1967 Шестидневная война (арабо-израильский конфликт). 100 великих событий ХХ века

1967

Шестидневная война (арабо-израильский конфликт)

Уже в первые месяцы 1966 г. стало ясно, что соседи Израиля интенсивно готовятся к военной эскалации в регионе. Увеличилось количество вооруженных столкновений на границах с Сирией и Иорданией, возросло число израильтян, пострадавших в результате террористических атак. Сирийцы, контролировавшие Голанские высоты, вели непрекращающиеся артиллерийские обстрелы израильских населенных пунктов.

15 мая 1967 г. египетские войска продвинулись к границам Израиля на Синае. 18 мая египтяне изгнали миротворческие силы ООН, находившиеся на границе с Израилем. 22 мая египтяне закрыли пролив Тираны для израильского судоходства. 25 мая, подталкиваемые Египтом, Сирия, Иордания, Ирак и Саудовская Аравия начали стягивание войск к израильским границам. Двумя днями позже президент Египта Насер заявил: «Наша фундаментальная цель – разрушение и уничтожение Израиля. Арабский народ жаждет битвы… Минирование Шарм-эль-Шейха – это объявление войны». Вслед за подписанием в 1966 г. египетско-сирийского «оборонного» пакта, Египет подписал подобные соглашения с Иорданией 30 мая и с Ираком 4 июня 1967 г., таким образом полностью изолировав Израиль.

Шестидневная война занимает особое место в истории государства Израиль. Можно без преувеличения сказать, что геополитическая карта современного Ближнего Востока является прямым следствием этих потрясших мир шести дней.

Арабо-израильские войны (причем значительно более кровопролитные) были и до, и после, однако целый ряд факторов выделяют Шестидневную войну в бесконечном ряду арабо-израильского противостояния.

Моше Даян

В результате этой войны территория, находящаяся под контролем Израиля, увеличилась более чем втрое. Согласно признанным международным сообществом соглашениям о прекращении огня, заключенным Израилем и арабскими странами после Войны за независимость, территория страны составляла немногим более двадцати с половиной тысяч квадратных километров. В ходе Шестидневной войны Израиль завладел Синайским полуостровом (площадью более 60 тыс. кв. км), Голанскими высотами (1200 кв. км), Западным берегом реки Иордан (более 6 тыс. км), небольшим, но густо заселенным сектором Газа, и, что самое главное, Восточным Иерусалимом, включая Старый город. Немедленно по окончании войны Восточный Иерусалим был аннексирован, после чего 28 июня 1967 г. объединенный город был провозглашен единой и неделимой столицей страны. Этот статус древнего города был зафиксирован позднее в первой статье принятого 5 августа 1980 года Основного закона о Иерусалиме – столице Израиля.

Символическое значение победной для Израиля Шестидневной войны невозможно переоценить: после многих столетий изгнания объединенный Иерусалим оказался под контролем еврейского государства.

Именно в результате Шестидневной войны под контролем Израиля оказываются все территории, на которых, согласно резолюции Генеральной ассамблеи ООН № 181 от 29 ноября 1947 г., должно было быть создано палестинское государство. После проигранной арабами войны 1948–1949 гг. эти территории отошли к Израилю (Северо-Западный Негев, Северная Галилея, так называемый «иерусалимский коридор» и район Беэр-Шевы), Иордании (Западный берег реки Иордан) и Египту (сектор Газа). Ни одна из этих трех стран не была заинтересована в создании палестинского государства и не сделала ни малейших шагов в этом направлении. В июне 1967 г. ситуация кардинальным образом изменилась: захватив Западный берег Иордана и сектор Газа, где жили тогда более 600 тысяч палестинских арабов, Израиль вольно или невольно оказался единственным препятствием для создания независимого палестинского государства. Тот факт, что на протяжении 19 предшествующих лет ни Египет, ни Иордания не предоставили палестинцам не только государственности, но даже и автономии, был быстро забыт, а Израиль был объявлен средоточием мирового зла.

Уже 1 сентября 1967 г. состоявшаяся в Хартуме конференция Лиги арабских государств приняла решение, значительно осложнившее поиск решения арабо-израильского урегулирования: нет – переговорам с Израилем, нет – признанию Израиля, нет – миру с Израилем. Ситуация, бывшая и без того напряженной, обострилась еще больше. Именно в результате Шестидневной войны произошла кристаллизация политической идентичности палестинских арабов: если раньше они действовали против Израиля в рамках той войны, которую вели против него арабские страны, то теперь они, оказавшись под юрисдикцией Израиля, в собственных глазах, в глазах международного сообщества и всего арабского мира, стали самостоятельной политической единицей. Одновременно с этим организация ФАТХ из небольшого партизанского отряда, поддерживаемого Египтом и Сирией и используемого для провокационных вылазок в глубь израильской территории, превратилась в повсеместно признанного выразителя чаяний палестинского народа. Ни одна арабская страна и прежде официально не признала право Израиля на существование в безопасных границах, однако обострение проблемы палестинских арабов в результате Шестидневной войны придало этой непримиримой позиции видимость легитимности.

Хотя в результате Шестидневной войны под контролем Израиля оказались значительные территории, руководство страны не приняло решения о распространении на них израильской юрисдикции. Так сложилась беспрецедентная в современном мире ситуация, во многом продолжающаяся до сих пор: под контролем израильских войск оказались земли, даже с израильской точки зрения не являющиеся частью территории страны, на которых живут люди, 90 % которых не имеют израильского гражданства.

Единственной категорией жителей Западного берега (Иудеи и Самарии) и сектора Газа, имеющими израильское гражданство, являются еврейские поселенцы. Кроме Восточного Иерусалима израильская юрисдикция была распространена только на Голанские высоты (специальным законом, принятым Кнессетом 15 декабря 1981 года). Синайский полуостров был в 1979–1982 гг. поэтапно возвращен Египту, в Газе и в городах Западного берега в 1993–1995 гг. была создана Палестинская национальная администрация, однако проблематичный статус большей части территорий Иудеи и Самарии остался не урегулированным.

В результате Шестидневной войны возникли три категории палестинских арабов, причем их статус практически никак не изменился до настоящего времени. Представители одной категории – палестинские беженцы, покинувшие свои дома в ходе проигранной арабами войны 1948–1949 гг., – живут в различных странах за пределами Израиля. Точная численность палестинских беженцев неизвестна, более или менее достоверные подсчеты позволяют говорить о 550–600 тысячах палестинцев, оказавшихся в 1947–1949 гг. в Ливане, Сирии, Иордании, Ираке, Египте и других странах. Однако большинство палестинских беженцев 1947–1949 гг. осело именно на территориях, завоеванных Израилем в ходе Шестидневной войны: на Западном берегу Иордана и в Газе. Сто с лишним тысяч палестинцев, оставшихся на территории Израиля, получили израильское гражданство, а после отмены в декабре 1966 года режима военных администраций – и более или менее полные гражданские права. Однако палестинцы, проживавшие на территориях, завоеванных в 1967 г., не получили израильское гражданство. Двадцать лет политического и юридического бесправия вызвали интифаду, конца которой не видно, несмотря на всевозможные предложения и уступки, инициированные израильским руководством.

За несколько дней до начала Шестидневной войны в Израиле было впервые создано правительство Национального единства, возглавляемое Леви Эшколем. Сразу после окончания войны в резолюции, принятой 19 июля 1967 года, правительство Израиля выразило готовность уйти с большей части занятых в ходе боевых действий территорий (а именно с Синайского полуострова и Голанских высот) в обмен на подписание мирного соглашения с Египтом и Сирией. Однако арабские страны не пожелали вести переговоры, ответив на протянутую руку мира тремя «нет» Хартумской конференции.

Заменившая Леви Эшколя в 1969 г. на посту главы правительства Голда Меир отличалась более «ястребиными» взглядами, чем ее предшественник. В период правления Голды Меир и Моше Даяна (занимавшего в 1967–1974 гг. ключевой пост министра обороны) мирные инициативы Л. Эшколя были преданы забвению. Предложения об отступлении из Синая в обмен на подписание израильско-египетского мирного договора, сделанные в 1969–1971 гг. государственным секретарем США Уильямом Роджерсом и выступавшим от имени ООН шведским дипломатом Гуннартом Яррингом, на этот раз были отвергнуты израильским руководством. В руководстве страны возобладало мнение, что, поскольку ни Газа, ни Западный берег не являются историческими частями Египта и Иордании и оказались в их составе лишь в результате войны 1948–1949 гг., то их присоединение к Израилю в результате новой войны вполне может быть оправдано.

Кроме того, утверждалось, что в этой войне Израиль не был агрессором, а коли так, то и не должен возвращать захваченные территории. Действительно, израильскому удару по египетскому военно-воздушному флоту предшествовало размещение египетских войск вдоль Суэцкого канала, изгнание сил ООН, призванных обеспечивать условия перемирия между Израилем и Египтом, а также блокада Тиранского пролива, которая перекрывала доступ к Эйлатскому порту. Утверждалось, что все это было равнозначно объявлению войны, и если бы Израиль не нанес удар первым, это поставило бы под угрозу само его существование. Руководители страны подчеркивали не только стратегическую значимость Иудеи и Самарии для обеспечения обороны Израиля, но и их важность в контексте многовековой истории еврейского народа. Началось поселенческое движение, арабские страны стали готовиться к новой войне, а надежды на мирное урегулирование умерли, едва зародившись.

Шестидневная война оказалась едва ли не последней по-настоящему победоносной войной в истории государства Израиль. Хотя и в последующих войнах израильские войска добивались поставленных политическим руководством целей (ЦАХАЛ закончил Войну Судного дня на подступах к Каиру и Дамаску, а в ходе Ливанской войны оккупировал Бейрут), это была последняя кампания, в ходе которой армия и до, и во время, и после боевых действий пользовалась безоговорочной поддержкой населения. Более того, в ходе Шестидневной войны инициатива в проведении военных операций принадлежала именно армейскому командованию, тогда как политическое руководство пребывало в неуверенности по поводу того, как следует поступать Израилю.

За несколько дней до начала войны тогдашний командующий ВВС Э. Вейцман, находясь в кабинете Л. Эшколя, в гневе покинул совещание, сорвав с себя погоны и бросив их на стол премьер-министра, опасавшегося отдать приказ о бомбардировке египетских объектов.

Шестидневная война является наиболее спорной в историографии арабо-израильского конфликта: каждая из сторон обвиняет другую в развязывании боевых действий. Израиль, который нанес удар первым, утверждает, что сделал это лишь постольку, поскольку его к этому вынудили, тогда как арабские страны (а вместе с ними и большинство стран мира) возлагают всю вину за начало Шестидневной войны на Израиль.

Как показывает иерусалимский историк М. Орен в своей книге «Шесть дней войны. Июнь 1967 года и становление современного Ближнего Востока», начало Шестидневной войны стало результатом целого ряда факторов, и ни один из политических и военных лидеров – ни на Ближнем Востоке, ни за его пределами – не контролировал ситуацию полностью. Вместе с тем случайной эту войну тоже назвать никак нельзя. Парадоксальным образом, важнейшая из арабо-израильских войн стала результатом фатальных несовпадений между подлинными интересами израильских и арабских лидеров и той политикой, которую они вольно или невольно проводили в жизнь.

Президент Египта Гамаль Абдель Насер получил в апреле 1967 г. от представителей Советского Союза ложное предостережение о том, что израильские войска собираются вторгнуться на сирийскую территорию. Эта дезинформация была повторена в ходе визита в Египет советской делегации, прибывшей 13 мая 1967 г. При этом советские руководители вовсе не были заинтересованы толкать арабские страны на полномасштабную войну с Израилем, но надеялись вовлечь США в еще одну авантюру, аналогичную вьетнамской. Хотя сам Насер не был уверен в способности своей армии победить Израиль, бескомпромиссная ястребиная позиция вице-президента и главнокомандующего египетских войск Абд-эль Хаким Амера, считавшего, что арабскому миру представилась великолепная возможность «избавиться от Израиля раз и навсегда», оставляла ему не так много возможностей для маневра. Насер опасался, что если Амер сумеет перехватить инициативу, его личная власть окажется под серьезной угрозой. И Насер, и Амер были многоопытными политиками, неоднократно тайно встречавшимися с израильскими политиками и военными, однако тяжелый внутренний и внешнеполитический кризис привели их к решению резко активизировать антиизраильскую риторику. Отношения между Египтом и Иорданией (равно как и между Египтом и Саудовской Аравией) были, казалось, безнадежно испорчены, в своей речи 1 мая 1967 г. Насер назвал короля Иордании Хусейна «лакеем империалистов», а уже несколько недель спустя руководители двух стран подписали договор о военной взаимопомощи.

Г.А. Насер верно рассчитал, что раскручивание маховика антиизраильской пропагандистской машины резко повысит его статус как внутри страны, так и в арабском мире в целом.

Подогреваемый своим генералитетом и полученной от Советского Союза ложной информацией (не следует забывать и того факта, что он зависел от поставляемого Советским Союзом оружия), Насер переправил египетские войска на Синайский полуостров и сосредоточил их в непосредственной близости от израильской границы. Несмотря на требования Амера, Насер поначалу вовсе не планировал наносить удар по Израилю. Он рассматривал этот шаг как предупреждение Израилю на случай агрессивных поползновений последнего. Однако, не зная подробностей закулисных перипетий, способствовавших эскалации напряженности в регионе, население арабских стран, и, прежде всего, Египта, Сирии и Иордании, начало видеть в происходящем приближение долгожданного «джихада». Правящая в Сирии военная хунта пользовалась достаточно узкой поддержкой населения и удерживала власть в основном при помощи репрессивных методов, которые, в отсутствие идеологической подпорки, были весьма ненадежными.

В Иордании тридцатилетний король Хусейн находился в еще более сложной ситуации. Опирающаяся на бедуинское меньшинство монархия, в окружении враждебного палестинского большинства, не могла продержаться долгое время. И король Хусейн, который в 1951 г. наблюдал смерть своего дедушки короля Абдаллы I от рук палестинцев, понимал это лучше, чем кто бы то ни было. Эскалация израильско-палестинско-иорданского противостояния произошла после того, как 10 ноября 1966 г. трое израильских полицейских подорвались на мине, заложенной боевиками ФАТХ неподалеку от Хеврона. Король Иордании Хусейн направил израильскому правительству соболезнования по поводу случившегося через американского посла в Тель-Авиве. Однако письмо дошло до него как раз перед наступлением субботы, и он решил подождать с передачей письма еще сутки. Промедление оказалось роковым, поскольку именно в эту субботу Израиль решил предпринять акцию возмездия против деревенских жителей Западного берега реки Иордан, которые, предположительно, укрывали у себя террористов. Израильские подразделения, посланные на эту акцию, столкнулись с иорданскими солдатами близ города Саму, что завершилось потерями с обеих сторон. Палестинцы, вместо того чтобы искать у короля Хусейна защиты от израильских войск, подняли против него восстание, которое было жестоко подавлено иорданским легионом. Этот эпизод послужил толчком к эскалации конфликта, поскольку обострил отношения между палестинским населением Иордании и королем Хусейном, а также настроил последнего против Израиля.

На протяжении пятнадцати лет (!) Г.А. Насер и король Хусейн вели переговоры с израильскими представителями (как до них – король Фарук и король Абдалла), однако изменение внутри– и внешнеполитической ситуации подвигло их к решению попытаться в прямом смысле слова сбросить Израиль в море. Расстояние от переговоров до войны оказалось необычайно коротким.

Примечательно, что отправной точкой для военного конфликта послужила начатая египетскими войсками блокада Тиранского пролива. США, которые восприняли эту акцию как захват международного водного пространства, потребовали немедленно снять блокаду. В Пентагоне начали раздаваться голоса, требовавшие отправки в Тиранский пролив вооруженной армады. Насер же при всем желании не мог немедленно вывести свои войска из Синая и снять блокаду, как того требовали США, ибо такой шаг означал бы признание своего поражения, что вполне могло бы закончиться для него фатально. Американская поддержка Израиля не смогла предотвратить надвигавшуюся войну.

Как пишет М. Орен, «кроме одного-единственного шага – уничтожения египетской авиации, никакой другой этап этого конфликта не был заранее спланирован». Израиль одним ударом полностью уничтожил египетские военно-воздушные силы, которые не успели подняться в воздух и оказать какое бы то ни было сопротивление, затем – двинул бронетанковые войска в направлении Суэцкого канала и захватил сектор Газа. После атаки на египетском и сирийском направлениях, когда расклад сил стал предельно ясен, Израиль предложил королю Хусейну остаться в стороне и не ввязываться в конфликт. Однако тот предпочел конфронтацию с Израилем конфронтации со своими подданными. Эта ошибка стоила королю Хусейну всего Западного берега реки Иордан.

Как заметил тогдашний государственный секретарь США Дин Раск, в 1967 г. «психология священной войны» арабов столкнулась с «апокалиптической психологией» израильтян. И сегодня «священная война» является ключевым моментом в отношении арабского мира к Израилю и к Америке. «Миллионы арабов готовы к тому, чтобы разрушить все планы Америки, все заводы и фабрики Америки, положить конец самому существованию Америки», – провозглашало каирское радио накануне Шестидневной войны. Египет давно уже не получает советское оружие, являясь одной из наиболее проамериканских стран на Ближнем Востоке, однако знамя панарабизма, панисламизма и антиамериканизма высоко реет над значительным числом стран арабского мира. Когда в Нью-Йорке под завалами двух крупнейших небоскребов погибли тысячи людей (хотя подданных Израиля, по некоторым данным, среди них почти не было), палестинцы отмечали это событие праздничными шествиями и импровизированными фейерверками. Иными словами, конфликт цивилизаций и не думает затухать.

В последние годы израильское руководство (А. Шарон), поняв необходимость размежевания двух психологически несовместимых обществ, старается отделить Палестинскую автономию от собственно Израиля и вернуть израильских граждан с освоенных ими палестинских земель. Как ни странно, против возведения стены выступают в первую очередь палестинцы, недовольные закрытием для них Израиля.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

info.wikireading.ru

Шестидневная война — это… Что такое Шестидневная война?

Шестидневная война (ивр. מלחמת ששת הימים‎, Мильхемет Шешет ха-Йамим; араб. حرب الأيام الستة‎‎, Ḥarb al‑Ayyam as‑Sitta или араб. حرب 1967‎‎, Ḥarb 1967) — война на Ближнем Востоке между Израилем, с одной стороны, и Египтом, Сирией, Иорданией, Ираком и Алжиром с другой (5 — 10 июня 1967).

Предшествующие события

  • В ноябре 1966 Египет и Сирия заключают союз.
  • Израиль объявляет, что в случае закрытия Тиранского пролива, вывода войск безопасности ООН (UNEF), отправки иракских войск в Египет и подписания военного пакта между Египтом и Иорданией оставляет за собой право начать военные действия.
  • 16 мая 1967 Египет обвиняет Израиль в угрозе агрессии по отношению к Сирии и подтягивает к границе на Восточном Синае несколько дивизий.
  • 17 мая Иордания начинает мобилизацию.
  • 18 мая Египет требует от ООН вывести войска безопасности ООН, патрулировавшие линию прекращения огня 1948—1956 гг. Генеральный секретарь ООН У Тан немедленно отдаёт распоряжение вывести войска. В тот же день начинается мобилизация в Кувейте.
  • 19 мая войска ООН выведены, в Израиле проводится частичная мобилизация.
  • 20 мая частичная мобилизация в Израиле завершена.
  • 22 мая президент Египта Насер, разместив гарнизон в Шарм-эль-Шейхе, объявляет блокаду Тиранского пролива, закрыв израильский порт Эйлат. Насер заявляет: «Если Израиль хочет войны — Ахлан ва-Сахлан![1]»
  • 23 мая Саудовская Аравия объявляет о готовности принять участие в военном конфликте.
  • 24 мая Иордания завершает мобилизацию.
  • 28 мая Судан проводит мобилизацию.
  • 29 мая алжирские войска направляются в Египет.
  • 30 мая Египет и Иордания подписывают договор о взаимопомощи, и Египет направляет генерала Абдул-Монейм-Риада принять командование силами союзников на Иорданском фронте.
  • 31 мая иракские войска направлены в Иорданию.
  • 4 июня в телефонных переговорах между королем Иордании Хусейном и Насером, перехваченных Израилем, Хусейн соглашается поддержать Египет и обвинить США в пособничестве Израилю — он, однако, быстро отказывается от своего намерения, когда запись их беседы становится достоянием гласности. Большинство арабских государств, кроме Иордании, разрывают дипломатические отношения с США.

Ход войны

Операции на Синайском фронте

Операции на Синайском фронте

5 июня. Начало войны. С согласия премьер-министра Эшколя министром обороны Израиля генералом Моше Даяном и начальником генерального штаба генерал-лейтенантом Ицхаком Рабином было принято решение нанести воздушный и наземный удары. Рано утром израильские ВВС, находясь над восточной частью Средиземного моря, повернули на юг и нанесли удары по всем аэродромам Египта, фактически уничтожив египетские ВВС. Позднее были разгромлены ВВС Иордании и Сирии, нанесен значительный ущерб иракским ВВС в районе Мосула.

5 июня. Первый день. Развёрнутые вдоль фронта по оси север-юг израильские войска были усилены механизированной дивизией полковника Эхуда Решефа, механизированой дивизией генерал-майора Исраэля Таля, механизированой дивизией генерал-майора Ариэля Шарона, бронетанковой дивизией генерал-майора Авраама Йоффе. Дивизия Таля начала наступление броском Хан-Юнис — Рафах — Эль-Ариш, бригада Решефа двинулась на юг, в Газу, дивизия Шарона усилила давление против укреплений в районе Абу-Агейла — Куссейма. Днем позже Йоффе нанес удар между дивизиями Таля и Шарона в центр Синая.

6 июня. Второй день. Газа сдалась Решефу ок. 12:00. Шарон, захвативший Абу-Агейлу, отправляет часть своих войск очистить Рафах и Эль-Ариш, с остальными войсками он совершает бросок к ущелью Митла. Йоффе после скоротечного боя восточнее Бир Лахфана успешно атаковал основные египетские силы в центре Синая в Джебель-Либни. Египетский главнокомандующий отдает приказ об отступлении всех войск с Синая, что усугубило деморализацию, начатую превентивными воздушными атаками.

7 июня. Третий день. Основные силы Таля подошли к Бир-Гифгафу, его северные спец. силы двигались на Румани. Передовая бригада Йоффе, дойдя до восточного края ущелья Митла, оставшись без топлива и боеприпасов, остановилась и была окружена отступавшими египетскими частями. Другая часть бригады двинулась на выручку к окруженным. Шарон вышел к Нахлю, другие подразделения очистили Северо-Восточный Синай, а воздушный и водно-сухопутный десанты захватили Шарм-эль-Шейх.

8 июня. Четвёртый день. Египетские бронетанковые части пытались прикрыть отступление, но были легко отброшены Талем, продолжавшим давление на Суэцкий канал между Кантарой и Исмаилией. Дивизия Йоффе, воссоединившись, прорвалась через ущелье Митла и подошла к каналу с противоположной от Порт-Суэца стороны. После ускоренного марша через пустыню дивизия Шарона взяла Нахль и последовала за Йоффе в ущелье Митла. Несмотря на остававшиеся в изоляции египетские части, Синай полностью был в руках израильтян.

9 июня. Пятый день. Прекращение огня. СБ ООН добился прекращения огня. Израиль прекратил огонь немедленно, Египет — на следующий день.

Операции на Иорданском фронте

Операции на Иорданском фронте

Израильская стратегия подразумевала избегать операций против Иордании и Сирии, пока не будет одержана победа на Синайском фронте. В то же время Израиль стремился установить контроль над Иерусалимом. Несмотря на это, королю Хуссейну было предложено сохранять нейтралитет в обмен на обещание о ненападении, но арабское давление заставляло короля вступить в войну, а недавнее соглашение с Насером делало нейтралитет невозможным. Очевидно, он надеялся, что его дальнобойные пушки (155-мм «Long Tom»), направленные на Тель-Авив, удовлетворят союзников, не спровоцировав Израиль. Однако эти орудия представляли угрозу ВПП основной израильской северной авиабазы в Рамат-Давиде. Исходя из этого, после начала обстрела[2] Израилем было принято решение об операциях против Иордании.

Битва за Иерусалим

5 июня. Первый день. В Иерусалиме уже шли спорадические бои. Подкрепление, направленное бригадным генералом Узи Наркисом командующему центральными силами, позволило тому начать наступление силами трёх бригад. Главными в операции были парашютисты подразделений полковника Мордехая (Моты) Гура. В тот же день они приблизились к стенам Старого города, где гарнизоном командовал иорданский бригадный генерал Ата Али.

6 июня. Второй день. Израильское наступление на Старый город было остановлено сильным и упорным сопротивлением. Тем не менее, окружение города было завершено — части танковой бригады захватили Рамаллу на севере, другая бригада заняла Латрун на юго-западе. Впервые после 1947 г. дорога Тель-Авив — Иерусалим была открыта для израильского движения.

7 июня. Третий день. Полковник Гур штурмом взял Старый город. Около полудня был захвачен Вифлеем, чуть позже — Гуш Эцион. Обе стороны принимают предложение СБ ООН о прекращении огня с 20:00.

Дженин-Наблусское сражение

5 июня. Первый день. Израильские Северные силы, возглавляемые генерал-майором Давидом Элазаром, приблизительно составляли две с половиной бригады. К полуночи одна дивизия и усиленная танковая бригада подходили к Дженину.

6 июня. Второй день. В результате тяжелого сражения Дженин взят.

7 июня. Третий день. Израильтяне, продолжая натиск на Наблус, после кровопролитного сражения овладели им. Сильно поредевшие иорданские силы переправились через реку Иордан, где оставались до прекращения огня.

Операции на Сирийском фронте

Операции на Сирийском фронте

5 − 8 июня. Первый — четвёртый день. Голанские высоты удерживали шесть сирийских бригад (с шестью в резерве) на востоке Кунейтры. Вечером 5 июня ударами израильских ВВС было уничтожено приблизительно две трети всех сирийских ВВС. В течение четырёх дней происходили артиллерийские дуэли, стороны не предпринимали попыток завладеть инициативой.

9 июня. Пятый день. Элазар получил приказ срочно начать наступление рано утром. Он сконцентрировал войска для первоначального броска через район Дан-Баниас севернее Голанского плато, вдоль подножия горы Хермон. К ночи эти силы прорвали сирийскую оборону, и три бригады вышли на плато рано утром следующего дня. Одновременно другие части пробивались через холмы севернее озера Кинерет, и Элазар отдал приказ частям, недавно сражавшимся в Дженин-Наблусском районе, двигаться на север и ударить по Голанским высотам южнее озера.

10 июня. Шестой день. Израильтяне прорвались через сирийскую оборону на севере Голанских высот, затем усилили лобовую атаку через плато, чтобы подойти к Кунейтре с севера, запада и юго-запада. Одновременно группа войск, передислоцированная с Иорданского фронта, угрожала Кунейтре с юга. К вечеру Кунейтра была окружена, и бронетанковое подразделение вошло в город.

Прекращение огня вступило в силу в 19:30.

Потери воюющих сторон

С израильской стороны. По различным данным Израиль потерял в этой войне убитыми порядка 800 человек (по данным израильского МИД — 776 человек).

Со стороны арабских стран, принимавших участие в боевых действиях

  • Египет — 11 500 погибших[3] (по некоторым оценкам — до 15 тыс.), 20 000 раненых[4], 5500 пленных[5].
  • Иордания — 696 погибших, 421 раненый, 2000 пропавших без вести[6].
  • Сирия — от 1000[7] до 2500 погибших, 5000 раненых[8].
  • Ирак — 10 погибших, 30 раненых[9].

Вооружение

тип Со стороны арабских стран Израиль
Танки Т-54/Т-55, ШтуГ III, Шерман, ПТ-76 Шерман, M48, Центурион, M51-Супершерман, Самолеты МиГ-21, МиГ-19, МиГ-17, Су-7, Ту-16, Ил-28 Сюд Авиасион Вотур II, Мираж III, Ураган, Мистэр IV, Супер Мистэр
Вертолёты Ми-4, Ми-6, Ми-8

Дипломатические последствия

9 июня — в Москве проходит совещание руководителей правящих партий и правительств Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши, Румынии, СССР, Чехословакии и Югославии.

10 июня — Болгария, Венгрия, Польша, СССР, Чехословакия, Югославия разрывают дипломатические отношения с Израилем (Румыния воздержалась от такого шага, а ГДР не имела с Израилем дипломатических отношений).

17 июня — 21 июля — в Нью-Йорке проходит 5-я чрезвычайная специальная сессия Генеральной Ассамблеи ООН, созванная по предложению СССР. Ни один из трех проектов резолюции по поводу арабо-израильского конфликта не принят. 4 и 14 июля приняты три резолюции по защите гражданского населения и статусу Иерусалима. Формально 21 июля сессия была лишь прервана, а официально закрыта 18 сентября.

22 ноября — Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию 242, требующую «установления справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке, который должен включать применение обоих нижеследующих принципов: 1. вывод израильских вооружённых сил с территорий, оккупированных во время недавнего конфликта 2. прекращение всех претензий или состояний войны и уважение и признание суверенитета, территориальной целостности и политической независимости каждого государства в данном районе и их права жить в мире в безопасных и признанных границах, не подвергаясь угрозам силой или её применению».

В различных странах арабского мира прошли массовые манифестации в поддержку Сирии, Иордании и Египта, в ряде случаев имели место беспорядки и нападения на офисы европейских и американских компаний.

Примечания

  1. араб. ‎‎Добро пожаловать!
  2. Б. Тененбаум. Знаменитая арабо-израильская война 1967 года
  3. Bowen, Jeremy. Six Days: How the 1967 War Shaped the Middle East. London: Simon & Schuster, 2003. P. 270.
  4. Stone, David. Wars of the Cold War. Brassey’s, 2004. P. 219.
  5. Hopwood, Derek. Egypt: Politics and Society. London: Routledge, 1991. P. 76.
  6. Страны Ближнего Востока: Справочник. — К.: Политиздат Украины, 1990. С. 105.
  7. Лаффин Дж. Израильская армия в конфликтах на Ближнем Востоке. 1948—1973. — М.: АСТ, Астрель, 2002. С. 26.
  8. Stone, pp. 221—222.
  9. Makiya, Kanan. Republic of Fear: The Politics of Modern Iraq. University of California Press, 1998. P. 48.

См. также

Литература

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Шестидневная война (арабо-израильский конфликт) / 100 великих событий XX века

Уже в первые месяцы 1966 года стало ясно, что соседи Израиля интенсивно готовятся к военной эскалации в регионе. Увеличилось количество вооружённых столкновений на границах с Сирией и Иорданией, возросло число израильтян, пострадавших в результате террористических атак. Сирийцы, контролировавшие Голанские высоты, вели непрекращающиеся артиллерийские обстрелы израильских населённых пунктов.

15 мая 1967 года египетские войска продвинулись к границам Израиля на Синае. 18 мая египтяне изгнали миротворческие силы ООН, находившиеся на границе с Израилем. 22 мая египтяне закрыли пролив Тираны для израильского судоходства. 25 мая, подталкиваемые Египтом, Сирия, Иордания, Ирак и Саудовская Аравия начали стягивание войск к израильским границам. Двумя днями позже президент Египта Насер заявил: «Наша фундаментальная цель — разрушение и уничтожение Израиля. Арабский народ жаждет битвы… Минирование Шарм-эль-Шейха — это объявление войны». Вслед за подписанием в 1966 году египетско-сирийского «оборонного» пакта, Египет подписал подобные соглашения с Иорданией 30 мая и с Ираком 4 июня 1967 года, таким образом полностью изолировав Израиль.

Шестидневная война занимает особое место в истории государства Израиль. Можно без преувеличения сказать, что геополитическая карта современного Ближнего Востока является прямым следствием этих потрясших мир шести дней.

Арабо-израильские войны (причём значительно более кровопролитные) были и до, и после, однако целый ряд факторов выделяют Шестидневную войну в бесконечном ряду арабо-израильского противостояния.

В результате этой войны территория, находящаяся под контролем Израиля, увеличилась более чем втрое. Согласно признанным международным сообществом соглашениям о прекращении огня, заключённым Израилем и арабскими странами после Войны за независимость, территория страны составляла немногим более двадцати с половиной тысяч квадратных километров. В ходе Шестидневной войны Израиль завладел Синайским полуостровом (площадью более 60 тысяч км2), Голанскими высотами (1 200 км2), Западным берегом реки Иордан (более 6 тысяч км2), небольшим, но густо заселённым сектором Газа, и, что самое главное, Восточным Иерусалимом, включая Старый город. Немедленно по окончании войны Восточный Иерусалим был аннексирован, после чего 28 июня 1967 года объединённый город был провозглашён единой и неделимой столицей страны. Этот статус древнего города был зафиксирован позднее в первой статье принятого 5 августа 1980 года Основного закона о Иерусалиме — столице Израиля.

Символическое значение победной для Израиля Шестидневной войны невозможно переоценить: после многих столетий изгнания объединённый Иерусалим оказался под контролем еврейского государства.

Именно в результате Шестидневной войны под контролем Израиля оказываются все территории, на которых, согласно резолюции Генеральной ассамблеи ООН № 181 от 29 ноября 1947 года, должно было быть создано палестинское государство. После проигранной арабами войны 1948–1949 года эти территории отошли к Израилю (Северо-Западный Негев, Северная Галилея, так называемый «иерусалимский коридор» и район Беэр-Шевы), Иордании (Западный берег реки Иордан) и Египту (сектор Газа).

Ни одна из этих трёх стран не была заинтересована в создании палестинского государства и не сделала ни малейших шагов в этом направлении. В июне 1967 года ситуация кардинальным образом изменилась: захватив Западный берег Иордана и сектор Газа, где жили тогда более 600 тысяч палестинских арабов, Израиль вольно или невольно оказался единственным препятствием для создания независимого палестинского государства. Тот факт, что на протяжении 19 предшествующих лет ни Египет, ни Иордания не предоставили палестинцам не только государственности, но даже и автономии, был быстро забыт, а Израиль был объявлен средоточием мирового зла.

Уже 1 сентября 1967 года состоявшаяся в Хартуме конференция Лиги арабских государств приняла решение, значительно осложнившее поиск решения арабо-израильского урегулирования: нет — переговорам с Израилем, нет — признанию Израиля, нет — миру с Израилем. Ситуация, бывшая и без того напряжённой, обострилась ещё больше.

Именно в результате Шестидневной войны произошла кристаллизация политической идентичности палестинских арабов: если раньше они действовали против Израиля в рамках той войны, которую вели против него арабские страны, то теперь они, оказавшись под юрисдикцией Израиля, в собственных глазах, в глазах международного сообщества и всего арабского мира, стали самостоятельной политической единицей. Одновременно с этим организация ФАТХ из небольшого партизанского отряда, поддерживаемого Египтом и Сирией и используемого для провокационных вылазок в глубь израильской территории, превратилась в повсеместно признанного выразителя чаяний палестинского народа. Ни одна арабская страна и прежде официально не признала право Израиля на существование в безопасных границах, однако обострение проблемы палестинских арабов в результате Шестидневной войны придало этой непримиримой позиции видимость легитимности.

Хотя в результате Шестидневной войны под контролем Израиля оказались значительные территории, руководство страны не приняло решения о распространении на них израильской юрисдикции. Так сложилась беспрецедентная в современном мире ситуация, во многом продолжающаяся до сих пор: под контролем израильских войск оказались земли, даже с израильской точки зрения не являющиеся частью территории страны, на которых живут люди, 90% которых не имеют израильского гражданства.

Единственной категорией жителей Западного берега (Иудеи и Самарии) и сектора Газа, имеющими израильское гражданство, являются еврейские поселенцы. Кроме Восточного Иерусалима израильская юрисдикция была распространена только на Голанские высоты (специальным законом, принятым Кнессетом 15 декабря 1981 года). Синайский полуостров был в 1979–1982 году поэтапно возвращён Египту, в Газе и в городах Западного берега в 1993–1995 годов была создана Палестинская национальная администрация, однако проблематичный статус большей части территорий Иудеи и Самарии остался не урегулированным.

В результате Шестидневной войны возникли три категории палестинских арабов, причём их статус практически никак не изменился до настоящего времени. Представители одной категории — палестинские беженцы, покинувшие свои дома в ходе проигранной арабами войны 1948–1949 годов, — живут в различных странах за пределами Израиля. Точная численность палестинских беженцев неизвестна, более или менее достоверные подсчёты позволяют говорить о 550–600 тысячах палестинцев, оказавшихся в 1947–1949 годах в Ливане, Сирии, Иордании, Ираке, Египте и других странах. Однако большинство палестинских беженцев 1947–1949 годах осело именно на территориях, завоёванных Израилем в ходе Шестидневной войны: на Западном берегу Иордана и в Газе.

Сто с лишним тысяч палестинцев, оставшихся на территории Израиля, получили израильское гражданство, а после отмены в декабре 1966 года режима военных администраций — и более или менее полные гражданские права. Однако палестинцы, проживавшие на территориях, завоёванных в 1967 году, не получили израильское гражданство. Двадцать лет политического и юридического бесправия вызвали интифаду, конца которой не видно, несмотря на всевозможные предложения и уступки, инициированные израильским руководством.

За несколько дней до начала Шестидневной войны в Израиле было впервые создано правительство Национального единства, возглавляемое Леви Эшколем. Сразу после окончания войны в резолюции, принятой 19 июля 1967 года, правительство Израиля выразило готовность уйти с большей части занятых в ходе боевых действий территорий (а именно с Синайского полуострова и Голанских высот) в обмен на подписание мирного соглашения с Египтом и Сирией. Однако арабские страны не пожелали вести переговоры, ответив на протянутую руку мира тремя «нет» Хартумской конференции.

Заменившая Леви Эшколя в 1969 году на посту главы правительства Голда Меир отличалась более «ястребиными» взглядами, чем её предшественник. В период правления Голды Меир и Моше Даяна (занимавшего в 1967–1974 годах ключевой пост министра обороны) мирные инициативы Л. Эшколя были преданы забвению. Предложения об отступлении из Синая в обмен на подписание израильско-египетского мирного договора, сделанные в 1969–1971 годах государственным секретарём США Уильямом Роджерсом и выступавшим от имени ООН шведским дипломатом Гуннартом Яррингом, на этот раз были отвергнуты израильским руководством. В руководстве страны возобладало мнение, что, поскольку ни Газа, ни Западный берег не являются историческими частями Египта и Иордании и оказались в их составе лишь в результате войны 1948–1949 годах, то их присоединение к Израилю в результате новой войны вполне может быть оправдано.

Кроме того, утверждалось, что в этой войне Израиль не был агрессором, а коли так, то и не должен возвращать захваченные территории. Действительно, израильскому удару по египетскому военно-воздушному флоту предшествовало размещение египетских войск вдоль Суэцкого канала, изгнание сил ООН, призванных обеспечивать условия перемирия между Израилем и Египтом, а также блокада Тиранского пролива, которая перекрывала доступ к Эйлатскому порту.

Утверждалось, что все это было равнозначно объявлению войны, и если бы Израиль не нанёс удар первым, это поставило бы под угрозу само его существование. Руководители страны подчёркивали не только стратегическую значимость Иудеи и Самарии для обеспечения обороны Израиля, но и их важность в контексте многовековой истории еврейского народа. Началось поселенческое движение, арабские страны стали готовиться к новой войне, а надежды на мирное урегулирование умерли, едва зародившись.

Шестидневная война оказалась едва ли не последней по-настоящему победоносной войной в истории государства Израиль. Хотя и в последующих войнах израильские войска добивались поставленных политическим руководством целей (ЦАХАЛ закончил Войну Судного дня на подступах к Каиру и Дамаску, а в ходе Ливанской войны оккупировал Бейрут), это была последняя кампания, в ходе которой армия и до, и во время, и после боевых действий пользовалась безоговорочной поддержкой населения. Более того, в ходе Шестидневной войны инициатива в проведении военных операций принадлежала именно армейскому командованию, тогда как политическое руководство пребывало в неуверенности по поводу того, как следует поступать Израилю.

За несколько дней до начала войны тогдашний командующий ВВС Э. Вейцман, находясь в кабинете Л. Эшколя, в гневе покинул совещание, сорвав с себя погоны и бросив их на стол премьер-министра, опасавшегося отдать приказ о бомбардировке египетских объектов.

Шестидневная война является наиболее спорной в историографии арабо-израильского конфликта: каждая из сторон обвиняет другую в развязывании боевых действий. Израиль, который нанёс удар первым, утверждает, что сделал это лишь постольку, поскольку его к этому вынудили, тогда как арабские страны (а вместе с ними и большинство стран мира) возлагают всю вину за начало Шестидневной войны на Израиль.

Как показывает иерусалимский историк М. Орен в своей книге «Шесть дней войны. Июнь 1967 года и становление современного Ближнего Востока», начало Шестидневной войны стало результатом целого ряда факторов, и ни один из политических и военных лидеров — ни на Ближнем Востоке, ни за его пределами — не контролировал ситуацию полностью. Вместе с тем случайной эту войну тоже назвать никак нельзя. Парадоксальным образом, важнейшая из арабо-израильских войн стала результатом фатальных несовпадений между подлинными интересами израильских и арабских лидеров и той политикой, которую они вольно или невольно проводили в жизнь.

Президент Египта Гамаль Абдель Насер получил в апреле 1967 года от представителей Советского Союза ложное предостережение о том, что израильские войска собираются вторгнуться на сирийскую территорию. Эта дезинформация была повторена в ходе визита в Египет советской делегации, прибывшей 13 мая 1967 года. При этом советские руководители вовсе не были заинтересованы толкать арабские страны на полномасштабную войну с Израилем, но надеялись вовлечь США в ещё одну авантюру, аналогичную вьетнамской. Хотя сам Насер не был уверен в способности своей армии победить Израиль, бескомпромиссная ястребиная позиция вице-президента и главнокомандующего египетских войск Абд-эль Хаким Амера, считавшего, что арабскому миру представилась великолепная возможность «избавиться от Израиля раз и навсегда», оставляла ему не так много возможностей для маневра. Насер опасался, что если Амер сумеет перехватить инициативу, его личная власть окажется под серьёзной угрозой. И Насер, и Амер были многоопытными политиками, неоднократно тайно встречавшимися с израильскими политиками и военными, однако тяжёлый внутренний и внешнеполитический кризис привели их к решению резко активизировать антиизраильскую риторику. Отношения между Египтом и Иорданией (равно как и между Египтом и Саудовской Аравией) были, казалось, безнадёжно испорчены, в своей речи 1 мая 1967 года Насер назвал короля Иордании Хусейна «лакеем империалистов», а уже несколько недель спустя руководители двух стран подписали договор о военной взаимопомощи.

Г. А. Насер верно рассчитал, что раскручивание маховика антиизраильской пропагандистской машины резко повысит его статус как внутри страны, так и в арабском мире в целом.

Подогреваемый своим генералитетом и полученной от Советского Союза ложной информацией (не следует забывать и того факта, что он зависел от поставляемого Советским Союзом оружия), Насер переправил египетские войска на Синайский полуостров и сосредоточил их в непосредственной близости от израильской границы. Несмотря на требования Амера, Насер поначалу вовсе не планировал наносить удар по Израилю. Он рассматривал этот шаг как предупреждение Израилю на случай агрессивных поползновений последнего. Однако, не зная подробностей закулисных перипетий, способствовавших эскалации напряжённости в регионе, население арабских стран, и, прежде всего, Египта, Сирии и Иордании, начало видеть в происходящем приближение долгожданного «джихада». Правящая в Сирии военная хунта пользовалась достаточно узкой поддержкой населения и удерживала власть в основном при помощи репрессивных методов, которые, в отсутствие идеологической подпорки, были весьма ненадёжными.

В Иордании тридцатилетний король Хусейн находился в ещё более сложной ситуации. Опирающаяся на бедуинское меньшинство монархия, в окружении враждебного палестинского большинства, не могла продержаться долгое время.

И король Хусейн, который в 1951 году наблюдал смерть своего дедушки короля Абдаллы I от рук палестинцев, понимал это лучше, чем кто бы то ни было. Эскалация израильско-палестинско-иорданского противостояния произошла после того, как 10 ноября 1966 года трое израильских полицейских подорвались на мине, заложенной боевиками ФАТХ неподалёку от Хеврона.

Король Иордании Хусейн направил израильскому правительству соболезнования по поводу случившегося через американского посла в Тель-Авиве. Однако письмо дошло до него как раз перед наступлением субботы, и он решил подождать с передачей письма ещё сутки. Промедление оказалось роковым, поскольку именно в эту субботу Израиль решил предпринять акцию возмездия против деревенских жителей Западного берега реки Иордан, которые, предположительно, укрывали у себя террористов. Израильские подразделения, посланные на эту акцию, столкнулись с иорданскими солдатами близ города Саму, что завершилось потерями с обеих сторон. Палестинцы, вместо того чтобы искать у короля Хусейна защиты от израильских войск, подняли против него восстание, которое было жестоко подавлено иорданским легионом. Этот эпизод послужил толчком к эскалации конфликта, поскольку обострил отношения между палестинским населением Иордании и королём Хусейном, а также настроил последнего против Израиля.

На протяжении пятнадцати лет (!) Г.А. Насер и король Хусейн вели переговоры с израильскими представителями (как до них — король Фарук и король Абдалла), однако изменение внутри— и внешнеполитической ситуации подвигло их к решению попытаться в прямом смысле слова сбросить Израиль в море. Расстояние от переговоров до войны оказалось необычайно коротким.

Примечательно, что отправной точкой для военного конфликта послужила начатая египетскими войсками блокада Тиранского пролива. США, которые восприняли эту акцию как захват международного водного пространства, потребовали немедленно снять блокаду. В Пентагоне начали раздаваться голоса, требовавшие отправки в Тиранский пролив вооружённой армады. Насер же при всем желании не мог немедленно вывести свои войска из Синая и снять блокаду, как того требовали США, ибо такой шаг означал бы признание своего поражения, что вполне могло бы закончиться для него фатально. Американская поддержка Израиля не смогла предотвратить надвигавшуюся войну.

Как пишет М. Орен, «кроме одного-единственного шага — уничтожения египетской авиации, никакой другой этап этого конфликта не был заранее спланирован». Израиль одним ударом полностью уничтожил египетские военно-воздушные силы, которые не успели подняться в воздух и оказать какое бы то ни было сопротивление, затем — двинул бронетанковые войска в направлении Суэцкого канала и захватил сектор Газа. После атаки на египетском и сирийском направлениях, когда расклад сил стал предельно ясен, Израиль предложил королю Хусейну остаться в стороне и не ввязываться в конфликт. Однако тот предпочёл конфронтацию с Израилем конфронтации со своими подданными. Эта ошибка стоила королю Хусейну всего Западного берега реки Иордан.

Как заметил тогдашний государственный секретарь США Дин Раск, в 1967 году «психология священной войны» арабов столкнулась с «апокалиптической психологией» израильтян. И сегодня «священная война» является ключевым моментом в отношении арабского мира к Израилю и к Америке. «Миллионы арабов готовы к тому, чтобы разрушить все планы Америки, все заводы и фабрики Америки, положить конец самому существованию Америки», — провозглашало каирское радио накануне Шестидневной войны. Египет давно уже не получает советское оружие, являясь одной из наиболее проамериканских стран на Ближнем Востоке, однако знамя панарабизма, панисламизма и антиамериканизма высоко реет над значительным числом стран арабского мира. Когда в Нью-Йорке под завалами двух крупнейших небоскрёбов погибли тысячи людей (хотя подданных Израиля, по некоторым данным, среди них почти не было), палестинцы отмечали это событие праздничными шествиями и импровизированными фейерверками. Иными словами, конфликт цивилизаций и не думает затухать.

В последние годы израильское руководство (А. Шарон), поняв необходимость размежевания двух психологически несовместимых обществ, старается отделить Палестинскую автономию от собственно Израиля и вернуть израильских граждан с освоенных ими палестинских земель. Как ни странно, против возведения стены выступают в первую очередь палестинцы, недовольные закрытием для них Израиля.


www.publicevents.ru

Шестидневная война на Ближнем Востоке (1967 год)

В 7 часов 10 минут 5 июня 1967 года части израильских войск под командованием генералов Таля, Иоффе и Шарона вторглись на территорию Египта, Сирии и Иордании. В 8 часов 12 минут израильские бомбы обрушились на 25 египетских аэродромов и военную базу «Кайра-вест».

Было полностью уничтожено 360 арабских самолетов на земле и тем самым обеспечено полное господство израильских ВВС в воздухе. Эта операция «Фокус» готовилась заранее, и в ней, кроме тель-авивских, принимали участие и военные летчики США. Например, майор ВВС США Бу Ларсон позже на страницах прессы заявил, что в июне 1967 года 192 американских пилота прибыли в Израиль под видом туристов. (Беляев Я. Я. День седьмой, как день первый. М., 1971. С. 244.)

Самая полная и свежая информация о египетских ВВС, в том числе фотоснимки аэродромов и других военных объектов, сделанные из космоса, были переданы США Израилю по состоянию на 3 июня 1967 года. В этот же день, 3 июня 1967 года, израильский кабинет министров принял решение о начале войны.

В ходе «шестидневной войны» существовало три фронта: на границах с Египтом, с Иорданией и с Сирией. К 7 июня 1967 года израильские танковые части заняли весь Синайский полуостров, принадлежавший Египту, подошли к Суэцкому каналу и захватили сектор Газа; только на Каир было совершено 12 воздушных налетов; целые колонны военных машин, растянувшиеся на 20 миль, были фактически уничтожены.

На Иорданском фронте арабы также терпели жестокое поражение: с воздуха были уничтожены иорданские танковые части, захвачен Старый город в Иерусалиме, а затем Вифлеем, Хеброн и Иерихс Наблуз, Раммалах и Дженин — таким образом, Израиль захватил Иорданию к западу от реки Иордан. На Сирийском фронте израильские танки и пехота сумели вторгнуться на значительную часть территории Сирии, заняли Голанские высоты и остановились всего лишь в 12 милях от Дамаска.

В своей агрессии Израиль опирался на возможную поддержку шестого флота США, в составе которого были три авианосца — «Арика», «Саратога», «Интерпид» и еще около 50 кораблей. Они имели 200 реактивных бомбардировщиков-истребителей и 25 тысяч морских пехотинцев. В интервью американскому еженедельнику «Ю.С. ньюс Уорлд рипорт» от 17 апреля 1967 года израильский премьер-министр Л. Эшкол заявил: «Мы получили заверения, когда обратились к единенным Штатам за оружием. Нам сказали: не тратьте своих денег. Мы здесь. Здесь и наш шестой флот. (Смирнов Ю. П. О событиях Ближнем Востоке в связи с агрессией Израиля. М., 1967. С. 12.)

США предоставило военную помощь Израилю на сумму 1,6 млрд. долларов, а ФРГ под видом помощи жертвам фашистского геноцида 3,45 млрд. марок. Поддержку оказывали и другие страны. Сам же Израиль в 1965–1966 годах официально на военные расходы затрачивал 40–46 % своего бюджета, также имелись и секретные статьи расходы на армию. (Никитина Г. Как готовилась агрессия. // Азия и Африка сегодня. — 1967. — № 8. — С. 6.) Все взрослое население Израиля, включая женщин, призывалось на военную службу, а подростки 14–17 лет проходили военную подготовку в специализированных отрядах „Гадна“.

В ходе агрессии правительство Израиля игнорировало резолюцию Совета Безопасности ООН от 6, 7 и 9 июня 1967 года о немедленно: прекращении огня и всех боевых действий. Только после четвертого решения Совета Безопасности от 10 июня и после того, как СССР и другие страны разорвали дипломатические отношения с Израилем и предупредили о применении санкций, военные действия были прекращены.

Израильские войска в ходе 80-часовой операции „Голубь“ одержали полную победу над войсками ОАР, Сирии и Иордании. Потери составили: ОАР (Египет) — 100 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными, около 800 танков, 258 самолетов МИГ, 68 бомбардировщики ИЛ, 28 истребителей „Хантер“, 10 тысяч грузовиков и сотни орудий. Иордания потеряла около 15 тысяч человек, а Израиль — 679 человек убитыми, 2563 ранеными и 61 танк. (Харботл Т. Битвы миров истории. Словарь. М., 1993. С. 515.) Причинами такого поражения арабских стран были: уничтожение египетской авиации, оставившее без прикрытия вооруженные силы ОАР в открытой пустыне, недооценка сил и возможного характера действий Израиля, максимальная мобилизация Тель-Авивом всех людских и материальных ресурсов, западная помощь Израилю, разногласия в арабском мире и др.

Израильские войска захватили весь Синайский полуостров (с выходом на восточное побережье Суэцкого канала) и район Газы у Египта, западный берег реки Иордан и восточный сектор Иерусалима у Иордании и Голанские высоты у Сирии. Всего было оккупировано 70 тысяч кв. км с населением более 1 млн. человек. Таким образом, Израиль увеличил свою территорию в четыре раза и не собирался покидать аннексированные земли арабских государств. Министр иностранных дел Израиля И. Эбан заявил, что, даже если 121 государство ООН и требует отвода израильских войск, они не двинутся с места. (Смирнов Ю. П. Указ. соч. С. 13.) Такой же была и позиция премьер-министр Л. Эшкола, который 15 июня 1967 года утверждал, что Израиль никогда не согласится на прежние границы и будет добиваться установления естественных границ». (Тума Э. Экспансионистские замыслы израильской верхушки. // Азия и Африка сегодня. 1967. № 12. С. 18.)

Игнорируя решения ООН и общественное мнение, Израиль приступил к всестороннему освоению и эксплуатации оккупированных арабских территорий. Уже 16 июня на заседании кабинета министров Израиля было принято решение о создании комитета по планированию развития «новых территорий» и одобрены первые три места будущих израильских поседений: Баниас — 70 км от Дамаска (Сир, Гуш-Этцион — около Хеброна (Иордания) и Бейчиха-Арава на равнине Иерихона (Иордания). Затем масштабы строительства новых поселений на Синае, Западном берегу реки Иордан и на Голанских высотах стали быстро расти. 350 тысяч арабов вынуждены были покинуть свою родину.

Лидер арабского мира, президент Египта Г. А. Насер в ноябре 1967 год говорил: «Евреи — наши двоюродные братья. Мы сосуществовали протяжении веков. Сионизм выдвинул проблему, и все стало невозможным между евреями, арабами и христианами. Мы можем жить вместе в одном доме, но никто из нас не может захватить весь этот дом и выгнать из него всех остальных». (Дмитриев Е., Ладейкин П. Путь к миру на; нем Востоке. М., 1974. С. 131.)

22 ноября 1967 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию № 242 «О политическом урегулировании ближневосточного конфликта и выводе израильских вооруженных сил с оккупированных арабских территорий». Однако правительство Израиля игнорировало эту резолюцию, а на всех изданных после «шестидневной войны» Израильских картах в границу этого государства были включены захваченные территории. Таким образом, мира не наступило. Более того, Израильские самолеты продолжали совершать налеты на ОАР, а египетская армия — периодически наносить удары по израильским укреплениям восточнее Суэцкого канала. К 1970 году враждебность достигла высшего накала. В боевых полетах с территории Египта участвовали даже советские летчики, и дело фактически шло к столкновению двух сверхдержав. Только благодаря подписанному 7 августа 1970 года перемирию между Египтом и Израилем на Суэцком фронте этого столкновения удалось избежать. (См.: Грант И. Конфликты XX века. Иллюстрированная история. М., 1995. С. 343.)

Последующие события вновь обострили арабо-израильские отношения. 16 марта 1972 года Кнессет (израильский парламент) принял резолюцию, в которой называлось бесспорным «историческое право еврейского народа на библейскую израильскую землю». (Примаков Е. «Анатомия ближневосточного конфликта». М., 1978. С. 59.) Египет, Сирия и Иордания «не остались в долгу» — в октябре 1973 году.

На Ближнем Востоке вспыхнула новая война, которая, как и последующие события, показала бесперспективность решения арабо-израильского кризиса вооруженными средствами.

agesmystery.ru

1967 год: Шестидневная война

 

Перевод с английского Михаил Эпштейн

http://www.waronline.org/

 

Бронетехника на Ближнем Востоке

 

1967 год: Шестидневная война

Начало войны в 1967 году было кульминацией ряда политических акций, которые убедили Израиль, что его арабские соседи планировали перейти от своей обычной пламенной риторики к применению силы. Египет вынудил уйти миротворческие силы ООН из Синая и угрожал блокировать Тиранский пролив. Примирение Иордании, Египта и Сирии после десяти лет периодических взаимных оскорблений создало серьезную перспективу согласованного нападения. Египет усиливал свои войска и танковые части в Синае. В ретроспективном плане сомнительно, что Насер всерьёз планировал нанести удар по Израилю; но, учитывая истерический накал его публичных заявлений и манёвры арабских войск на границах, едва ли удивительно, что Израиль среагировал на провокацию, подготовив упреждающее наступление. Израильская стратегия руководствуется рискованным географическим положением. Израиль маленький по площади, и очень узкий в области сосредоточения основной массы населения. Оборонительная война по европейской модели невозможна, так как нет территории для организации глубокой обороны. Поэтому израильская военная доктрина опиралась на наступательные операции, выполняемые мобильными силами в атакующем ключе, что, конечно, привело к культивированию бронетанковых и военно-воздушных сил. Планом 1967 года предусматривалось устранить основную угрозу — Египет — выбив его войска из Синая, а затем повернуться против Сирии и сполна расквитаться за пограничные инциденты предшествующего десятилетия. (До последней минуты израильское правительство пыталось избежать военных действий с Иорданией, и не будь король Хусейн втянут в войну преднамеренным обманом Насера, ход недавней истории мог бы быть совершенно другим.) Этот план требовал предельного напряжения возможностей мобильных сил Израиля, успех зависел от обычной несогласованности действий Арабских государств и обычного мастерства и решимости войск «Цахала».

 Синайский фронт.

Начиная с 1956 года соотношение бронетанковых и механизированных бригад в армии Израиля возросла за счет пехотных бригад. Большинство воинских частей, стоявших на Синае в 1967 году было бронетанковыми или механизированными. Типичная израильская бронетанковая бригада строилась вокруг двух танковых батальонов, обычно около 50 танков в каждом. Каждый батальон подразделялся на три — четыре роты, по три — четыре взвода в каждой. Эти два батальона поддерживались по крайней мере одним батальоном пехоты на полугусеничных БТР, плюс разведрота и бригадная артиллерия поддержки. Бронетанковые бригады вместе с механизированными или пехотными бригадами были сформированы в дивизии («угда», см. выше) в различных сочетаниях. В течение войны 1967 года их было четыре: три на Синае и одна против Иордании и, позже, Сирии. Израильские правила цензуры все еще настолько тверды, что настоящие обозначения большинства бронетанковых бригад не известны, так что здесь бригады обозначаются именами своих командиров.

Ударными силами в северном Синае, «Дивизией Таль», командовал шеф бронетанковых войск генерал Исраэль Таль. Они состояли из 7-ой бронетанковой бригады полковника Шмуэля Гонена; бронетанковой бригады полковника Менахема Авирама; парашютно-десантной мобильной бригады полковника Рафаэля Эйтана; и механизированного разведывательного оперативного соединения полковника Ури Барома. В 7-ую бронетанковую бригаду входили 79-ый танковый батальон Эхуда Элада, вооружённый танками «Паттон» и 82-ой танковый батальон вооружённый «Центурионами». Бронетанковая бригада Авирама имела в составе батальон AMX-13 и батальон M51HV «Ишерман». Оперативное соединение Барома имело батальон «Паттонов» и несколько рот AMX-13.

К югу от Таля находилась «Дивизия Йафе», состоящая из бронетанковой бригады «Центурионов» под командованием полковника Исасхара (Иски) Шадми, и другой, также вооружённой танками «Центурион», во главе с полковником Эльхананом Селой. Дальше на юг находилась третья дивизия, «Шарон», имевшая в составе одну пехотную бригаду, и бронетанковую бригаду, которой командовал полковник Мордехай Ципори с одним батальоном «Центурионов» и одним — «Ишерманов». В дивизию также входили разведывательный батальон танков AMX-13 и парашютная бригада, которая ещё до начала боевых действий была послана на Иорданский фронт.

По плану дивизия Таля наносила удар через ключевой узел обороны Рафиах в секторе Газы и прорывалась к Эль-Аришу на побережье. Дивизия Йафе продвигалась через пустыню к югу от Таля для предотвращения усиления Эль-Ариша. Шарон должен был захватить важную позицию Абу-Агейла, которая создала Израилю такие проблемы в 1956 году, и затем прорываться к перевалам Гиди и Митла. Кроме трёх дивизий в Негеве находилась отдельная бронетанковая бригада под командованием полковника Альберта Мандлера как противовес египетским войскам Шазли.

Египетский гарнизон в Синае состоял из четырех пехотных дивизий, бронетанковой дивизии и бронетанкового оперативного соединения. 20-ая палестинская дивизия в секторе Газа имела батальон старых «Шерманов», примерно дюжина из них были M4/FL10. Позади неё 7-ая пехотная дивизия, дислоцированная на участке от Рафиаха вдоль побережья до Эль-Ариша, поддерживалась приблизительно 70 танками, включая и 30 тяжёлых ИС-3M. Имелась также рота СУ-100, большое количество БТР-152 и батарея ЗСУ-57-2, охранявшая взлётную полосу Эль-Ариш. 2-ая пехотная дивизия занимала позиции в треугольнике Абу-Агейла с приданными 88 танками, главным образом T-34-85, которые дополняли вкопанные в землю СУ-100. 3-я пехотная дивизия с поддерживающей её аналогичной бронетехникой оставалась в резерве вокруг Джебель-Либни.

В районе Кунтила — Нахл дислоцировалась 6-ая механизированная дивизия, в состав которой входили 1-ая бронетанковая бригада (танки T-54 и T-55) и 125-ая бронетанковая бригада (частично оснащённая тяжёлыми ИС-3M). Обычным составом египетских бронетанковых бригад во время были три танковых батальона по 31 танк каждый. 4-ая бронетанковая дивизия в районе Бир-Гафгафы была почти полностью вооружена новыми машинами, включая T-54, T-55 и ПТ-76. В неё входили две бронетанковые бригады, и механизированная пехотная бригада с дополнительным танковым батальоном; всего 4-ая дивизия имела приблизительно 250 танков и самоходных орудий и, приблизительно, 150 БТР. Силы Шазли, поддерживаемые 6-ой механизированной дивизией, имели приблизительно четыре танковых батальона с почти 120 танками. Всего к началу войны египтяне в Синае имели в распоряжении приблизительно 930 танков.

Израильтяне начали боевые действия 5 июня 1967 года с ряда невероятно успешных авиаударов по арабским аэродромам, что принесло израильским военно-воздушным силам, почти полное господство в воздухе в течение последующих боёв. Возглавляемая 79-ым танковым батальоном, дивизия Таля быстро ворвалась в Хан-Юнис. Совместный удар 7-ой бронетанковой бригады и сил Барома сокрушил оборону в районе Рафиаха, где было уничтожено приблизительно 20 окопанных T-34-85. Танки «Центурион» 82-ого танкового батальона нанесли удар по Шейх-Цувейду, где было подбито ещё десять T-34. Батальон «Паттонов» Барома, поддерживая атаку парашютистов на египетскую 7-ую пехотную дивизию у Рафиаха, оказался вовлечён в тяжёлый бой с египетскими танками и подбил 15 ИС-3M, пару T-34-85 и самоходку СУ-100. Бои вокруг египетских позиций около Кафр-Шан продолжались до полудня, а в последовавшей танковой дуэли «Паттоны» Барома уничтожили еще да ИС-3 и пять T-34-85. Один ИС-3M, атаковавший подразделение парашютистов, продвигавшееся без сопровождения, был выведен из строя удачно выпущенной винтовочной гранатой, которая срикошетировала от открытого люка башни в боевое отделение.

Тем временем передовая рота 82-ого танкового батальона прошла сквозь позиции Жиради, в основном не встретив сопротивления, но к подходу остальной части 7-ой бронетанковой бригады египтяне восстановили оборону и продолжали упорно сражаться. В лобовой атаке на Джиради командир 79-ого танкового батальона был убит и три командира рот ранены. В тот же день после заката в ночной атаке израильтяне прорвались через египетскую оборону и соединились с ротой «Центурионов» на дороге в Эль-Ариш. Танки оставались почти без топлива, но после пополнения запасов утром 6 июня бригада захватила Эль-Ариш. В ожесточённом сражении в городских предместьях рота «Паттонов» из соединения Барома захватила взлётную полосу, сломив сопротивление T-34 и ЗСУ-57-2, размещённых там.

На южном фланге наступления дивизии Таля в дюнах к югу от Шейх-Цувейда два танковых батальона Авирама оказались вовлечены в беспорядочное сражение с 20 ИС-3 и таким же количеством T-34-85. К вечеру египетские войска были разбиты, и бронетанковая бригада Авирама присоединилась к маршу на Эль-Ариш.

Дивизия Йафе начала движение утром 5 июня через пустыню между Талем на севере и Шароном на юге. Район рассматривался египтянами как непроходимый и мощной обороны там не было. Местность была коварная, и «Центурионы» шли на низшей передаче медленным маршем на запад. К вечеру того же дня бронетанковая бригада Шадми была южнее Бир-Лахфан, подходя под малоэффективным обстрелом противника. Одному батальону было приказано удержать дорогу и предотвратить любую попытку египетских танков атаковать южный фланг Таля в Эль-Арише. В сумерках 5 июня египетские бронетанковая и механизированная бригада начали приближаться со стороны Джебель-Либни и последовал огневой контакт. Израильтяне включили прожекторы и подбили несколько T-54, но это стало опасным, когда противник начал стрелять по огням и разбил прожектора, которые не успели выключить. Египтяне не использовали преимущества наличия на их танках инфракрасных прожекторов. Следующим утром противостояние завершилось. В долине ниже израильской позиции можно было увидеть 65 T-54, девять из них горели после ночного боя. Вызванные самолёты нанесли удар, и продолжилась артиллерийская дуэль. Египтяне отступили, оставив 28 подбитых танков.

Перед дивизией Шарона стояла трудная задача прорвать оборону в Абу-Агейле. Большинство египетских танков 2-ой пехотной дивизии — приблизительно 88 T-34-85 — занимали позиции в нескольких километрах позади основных линий обороны. После мрачного опыта 1956 года израильтяне тщательно подготовили ночную атаку с разных направлений. В тылу у египтян был выброшен парашютный десант с задачей подавления артиллерийских позиций; батальон «Ишерманов» открыл огонь по фронтальным позициям, в то время как мотопехота и танки карабкались сквозь вроде бы непроходимые дюны к северу от узла обороны для удара по неприкрытому левому флангу. Египетская оборона была прорвана и танки Ципори подготовились к египетской контратаке. Последовало жестокое ночное танковое сражение, но египтяне отошли перед рассветом, скорее опасаясь неизбежных израильских авиаударов и оставив примерно 40 T-34-85. Израильтяне в этом бою потеряли, вероятно, 19 танков, но захватили наиболее мощную полосу обороны в Синае. Во время этого столкновения бронетанковая бригада Мандлера выдвинулась в направлении Эль-Тамад и Нахла для предотвращения атаки соединения Шазли на дивизию Шарона.

Утром от 6 июня египетский главнокомандующий генерал Амер направил телеграммы дивизионным и бригадным командирам с приказом отходить к Суэцкому Каналу. Это было фатальное решение, тем более удивительное ввиду катастрофических последствий подобного приказа в 1956 году. Некоторые египетские офицеры были убеждены, что израильтяне не могли нанести свои разрушительные авиаудары без тайного сговора с Америкой, и боялись высадки морского десанта на Канале. Равное беспокойство вызывала скорость, с которой пали ключевые узлы обороны в Синае. Не было никаких планов для отступления с боем, это было прямое бегство перед лицом противника. К тому времени, когда стали преобладать более здравые советы Амеру отменить приказ, ущерб уже был нанесён: египетская армия поспешно отступала к Каналу и сопротивление развалилось.

Весь день 6 июня три израильских дивизии продвигались на запад. Самое большое столкновение бронетанковых сил произошло между египетским арьергардом у Джебель-Либни и танками 7-ой бригады и бригады Шадми. Египтяне выиграли некоторое время, ценой потери 32 танков. С этого момента для израильтян стало очевидным, что египтяне беспорядочно отступают. Они решили начать головоломный марш, пытаясь отрезать возможно большую часть египетской армии прежде, чем она достигнет Суэцкого канала. Дивизия Таля должна была продвигаться по дороге на Кантару вдоль побережья и жизненно важной дороге на Исмаилию в центральном Синае. Бригады танков «Центурион» Йафе должны были взять перевалы Митла и Гиди, а дивизия Шарона перекроет южные пути отхода. План состоял в том, чтобы послать небольшие силы вперед для блокирования ключевых дорог до подхода основных сил дивизий, которые атакуют окружённого противника.

Таль сконцентрировал большую часть бронетехники на исмаилийском направлении. 7-ая бронетанковая бригада попыталась окружить египетскую 4-ю бронетанковую дивизию около Бир-Гафгафы, но преуспела только в отлове одной единственной бригады, которую загнали «Шерманы» Авирама. В сумерках батальон лёгких танков AMX-13 из бригады Авирама оказался далеко впереди по дороге на Исмаилю, когда два батальона T-54 из-за Канала спешили к ней в тщетной попытке разблокировать 4-ую бронетанковую дивизию, которая, фактически, уже оставила позиции. Легкобронированных AMX было вдвое меньше, а их 75мм пушки были практически бесполезны против лобовой брони T-54. Несколько израильских танков и полугусеничных БТР были потеряны за минуты, хотя и T-54 понесли потери от отважных фланговых атак. Когда AMX’ы вынуждены были отступить, наконец подошла рота танков «Центурион» 82-ого танкового батальона, и после короткого боя египтяне, потеряв десять T-54, были вынуждены отойти.

Весь день бронетанковая бригада Шадми, содействуя дивизии Йафе, пробивала себе путь сквозь отступающие колонны египтян. Все больше «Центурионов» выбывали из-за выработки топлива, и когда 6 июня в 18.00 колонна достигла подходов к перевалу Митла, в строю оставалось только девять танков, четыре из которых буксировались из-за отсутствия топлива. Эта небольшая группа танков и полугусеничных БТР, спешно организовала засады, и вскоре их позиции были окружены отступающими египетскими колоннами. Одиночный израильский самолет присоединился к столкновению своими бомбами и ракетами. В боях ночью 6-7 июня соединение Шадми оказалось почти на пределе, и прибегло к использованию захваченного египетского снаряжения, когда его собственные боеприпасы подошли к концу. Наконец, подошли «Центурионы» из бригады Селы, и к утру египтяне прекратили попытки отхода через Митлу. Тысячи сгоревших танков, грузовиков и БТР заполняли дороги, ведущие в дефиле.

Дивизия Шарона продвинулась в направлении Нахла, где израильтяне нашли брошенные танки египетской 125-ой бронетанковой бригады, включая приблизительно 30 тяжелых ИС-3M. Утром 7-ого смешанные силы бронетанковых бригад Ципори и Мандлера вступили в четырехчасовое сражение с арьергардами отступающих войск Шазли, уничтожив приблизительно 60 танков и много другой техники. В это же утро, на севере 7-я бронетанковая бригада, прорвавшись через несколько арьергардов противника, достигла Суэцкого канала напротив Исмаилии. Части пошли на север вдоль Канала на соединение с отрядом «Гранит» около Кантары. «Центурионы» из бригады Селы начали прорыв арьергардной обороны в Митле, но столкнулись с ожесточённым сопротивлением. Ночная атака при свете прожекторов и вспышек орудийных выстрелов наконец увенчалась прорывом. К полудню 9 июня три все дивизии соединились и начали подбирать отставших. Тем же вечером вступило в действие перемирие, объявленное Организацией Объединенных Наций. В ходе марша через Синай израильтяне потеряли 122 танка; это довольно скромные потери, учитывая размеры победы, но в то же время серьезные потери для армии размера «Цахала», особенно среди командиров танков и воинских частей. Египетские потери были катастрофическими. Из 935 танков имевшихся в Синае к началу военных действий Египет потерял больше чем 820: 291 T-54, 82 T-55, 251 T-34-85, 72 ИС-3M, 51 СУ-100, 29 ПТ-76, и около 50 «Шерман» и M4/FL10. Потери в бронетранспортёрах и других видах бронетехники были столь же серьезными .

 

btvt.narod.ru

1967 — Шестидневная война

Поделись с друзьями

Шестидневная война  — война на Ближнем Востоке между Израилем, с одной стороны, и Египтом, Сирией, Иорданией, Ираком и Алжиром с другой, продолжавшаяся с 5 по 10 июня 1967 года.

События 1956 года египетское руководство расценило как победу. Насер, заручившись поддержкой СССР (помогали оружием и военными советниками), берет курс с конечной целью физического уничтожения еврейства. В 1966 Сирия и Египет подписали пакт о совместной обороне. В 1967 аналогичные соглашения были подписаны Египтом и с Иорданией и Ираком. Египтом были предприняты конкретные меры, блокирован выход Израиля к Красному морю. В развязывание войны большая вина была и Израиля, провозгласившего цель создания «Большого Израиля», который должен был включить территории ряда арабских стран. Война была неизбежной.

В начале 1967 были усилены бомбардировки сирийцами израильских деревень. Когда в отместку израильские ВВС сбили 6 сирийских «Мигов», Насер мобилизировал свои силы около синайской границы (80 000 тыс. чел.). 5 июня 1967 года около 8 утра вся израильская авиация была поднята в воздух. Были разбомблены военные аэродромы в Каире и в Аль-Арише. Египетские самолеты были уничтожены прямо на аэродромах. Израильское командование выбрало для нападения именно те несколько минут, когда происходила смена ночных и дневных дежурных, сидевших в кабинах самолетов. Таким образом, за короткое время были уничтожены египетские ВВС, и Израиль установил свое превосходство в воздухе. Затем началась наземная атака. Основную ударную силу израильтян  представляли бронетанковые части. Израильские войска наступали в четырех направлениях: на Газу, Абу-Агилу, Аль-Кантару и Шарм-эль-Шейх. На дальнейшем развитии событий сказался и тот факт, что значительная часть египетской армии находилась далеко от родины, в Йемене.

Крайне тяжелая ситуация сложилась и на иорданском фронте. 6 июня израильскими войсками был захвачен весь Иерусалим. В этот же день Совет Безопасности ООН потребовал прекращения военных действий, однако израильские войска продолжали наступление. Через катастрофическое положение египетской армии, был отдан приказ о немедленном отводе войск на западный берег Суэцкого канала. 10 июня израильские войска наносят удар по Сирии и занимают Голландские высоты. В этот же день Израиль прекращает военные действия, захватив большую территорию. 10 июня СССР разрывает дипломатические отношения с Израилем.

Война 1967 окончилась серьезным поражением арабов. Она стоила арабам Старого города Иерусалима (арабской его части), Синая, Сектора Газа, Западного берега реки Иордан (территория Иордании) и Голландских высот (на сирийско-израильской границе). Количество палестинских беженцев возросло еще на 400 000 человек. 22 ноября 1967 Совет Безопасности ООН принимает резолюцию 242, осуждающую израильскую агрессию и требующую вывода израильских войск с оккупированных ими территорий. Израиль выполнять резолюцию отказался.

 

Итоги войны

В этой войне Израиль в считанные дни достиг убедительной победы, захватив Синайский полуостров, Сектор Газы, Западный Берег реки Иордан, Восточный Иерусалим и Голанские высоты. Зелёная черта 1949 года стала административной границей между Израилем и новыми территориями.

28 июня 1967 года распоряжением правительства Израиля, израильская юрисдикция и муниципальные границы Иерусалима была распространена на иорданский (восточный) сектор Иерусалима, и прилегающие к нему части Западного берега. Источники, а так же политики того времени, расходились во мнениях, являлась ли эта акция официальной аннексией или нет. Однозначная официальная аннексия Восточного Иерусалима Израилем произошла 30 ноября 1980 года, когда был принят Закон об Иерусалиме, объявляющей Восточный Иерусалим суверенной территорией Израиля, а весь город — его «единой и неделимой столицей».

В общей сложности Израиль получил контроль над территорией в три с половиной раза превосходящей его довоенную площадь.

students-library.com

Израиль. Шестидневная война (США) 1967 год смотреть онлайн в хорошем качестве

В 7 часов 10 минут 5 июня 1967 года части израильских войск под командованием генералов Таля, Иоффе и Шарона вторглись на территорию Египта, Сирии и Иордании.

В 8 часов 12 минут израильские бомбы обрушились на 25 египетских аэродромов и военную базу «Каира-вест». Было полностью уничтожено 360 арабских самолетов на земле и тем самым обеспечено полное господство израильских ВВС в воздухе. Эта операция «Фокус» готовилась заранее, и в ней кроме тель-авивских принимали участие и военные летчики США. Например, майор ВВС США Бу Ларсон позже на страницах прессы заявил, что в июне 1967 года 192 американских пилота прибыли в Израиль под видом туристов.

В ходе «шестидневной войны» существовало три фронта: на границах с Египтом, с Иорданией и с Сирией. К 7 июня 1967 года израильские танковые части заняли весь Синайский полуостров, принадлежавший Египту, подошли к Суэцкому каналу и захватили сектор Газа; только на Каир было совершено 12 воздушных налетов; целые колонны военных машин, растянувшиеся на 20 миль, были фактически уничтожены. На Иорданском фронте арабы также терпели жестокое поражение: с воздуха были уничтожены иорданские танковые части, занят Старый город в Иерусалиме, а затем Вифлеем, Хеброн и Иерихон, Наблуз, Раммалах и Дженин — таким образом Израиль захватил всю Иорданию к западу от реки Иордан. Много хроники военных действий шестидневной войны.

На Сирийском фронте израильские танки и пехота сумели вторгнуться на значительную часть территории Сирии, заняли Голанские высоты и остановились всего лишь в 12 милях от Дамаска.

В своей агрессии Израиль опирался на возможную поддержку шестого флота США.

США предоставило военную помощь Израилю на сумму 1,6 млрд долларов, а ФРГ под видом помощи жертвам фашистского геноцида — 3,45 млрд марок. Поддержку оказывали и другие страны. Сам же Израиль в 1965-1966 годах официально на военные расходы затрачивал 40-46 % своего бюджета, также имелись и секретные статьи расходов на армию. Все взрослое население Израиля, включая женщин, призывалось на военную службу, а подростки 14-16 лет проходили военную подготовку в специализированных отрядах «Гадна».



voenhronika.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *