Щиты средневековья история, технология и типология рыцарского щита

Проект, связанный с производством стального щита привел нас к тому, что мы должны провести разъяснение о роли щита в средневековом обществе, его формах и типах.

За основу в данной статье, будут взяты материалы фундаментальной работы:  Вендалена Бехайма «Энциклопедия оружия».

Материалы, применяемые при производстве щитов средневековья:

Прорисовка внутреннего устройства раннего щита

Как мы увидим ниже, основным материалом производства щитов было:

— Дерево, обтянутое кожей;

— Иногда использовались бронзовые накладки;

— В ранних щитах применялись металлические умбоны и металлические полосы для усиления щита и гвозди.

поверх накладывался тонкий меловой грунт, на который темперной краской наносились эмблемы с надписями.

Изредка, встречались металлические щиты.

Как указывает В.Бехайм, первые щиты средневекового общества, например, у германцев были весьма просты. В общем виде они походили на щиты, применявшиеся в римских легионах, но при четырехугольной форме были менее выгнуты.

Сделанные из ивовых прутьев, они были обтянуты мехом, обычно волка. Обтянутые мехом щиты применяли до XIII века. От этого обычая происходит в средневековье «геральдический мех» (фр. fêh).51).

Der Mittelalterliche Reiterschild

Щиты во времена Карла Великого были большей частью из дерева, обтянутого кожей и усиленного железными полосами. Всадник имел легкий, деревянный, круглый или заостренный книзу щит с железными полосами на гвоздях. В центре круглого щита была прикреплена выпуклость — умбон (нем. Schildnabel). Носили щит на левой руке, за широкий ремень, в который продевалась рука.

Пеший воин носил большой миндалевидный, высотой более метра, сильно изогнутый деревянный щит, который по краям и в середине усиливался перекрещенными и обитыми крепкими гвоздями железными полосами.

Норманнский щит делался из дерева с меловой грунтовкой, узкий, внизу заостренный, а вверху закругленный, может рассматриваться как прообраз всей позднейшей формы щитов средневековья.

Щиты XI и XII веков имели значительную длину. Забота о крепости щита привела к тому, что его делали сильно выпуклым и снабжали железными накладками.

XIII века: Щит становился все более плоским, умбоны и накладки постепенно исчезли.

Стоячий щит (нем. Setzschild), или большая павеза (нем. große Pavese). Эти щиты были из дерева и обтягивались кожей, поверх накладывался тонкий меловой грунт, на который темперной краской наносились эмблемы с надписями.

Дерево кожа — Павеза

Видны доски и заклепки

Уже в XI веке всадники стремились освободить левую руку от держания щита, чтобы можно было управлять лошадью. Это привело к тому, что тарч стали вешать на шею и грудь оказывалась закрытой полностью. Такого рода тарчи, хотя встречаются изготовленные из железа, большей частью были сделаны из дерева и обтянуты кожей, по форме они четырехугольные, с закругленными углами, в середине имеют остро выступающее ребро.

Адагра, внутренняя сторона

Старая мавританская адагра (подробно) была из крепкой жесткой кожи, овальная, в форме сердца или двух обрезанных овалов.

Щит kalkan

Легкие арабские кавалеристы, а от них войны пограничных земель Речи Посполитой  —использовали маленькие круглые щиты, называемые по-турецки kalkan, с верхом из рыбьей кожи, которую или оставляли шероховатой, или гладко отшлифовывали. Такие щиты нередко были из кожи с прекрасными тиснеными орнаментами. Наконец, существовали щиты из тонких прутьев фигового дерева, которые оформлялись в виде круга, концентрически, и переплетались серебряной тесьмой или цветными шелковыми нитями таким образом), что образовывались арабески, выполненные с большим вкусом. Такого рода круглые щиты диаметром не более 60 см обладали необычайной сопротивляемостью удару мечом.

Фехтовальный щит (нем. Fechtschild), который был распространен в школах фехтования. Эти очень длинные и узкие щиты делали из дерева, обтягивали кожей и расписывали

. Посередине такого щита проходило высокое ребро, полое внутри, а вдоль него — железный усиливающий стержень. Сверху и снизу из щита выступали длинные железные острия с невозвратными крюками или без них. Общая длина щита составляла 2,5 метра.

В более поздние времена, щиты становятся более сложными и интегрируются с различными приспособлениями.

Полсущества, деревянная доска служила основным материалам, из которого производились щиты средневековья. Обтягивалась щит кожей. В зависимости от эпохи к щиту добавлялись те или иные части: умбоны, радиальные стальные полосы для усиления щита, окантовка. Так же хочется отметить, что окантовка в средневековых щитах, типа тарч, применялась крайне редко.

Типология и история средневековых щитов:

Типология и история щитов

Два обстоятельства привели к совершенствованию оружия народов, осевших в Европе. Во-первых, отношения, в которые они вступили с Константинополем, где на торговом перекрестке они получали оружие, и, во-вторых, то, что в своих набегах на Рим они соприкасались со странами, в которых издавна добывали железо и изготовляли оружие. Те южногерманские народности, которые в начале императорских времен находились в контакте с Римской империей, по необходимости приспосабливались к римскому образу ведения войны. Отсюда возникают сначала заимствованные у римлян, а затем чисто германские, соответствующие национальным особенностям, формы оружия.

Пехотный щит  (Сен-Дени)

Несмотря на это, еще во времена Карла Великого (как можно увидеть на шахматах из сокровищницы Сен-Дени) щиты  были из дерева, обтянутого кожей и усиленного железными полосами. Всадник имел легкий, деревянный, круглый или заостренный книзу щит с железными полосами на гвоздях. В центре круглого щита была прикреплена выпуклость — умбон (нем. Schildnabel). Носили щит на левой руке, за широкий ремень, в который продевалась рука.

Данный круглый щит и является первородным щитом средневековья (имеющий римский корни), так же как и влияющий формально пехотный щит римлян скутум. Возможно, этим и обусловленно стоящего отдельно, овального щита.

Пехотный щит шахматной фигурки с доски из сокровищницы Сен-Дени, времен Карла Великого

Сенкт-Галленский «Codex Aureus» ( «Золотая Псалтырь»), времен Карла Великого. Четко изоброжены круглые щиты с умбоном и радиальными металлическими поласами окантовки

Сенкт-Галленский «Codex Aureus» ( «Золотая Псалтырь»), времен Карла Великого. Четко изоброжены круглые щиты с умбоном и радиальными металлическими поласами окантовки

Сенкт-Галленский «Codex Aureus» ( «Золотая Псалтырь») прорисовка круглого щита из монографии Вендалена Бехайма «Энциклопедия оружия»

И отдельно хочется отметить, щит эллиптической формы, как отдельный особенный вид щита раннего средневековья. Возможно именно подобные щиты и были первоисточниками миндалевидных (каплевидных) щитов.

Щит эллиптической формы(The Battersea Shield was found in the area around Chelsea Bridge)

Нормандский щит

Новой вехой и первоосновой для развития большинства щитов средневековья стал: нормандский щит. Нормандские щиты XI и XII веков имели значительную длину, так как необходимо было защитить всадника от ударного оружия от ног до плеч. На упомянутом ковре из Байе форма щитов у кавалеристов и пехотинцев не различается. Они подходят как тем, так и другим. Пехотинцы стоят плотными рядами так, что их длинные щиты, заходящие друг за друга, образуют сплошную стену, защищающую от стрел.

Как раз в это время броня существенно улучшилась. Этот значительный результат, вынесенный из опыта крестовых походов, стал причиной того, что в течение XIII века кавалерийский щит постепенно становился короче. Он теперь закрывал всадника от бедра до подбородка. Боковые края остались сильно изогнутыми, но верхний край делали все более горизонтальным, т. к. раньше он служил для защиты лица, а теперь, благодаря новым шлемам, это не было столь необходимым. Щит становился все более плоским, умбоны и накладки постепенно исчезли.

Нормандский щит

Любопытно (Бехайм), что щиты пехоты до XIII и даже до XIV века совсем незначительно отличались от кавалерийских. Причина этого заключается в том, что пехоте придавали небольшое значение в войне и поэтому не считали нужным задумываться о ее особых потребностях. Так и использовал пехотинец кавалерийский щит, хотя по своей форме он был рассчитан на защиту при верховой езде. В пешем положении треугольный щит укрывал человека явно недостаточно. Лишь когда кавалерийский щит столь уменьшился, что стал полностью неприменим для пехоты, ощутилось различие в вооружении. Пехотинцы сохранили старые длинные миндалевидные щиты, от которых отказались кавалеристы.

Примерно с 1300 года техническое совершенствование доспеха вновь сделало значительный шаг вперед, и кавалерийский щит еще более теряет значение. Он становится маленьким треугольным тарчем (нем. Tartsche, фр. petit écu) с прямолинейными краями, который более или менее закрывал половину груди и левое плечо. Название «тарч» происходит от арабского «dárake», от которого образовано итальянское «targa», как стали именовать поначалу маленький закругленный щит.

К концу XIV и в XV веке форма тарчей претерпевает изменения, но скорее не военно-технического, а стилистического характера. Они становятся снизу полукруглыми, иногда, как в Англии и Северной Франции, четырехугольными, почти квадратными.

С XIV века становится все более заметным стремление использовать мощь пехоты и соответственно оснастить ее. Эти устремления привели снова к древнейшим оборонительным построениям пехоты, которые использовали с большим успехом еще римляне и часто применяли в раннем средневековье в Германии. Прием заключался в создании сплошной стены из плотно поставленных один к другому щитов, за которыми воины укрывались и могли использовать свое древневековое оружие.

Изображение применения щитов пехотой 1553-1556. Reliefs on the Sarcophagus of Maximilian I. Hofkirche. Innsbruck. Austria.

Для подобных целей появилась новая разновидность щита, берущая начало от щита тарч — стоячий щит (нем. Setzschild), или большая

павеза (нем. große Pavese).

Форма этих павез представляет собой в целом четырехугольник. По центру идет вертикальный полый внутри желоб, который на верхнем конце заканчивается выдающимся вперед выступом (рис. 183). Внутри крепились кожаные ремни для переноски, ниже которых находится ручка. В некоторых пеших отрядах немецкого войска в начале XV века вместо павез [139] применялись лучшие защищающие, но тяжело транспортирующиеся штурмовые стенки или штурмовые щиты (нем. Sturmwande), сохранившиеся доныне в Морском музее. Нередко такие щиты имели сверху смотровую щель или отверстие для глаз и были снабжены снизу железными шипами.

Если большая павеза являлась эффективным оружием в обороне, то неизбежно возникало стремление предоставить такую же действенную защиту нападающему пехотинцу. Поэтому возникает ручная павеза (нем. Handschild, kleine Pavese). Она большей частью четырехугольная, сужающаяся книзу и имеющая характерный желоб, углы которого иногда закруглены. Старейшие из таких щитов имеют желоб с заостренными краями.

Уже в XI веке всадники стремились освободить левую руку от держания щита, чтобы можно было управлять лошадью. Это привело к тому, что тарч стали вешать на шею и грудь оказывалась закрытой полностью. Такого рода тарчи, хотя встречаются изготовленные из железа, большей частью были сделаны из дерева и обтянуты кожей, по форме они четырехугольные, с закругленными углами, в середине имеют остро выступающее ребро. Чтобы не мешать всаднику действовать копьем, они имели справа глубокую выемку, в которую и помещали древко копья.

Особый вид тарчей употреблялся в Венгрии XV века. Это трапецевидные щиты, выпуклые, так что они оказываются прижатыми к груди и закрывают левую часть тела. Эти тарчи нашли применение не только в Венгрии, но и в других странах, находившихся в той или иной мере под влиянием Востока: в Польше и Московии. Очевидно, такие кавалерийские щиты носили также всадники короля Матеуша Корвина (1440—1490) и венгерская гвардия Максимилиана I. Некоторые экземпляры таких тарчей еще сохранились в Императорских собраниях Вены (рис. 189). Там, где венгры вошли в соприкосновение с немцами, проявлялась тенденция объединить преимущества немецких щитов с восточными. Здесь тарчи сохраняют с правой стороны выемку для древка копья. Но в середине XV века в Германии стали повсеместно изготовлять и «венгерские тарчи».

Венгерские тарч

Венгерский тарч, у войск ВКЛ и Королевства Польского во время битвы у Орши в1514 году

Венгерский тарч, у войск ВКЛ и Королевства Польского во время битвы у Орши в1514 году

Венгерский тарч, у войск ВКЛ и Королевства Польского во время битвы у Орши в1514 году

Другая форма восточного щита, адарга (исп. adargue от араб. dárake, как и «тарч»), в XIII и XIV столетии от мавров попала в испанские войска и далее во Францию, Италию и даже в Англию, где оставалась в употреблении вплоть до XV века. Старая мавританская адагра была из крепкой жесткой кожи, овальная, в форме сердца или двух обрезанных овалов. Носили ее на ремне через правое плечо, а слева держали за кулачную ручку. Эти превосходные щиты были изготовлены в Фесе и использовались до конца XVII века кавалеристами, вооруженными копьями, в Оране, Мельиле, Сеуте и далее на побережье Гранады. Изображения их можно увидеть на фресках Альгамбры .

Адарга

Упомянем две формы щита XIV и XV веков, которые не предназначались для использования в бою. Это «старый» фехтовальный щит (нем. Fechtschild), который был распространен в школах фехтования. Эти очень длинные и узкие щиты делали из дерева, обтягивали кожей и расписывали. Посередине такого щита проходило высокое ребро, полое внутри, а вдоль него — железный усиливающий стержень. Сверху и снизу из щита выступали длинные железные острия с невозвратными крюками или без них. Общая длина щита составляла 2,5 метра. По происхождению эта форма щита итальянская, как и все искусство фехтования средневековья.

«старый» фехтовальный щит

Далее, есть масса вариантов щитов, в том числе и кулачных, но думаю, эту тему мы перенесем в другую статью.

Дополнено, размеры щита «тарч» или «экю», по материалам группы Terra Teutonica 1360-1440

1-й шит: высота 86 см., датирован 1250 годам

2-й щит: высота 62 см., датирован 1300 годам

3-й шит: высота 60 см., датирован 1350 годам

4-й щит: высота 82 см., датирован 1250-1300 годами.

Дополнено: Вариант реконструкции ременной системы рыцарского щита.

Реконструкция щита конного война, Германия, 1190 г.. 

Вариант реконструкции ременной системы рыцарского щита

Дополнительно:

Рондаш траншейный или фонарный щит

Купить рыцарский щит у ремесленников мастерской

 

zbroevy-falvarak.by

История средневековых щитов « Николлетто

История средневековых щитов

Щит — старинный военный доспех, которым воины прикрывались от холодного и метательного оружия . Большинство щитов обычно изготовлялись из дерева, прутьев и кожи, окованных бронзой, железом. Форма щитов могла быть круглой, овальной, прямоугольной, треугольной, часто — с изогнутой плоскостью.

При раскопках серии скифских погребений были обнаружены остатки щитов с металлическим покрытием. Несмотря на недолговечность этого элемента, входящего в комплекс защитного вооружения, ему придавалось достаточно большое значение. Собранные и украшенные драгоценными металлами и самоцветами щиты считались очень дорогими подарками, их преподносили самым знатным воинам.

Как мы увидим ниже, основным материалом производства щитов было:
— Дерево, обтянутое кожей;
— Иногда использовались бронзовые накладки;
— В ранних щитах применялись металлические умбоны и металлические полосы для усиления щита и гвозди.
— поверх накладывался тонкий меловой грунт, на который темперной краской наносились эмблемы с надписями.
Изредка, встречались металлические щиты.
Как указывает В.Бехайм, первые щиты средневекового общества, например, у германцев были весьма просты. В общем виде они походили на щиты, применявшиеся в римских легионах, но при четырехугольной форме были менее выгнуты. Сделанные из ивовых прутьев, они были обтянуты мехом, обычно волка. Обтянутые мехом щиты применяли до XIII века. От этого обычая происходит в средневековье «геральдический мех»

Щиты во времена Карла Великого были большей частью из дерева, обтянутого кожей и усиленного железными полосами. Всадник имел легкий, деревянный, круглый или заостренный книзу щит с железными полосами на гвоздях. В центре круглого щита была прикреплена выпуклость — умбон (нем. Schildnabel). Носили щит на левой руке, за широкий ремень, в который продевалась рука.

Пеший воин носил большой миндалевидный, высотой более метра, сильно изогнутый деревянный щит, который по краям и в середине усиливался перекрещенными и обитыми крепкими гвоздями железными полосами.

Норманнский щит делался из дерева с меловой грунтовкой, узкий, внизу заостренный, а вверху закругленный, может рассматриваться как прообраз всей позднейшей формы щитов средневековья.

Щиты XI и XII веков имели значительную длину. Забота о крепости щита привела к тому, что его делали сильно выпуклым и снабжали железными накладками.
XIII века: Щит становился все более плоским, умбоны и накладки постепенно исчезли.
Стоячий щит (нем. Setzschild), или большая павеза (нем. große Pavese). Эти щиты были из дерева и обтягивались кожей, поверх накладывался тонкий меловой грунт, на который темперной краской наносились эмблемы с надписями.

Уже в XI веке всадники стремились освободить левую руку от держания щита, чтобы можно было управлять лошадью. Это привело к тому, что тарч стали вешать на шею и грудь оказывалась закрытой полностью. Такого рода тарчи, хотя встречаются изготовленные из железа, большей частью были сделаны из дерева и обтянуты кожей, по форме они четырехугольные, с закругленными углами, в середине имеют остро выступающее ребро.

Старая мавританская адагра была из крепкой жесткой кожи, овальная, в форме сердца или двух обрезанных овалов.
Адарга (исп. adargue от араб. dárake, как и «тарч»), в XIII и XIV столетии от мавров попала в испанские войска и далее во Францию, Италию и даже в Англию, где оставалась в употреблении вплоть до XV века. Старая мавританская адагра была из крепкой жесткой кожи, овальная, в форме сердца или двух обрезанных овалов. Носили ее на ремне через правое плечо, а слева держали за кулачную ручку. Эти превосходные щиты были изготовлены в Фесе и использовались до конца XVII века кавалеристами, вооруженными копьями, в Оране, Мельиле, Сеуте и далее на побережье Гранады. Изображения их можно увидеть на фресках Альгамбры .

Легкие арабские кавалеристы, а от них войны пограничных земель Речи Посполитой —использовали маленькие круглые щиты, называемые по-турецки kalkan, с верхом из рыбьей кожи, которую или оставляли шероховатой, или гладко отшлифовывали. Такие щиты нередко были из кожи с прекрасными тиснеными орнаментами. Наконец, существовали щиты из тонких прутьев фигового дерева, которые оформлялись в виде круга, концентрически, и переплетались серебряной тесьмой или цветными шелковыми нитями таким образом), что образовывались арабески, выполненные с большим вкусом. Такого рода круглые щиты диаметром не более 60 см обладали необычайной сопротивляемостью удару мечом.

Фехтовальный щит (нем. Fechtschild), который был распространен в школах фехтования. Эти очень длинные и узкие щиты делали из дерева, обтягивали кожей и расписывали. Посередине такого щита проходило высокое ребро, полое внутри, а вдоль него — железный усиливающий стержень. Сверху и снизу из щита выступали длинные железные острия с невозвратными крюками или без них. Общая длина щита составляла 2,5 метра.

В более поздние времена, щиты становятся более сложными и интегрируются с различными приспособлениями.
Деревянная доска служила основным материалам, из которого производились щиты средневековья. Обтягивалась щит кожей. В зависимости от эпохи к щиту добавлялись те или иные части: умбоны, радиальные стальные полосы для усиления щита, окантовка. Так же хочется отметить, что окантовка в средневековых щитах, типа тарч, применялась крайне редко.

Два обстоятельства привели к совершенствованию оружия народов, осевших в Европе. Во-первых, отношения, в которые они вступили с Константинополем, где на торговом перекрестке они получали оружие, и, во-вторых, то, что в своих набегах на Рим они соприкасались со странами, в которых издавна добывали железо и изготовляли оружие. Те южногерманские народности, которые в начале императорских времен находились в контакте с Римской империей, по необходимости приспосабливались к римскому образу ведения войны. Отсюда возникают сначала заимствованные у римлян, а затем чисто германские, соответствующие национальным особенностям, формы оружия.

И отдельно хочется отметить, щит эллиптической формы, как отдельный особенный вид щита раннего средневековья. Возможно именно подобные щиты и были первоисточниками миндалевидных (каплевидных) щитов.

Новой вехой и первоосновой для развития большинства щитов средневековья стал: нормандский щит. Нормандские щиты XI и XII веков имели значительную длину, так как необходимо было защитить всадника от ударного оружия от ног до плеч. У всадников и пехоты они не отличались. Пехотинцы стоят плотными рядами так, что их длинные щиты, заходящие друг за друга, образуют сплошную стену, защищающую от стрел.
Как раз в это время броня существенно улучшилась. Этот значительный результат, вынесенный из опыта крестовых походов, стал причиной того, что в течение XIII века кавалерийский щит постепенно становился короче. Он теперь закрывал всадника от бедра до подбородка. Боковые края остались сильно изогнутыми, но верхний край делали все более горизонтальным, т. к. раньше он служил для защиты лица, а теперь, благодаря новым шлемам, это не было столь необходимым. Щит становился все более плоским, умбоны и накладки постепенно исчезли.

Любопытно, что щиты пехоты до XIII и даже до XIV века совсем незначительно отличались от кавалерийских. Причина этого заключается в том, что пехоте придавали небольшое значение в войне и поэтому не считали нужным задумываться о ее особых потребностях. Так и использовал пехотинец кавалерийский щит, хотя по своей форме он был рассчитан на защиту при верховой езде. В пешем положении треугольный щит укрывал человека явно недостаточно. Лишь когда кавалерийский щит столь уменьшился, что стал полностью неприменим для пехоты, ощутилось различие в вооружении. Пехотинцы сохранили старые длинные миндалевидные щиты, от которых отказались кавалеристы.

Источник: zbroevy-falvarak.by

Примерно с 1300 года техническое совершенствование доспеха вновь сделало значительный шаг вперед, и кавалерийский щит еще более теряет значение. Он становится маленьким треугольным тарчем (нем. Tartsche, фр. petit écu) с прямолинейными краями, который более или менее закрывал половину груди и левое плечо. Название «тарч» происходит от арабского «dárake», от которого образовано итальянское «targa», как стали именовать поначалу маленький закругленный щит.
К концу XIV и в XV веке форма тарчей претерпевает изменения, но скорее не военно-технического, а стилистического характера. Они становятся снизу полукруглыми, иногда, как в Англии и Северной Франции, четырехугольными, почти квадратными.

С XIV века становится все более заметным стремление использовать мощь пехоты и соответственно оснастить ее. Эти устремления привели снова к древнейшим оборонительным построениям пехоты, которые использовали с большим успехом еще римляне и часто применяли в раннем средневековье в Германии. Прием заключался в создании сплошной стены из плотно поставленных один к другому щитов, за которыми воины укрывались и могли использовать свое древневековое оружие.
Для подобных целей появилась новая разновидность щита, берущая начало от щита тарч — стоячий щит (нем. Setzschild), или большая павеза (нем. große Pavese).

Форма этих павез представляет собой в целом четырехугольник. По центру идет вертикальный полый внутри желоб, который на верхнем конце заканчивается выдающимся вперед выступом (рис. 183). Внутри крепились кожаные ремни для переноски, ниже которых находится ручка. В некоторых пеших отрядах немецкого войска в начале XV века вместо павез [139] применялись лучшие защищающие, но тяжело транспортирующиеся штурмовые стенки или штурмовые щиты (нем. Sturmwande), сохранившиеся доныне в Морском музее. Нередко такие щиты имели сверху смотровую щель или отверстие для глаз и были снабжены снизу железными шипами.
Если большая павеза являлась эффективным оружием в обороне, то неизбежно возникало стремление предоставить такую же действенную защиту нападающему пехотинцу. Поэтому возникает ручная павеза (нем. Handschild, kleine Pavese). Она большей частью четырехугольная, сужающаяся книзу и имеющая характерный желоб, углы которого иногда закруглены. Старейшие из таких щитов имеют желоб с заостренными краями.

Уже в XI веке всадники стремились освободить левую руку от держания щита, чтобы можно было управлять лошадью. Это привело к тому, что тарч стали вешать на шею и грудь оказывалась закрытой полностью. Такого рода тарчи, хотя встречаются изготовленные из железа, большей частью были сделаны из дерева и обтянуты кожей, по форме они четырехугольные, с закругленными углами, в середине имеют остро выступающее ребро. Чтобы не мешать всаднику действовать копьем, они имели справа глубокую выемку, в которую и помещали древко копья.

Особый вид тарчей употреблялся в Венгрии XV века. Это трапецевидные щиты, выпуклые, так что они оказываются прижатыми к груди и закрывают левую часть тела. Эти тарчи нашли применение не только в Венгрии, но и в других странах, находившихся в той или иной мере под влиянием Востока: в Польше и Московии. Очевидно, такие кавалерийские щиты носили также всадники короля Матеуша Корвина (1440—1490) и венгерская гвардия Максимилиана I. Некоторые экземпляры таких тарчей еще сохранились в Императорских собраниях Вены (рис. 189). Там, где венгры вошли в соприкосновение с немцами, проявлялась тенденция объединить преимущества немецких щитов с восточными. Здесь тарчи сохраняют с правой стороны выемку для древка копья. Но в середине XV века в Германии стали повсеместно изготовлять и «венгерские тарчи».

Баклеры — маленькие круглые кулачные щиты, факультативное защитное оружие пехотинца. Как правило, стальной умбон приклепывался к полю щита. Баклеры были как полностью металлическими, так и с деревянным полем (опять же — наборным из досок или из одной широкой доски). Деревянная кромка баклера обивалась сталью или кожей. Обычный размер диаметра баклера — от 20 до 32 см.
Это преимущественно пехотный щит лучника или биллмена, хотя эсквайры и рыцари также иногда его использовали.
Основная функция — защита и фехтование против меча, защита как гражданская так и факультативная боевая (вместе с мечом).

У славянских воинов задолго до появления Киевской Руси по сообщениям византийских авторов VI в. именно щиты выступают единственным средством защиты:
Прокопий Кесарийский: «Вступая же в битву, большинство идет на врагов пешими, имея небольшие щиты и копья в руках, панциря же никогда на себя не надевают».
Маврикий Стратег: «Каждый мужчина вооружен двумя небольшими копьями, а некоторые из них и щитами, крепкими, но труднопереносимыми».
К сожалению, представить внешний вид вышеупомянутых славянских щитов не представляется возможным, так как ни изобразительных, ни археологических подтверждений письменным источникам нет. Очевидно, славянские щиты этого времени изготавливались целиком из органических материалов (досок, прутьев) и за отсутствием металлических частей не сохранились до наших дней.
Наиболее ранние фрагменты щитов, найденные на территории Древней Руси, относятся к X в. За редким исключением это только металлические детали. Таким образом, информация для воссоздания внешнего вида и конструктивных особенностей щитов очень ограничена.
На территории Древней Руси археологически зафиксированы фрагменты не менее чем 20 щитов. Наиболее часто встречающаяся и четко определимая деталь щита- умбон, представляющий собой железную полусферу, крепившуюся в центре щита.
А.Н.Кирпичников выделяет два типа древнерусских умбонов: полушаровидные и сфероконические. К первому типу относятся 13 из 16 найденных экземпляров. Все они стандартны по форме — свод полушаровидной формы на низкой шейке, и по размерам -диаметр 13,2-15,5см, высота 5,5-7см. Толщина металла не превышает 1,5 мм.
Ко второму типу относятся три умбона, два из которых происходят из Юго-Восточного Приладожья и еще один найден в древнерусском слое Цимлянского городища. Это умбо-ны сфероконической формы, наиболее четко выраженной у приладожских экземпляров. Они несколько крупнее умбонов первого типа: диаметр 15,6 см и 17,5 см, высота 7,8 см и 8,5 см. Шейка отсутствует. Умбон с Цимлянского городища отличается меньшим размером (диаметр 13,4 см, высота 5,5 см) и наличием на вершине свода небольшого выступа.
Умбоны обоих типов имеют поля шириной 1,5-2,5 см. На этих полях были пробиты от 4 до 8 отверстий, через которые проходили гвозди (редко заклепки), крепившие умбон на деревянном поле щита. Сохранилось несколько крепежных гвоздей, которые позволяют примерно вычислить толщину деревянного поля под умбоном. При длине от 2,5 до 5 см гвозди загнуты таким образом, что толщина деревянного поля реконструируется в пределах 7-8 мм. В то же время на одном из найденных в Приладожье умбонов второго типа зафиксирована заклепка, не имеющая изгибов, длинной 4,5 см. По мнению А.Н.Кирпичникова, подобные заклепки скрепляли одновременно край умбона, щит-ную доску и планку-рукоять.
Помимо умбонов определяемой частью щита являются металлические оковки, крепившиеся по краю щита. В шести случаях оковки найдены вместе с умбонами, в трех -без умбонов. Количество оковок колебалось от нескольких штук до двух десятков. Они представляют собой тонкие (0,5 мм) железные (в одном случае — бронзовые) полоски длинной около 6 см и шириной около 2 см, согнутые пополам. На одной из оковок сохранились следы орнаментации в виде двух параллельных линий. Двумя маленькими заклепками оковки крепились на краю щита. Большинство древнерусских оковок на обеих сторонах имели ступеньку, которая, как показывает зарубежный материал, была необходима для расположения кожаной полосы, проходящей по ребру щита. Расстояние между краями оковки во всех случаях составило 5-6 мм, что равнялось толщине деревянного поля на краю щита.

При дореволюционных раскопках Гнездовского курганного могильника под Смоленском были найдены неплохо сохранившиеся остатки щита. Вот как его описывает автор раскопок: «Благодаря оставшимся от щита следам дерева, можно представить себе приблизительно размеры щита, измеряя расстояние этих кусочков дерева от центральной бляхи или умбона; при таком измерении ширина или длина щита доходит до 1 метра. В области лежавшего когда-то щита найдено много железных скрепок или обоймиц [имеются в виду оковки края — С.К.] в виде железных согнутых вдвое пластинок с пробоинами или гвоздиками на концах, служивших для скрепления краев щита и прекрасно сохранивших внутри кусочки дерева; эти-то кусочки дерева представляют часто косые слои, которые объясняются явно тем, что доски, из которых щит состоял, имели на краях закругления, соответствующие окружности круга. Принимая во внимание сохранившиеся следы дерева на ближних камнях можно также смело утверждать, что щит имел круговое очертание. По железным обоймицам также можно легко определить толщину щитовых досок; можно счи¬тать также до некоторой степени вероятным, что щит был окрашен в красную краску, так как дерево в одной из обоймиц сохранило следы красной окраски».
Это практически все, что дает древнерусская археология для воссоздания щита. Суммируя вышесказанное, можно сказать, что та часть древнерусских щитов, которая фиксируется археологическими источниками, имела поле круглой формы толщиной 5-8 мм, иногда снабжалась металлическим умбоном и реже- металлическими оковками по краю.

Источник: zbroevy-falvarak.by

Источник: http://fishki.net/2388436-istorija-srednevekovyh-witov.html © Fishki.net

Понравилось это:

Нравится Загрузка...

27.09.2017 - Posted by Николлетто | Немного истории...

Комментариев нет.

vespig.wordpress.com

Глава 20 Средневековые щиты

Подробности
Категория: Рыцарский меч
Просмотров: 5681

        Потребность воина защищаться от действия оружия противника с помощью переносимого в руках защитного снаряжения была неизменно тем сильнее, чем значительнее оказывалось это воздействие и чем менее развитой была тактика и недостаточной защита, которую могла дать броня.

        В начале средневековья, в эпоху стремления к упорядоченным отношениям, варварские племена рассеялись по Европе. Культура племен отличалась друг от друга, но в целом была недостаточна, чтобы создать защиту от врага техническими средствами. Варварские народы вынуждены были постоянно возмещать отсутствие качественного защитного вооружения быстрыми передвижениями на поле боя.
        Поэтому мы и не находим среди сарматских и гуннских конных воинов, которые в IV веке наводнили Западную Европу, и следа применения щитов. Те народности, которые осели на территории Галлии и усвоили от римлян способы войны, использовали большие овальные щиты, но они обладали сомнительными защитными свойствами, т. к. были сплетены из ивовых веток и обтянуты невыделанной кожей животных.
        Щиты германцев были еще проще. В общем виде они походили на щиты, применявшиеся в римских легионах, но при четырехугольной форме были менее выгнуты. Также сделанные из ивовых прутьев, они были обтянуты мехом, обычно волка. Обтянутые мехом щиты применяли до XIII века. От этого обычая происходит в средневековье «геральдический мех» (фр. fêh). Впрочем, еще и сегодня находят круглые щиты азиатских народностей, обтянутые мехом животных.
        Легкая кавалерия была не склонна применять щит, он мешал ей в управлении лошадью, не давая желаемой защиты. Только воину, сражавшемуся пешим, щит казался необходимым: чем быстрее двигался его противник, тем более обязательным становился щит.
        Два обстоятельства привели к совершенствованию оружия народов, осевших в Европе. Во-первых, отношения, в которые они вступили с Константинополем, где на торговом перекрестке они получали оружие, и, во-вторых, то, что в своих набегах на Рим они соприкасались со странами, в которых издавна добывали железо и изготовляли оружие. Те южногерманские народности, которые в начале императорских времен находились в контакте с Римской империей, по необходимости приспосабливались к римскому образу ведения войны. Отсюда возникают сначала заимствованные у римлян, а затем чисто германские, соответствующие национальным особенностям, формы оружия. Путь, по которому германцы Запада перенимали римские манеры и обычаи, шел через Милан, пересекая Альпы, к Рейну. В Иберии вестготы застали развитое железное производство, основанное римлянами, которые сберегли его в собственных интересах. Они одни снабжали своими изделиями всю империю франков до Мааса вплоть до VIII века.
        Несмотря на это, еще во времена Карла Великого (как можно увидеть на шахматах из сокровищницы Сен-Дени) щиты не были еще из стойкого к сопротивлению материала — железа, а были большей частью из дерева, обтянутого кожей и усиленного железными полосами. Всадник имел легкий, деревянный, круглый или заостренный книзу щит с железными полосами на гвоздях. В центре круглого щита была прикреплена выпуклость — умбон (нем. Schildnabel). Носили щит на левой руке, за широкий ремень, в который продевалась рука.
        Пеший воин носил большой миндалевидный, высотой более метра, сильно изогнутый деревянный щит, который по краям и в середине усиливался перекрещенными и обитыми крепкими гвоздями железными полосами.
        Во время сражения щит упирали острием в землю и, по-видимому, уже в IX веке высокие щиты стали ставить в ряд, очень плотно друг к другу, образовывая таким образом прочную стену, позади которой могли укрыться и стоять в готовности к бою лучники. Длинные, заостренные, приближающиеся к треугольной форме щиты можно считать германскими, тогда как круглые и овальные встречались главным образом в войсках южной и юго-восточной Европы. В Византии еще в VIII веке употреблялись круглые щиты таких маленьких размеров, что их вполне можно отнести к кулачным щитам (нем. Faustschild), дававшим преимущество в защите против холодного оружия.
        Древнейшие изображения щитов, относящиеся к V веку, находятся в Ватиканской библиотеке. Это круглые щиты с тупыми кеглеобразными умбонами. В Золотой псалтыри из монастыря Санкт-Галлен даны изображения пешего и конного воина, вооруженных одинаковыми круглыми щитами романской формы. Щиты имеют диаметр, равный половине человеческого роста, и снабжены сильно заостренным умбоном. Как и во времена Меровингов, несомненно, они были деревянные, обтянутые кожей и усиленные радиально расходящимися металлическими полосами, которые крепили гвоздями (рис. 173, 174). Точно такой же формы щиты можно увидеть в Библии IX века из собора Св. Павла в Риме. По мере того как уходили в прошлое античные традиции, германские войска постепенно утрачивали и римское вооружение. Но еще долго в раннем средневековье наряду с треугольным германским в употреблении оставался круглый щит.
        Среди знати еще столетия сохранялся обычай вооружаться по римскому образцу, и первых немецких королей изображали на печатях вооруженными круглыми римскими щитами. Например, всадник из шахмат Карла Великого вооружен именно таким щитом. В Италии, естественно, античные формы щита сохранялись намного дольше. Венецианские солдаты носили круглые щиты на мозаиках церкви Св. Марка в Венеции (XII век), а также в рукописях XIV века. На ковре из Байе, правда, в большом количестве видны длинные норманнские щиты (рис. 175), но наряду с ними употреблялись и сильно выпуклые круглые романские щиты (рис. 173, 174) с заостренными умбонами. У некоторых англосаксов, сражающихся при Гастингсе (1066), изображены также бретонские щиты. Такой бронзовый щит еще недавно находился в собрании Мейрика (рис. 176). Другой, похожей формы, приведен рядом с ковра из Байе... (рис. 177).
Рис. 173. Воин с круглым щитом. Золотая псалтырь из монастыря Санкт-Галлен, кон. VIII в.
Рис. 174. Воин с круглым щитом и копьем. Золотая псалтырь из монастыря Санкт-Галлен, кон. VIII в.
        Уже в VI веке щиты, благодаря искусству золотых дел мастеров, стали любимым предметом для украшения. Григорий Турский упоминает богатый, украшенный золотом и драгоценными камнями щит, который Брунехаут послал королю Испании. Примечательно, что в X веке, во времена Харальда II Норвежского (961—970), появляются первые признаки щитов, расписанных фантастическими устрашающими фигурами. Эти грубые попытки геральдики позволяют сделать вывод об их восточном происхождении. Норманнский щит из дерева с меловой грунтовкой, узкий, внизу заостренный, а вверху закругленный, может рассматриваться как прообраз всей позднейшей формы щитов средневековья (рис. 178).
        Большинство кавалерийских щитов существенно отличались от римских. Они вошли в широкое употребление благодаря норманнам и были необходимы, принимая во внимание примитивное защитное вооружение. Необходимо было защитить всадника от ударного оружия от ног до плеч. Щиты XI и XII веков имели поэтому значительную длину. На упомянутом ковре из Байе форма щитов у кавалеристов и пехотинцев не различается. Они подходят как тем, так и другим. Пехотинцы стоят плотными рядами так, что их длинные щиты, заходящие друг за друга, образуют сплошную стену, защищающую от стрел. Забота о крепости щита привела к тому, что его делали сильно выпуклым и снабжали железными накладками.
        Как раз в это время броня существенно улучшилась. Этот значительный результат, вынесенный из опыта крестовых походов, стал причиной того, что в течение XIII века кавалерийский щит постепенно становился короче. Он теперь закрывал всадника от бедра до подбородка. Боковые края остались сильно изогнутыми, но верхний край делали все более горизонтальным, т. к. раньше он служил для защиты лица, а теперь, благодаря новым шлемам, это не было столь необходимым. Щит становился все более плоским, умбоны и накладки постепенно исчезли.
Рис. 175. Норманнский щит, с черно-красным рисунком на желтовато-белом фоне. По миниатюре из Библии святого Марциала Лиможского, нач. XII в. Национальная библиотека, Париж.
Рис. 176. Бретонский бронзовый щит, найденный на р.Уитем, Линкольншир (Англия). X в. Из бывшего собрания Л. Мейрика в Гудрич-Корте.
        В старейших отрывках «Песни о Нибелунгах», которые можно отнести к началу эпохи миннезингеров в XII веке, описываются еще щиты, отделанные драгоценными камнями, а также ремни для ношения щита через плечо. Многократно упоминается также обивка щита бронзой.
        Живо выступает в «Песне» злободневная тема — «сделать щит широким и толстым». Например, в главе «Авентюре» при описании состязания с Брунгильдой идет речь о щите, который едва могли нести «три сильных мужа». Это был период, который предшествовал крестовым походам. За ними следовало оснащение рыцаря горшковым шлемом и постепенное уменьшение треугольного щита, который, как правило, больше не отделывался камнями, но расписывался избранными герольдическими эмблемами и цветами.
        Любопытно, что щиты пехоты до XIII и даже до XIV века совсем незначительно отличались от кавалерийских. Причина этого заключается в том, что пехоте придавали небольшое значение в войне и поэтому не считали нужным задумываться о ее особых потребностях. Так и использовал пехотинец кавалерийский щит, хотя по своей форме он был рассчитан на защиту при верховой езде. В пешем положении треугольный щит укрывал человека явно недостаточно. Лишь когда кавалерийский щит столь уменьшился, что стал полностью неприменим для пехоты, ощутилось различие в вооружении. Пехотинцы сохранили старые длинные миндалевидные щиты, от которых отказались кавалеристы (рис. 179, 180).
Рис. 177. Бретонский щит. Ковер из Байе, кон. XI в.
Рис. 178. Изнанка норманнского щита, с шейным и ручными ремнями. Латинская псалтырь, нач. XIII в. Национальная библиотека, Париж.
        Примерно с 1300 года техническое совершенствование доспеха вновь сделало значительный шаг вперед, и кавалерийский щит еще более теряет значение. Он становится маленьким треугольным тарчем (нем. Tartsche, фр. petit écu) с прямолинейными краями, который более или менее закрывал половину груди и левое плечо. Название «тарч» происходит от арабского «dárake», от которого образовано итальянское «targa», как стали именовать поначалу маленький закругленный щит (рис. 181).
        В конце XIII столетия, приблизительно с 1274-го по 1348 год, в военном оснащении французского и бургундского войска встречались наплечные щитки (нем. Achselschild) в виде квадратных пластин. Косо установленный щиток закрывал шею и плечи воина. Их появление станет понятным, если принять во внимание, что в XIII веке хауберт или бармица еще недостаточно закрывали шею, и каждый удар меча по этому уязвимому месту мог привести к мгновенной смерти. Наплечные щитки вышли из употребления около 1348 года. Как и тарчи, они украшались гербом владельца, а у французского дворянства были знаком рыцарского звания. Их укрепление на хауберте, судя по имеющимся изображениям того времени, было очень простым. На внутренних сторонах находились кожаные петли, через которые пропускался ремень, закрепляющийся на плечах. На марше шейный ремень ослабляли так, что щитки свисали по обе стороны груди спереди или сзади (рис. 182). Пример виден на печати Людовика I Бурбона (1289—1316), Людовика X (1314—1316) 1300 года.
        К концу XIV и в XV веке форма тарчей претерпевает изменения, но скорее не военно-технического, а стилистического характера. Они становятся снизу полукруглыми, иногда, как в Англии и Северной Франции, четырехугольными, почти квадратными.
        В XVI столетии доспехи стали терять свое значение, и кавалерийский щит, бывший в течение пяти веков важнейшим оборонительным оружием, тоже потерял права на существование.
Рис. 179. Пеший воин, в горшковом шлеме, с копьем и треугольным щитом, в боевой позиции. Со статуи в Реймсском соборе. Франция, ок. 1240 г.
Рис. 180. Пеший воин, со щитом, закинутым за спину; поднимается по штурмовой лестнице. С миниатюры в кодексе Балдуина Трирского, ок. 1340 г.
        По мере развития феодальных отношений пехотой все больше пренебрегают и все меньше обращают внимание на ее вооружение. Если и имеются сведения о применении щитов пехотой, то самых простых и странных форм, в то время как созданию кавалерийских щитов уделялось самое пристальное внимание.
        Благодаря суровому опыту швейцарских войн XIV века, которые оказали мощное влияние на феодальные способы ведения войны, рыцарство научилось ценить пехоту, и с этого времени постепенно уделяется все больше внимания соответствующему оснащению пехотинцев. С XIV века становится все более заметным стремление использовать мощь пехоты и соответственно оснастить ее. Эти устремления привели снова к древнейшим оборонительным построениям пехоты, которые использовали с большим успехом еще римляне и часто применяли в раннем средневековье в Германии. Прием заключался в создании сплошной стены из плотно поставленных
Рис. 181. Щит всадника. Вероятно, принадлежал семье Брайенов. Женский монастырь Зеедорф, кантон Ури (Швейцария). Первая пол. XIII в.
Рис. 182. Всадник с плечевыми щитками и треугольным щитом. Рукопись первой пол. XIV в. Романское собрание Королевской библиотеки, Лондон.
        один к другому щитов, за которыми воины укрывались и могли использовать свое древневековое оружие. Для этого щит должен быть так велик, чтобы закрыть человека с ног до головы, так крепок, чтобы стрелы не пробивали его, так легок, чтобы его мог носить без усилий один человек. Так возник стоячий щит (нем. Setzschild), или большая павеза (нем. große Pavese). Эти щиты были из дерева и обтягивались кожей, поверх накладывался тонкий меловой грунт, на который темперной краской наносились эмблемы с надписями, частью геральдическими, частью религиозными, которые содержали большей частью религиозные призывы, а в позднейшие времена библейские изречения, благословения оружия и т. п. В более поздние времена подобные надписи мы находим на клинках мечей.

Рис. 183. Стоячий щит, т. н. павеза, деревянный, расписанный темперой, с геральдическими эмблемами: немецкий королевский орел, щит со стропилом и герб Тироля. Из арсенальных книг императора Максимилиана I (Тирольский арсенал).
Рис. 184. Стоячий щит, т. н. стена-щит, деревянный, со смотровым окном, расписан темперой; эмблемы с изображением граната символизируют Гранаду. Из арсенальных книг императора Максимилиана I (Австрийский арсенал).
        Форма этих павез представляет собой в целом четырехугольник. По центру идет вертикальный полый внутри желоб, который на верхнем конце заканчивается выдающимся вперед выступом (рис. 183). Внутри крепились кожаные ремни для переноски, ниже которых находится ручка. В некоторых пеших отрядах немецкого войска в начале XV века вместо павез применялись лучшие защищающие, но тяжело транспортирующиеся штурмовые стенки или штурмовые щиты (нем. Sturmwande), сохранившиеся доныне в Морском музее. Нередко такие щиты имели сверху смотровую щель или отверстие для глаз и были снабжены снизу железными шипами (рис. 184).
        Часто встречается мнение, что павезы богемского (чешского) происхождения. Это предположение восходит к Арсенальным книгам Максимилиана I за 1519 год: «Не только в немецких краях испытан этот „райский предмет", но и, по богемскому обычаю, у нас носят большие павезы». Действительно, богемское национальное войско, как и большинство других, применяло такое защитное вооружение, но возникновение павезы можно отнести к более раннему времени.
        Уже при норманнах встречается щит, называемый «pavois», и кажется вполне естественным, что происхождение этого слова выводят из названия города Павия, где, как известно, уже в античные времена находились знаменитые мастерские по производству щитов (рис. 185).
        Если большая павеза являлась эффективным оружием в обороне, то неизбежно возникало стремление предоставить такую же действенную защиту нападающему пехотинцу. Поэтому возникает ручная павеза (нем. Handschild, kleine Pavese). Она большей частью четырехугольная, сужающаяся книзу и имеющая характерный желоб, углы которого иногда закруглены. Старейшие из таких щитов имеют желоб с заостренными краями (рис. 186, 187).
Рис. 185. Стрелки из арбалета, прикрытые павезами, в бою. Рукописи из Королевской библиотеки, Лондон.
Рис. 186. Ручной тарч, т. н. малая павеза, деревянный, расписан темперой. Из арсенальных книг императора Максимилиана I (Австрийский арсенал).
        Уже в XI веке всадники стремились освободить левую руку от держания щита, чтобы можно было управлять лошадью. Это привело к тому, что тарч стали вешать на шею и грудь оказывалась закрытой полностью. Такого рода тарчи, хотя встречаются изготовленные из железа, большей частью были сделаны из дерева и обтянуты кожей, по форме они четырехугольные, с закругленными углами, в середине имеют остро выступающее ребро. Чтобы не мешать всаднику действовать копьем, они имели справа глубокую выемку, в которую и помещали древко копья (рис. 188). На Востоке в это же время наблюдается преобразование формы кавалерийского щита. Они здесь также большей частью изготовлены из дерева, иногда раскрашены, но чаще с орнаментальными рельефами, выполненными путем тиснения по коже и золочения. Но в выборе формы и способе ношения дороги восточных и западных кавалерийских щитов разошлись. Особый вид тарчей употреблялся в Венгрии XV века. Это трапецевидные щиты, выпуклые, так что они оказываются прижатыми к груди и закрывают левую часть тела. Эти тарчи нашли применение не только в Венгрии, но и в других странах, находившихся в той или иной мере под влиянием Востока: в Польше и Московии. Очевидно, такие кавалерийские щиты носили также всадники короля Матеуша Корвина (1440—1490) и венгерская гвардия Максимилиана I. Некоторые экземпляры таких тарчей еще сохранились в Императорских собраниях Вены (рис. 189). Там, где венгры вошли в соприкосновение с немцами, проявлялась тенденция объединить преимущества немецких щитов с восточными. Здесь тарчи сохраняют с правой стороны выемку для древка копья. Но в середине XV века в Германии стали повсеместно изготовлять и «венгерские тарчи».
Рис. 187. Ручной тарч, т. н. малая павеза, деревянный, расписан темперой. Из арсенальных книг императора Максимилиана I (Австрийский арсенал).
Рис. 188. Нагрудный тарч для боевого доспеха, деревянный, обтянут кожей, с гербом города Деггендорфа. Первая пол. XV в. Императорский Царскосельский арсенал.
        Другая форма восточного щита, адарга (исп. adargue от араб. dárake, как и «тарч»), в XIII и XIV столетии от мавров попала в испанские войска и далее во Францию, Италию и даже в Англию, где оставалась в употреблении вплоть до XV века. Старая мавританская адагра была из крепкой жесткой кожи, овальная, в форме сердца или двух обрезанных овалов. Носили ее на ремне через правое плечо, а слева держали за кулачную ручку. Эти превосходные щиты были изготовлены в Фесе и использовались до конца XVII века кавалеристами, вооруженными копьями, в Оране, Мельиле, Сеуте и далее на побережье Гранады. Изображения их можно увидеть на фресках Альгамбры (рис. 190). Еще в XVIII веке на турнирах испанцев появляется так называемый альканси (исп. alcancias, рис. 191).
Рис. 189. Венгерский тарч, деревянный; обтянут кожей и раскрашен. Вторая пол. XV в. Из арсенальных книг императора Максимилиана I (Австрийский арсенал).
Рис. 190. Поединок христьянского рыцаря и мавра. Рыцарь вооружен тарчем, мавр адагрой. Фрески Альгамбры, сер. XIV в., Гренада.         Легкие арабские кавалеристы — дели использовали маленькие круглые щиты, называемые по-турецки kalkan, с верхом из рыбьей кожи, которую или оставляли шероховатой, или гладко отшлифовывали. Такие щиты нередко были из кожи с прекрасными тиснеными орнаментами. Наконец, существовали щиты из тонких прутьев фигового дерева, которые оформлялись в виде круга, концентрически, и переплетались серебряной тесьмой или цветными шелковыми нитями таким образом), что образовывались арабески, выполненные с большим вкусом. Такого рода круглые щиты диаметром не более 60 см обладали необычайной сопротивляемостью удару мечом. Сарацины использовали маленькие ручные круглые щиты из рыбьей кожи или шкуры носорога, которые могли использовать и как кулачные щиты. Их диаметр не превышал 40 см. Они употреблялись еще в XVII веке и даже позднее (рис. 192).
        С введением пластинчатых лат в Западной Европе изменился способ ношения тарчей: их стали привинчивать к нагруднику.
        Упомянем две формы щита XIV и XV веков, которые не предназначались для использования в бою. Это «старый» фехтовальный щит (нем. Fechtschild), который был распространен в школах фехтования. Эти очень длинные и узкие щиты делали из дерева, обтягивали кожей и расписывали. Посередине такого щита проходило высокое ребро, полое внутри, а вдоль него — железный усиливающий стержень. Сверху и снизу из щита выступали длинные железные острия с невозвратными крюками или без них. Общая длина щита составляла 2,5 метра. По происхождению эта форма щита итальянская, как и все искусство фехтования средневековья (рис. 193).
Рис. 191. Мавританская адагра (изнанка), кожа с вышитыми арабесками и надписями. Вторая пол. XV в.         Другой щит употребляется при фехтовании юных дворян в городах Италии на праздниках. Это итальянский ручной щит длиной около 60 см, такой узкий, что закрывал едва только кисть руки. Внизу выступало маленькое железное острие. Одна из знаменитейших военных игр с этими щитами проходила в Пизе (рис. 194).
        Как в XI и XII столетиях, так и в начале XVI века, военное оснащение немецкого образца противопоставлялось романо-итальянскому. Об этом свидетельствует прежде всего воззрение на значение самого щита. Введение пластинчатых лат по крайней мере поначалу сделало тарчи излишними, считалось, что усиления, помещенные на самих латах, выполняли значительно лучшую службу. Постепенно тарчи исчезли из кавалерии. Только князья и знатные господа в Германии, в которых был жив дух Ренессанса, использовали приличествующий их званию итальянский круглый щит. Соответственно возрастало значение декорирования щита.
        В немецком войске щит также исчез, кавалерия находила его лишним, а ландскнехты не имели свободных рук для него. Двуручный меч и длинное древко пики держали обеими руками, и воин не мог отягощаться еще и щитом.
        В Арсенальных книгах Максимилиана I о павезах говорится так:
        Находятся здесь также павезы,
        Сильно выделяющиеся своим преимуществом.
        В прежние времена много употребляли их,
        Прежде чем появились пики.
Рис. 192. Сарацинский кулачный щит пешего воина. Изготовлен из шкуры носорога, окрашен в красный цвет и расписан золотой краской, с восточными украшениями; внутри — ремни, зажимаемые в кулак, и упор для костяшек кисти. Лицевая сторона (a), изнанка (b) и разрез (c). XV в. Найден в развалинах цитадели Алеппо, разрушенной землетрясением в 1822 г.
Рис. 193. Фехтовальный щит. Дерево; обтянут кожей и расписан. XV в. Из арсенальных книг Максимилиана I.
(В книге показан вертикально, широким концом вверх. HF)
        По-другому это происходило в итальянских, французских и испанских войсках. Они еще в XIV столетии сражались на мечах. Итальянцы следовали традициям кондотьеров, французы следовали способу сражения grandes companies (большие роты), а у испанцев в борьбе против мавров оправдали надежды щит и шпага как национальный вид боя. Таким образом, в названных войсках продолжали применять круглый щит-рондаш. Но он отчасти претерпел изменения в форме. Именно к концу XV века у испанцев, как и у итальянцев, появились виды щита, существенно отличавшиеся от всех известных до той поры. Левая рука воина со щитом находилась в такой связи с правой, что обе до некоторой степени составляли одно целое.55)Поэтому щит постепенно оснащался многими, иногда довольно сложными приспособлениями, существенно изменившими его прежний характер (рис. 195). Прежде всего, его снабжают остриями и клинками подчас с пилообразным глубоко насеченным лезвием, так называемым шпаголомом (нем. Degenbrechern), затем одним или несколькими рядами колец, которые соединялись со щитом только стойками и составляли так называемые ловушки для клинков (нем. Klingenfänger), предназначенные для того, чтобы быстрым движением перехватить и удержать в щели клинок противника.
        Наконец, среди этих щитов имелись состоящие из двух отдельных пластин, слегка удаленных друг от друга. Наружная была снабжена многочисленными щелями и отверстиями, идущими наискось таким образом, что при уколе клинок противника должен соскользнуть в такое отверстие. Вращательным движением щита конец клинка мог быть защемлен.
Рис. 194. Итальянский ручной щит для поединков. Дерево; обтянут пергаментом и расписан. Лицевая сторона (a), изнанка (b). Датирован 1542 г.
Рис 195. Ручной щит с выдвижным клинком. Середина XV в. Из арсенальных книг императора Максимилиана I (Австрийский арсенал).
        Любопытен также тот факт, что испанцы и итальянцы были очень увлечены тактикой ночных нападений. Нередко при ночных налетах они натягивали поверх лат рубашки, чтобы легче было узнать друг друга и привести противника в замешательство своим необычным видом. Такого рода приемы испанцы называли camisaden от испанского camisa — рубашка. Использовались эти приемы и против турок. Поэтому многие щиты на верхнем крае снабжались круглым отверстием для размещения потайных фонарей и носили название фонарных щитов (нем. Laternenschild, рис. 196).
        У испанцев щиты использовали только первые ряды атакующих. Остальные не имели даже кулачных щитов, т, к. были вооружены древковым оружием.
Рис. 196. Итальянский ручной щит, т. н. фонарный. Лицевая сторона (а) с выдвижным клинком, кольцом-ловушкой и шпаголомом. Изнанка (b) с перчаткой и оригинальным фонарем.         В течение XVI века применение щитов от испанцев перешло к нидерландцам. Они использовали при атаке в своих первых рядах круглые щиты обычной формы. С ростом эффективности огнестрельного оружия щиты становились все крепче и тяжелее. Ни один щит не выпускался мастером-доспешником без свидетельства о его пуленепробиваемое, для чего делался пробный выстрел из аркебузы с расстояния ста шагов. Вес отдельных экземпляров щитов достигал девяти и даже десяти килограмм.
        Особый щит, который как по способу ношения, так и по применению существенно отличался от всех остальных, — это так называемый кулачный щит (нем. Faustschild, фр. boce, bocete, rondelle de poing, um. brochiero). Как уже было упомянуто, такие щиты встречались в VIII веке у византийцев, что позволяет предположить их восточное происхождение. Кулачный щит был рассчитан, главным образом, для единоборства. Он должен был не только пассивно защищать от вражеского оружия, но и при умелом владении им ломать клинок меча соперника. Изображения воинов, вооруженных кулачными щитами, появились уже примерно с 1200 года, как, например, на роге Eye I, а также во французских рукописях, например, в «Молитвеннике любви» второй половины XIII века и в «Тристане» около 1260 года, из Национальной библиотеки в Париже. Кулачный щит, распространенный сначала в Италии и Провансе, в XIV веке встречался также в Германии и Англии, где использовался исключительно при пешем единоборстве. В Италии и во Франции он носился на крюке у пояса, но иногда и на эфесе меча, в этом случае он ручкой подвешивался на рукоятку. Последний способ ношения изображен в хронике Фруассара из Национальной библиотеки (примерно 1440 год) и на картине «Распятие» Герарда Давида в Берлинской галерее (рис. 197).
Рис. 197. Воин в итальянском полудоспехе и подвижном саладе позднейшей формы. Вооружен кривым тесаком (мальхусом) и кулачным щитом. Фигура с картины темперой, изображающей распятие, нач. XVI в. Художественная коллекция канонического монастыря в Клостернойбурге.         В XVI столетии, когда повсюду приобрела мощное влияние итальянская школа фехтования, кулачный щит настолько вошел в моду, что молодые люди того времени везде носили его с собой, подвешивая к шпажному ремню. Таким мы видим молодого англичанина в произведении Каспара Руца 1557 года и фехтовальщика из книги Джакомо де Грасси 1570 года (рис. 198, 199). К концу XVI века венецианская школа фехтования отказалась от кулачного боя щита. Левую руку вооружили дагой — фехтовальным кинжалом для левой руки, который тоже исчез к началу XVIII века, в фехтовании клинок шпаги стал выполнять как атакующую, так и парирующую роль.
        В английском войске еще в начале XVII века употреблялись круглые щиты, оснащаемые в середине приспособлением для стрельбы. В этом случае колесцовый замок помещался внутри щита, а короткий ствол выступал из центра. Такой экземпляр сохранился в лондонском Тауэре. С начала XVIII столетия круглый щит в пехоте мало-помалу вышел из употребления. Только в немногочисленных по количеству итальянских войсках он использовался еще примерно до 1730 года, во всех же других полностью исчез.
        В мемуарах Монтекукколи (1609—1680), изданных в 1718 году, упоминается, правда, пехотный отряд из «30 рондашьеров», но это упоминание относится к более раннему времени и к действиям против турок, для чего еще считалось целесообразным вооружать первую линию пехоты рондашами.
        С каким удивительным искусством итальянские мастера XV и XVI веков, немецкие XVI века украшали щиты, мы увидим в последующих главах.
        Кавалерия также избавилась от щита. Только у московских, венгерских и польских кавалеристов и у хорватов были маленькие круглые тарчи даже еще в XVIII веке. Сегодня находим их только у африканских народов, у кочевников-арабов, у индийцев и у народностей, не пришедших еще к современной культуре.
Рис. 198. Английский кавалер со шпагой и кулачным щитом. Из книги Каспара Руца, 1557 г.
Рис. 199. Фехтовальщик со шпагой и кулачным щитом. Из книги Джакомо ди Грасси, 1570 г.
К оглавлению

lifesource.ru

О, щит! Щиты в древности и средневековье | Наука

«Со щитом или на щите», — говорили спартанские матери, провожая сыновей на битву. Так, во всяком случае, гласит преданье, которое косвенно доносит до нас ценную информацию. С точки зрения греков «классического» периода понятия «воин» и «щит» были неразделимы. Возможность того, что боец продолжит сражаться, потеряв щит, спартанские матери не рассматривали. А они кое-что понимали в этом деле.

Щит в Греции воспринимался не только как важнейший элемент военного снаряжения, но и как священный символ гражданской свободы. Обычно он передавался от отца к сыну, а в убранстве дома ему отводилось почетное место над очагом.

Пелтаст

Особое отношение к щитам складывалось исторически. Именно щиту много тысяч лет назад довелось стать первым специальным элементом военного снаряжения. До новейшего времени в Африке и Америке сохранялись племена, еще не использующие в бою никакого иного оружия, кроме предназначенных для охоты дротиков и луков. Но щиты — сплетенные из прутьев, обтянутые кожей и прихотливо разукрашенные — уже были и у них. Воину, в отличие от охотника, приходилось опасаться метательных снарядов.

Первые щиты не отличались ни прочностью, ни большим размером. Крупный щит мешал своему владельцу передвигаться по лесу. В сражении же воин, отбивая летящие в него копья или уклоняясь от них, полагался преимущественно на свою ловкость. Но чем многочисленнее становились враждующие отряды, чем гуще летели стрелы, тем труднее становилось их избегать. Постепенно щиты увеличивались.

Легкие щиты из кожи (иногда усиленной металлическими бляхами) служили основным, а в большинстве случае и единственным защитным снаряжением в эпоху меди и бронзы. Позже они служили пехоте галлов, греческим пелтастам и римским велитам. Только после распространения тяжелых стрел и последующей замены дротиков занимающими обе руки луками пелты постепенно стали выходить из употребления.

Щиты из кожи

Овальный кожаный щит

Даже после того, как основным материалом при изготовлении щитов стали дерево и металл, старая добрая кожа продолжала использоваться в их конструкции. Укрепление деревянной основы одним или несколькими слоями кожи существенно увеличивало прочность изделия. Особенно если на щит надевалась влажная сыромятная кожа. В этом случае, высыхая, она намертво стягивала детали.

Другим преимуществом кожаной оболочки было увеличение «вязкости» щита. Если он оказывался пробит, кожа зажимала вражеское оружие. Даже болты из мощных арбалетов застревали в щитах — наконечник не мог протащить за собой древко.

По мере того, как все большую роль начинал играть ближний бой, требования к щитам возрастали. Пружинящая на гибкой основе кожа хорошо противостояла метательным снарядам, но не держала удары дробящего и рубящего оружия.

В какой именно момент появились первые жесткие щиты на деревянной основе, неизвестно, но в Египте значительная часть пехоты была вооружена ими еще в эпоху Древнего Царства. Свои щиты египтяне усиливали покрытием не из кожи, а из шкур мехом наружу. Благодаря этому с поверхности щита соскальзывали удары палиц — главного оружия ближнего боя в Египте того времени.

Щиты египтян не были круглыми, но в дальнейшем возобладала именно такая форма. Лишенные выступов очертания упрощали ношение щита и гарантировали, что в бою он не зацепится за другое снаряжение. Круглый щит менее всего ухудшал обзор и не мешал воину наносить удары.

Гоплиты с круглыми щитами

С наступлением железного века щиты стали усиливаться металлическими элементами. Иногда внешнюю поверхность щита укрепляли две перекрещивающиеся узкие полоски стали. Но чаще железным ободом оковывались края щита. Металл не только стягивал деревянные детали, но и увеличивал вероятность того, что вражеские мечи будут ломаться при ударах о кромку.

Другой металлической деталью, нередко присутствовавшей даже в тех случаях, когда щит не имел железной окантовки, был умбон — массивный полусферический выступ посередине. Он также представлял собой угрозу для вражеских клинков, но в большей степени предназначался для защиты кисти руки.

Британский бронзовый щит с умбоном

Круглые щиты — в средневековой Европе их именовали «франкскими» — обычно снабжались умбонами и оковывались по краю железом. При весе около 3 килограммов их размеры могли быть различными. Одни представляли собой плоские деревянные диски около метра в поперечнике, другие, более всего распространенные на Ближнем Востоке, при вдвое меньшем диаметре имели выпуклую форму и полностью оковывались медью или железом.

После перехода к тактике боя в плотных построениях роль щитов возросла настолько, что из вспомогательного вооружения они превратились в основное. В тесноте фаланги воину некуда было деваться от вражеских копий. Без щита он был обречен. Наваливаться на ощетинившиеся железом ряды противника невозможно было даже с закованной в железо грудью. Но и щит мог быть не столько пробит, сколько продавлен наконечниками. Реализовать тактику столкновения фаланг возможно было, лишь поставив между воином и вражескими остриями действительно непреодолимую преграду.

Фаланга в фильме «300 спартанцев» показана почти правильно (до тех пор, пока герои вдруг не ломают строй)

Для того, чтобы гоплитский щит мог передаваться как семейная реликвия из поколения в поколение, его поверхность приходилось полностью покрывать медью, бронзой или железом. Слой металла толщиной 1,5—2 миллиметра увеличивал вес овального щита размерами 60 на 90 сантиметров до 7 килограммов. А так как высота щита все равно оказывалась недостаточной, снизу к нему нередко привешивался «фартук» — кожаный полог, защищающий колени воина от метательных снарядов.

Другой характерной особенностью греческих щитов стали полукруглые выемки по бокам, необходимые для того, чтобы древки копий не зажимались краями «переносных окопов». Копья первого ряда бойцов проходили через образованные выемками бойницы в стене щитов, а второй и третий ряды держали оружие в поднятой руке и наносили удары сверху.

Строй «черепахой» (реконструкция)

Повысить ценность щита, естественно, могли увеличение его площади, придание ему выпуклой — «охватывающей» — формы и прямоугольных очертаний, позволяющих воинам смыкать свои щиты так, что все подразделение превращалось в почти неуязвимый редут — «черепаху» (тестудо). Создавая свой знаменитый скутум, римляне не упустили ни одной из этих возможностей. Правда, расплатой за совершенство стал огромный вес. Несмотря на то, что металлическое покрытие было заменено многослойным деревом, вес римского щита превысил 10 килограммов.

Секреты древних технологий

Древнеримские скутумы (реконструкция)

Сделать мощный щит на деревянной основе было достаточно сложно. Проблема заключалась в том, что в древности столь прочные материалы, как, например, разработанная для нужд авиастроения фанера, известны еще не были. Изготовить же щит из цельного куска дерева также было невозможно. Рубанки и пилы, способные резать дерево вдоль волокон, появились только в 18 веке. До этого момента доски получались только раскалыванием бревна вдоль и выходили очень толстыми по отношению к своей ширине.

Щиты — как плоские, так и выпуклые — собирались из отдельных дощечек толщиной около 0,5 сантиметра. Прочность таких конструкций оставляла желать лучшего. Клей, кожа и железная окантовка, конечно, скрепляли деревянную основу, но этого было недостаточно. Вражеские удары даже не разрубали дощечки, а раскалывали их, расшатывали и выбивали из основы. Щит быстро разваливался.

Чтобы сделать действительно прочный щит, древним мастерам пришлось все-таки изобрести «фанеру». Римский скутум склеивался из трех слоев лежащих крест-накрест узких 3-миллиметровой толщины дощечек.

Упадок Римской империи еще не означал упадка тактики фаланги, а значит, и выхода из употребления тяжелых щитов. Германские и славянские воины также нуждались в вооружении для боя в строю. «Огромные, прочные, но труднопереносимые», по определению византийцев, щиты варваров обычно сшивались из толстых досок, имели овальную форму и были плоскими. Снаружи их могли покрывать шкуры. Намного реже — в «элитных» вариантах — внешняя поверхность могла усиливаться полосами железа.

Оригинальной чертой конструкции тяжелых щитов этого периода были иногда проделывавшиеся в их верхней части амбразуры — окошки для обзора. В раннем средневековье ополченцы часто не имели шлемов, поэтому предпочитали скрываться за щитом с головой.

Возрастание роли кавалерии в 7—11 веках неизбежно должно было привести к созданию щита, удобного для всадника. Таковым стал треугольный или каплевидный «норманнский» щит, постепенно ставший очень распространенным в Европе и на Руси.

Норманнские щиты (реконструкция)

Нужно отметить, что скандинавы — настоящие «норманны», «люди с севера» — не имели никакого отношения к появлению норманнского щита. Честь его изобретения, по всей видимости, принадлежит еще византийцам. Европейское же название связано с французской провинцией Нормандией, когда-то действительно завоеванной датчанами, но позже прославившейся именно своей рыцарской кавалерией.

От тяжелых щитов античности треугольный щит унаследовал значительный (до 5—6 килограммов) вес и кожаный наплечный ремень. Форма же его была связана с изменением назначения. Рыцарь не мог управлять щитом в конном бою, его левая рука была занята поводьями. Поэтому «капля» просто свисала на плечевом ремне, прикрывая левый бок всадника. Ну, а так как слева от седла располагалась только одна нога рыцаря, щит можно было сделать сужающимся к низу.

Конечно, такое применение щита может показаться неэффективным. Но на самом деле норманнский щит был исключительно полезен европейским всадникам. Рыцарское седло обеспечивало необходимую для боя на копьях жесткость посадки, но практически лишало наездника возможности повернуться для отражения удара слева. А обычное до 13 века защитное снаряжение — кольчуга — безопасности вовсе не гарантировало.

Византийские конники и пехотинцы (худ. Ангус Макбрайд)

Начиная с 14 века, по мере распространения пластинчатых лат, роль щитов в европейской кавалерии стала быстро снижаться. В позднем средневековье появились совсем небольшие треугольные щиты, крепившиеся к локтю и предназначенные для отведения в сторону наконечника вражеского копья в рыцарском поединке. Впрочем, и в более ранние периоды всадники нередко использовали крошечные — всего 30 сантиметров в диаметре — металлические щиты на левое предплечье.

Щиты норманнского типа получили распространение только в Европе и в меньшей степени на Руси. Азиатские и русские всадники использовали лишенные спинки и не стесняющие движения седла, что позволяло им свободно наносить удары влево, и делало ненужным — даже вредным — тяжелый деревянный треугольник на плече. Кроме того, если не ставилась задача нагнать коня на пехоту, управлять им было вполне возможно с помощью одних только ног, что позволяло наезднику пользоваться мечом и круглым щитом.

Щит берсеркера

По легендам, варяжские берсерки в боевом неистовстве грызли свои щиты. Это, скорее всего, вымысел. Но о том, что именно легло в его основу, догадаться нетрудно. В средние века сильные воины предпочитали не оковывать свой щит железом сверху. Топор все равно не сломался бы от удара о стальную полосу, зато в дереве он мог застрять. Понятно, что щит-топороуловитель должен был быть очень прочным и тяжелым. И его верхняя кромка выглядела «изгрызенной».

Другой оригинальной стороной взаимоотношений берсерков со своими щитами было то, что иного оружия у «воинов в медвежьих шкурах» нередко не имелось. Берсерк мог сражаться с одним только щитом, нанося удары его краями или просто повергая врагов наземь. Такой стиль боя был известен еще в Риме.

Но дальше всех продвинулись в искусстве боя с одним щитом не викинги, а китайцы. Их круглые «щиты специального назначения» изготавливались из бронзы, затачивались по краям и даже могли разбираться на две части, что позволяло использовать их в качестве парного оружия.

Название «павеза» происходит от итальянского города Павия

Кроме тяжелых щитов, предназначенных для нанесения таранного удара, и круглых щитов, удобных для того, чтобы отбивать удары вражеские, в глубокой древности появились щиты, несущие функцию переносного укрытия от стрел.

Еще ассирийские барельефы демонстрируют щитоносцев, прикрывающих отряды лучников. Павезье с плоскими щитами из кожи и бронзовых блях иногда составляли первый ряд персидской фаланги. Описывая походы Александра Македонского, историки отмечали очень высокие — больше человеческого роста, — но узкие плетеные щиты индийских лучников. После того, как заостренные нижние концы щитов втыкались в землю, позиция стрелков превращалась в настоящую стену с узкими вертикальными бойницами. В дальнейшем именно такой способ установки павез стал основным.

Наиболее знамениты, конечно, изготовленные из легкого дерева генуэзские павезы, служившие в качестве подпорок при стрельбе из арбалетов. Но этим функции павез, естественно, не исчерпывались. Очень важную роль «пассивные» щиты играли при осаде крепостей. Кроме того, в 13—14 веках павезье нередко вставали в первый ряд фаланги пикинеров.

Фехтовальщики с баклерами

В позднем средневековье необходимость использования двуручного оружия — пик, алебард и арбалетов — заставила пехоту почти полностью отказаться от щитов. Конечно же, это снижало живучесть воинов, ведь пластинчатые латы даже в 16 веке имелись далеко не у всех. А что оставалось делать? Пикинер мог носить с собой корд, однако даже заброшенный за спину щит бы очень мешал ему в строю. Разве что сделать щит совсем маленьким…

Так в Европе появились баклеры — маленькие, около 20—30 сантиметров в поперечнике цельнометаллические щиты, пригодные для постоянного ношения. Еще их именовали «кулачными щитами». Дело было в том, что баклеры имели всего одну рукоятку, которую воин сжимал в кулаке.

Деревянный баклер (реконструкция)

Чтобы встретить баклером стрелу, требовалась большая ловкость, а для отражения ударов тяжелого оружия щит весом около килограмма был слишком легок. Но в бою на основном «индивидуальном» оружии пехоты средневековья — кордах — его полезность была несомненной.

В Европу баклеры попали с Ближнего Востока. Но еще задолго до арабов кулачными щитами пользовались воины Ассирии. Располагая монополией на металлические панцири, ассирийцы мало беспокоились об отражении ударов и применяли щиты в первую очередь для их нанесения. Ассирийский баклер снабжался несколькими длинными, как лезвия кинжалов, стальными шипами. Позже и в Европе баклер иногда стал использоваться в качестве гарды кинжала.

После появления огнестрельного оружия щиты стали быстро сдавать свои позиции. Но не сразу и не без боя. Известен, например, противопульный стальной щит 16 века, снабженный зарешеченным окошком для обзора и даже встроенным пистолетом. Да и перед Второй Мировой войной на вооружении нашей армии имелись снабженные колесиками щиты для стрельбы лежа. Но огромный вес, естественно, не позволял подобному снаряжению приобрести заметное распространение.

Тем не менее, щиты — как прозрачные плексигласовые, обеспечивающие защиту от летящих камней, так и титановые, выдерживающие пистолетные пули и ружейную картечь, — нашли свое место в строю. Своим возвращением на сцену они обязаны возрождению фаланги, применяемой силами правопорядка при разгоне демонстраций.

Современный полицейский щит

 

www.mirf.ru

Краткий курс истории средневековых щитов

Щит — старинный военный доспех, которым воины прикрывались от холодного и метательного оружия. Большинство щитов обычно изготовлялись из дерева, прутьев и кожи, окованных бронзой, железом. Форма щитов могла быть круглой, овальной, прямоугольной, треугольной, часто — с изогнутой плоскостью.

При раскопках серии скифских погребений были обнаружены остатки щитов с металлическим покрытием. Несмотря на недолговечность этого элемента, входящего в комплекс защитного вооружения, ему придавалось достаточно большое значение. Собранные и украшенные драгоценными металлами и самоцветами щиты считались очень дорогими подарками, их преподносили самым знатным воинам.

Как мы увидим ниже, основным материалом производства щитов было:

— Дерево, обтянутое кожей;

— Иногда использовались бронзовые накладки;

— В ранних щитах применялись металлические умбоны и металлические полосы для усиления щита и гвозди.

— поверх накладывался тонкий меловой грунт, на который темперной краской наносились эмблемы с надписями.

Изредка, встречались металлические щиты.

Как указывает В.Бехайм, первые щиты средневекового общества, например, у германцев были весьма просты. В общем виде они походили на щиты, применявшиеся в римских легионах, но при четырехугольной форме были менее выгнуты. Сделанные из ивовых прутьев, они были обтянуты мехом, обычно волка. Обтянутые мехом щиты применяли до XIII века. От этого обычая происходит в средневековье «геральдический мех»

Щиты во времена Карла Великого были большей частью из дерева, обтянутого кожей и усиленного железными полосами. Всадник имел легкий, деревянный, круглый или заостренный книзу щит с железными полосами на гвоздях. В центре круглого щита была прикреплена выпуклость — умбон (нем. Schildnabel). Носили щит на левой руке, за широкий ремень, в который продевалась рука.

Пеший воин носил большой миндалевидный, высотой более метра, сильно изогнутый деревянный щит, который по краям и в середине усиливался перекрещенными и обитыми крепкими гвоздями железными полосами.

Норманнский щит делался из дерева с меловой грунтовкой, узкий, внизу заостренный, а вверху закругленный, может рассматриваться как прообраз всей позднейшей формы щитов средневековья.

Щиты XI и XII веков имели значительную длину. Забота о крепости щита привела к тому, что его делали сильно выпуклым и снабжали железными накладками.

XIII века: Щит становился все более плоским, умбоны и накладки постепенно исчезли.

Стоячий щит, или большая павеза. Эти щиты были из дерева и обтягивались кожей, поверх накладывался тонкий меловой грунт, на который темперной краской наносились эмблемы с надписями.

Уже в XI веке всадники стремились освободить левую руку от держания щита, чтобы можно было управлять лошадью. Это привело к тому, что тарч стали вешать на шею. и грудь оказывалась закрытой полностью. Такого рода тарчи, хотя встречаются изготовленные из железа, большей частью были сделаны из дерева и обтянуты кожей, по форме они четырехугольные, с закругленными углами, в середине имеют остро выступающее ребро.

Старая мавританская адагра была из крепкой жесткой кожи, овальная, в форме сердца или двух обрезанных овалов.

Адарга, в XIII и XIV столетии от мавров попала в испанские войска и далее во Францию, Италию и даже в Англию, где оставалась в употреблении вплоть до XV века. Старая мавританская адагра была из крепкой жесткой кожи, овальная, в форме сердца или двух обрезанных овалов. Носили ее на ремне через правое плечо, а слева держали за кулачную ручку. Эти превосходные щиты были изготовлены в Фесе и использовались до конца XVII века кавалеристами, вооруженными копьями, в Оране, Мельиле, Сеуте и далее на побережье Гранады. Изображения их можно увидеть на фресках Альгамбры.

Легкие арабские кавалеристы, а от них войны пограничных земель Речи Посполитой — использовали маленькие круглые щиты, называемые по-турецки kalkan, с верхом из рыбьей кожи, которую или оставляли шероховатой, или гладко отшлифовывали. Такие щиты нередко были из кожи с прекрасными тиснеными орнаментами. Наконец, существовали щиты из тонких прутьев фигового дерева, которые оформлялись в виде круга, концентрически, и переплетались серебряной тесьмой или цветными шелковыми нитями таким образом, что образовывались арабески, выполненные с большим вкусом. Такого рода круглые щиты диаметром не более 60 см обладали необычайной сопротивляемостью удару мечом.

Фехтовальный щит (нем. Fechtschild), который был распространен в школах фехтования. Эти очень длинные и узкие щиты делали из дерева, обтягивали кожей и расписывали. Посередине такого щита проходило высокое ребро, полое внутри, а вдоль него — железный усиливающий стержень. Сверху и снизу из щита выступали длинные железные острия с невозвратными крюками или без них. Общая длина щита составляла 2,5 метра.

В более поздние времена, щиты становятся более сложными и интегрируются с различными приспособлениями.

Деревянная доска служила основным материалам, из которого производились щиты средневековья. Обтягивалась щит кожей. В зависимости от эпохи к щиту добавлялись те или иные части: умбоны, радиальные стальные полосы для усиления щита, окантовка. Так же хочется отметить, что окантовка в средневековых щитах, типа тарч, применялась крайне редко.

Два обстоятельства привели к совершенствованию оружия народов, осевших в Европе. Во-первых, отношения, в которые они вступили с Константинополем, где на торговом перекрестке они получали оружие, и, во-вторых, то, что в своих набегах на Рим они соприкасались со странами, в которых издавна добывали железо и изготовляли оружие. Те южногерманские народности, которые в начале императорских времен находились в контакте с Римской империей, по необходимости приспосабливались к римскому образу ведения войны. Отсюда возникают сначала заимствованные у римлян, а затем чисто германские, соответствующие национальным особенностям, формы оружия.

И отдельно хочется отметить, щит эллиптической формы, как отдельный особенный вид щита раннего средневековья. Возможно именно подобные щиты и были первоисточниками миндалевидных (каплевидных) щитов.

Новой вехой и первоосновой для развития большинства щитов средневековья стал: нормандский щит. Нормандские щиты XI и XII веков имели значительную длину, так как необходимо было защитить всадника от ударного оружия от ног до плеч. У всадников и пехоты они не отличались. Пехотинцы стоят плотными рядами так, что их длинные щиты, заходящие друг за друга, образуют сплошную стену, защищающую от стрел.

Как раз в это время броня существенно улучшилась. Этот значительный результат, вынесенный из опыта крестовых походов, стал причиной того, что в течение XIII века кавалерийский щит постепенно становился короче. Он теперь закрывал всадника от бедра до подбородка. Боковые края остались сильно изогнутыми, но верхний край делали все более горизонтальным, т. к. раньше он служил для защиты лица, а теперь, благодаря новым шлемам, это не было столь необходимым. Щит становился все более плоским, умбоны и накладки постепенно исчезли.

Любопытно, что щиты пехоты до XIII и даже до XIV века совсем незначительно отличались от кавалерийских. Причина этого заключается в том, что пехоте придавали небольшое значение в войне и поэтому не считали нужным задумываться о ее особых потребностях. Так и использовал пехотинец кавалерийский щит, хотя по своей форме он был рассчитан на защиту при верховой езде. В пешем положении треугольный щит укрывал человека явно недостаточно. Лишь когда кавалерийский щит столь уменьшился, что стал полностью неприменим для пехоты, ощутилось различие в вооружении. Пехотинцы сохранили старые длинные миндалевидные щиты, от которых отказались кавалеристы.

Примерно с 1300 года техническое совершенствование доспеха вновь сделало значительный шаг вперед, и кавалерийский щит еще более теряет значение. Он становится маленьким треугольным тарчем (нем. Tartsche) с прямолинейными краями, который более или менее закрывал половину груди и левое плечо. Название «тарч» происходит от арабского «darake», от которого образовано итальянское «targa», как стали именовать поначалу маленький закругленный щит.

К концу XIV и в XV веке форма тарчей претерпевает изменения, но скорее не военно-технического, а стилистического характера. Они становятся снизу полукруглыми, иногда, как в Англии и Северной Франции, четырехугольными, почти квадратными.

С XIV века становится все более заметным стремление использовать мощь пехоты и соответственно оснастить ее. Эти устремления привели снова к древнейшим оборонительным построениям пехоты, которые использовали с большим успехом еще римляне и часто применяли в раннем средневековье в Германии. Прием заключался в создании сплошной стены из плотно поставленных один к другому щитов, за которыми воины укрывались и могли использовать свое древневековое оружие.

Для подобных целей появилась новая разновидность щита, берущая начало от щита тарч — стоячий щит (нем. Setzschild), или большая павеза (нем. große Pavese).

Форма этих павез представляет собой в целом четырехугольник. По центру идет вертикальный полый внутри желоб, который на верхнем конце заканчивается выдающимся вперед выступом (рис. 183). Внутри крепились кожаные ремни для переноски, ниже которых находится ручка. В некоторых пеших отрядах немецкого войска в начале XV века вместо павез [139] применялись лучшие защищающие, но тяжело транспортирующиеся штурмовые стенки или штурмовые щиты (нем. Sturmwande), сохранившиеся доныне в Морском музее. Нередко такие щиты имели сверху смотровую щель или отверстие для глаз и были снабжены снизу железными шипами.

Если большая павеза являлась эффективным оружием в обороне, то неизбежно возникало стремление предоставить такую же действенную защиту нападающему пехотинцу. Поэтому возникает ручная павеза (нем. Handschild, kleine Pavese). Она большей частью четырехугольная, сужающаяся книзу и имеющая характерный желоб, углы которого иногда закруглены. Старейшие из таких щитов имеют желоб с заостренными краями.

Уже в XI веке всадники стремились освободить левую руку от держания щита, чтобы можно было управлять лошадью. Это привело к тому, что тарч стали вешать на шею и грудь оказывалась закрытой полностью. Такого рода тарчи, хотя встречаются изготовленные из железа, большей частью были сделаны из дерева и обтянуты кожей, по форме они четырехугольные, с закругленными углами, в середине имеют остро выступающее ребро. Чтобы не мешать всаднику действовать копьем, они имели справа глубокую выемку, в которую и помещали древко копья.

Особый вид тарчей употреблялся в Венгрии XV века. Это трапецевидные щиты, выпуклые, так что они оказываются прижатыми к груди и закрывают левую часть тела. Эти тарчи нашли применение не только в Венгрии, но и в других странах, находившихся в той или иной мере под влиянием Востока: в Польше и Московии. Очевидно, такие кавалерийские щиты носили также всадники короля Матеуша Корвина (1440—1490) и венгерская гвардия Максимилиана I. Некоторые экземпляры таких тарчей еще сохранились в Императорских собраниях Вены. Там, где венгры вошли в соприкосновение с немцами, проявлялась тенденция объединить преимущества немецких щитов с восточными. Здесь тарчи сохраняют с правой стороны выемку для древка копья. Но в середине XV века в Германии стали повсеместно изготовлять и «венгерские тарчи».

Баклеры - маленькие круглые кулачные щиты, факультативное защитное оружие пехотинца. Как правило, стальной умбон приклепывался к полю щита. Баклеры были как полностью металлическими, так и с деревянным полем (опять же - наборным из досок или из одной широкой доски). Деревянная кромка баклера обивалась сталью или кожей. Обычный размер диаметра баклера - от 20 до 32 см.

Это преимущественно пехотный щит лучника или биллмена, хотя эсквайры и рыцари также иногда его использовали.

Основная функция - защита и фехтование против меча, защита как гражданская так и факультативная боевая (вместе с мечом).

У славянских воинов задолго до появления Киевской Руси по сообщениям византийских авторов VI в. именно щиты выступают единственным средством защиты:

Прокопий Кесарийский: «Вступая же в битву, большинство идет на врагов пешими, имея небольшие щиты и копья в руках, панциря же никогда на себя не надевают».

Маврикий Стратег: «Каждый мужчина вооружен двумя небольшими копьями, а некоторые из них и щитами, крепкими, но труднопереносимыми».

К сожалению, представить внешний вид вышеупомянутых славянских щитов не представляется возможным, так как ни изобразительных, ни археологических подтверждений письменным источникам нет. Очевидно, славянские щиты этого времени изготавливались целиком из органических материалов (досок, прутьев) и за отсутствием металлических частей не сохранились до наших дней.

Наиболее ранние фрагменты щитов, найденные на территории Древней Руси, относятся к X в. За редким исключением это только металлические детали. Таким образом, информация для воссоздания внешнего вида и конструктивных особенностей щитов очень ограничена.

На территории Древней Руси археологически зафиксированы фрагменты не менее чем 20 щитов. Наиболее часто встречающаяся и четко определимая деталь щита- умбон, представляющий собой железную полусферу, крепившуюся в центре щита.

А.Н.Кирпичников выделяет два типа древнерусских умбонов: полушаровидные и сфероконические. К первому типу относятся 13 из 16 найденных экземпляров. Все они стандартны по форме - свод полушаровидной формы на низкой шейке, и по размерам - диаметр 13,2-15,5см, высота 5,5-7см. Толщина металла не превышает 1,5 мм.

Ко второму типу относятся три умбона, два из которых происходят из Юго-Восточного Приладожья и еще один найден в древнерусском слое Цимлянского городища. Это умбоны сфероконической формы, наиболее четко выраженной у приладожских экземпляров. Они несколько крупнее умбонов первого типа: диаметр 15,6 см и 17,5 см, высота 7,8 см и 8,5 см. Шейка отсутствует. Умбон с Цимлянского городища отличается меньшим размером (диаметр 13,4 см, высота 5,5 см) и наличием на вершине свода небольшого выступа.

Умбоны обоих типов имеют поля шириной 1,5-2,5 см. На этих полях были пробиты от 4 до 8 отверстий, через которые проходили гвозди (редко заклепки), крепившие умбон на деревянном поле щита. Сохранилось несколько крепежных гвоздей, которые позволяют примерно вычислить толщину деревянного поля под умбоном. При длине от 2,5 до 5 см гвозди загнуты таким образом, что толщина деревянного поля реконструируется в пределах 7-8 мм. В то же время на одном из найденных в Приладожье умбонов второго типа зафиксирована заклепка, не имеющая изгибов, длинной 4,5 см. По мнению А.Н.Кирпичникова, подобные заклепки скрепляли одновременно край умбона, щитную доску и планку-рукоять.

Помимо умбонов определяемой частью щита являются металлические оковки, крепившиеся по краю щита. В шести случаях оковки найдены вместе с умбонами, в трех - без умбонов. Количество оковок колебалось от нескольких штук до двух десятков. Они представляют собой тонкие (0,5 мм) железные (в одном случае - бронзовые) полоски длинной около 6 см и шириной около 2 см, согнутые пополам. На одной из оковок сохранились следы орнаментации в виде двух параллельных линий. Двумя маленькими заклепками оковки крепились на краю щита. Большинство древнерусских оковок на обеих сторонах имели ступеньку, которая, как показывает зарубежный материал, была необходима для расположения кожаной полосы, проходящей по ребру щита. Расстояние между краями оковки во всех случаях составило 5-6 мм, что равнялось толщине деревянного поля на краю щита.

При дореволюционных раскопках Гнездовского курганного могильника под Смоленском были найдены неплохо сохранившиеся остатки щита. Вот как его описывает автор раскопок: «Благодаря оставшимся от щита следам дерева, можно представить себе приблизительно размеры щита, измеряя расстояние этих кусочков дерева от центральной бляхи или умбона; при таком измерении ширина или длина щита доходит до 1 метра. В области лежавшего когда-то щита найдено много железных скрепок или обоймиц [имеются в виду оковки края - С.К.] в виде железных согнутых вдвое пластинок с пробоинами или гвоздиками на концах, служивших для скрепления краев щита и прекрасно сохранивших внутри кусочки дерева; эти-то кусочки дерева представляют часто косые слои, которые объясняются явно тем, что доски, из которых щит состоял, имели на краях закругления, соответствующие окружности круга. Принимая во внимание сохранившиеся следы дерева на ближних камнях можно также смело утверждать, что щит имел круговое очертание. По железным обоймицам также можно легко определить толщину щитовых досок; можно считать также до некоторой степени вероятным, что щит был окрашен в красную краску, так как дерево в одной из обоймиц сохранило следы красной окраски».

Это практически все, что дает древнерусская археология для воссоздания щита. Суммируя вышесказанное, можно сказать, что та часть древнерусских щитов, которая фиксируется археологическими источниками, имела поле круглой формы толщиной 5-8 мм, иногда снабжалась металлическим умбоном и реже- металлическими оковками по краю.

obaldenno.com

Щит Средних веков

В эпоху Средневековья щит продолжает быть стандартным средством защиты солдата от различных видов оружия. И, несмотря на разнообразие устройства, форм и расцветок, эту разновидность защитного снаряжения можно условно разделить на 4 большие группы: легкие и тяжелые, большие и круглые щиты. Если первая разновидность канула в прошлое вместе с античной эпохой, то оставшиеся три достаточно широко использовались на протяжении всего средневекового периода. 
 

Конные и пешие щиты

Начиная со времен правления Карла Великого, появилось четкое различие между конными и пешими щитами. В первом случае защитное приспособление имело круглую или капельную форму и выполнялось преимущественно из дерева, обитого бляхой или гвоздями, пехотинцы же носили большую миндалевидной формы защиту, оснащенную железными полосами. 

 

Во время сражения пехота выставляла щиты в единую стену, иногда упирая их острым концом в землю. Конные воины использовали свою защиту для блокировки ударов пехоты. С XII века у европейской конницы появились длинные защитные приспособления, прообразом которых являются норманнские щиты. Следует отметить, что с XIII столетия эта разновидность получила самое широкое распространение в европейских странах и использовалась практически в каждом сражении.

 

Но после того как европейские войска встретились с восточной конницей, оружейникам пришлось задуматься над усовершенствованием конструкции щита. Арабская кавалерия пользовалась круглыми кулачными щитами, демонстрировавшими превосходную стойкость к ударам мечом. Эта разновидность защиты применялась вплоть до XVII века и даже несколько позже. 

Тарч – прямоугольный щит

С начала XIV века улучшение качества брони оказало значительное влияние на форму конного щита. Это приспособление стало прочнее и короче, закрывая всадника от подбородка до бедер. Щиты становятся более плоскими, а железные полосы, которыми обивалась внешняя сторона защиты, постепенно выходят из обихода. Так на свет появились тарчи – небольшие прямоугольные защитные приспособления, которые закрывали половину груди и одно плечо конного солдата.

 

В конце XIV века уже существовало достаточно много разновидностей тарчей – овальные, квадратные, полукруглые и т.д. Следует отметить, что такие щиты старались вешать на шею, чтобы одной рукой можно было управлять лошадью, а другой сражаться с противником. Впервые грудные тарчи появились на Востоке, но после первых крестовых походов эта разновидность конных щитов распространилась и по Европе.

Стоячий щит

С развитием военного дела в обиходе средневековых армий появились арбалеты. Помимо собственной брони арбалетчики использовали специальные защитные приспособления – павезы. Они представляли собой прямоугольный щит, достающий практически до шеи солдата – на него можно было поместить арбалет и вести стрельбу по неприятелю, практически не беспокоясь о собственной жизни. Ручные павезы, оснащенные специальными ремнями для переноски, были весьма популярным видом защитной экипировки и среди пехоты. 

Штурмовые щиты

И, наконец, в начале XIV века в процессе штурма крепостных сооружений стало понятно, что необходимо защищать наступающие войска от потерь, пока они подбираются непосредственно к укреплению. Штурмовые щиты имели большие размеры и были весьма тяжелыми – их переносили несколько солдат, прикрывая основной отряд от обстрела. Такие приспособления оснащались смотровыми щелями и железными шипами, с помощью которых щит упирался в землю для большей устойчивости. 

www.letopis.info

Щиты и прочее снаряжение рыцарей 11 начала 12 века » SwordMaster

Поддоспешник. Мягкий доспех

Мягкие доспехи (нем. Der Steppwams) известные как Гамбезоны или Акетоны то броня из мягких органических материалов (ткани или кожи). Вопрос существования такого доспеха в раннем средневековье является дискуссионным. Записи в летописях:

"Когда в год 926 пришла весть о приближении венгров в монастыре Санкт-Галлен, настоятель показал лидерские качества: он построил барикады, имитирующие оружие и щиты. Затем он одел под доспех платье kukulle и приказал своим братьям сделать то же самое. Потому что оно было сделано из толстой прочной шерсти".(10)
В саге об Олафе Святом есть упоминание о кожанных рубашках применяемых в битве при Stiklestad в 1030 году, "Теперь надо рассказать о том, что в это время происходило в Норвегии. Торир Собака ездил две зимы в Финнмёрк. Он провел эти зимы в горах, много торговал с финнами и был в большом барыше. Он велел сделать себе двенадцать рубашек из оленьих шкур. Эти рубашки были заколдованы, так что никакое оружие не брало их. Они были даже лучше кольчуги." (12).
"В дополнение к железному доспеху, которые мог бы состоять, кожаных (...), или роговых и прочих альтернативных  железу материалов, имели место  одежды из войлока или мягкой, простеганной ткани, которая также служила как броня. (...)  Может быть Бамбакион было не более чем толстой одеждой наподобие одеяла, которое подставили под удар. (...)  Оно было длиной до колен. С  короткими широкими рукавами, набитые хлопком и в качестве верхнего материала  шелк.  В качестве набивки использовали и шерсть "(1).

Это видно из Tactica (около 900) и других византийских работ посвященных искусству войны.  Кроме того, там есть и рекомендации по толщине  в 4 см хлопка. Но эти работы заслуживают отдельного рассмотрения и к тому же они византийские и поэтому необязательны для остальной Европы.

Дальнейшие аргументы в пользу существования в 11-в мягких доспехов – чисто практические соображения. Кольчуга было очень дорога по сравнению с Гамбезоном.  Воин, который не мог позволить себе кольчугу, вероятно, все еще пытался защитить себя. Даже при наличии кольчуги мягкий доспех имеет смысл.  Это снижает износ и поглощает силу ударов, в то время как кольчуга практически не смягчает удар.

(D1) Bayeux Tapestry. Здесь может быть показано или кольчуги или три воина в Гамбезонах, а самый правый в  кольчуге скапюшоном. Но есть мнение: все эти воины в кольчугах, а у правого такая прическа
(D2) Гобелен из Байо. Епископ Одо (справа) носит здесь разительно отличающуюся броню от остальной части воинов, Одо и единственный боец ​​на левом рисунке показаны различные доспехи. Епископ Одо с наибольшей вероятностью носит стеганные доспехи. См. также Z.
  (F), романский собор Клюни III, Бургундия, Франция
Слева: Фрагмент украшения главного портала (1115-1125)
Справа: Деталь капителия  презентации гуманитарных наук, изображена  Риторика . (Конец 11-го / начала 12 века) (23)

В скульптуре на рис. F левого рыцаря четко видно, что рукава обычной одежды, которые берутся в складки, которые видны из под брони.  Квадратами могли изображать стеганые доспехи или кольчугу. Но на рисунке I7 показываю двух рыцарей, у одного открытый клапан-предличник который однозначно является кольчугой, а у другого закрытый предличник изображен квадратами.

Щиты 11 впервой половины 12 века

В 11-м веке были популярны три вида формы щита: круглый щит, миндалевидный щит, овальный щит.

(N2). Красно-зелено-сиреневый миндалевидный щит.  Из Библии бенедиктинского монастыря Сен-Вааст, недалеко Аррас. (MS 435, Bibliothèque Municipale, Arras) MS 435, Муниципальный библиотеке, Аррас, первая половина 11 века.

Круглый щит уже много веков назад и был известен и в 12-м веке, широко использовался в 11-м веке. Смотрите Е, I1, Q2, Q3, У.  Этот щит состоял из отдельных деревянных досок, имеет центральный вырез, куда помещался железный умбон.

(D) круглые щиты на Гобелене из Байё. (G3) Щит Гокстаг (Gokstadschild).

Достаточно хорошо известен, так называемый "Гокстаский щит" (Норвегия, около 900), но есть и множество других источников на подобные щиты: хорошо сохранившиеся щиты и фрагменты, иллюстрации, скульптуры, упоминания в литературе).

Размеры их сильно различаются, от всего 42см до более 1м.  Большинство размером от 75 до 95см.  Толщина большинства составляет от 5-10мм, толщина уменьшается к краю все больше и больше.  Многие щиты, вероятно, были простыми не крашенными деревянными крышками. Однако, есть также данные том что их оклеивали кожей и потом красили. Оклеивание тканью, и покрытие грунтовкой и краской, характерное для 13-14 века на интересующий нас период не зафиксировано. Наиболее часто встречающейся железной деталью был Умбон - круглая выгнутая бляха над отверстием в центре щита, в неё должен помещаться кулак воина.  Некоторые щиты были по краям окованы специально П-образно выгнутыми  железными пластинками.  Кроме того, дополнительное усиление по краям отдельным куском толстой кожи также не исключено.

 

Для более подробной информации, рекомендую отличный блог Питера Битсона;

Библиотеку ассоциации Асгард;

И размещенную на данном сайте статью из журнала Цейгхауз.

 

Круглые щиты могут быть выгнутыми, не только плоскими, на это есть несколько изобразительных источников и форма некоторых Умбонов предполагает это. Выгнутые щиты, вероятно прочнее и эффективнее в бою, поэтому на изображениях у них часто нет Умбонов.

 

Овальный щит появляется время от времени в на иллюстрациях и скульптуре, и есть к счастью, археологическая находка щита этого типа.

(EE) Овальный  щит из Тронхейма, Норвегия, конец11 - нач. 12 век.
Справа: (D) Bayeux Tapestry.

Щит найденный в Тронхейме имеет следующие характеристики: высота 100см, ширина 50см, толщина 1,0 см. Два слоя древесины, положенные перпендикулярно друг-другу. Слегка изогнутые,но не согнутые!  Наверное, из дуба или аналогичной плотной древесины. Нет ручки, наличие пояса  предполагается (см. "миндалевидные щит"). Был полностью покрыт  сыромятной кожей, сшитой по краю с нахлестом в 1 см. Расстояние между отверстиями и диаметр отверстий 1мм.  (24)

Подобные щиты показаны на сосуде для святой воды в соборе Аахена (L), датированном примерно 1000г. Кроме того, на Гобелене из Байе, овальный щит также встречается. Но тот овальный щит с Умбоном.

Миндалевидны щит появляется в Северо Западной Европе во второй четверти 11 века. Он пользуется наибольшей популярностью во 2-й половине 11, и на протяжении всего XII века. Он также известен под именем Нормандский  щит, Каплевидный щит,  Драконий щит и Щит коршун в соответствующей литературе. Он известен в Византии с конца 10 века. Некоторые авторы также выдвигают тезис, что Византии оказывала на Западную Европу влияние  в конце 10  начале 11 века в вопросах войны. Это интересно с точки зрения внешней защиты (см. ниже). Влияние в противоположном направлении имеет место около 100 лет спустя после Первого крестового похода. (1)

Типичный щит на Гобелене из Байё — продолговатые, сужающийся к нижней точке щит с округлой верхушкой. Посмотрите различные фотографии в этом тексте. Он может снизу быть остроконечным (Q4, M, J) или закругленым (Q5, D4). Его форма варьируется от плоского листа изображенного на (W2, I4) до выпуклой, яйцевидной формы (Q5, w3, Y). На эти щиты существует не один изобразительный источник.

(D) щиты на Гобелене из Байе

Оригинальный щит на рис. Y является старейшим из сохранившихся геральдических щитов. Является ли этот щит обрезанным  миндалевидным щитом, или в 1200 году он был изготовлен в таком виде – вопрос спорный. В любом случае, при небольшой игре воображения мы можем "восстановить" его "оригинальную" форму. Сохранившихся оригинальных размер: 87см высота, а как-бы реконструированная около 109 см. Он покрыт с обеих сторон пергаментом, окрашен и также есть узоры сусального золота.    Ширина его нижнего края – 20 см, а  верхнего края – 67см. Толщина составляет около 1,5 см (19).  Недвусмысленные заявления о высоте и ширине щитов невозможны. Подробные иллюстрации и описания этого займут слишком много места. Но этот щит все равно не достигает размеров сопоставимых с щитам на изобразительных источниках. Очень часто изображены щиты закрывающие воина почти полностью

С испанского монастыря Сан-Сальвадор-де-Оны известны два щита, которые, вероятно, были сделаны около 1500. Так как, вполне вероятно, что это две копии старинных щитов 11 и 12. Поэтому они должны быть интересны нам. Один щит имеет высоту 114 см и ширину 61см, и 1,5 см толщину.  Второй имеет ширину 59см, а высота не может быть определена из-за коррупции. (19). Обнаружена малая основная пластина с орнаментом  в южной Германии и Швейцарии 11 или 12. века толщиной около 1,3 см от экрана.  Для сравнения: даже манускрипты описывают щиты той эпохи: высота от 100 см и 135 см, ширина 60 см. (19).   Предположительно  миндалевидные щиты были плоскими (см. D4), выгнутыми (различные образцы) и с горбом (см. P3, W3, Е2).  Первые изобразительные источники, которые однозначно показывают выгнутые щиты известны с 12 века. То есть щиты 11 века плоские или почти плоские с округлым верхним краем (такие встречаются на протяжении 11-12 века). Глядя на источники, в том числе на поздние щиты с прямым верхним краем, мы замечаем  что чем позднее дата, тем сильнее изогнут щит (11-12-го века.).  Для середины 11-го века, мы должны предполагать щит с наиболее слабым изгибом.

(Y) геральдический щит Арнольда Бриенца, около 1200 г. хранится в Швейцарском национальном музее, в Цюрихе, LM-3405, 178 (I5) Голиаф из Библии Сен Этьен (Bibel von St. Etienne), Северной Франции, c. 1109-1111 (Bib. Munic., Дижон, MS 168, f.5r).  Шлем с наносником, длинная до колен кольчуга со встроенным капюшоном и длинными рукавами, миндальный щит, копье. Интересная обувь: сапоги? Носки?

Иногда на миндалевидный щит ставился Умбон. Он был необходим чтоб отбивать удары копья. То есть если круглом щите Умбон ставился как правило, на миндалевидный щит умбон ставился редко. Эти маленькие горки мы знаем как о находках замке Альтенберг (Фьюлинггсдорф, кантон Базель-Земля, Швейцария), замок Балдштейн (Гаммертинген, Баден-Вюртемберг), замке Haus Meer (7) и многочисленные представления о Байе Гобелен (см. особенно рисунки из серии D). Железный выступ находится как бы на тарелке с прямыми  краями, также края могут быть украшены вырезами и отверстиями. Выступы были полусферическими (P4, I4, L) или сужающиеся (W2, V, F). Они были сделаны из железа, редко из бронзы, и были прикованы.  Встречается также Умбоны без выступа.

Существовали ремни, которые позволяют носить щит повесив его на плечи и шею (I5, J, K). Рукоятки для кисти и предплечья были расположены либо квадратом (D5), или двух пересекающихся пар (I5). Они  были прибиты непосредственно к доскам щита или прикреплялись к кольцам подвижно закрепленным на пластинах (I6), соответственно использовались гвозди с широкими плоскими шляпками или с узкой шляпкой в которой был сквозной вырез для кольца. Для закрепления материала несколько изобразительных источников:

(D4) Вот щиты используются в качестве столешницы, такое применение возможно только с почти плоскими щитами.
(Q4) Апокалипсис Сент-Север, датируют между 1028 и 1072
(Q5) Житие святого Обен (Leben des St. Aubin, Kloster von St. Aubin in Angers), монастырь Святого Обен в Анже (Национальная библиотека MS Nouv.acq.lat.1390 ​​F7R), около 1100. Миндалевидные и овальные щиты с умбонами и закругленные на дне.
(I6) Великая Печать короля Генриха I (Great Seal von König Henry I), 1100-1135. Кольца для крепления ремней  хорошо видны.
(W2) Миндалевидные щиты, ротонда  Святой Катерины, Зноймо, Чехия  (Znaim, St. Kateriny-Rotunde), фреска 1134 г. Что интересно изображены щиты из разных типов  и с разных ракурсов.
(P3) элемент рельефа, Цюрих, здание министерства (Großmünster), первая половина 12-го века.  Горбатые щиты, без умбонов, с явно выделенной окантовкой краев.
(W3) бронзовая дверь южного портала соборе Гнезно (Südportals des Gnesener Doms), 1170-1190. Щиты маленькие, без усиления краев, на одном щите едва заметен умбон.
 

Пластинчатый доспех

В первой трети 11-го века во время гражданской войны в Нормандии между Робертом, графом Хемуским (Hiemois) и его братом Ричард III, герцогом Нормандским. Многие из сражений этой войны происходили в других землях и странах, в частности на юге Италии (14).  Этот и некоторые другие эпизоды указывают на контакты западной Европы с Византийскими территориями.  Следовательно, пластинчатые доспехи, вероятно, были известны рыцарству.  В плавники Скандинавии танки были найдены, в том числе в Бирке (15). Чешуйчатые доспехи использовали всадники "Скола" карла Великого. Несколько ламеллярных корпусов было найдено при раскопках на месте битвы при Вибю. Но у нас очень мало свидетельств применения пластинчатых доспехов на Христианскую Европу 11 века (Испания была под контролем Мусульман и там доспех и вооружение немного отличались). Чешуйчатый и ламеллярный доспех появляются в изобразительных источниках 12 века, уже после Первого крестового похода, когда рыцарство уже очень хорошо ознакомилось с оружием и доспехами сарацин и византийцев, но и тогда использовалось редко.

(X) Обложка Псалтири королевы Мелисанды, (Psalters von Königin Melisende) из слоновой кости , начало 12 века, государство крестоносцев. Здесь изображена война византийцев, европейцев и мусульман. Кроме миндалевидного щита, шлема с круговой бармицей и стеганного доспеха, интересна также сумка в верхнем левом углу. (X2) Рыцарь в ламеллярном доспехе из часовни замка Gross comburg chandelier, сер. 12 века, Германия. И еще аналогичное изображение
  (Z1) Барельеф XII в. «Давид с Голиафом». Церковь аббатства St. Gilles. Франция. Кроме интересно поставленных ремешков миндалевидного щита, обращает внимание чешуйчатый доспех Голиафа. 

Больше фотографий

(U), собор Святого Петра в Ангулеме (Saint Pierre in Angouleme), Пуату, Франция. Восточный фасад. 1108- 1125 год. Всадник несет меч прямо под кольчугой. Только рукоять видна. Примечательно, что шлемы можно трактовать как клепаные  из нескольких частей. Но доспехи этих всадников можно трактовать и как чешуйчатые, а шлема раскрашены полосами.  (F) фрагмент перемычки фасада собора Клюни. Она было сделана в то время, как и романский собор Клюни, Бургундия, Франция (1115-1125) (23). Сегодня находится в музее археологии и искусства в Клюни. 
(V) Деревянная церковь в Хельстаде (Stabkirche in Hylestad), около 70 км к северу от Бергена, Норвегия. Резьба по дереву на входе, 12 век.  Любопытно что кольчуги у воина нет, но есть меч шлем и щит, из под туники, кажется выглядывает стеганный доспех. Бармица на шлеме закрывает только затылок. Есть мнение что и шея защищена кожаным Горжетом, но по моему это просто голая шея. (I4) Деталь Дарохранительницы (Temple Pyx) (ок. 1140-1150) Позолоченная бронза. Музей Кельвингров в Глазго. Изображены рыцари в длинных кольчугах и с длинными рукавами, но все еще без кольчужных рукавиц. Интересны также горбатые Миндалевидные щиты с Умбонами и с окантовкой по краям
 
(D3) опять Гобелен из Байе. Здесь изображен процесс погрузки оружия и снаряжения. Что несут на коромыслах кольчуги или стеганки долгое время было поводом для горячих споров. Но ученые в целом сошлись во мнениях что это кольчуги. Изображены также шлема, мечи, копья, и двуручный топор, бочка заткнутая пробкой.
(E2) Собор Аббатства в Везле (Kathedrale von Vezelay), Бургкндия, Франция, 1120 г. Горбатый миндалевидный  щит с декоративным умбоном, явно выделена окантовка границы.
(Z) Еще одна иллюстрация из Apocalypsis Beati Liebanensis (Codex Urgellensis) aus dem Museo Diocesa de La Seu D’Urgell, Испания 980 год. Возможно здесь показаны стеганные халаты, но это же Испания. Испанские мавры и подчиненное им местное население даже из луков стреляют по другому.
(BB) Кольчужный лоскут из из Ледницкого озера  район Гнезно  в провинции Познань в Польше. Возможно деталь бармицы от шлема найденного там, о это не точно.
 

Выводы

Первый вывод прост:

Рыцарь 11 первой половины 12 века был облачен в кольчугу с рукавами до локтей, а нижние полы кольчуги были до колена. Голову защищал шлем из склепанных впотай сегментов или цельнокованый. В подавляющем большинстве случаев шлем снабжался наносником. Под шлемом был кольчужный капюшон, на что надевался кольчужный капюшон пока не известно, но толстые подшлемники не предполагаются.  Кольчугу он надевал на шерстяную и/или кожаную  тунику. О наполненной мягким наполнителем стеганной защите убедительных данных нет. Кольчужные чулки и длинорукавые кольчуги были в начале рассмотренного тут периода только у некоторых рыцарей, но постепенно к концу этого периода такое снаряжение стало распространено у большинства рыцарей. Кольчужной или какой-либо другой заметной защиты кисти не наблюдается. Только в 12 веке у некоторых появляются чешуи и ламелляры.

Основным средством защиты был миндалевидный щит.

Основным оружием было копье, длина которого былаоколо 3 метров и меч семейства А, ссылка

Также к середине 12 века у некоторых рыцарей появились шлемы форм: Фригийский колпак и Черепник.

Второй вывод:

Наручи и поножи если и применялись, то только в единичных случаях.

Литература
  • (1) Byzantinische Waffen, Taxiarchis G. Kolias, Verlag der östereichischen Akademie der Wissenschaften, Wien 1988, ISBN 3-7001-1471-0
  • (2) Catalogue of Scandinavian Mail, Sonia A. O'Connor, The Archaeology of York, Volume 17: The Small Finds, York Archaeological Trust for Excavations and Research 1992.
  • (3) Letter form Irmelin Martins, Senior Curator, Universitets Oldsaksamling in Oslo, Norway, 16/11/94
  • (4) Europas Mitte um 1000, Ausstellungskatalog, Konrad Theiss Verlag Stuttgart 2000, ISBN 3-8062-1545-6
  • (5) Osprey Campaign Series 13 (Hastings 1066)
  • (6) Bayern Ungarn 1000 Jahre, Katalog zur Bayerischen Landesausstellung 2001, Haus der Bayerischen Geschichte, ISBN 3-927233-78-1
  • (7) Das Reich der Salier 1024-1125, Katalog zur Ausstellung des Landes Rheinland-Pfalz, Jan Thorbecke Verlag Sigmaringen 1992, ISBN 3-7995-4140-3
  • (8) The Construction and Metallurgy of Mail Armour in the Wallace Collection by David Edge B.A., Dip. Cons. (Curator of Arms and Armour)
  • (9) Otto der Große, Magdeburg und Europa", Katalog Bd II, Verlag Philipp v. Zabern, 2001
  • (10) Ekkehardi IV (Kap 51): Casus Sancti Galli. Darmstadt : Wissenschaftliche Buchgesellschaft, 1980 (Ausgewählte Quellen zur Deutschen Geschichte des Mittelalters) (Freiherr vom Stein-Gedächtnisausgabe 10)
  • (11) Wargames ResearchGroup Publication, 2nd edition, 1980
  • (12) Osprey Warrior Series 3 (Viking Hersir)
  • (13) Ritter und Söldner im Mittelalter von Garry Embleton, VS- Books, ISBN 3-932077-06-7
  • (14) Wilhelm der Eroberer, David C. Douglas, ISBN 3-424-01228-9
  • (15) Steppe nomadic armour from Birka, Niklas Stjerna, Fornvännen 99 (2004). Stockholm.
  • (16) Armour from the Battle of Wisby 1361, von Bengt Thordeman, ISBN 1-8914-4805-6
  • (17) Ring weave, A metallographical analysis of ring mail material at the Oldsaksamlingen in Oslo, Vegard Vike, Oslo 2000
  • (18) Rüstkammer, Staatliche Kunstsammlungen Dresden, Deutscher Kunstverlag 2004, ISBN 3-422-06417-6
  • (19) Der Mittelalterliche Reiterschild, Jan Kohlmorgen 2002, ISBN 3-935616-10-4
  • (20) Ring Mail, Breaking the Chain, Russell Scott, The Vikings 1997
  • (21) Illerup Adal: Archaeology as a Magic Mirror, Ilkjaer, Moesgard 2002, ISBN 8787334372
  • (22) Otto der Große - Magdeburg und Europa, Katalog, Philipp von Zabern 2001, ISBN 3-8053-2616-5
  • (23) Führer durch das Museum für Archäologie und Kunst in Cluny, Ville de Cluny 1998, ISBN 29512780-0-4
  • (24) Medelelser Nr. 20, Eine Funktions- und Aktivitätsanalyse basierend auf Gegendstandsmaterial, Saebjorg Walaker Nordeide, Trondheim 1989; sowie weitere Angaben der zuständigen Professorin, des Archivars und das Grabungsleiters (Grabung 1975)

Мой перевод с www.reenactment.de, поправки и исправления будут

загрузка...

swordmaster.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о