекты.

— Каково разрешение американских снимков из космоса?

— Точных данных по современным американским спутникам мы не имеем. Но те изображения из космоса, которые известны, позволяют говорить о разрешении примерно 20−30 сантиметров на пиксель. Человек при таком разрешении виден отчетливо. Это результат характерен для спутников США, которые работали 7−8 лет назад.

— Если бы у нас была космическая разведывательная группировка, сопоставимая с американской, насколько бы это облегчило нам жизнь в той же Сирии?

— Существенно облегчило бы. Напомню, 10 мая президент Владимир Путин провел совещание с военными и руководством ОПК, на котором заявил, что операция в Сирии выявила определенные проблемы по результатам применения нашего вооружения. Путин поручил провести тщательное расследование по каждому возникшему вопросу, и устранить недостатки.

Так вот, часть выявленных недостатков можно было бы исключить, если бы у нас были спутники с высоким разрешением матриц и мультиспектральностью.

— Кто, кроме США и России, располагает такими спутниками?

— Практически никто. Китай сейчас начинает создавать собственную космическую разведывательную группировку, но реальных оптико-электронных спутников у Пекина пока нет…

 — Во времена СССР у нас имелась разветвленная сеть спутников оптико-электронной разведки, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров.

— По своим характеристикам они уступали американским аналогам, но в принципе работали неплохо. Но после развала Советского Союза перед политическим руководством страны встали совершенно иные задачи. Они заключались, прежде всего, в обороне собственной территории. А для этого спутники, которые контролируют различные части Атлантического океана или Ближний Восток, не имели ключевого значения.

Космическая разведка для обороны собственной территории не нужна. В приграничных районах достаточно авиационной разведки, а также наземной радиоэлектронной разведки. Можно, кроме того, запускать аэростаты, чтобы «просвечивать» территории соседних государств на приличную глубину.

А в дальних районах работает, прежде всего, агентурная разведка, которая сообщает об опасных для нас скоплениях войск. Плюс, имеются специальные разведывательные корабли, которые отслеживают обстановку в нужных районах Мирового океана.

Другими словами, до сих пор разведывательных источников для обороны собственной территории у нас было достаточно. Но теперь, как я понимаю, перед российскими Вооруженными силами ставятся более масштабные задачи.

В их числе — участие в миротворческих и антитеррористических операциях в разных регионах. Кроме того, у нас снова назревает глобальная конфронтация с НАТО. А это требует уже слежения за американскими авианосными группами по всему миру, желательно в режиме реального времени.

— Насколько нам необходима космическая разведка в той же Сирии?

— Территория Сирии достаточно невелика, и для ее контроля вполне достаточно разведывательного корабля. На мой взгляд, сирийская операция в данном случае является лишь удобным предлогом для развертывания новой системы космической разведки.

На деле, разведывательные спутники имеют глобальное стратегическое значение, и именно в этой сфере дают серьезное преимущество. Мало обнаружить цель, нужно еще навести на нее ударные средства. Например, крылатые ракеты большой дальности типа «Калибр». Такой удар, как правило, необходимо нанести быстро, и только спутник позволяет получить координаты цели практически мгновенно.

— Минобороны РФ планирует вывести на орбиту всего три «Раздана». Этого достаточно для обеспечения национальной безопасности?

— Думаю, в сочетании с другими разведывательными средствами трех спутников действительно достаточно. Аппарат оптико-электронной разведки, конечно, вещь дорогая, но не критически — он не стоит миллиарды долларов. Если бы Министерству обороны РФ требовалось больше таких спутников, уверен, военные нашли бы на них деньги…

Андрей Полунин

www.discred.ru

какое оружие способно лишить США могущества в космосе — РТ на русском

Начальник Стратегического командования Вооружённых сил США генерал Джон Хайтен заявил, что Россия и Китай скоро смогут угрожать любому американскому космическому аппарату. По его мнению, обе державы активно работают над созданием противоспутникового оружия. Ранее источники в Пентагоне неоднократно сообщали об испытаниях противоспутниковых ракет Москвой и Пекином. Насколько обоснованны опасения Вашингтона, разбирался RT.

Выступая в Стэнфордском университете в Калифорнии, Хайтен рассказал о серьёзной военной угрозе, которая исходит от Москвы и Пекина: «В не столь отдалённом будущем они смогут использовать свои возможности, чтобы угрожать любому нашему космическому аппарату. Нам надо предотвратить это, а лучший способ предотвратить войну — быть готовым к войне».

Хайтен подчеркнул, что США приняли якобы брошенный им вызов и начали готовиться к ответным мерам. «Мы сделаем так, чтобы все знали, что мы готовы к войне», — добавил генерал, не уточнив, что конкретно намерено делать Стратегическое командование Вооружённых сил США (STRATCOM), которое объединяет стратегические ядерные силы, соединения ПРО и космические войска (в общей сложности 184 тыс. военнослужащих). 

Как полагает Хайтен, Москва начала развивать противоспутниковые технологии ещё в 1980-е годы и сейчас обладает значительным потенциалом в этой сфере, который способен подорвать позиции США в космическом пространстве.

Достаточно жёстко Хайтен выразился по поводу амбиций Пекина, назвав китайский народ «самой агрессивной нацией в мире». Командующий STRATCOM считает, что Поднебесная создаёт оружие, которое «в будущем станет вызовом для США в космическом пространстве». 

  • Штаб-квартира Стратегического командования вооружённых сил США
  • © Wikipedia.org
Китайский гамбит

Первые тесты китайских противоспутниковых ракет прошли в 2005 году, а в январе 2007-го прямым попаданием был уничтожен метеоспутник FY-1C. На сегодняшний день Китай провёл восемь испытаний противоспутниковых ракет.

В середине декабря 2016 года специализированные американские издания распространили информацию о том, что КНР готовится к испытаниям внеатмосферной ракеты Dong Neng-3 (DN-3), предназначенной для уничтожения спутников. На одном из китайских военных объектов были якобы зафиксированы соответствующие подготовительные работы. Также сообщалось, что Пекин объявил о закрытии воздушного пространства в зонах, где предположительно пройдёт траектория полёта DN-3.

По данным старшего научного сотрудника американского центра Международной оценки и стратегии Ричарда Фишера, базой для создания DN-3 является трёхступенчатая твердотопливная ракета мобильного запуска с жидкостным ракетным двигателем верхнего уровня «Куайчжоу-1». Эксперт по вооружениям заявил, что DN-3 способна поражать разведывательные и навигационные спутники США, находящиеся на орбитах от 300 до 1000 км.

При этом Фишер подчеркнул, что до середины 2017 года Вооружённые силы КНР могут испытать более мощную, четырёхступенчатую твердотопливную ракету мобильного запуска «Куайчжоу-11». Помимо неё в китайском арсенале есть ракета «Чанчжэн-11», которая также может быть применена как противоспутниковая.

Американский аналитик Билл Гертц сообщает, что DN-3, как и её предшественница DN-2, разработана для уничтожения спутников. При этом китайская сторона заявляет, что её программа носит сугубо оборонительный характер, а DN-3 предназначена для внеатмосферного перехвата баллистических ракет. Предыдущий запуск DN-3 состоялся 30 октября 2015 года. 

  • Тестовый запуск макета ракеты Dong Neng-3
  • © скриншот youtube.com
Секретное оружие России

21 декабря 2016 года издание The Washington Free Beacon сообщило, что 16 декабря в Центральной России была испытана противоспутниковая ракета ПЛ-19 «Нудоль». Москва осуществила пять запусков этой ракеты, из которых три были признаны успешными. Отмечается, что предыдущие запуски проходили на космодроме Плесецк (Архангельская область).

За полётом ракеты внимательно следила американская разведка. В Пентагоне считают, что Россия разрабатывает противоспутниковое оружие в рамках совершенствования противоракетной обороны, что «Нудоль» будет выводить из строя телекоммуникационные и навигационные спутники.

Последние, помимо разведки, занимаются ретрансляцией, обеспечивают военную связь и ведут корректировку огня. Но особняком стоит система навигации GPS, вокруг которой во многом строится эффективность американской армии. Вооружённые силы США привыкли полагаться на GPS, и потеря отвечающих за систему геолокации спутников может серьёзно ударить по боеспособности войск.

Предыдущие пуски ПЛ-19 проходили 24 мая и 18 ноября 2015 года. В Пентагоне считают, что обладание противоспутниковым оружием является для России настолько же приоритетной задачей, как и модернизация стратегических ядерных сил.

Американские военные видят в противоракетной и противокосмической системе дальнего перехвата «Нудоль» прямую угрозу полётам спутников и считают, что Москва пытается скрыть истинную цель создания ракеты, держит в секрете её реальные характеристики и маскирует супероружие под программой совершенствования ПРО.

«И Россия, и Китай понимают уязвимость американских спутников и зависимость США от их работы. <…> И Китай, и Россия разрабатывают лазерное оружие и другие системы направленной энергии, которые могут «ослепить» спутники или нарушить их работу. Также разрабатывается оружие, способное поражать малые спутники», — пишет The Washington Free Beacon.

Под проектом «Нудоль» подразумевается система ПРО А-235, разработчиком которой является концерн «Алмаз-Антей». Первые эскизы А-235 появились в 1985—1986 годах. Новая система ПРО должна заменить защищающий сейчас московский регион стационарный комплекс А-135 «Амур», противоракеты 53Т6 которого способны сбивать низковысотные спутники.

«Жертва агрессии»

Военный эксперт Юрий Кнутов в беседе с RT заявил, что опасения Пентагона вполне обоснованны из-за чрезвычайной зависимости от информации, поступающей со спутников. Именно поэтому Россия и Китай стремятся обладать возможностями по выводу из строя американских космических аппаратов.

«В 2016 году американцы запустили на геостационарную орбиту мощнейший, оснащённый современной электроникой спутник, который может работать ретранслятором. Конечно, если начинаются военные действия или существует угроза военных действий, такой спутник надо сбивать или выводить из строя другими средствами», — пояснил Кнутов.

Однако в разработке противоспутникового оружия США не являются беззащитной жертвой «агрессивных» планов России и Китая. В развитии противоракетной обороны американцы преуспели гораздо больше своих потенциальных оппонентов. Усилиями Пентагона была создана мощнейшая в мире система ПРО.

На земле американская ПРО включает стационарную систему GBMD, мобильные комплексы THAAD и Patriot PAC-III, которые могут осуществлять перехват ракет на низких орбитах.

  • Patriot PAC-III
  • © Wikipedia.org

На море боевое дежурство несут корабельные комплексы Aegis, которые также обладают противоспутниковым потенциалом. В феврале 2008 года ракета RIM-161 Standard Missile 3 (Aegis) сбила американский военный спутник USA-193, вышедший на нерасчётную орбиту.

«Такая многоступенчатая система есть только у США, поэтому их ПРО является стратегической. Она широко развёрнута и включает целый ряд элементов, которые перехватывают цели на разгонном этапе, в космосе, в ближнем космосе и непосредственно в атмосфере», — отметил Кнутов.

При этом Россия, которая, в отличие от США, не выходила из договора об ограничении противоракетной обороны от 1972 года, может решать «противоспутниковые задачи» лишь с помощью системы ПРО, развёрнутой вокруг Москвы.

Угроза милитаризации

Противоспутниковое оружие условно делится на несколько типов: ракеты (в том числе с ядерным боезарядом), спутники-перехватчики и лазерные установки. Ракета считается «грязным» оружием: в случае попадания спутник разрывает на части, и его обломки засоряют и без того замусоренное космическое пространство.

Более «чистым» и перспективным методом противоспутниковой борьбы, по мнению Кнутова, являются твердотельные лазеры. Таким системам достаточно вывести из строя оптику спутника без его физического уничтожения, что не создаёт дополнительного космического мусора. Более того, лазер является многоразовым средством. Эксперт полагает, что лазер выгодней и перспективнее противоракет или истребителей спутников.

Старший научный сотрудник ВШЭ, эксперт Центра анализа стратегий и технологий Василий Кашин считает, что Москва развивает лазерное оружие в рамках программы «Сокол-Эшелон».

Из открытых данных следует, что испытания боевого лазера стартовали в 2005 году, а спустя четыре года была впервые поражена условная цель на расстоянии 1,5 тыс. км от поверхности Земли. «У нас идут исследования по нескольким направлениям. И мы в этом отношении идём вровень с США и КНР», — сказал собеседник RT.

«Американцы опасаются, что на определённом этапе китайцы и русские получат возможность нанести удар по их группировке разведывательных и телекоммуникационных спутников.

В этом случае США лишатся ключевого элемента своего военного превосходства и будет утрачена целиком возможность использования высокоточного оружия», — отметил Кашин.

Генерал-майор в отставке, выпускник Академии Генерального штаба СССР Павел Золотарёв предупреждает, что использование лазерного оружия в космосе — недопустимая мера. По его словам, «чистого» способа поражения спутников не существует. «Оружие, основанное на лазерах или поражении целей в электромагнитном диапазоне, может также представлять угрозу безопасности космоса», — заявил RT эксперт.

«На данный момент Россия не обладает противоспутниковым оружием. Москва разрабатывает средства, которые будут убирать космический мусор. Это аппарат, который будет стоять на месте, но струёй из двигателей сбивать мусор, попадающий в атмосферу. Однако таким же образом можно сбить чужой спутник. Поэтому космические державы непреднамеренно, а в интересах безопасности могут создавать средства вроде бы для борьбы с мусором, но в реальности имеющие двойное назначение», — утверждает Золотарёв.

Эксперт подчеркнул, что сейчас крайне важно усилиями России, Китая и США прийти к выработке международных документов, которые исключили бы перспективу военных действий на орбите. «Россия выступает против милитаризации космоса, а угроза такая существует как минимум со стороны трёх государств. Сегодня созрела необходимость начать переговоры по созданию механизма обеспечения безопасности в космосе и учёта интересов космических держав», — уверен Павел Золотарёв.

russian.rt.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *