Место, где незагримированные лица снимать нельзя. Часть 1…

08:31 pm — Место, где незагримированные лица снимать нельзя. Часть 1…
Если кто не в курсе, то это 45-й ОПСПН ВДВ. Если ещё точнее, то 45-й отдельный гвардейский ордена Кутузова ордена Александра Невского полк специального назначения ВДВ. Последние 2 года место постоянной дислокации — Кубинка.

Хотя 45-й ОПСПН и самая молодая часть в ВДВ, родословная и история у части вполне себе пышные.

45-й отдельный полк специального назначения ВДВ сформирован в феврале 1994 года на базе 218-го и 901-го отдельных батальонов специального назначения.

К июлю 1994 года полк был полностью сформирован и укомплектован. Приказом Командующего ВДВ в порядке исторической преемственности днём образования 45-го полка указано считать день образования 218-го батальона — 25 июля 1992 года.

2 декабря 1994 года полк переброшен в Чечню для участия в ликвидации незаконных вооружённых формирований. Подразделения полка принимали участие в боевых действиях до 12 февраля 1995 года, когда полк был переведён обратно на место постоянной дислокации в Московской области. С 15 марта по 13 июня 1995 года в Чечне действовал сводный отряд полка.

9 мая 1995 года за заслуги перед Российской Федерацией полк был награждён грамотой Президента Российской Федерации, а военнослужащие полка в составе сводного батальона ВДВ принимали участие в параде на Поклонной горе, посвящённом 50-летию Победы над фашисткой Германией.

С февраля по май 1997 года сводный отряд полка находился в Гудауте в составе миротворческой миссии в зоне разделения грузинских и абхазских вооружённых сил.

26 июля 1997 года полку было вручено Боевое знамя и грамота 5-го гвардейского воздушно-десантного стрелкового Мукачевского ордена Кутузова III степени полка, расформированного 27 июня 1945 года.

1 мая 1998 года полк переименован в 45-й отдельный разведывательный полк ВДВ. 901-й отдельный батальон специального назначения расформирован весной 1998 года, в 2001 году на его базе создан линейный батальон специального назначения в составе полка (называемый по старой привычке «901-м»).

С сентября 1999 года по март 2006 года сводный разведывательный отряд полка принимал участие в контртеррористической операции на Северном Кавказе.

2 февраля 2001 года полку был вручён вымпел Министра Обороны «за мужество, воинскую доблесть и высокую боевую выучку».

В апреле-июле 2005 года было принято решение передать 45-му полку Боевое знамя, звание «Гвардейский» и орден Александра Невского, принадлежавшие расформированному в том же году 119-му гвардейскому парашютно-десантному полку. Торжественная церемония передачи отличий произошла 2 августа 2005 года.

В 2007 году 218-й отдельный батальон специального назначения переформирован в линейный, утратив нумерацию и статус отдельной воинской части. С этого времени полк состоит из двух линейных батальонов.

Полку было возвращено наименование 45-й отдельный полк специального назначения ВДВ.

В августе 2008 года подразделения полка принимали участие в операции по принуждению Грузии к миру.

Офицер полка, Герой России Анатолий Лебедь был удостоен ордена Святого Георгия IV степени (подробнее о Лебеде — «могильщике» грузинских ВМС — см. http://u-96.livejournal.com/1862753.html и http://u-96.livejournal.com/2368943.html).

Указом Президента Российской Федерации № 170 от 9 февраля 2011 года полк первым в новейшей истории награждён орденом Кутузова.

Вручение награды состоялось 4 апреля 2011 года в расположении полка в Кубинке. Президент России Дмитрий Медведев лично прикрепил к Георгиевскому знамени полка знак и ленту ордена…

Спасибо онлайн пресс-клубу МО РФ за его любезное приглашение http://u-96.livejournal.com/2530459.html. Ибо благодря ему, сегодня я, wolfschanze, другие блоггеры + пресса-таки лично побывали в расположении 45-го ОПСПН ВДВ.

Небольшое отступление. Что-то везёт нам с Николаем в последнее время на 45-е отдельные. Недавно были в 45-м ОИМП-е http://u-96.livejournal.com/2531873.html и http://u-96.livejournal.com/2532902.html

А теперь вот со спецурой подвезло.

Но, как грится, вернёмся к телу. Дело было так…

Нет, не так. Начиналось всё сегодня с ранья так. 🙂

Т.е. — мило и по-домашнему. В 07:30 я сидел в кафешке близ станции метро «Арбатская» и технично накачивался горячим чаем с лимоном. Впрок. Помятуя, что день будет длинным и жарким…

В 08:00 мы стартовали на четырёх колёсах в сопровождении майора ВДВ с 5-й площадки МО и буквально спустя уже 45 минут, удачно избежав пробок, выгрузились у КПП 45-го ОПСПН.

Мальца подождали отставших, покурили…

Поглазели на ВДВэшный банкомат.

Он очевидно был тоже специального назначения. Т.к. время от времени к нему чётким строевым шагом подходили бойцы, совали в щель карточку, после чего отдавали банкомату честь… Правда, есть версия, что они просто прикрывали рукой бликующий экран от солнца, но со стороны это выглядело именно как «Товарищ банкомат! Рядовой Сидоров явился для получения нала! Разрешите приступить к выполнению поставленной боевой задачи?..» 😉

Потом майор созвал всех и провёл краткий инструктаж. Смысл его укладывался в несколько простых тезисов:
— Нам сперва хотели показать спецпоказушную группу,..
— Но она именно сейчас спецпоказушничает перед кем-то более высокопоставленным, чем мы,..
— Поэтому нам покажут настоящую боевую разведгруппу, проходящую курс подготовки к августовским соревнованиям разведвзводов ВДВ.
— Разведгруппа на ногах почти без перерыва уже третьи сутки, поэтому, чтобы не раздражать бойцов, гостям запрещается болтаться у них под ногами, есть при них, курить и громко ржать.
— Пить разрешается.
— Не стоит фотографировать лицо без грима. За это — расстрел на месте с последующим повешеньем. 😉
— Не стоит фотографировать технику.
— На этом всё, разойтись — оправиться.

Спустя ещё пяток минут КПП буквально выстрелило из себя капитана-инструктора в незнакомом камуфле с бутексовскими берцами «Кобра» на ногах — стремительного и поджарого, неуловимо чем-то похожего на борзую. Кэп с явной душевной мукой в глазах обвёл нас своим взором («Блин, почему они свалились именно на меня?!» (с)), отрепетовал майорские тезисы, чуть подумал, и приплюсовал к ним строжайший запрет на фотографирование наколок бойцов группы, буде те попадут как-то в кадр.

Мы поклялись, что ни-ни и даже — не Боже ж мой.

На этом вводный инструктаж был закруглён и мы нестройной толпой проследовали на полигон. По дороге на бетонке наткнулись на колосящуюся антеннами БМД-1КШ. Честно её фотографировать не стали, тем более, что нас тут же застращали кровавой гэбнёй и контрразведкой. Лениво тянущие подле машины цигарки мехвод и командир КШМ-ки (интересно, кто из них был кровавой гэбнёй, а кто — контрразведкой?) на наше появление не отреагировали никак. Просто дососали сигареты, завели свою шайтан-арбу и скрылись в неизвестном направлении. Тем временем мы уже забрались в тенисто-паутинную глубь леса и, дивясь обилию никем не спижженых грибов, шагали себе шагали…

…Пока Инструктор (договоримся, что впредь я его буду называть именно так или для краткости — просто И.) не сказал: «Стоп! Мы на месте!» После чего соседние кусты расступились. И из них на свет белый деловито поползли зелёные призраки. 🙂

И. дождался, пока всё население кустов покинуло свой теремок. Объяснил, что это, собстна, и есть вышепомянутая разведгруппа. Что парни кувыркаются уже третьи сутки и уже малость того — притомились. Что трое контрактников из группы уже сняты с дистанции — сердце не выдержало. Что поскольку разведчики готовятся не к боевому выходу, а к соревнованиям — идут налегке. В переводе на русский, это означает один ствол + сухпай + 25 кг за плечами. Но без «холодняка», короткоствола, запасного питания к радиостанции, «Мух», «Шмелей» и закреплённого за каждым бойцом по боевому расписанию АС «Вал». Что легли они спать сегодня после двухсуточной эквилибристики в час ночи. Что в 03:30 их подняли и заставили отмахать поутру 30 км. Что дальше они должны пройти ещё 6 км. по лесу, но исключительно ради нас, худосочных, принято решение 6 км. урезать до 3. Что впереди — засада, оказание первой медпомощи раненному, обнаружение минного поля и переправа. Что штатно разведгруппа может насчитывать до 16 человек (наша — 8) и обычно включает в себя командира, его зама, пару радистов, пару подрывников, пару санитаров, пару пулемётчиков и пару снайперов. Прочие — просто разведчики. Что разведгруппы имеют смешанный состав из контрактников и срочников (в нашей таких — 2). Что «на дело» посылаются согласно приказу главкома только контрактники, а срочники — только на основании добровольного рапорта (который, ясен перец, можно накатать и задним числом, как это было в войну «трёх восьмёрок»). Всем всё понятно? Тогда зашуршали!..

И мы зашуршали. Т.е. мы, как стадо малолетних бизонов, принялись с фотоаппаратами, камерами и штативами скакать вокруг и около. А разведгруппа сразу выслала вперёд метров на 300 головной парный дозор, следом, держа стволы «ёлочкой», пошло «ядро» из 4 человек (включая командира и радиста), потом — тыловой парный дозор. Через каждые 250-300 метров остановка. Группа занимая периметр, залегает, осматривается, прислушивается, принюхивается. Потом командир шёпотом или жестами указывает следующий ориентир. К нему выдвигается новый головной парный дозор (предыдущий, чтобы внимание не успевало «замылиться», оттягивается в тыл, а бывшая там пара перебирается в центр). Если командир решает, что пора притормозить и занять периметр, то группа оповещается об этом жестом или обычным охотничьим манком. Двигалась группа вроде и неторопливо, и, практически, совершенно бесшумно, но мы быстро поняли, что надо очень постараться, чтобы не отстать от этих спецназовских «лосей»… 🙂

Таким макаром сквозь лес, бурелом, паутину, духоту и комаров прошли первый километр, на что потребовалось чуть меньше часа. Мне-то в берцах и камуфле было это как-то по фигу, а вот некоторым спутникам, прибывшим в гости к спецназу наивно раздетыми, было явно не столь комфортно…

Пока идём — обращаю внимание на разномастность снаряги и обувки у л/с группы.

На ближайшей же т.н. «тактической остановке» интересуюсь у И., а, собстна, почему так?

Тот отвечает, что это мера вынужденная. Проистекающая, понятное дело, из недостатка бабок. 45-й ОПСПН, несмотря на то, что является узкоспециальной разведчастью, финансируется МО РФ как обычный парашютно-десантный полк ВДВ. Без экивоков. Посему л/с 45-го ОПСПН-на чаще всего приходится в частном порядке затариваться наиболее подходящей обувью, а равно головными уборами, кэмелбеками, разгрузниками и прочей снарягой («не положенной» обычному полку ВДВ), не исключая приборов ночного видения, тактических фонарей и холодного оружия (исключение — НР и НРС, положенные по штату). Кстати, по той же самой причине (недостаток финансирования) всё вооружение в полку — исключительно отечественного производства. Иностранные образцы (какие — И. так и не уточнил) стрелковки имеются в штучных экземплярах и исключительно в ознакомительных целях.

«Абаканы»?.. Нет, эти хитромудрые аппараты нас не устраивают. Ходим с проверенными «калашами». (с)

Всё, пошуршали дальше. Через минут двадцать группа останавливается, занимает периметр, разворачивает рацию и выходит на связь с «центром»…

Пока командир с радистом колдуют в эфире, фоткаю брошенные рюкзаки бойцов…

…И замечаю, как расположившийся неподалёку боец с «Винторезом» вытаскивает из какой-то заначки презервативы. Натуральные. Энное кол-во. Следом появляется кока-колистая ёмкость с водоэмульсионкой, щедро разбавленной водой. Некоторое время снайпер сосредоточенно под нашими удивлёнными взглядами наполняет интимно-резиновые изделия розовой жидкостью из бутылки. Потом презервативы завязываются и бережно нычутся. 🙂

— Ээээ… — ещё не сформулировав вопрос, я поворачиваюсь к И. Тот пожимает плечами и как само-собой разумеющееся говорит: «Засада».

Ну засада — так засада. И мы залегаем непосредственно в неё. Вместе с бойцами. У ближайшей грунтовки. ;D

Продолжение, понятное дело, следует. Если вам интересно, конечно…

Часть 2 см. http://u-96.livejournal.com/2535256.html?mode=reply
Настроение: отак это было

u-96.livejournal.com

45 отдельный разведывательный полк СпН ВДВ в Грозном, зима 1994 — 1995 гг. Часть 1.

Бывший сержант 45 отдельного разведывательного полка специального назначения ВДВ Валерий К., гранатомётчик 4 разведывательной группы 1 разведывательной роты 901 отдельного батальона СпН: К моменту призыва в армию (июнь 1994 года) я уже имел спортивный разряд по скалолазанию и призовые места на юношеских соревнованиях в г.Апатиты Мурманской области — я там проживал до середины 90-х. Поэтому меня и забрали в 45-й полк, по росту я не подходил, туда брали ребят с ростом от 180 см, но в те годы был дикий недобор людей, к тому же у меня было уже несколько прыжков с парашютом, прыгали мы зимой 1989 года на аэродроме «Мурмаши». В общем, пришел пацан с прыжками и разрядами по скалолазанию — готовый диверсант практически. Военком мне и говорит: «Ты по росту не подходишь, но с твоей спортивной подготовкой мы можем тебя отправить в спецназ. Пойми, тебе будет очень тяжело… Ты готов?» А в парашютном клубе, где мы занимались, инструктора-афганцы, здоровые, веселые мужики в тельняшках, некоторые с боевыми наградами. Конечно же, я тоже хотел быть, как они! Я и говорю: «Конечно, справлюсь!» И с самого начала я так и был настроен идти в боевую роту, а не в обеспечение. Так я попал в 45-й полк.

901 ОТДЕЛЬНЫЙ БАТАЛЬОН СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ

45 полк состоял на тот момент из двух батальонов — 218 отдельного батальона (командир — майор Андрей Анатольевич Непряхин, будущий Герой России) и 901 отдельного батальона (командир — майор Николай Сергеевич Никульников), трехротного состава по 4 разведгруппы в каждой роте. В состав полка также входили вспомогательные подразделения — рота связи (связистов раскидывали по разведгруппам), рота спецвооружения, водителя и стрелки БТР, расчеты АГС. В разведроте численность была 52-54 человека, так что в Грозном действовал сводный отряд порядка 150 человек: 2 рота (командир — капитан Андрей Владимирович Зеленковский) 218 обСпН, 1-я (командир — старший лейтенант Вячеслав Николаевич Николахин) и 3-я (командир — капитан Черданцев) роты 901 обСпН.

Всех своих непосредственных командиров могу охарактеризовать как очень профессиональных, жестоких и очень веселых людей (такое вот сложное сочетание). Я безмерно им благодарен, и по сей день, спустя четверть после грозненских боев, помню их. Но такое и не забывается…

«Здоровые, лысые, своим внешним видом и повадками они больше напоминали бандитов, чем офицеров Красной армии. Не зря в то время у КПП постоянно паслись граждане на черных «Мерседесах» с предложениями подработать — завалить кого-нибудь в Москве…»1

Я сейчас понимаю, что по большому счету все наши офицеры были настоящими советскими офицерами, в самом лучшем смысле этого слова. Один мой знакомый служил на десять лет позже в 2005 в разведке ГРУ, и он рассказывал, как их командир роты устраивал поборы с личного состава. Так вот, такого у нас в принципе быть не могло, сознание людей на тот, еще ранний постсоветский период, не позволяло.

Дедовщина была и очень жестокая. Офицеры к этому явлению подходили по разному: кто-то старался не обращать внимания, кто-то, как замполит роты Банников боролся, как мог (вечером залезал в окно своего кабинета на первом этаже, и когда после отбоя, начинали прессовать молодых, выскакивал из кабинета с резиновой палкой и разгонял старослужащих), кто-то из офицеров, наоборот, пытался поставить это явление себе на службу. Наш же командир 4-й группы капитан Владимир Владимирович Глуховский занимался серьезным воспитанием, и нашу группу он превратил в действительно слаженную команду.

«Армейские друзья… Все это миф, вымысел, не верьте никому, кто говорит, что только в армиии можно обрести настоящих друзей. Кого здесь называть другом? Мордвина Евдокимова, который до армии промышлял грабежами прохожих на московских вокзалах и сбежал в армию от тюрьмы? Психованного татарина Зимадеева, который каратист к тому же? Он умеет прыгать сальто через забор и при этом одновременно стрелять из автомата. На все бытовые споры у него один аргумент — удар ногой в голову. Казаха по кличке Батыр, который говорит по-русски с трудом? Или моего землячка из Питера Кокорина, все детство проведшего в специнтернате и в двадцать лет не знающего таблицу умножения? Они не могли быть мне друзьями».1

«В части, куда не брали ребят ростом мене метра восьмидесяти и где был культ физической силы, меня начинали ненавидеть немедленно, просто из-за маленького роста.

С приходом ночи, после отбоя старослужащим приходила идея, что именно я должен чистить им сапоги и подшивать воротнички. Конечно, ведь им казалось, что гораздо легче сломать морально человека, который ростом тебе по грудь и легче на тридцать килограммов.

Все попытки «договориться» заканчивались простым избиением.

Я и не говорил потом ничего, просто подходил и бил в ответ один раз, зная, что через несколько секунд буду рассматривать интерьер казармы из какого-нибудь необычного ракурса, лежа с вывернутой головой между тумбочкой и кроватью.

Но я должен был из раза в раз делать этот удар.

Их немного обескураживало то, что я укладывал парашют быстрее всех в роте, безошибочно ориентировался по карте, мог перевести фразы на английском языке из методички по допросам военнопленных, больше всех подтягивался на переладине и никогда не сдыхал на марш-бросках.

— Кто этому мелкому задроту гранатомет выдал? Совсем рехнулись? — реагировали на меня офицеры из другого батальона. Ведь мне, кроме автомата, приходилось таскать еще и гранатомет с боекомплектом.

— Все нормально! У вас гранатометчики на марше дохнут? — защищал меня замком нашей разведгруппы лейтенант Пастух.

— Ну, дохнут, постоянно бойцы их на руках таскают…

— А наш не дохнет! Он у нас единственный «неумирающий»! — Пастух один верил в меня, может, потому, что был такой же низкорослый и задумчивый.

Я был упрямым и терпеливым, и через год даже те, кто ненавидел меня, начали уважать».1

Дедовщина это сложное обоюдное явление, в котором виноваты не только старослужащие, и не все формы плохи. И кто этого не видел, не поймет никогда. В дальнейшем разведгруппы пытались формировать из ребят одного призыва, но это не всегда помогало.

«Быть солдатом самого маленького роста, да еще служить в четвертой разведгруппе — это значит всегда и везде быть последним в очереди.

В баню, в столовую, на получение обмундирования.

Вот и сейчас, я стоял в центральном проходе перед каптеркой, с беспокойством глядел, как тает стопка потрепанных бушлатов.

Год назад наша часть вышла из Абхазии, и запасливый командир роты вывез оттуда целый грузовик, как тогда казалось ненужного барахла. Эти бушлаты проделали долгий путь и если б умели говорить могли бы много порассказать.

— Это что, дыры от пуль? — сослуживец моего призыва стоя напротив окна на свет разглядывал загадочные дыры в толькоичто полученном бушлате.

— Это что, кровь?.. — он повернулся к нам показывая странные бурые пятна на ткани.

— Я это не надену!!

— Бери! Не кочевряжься! — сурово бросил кто-то из «стариков» — ночью в лесу холодно станет, напялишь, и рад будешь!

Нас ждал первый трехсуточный разведвыход, и поскольку призвали нас в июне, то зимняя форма нам не полагалась.

В армии все по расписанию.

Положен переход на зимнюю форму 15 октября, значит, до этого момента все ходят в летнем камуфляже, и не важно, что уже конец сентября и по утрам заморозки.

— А тебе не повезло! — весело произнес командир роты, показывая на пустые полки стеллажа, он выдавал эти бушлаты лично.

— Может… может, хоть простреленный какой остался?

— Бушлатов больше нет! Бери вот плащ от ОЗК, все ночевать будет теплей — он протянул мне резиновый сверток.

Это были очень холодные трое суток.

Ложась спать, я накрывался этим плащом с головой и от дыхания он покрывался изнутри испариной, которая к утру превращалась в иней.

На третьи сутки непрерывной дрожи я услышал, я практически почувствовал в голове странный щелчок, будто бы переключили какой-то тумблер.

И с этим щелчком я внезапно перестал дрожать, и мне стало тепло.

Способность мерзнуть я снова приобрету только лет через семь после увольнения из армии».2

КОМАНДИРОВКА В ЧЕЧНЮ

Я прекрасно помню как происходила отправка у нас в Кубинке, в ППД батальона. В двадцатых числах ноября 1994 года, в субботу мы находились в гарнизонном кинотеатре на территории танковой части. Во время киносеанса прибежал посыльный и крикнул в зал: «Первая рота, на выход!»

Мы выбежали и отправились в расположение роты. Там уже шли сборы. Объявили, что сводная разведгруппа выдвигается в Чечню. От нас собрали первую разведывательную группу, они выложили снаряжение в центральном проходе для проверки. Настроение перед отправкой было боевое, обращались к командиру роты с просьбой включить нас в состав боевого формирования. На что он ответил: «Не переживайте, скоро все туда полетим». (Одна парочка, правда, дристанула. Причем самые раскаченные и быковатые. За одну ночь из центровых превратились в чмошников. Но их потом никто не осуждал. Но они так и остались изгоями до конца службы.) Потом был сформирован новый состав передового отряда, в который вошла и наша группа. Перед отлетом все за три дня были готовы, и спали на скрученных матрасах. Постельное белье было сдано, и мы лежали с оружием на одних панцирных сетках. Перед отправкой написали письма родителям, что едем на прыжки в Псков. Может быть, в Москве (218-й батальон стоял в Сокольниках.) и были родители на КПП, но у нас никого не было. 27 ноября произошел отлет. По прилету в Моздок переночевали в расположении ВВ-шной части. Очень эта ночь запомнилась, потому что у ВВ-шников в казарме висел телевизор на стене, и там крутился певец Фредди Меркьюри. Потом переместились на КП на аэродром, а скоро прилетели все остальные, и мы перехали в эллинги возле взлетки. В первую же ночь меня деды немного потыкали ножиком, с целью изъять наличные, да вот незадача — не было у меня наличных! Забегая вперед, сразу скажу, что во время боевых действий в Грозном дедовщина исчезла полностью, в тех условиях дедовщина была невозможна.

По прибытию в Моздок сразу же заступили в караул по охране личного поезда министра обороны П.Грачева, а также его вертолета и самолёта, на котором он летал в Москву. Так и менялись постоянно: в караул — с караула, на занятия, на стрельбы. В Грозном мы действовали тремя ротами, две другие были на замену, и одна рота в резерве. Резервные роты охраняли поезд Грачева.

«Зима. Моздок. Промозглый ветер с мокрым снегом. Мы на нем уже третьи сутки. Нам от него никуда не скрыться, потому что мы на аэродроме.

Мы с товарищем стоим в карауле. Нас некому сменить, так как наша рота гоняется по лесам за чеченской разведгруппой.

Позавчера мы охраняли самолет министра обороны, вчера мы охраняли вертолет министра обороны, сегодня мы охраняем передвижной штаб министра обороны.

Мы дожидаемся, когда уходит проверяющий, снимаем каски и садимся в них, как в горшки. Спиной к спине. Так теплее. Засыпая, я думаю, что нас найдет чеченская разведгруппа и перережет нам горло. «И все тогда закончится…», — думаю я даже с некоторым облегчением и проваливаюсь в сон. Нас укрывает снег мокрым одеялом».1

Разумеется, помимо охраны объектов, личный состав некоторых разведгрупп выполнял задания по разведке подходов к Грозному.

Один раз и моя 4-я разведгруппа выполняла задание по поиску засветившейся чеченской разведгруппы. Правда, обнаружить их не удалось.

30 декабря капитан Глуховский отдал приказ готовиться к вылету в горные районы, предполагавшийся на завтра, 31 декабря. Кроме боекомплекта нам было выдано каждому килограмм по сорок различных зарядов взрывчатых веществ, предполагалось, что нам придется заняться подрывом каких-то мостов, подробности не уточнялись. 31 числа мы были готовы к вылету, и прмерно в 14:15 сводный отряд в количестве где-то 30 человек погрузился на два Ми-8. Но через час взлет отменили, тем не менее был дан приказ находиться на аэродроме. Часов в 17-18 пришла команда снова грузиться, и в этот раз мы вылетели. В воздухе пробыли почти час. Нас прикрывали три Ми-24. В горах в момент высадки пилот обнаружил стоящий в кустах чеченский БТР, и наш вертолет, резко взмыв, ушел с точки высадки. Боевики, видимо, боялись Ми-24 и не открыли огонь. Долгое время для меня была загадка, куда нас хотели отправить в первый раз, и лет уже через 20 из какого-то источника, я узнал, что планировалась высадка на центральный стадион Грозного, как раз там, где располагался резерв дудаевских сил. Нам очень повезло, что вылет отменили.

Майор Сергей Иванович Шаврин, Управление специальных операций ФСК: «Нас оставалось около 20 человек из управления спецопераций. Вместе с нами должны были действовать ребята из 45-го полка разведки. Подняли нас опять по тревоге, привезли в Моздок на аэродром, чтобы на вертолетах доставить в центр Грозного, на стадион. Дальше предполагалось, что мы возьмем дворец Дудаева примерно так же, как в декабре 1979-го взяли дворец Амина. <…> В центр Грозного мы так и не вылетели. Как говорится, что наверху, то и внизу. Обнаружилась страшная несогласованность действий разных родов войск. Оказалось, что вертолеты подняться в воздух не могут, потому как один вертолетчик еще не пообедал, другой еще не заправился, а третий и вовсе дежурный. В итоге уже 1 января в 00 часов 10 минут нам отдали приказ: «По машинам!» — в город предстояло войти по земле. <…> К вечеру этого дня, уже войдя в город с танковой колонной, мы от наших разведчиков узнали, что к моменту той несостоявшейся высадки планировавшийся в качестве плацдарма для нее стадион был полон хорошо вооруженных и при этом никому не подчиняющихся людей: именно 31 декабря туда было свезено имевшееся на складах оружие и там же без ограничений раздавалось всем желающим защищать «свободную Ичкерию». Так что наши три вертолета, скорее всего, над этим стадионом и сожгли бы».3

У руководства был разработан «гениальный план»: когда мы начнем вводить войска в город с севера, боевики «напугаются» и побегут на юг, и там на основных трассах их будут ожидать заранее установленные засады. Вот эти засады мы и должны были организовывать, вот этим и объясняется выдача 40 килограммов взрывчатки на каждого.

Мы возле эллингов после несостоявшейся высадки в горах празднуем новый год. Где-то там в темноте в строю — я.

Вернувшись в Моздок вечером 31-го мы сразу заступили на охрану поезда Грачева. Новый год я встречал, охраняя этот поезд. Через поле располагались посты ВВ-шников, и когда пробили куранты, открыли стрельбу трассерами в нашу сторону, видимо полагая, что в поле никого быть не может. Мы с товарищем упали за толстый тополь, на нас падали срубленные пулями ветки, он достал похищенную из «офицерского» подарка банку с пивом, и лежа за тополем, мы выпили ее в честь наступающего Нового года.

*********************************************************************************************************

Вот, кстати, очень хорошее видео, снятое офицером из 901 батальона. Здесь все наши офицеры, почти все ребята из нашей группы. Я прокомментирую это видео, подытоживая «мирную» часть службы — от ППД в Кубинке до расположения в эллингах на моздокском аэродроме. В Сети было много видео по полку, но эти видеролики время от времени пропадают, возможно владельцы удаляют аккаунты.

Погрузка перед отлетом на центральном плацу батальона.

01:00. Комбат Никульников и спиной стоит командир 3-й роты Черданцев.

01:46. Старший лейтенант Коноплянников, командир первой разведгруппы. 5 января 95-го, в больнице, получит пулю в голову, его спасет «Сфера»: пуля пробьет сталь, кевлар, подкладку, все слои, и пробив кожу, воткнется в череп, но все последствия — здоровенная шишка.

01:53. Высокий офицер — майор Черушев, по-моему он потом комбатом станет после Никульникова.

14:21. Коробки с подарками от банка «Менатеп». Черные круглые шапочки у нас называли «менатеповки». По иронии судьбы перед самым штурмом Грозного нам прислали подарки от «Менатепа» — такие картонные коробки, их привезли числа 30-го. Коробки были «офицерские» и «солдатские». Во всех были письменные принадлежности: тетради, авторучки, и еще свитера и вот такие шапочки. В «офицерских» коробках еще находились бутылка шампанского и банка импортного пива. Тот, кто составлял эти наборы, очень хорошо разбирался в том, что нужно солдату. Спустя много лет я, честно говоря, обалдеваю, зная надменность нынешних олигархов: послать подарок солдату и еще проконсультироваться со знающим специалистом, что именно солдату необходимо. Это надо было снизойти… Дело в том, что долбанная солдатская каска на меховую армейскую ушанку налезает только на макушку, и весь смысл в каске пропадает, а здесь прислали шапочки — консультант ясно понимал ситуацию.

Так мы и бегали в этих шапочках. Вообще оказалось, что вся форма и снаряжение очень плохо подходят для активных боевых действий. По приезду в ППД в Кубинку у нас в приказном порядке эти шапочки забрали на склад.

Через несколько лет в питерском метро увидел человека в такой шапочке. Я долго стоял и смотрел на него, пытаясь понять, был ли он в Грозном…

15:41. Справа в кадре — лейтенант Андрей Гриднев, будущий Герой России. Я помню, как Гриднев только пришел в часть из училища молодым лейтенантом, 21 или 22 года ему всего было, его определили к нам в роту заместителем Коноплянникова, он сразу был очень замотивирован на службу. Гриднев с первых дней серьезно занимался подготовкой и воспитанием ребят из группы, они регулярно бегали с ним бегали дополнительные кроссы, и каждый вечер он приходил и заставлял их обливаться ледяной водой (вообще-то, горячей воды в роте у нас тогда не было). Это называлось у них «баня Карбышева». Он производил впечатление очень жесткого человека. Но я помню, когда приехала его жена в часть, когда он уже устроился в офицерском общежитии, и мы помогали ему мебель и вещи заносить, он втихаря от жены взял ящик с банками с малиновым вареньем, и в темноте за углом общежития сунул нам, сказав: «Вот, ребятки, поешьте варенья!» Я помню, очень тронут был. После ранения Коноплянникова 5 января, Гриднев возьмет командование разведгруппой на себя и будет ей успешно руководить. Ребята из группы вспоминали, что он в бою был очень заводной, они смеялись, говоря: «Бой ведет лейтенант Гриднев и десять его оруженосцев», потому что он постоянно бегал от одного бойца к другому, стреляя то из гранатомета, то из пулемета, то у снайпера винтовку отнимет, ребята ржали, что если ему начать снаряды подавать, он снаряды и без пушки будет кидать по позициям боевиков. И когда я узнал, что ему дали звезду Героя, то не удивился совсем.

15:53. Командир роты Николахин и слева в зимней шапке и камуфлированной форме — замкомроты и командир сводной группы снайперов (входили бойцы, вооруженные СВД и ВСС) Константин Михайлович Голубев, который погибнет 8 января 1995 года. Они были друзьями, и Николахин очень сильно переживал его смерть.

16:11. Машет рукой наш замполит Банников.

16:15. Большой усатый мужик — главный подрывник батальона, не помню, как зовут. Когда проходили занятия по подрывной подготовке, говорил: «Взрывчатку можно сделать из прошлогодних листьев, кто останется на контракт, расскажу как». За ним здоровый парень — наш пулеметчик Юра Санников, из Сибири, очень добрый парень, один из двух в роте с высшим образованием.

Камера сдвигается вправо, и мы опять видим Гриднева и лейтенанта Гонту, жесткого мужика, во вторую командировку он будет командиром сводной разведгруппы, в которой буду и я, засаду на высоте 970 в районе Сержень-Юрта мы уничтожим под его руководством. Потом у меня с ним сложатся хорошие отношения. В Грозном он был командиром второй разведгруппы. У самого края кадра справа — Дима Т., сержант из нашей разведгруппы, после штурма Грозного перевелся в РМО. Сейчас в Европе шеф-поваром в одной из гостиниц.

17:20. Построение офицеров нашей 1 роты. Самый высокий в строю — Глуховский! Владимир Глуховский в свои 27 лет на тот момент был уже очень опытным офицером, командовавшим в Приднестровье разведгруппой в отдельной 818 роте спецназа, подчинявшейся непосредственно командарму 14 армии Лебедю, выполнявшей сложные боевые задания, и после вывода из Приднестровья расформированной. Глуховского отправили к нам в полк, и так получилось, что он — капитан, бывший командиром группы, уже имевший ранение, попал в подчинение к младшему по званию старшему лейтенанту Николахину. Глуховский был человеком с характером, очень энергичным и к войне относился как к спорту. Я ни разу не видел его испуганным или уставшим, хотя спал он иногда меньше нашего.

За Глуховским крайний в строю его зам. Вадим Пастух. Во вторую командировку летом 1995-го Пастух будет командиром группы по обеспечению отряда беспилотников. А командиром этого подразделения станет Сергей Макаров, второй в строю. В случае сбития боевиками беспилотника группа Пастуха должна была обеспечить его поиск и возврат.

ГОРОД ГРОЗНЫЙ

Не вспомню точно, но, кажется, 1 января 1995 года на «Уралах» мы выдвинулись в Грозный двумя ротами: 2-я 218-го батальона и наша 1-я 901-го батальона. Вторая рота под руководством майора Непряхина входила первой. Третья рота нашего батальона вошла в Грозный на один — два дня позже нас.

Всегда считал, что в город вошли первого января поздно вечером. Накануне была суматоха: отлеты, прилеты, охрана поезда… Возможно, один день (31 декабря 1994 года) вылетел у меня из памяти.

Перед выездом в Грозный, возле эллингов, мы обвязывали «Уралы» ящиками с песком, и это было днем, я точно помню. Началась оттепель, и привезли, кстати, на машине шлемы-«сферы», котрые сразу офицеры расхватали, но шлемов привезли мало, так что даже не всем офицерам хватило. Видимо, это происходило днем 1 января, а мы выдвинулись, соответственно, второго, потому что 31 декабря мы были плотно заняты этими попытками куда-то улететь, и «Уралы» ящиками в тот день не обвязывали. Но я всегда был уверен, что вход в город состоялся именно первого января.

На видео — металлические фермы консервного завода, там на всех площадках лежали пехотные пулеметчики, которые начинали бить очередями на любой звук.

Тогда, если 218 батальон дошёл до консервки примерно в то время, как указано на таймере в видеокадрах фильма Любимова, то, выходит, наша рота подтянулась уже к ночи вслед за ними. Непряхин на видео говорит, что зашли с боем. И тогда мы, первая рота 901 батальона, двигались отдельно (колонна у нас не большая была, всего несколько машин). До Грозного всего-то около 100 километров от Моздока.

Мы двигались колонной за второй ротой 218 батальона, уже в темноте. Город был разрушен, электрического освещения не было, но было много горевших домов. В один момент перед нашим «Уралом» взорвалась минометная мина. Водитель остановился, и тут же вторая мина легла позади автомобиля. Я увидел как Глуховский, сидевший у края кузова, побежал к кабине и начал стучать по ней кулаком, крича: «Вперед!». Водитель тронул с места, и там, где мы стояли, разорвалась третья мина. Одна из мин легла в частный дом, который находился по ходу движения с левой стороны. Вошли мы на консервный завод 1 января поздно ночью. Рота расположилась в двухэтажном корпусе на втором этаже. Меня с товарищем поставили сразу в караул, охранять «Уралы». Минометный обстрел продолжался и недалеко разорвалось несколько мин.

На заводе уже находилась пехота, остатки каких-то частей. В темноте мы встретили выжившего прапорщика из майкопской бригады, который и рассказал про гибель их колонны, про то, как чеченцы расстреливали экипажи машин, покидающих горящую технику. Консервный завод был в целом безопасным местом, не смотря на периодические обстрелы. Все байки про компот с этого завода — правда, компот мы пили постоянно, никто эти банки не разбивал (явно имеется в виду сцена из художественного фильма А.Г.Невзорова «Чистилище», 1997 г.: «Ты чё банки-то крушишь, на?»)

Со временем завод стал своеобразным плацдармом, куда подтягивались подходящие части.

Офицер 22 обрСпН Вячеслав Дмитриев: «[Завод] представлял из себя ряд помещений барачного типа, но построенных очень основательно. В некоторых из них размещались штабы частей, в других — подразделения, выведенные из боя, и их бронетехника. Часть складов еще была заполнена консервированными соками и компотами. К ним постоянно тянулся людской ручей, уносивший консервированные банки».4

После входа на консервный завод Глуховский распорядился найти деревянные поддоны, и из этих поддонов соорудить настил для сна в двухэтажном корпусе, где мы расположились. Надо сказать, Глуховский очень серьезно относился к организации быта и всегда заставлял по возможности максимально комфортные условия создавать для сна и отдыха. Одного нашего бойца он сразу же отрядил для изготовления светильников из снарядных гильз. Оказалось, что этот древний испытанный способ освещения не имеет альтернативы. Позже, когда по зданию будет нанесен минометный удар, мы переедем в подвал, и там тоже наш командир заставит оборудовать спальные места, соорудить печь из бочки и наделать десяток светильников из гильз. Эта привычка максимально комфортно оборудовать места расположения останется у нас до конца службы.

В этот же день приведут пленного арткорректировщика. Потом была версия про «одетого в форму капитана», не знаю, разные это люди или нет. Но корректировщик — не миф, и я его видел сам.

Офицер 22 обрСпН Вячеслав Дмитриев: «Некоторое время нас донимал минометный обстрел, от которого не было спасения. Так продолжалось до тех пор, пока не поймали корректировщика. Кто-то из часовых заметил человека славянской наружности в форме капитана Российской армии, который в одиночку то заходил, то опять покидал территорию консервного завода. Его проверили, номер части в документах не совпадал ни с одним номером воинских частей, вошедших в Грозный, а артиллерийская буссоль и японская радиостанция рассеяли все сомнения. При допросе выяснилось, что он украинский наемник. Дальнейшая судьба его неизвестна. Одни говорили, что его отправили в Моздок на фильтрационный пункт МВД, другие, что расстреляли здесь же, за бараками. В тех условиях правдой могло быть и то и другое».4

Пленный корректировщик будет бравировать: «Добро пожаловать в ад!» Ходили слухи, что взяли его пехотинцы на крыше то ли пятиэтажки, то ли девятиэтажки неподалеку, с ним была рация, но это тоже вряд ли, скорееон возле завода «шарился», и видимо нюх потерял от безнаказанности. Это был чеченец с большим носом, небритый, говорил с акцентом, одет был в черные брюки и длинную черную кожаную куртку с карманами. Я сейчас думаю, этоине наемник был, а скорее всего кто-то из местных, типа геодезиста или отставного военного, простого чабана буссолью пользоваться не научишь так быстро. Я увижу его на следующий день. Корректировщика держали в подвале дома, в котором мы жили первое время. Там, возле крыльца, на следующее утро я его увидел и не узнал, его лицо было разбито очень сильно, он плакал и говорил: «Не убивайте меня, я такой же солдат, как и вы!» С ним хмуро разговаривал высокий худой генерал.

Психологически тяжело стало уже 2 января: постоянный недосып, грязь по колено, обстрелы из минометов, снайпера. Даже покурить — надо было прятаться.

2 января, если не ошибаюсь, первая разведгруппа получила задание выдвинуться в район Петропавловского шоссе (но это не точная информация). Дело в том, что по шоссе планировался подход войск, и боевики там устраивали засады, и нужно было выполнять контр-засадные мероприятия.

Майор Сергей Иванович Шаврин, Управление специальных операциймФСК: «Задачу комкор (командир 8-го гв.АК генерал-лейтенант Л.Я.Рохлин) на нас возложил непростую: обеспечить безопасность колонных путей, по которым выдвигалась боевая техника и войска. Это улица Лермонтовская (улица Лермонтова, прилегающая к Петропавловскому шоссе). Там с одной стороны стоят домики, частный сектор, а с другой современные здания. Боевики группами по 5-6 человек пробирались в дома и обстреливали колонны. А улица сплошь забита боевыми машинами, заправщиками, автомобилями с боеприпасами. В общем, что ни выстрел — то попадание и большой ущерб, потери. Из нашей совместной с десантниками-спецназовцами команды мы сформировали четыре группы и по кварталу очищали от бандитов. Устраивали засады, при обнаружении боевиков вступали в бой. Открытого боя бандиты боятся, избегают. У них тактика одна: укусить-убежать, укусить-убежать… Скоро они поняли, что там засады, там спецподразделения, там небезопасно. И бандитские набеги прекратились. Несколько кварталов вдоль дороги были свободны».3

В один из ночных выходов погиб пулеметчик Сергей Дмитрук, из первой разведгруппы, числа 3 или 4, точно не помню. Первая потеря в нашей роте.

Упомянутая зачистка частного сектора, где именно, точно не знаю, может где-то в районе Петропавловского шоссе. Голос командира первой разведгруппы нашей роты Коноплянникова: «Секи в правую сторону, Мустафа!» Мустафа — кликуха снайпера из ВСС Радика Альхамова из Башкирии. Радик был очень добрым и очень медленным, но преображался на ринге на соревнованиях по рукопашному бою. Небольшого роста, он был очень жилистый, с рельефной мускулатурой, как Брюс Ли, Радик был чемпионом по рукопашке в батальоне, против него выставляли огромных парней и он всех побеждал! Когда мы в шутку спрашивали: «Радик, ты почему такой медленный?», он, растягивая слова, отвечал: «Снаайпер доолжен быть меедлеенным!»

Я помню, утром пошел по какому-то поручению по заводу, и увидел, как по мосту через Сунжу на всем ходу пытался прорваться автомобиль — белая «шестерка» с четырьмя мужчинами в ней. Не знаю, были ли они боевиками, но этот маневр был для них трагическим: оказывается напротив моста за бетонным забором стоял наш танк в капонире и первым выстрелом у «шестерки» оторвал капот с двигателем, водитель и пассажир на переднем седенье погибли, а два пассажира с заднего сиденья выскочили и рванули обратно через мост. Сразу же со всех металлических ферм завода был открыт шквальный огонь по убегающим, и я увидел как пули начали рвать их одежду. Я сидел, вытянув шею и выглядывал через забор, чем дико взбесил Глуховского: «Пулю в башку хочешь?!» — он ударил меня прикладом по каске.

А в следующий момент на территорию завода прилетела мина и осколком срезало одного из наших водителей «Уралов», он упал как подкошенный. Ребята сразу же схватили его и понесли к медикам. Только по прибытию в Кубинку мы узнали, что он выжил.

ИСТОЧНИКИ

1. Бог приходит сам.-М.,Типография «Новости»,2012.-112 с.,илл. Стр.107.

2. Валерий К. «Я не могу быть атеистом», рассказ. Публикуется в авторской редакции. https://owkorr79.livejournal.com/58825.html

3. Добросмыслова О. Миссия невыполнима//»Российская газета» , 16.12.2005 http://www.rg.ru/2005/12/16/chechnya.html

4. Дмитриев В. Грозный 95-го//»Солдат удачи» N12[65]/1999

owkorr79.livejournal.com

В Новоазовск из РФ переброшен битый нашими бойцами спецназ во главе с предателем (+фото)

В Новоазовск из России прибыли подразделения спецназа ВДВ РФ, военнослужащих которого украинские бойцы в течение войны на Донбассе неоднократно оформляли в «груз 200». Возглавляет оккупантов предатель, ранее служивший в ВСУ.

Об этом сообщила пресс-служба Главного управления разведки (ГУР) Минобороны Украины.

«Подтверждена переброска в н.п.Новоазовск подразделения 45 отдельной бригады специального назначения (Кубинка, Московская обл.) Воздушно-десантных войск ВС РФ. В связи с чем ожидается активизация диверсионно-разведывательной деятельности российских оккупационных войск на Мариупольском направлении. Подразделение 45 ОБрСпН ВДВ ВС РФ (до начала 2015 45-й отдельный полк СпН) возглавляет непосредственно командир бригады, полковник ВС РФ Паньков Вадим Иванович, 1968 г.р., уроженец г. Гомель, проживающий в Московской области», — сообщили в ГУР.

Украинские разведчики обратили внимание, что в биографии Панькова есть факты, которые он предпочитает тщательно скрывать.

«В официальной биографии этого русского офицера тщательно скрывается тот факт, что в 1992 году, спасаясь от войны в Нагорном Карабахе, лейтенант Вадим Паньков прибыл в Украину, принял присягу на верность народу Украины и служил в ВСУ на должности командира группы специального назначения 2 батальона 9 отдельной бригады специального назначения (Кировоград). Почти два года, Вадим Паньков, белорус по происхождению, наслаждался мирной жизнью в Украине, гостеприимством и дружелюбием украинского народа. В конце 1993 г. официально перевелся из ВСУ в вооруженные силы России, где принимал непосредственное участие в создании 45 отдельного полка специального назначения ВДВ ВС РФ (Кубинка, Московская обл.)», — уточнили в ГУР.

Кром того, в биографии Панькова есть еще достаточно интересные факты, которые ярко характеризуют офицерский корпус современной российской армии.

«В 2009, в должности командира 45 отдельного полка специального назначения ВДВ ВС РФ, принимал участие в рейдерских захватах в интересах строительного бизнеса криминального авторитета «Глыбы» (Алексея Храмушина — зятя генерал-полковника Владимира Шаманова, командующего ВДВ ВС РФ), используя в качестве «титушок» подчиненных военнослужащих из состава групп специального назначения полка», — отметили разведчики.

Читайте также:
— Аграрные предприятия и детские лагеря Новоазовска превращены в базы оккупантов (+фото и видео)
— Отрядом спецназа оккупантов в Донецке командует кадровый боевой бурят (+фото)
— В районе Докучаевска ищут смерти российские спецназовцы

Также у Панькова есть «неоплаченный долг» перед украинскими спецназовцами.

«В январе 2015 года Паньков лично организовал попытку уничтожения разведывательной группы 73 Морского центра специального назначения ВМС Украины в районе Гранитное — Николаевка (Мариупольский направление) в результате чего погиб капитан 1 ранга Вооруженных Сил Украины Юрий Олефиренко», — уточнили в ГУР.

Показательно, что Паньков и Олефиренко вместе служили во 2-ом батальоне 9 ОБрСпН в Кировограде в 1992-1993 годах.

Как сообщал CRiME, оккупантов из бывшего 45-го отдельного полка специального назначения ВДВ РФ в течение войны на Донбассе неоднократно «упаковывали» в «груз 200».

Только в январе 2015 года на Мариупольском направлении украинские бойцы в течение одного боя уничтожили 12 и покалечили 22 российских «спецов» из 45-го ОПСпН ВДВ РФ.

Справка

Военный преступник, полковник ВС РФ Паньков Вадим Иванович, командир 45 отдельной бригады специального назначения Воздушно-десантных войск ВС РФ.

Принимает непосредственное участие в преступной деятельности на территории Украины с 2014 года по настоящее время.

Год и место рождения: 02.01.1968 г., Гомель, Беларусь.

Образование

Киевское высшее общевойсковое командное училище имени М.В.Фрунзе (1990г.).

Общевойсковая академия ВС РФ (2003г.).

Прохождение военной службы

1990-1992 гг. — командир разведывательного взвода 75 мотострелковой дивизии (г. Нахичевань, Азербайджан) Закавказского военного округе ВС СССР.

1992-1993 гг. — командир группы специального назначения 2 батальона 9 отдельной бригады специального назначения (в/ч 83483, г. Кировоград, Украина) Южного оперативного командования (г. Одеса, Украина) ВС Украины.

1993-2000 гг. — командир группы, заместитель командира отряда и командир отряда специального назначения 45 отдельного разведывательного полка (г. Кубинка Московской обл., РФ) Воздушно-десантных войск ВС РФ.

2000-2007 гг. — заместитель командира 45 отдельного разведывательного полка (г.Кубинка Московской обл., РФ) ВДВ ВС РФ.

2007 — старший офицер разведывательного отдела штаба ВДВ (г. Москва) ВС РФ.

2008-2012 гг. — Заместитель командира 45 отдельного полка специального назначения (г.. Кубинка Московской обл., РФ) ВДВ ВС РФ.

2012-2014 гг. — командир 45 отдельного полка специального назначения (г. Кубинка Московской обл., РФ) ВДВ ВС РФ.

С 2014 г. по нынешнее время — командир 45 отдельной бригады специального назначения (г. Кубинка Московской обл., РФ) НДС ВС РФ.

Боевой опыт: Участник межнациональных вооруженных конфликтов на территории бывшего СССР, СНГ и России, участник 1-й и 2-й чеченских войн, непосредственно причастен к российской агрессии против Украины, личный состав подчиненной ему 45 бригады СпН ВДВ ВС РФ принимал участие в оккупации Автономной Республики Крым в 2014 году и участвует в боевых действиях на ротационной основе в составе отдельных подразделений (до 150 человек) на Востоке Украины в т.ч. выполнял диверсионно-разведывательные задания на Мариупольском направлении с декабря 2014 года по март 2015.

Дополнительная информация

Принял присягу на верность народу Украины в 1992 году.

Указом Президента РФ № 732 от 04.08.2001 г. Присвоено звание Героя России за выполнение задач на территории Северного Кавказа; за участие в боевых действиях на территории Украины получил повышение по должности — командир бригады.

CRiME

Источник заставочной иллюстрации: topwar.ru

crime-ua.com

Попасть в сорок пятый. БелПресса

Полностью он называется так: 45-й отдельный гвардейский орденов Михаила Кутузова и Александра Невского разведывательный полк специального назначения ВДВ России. Для тех, кому близка военная тематика, здесь ничего объяснять не надо. Широкому же читателю растолкуем:

 

  • 45-й полк – самая молодая часть в составе наших воздушно-десантных войск.
  • 45-й полк единственный в России получил звание гвардейского в мирное время (после окончания Великой Отечественной войны).
  • В полку одновременно готовят спецназовцев, десантников и разведчиков – другой такой части в стране нет.
  • Полк дислоцируется в городе Кубинке Московской области.
  • Девиз полка: «Побеждает сильнейший». Талисман – волк.

Сегодня – и это повод для гордости – в элитной части служит 101 белгородец. А в 2005 году в полк уходил только один наш земляк – Алексей Красовский. И то мог бы не идти: плоскостопие III степени, родители – инвалиды II группы… Но он хотел служить, и при этом для себя решил: или в 45-й, или никуда. Алексею помогли спортивные достижения (КМС по футболу, победитель многочисленных соревнований по карате) и тот факт, что он по физическим и учебным показателям являлся лучшим призывником города. Роль сыграла и репутация его дяди, который раньше служил в элитном полку, а сейчас работает в спецподразделении «Альфа».

Красовский не подвёл ни родственника, ни малую родину – демобилизовался в звании старшего сержанта, удостоился медали Маргелова. Связь с полком он не теряет – на День ВДВ всегда приезжает в часть, а осенью и весной встречает в Белгороде командира роты специального назначения старшего лейтенанта Сергея Иштуганова.

«Он объезжает все военкоматы, детально изучает личные дела призывников, отбирает наиболее достойных, формирует из них команду, – рассказывает Алексей. – Несколько дней ребята сдают нормативы. Причём физподготовка – хоть и важнейший, но не решающий показатель. Не просто сила нужна – нужны ещё и мозги, дятел тростниковый туда не пройдёт. Поэтому кандидаты тестируются на базовые знания русского языка, математики, физики, географии и других основных предметов».

Пробиться в элиту вооружённых сил желают многие, конкурс в 45-й полк покруче, чем при поступлении в вузы. Прошлым летом уехать с Сергеем Иштугановым хотели 300 белгородских парней, но отбор прошли лишь 60. Командиры нашими призывниками довольны – шлют благодарственные письма губернатору и в ДОСААФ. Белгородцы даже заслужили любопытный карт-бланш: те, кто после успешной службы изъявит желание стать офицером, могут пойти в Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище вне конкурса – по рекомендации командования полка.

Знающие люди объясняют достижения белгородцев качественной допризывной подготовкой. Большинство военно-патриотических клубов (ВПК) в области воздушно-десантной направленности, и в армию парни идут уже с солидным багажом знаний и навыков.

«У многих курсантов наших клубов за плечами есть по 5–6 прыжков с парашютом, – поясняет зампредседателя областного отделения ДОСААФ Виктор Погребняк. – А в 45-м полку, насколько я знаю, по программе службы надо совершить 12 прыжков. Там они, конечно, не с Ан-2 прыгают, а с более серьёзных самолётов, но когда есть такой опыт, выполнять сложные задачи значительно легче».

В минувшем январе Виктор Алексеевич побывал в Кубинке на присяге. Вместе с руководителями двух ВПК – «Русичи» и «Отечество» – поздравлял и напутствовал новобранцев. Говорит, условия для жизни и службы в полку великолепные: удобные кровати, шкафы с индивидуальными ключами, душевые кабины, комнаты для чаепития… В общем, совсем не стереотипная армия.

Хотите в такую? Готовьтесь. Для вас мы раздобыли минимальные требования 45-го полка. Не хотите или уже вышли из призывного возраста? Просто попробуйте, каково это – попасть в сорок пятый.

Другие статьи о призыве и на армейскую тематику читайте в апрельском номере журнала «ОнОнас».

Нормативы 45-го разведполка спецназа ВДВ

www.belpressa.ru

Празднование 85-летия ВДВ в 45 полку (бригаде) СпН ВДВ, Кубинка — Не знающий своего прошлого

В 45 отдельном полку (сейчас развернут в бригаду) специального назначения ВДВ в Кубинке прошло празднование 85-и летия Воздушно-десантных войск. Как всегда — десантники устроили интересное шоу. Торжественный митинг с возложением цветов к памятнику павшим и награждением отличившихся, торжественный марш, музыка и песни ВДВ, показательные выступления десантников с обязательным разбиванием кирпичей руками. Изюминкой праздника была имитация боя по захвату базы боевиков на вражеской территории с освобождением заложника. В бою принимали участие разведчики-скалолазы, десант, БТР, ПТРК и даже танк! Поздравляю с 85-и летием ВДВ!
Фото кликабельны, с географическими координатами и привязкой к яндекс-карте, 02.08.2015г.

1. Торжественное построение части

2. По традиции празднование дня ВДВ начинается с торжественного митинга и возложения цветов к памятнику павшим

3. Командование

4. Прохождение торжественным маршем, знаменная группа возглавляет прохождение

5.

6. Знаменная группа

7. После торжественного марша, пока идет подготовка к имитации боя по освобождению заложника из лагеря боевиков, звучат военные песни и неофициальный гимн ВДВ

8. Лагерь боевиков, бандиты развлекаются: кто-то тренируется в метании ножей и топоров, а другие танцуют лезгинку под «Черные глаза»

9. А в это время разведчики спускаются со скалы в тылу боевиков (в роли гор выступает стена казармы)

10.

11. Боевики не дремлют и служба у них поставлена — часовые бдят. Но наши разведчики скрытно приближаются к часовым …

12. … и снимают их

13. В это время снайпера уничтожают главаря боевиков (воляется с пистолетом в руке) и ликвидируют опасность для заложника, которого бандиты спешно уводят в дом

14. Группа захвата десантируется с вертолета Ми-8 (в роли Ми-8 — автомобиль Урал)

15. Демонстрация приемов ведения боя (небольшое отступление от имитации захвата базы боевиков)

16. Каждый десантник прходит обкатку БТР-ом (небольшое отступление от имитации захвата базы боевиков)

17. И вот десант используя БТР ведет бой по захвату базы боевиков

18. Демонстрация приема «Карусель»

19.

20.

21. К сожалению во время боя был ранен десантник, происходит его эвакуация для оказания медицинской помощи

22. Оставшиеся в живых боевики спрятались в здании и начинается его штурм и зачистка

23. Под прикрытием БТР оказывается медицинская помощь раненому бойцу

24. Заложник освобожден и осуществляется его эвакуация

25. Боевики вызвали помощь и к ним в поддержку прибыл танк! — вон он справа. Но десантники используя реквизированный внедорожник (а они сейчас находятся в тылу вражеской территории) и ПТРК — уничтожают танк боевиков

26. БА-БАХ!!! и нет у боевиков больше танка

27. После разгрома базы боевиков и освобождения заложника десантники уходят. Бой на этом закончен

28. Начинаются показательные выступления

29. Традиционное разбивание кирпичей руками …

30. … и бетонной плиты на теле десантника кувалдой

31. Пирамида ВДВ. На этом мероприятие заканчивается (заканчивается для зрителей, а виновников торжества ждет банкет)

32. А-аааа!!!-гильзы!!! Плац можно не чистить 🙂

Всех десантников поздравляю с 85-и летием ВДВ!!!

Еще 45-й ОП СпН ВДВ:
Празднование 20-и летия 45 полка специального назначения ВДВ
Присяга и празднование дня ВДВ в 45 полку, 2 августа 2013 г.

trof-av.livejournal.com

45-й ОП специального назначения ВДВ отметил 20-ю годовщину со дня образования.: vovanko — LiveJournal

45-й отдельный полк специального назначения (оп СпН) является самой молодой воинской частью в составе Воздушно-десантных войск (ВДВ) России, его формирование началось в феврале 1994 г.

Полк был сформирован на базе двух отдельных батальонов специального назначения, каждый из которых до включения в состав полка имел свою историю становления и развития.
901-й отдельный десантно-штурмовой батальон сформирован на территории Закавказского военного округа и сразу же был переведен в Чехословакию в состав Центральной группы войск, где с 20 ноября 1979 г. дислоцировался в н. п. Рьечки.

218-й отдельный батальон специального назначения сформирован 25 июля 1992 г. Приказом командующего ВДВ в порядке исторической преемственности днем образования 45 оп СпН принято считать день создания этого батальона.

Батальон принимал участие в выполнении миротворческих задач в зонах межнациональных конфликтов в Приднестровье в июне-июле 1992 г., в Северной Осетии – в сентябре-ноябре 1992 г., в Абхазии – в декабре 1992 г. Многие военнослужащие батальона за мужество и героизм были удостоены государственных наград.
(С)

1.Доклад командира 45го ОРП Панькова В.И.

2.Прохождение с знаменем полка перед построением

3.

4.

5.

6.Выступление командования части и приглашенных

7.

8. Герой России Юнус-бек Баматгиреевич Евкуров

9.Минута молчания.

10.Выступает Востротин В.А.

11.Вручение награды командующему 45м ОРП Панькову В.И.

12.Награждение отличившихся

13.

14.Прохождение парадным строем

И конечно показательные выступления
15.На плац выезжают БТР-80

16.

17.Личный состав

18.Демонстрирует приемы рукопашного боя.

19.

20.

21.

22.

23.Отход с прикрытием

24.Бросает гирю как пушинку

25.Очень вежливые солдаты надо заметить

26.

27.Бойцы уезжают с плаца.

28.

29.С неба на плац приземляются парашютисты

30.

31.

32.После состоялся праздничный концерт

33.

vovanko.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о