ИГИЛа не существует! - «Да, я преступник. Моё преступление — любопытство» — LiveJournal

Чем больше смотрю и слушаю про ИГИЛ (организация запрещена в РФ и разрешена в Сирии), тем больше мне кажется, что это все глобальнейшая наебка. И я не понимаю, где голоса и вопросы скептиков.

Мне кажется, что ИГИЛ - это как большевизм в России. Это такие красные, которые оттяпали половину страны, которые борятся с белыми (с Асадом). И в целях пропаганды их считают злом, хотя это такие же сирийцы.

Во-первых, если бы ИГИЛ был таким исчадием ада, каким его рисуют, он не смог бы на своей территории удерживать столько людей. Если ИГИЛ даже печатает свои деньги, там работают школы, предприятия, ездят машины - значит, это какое-никакое государственное образование.

Золотые динары ИГИЛа - это как золотые червонцы, которые чеканила молодая советская власть.

При этом пресса создает ощущение, что если туда поедет европеец, то его на КПП прямо расстреляют. С другой стороны куча народу едет туда по дури добровольцами. И ведь им там как-то выдают оружие? Как так? А если кому-то дали оружие, то его надо кормить, поить, кроватку обеспечить.

Но самое странное - это полная информационная непроницаемость. Просто такой обратный информационный осмос. Единственные новости из ИГИЛа - это их глянцевые журналы и профессиональные постановочные видео. Обычные бандиты не снимают казнь с трех ракурсов, чтобы потом смонтировать поинтереснее.

При этом мы не видим никаких фоток в инстаграме от обычных людей, никаких смсок от тех, кто живет на этих территориях, никаких просочившихся журналистов. В современном мире так не бывает. Ну ок, если у тебя не пускают съемочную бригаду Си-эн-эн, так пусть дрон полетает, и покажет нам, как устроена жизнь обычного игиловского города. Но мы не видим вообще ничего.

И это еще один повод считать, что все это - глобальнейшая наебка. И никакого ИГИЛа на самом деле нет. Есть какая-то террористическая пиар-группа. Но это не та сила, которую нужно год бомбить самолетами.

evgens.livejournal.com

Все, что вы хотели знать об ИГИЛ, но боялись спросить(с)

Внешняя политика Халифата: война без границ

На Западе салафитов и ИГИЛ часто сравнивают с «красными кхмерами», уничтожившими во имя сомнительных идей социального равенства между городом и деревней около трети населения страны. Но Пол Пот и его «красные кхмеры» проводили свои эксперименты только с Камбоджой, не претендуя на соседние государства. Скорее, салафиты напоминают ленинских большевиков, не признававших никаких государственных границ в мире и бредивших идеями Мировой революции. И, надо признать, что идея построения Всемирного Халифата может поработить умы человечества ничуть не меньше, чем утопический проект создания Земшарного союза социалистических республик.

Именно воссоздание Всемирного халифата мусульман является главной целью Исламского государства – об этом заявил сам Абу Бакр, выступив в 2014 году в покоренном Мосуле с программной проповедью. «Это долг каждого мусульманина – долг, которым пренебрегали века, – цитирует речь основателя ИГИЛ американские журналисты New York Times. – Мусульмане впадают в грех, не исполняя его, и должны всегда искать восстановления халифата…»

Как считают салафиты, халифат – это не просто наднациональная теократическая империя, объединяющая всех мусульман мира, это непременное условие торжества шариата и воли Аллаха. То есть, считают фанатики, пока в мире не существовало халифата и единого халифа, которому все мусульмане мира обязаны принести клятву верности, земные правители исламских стран были вовсе не обязаны соблюдать все нормы шариата. Например, в исламских странах правоохранительные органы были не обязаны забивать камнями любовников или отрубать руки ворам – даже если это и происходило, это было частной инициативой отдельных поклонников «законов предков». Но с появлением халифата законы шариата становятся обязательными к исполнению. И именно поэтому салафиты, ревностно подражающие ранним мусульманам, считают, что они буквально «переучредили» ислам.

При этом самыми злейшими врагами ИГИЛ являются вовсе не европейцы или американцы, но турки и саудовцы – ведь внутривидовая борьба всегда самая жестокая. Дело в том, что предыдущим халифатом считалась Османская империя, которая достигла вершины своего могущества в XVI веке и затем долго клонилась к закату, пока в 1924 году Мустафа Кемаль Ататюрк не учредил на руинах империи светскую Турецкую республику. И за свое предательство идей халифата, считают идеологи ИГИЛ, турки должны быть жестоко наказаны. Кроме того, салафиты называют османских халифов «ложными» – ведь настоящим халифом может быть только «курайшит» – прямой потомок «праведных праотцов» ислама. Абу Бакр и Абу Аль считаются как раз «курайшитами», поэтому в глазах салафитов только они имеют законное право носить титул халифов.

Предали идеи халифата и жители современной Саудовской Аравии – потомки ваххабитов, пытавшихся в XVIII веке построить исламское государство, основанное на заветах Пророка. Но, по мнению идеологов ИГИЛ, они ввели неправильный шариат: исламский закон там действовал не полностью – например, без узаконенного рабства. Но самое главное: саудовские шейхи признали границы соседних государств и направляли посольства в страны Запада, что противоречило законам Пророка, позволяющего мусульманам заключать только временные перемирия, длящиеся не дольше десяти лет. Признать навсегда любую границу – святотатство для салафита.

По этой же причине салафиты провозгласили «такфир» и большей части радикальных исламистских группировок – как считают салафиты, и Талибан, и ХАМАС, и «Братья-мусульмане» предали путь «священной войны» – джихада, соблазнившись участием в большой международной политике. Даже «Аль-Каида» погрязла в дипломатии. Для салафитов смешны претензии лидеров «Аль-Каиды» на мировое лидерство – ведь ни Бен Ладен, будучи выходцем из Йемена, ни египтянин аз-Завахири не являются «курайшитами».

Война – до победного Конца света

Если для большевиков Мировая революция и установление коммунизма было венцом их политической программы, то для салафитов построение Всемирного халифата является лишь промежуточным этапом на пути к настоящей цели – к Концу света. Вот так – ни больше и не меньше.

«Вера в скорое наступление конца света и в Судный день является основой ислама, – пишет видный ученый-теолог и переводчик Корана Эльмир Кулиев. – О приближении конца света свидетельствует исполнение многих пророчеств Посланника Аллаха, который предупредил своих последователей. Например, одним из признаков конца света является то, что «пастухи верблюдов будут соревноваться в постройке высоких домов». Другой признак: расширение торговли, третий – «появление знаний», четвертый – продажа книг. Очевидно, что здесь речь идет о распространении книг и развитии наук, не связанных с Кораном…»

Всего в Коране можно насчитать 57 признаков приближения Конца света, и многие из этих признаков можно увидеть в любой день – хоть и сегодня. К примеру, в одном из хадисов говорится: «Судный день не наступит до тех пор, пока не начнутся проливные дожди…» В другом хадисе говорится: «Судный час не наступит до тех пор, пока не разверзнется Евфрат, а на его месте не появится золотая гора, и люди будут сражаться за это золото…» Третий же хадис обещает разрушение Каабы – главной святыни мусульман в Мекке, причем указано, что разрушение произведет некий эфиоп при помощи строительного инструмента. И вот вам пожалуйста: по всей планете наступает глобальное потепление, меняется климат, в долине Евфрата идет война за «черное золото», а 11 августа нынешнего года гастарбайтеры уронили на Каабу строительный кран, убив десятки человек… Что же, выходит, Конец Света уже близок? Возможно, это и так, но за последнюю тысячу лет климат менялся уже не раз, войны на Ближнем Востоке не стихают веками, а Кааба страдала множество раз – так, в 10 веке нашей эры завоеватели-карамиты вообще стерли этот храм с лица земли.

Тем не менее, исламские богословы, перечитывая древние тексты, убеждают себя и остальных, что Конец Света уже близок, и примерно раз в 50 лет в исламском мире появляются фанатики-мусульмане, ожидающие появления Махди – полководца-мессии, который поведет их в последний бой против неверных.

Салафиты как раз из таких радикалов, уверовавших, что Абу Бакр это и есть Махди собственной персоной.

И в этом состоит главное отличие ИГИЛ от «Аль-Каиды»: последняя группировка ставила перед собой вполне земные и политические цели – прежде всего, изгнание американцев, евреев и прочих «неверных» с территории мусульманских стран. ИГИЛ же, напротив, хочет завлечь как можно больше европейцев и американцев на Ближний Восток – как же иначе тогда исполнятся древние пророчества о последней войне между христианами и мусульманами накануне Конца света?! Именно поэтому исламисты и устраивают уничтожение древних храмов Пальмиры – это своего рода заявление о полном неприятии цивилизации, это открытый призыв к Западу начать воевать.

fishki.net

Существует ли ИГИЛ ?.. | ВЕЩИ СВОИМИ ИМЕНАМИ


   Нет, я в своём уме. И своё мнение по этому вопросу имею.

А задал я его потому, что сразу после серии терактов в Париже известный в Макспарке блогер – кулинар А. Сотник, любитель грибочков собранных собственноручно на питерских болотах, откушав их очередную порцию разразился статьей, в которой прямо усомнился в существовании исламского государства (ИГИЛ).
   Начав свой экзерсис ну, очень издалека – с казни Великого магистра тамплиеров, пройдя через пророчества Нострадамуса, Ванги, толкование Библии Сотник выдал на гора мышь… эээ… идею – объединиться славянам с тевтонцами и разгромить Соединенное со Штатами Королевство Великобританию!
   А что до проблем Ближнего Востока, международного терроризма, всяких - прочих турецкоподанных, то их нет.
   Нет такого государства ИГИЛ. Не засылали оне послов к Адмиралу Колчаку… эээ… капитану 2 ранга Сотнику! Значит – не существуют.
   Цитирую г-на Сотника:
«Откуда возникла эта организация, о которой, несколько лет назад никто не слышал? Почему, гораздо более развитые и в военном и информационном плане государства не могут его уничтожить. И, задумайтесь, а есть ли вообще, этот ИГил?..» (конец цитаты) - http://maxpark.com/community/5548/content/4810647

   Н-да, забористые грибочки собирает блогер-кулинар Сотник под Питером…
При прочтении данного пассажа мне сразу вспомнилось бессмертное Ивана Андреевича Крылова – «..слона-то я и не приметил!..»

   ПОСТСКРИПТУМ.
   Тем временем, представители группировки «Исламское государство» (привет Сотнику!) опубликовали видеообращение.
В нем говорится о том, что Франция будет и далее подвергаться террористическим атакам, пока Париж не прекратит бомбардировки в Сирии
- http://social.novosib-room.ru/blog/43366598032/%C2%ABIslamskoe-gosudarstvo%C2%BB-nazvalo-uslovie-​prekrascheniya-teraktov-?utm_campaign=transit&utm_source=main&utm_medium=page_0&domain=mirtesen.ru&​paid=1&pad=1

   Нашли слабое звено в коалиции и теперь будут долбить… в толерастную задницу Олланда. Если бы лично ему, а то ведь, невинные люди страдают…

maxpark.com

Почему появился ИГИЛ и анализ ситуации: глазами мусульманина.

Мнение мусульманина. Небольшой исторический экскурс.

Рашед Чоудхури родился в Минске в семье бангладешца и белоруски. Окончил докторантуру по истории в МакГиловском университете (McGill, Монреаль, Канада). Работает научным сотрудником в Центре индийско-океанского мира в McGill. Ранее преподавал историю Ближнего востока в McGill и Университете Манитобы (Виннипег, Канада). Пишет по-белорусски.

Чтобы понять причины, которые привели к созданию ИГИЛ, нужно заглянуть в историю.

Во-первых, Первая мировая война (1914—1918) привела к падению четырех династий Центральной Европы и Евразии: Романовых в России, Гогенцоллернов в Германии, Габсбургов в Австро-Венгрии, Османов в Османской империи. В результате войны, арабские земли империи отошли под мандаты победителей — Британии и Франции. В результате, почти все нынешние границы на Ближнем Востоке — это линии, нарисованные на карте колонизаторами почти столетие назад. А это значит, что изначально почти всем ближневосточным государствам не хватало легитимности.

Во-вторых, поражение в Первой мировой войне привело турок к радикальному отречению от столпов их былой империи и к созданию новой Турецкой республики. В результате, семья Османов — не только султанов но и халифов — была выброшена за борт истории.

Турецкий парламент упразднил халифат в 1924 году. Таким образом, институт халифата, который в идеале обеспечивал мусульманам чувство единства и был источником легитимности исламских государств, просуществовал с 632 г. до 1924 г. А последние 90 лет стали первым периодом в истории мусульман, когда не существует наместника Пророка. Многие мусульмане, далекие от экстремизма, хотят, чтобы вновь появился халифат.

Советское вторжение в Афганистан в 1979 г. и американо-саудовско-пакистанская реакция на это вторжение привели к тому, что многие выходцы с Ближнего Востока получили военную подготовку и практический опыт джихада против СССР в Афганистане. Впоследствии часть их (например Усама бин Ладен) повернула свой опыт против бывших спонсоров — США, считая их таким же источником зла и такой же империалистической державой, как и Советский Союз.

Еще одно вторжение, на этот раз американское в Ирак в 2003 г., сильно дестабилизировало эту страну. В результате в боях с американцами, а также между различными группировками самих иракцев погибли десятки тысяч человек. Американцы создали политическую систему в Ираке, которая является демократической по форме, но которая фактически установила верховенство шиитского большинства (например, полицейские-шииты с американским оружием могли запросто открыть огонь по суннитской демонстрации). Арабы-сунниты, которые до падения Саддама Хусейна доминировали в Ираке десятилетиями, остались очень недовольны и многие из них стали расценивать иракское правительство премьер-министра Нури аль-Малики (2006—2014) как враждебный режим.

И последнее. т. н. Арабская весна, которая началась в 2011 в Тунисе и распространилась по всему региону, сначала принесла надежду людям почти во всем арабском мире, сменившуюся затем горьким разочарованием. Самым горьким это разочарование было в Сирии, где демонстрации за демократию были расстреляны войсками президента Башара Асада, начался бунт в частях армии, а потом гражданская война, и, наконец, произошло вторжение в эту войну сразу двух ветвей «Аль-Кайды»: Фронта ан-Нусра и ИГИЛ.

То есть, когда сирийское государство фактически развалилось в гражданской войне, когда соседний Ирак уже на протяжении десятилетия находится в состоянии, близком к гражданской войне, и когда существуют тысячи экстремистов, воевавших в Афганистане, Ираке или Сирии и готовых биться до последнего, чтобы реализовать свою видение теократического государства, когда границы между арабскими государствами не совсем легитимны и когда среди части населения существует реальное желание восстановить халифат, становится понятно как могла возникнуть такая организация как ИГИЛ.


ИГИЛ — это новое название бывшей организации «Аль-Кайда в Месопотамии», которая годами боролась с американцами и иракских шиитами.

Даже бин Ладен, сидя в Пакистане, много раз призывал главу этой организации Абу Мусаба аз-Заркави (убитого американцами в 2006 г.) не убивать столько шиитов, но тот не слушался. В след за Заркави лидером этой экстремистской группировки стал Абу Омар аль-Багдади, он объявил создание «Исламского государства Ирак», а затем погиб в 2010 г.

На его место пришел Абу Бакр аль-Багдади. Под его командованием «Исламское государство Ирак» начало участвовать в сирийской гражданской войне, пытаясь подчинить себе тамошнюю ветвь «Аль-Кайды», Фронт ан-Нусра.


Таким образом «Исламское государство Ирак» была переименовано в ИГИЛ и взяло контроль над значительной частью восточной Сирии, с ее нефтью и электростанциями.

ИГИЛ отличается жестокостью, даже Айман аз-Завахири, нынешний глава «Аль-Кайды», призвал ИГИЛ не убивать столько мирных людей. Получив отказ, «Аль-Кайда» в этом году сама отказалась от дальнейшего сотрудничества с ИГИЛ.


И наконец, этим летом, ИГИЛ предприняло попытку захватить как можно больше территорий в Ираке.

Зная, что ИГИЛ убивает пленных солдат без пощады и разбора, иракские военные массово обратились в бегство. ИГИЛ захватило Мосул, второй по численности населения город Ирака, причем силами 800 бойцов против 30 тысяч солдат регулярной иракской армии, те попросту разбежались, бросив оружие. Сотни тысяч мирных людей стали беженцами. Зато ИГИЛ получило столько нефти, что от простой продажи ее иракским и турецким торговцам на черном рынке она зарабатывает больше миллиона долларов ежедневно.


Вот тут-то ИГИЛ объявило о восстановлении халифата с Абу Бакром аль-Багдади в качестве Халифа Ибрагима.

Когда кто-либо объявляет себя халифом, это вскоре приводит к разделению мусульман на тех, кто «за» и кто «против». Провозглашение халифата означает, что амбиции у ИГИЛ значительно шире, чем у обычной террористической организации. В перспективе ИГИЛ хочет овладеть всем мусульманским миром. В армии ИГИЛ воюет около 30 тысяч бойцов, половина из которых — иностранцы примерно из 80 стран. Но все равно, 30 тысяч относительно 1,6 миллиарда мусульман — достаточно маргинальное явление.


В настоящее время против ИГИЛ выступают не только правительства Ирака и Сирии, но также Иран и ливанская шиитская организация «Хезболлах», плюс ОАЭ, Бахрейн, Катар, Саудовская Аравия и Иордания.

Последние пять стран бомбили позиции ИГИЛ в Сирии вместе с США; тем временем, западные союзники США (например, Канада) бомбят ИГИЛ в Ираке. Сирийские курды вместе с иракскими защищают сирийский город Кабани. Лига арабских наций заявила, что против ИГИЛ нужно бороться всеми методами.

На идеологическом фронте. В сентябре 126 исламских религиозных деятелей (в том числе египетский верховный муфтий Шауки Алам) написали длинное открытое письмо, адресованное аль-Багдади, где показали с помощью Корана насколько его действия против гражданских лиц, против женщин, против немусульман, против пленных и т.д. противоречат исламу, и предложили ему покаяться. Гамза Юсуф, основатель мусульманского колледжа Зайтуна в Калифорнии, назвал ИГИЛ посланниками шайтана. Имам моей мечети в Монреале на днях назвал друзей ИГИЛ демонами и дикими зверями.

Да, среди мусульман есть горстка людей, кому нравится ИГИЛ. Один из них, канадец Мартен Кутюр-Руло, недавно сбил на машине канадского солдата под Монреалем.


Но у большинства мусульман ИГИЛ вызывает ненависть и непонимание: как возможно так вести себя во имя ислама?

Кстати, не надо забывать, что ИГИЛ убивает мусульман тысячами. И победить, искоренить и уничтожить их могут тоже только мусульмане, но, конечно при помощи друзей-немусульман.

Читать статью полностью http://nn.by/?c=ar&i=138142&lang=ru

liorasun55.livejournal.com

Станет ли ИГИЛ новым государством на карте мира?

Британия построила империю на работорговли. Германия совершила самый большой геноцид в истории человечества. Кто сказал, что Исламское Государство не станет однажды союзником США?

Роза Брукс.

Боевики самопровозглашенного Исламского государства убили тысячи людей в Ираке, Сирии  и ряде других стран. СМИ всего мира продолжают осуждать их жестокую тактику, которая включает склонность к публичным обезглавливаниям, массовые казни пленных, а также обращение женщин и девушек в сексуальное рабство. И правильно делают.

Но находится ли Исламское Государство находится на пути к достижению глобальной легитимности?

История подтверждает, что совершение массовых жестоких убийств не является преградой на пути к будущему успеху страны. Сразу после Великой французской революции правительство публично обезглавило по разным оценкам  от 30 до 40 тысяч человек. Все это в имя «Свободы, Равенства и Братства». В начале 1790-х годов по крайне мере 150 тысяч несчастных жителей Франции были расстреляны, спалены, порубаны на куски или утоплены во французском регионе Вандея. «Я растоптал детей конями, вырезал женщин. Я не пожалел никого», —  написал генерал Франсуа-Жозеф Вестерманн после жестокого подавления восстания вандейцев в конце 1793 года. «Я убывал женщин, чтобы они больше не рожали этих бандитов. Я уничтожил всех. Дороги были усеяны мертвыми телами». Позже Вестерманн подвел итог: «Милосердие — не революционное чувство». 

Это не очень приятно читать, но описанные события произошли не так давно. Сегодня Франция является влиятельной страной Европы и одним из основных союзников США.

Все еще считаете, что все это было слишком давно? Хорошо, рассмотрим пример Турции. В период с 1915 по 1918 год власти Оттоманской империи убили более миллиона армян. В наше время все, кроме Турции, признают это геноцидом. Но прошло сто лет и сегодня Турция является важнейшим партнером НАТО.

Неужели это тоже «дела давно минувших дней»? Тогда рассмотрим события 1940-х годов.  По приблизительным оценкам число жертв Холокоста составило более 11 миллионов гражданских, большинство из которых были евреи. Но сегодня Германия является одним из самых близких друзей США в Европейском Союзе. Не волнуйтесь, Ангела Меркель, все уже простили!

Образование нового государства, или в более общем смысле консолидация власти, всегда было очень неприятным и кровавым делом. Историки, социологи, антропологи и политологи хорошо это знают, но все остальные предпочитают игнорировать или просто вычеркивать это из наших учебников истории. Выберите любую успешную современную страну и хорошенько покопайтесь в ее истории. Могу поспорить, что очень скоро вы найдете много кровавых фактов, о которых большинство предпочитает молчать.

Тридцатилетняя война за гегемонию в Священной Римской империи в Европе привела к уничтожению трети населения в некоторых регионах. Сегодня многие историки считают, что она дала начало для создания европейского государства. Через четыре столетия укрепление другого европейского государства закончилось многими миллионами смертей. «Великие вопросы времени решаются не речами и резолюциями большинства, а железом и кровью», — отметил в 1862 году Отто фон Бисмарк, один из основателей Германской империи.

Соединенные Штаты не раз убеждались в истинности этого высказывания. В период с 1861 по 1865 года сотни тысяч американцев сражались за «право» поработить почти 4 миллиона других американцев. Сотни тысяч человек погибли, прежде чем удалось решить эту проблему, предоставив центральному правительству США еще больше власти.

И это только лишь Запад. Всего несколько моментов истории за последние столетия. Если посмотреть на остальной мир, та же самая ситуация. Обезглавливание? Конечно. Пытки? Обязательно. Массовые убийства мирных граждан? Как же без этого?

Ничто из вышеперечисленного не оправдывает сегодняшние зверства Исламского Государства и не делает их менее ужасными, особенно, в эру почти всеобщего признания основных прав человека. Но если мы игнорируем сходства сегодняшнего поведения Исламского Государства и поведения в прошлом десятков других стран, которых мы сейчас считаем примерными мировыми игроками, существует риск формирования ложного представления о логике, которая стоит за одинаково бесчувственной жестокостью.  Мы рискуем увеличить шансы того, что попытки США закончить этот террор закончатся провалом.

Начнем с того, что нежелание посмотреть на действия Исламского Государства в историческом контексте позволяет нам удовлетворяться удобной, иллюзией о том, что Исламское Государство — это сборище «сумасшедших». Президент США Барак Обама в 2014 году сказал, что «ИГИЛ не имеет другой философии, кроме как убивать». В 2015 году он добавил, что «идеология Исламского Государства никогда не сможет получить широкой поддержки, потому что она ничего не дает людям».

Это мнение ошибочно. Лидер ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдад ответственнен за тысячи военных преступлений и преступлений против человечности, но он далеко не дурак. Джессика Стерн и Джей Бергер в своей книге «ИГИЛ — государство террора»  отметили, что на его способ мышление значительным образом повлияла работа Абу Бакр Наджи. Последний в своей книге «Управление жестокостью» оправдывает преднамеренное использование ритуализированной и широко разрекламированной жестокости, как инструмента достижения уважения и страха среди врагов и сторонников радикального ислама.  Да, Исламское Государство действует жестоко, но у него, очевидно, есть четкое виденье того, что необходимо построить после кровавого побоища. Несмотря на пренебрежительные слова Обамы, это виденье, которое вполне продемонстрировало силу, склонив в свою сторону тысячи молодых людей со всего мира.

Логично будет предположить, что лидеры Исламского Государства знакомы с беспощадными уроками истории. Время смягчает восприятие даже самых жестоких преступлений. Пройдет несколько десятилетий и международное сообщество простит все ужасные преступления. Как можно увидеть на примере Турции, вам даже не придется просить прощения. Нужно всего лишь подождать 100 лет и даже неискренних, безжизненных соболезнований будет достаточно, чтобы вам все простили.

Соединенные Штаты известны своей короткой памятью и неумением учитывать долгосрочную перспективу. Эта нация сосредоточена на «теперешнем» и неспособна развивать или поддерживать стратегическое виденье на протяжении хотя бы нескольких лет. Но я не уверена, что Исламское Государство думает так же. Его лидеры отлично понимают, что существующий уровень жестокости гарантирует им международную неприязнь. Они поставили все это на карту, чтобы взять под свой контроль достаточное количество нефтяных месторождений, портов и других источников прибыли, а потом постепенно уменьшать уровень жестокости. В итоге, им придется просто немного подождать, пока международная общественность быстро все простит и забудет.

Пока что военная кампания против Исламского Государства позволила достичь лишь нескольких целей. Несмотря на то, что американские чиновники заявляют об уничтожении более 10 тысяч боевиков ИГИЛ, разведка уверяет, что силам союзников не удалось существенно ослабить Исламское Государство. В лучшем случае они оставили существующее положение вещей. Кампании по совершению авиаударов недостаточно, чтобы уничтожить джихадистские группировки, но этого точно достаточно для увеличения ненависти Исламского Государства к Западу и всему, что с ним связано. На самом деле, существуют причины полагать, что военная кампания против ИГИЛ только расширила географию организации и увеличила ее способности для вербовки новых членов.

 Но лидеры Исламского Государства желают создать «настоящую» страну, признанную (хоть неохотно) другими мировыми державами.  Мы можем добиться большего, если перейдем к стратегии сдерживания, вместо сегодняшних безрезультатных попыток «полностью уничтожить» организацию и всех ее членов.

Да, возможно, это гнетущая мысль, но если мы прекратим бомбить Исламское Государство, оно может укротить себя гораздо быстрее, чем это сделаем мы. Возможно, лидеры ИГИЛ, как и многие другие жестокие режимы, поймут, что зверства и насилия в итоге приводят только к внутреннему беспорядку и восстанию.

Конечно, существует вероятность, что Абу Бакр аль-Багдад и его приближенные вообще не собираются прекращать боевые действия и отказываться от своих жестоких методов. Возможно, они намереваются постоянно продолжать свою борьбу, и не заинтересованы в контроле территории.

Зачем им это делать? В истории существует множество примеров, когда религия или приверженность являлись более важными политическими принципами, нежели контроль территории (вспомните только Оттоманскую империю и Священную Римскую империю). Недавние геополитические изменения снова делают  нетерриториальные формы приверженности, власти и контроля потенциально жизнеспособными. Лидеры Исламского Государства могут не волноваться о том, удалось ли им захватить новые территории в Сирии и Ираке, пока они имеют возможность вербовать новых боевиков, а также заполучать источники власти и богатства. Как бы то ни было, риторика Исламского Государства не исключает такого развития событий в будущем.

Так или иначе, недавние события говорят о том, что Исламскому Государству не обязательно отказываться от своей жестокой тактики, чтобы выжить и получить легитимность.

Рассмотрим пример движения Талибан. В период с 1996 по 2001 года часть территории Афганистана, контролируемая движением, была дипломатически и экономически изолирована от остального мира. Начиная с 2001 года и по настоящее время, Талибан является целью для вооруженных сил США и разведывательных ведомств многих стран. Несмотря на то, что представители Америки долгое время обвиняли Талибан в жестокости, таким же самым образом, как сейчас обвиняют ИГИЛ, Вашингтон уже предлагает свою, по крайней мере, молчаливую поддержку в переговорах с лидерами Талибана. Существуют даже предположения, что представители США напрямую участвуют в переговорном процессе.

Лидеры Исламского Государства могут извлечь из этого очевидный урок. Как утверждали многие политики, начиная от Мао и заканчивая Киссинджером, повстанцам не нужно «выиграть», чтобы добиться успеха, им необходимо просто не проиграть. Продержитесь достаточно долго, как Талибан, и неважно какими вы были жестокими, но ваши оппоненты устанут от борьбы. Они либо сдадутся и уйдут, либо сдадутся и начнут переговоры. Если они выберут переговоры, то постараются сохранить лицо, притворяясь, что забыли все былые преступления, или заявляя, что ведут переговоры только со  «склонными к примирению» людьми, которые все переосмыслили и поняли свои ошибки. Насколько я помню, именно так бывшие оппоненты описали лидеров Талибана.

Другими словами: если  мы в итоге устанем от боевых действий и решим сесть за стол переговоров, Исламское Государство сможет сохранить право обезглавливать людей. Потом пройдет несколько десятилетий и все забудется. Исламское Государство станет членом ООН (если эта организация все еще будет существовать), как новая страна или негосударственное образование. Все прошлые  преступления и зверства будут любезно проигнорированы.

Безусловно, история показывает, что совершение ужасных масштабных преступлений не является преградой для вхождения в цивилизованное мировое сообщество. Но история также свидетельствует о том, что всего можно избежать. Многие брутальные восстания и режимы выжили, а их преступления были прощены и забыты, но многие также были бесследно уничтожены.

Предсказать будущее Исламского Государства очень тяжело, поскольку существует большое количество непредсказуемых факторов. Сфера средств распространения информации в режиме 24/7 довольно новая. Невозможно предсказать, как это в сочетании с унификацией прав человека повлияет на возможность Исламского Государства поддерживать свое существование в долгосрочной перспективе. Невозможно также предсказать будущую решительность международного сообщества в борьбе с такими образованиями. Суверенная власть государства постоянно меняется, поэтому очень сложно предугадать какими будут формы глобальной, политический и военной власти через 10, 20 или 30 лет.

Выборы в Соединенных Штатах могут радикально изменить военную стратегию Америки. Китай, Россия или десяток других стран могут решить самостоятельно сесть за стол переговоров с Исламским Государством. Внутренние процессы также могут изменить его судьбу.

Несмотря на все это, если бы мы все могли сделать ставки, думаю, что большинство поставило бы на победу Соединенных Штатов. Белый дом может публиковать бесконечное множество заявлений, утверждая, что «добился значительного прогресса на пути к ослаблению и полному уничтожению» Исламского Государства, но я подозреваю, что через 5 или даже 10 лет оно все еще будет существовать. Я не уверена в том,  что США удастся удержать лидерство, но через несколько десятилетий мы все узнаем.

Надеюсь, что я во многом ошибаюсь.

Роза Брукс — профессор права Джорджтаунского университета и старший научный сотрудник фонда New America. С 2009 по 2011 год она работала консультантом заместителя министра обороны по политическим вопросам, а ранее — старшим советником в Госдепартаменте США.

 Напомним, что деятельность Исламского Государства запрещена в РФ по закону.

obzor.press

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *