Ужас Комсомольского. Самое кровопролитное сражение во Вторую чеченскую

Небольшое село Комсомольское (оно же Гой-Чу) на стыке горной и равнинной Чечни было мало кому известно до 2000 года. Однако судьбе было угодно, чтобы этот посёлок стал местом одного из самых кровопролитных сражений Второй чеченской. Окружение и взятие Комсомольского стало кульминацией борьбы за южную Чечню и одним из самых острых моментов всей войны.
В конце зимы 2000 года основные силы боевиков попали в окружение в Аргунском ущелье. В течение ближайших недель часть террористического войска во главе с Хаттабом сумела вырваться на восток через позиции псковской 6-й десантной роты. Однако в ущелье оставалась другая половина окружённых отрядов. Этой бандой командовал Руслан Гелаев. Он начал свою войну ещё в Абхазии в начале 90-х годов, а затем сколотил одну из крупнейших "частных армий" Северного Кавказа.

Гелаев сохранил много людей после прорыва из Грозного в начале февраля 2000 года. Однако теперь он находился в исключительно опасном положении. После прорыва из Грозного его люди были крайне измотаны. Они нуждались в отдыхе и пополнении. Проблема была только в том, что Гелаев имел под командой более тысячи человек. Долго скрытно перемещаться такая масса людей не могла, но рассеяться тоже пока не могла — это кончилось бы истреблением бегущих. Местом прорыва Гелаев избрал село Комсомольское между горами южной Чечни и северной равниной. Оттуда был родом он сам, там родились и многие из его боевиков.


Руслан Гелаев (справа на переднем плане). Фото © Wikimedia Commons

Российская армия в те времена испытывала серьёзные проблемы, главные из них — низкая мобильность и плохое взаимодействие между частями и видами войск. Поэтому боевики имели основания надеяться на успех.

5 марта гелаевцы вышли к Комсомольскому. На их пути стояла только жидкая цепочка постов 503-го мотострелкового полка. История этого боя менее известна, чем прорыв 6-й роты, в мемуарах военачальников Чеченского конфликта об этих событиях часто даже не упоминается. В литературе регулярно пишут, что боевикам удалось "миновать" оцепление. Между тем отчаянный бой по дороге к Комсомольскому развивался не менее драматично.

Первые опорные посты боевики смели массой живой силы. На участке прорыва находилось не более 60 солдат. Взвод автоматических гранатомётов буквально утонул под наступающей ордой. Командир стрелковой роты в этом секторе также погиб, его рота была рассеяна. К месту боя подтянулась небольшая бронегруппа для помощи оставшимся в живых, но боевики подбили танк на нейтральной полосе и заставили остальных отступить.


Скриншот видео galakon100

Новая попытка пробиться хотя бы к подбитому танку тоже провалилась. Боевики окружили машину, подорвали люки и убили танкистов. Почти всё это время экипаж сохранял связь с командованием, и командир танковой роты буквально в прямом эфире слышал, как убивают его людей, бессильный повлиять на происходящее. Позднее личные вещи командира танка нашли на трупе боевика. Мотострелки и танкисты сделали всё, что могли. Но помешать прорыву чеченцев в Комсомольское они просто не имели возможности.

К сожалению, как следует закрепиться в самом Комсомольском военные не успели. Позднее эту неудачу объясняли даже неким заранее составленным хитрым планом — пропустить боевиков в село и уничтожить их там, но в действительности это был просто провал. Гелаевцы пробились по трупам российских солдат и своих бойцов.

Начало боев за Комсомольское откровенно не вдохновляло. Военные потеряли десятки людей погибшими и ранеными, но не смогли предотвратить прорыв боевиков в село. Однако удар на Комсомольское исчерпал и силы гелаевцев. Им требовалось хотя бы несколько дней на отдых, так что боевики не покинули Комсомольское сразу же. Когда стало ясно, что Комсомольское набито вооружёнными людьми, к нему начали аврально стягивать все имевшиеся в округе подразделения.


Фото © Wikimedia Commons

В это время из Комсомольского выходили мирные жители. Люди отлично понимали, что предстоит осада, жестокие бомбёжки и штурм. Беженцев разместили в наспех подготовленном лагере под открытым небом. Из села под видом мирных жителей вышли также несколько раненых боевиков, однако их вычислили и буквально выхватили из толпы гражданских. Как ни странно, командование российских войск до сих пор не имело данных о численности неприятеля. Однако всё уже было готово к решающей схватке. Жители покинули село, российские солдаты сосредоточились в окрестностях, боевики заняли оборону. Предстояла жестокая схватка.

Железом и кровью

Гелаев не стал ждать, пока прибывающие части наконец плотно заблокируют Комсомольское. В ночь на 9 марта он вырвался из Комсомольского во главе совсем небольшого отряда. Ему удалось пробиться через неплотные заслоны, однако сотням рядовых боевиков и мелких полевых командиров предстояло умирать в обречённом селе. Ещё один отряд попытался пробиться из села на следующий день, но его изрешетили из танков и автоматических пушек.

Другая группа "моджахедов" пыталась пробиться в Комсомольское снаружи, но её авангард вместе с проводником погиб под огнём, так что этот отряд отступил. Кстати, в эти первые дни в плен попали двое экзотических боевиков. Это были уйгуры — представители мусульманского народа из западного Китая. По словам пленных, они работали в Комсомольском поварами. "Кухарей" сдали китайским спецслужбам, и в Поднебесной оба получили пожизненные сроки за терроризм.


Фото © Wikimedia Commons

По неясной причине русские пытались непременно быстро взять Комсомольское пехотным штурмом. После обработки Комсомольского артиллерией и авиацией стрелки входили в село и пытались вести зачистку. Из-за тяжёлой нехватки подготовленной пехоты в бой шёл даже спецназ ГУИН Министерства юстиции. Это, конечно, были не обычные надзиратели, но и не штурмовая пехота. ГУИНовцы воевали, по всем отзывам, героически, но штурм дорого им стоил.

Комсомольское обстреливали самым разнообразным тяжёлым оружием. Именно тогда, например, страна узнала о существовании системы "Буратино". Под легкомысленным названием скрывалась тяжёлая установка залпового огня, использующая объёмно-детонирующие боеприпасы. "Обычная" артиллерия и вертолёты также работали без передыха. Однако после обстрелов на улицы всё равно шли штурмовые группы.

Уличные бои неизменно оборачивались тяжёлыми жертвами. На улицах воюющие перемешивались, к тому же с обеих сторон сражались заросшие люди в одинаково потрёпанном камуфляже, так что отличить своих от чужих было затруднительно. Солдат и офицеров на передовой непрерывно подгоняли, требуя как можно скорее овладеть селом. Это подстёгивание регулярно кончалось жертвами. Так погиб, к примеру, командир одного из штурмовых отрядов старший лейтенант Закиров: после обвинения в трусости он пошёл впереди своего отряда и погиб в ближнем бою в одном из дворов.

Однако если русские могли сетовать о тяжёлых и не всегда оправданных потерях, боевиков бои в Комсомольском быстро вели к катастрофе. В селе находилось много иностранцев и хорошо подготовленных перед второй войной в Чечне бойцов, теперь их медленно, но верно перемалывали потоки стали с воздуха и уличные бои.


Фото © Wikimedia Commons

Хамзат Идигов, сменивший Гелаева на посту командира гарнизона, попытался уйти из села 11 марта, но наступил на мину и погиб. Сила сопротивления медленно падала. Начали сдаваться раненые. В условиях дикой антисанитарии и продолжающихся обстрелов у них не было иного шанса выжить. Один из солдат позднее описывал судьбу раненого боевика, не пожелавшего выйти с поднятыми руками. Он спокойно сидел в подвале, пока туда кидали гранаты. Как выяснилось, этот боевик просто обессилел и обезумел от гангрены и не мог даже пошевелиться.

Пока силы боевиков таяли, русские подбрасывали к Комсомольскому свежие подразделения. К селу подступил парашютно-десантный полк. В первые дни небольшие группы могли выбраться из села ночью мелкими группами, но кольцо непрерывно уплотнялось. Внутри оставалось ещё довольно много боеприпасов, но подходили к концу медикаменты. Однако о быстром успехе говорить не приходилось. Русские платили кровью за отвоёванные улицы, в лабиринте частного сектора постоянно погибала бронетехника. Однако наши военные могли, по крайней мере, отвести потрёпанные части, пополнить боекомплект, не опасаясь, что снарядные ящики покажут дно, и вызвать на противника "кару с небес".

Ко всему прочему, во время штурма сильно испортилась погода и Комсомольское застлал густой туман. Штурмовые группы резались с боевиками с нулевой дистанции, почти не видя противника.

Во второй половине марта боевики начали упорно пытаться вырваться из окружения. Однако теперь их ждали минные поля и пристрелявшаяся бронетехника. Шансов на спасение у боевиков уже практически не было. Последний крупный отряд пошёл на прорыв 20 марта, но напоролся на мины и пулемёты и полёг под огнём.


Скриншот видео galakon100

К этому моменту боевики сохранили лишь отдельные очаги сопротивления. Организованное сопротивление было сломлено, началась массовая сдача в плен остатков гарнизона. Однако это ещё не означало полного разгрома. Огневые точки приходилось брать по одной, танки уничтожали самых стойких огнём с прямой наводки почти в упор. Однако это было уже не более чем агонией.

22 марта в Комсомольском прозвучали последние выстрелы, в подвалы были брошены последние гранаты. К этому моменту Комсомольское представляло собой чудовищный пейзаж. Целых домов в селе просто не осталось, под обломками лежали сотни непогребённых тел. В ближайшие дни предстояло разбирать завалы, убирать трупы и очищать местность от мин и невзорвавшихся снарядов. Следовало спешить хотя бы из санитарных соображений: сотни погибших в селе боевиков в сочетании с тёплой весенней погодой делали пребывание в селе трудным.


Фото © РИА Новости/Владимир Вяткин

Операция в Комсомольском дорого стоила. Потери русских превышали 50 человек погибшими и умершими от ран. Однако даже в таком виде благодаря огромной выносливости и самоотверженности штурмовавших село отрядов битва за Комсомольское обернулась избиением боевиков. Потери террористов составили более 800 человек убитыми, причём это данные не военных, всегда склонных преувеличить успехи, а МЧС.

Спасателям пришлось разбирать завалы, оставшиеся на месте бойни, и эвакуировать мертвецов. Среди убитых и пленных оказался целый интернационал: арабы и даже один индийский мусульманин. На поле боя были подобраны огромные трофеи. По разным данным, от 80 до 273 террористов попали в плен. С этим побоищем был сравним только недавний разгром в Грозном с прорывом из города по минным полям. Для России это была выстраданная, кровавая, но бесспорная победа.


Бойцы 6-ой роты. Фото © Wikimedia Commons

Солдаты были ожесточены до предела. Командир спецназа ГУИН поставил принимать сдающихся собственных тыловиков. Иначе бойцы первой линии, недавно пережившие гибель товарищей, могли просто не выдержать. Однако в плен сдались практически поголовно израненные и истощенные боевики. В течение нескольких недель почти все они умерли. О них мало кто горевал. Среди пленных были головорезы, персонально известные расправами над пленными и заложниками.

Штурм Комсомольского стал последней крупной войсковой операцией Второй чеченской войны и жирной точкой в её первой, самой тяжёлой фазе. Войскам предстояла долгая и мучительная контрпартизанская борьба, затем стране пришлось пережить волну террора, но хребет организованным отрядам экстремистов из тысяч вооружённых людей был сломан. Руины Комсомольского навевали ужас. Но самый тяжёлый этап Чеченской войны был позади.


ribalych.ru

Федеральные силы в Чечне понесли крупнейшие потери за последнее время: Россия: Lenta.ru

Пресс-служба Министерства обороны РФ подтвердила информацию о самых крупных потерях, понесенных федеральными силами в Чечне за последнее время. В результате нападения боевиков на армейскую колонну, состоявшую из одного БТРа и двух грузовиков "Урал", погибли 6 человек и 15 получили ранения.

Федералы напоролись на засаду около двух часов дня неподалеку от селения Автуры, куда они возвращались после проведения разведывательно-поисковых мероприятий. Когда колонна находилась в полукилометре от этого населенного пункта, боевики подорвали головной бронетранспортер заложенной на обочине трассы бомбой. Вслед за этим по военным был открыт массированный огонь из гранатометов и автоматов.

Стрельба велась фактически в упор - с расстояния в 15-20 метров. Одна из гранат взорвалась в кузове "Урала", ранив осколками около десяти солдат. Остальные бойцы выбрались из грузовиков и открыли встречный огонь. Однако бандиты не приняли бой и скрылись в густом лесу.

В результате нападения БТР и один из "Уралов" были уничтожены. Оперативно-следственная группа, выехавшая не место преступления, изъяла три тубуса от гранатомета РПГ-26 и большое количество стреляных гильз.

В Минобороне также сообщили, что трое военнослужащих погибли на месте боя, а еще трое скончались позднее в госпитале. Причем по первоначальной информации МВД Чечни, потери военных составили семь человек убитыми и 25 ранеными. Однако впоследствии эти сведения не подтвердились.

Кто возглавлял бандитов, и сколько их было, неизвестно до сих пор. Хотя военные немедленно организовали преследование, но, как это обычно бывает, по горячим следам задержать никого не удалось. Боевики на одном из своих информационных сайтов объявили, что данная акция была местью за недавнюю ликвидацию так называемого "президента Ичкерии" Абдул-Халима Сайдуллаева.

Премьер Чечни Рамзан Кадыров уже провел в связи с атакой на федералов экстренное совещание, где назвал случившееся "подлой провокацией, организованной с целью создать видимость наличия силы у боевиков". Он также вновь подчеркнул, что незаконные вооруженные формирования в Чечне "фактически разгромлены, не представляют из себя никакую силу и их остатки способны только на подлые вылазки". Вместе с тем Кадыров потребовал, чтобы сотрудники МВД провели эффективную операцию по поиску и задержанию бандитов, которых приказал уничтожить в случае сопротивления.

Прокуратура Чечни возбудила в связи с нападением на российских солдат уголовное дело по двум статьям, предусматривающим наказание за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов и незаконный оборот оружия. Кроме того, следствию предстоит установить, связаны ли такие высокие потери с проявленной командованием халатностью, в результате чего при прохождении колонны по потенциально опасному району ей не было обеспечено должного боевого охранения.

Сами военные между тем считают, что нападение стало возможным вследствие предательства местных милиционеров, которые сообщили боевикам о времени и месте следования колонны. "Колонна, как и положено, имела свое боевое сопровождение. А за вопросы ее безопасного прохождения отвечают сотрудники МВД Чечни, поскольку именно они контролируют территорию", - заявил источник газеты "Коммерсант".

Между тем сами чеченские милиционеры полагают, что за нападением на федералов стоят не местные боевики, а члены бандформирования уроженца Дагестана Раппани Халилова, которые действуют в Шалинском районе. Кстати, еще в середине мая этого года военный комендант Чечни Григорий Фоменко заявлял, ссылаясь на оперативные данные, что боевики получили подкрепление из Дагестана. Он также отмечал, что анализ обстановки указывает на активизацию действий незаконных вооруженных формирований.

Одновременная гибель в засаде шести военнослужащих и большое количество раненых может нанести серьезный удар по позициям Рамзана Кадырова, который неоднократно подчеркивал, что ситуация в республике находится под контролем структур республиканского МВД, а число боевиков и их пособников стремительно уменьшается.

До последнего времени в его пользу говорили как снижение активности бандитов, так и последовательное уничтожение главарей бандформирований. Например, за весь май потери Минобороны в Чечне составили четыре человека, и получается, что этот показатель был перекрыт за один июльский день.

Ряд наблюдателей предупреждали о возможной активизации боевиков к саммиту "Большой восьмерки", который будет проходить в Санкт-Петербурге в середине июля. Хотя в его повестке чеченская тема и не значится, лидеры боевиков будут стараться сделать все возможное, чтобы напомнить о себе международному сообществу и своим спонсорам.

В день нападения на колонну президент РФ Владимир Путин заявил на проходящем в Москве форуме неправительственных организаций о том, что на сегодняшний день в Чечне не ведется "никаких боевых действий". По его словам, "армия в Чечне находится в казармах", а ее подразделения занимаются повседневной учебой и несением боевого дежурства.

Путин подчеркнул, что обеспечением правопорядка в Чечне занимаются исключительно местные правоохранительные органы, сформированные почти на 100 процентов из местных жителей. Кроме того, президент отметил, что примерно 20 процентов личного состава чеченской милиции составляют бывшие боевики, ранее воевавшие с федералами.

Однако действительность, к сожалению, опровергла слова главы государства. И очень быстро. Уже сегодня, 5 июля пришло сообщение о гибели двоих солдат-контрактников в результате взрыва на мине грузовика "Урал". На этот раз потери понесли военнослужащие внутренних войск МВД. Еще трое бойцов получили ранения. Примечательно, что диверсия была совершена рядом со все тем же селением Автуры, где накануне была расстреляна колонна.

Последние события могут дать Кадырову новый повод потребовать окончательного вывода федералов с территории республики. Он мотивирует это тем, что чеченской милиции проще контролировать территорию, так как ее сотрудники знакомы с местными обычаями и традициями и знают местность и методы действий боевиков.

Кроме того, недавно Кадыров призвал к проведению масштабной антитеррористической операции во всем северокавказском регионе, предложив федеральным структурам помощь чеченской милиции. До недавнего времени слова Кадырова о том, что остатки боевиков окопались, главным образом, в соседних республиках, казалось, находили подтверждение.

Так, за последнее время серия громких терактов была совершена в Ингушетии. В результате погибли замминистра внутренних дел республики, командир республиканского ОМОНа и замначальника одной из районных администраций, курировавшая возвращение в Ингушетию русскоязычного населения.

Однако последние события в Чечне еще раз доказывают, что федералы и верные Кадырову подразделения контролируют до определенной степени лишь населенные пункты. Территории же, находящиеся за их пределами, до сих пор остаются диким полем, точнее, дикими горами.

lenta.ru

"Рохлинская" дивизия несет потери в Чечне / Регионы России / Независимая газета

ОКОЛО 60 человек погибших и более 200 раненых - такие потери понесла за пять месяцев боев на Северном Кавказе 20-я мотострелковая дивизия Волгоградского гарнизона. Наследница знаменитого 8-го гвардейского корпуса генерала Льва Рохлина - дивизия активно участвует в боевых действиях против чеченских бандформирований с осени 1999 г. и сейчас действует в составе группировки федеральных сил под командованием генерала Булгакова.

Как стало известно корреспонденту "НГ", первые крупные потери 20-я дивизия понесла еще в Дагестане. В ходе операций по уничтожению банд террористов, прорвавшихся на дагестанскую территорию, дивизия потеряла убитыми 18 человек. Однако еще тяжелее волгоградцам пришлось в самой Чечне. В боях за Червленую 20-я дивизия попала в "огневой мешок" - участок фронта, пристрелянный боевиками. Из-за плохой связи наступающие волгоградцы "проскочили" лишние полтора километра и попали под ураганный обстрел чеченских минометов. По имеющейся информации, тогда только за один день погибли 15 солдат и офицеров. В бою полностью был уничтожен экипаж танка во главе с командиром танкового взвода.

Последние крупные потери 20-я дивизия понесла в Грозном. При штурме консервного завода, который до этого не сумели взять внутренние войска, волгоградцы потеряли убитыми 12 человек. По словам информированного источника, бои в Грозном носят более упорный и жестокий характер по сравнению с операциями в равнинной Чечне. Боевики используют самое различное оружие, включая бронетехнику, в том числе захваченную у федералов. Так, в одном из боев позиции российских войск были обстреляны из чеченского танка. В ходе другого боя чеченцы атаковали федералов на двух захваченных БМП. Практически ежедневно 20-я дивизия безвозвратно теряет в чеченской столице одного-двух человек. Не меньше потери и в других частях Министерства обороны РФ. Источник "НГ" со ссылкой на офицеров военной контрразведки утверждает, что один из армейских полков, воюющий в Грозном, в январе попал под шквальный огонь боевиков и потерял до 40 человек убитыми.

Компетентные собеседники корреспондента "НГ" утверждают, что командование 20-й дивизии, равно как и других частей МО РФ, не занимается "грязным делом" - сокрытием потерь: "Это комдиву сделать практически невозможно, тела погибших приходят в Моздок, и там ведется строгий учет. Другое дело, что численность погибших не разглашается вышестоящим армейским руководством┘" Достаточно распространенной военной хитростью командиров сегодня является "растяжка потерь": воинская часть теряет в одном бою более десятка человек, а командир затем "раскладывает" сообщения о "двухсотых" на несколько дней. Другими словами, потери федеральных сил в Чечне могут подтасовываться "по времени", но вряд ли по количеству погибших.

В отличие от войны 1994-1996 гг. в нынешней чеченской кампании основные потери несут не офицеры, а солдаты. Значительную часть последних составляют контрактники. Однако даже угроза жизни не является препятствием для появления все новых желающих отправиться на фронт. В немалой мере это связано с высокой зарплатой участников боевых действий и выполнением МО РФ своих финансовых обязательств перед фронтовиками. Так, бойцы 20-й дивизии, воюющие в Чечне, полностью получили причитающееся жалованье за октябрь и ноябрь, идет оплата "работы" за декабрь. В дивизии были случаи, когда уже отслужившие срок солдаты просили командиров об отсрочке "дембеля" и оставались воевать, поскольку жизнь на "гражданке" не сулила им ничего хорошего.

Помимо 4500 солдат и офицеров 20-й дивизии, в Чеченской Республике сегодня находятся бойцы Волгоградского ОМОНа. Среди последних, по словам начальника Волгоградского УВД генерала Михаила Никифорова, погибших, к счастью, нет. Осколочные ранения получили два омоновца. Везение милиционеров, вероятно, связано с тем, что офицеры МВД непосредственно не участвуют в боевых действиях и занимаются "зачистками" освобожденной армейцами территории.

По оценкам военных экспертов, российские войска смогут овладеть Грозным не раньше конца февраля. И хотя сегодня в отличие от первой чеченской войны командиры берегут своих солдат - "не жалеют патронов", активно используют установки залпового огня, ракетные комплексы "Точка" и иную качественную боевую технику, - при нынешней динамике потерь это означает, что 20-я дивизия может недосчитаться ко дню взятия чеченской столицы еще около 30 бойцов┘

Волгоград

www.ng.ru

САМЫЕ БОЛЬШИЕ ПОТЕРИ ЗА ОДИН БОЙ В АФГАНИСТАНЕ

Якобы убитых доставали сотнями. В последствии оказалось, что размеры понесённых потерь оказались значительно меньше, чем вещало сарафанное радио, однако следует признать, что таких огромных единовременных потерь в Афганистане по результатам одного боя Советская армия ещё не знала.

В результате одного боя, в течении дня, полк потерял 53 человека убитыми из них 12 офицеров, и ещё 58 было ранено. Причины и условия, по которым возникли такие огромные потери, требуют объяснения.

Разумеется, по факту потерь возбудили уголовное дело, по итогам рассмотрения которого в военном трибунале командир полка подполковник Суман Петр Романович был признан виновным в этой трагедии. То есть, причины установлены, а виновные в преступной халатности понесли заслуженное наказание. На этом бы и поставить жирную точку, да что то не ставится точка.

С учётом имеющегося опыта, прочитав множество воспоминаний выживших очевидцев попробую изложить собственную версию причин произошедшей трагедии. Главное, что по моему мнению было упущено следствием, это то, что далеко не всегда даже серьёзная и значительная, но единственная ошибка не приводит к катастрофе.

Любая катастрофа не происходит вследствие какой-то одной, единственной причины, к катастрофе приводит совокупность множества причин. Это аксиома и из этого следует исходить. Но когда одна причина накладывается на другую при соответствующих условиях, а все вместе в совокупности катализирует разрушительный процесс и тогда достаточно незначительного толчка, незначительной ошибки и трагедию уже не остановить.

Скрытно переместить значительные силы и средства в горной местности тяжело, если вообще возможно. Ведь противник тоже ведёт наблюдение, разведку. При этом мы знаем, что Ахмад-Шах Масуд не имел в долине Панджшер сплошной линии обороны. Не имел он и возможности мгновенно перебросить силы с одного направления на другое.

В рассматриваемом же случае ему удалось обеспечить значительный перевес сил на определённом участке именно в тот момент, когда подразделениями 682-го мсп находились в крайне невыгодном для ведения боя положении. Но почему такое стало возможным?

Ответа никто не даёт. Указывают, и указывают правильно, что командир 1-го мотострелкового батальона капитан Королёв Александр Федорович приказал снять подразделения с высот и спуститься в ущелье. Правильно указывают, что это была его роковая ошибка.

При этом следствием достоверно так не установлено, кто же отдал этот приказ команду командиру батальона. Спросить об этом Александра Королёва невозможно, так как он погиб один из первых.

Единственное, в чём выжившие очевидцы сходятся, так это в том, что комбат как мог пытался доказать кому то из вышестоящего руководства, что этого делать нельзя. Однако боевой приказ был им исполнен, и этим было предопределено развитие последующих событий.

Противник, который до последнего момента ничем не проявлял своего присутствия, дождавшись когда создалась наиболее благоприятная для него обстановка, внезапно открыл огонь с нескольких направлений по подразделениям 682-го полка, организовав бой так, что даже предусмотрел отсечение основных сил полка от блокированных.


Оценивая результаты этого боя, а именно понесённые подразделениями полка значительные потери, есть все основания полагать, что противник не только хорошо знал общий замысел советского командования на ведение боевых действий, но и отлично понимал логику принятия решений советским командованием в этой ситуации.

А если коротко, то Ахмад-Шах Масуд знал, что командование 682 полка, которое ему противостояло, поступит именно так и никак иначе. Иного объяснения такому значительному количеству потерь, понесённых советскими войсками в течении одного боя, дать нельзя.

При этом надо учитывать, что „взять“ нашего солдата, а тем более офицера, далеко не так просто. Попавший в сложную ситуацию, наш солдат и офицер, как правило, проявляют исключительное мужество и самоотверженность. И ход этого боя это подтвердил в полной мере.

Те солдаты и офицеры, которые не погибли в первые минуты боя, дрались до конца в самой неблагоприятной для них обстановке. Попав в безвыходное положение, подрывали себя. Такая самоотверженность наших солдат и не позволила противнику добиться более значительных результатов, и потому говорить о том, что в результате боя был потерян полный батальон, конечно нельзя.

Но для того что бы разобраться в причинах которые привели к такому трагическому результату следует проследить и проанализировать путь полка от момента его формирования до боя.

Это была свежая, только что сформированная часть. Вероятно вопрос о формировании полка был решён поспешно, в тот момент когда было принято решение о проведении крупной операции в долине реки Панджшер. На это указывает факт, что полк сформирован в начале 1984 года на основе 285 танкового полка дислоцированного в г. Термез, то есть только за 3 месяца до боя.

Командиром сформированного полка стал подполковник Сукман Петр Иванович, ранее командовавший 285 танковым полком. На то, что формирование было спешным, указывает тот факт, что полк оснащён техникой по смешанному типу. Часть полка оснастили БТРами, а часть БМП. Не говоря уже личном составе, который тоже был сборным.

Тем не менее, надо отдать должное командиру полка и его офицерам, они сумели сделать практически невозможное. В кратчайший срок полк стал полноценной боевой частью. В середине февраля полк перешёл границу, успешно совершил марш до базы в Баграме, где остановился на месяц.

Стояние полка в Баграме знаменательно тем, что командование полка и его офицеры тесно общались с представителями афганской армии и местными органами власти. Имеется значительное число свидетельств этого, в частности многочисленные фотографии, запечатлевшие „братские, тесные узы“ связавшие два „братских народа“.

Такое поведение представителей советских войск с народной армией Афганистана в те времена было обычным. Это было частью советской идеологии. Наши не видели в афганцах врагов и упускали элементарные меры обеспечения секретности и безопасности.

Замечу, что в 1982 году советская военная контрразведка вскрыла огромную сеть осведомителей Ахмад-Шаха Масуда в афганской армии, а также в ХАД, были проведены чистки, но дало ли это результат, сомневаюсь. Уверен, что и через год ситуация в этом направлении вряд ли изменилась в лучшую сторону.

Не может быть сомнений, что всё, что могло заинтересовать противника о части, которая готовилась к направлению в долину реки Панджшер, становилось известным Ахмад-Шаху и его штабу, вплоть до личных качеств офицеров и солдат, что и позволило противнику спланировать и осуществить удар с такими тяжёлыми последствиями.

Не исключается и прямое предательство со стороны „союзников“, на что указывает факт того, что они заблаговременно бросили свои места в боевом порядке непосредственно перед началом этого боя.

Не объяснимо решение командования армии о направлении в бой с опытным противником только-только сформированной части, личный состав и офицеры которой не имели и не могли иметь боевого опыта. Отсутствие опыта усугубило то, что боевые действия полку уготовано было вести в горной местности, сложность ведения боя в которой не уступает ведению боя в городе. Истина кроется в деталях.

Характерно в связи с этим соотношение общих потерь убитыми к потерям офицеров. Получается, что каждый четвертый убитый в бою был офицером. На что это указывает? Да на то, что офицеров противник „вычислил“ заблаговременно и немедленно „вычистил“, лишив управления батальон.

Такое возможно совершить только в случае, если офицер в боевых порядках одет по иному или своим поведением показывает, что он офицер. И то, и другое указывает на недостаточную подготовку подразделений полка к ведению боя в горах.

Отсутствие достаточного опыта накладывалось на „трения“ между офицерским составом, что повлекло за собой непонимание друг друга в сложной обстановке. Так, командиром мотострелкового, а по сути пехотного полка, был назначен профессиональный танкист.

Ни в коем случае не подвергаю малейшему сомнению профессиональные и личные высокие качества командиров бронетанковых войск, однако необходимо понимать, что офицера танкиста обучают и воспитывают в военных учебных заведениях по иному, чем общевойскового офицера.

Коротко и ёмко определяется сущность и характер танкиста так: „Огонь! Натиск! Броня!“. Их учат и учили наступать, быстро и не взирая ни на что выполнять боевые задачи. Всё это отражается на формирование личных качеств и характера танкиста. Они отважны и быстры в принятии решений.

В пехоте же всё несколько по иному, здесь важнее обстоятельность, тщательная организация взаимодействия с другими родами войск, сообразуясь с местностью и иными обстоятельствами, так как топать приходится исключительно ножками в условиях когда пехотинца не защищает броня.

Особенно различия в организации и ведении боевых действий пехоты и танков различаются на сильно пересечённой местности, в горах, городе, лесу, заболоченной местности. Полагаю, что здесь то и возникли „трения“ между командиром полка, который ещё не вышел из танкового комбинезона (в буквальном смысле, так как везде на имеющихся фотографиях командир полка подчёркнуто одет в танковый комбинезон) с командирами батальонов из пехоты.

Со временем, взаимопонимание наладилось бы, но времени для этого судьба им не предоставила. В решающий момент один из них отдал непродуманный приказ и жёстко настоял на его исполнении, а другой не мог не исполнить этот приказ, не смог убедить командира полка изменить непродуманное решение.

В итоге отсутствия взаимопонимания командиров, один из них геройски погиб вместе с 52-умя подчинёнными, а другой командир пошёл под трибунал. Расчёт же противника на наши упущения и недостатки в подготовке и организации боя оправдался в полной мере, которые противник грамотно использовал в свою пользу.

В то же время возводить вину в произошедшей трагедии — гибели более полусотни и ранении такого же количества военнослужащих исключительно на командование полка нельзя. То что такая, либо подобная трагедия, обязательно произойдёт с этим недостаточно подготовленным полком, вынужденного воевать в сложнейших условиях горной войны, должно было знать командование армии.

Кроме того, нельзя было допускать самой возможности контактов между советскими военнослужащими с представителями афганской армии. Без сомнения, противник имел возможность и время для тщательного изучения полка и хорошо сделал это.

Зная же особенности и слабые места противника, реализовать замысел о нанесении удара, становится вопросом выбора места и времени. А советская военная контрразведка эти кране важные вопросы упустила, следствие же эти вопросы и не поднимало. Вину в трагедии возложили на командира полка и косвенно на погибшего командира батальона.

Возложили вину на тех, кто не умел и потому не мог уметь делать то, что от них требовалось в сложной обстановке. А позже наказали за это, то есть за то, что „они играли, как умели“, но оставили без внимания и наказания тех, кто создал условия для возникновения таких чувствительных потерь.

В последующем, положение полка мало изменилось. Расположен он был в крайне неспокойном месте, фактически на передовой, при этом в ущелье, не имея достаточного оперативного простора для реализации своих возможностей. В связи с этим, потери в полку были высокими. Да и для снабжения полка всем необходимым всякий раз необходимо было проводить боевую операцию. Короче, ребятам 682-го полка не позавидуешь.

В том же году, в начале сентября, возвращаясь с отпуска, я встретил на пересыльном пункте в Кабуле однокашника с училища Андрея Кравцова. Узнав, что он направлен в 682-ой полк в Руху, я ему искренне посочувствовал. Сказав, что ему „крупно повезло“. Как я и опасался, Андрюха успел повоевать наверное только с месяц-полтора, был тяжёло ранен и на строевую службу более не вернулся.»

warfilosof.blogspot.com

Ужас Комсомольского. Самое кровопролитное сражение во Вторую чеченскую

Небольшое село Комсомольское (оно же Гой-Чу) на стыке горной и равнинной Чечни было мало кому известно до 2000 года. Однако судьбе было угодно, чтобы этот посёлок стал местом одного из самых кровопролитных сражений Второй чеченской. Окружение и взятие Комсомольского стало кульминацией борьбы за южную Чечню и одним из самых острых моментов всей войны.

В конце зимы 2000 года основные силы боевиков попали в окружение в Аргунском ущелье. В течение ближайших недель часть террористического войска во главе с Хаттабом сумела вырваться на восток через позиции псковской 6-й десантной роты. Однако в ущелье оставалась другая половина окружённых отрядов. Этой бандой командовал Руслан Гелаев. Он начал свою войну ещё в Абхазии в начале 90-х годов, а затем сколотил одну из крупнейших "частных армий" Северного Кавказа.

Гелаев сохранил много людей после прорыва из Грозного в начале февраля 2000 года. Однако теперь он находился в исключительно опасном положении. После прорыва из Грозного его люди были крайне измотаны. Они нуждались в отдыхе и пополнении. Проблема была только в том, что Гелаев имел под командой более тысячи человек. Долго скрытно перемещаться такая масса людей не могла, но рассеяться тоже пока не могла — это кончилось бы истреблением бегущих. Местом прорыва Гелаев избрал село Комсомольское между горами южной Чечни и северной равниной. Оттуда был родом он сам, там родились и многие из его боевиков.

Руслан Гелаев (справа на переднем плане). Фото © Wikimedia Commons

Российская армия в те времена испытывала серьёзные проблемы, главные из них — низкая мобильность и плохое взаимодействие между частями и видами войск. Поэтому боевики имели основания надеяться на успех.

5 марта гелаевцы вышли к Комсомольскому. На их пути стояла только жидкая цепочка постов 503-го мотострелкового полка. История этого боя менее известна, чем прорыв 6-й роты, в мемуарах военачальников Чеченского конфликта об этих событиях часто даже не упоминается. В литературе регулярно пишут, что боевикам удалось "миновать" оцепление. Между тем отчаянный бой по дороге к Комсомольскому развивался не менее драматично.

Первые опорные посты боевики смели массой живой силы. На участке прорыва находилось не более 60 солдат. Взвод автоматических гранатомётов буквально утонул под наступающей ордой. Командир стрелковой роты в этом секторе также погиб, его рота была рассеяна. К месту боя подтянулась небольшая бронегруппа для помощи оставшимся в живых, но боевики подбили танк на нейтральной полосе и заставили остальных отступить.

Новая попытка пробиться хотя бы к подбитому танку тоже провалилась. Боевики окружили машину, подорвали люки и убили танкистов. Почти всё это время экипаж сохранял связь с командованием, и командир танковой роты буквально в прямом эфире слышал, как убивают его людей, бессильный повлиять на происходящее. Позднее личные вещи командира танка нашли на трупе боевика. Мотострелки и танкисты сделали всё, что могли. Но помешать прорыву чеченцев в Комсомольское они просто не имели возможности.

К сожалению, как следует закрепиться в самом Комсомольском военные не успели. Позднее эту неудачу объясняли даже неким заранее составленным хитрым планом — пропустить боевиков в село и уничтожить их там, но в действительности это был просто провал. Гелаевцы пробились по трупам российских солдат и своих бойцов.

Начало боев за Комсомольское откровенно не вдохновляло. Военные потеряли десятки людей погибшими и ранеными, но не смогли предотвратить прорыв боевиков в село. Однако удар на Комсомольское исчерпал и силы гелаевцев. Им требовалось хотя бы несколько дней на отдых, так что боевики не покинули Комсомольское сразу же. Когда стало ясно, что Комсомольское набито вооружёнными людьми, к нему начали аврально стягивать все имевшиеся в округе подразделения.

Фото © Wikimedia Commons

В это время из Комсомольского выходили мирные жители. Люди отлично понимали, что предстоит осада, жестокие бомбёжки и штурм. Беженцев разместили в наспех подготовленном лагере под открытым небом. Из села под видом мирных жителей вышли также несколько раненых боевиков, однако их вычислили и буквально выхватили из толпы гражданских. Как ни странно, командование российских войск до сих пор не имело данных о численности неприятеля. Однако всё уже было готово к решающей схватке. Жители покинули село, российские солдаты сосредоточились в окрестностях, боевики заняли оборону. Предстояла жестокая схватка.

Железом и кровью

Гелаев не стал ждать, пока прибывающие части наконец плотно заблокируют Комсомольское. В ночь на 9 марта он вырвался из Комсомольского во главе совсем небольшого отряда. Ему удалось пробиться через неплотные заслоны, однако сотням рядовых боевиков и мелких полевых командиров предстояло умирать в обречённом селе. Ещё один отряд попытался пробиться из села на следующий день, но его изрешетили из танков и автоматических пушек.

Другая группа "моджахедов" пыталась пробиться в Комсомольское снаружи, но её авангард вместе с проводником погиб под огнём, так что этот отряд отступил. Кстати, в эти первые дни в плен попали двое экзотических боевиков. Это были уйгуры — представители мусульманского народа из западного Китая. По словам пленных, они работали в Комсомольском поварами. "Кухарей" сдали китайским спецслужбам, и в Поднебесной оба получили пожизненные сроки за терроризм.

Фото © Wikimedia Commons

По неясной причине русские пытались непременно быстро взять Комсомольское пехотным штурмом. После обработки Комсомольского артиллерией и авиацией стрелки входили в село и пытались вести зачистку. Из-за тяжёлой нехватки подготовленной пехоты в бой шёл даже спецназ ГУИН Министерства юстиции. Это, конечно, были не обычные надзиратели, но и не штурмовая пехота. ГУИНовцы воевали, по всем отзывам, героически, но штурм дорого им стоил.

Комсомольское обстреливали самым разнообразным тяжёлым оружием. Именно тогда, например, страна узнала о существовании системы "Буратино". Под легкомысленным названием скрывалась тяжёлая установка залпового огня, использующая объёмно-детонирующие боеприпасы. "Обычная" артиллерия и вертолёты также работали без передыха. Однако после обстрелов на улицы всё равно шли штурмовые группы.

Уличные бои неизменно оборачивались тяжёлыми жертвами. На улицах воюющие перемешивались, к тому же с обеих сторон сражались заросшие люди в одинаково потрёпанном камуфляже, так что отличить своих от чужих было затруднительно. Солдат и офицеров на передовой непрерывно подгоняли, требуя как можно скорее овладеть селом. Это подстёгивание регулярно кончалось жертвами. Так погиб, к примеру, командир одного из штурмовых отрядов старший лейтенант Закиров: после обвинения в трусости он пошёл впереди своего отряда и погиб в ближнем бою в одном из дворов.

Однако если русские могли сетовать о тяжёлых и не всегда оправданных потерях, боевиков бои в Комсомольском быстро вели к катастрофе. В селе находилось много иностранцев и хорошо подготовленных перед второй войной в Чечне бойцов, теперь их медленно, но верно перемалывали потоки стали с воздуха и уличные бои.

Фото © Wikimedia Commons

Хамзат Идигов, сменивший Гелаева на посту командира гарнизона, попытался уйти из села 11 марта, но наступил на мину и погиб. Сила сопротивления медленно падала. Начали сдаваться раненые. В условиях дикой антисанитарии и продолжающихся обстрелов у них не было иного шанса выжить. Один из солдат позднее описывал судьбу раненого боевика, не пожелавшего выйти с поднятыми руками. Он спокойно сидел в подвале, пока туда кидали гранаты. Как выяснилось, этот боевик просто обессилел и обезумел от гангрены и не мог даже пошевелиться.

Пока силы боевиков таяли, русские подбрасывали к Комсомольскому свежие подразделения. К селу подступил парашютно-десантный полк. В первые дни небольшие группы могли выбраться из села ночью мелкими группами, но кольцо непрерывно уплотнялось. Внутри оставалось ещё довольно много боеприпасов, но подходили к концу медикаменты. Однако о быстром успехе говорить не приходилось. Русские платили кровью за отвоёванные улицы, в лабиринте частного сектора постоянно погибала бронетехника. Однако наши военные могли, по крайней мере, отвести потрёпанные части, пополнить боекомплект, не опасаясь, что снарядные ящики покажут дно, и вызвать на противника "кару с небес".

Ко всему прочему, во время штурма сильно испортилась погода и Комсомольское застлал густой туман. Штурмовые группы резались с боевиками с нулевой дистанции, почти не видя противника.

Во второй половине марта боевики начали упорно пытаться вырваться из окружения. Однако теперь их ждали минные поля и пристрелявшаяся бронетехника. Шансов на спасение у боевиков уже практически не было. Последний крупный отряд пошёл на прорыв 20 марта, но напоролся на мины и пулемёты и полёг под огнём.

К этому моменту боевики сохранили лишь отдельные очаги сопротивления. Организованное сопротивление было сломлено, началась массовая сдача в плен остатков гарнизона. Однако это ещё не означало полного разгрома. Огневые точки приходилось брать по одной, танки уничтожали самых стойких огнём с прямой наводки почти в упор. Однако это было уже не более чем агонией.

22 марта в Комсомольском прозвучали последние выстрелы, в подвалы были брошены последние гранаты. К этому моменту Комсомольское представляло собой чудовищный пейзаж. Целых домов в селе просто не осталось, под обломками лежали сотни непогребённых тел. В ближайшие дни предстояло разбирать завалы, убирать трупы и очищать местность от мин и невзорвавшихся снарядов. Следовало спешить хотя бы из санитарных соображений: сотни погибших в селе боевиков в сочетании с тёплой весенней погодой делали пребывание в селе трудным.

Фото © РИА Новости/Владимир Вяткин

Операция в Комсомольском дорого стоила. Потери русских превышали 50 человек погибшими и умершими от ран. Однако даже в таком виде благодаря огромной выносливости и самоотверженности штурмовавших село отрядов битва за Комсомольское обернулась избиением боевиков. Потери террористов составили более 800 человек убитыми, причём это данные не военных, всегда склонных преувеличить успехи, а МЧС.

Спасателям пришлось разбирать завалы, оставшиеся на месте бойни, и эвакуировать мертвецов. Среди убитых и пленных оказался целый интернационал: арабы и даже один индийский мусульманин. На поле боя были подобраны огромные трофеи. По разным данным, от 80 до 273 террористов попали в плен. С этим побоищем был сравним только недавний разгром в Грозном с прорывом из города по минным полям. Для России это была выстраданная, кровавая, но бесспорная победа.

Бойцы 6-ой роты. Фото © Wikimedia Commons

Солдаты были ожесточены до предела. Командир спецназа ГУИН поставил принимать сдающихся собственных тыловиков. Иначе бойцы первой линии, недавно пережившие гибель товарищей, могли просто не выдержать. Однако в плен сдались практически поголовно израненные и истощенные боевики. В течение нескольких недель почти все они умерли. О них мало кто горевал. Среди пленных были головорезы, персонально известные расправами над пленными и заложниками.

Штурм Комсомольского стал последней крупной войсковой операцией Второй чеченской войны и жирной точкой в её первой, самой тяжёлой фазе. Войскам предстояла долгая и мучительная контрпартизанская борьба, затем стране пришлось пережить волну террора, но хребет организованным отрядам экстремистов из тысяч вооружённых людей был сломан. Руины Комсомольского навевали ужас. Но самый тяжёлый этап Чеченской войны был позади.

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

dletopic.ru

ГРОЗНЫЙ. ТАНКИ. КАК ЭТО БЫЛО

Металл сгорел, и пусто в черной башне,

Перегородки выплавил огонь.

Пусть день назад он шел вперед бесстрашно,

Прямым ударом раскрошило бронь.

Сергей Орлов, 1944 г.

 

 

Отмечая 10-летие начала боевых действий федеральных войск России против НВФ (незаконных вооруженных формирований) Чечни, стоит вспомнить основные этапы продолжающейся на Северном Кавказе войны.

Наиболее известными и драматичными событиями современной российской военной истории являются боевые действия наших военных в Грозном в 1994–1996 гг. Особенностью этих тяжелых штурмовых боев стало интенсивное использование в городских условиях федеральными войсками против НВФ, хорошо оснащенных отечественными же противотанковыми средствами, наших современных танков, в том числе Т-72Б1, T-72Б(М), Т-80Б, Т-80БВ, а также БМП и БТР.

 

Войдя новогодней ночью несколькими механизированными колонами в Грозный, федеральные войска столкнулись с хорошо подготовленной противотанковой обороной войск Дудаева. Неудачный план командования, а также отсутствие навыков и опыта использования бронетанковой техники в городе у личного состава частей и подразделений Министерства Обороны явились причиной большей части потерь в первые дни штурма Грозного. Основной тактикой применения танков стало сопровождение на узких улицах и прикрытие броней мотострелковых колонн, пытавшихся с ходу пробиться к ведущим бой в полном окружении у железнодорожного вокзала подразделениям 131-й отдельной мотострелковой бригады (омсбр) и отошедшим к ним подразделениям 81-го мотострелкового полка (мсп). Занявшие круговую оборону в переулках и дворах подразделения федеральных сил использовали танки и в качестве стационарных огневых точек до полного израсходования боекомплекта или повреждения танка.

Танки Т-72А 131-й омсбр, действовавшие на ограниченном пространстве привокзальной площади, отстреливались до последнего. После каждого выстрела из танка он сразу же подвергался обстрелу из нескольких РПГ с разных направлений. Так был подбит Т-72А (борт №533) – в его моторно-трансмиссионное отделение попало 4 или 5 гранат из РПГ. Вспыхнув, машина взорвалась, но экипаж, к счастью, успел эвакуироваться.

В танк Т-72А (борт №537) угодило 6 или 7 гранат из РПГ, боекомплект сдетонировал сразу, экипаж машины погиб. В Т-72А (борт №531) было 6 попаданий, после четвертого (выстрел был произведен из РПГ) башня накренилась. Последним с расстояния 100 м в башню со стороны командира танка угодил бронебойно-подкалиберный снаряд. От удара с торсионов сорвало люки в башне, наводчик-оператор А. Стасько получил тяжелую контузию, от осколков брони его спасла казенная часть орудия. В башне начался пожар, механику-водителю и наводчику-оператору удалось покинуть горящую машину, которая через 20 минут взорвалась. Отсутствие на танках контактной динамической защиты (КДЗ) вело к гарантированному поражению агрегатов и экипажа машины при попадании нескольких гранат из РПГ с близких дистанций.

Огневую поддержку 255-го гв. мсп из группы «Северо-Восток» в оборонительных боях за больничный комплекс обеспечивал танковый батальон в количестве 7 танков Т-72А и Т-72Б1.

Танкисты, ведя бой в окружении, одними из первых стали использовать прием «наскока», когда 2 танка, поочередно выкатываясь из-за угла здания, производили 3-4 выстрела по обнаруженным целям и задним ходом уходили обратно.

Попытка захвата атакой со стороны больничного комплекса плацдарма на восточном берегу р. Сунжа привела 3 января к потере от артиллерийско-гранатометного огня боевиков двух танков Т-72Б (М) из вошедшей на кануне в город 74-й гв. омсбр. После отсечения пехоты от танков последние были мгновенно подбиты у моста, пополнив счет безвозвратных потерь штурмующих Грозный танковых подразделений. Прикрывая огнем из автомата отход экипажей, раненый танкист рядовой А. Рябоконь погиб у своей боевой машины (посмертно награжден Орденом Мужества).

Смена тактики действия танков федеральных сил в городских условиях наметилась с расширением полностью контролируемой пехотой зоны жилых кварталов и переходом от оборонительных боев к наступательным. Возникший из-за первоначальных потерь дефицит в танках вынудил к созданию смешанных бронегрупп, в состав которых включались 2 танка и ЗСУ-23-4 либо БМП-2. Закрепленные за конкретными штурмовыми мотострелковыми подразделениями, бронегруппы должны были обеспечить постоянное прикрытие штурмующих здания мотострелков мощным огнем. В последующих боях в связи с разным уровнем защищенности этих боевых машин и их различными маневренными возможностями смешанный состав бронегруппы использовался крайне редко.

Применялось два основных способа действий бронегрупп. В первом случае один танк вел огонь в интересах пехоты, а экипаж второго, наблюдая за обстановкой, мог в любой момент заметить и отразить готовящуюся на головной танк атаку. По израсходовании боеприпасов у первого танка второй обеспечивал своим огнем выход головного с позиции. ЗСУ-23-4 и БМП-2, прикрываясь танками из-за своего слабого бронирования, вели огонь по верхним этажам высотных зданий.

Временной интервал огневого воздействия по противнику зависел от быстроты пополнения боеприпасами бронегруппы в тылу. В среднем, за день пара танков совершала от двух до четырех выходов к объекту штурма, во время выхода на огневой рубеж экипажи в целях звуковой маскировки старались идти на малых оборотах, а при отходе из двигателя выжимали все, на что он был способен.

Контроль штурмовых подразделений федеральных войск над отдельными разрозненными зданиями и кварталами делал каждый рейд танковой группы рискованным мероприятием, ибо на маршруте выдвижения или при возвращении через 15-30 минут для пополнения боеприпасами бронегруппа элементарно могла попасть под перекрестный огонь противотанковых средств НВФ, организовавших засаду на пути движения танков. Отсутствие крупномасштабных карт районов и улиц города вело к ограничению маневра бронегрупп при выдвижении на огневые рубежи и отходе с них. По возможности, экипажи старались каждый раз менять маршруты. Характерная ситуация сложилась 10 января во время боев за площадь Ленина. С задачей блокировать перекресток улиц Первомайской и Наурской наш Т-72Б1 (борт №430), выдвигаясь на огневую позицию, при подходе к площади был обстрелян из засады. Один из выстрелов РПГ пришелся в борт, отсутствие сорванного ранее фальшборта привело к сквозному пробитию брони в районе топливных баков и боеукладки. Мгновенная детонация не оставила экипажу шансов на спасение.

Второй способ именовался «карусель» или «вертушка». Суть боевой работы бронегруппы заключалась в непрерывности огневого воздействия на цель. Несколько пар танков поочередно, проводя пересменку на огневом рубеже, обеспечивали непрерывный обстрел цели, парами отходя в тыл на пополнение боеприпасами.

Этот способ применялся при поддержке 876-й дшбр, штурмовавшей Совмин ЧР. Танки Т-72Б (М) из бронегруппы 74-й гв. омсбр вели огонь на подавление огневых точек и блокировали здание, не допуская подхода резервов НВФ по мосту через р. Сунжа. Эта позиция также давала возможность вести стрельбу прямой наводкой по гостинице «Кавказ» и президентскому дворцу. Во время боя каждая из машин получила несколько попаданий из РПГ, танк П. Немцова сгорел. Израсходовав боекомплект, бронегруппа в составе двух танков и «безлошадного» экипажа П. Немцова передала позицию двум танкам Т-72Б1 из состава танкового батальона 276-го мсп (вероятно, С. Новокшонову и Е. Ляпустину).

Необходимость штурмовых групп в танковой поддержке вела к интенсивному их использованию в городских боях. По воспоминаниям командира танкового взвода 133-го гв. отб капитана В. Баглая, за время боев у трамвайного парка его танкистам пришлось буквально прожить шесть суток в своих машинах. Пехота заправляла танки, подавала боекомплект, продукты, после чего бронегруппа сразу выходила на подавление огневых точек.

В этих боях в качестве дополнительной защиты от РПГ и крупнокалиберных пулеметов экипажи танков и легкой бронетехники федеральных войск стали интенсивно навешивать на броню снарядные ящики, сетки, дополнительный ЗИП.

Большое количество потерь танков в Грозном было усугублено отсутствием на них контактной динамической защиты (КДЗ) либо взрывчатого вещества в ней. Например, 20 танков Т-72А 131-й омсбр и 7 танков Т-72А 255-го мсп, а также Т-72 (172М) и Т-72А 693-го мсп и 503-го мсп СКВО не имели контактной динамической защиты, а у 14 танков Т-72Б1 блоки «табакерки» КДЗ были пустыми. Танки Т-72Б1, принадлежавшие 276-му мсп, и Т-80 из 81-го мсп вступили в бой за Грозный с пустыми блоками КДЗ. Ведя интенсивный бой на узких улицах города, укрываясь от ответного огня, экипажи танков прижимали машины к зданиям или въезжали внутрь домов, снося фальшборты и сминая блоки КДЗ. Времени на ремонт в боевой обстановке практически не было. Отсутствие новых блоков делало невозможным и бессмысленным установку подвезенных из тыла пластин ВВ.

Техническое обеспечение заключалось в эвакуации с помощью БРЭМ-1, БТС и КЭТ-Л поврежденной бронетехники в сборные пункты поврежденных машин (СППМ), где она сортировалась и направлялась в ремонтные батальоны на восстановление. Для эвакуации техники в Грозном действовали 2 полковые эвакуационные группы и 3 эвакоотделения. В интересах Северной группировки работала полковая эвакуационная группа под командованием старшего лейтенанта И. Шаргородского и отдельные БРЭМ-1 из состава танковых подразделений. Имея в своем составе БРЭМ-1 (борт №455), БТС (борт №604) и 2 машины КЭТ-Л на базе «Урала», за 3 месяца боев в Грозном ей удалось без потерь со своей стороны эвакуировать 98 единиц бронетехники. В напряженные моменты вместо тягачей для эвакуации использовались танки с поврежденным вооружением. Один из эпизодов такой эвакуации с железнодорожного вокзала танком Т-72Б1 танка Т-80Б был снят тележурналистами и показан 8 января 1995 г. по ЦТ. Этот сюжет, весьма оригинально озвученный, породил миф о повсеместном использовании в Грозном сцепки кормой к корме, названной «тяни-толкай», в качестве идеальной защиты от гранатометного огня в городских условиях. В качестве постоянного тягача-эвакуатора в 133-й гв. отб (группа «Восток») использовался Т-80БВ с оторванным по эжектор стволом. Поврежденная техника эвакуировалась в расположение батальона, а оттуда переправлялась на станцию Червленая в капитальный ремонт.

В группе «Запад» эвакуацию осуществляла БРЭМ-1 под командованием прапорщика Р. Коробаева. 9 января 1995 г. эта машина была обстреляна из гранатомета и загорелась, но, благодаря четким действиям экипажа ее удалось потушить. Позднее она была потеряна при подготовке понтонной переправы через Сунжу, когда под минометным обстрелом упала с понтона и затонула. Отдельным ремонтно-восстановительным батальоном группы «Запад» за время боев в Грозном 80 единиц БТ было отремонтировано и отправлено в части и более 100 вывезено на станцию погрузки.

Эвакуации в «накопитель» Северной группировки, размещавшийся на территории Консервного завода, подлежала вся поврежденная и уничтоженная авто- и бронетехника, вне зависимости от ее принадлежности и характера повреждений. Эвакуация с улиц, контролируемых федеральными войсками, происходила в дневное время. В среднем, за день на СППМ доставлялось 3-4 единицы бронетехники. Из района Железнодорожного вокзала северной эвакогруппой было эвакуировано 10 боевых машин. В это число вошло несколько брошенных экипажами исправных танков Т-80, машина с механиком-водителем, погибшим от пули снайпера, подбитый трофейный Т-72А с белой башней, БМП-КШ (борт №301).

Своей активности пик эвакуации бронетехники достиг по окончании штурма правительственных зданий и президентского дворца, когда за сутки с площади Ленина было эвакуировано 23 ее единицы. На улице Лермонтова подорвалась на противотанковой мине БРЭМ-1, у машины вышибло второй опорный каток. В течение ночи машина была восстановлена экипажем. В случае невозможности транспортировки поврежденного танка на место подвозилась газовая сварка, и с ее помощью удалялись элементы конструкции, мешающие ее осуществлению. Бывали случаи минирования боевиками поврежденной техники, тогда разминирование проводилось путем сдергивания машины с места тягачом.

При дефиците бронетехники восстановление в рембатах поврежденных машин шло в авральном режиме. Для восполнения потерь в штурмующие Грозный батальоны направлялась техника, отремонтированная в боевых условиях. Ремонту подвергались и подбитые танки дудаевцев, прозванные за характерные белые башни «белыми воронами». Несколько из них после ремонта поступили в один из танковых батальонов Северной группы генерала Л. Рохлина. Всего группировка федеральных войск насчитывала 7 трофейных машин, имеющих белые башни.

При захвате территории военного городка шалинского танкового полка в боксах и на стоянке было обнаружено 10 неисправных танков Т-72А без резиновых фальшбортов и навесной динамической защиты. После ремонта эта техника также влилась в состав федеральной группировки. Большинство танков, получивших за все время боев в Грозном в среднем от 7 до 12 попаданий из РПГ, восстанавливалось в ремонтных батальонах по несколько раз. Например, танк Т-72Б1 (борт №221) 276 мсп имел 2 сквозных пробоины из РПГ во время боя у больничного комплекса 16 января 1995г., а после текущего ремонта был вторично поврежден 21 января 1995 г. возле здания Совмина пятью гранатами из РПГ. Первая попала в правый борт над 4-м катком, вторая, третья и четвертая – в левый борт и пятая – в башню над стволом с повреждением АЗ. Танк отправлен в капитальный ремонт. Танк Т-80БВ из состава 133-го гв. отб за время боев в Грозном получил 18 попаданий из РПГ и 1 подрыв на фугасе. Неоднократно побывав в ремонте и сменив 4 экипажа, танк после повреждения ствола закончил бои в Грозном в качестве тягача. По возвращении на место постоянной дислокации батальона он был отправлен в капитальный ремонт. Командир танка старший сержант А. Попков из СКВО (предположительно, 141-й отб), с 30 ноября 1994 г. по 7 января 1995 г. участвуя в уличных боях за Грозный, сменил 4 танка Т-72, из которых 1 был поврежден, а 2 сгорели.

Как правило, восстановлением танков занимались ремонтные подразделения частей, ведущих активные боевые действия. Основная масса неисправностей приходилась на оборудование башни (прицелы, СУО и т. д.), ствол орудия (пробитие), реже на двигатель и ходовую часть. Отверстия от кумулятивных боеприпасов заваривались, а также заделывались тряпками и деревянными клиньями. Заправка Т-72 и Т-80 топливом проблем не вызывала, поскольку как дизель, так и турбина конструктивно приспособлены к работе на различных сортах и смесях керосина, солярки и бензина.

Основу боекомплекта танков, ведущих непрерывные бои в городе, составляли выстрелы с осколочно-фугасными снарядами. Кроме них, имелись 1–3 выстрела с бронебойно-подкалиберными снарядами на случай встречи с танками противника.

Танкистами 133-го гв. отб в период с 9 по 11 января впервые в городских боях был использован КУВ «Кобра», из 5 выпущенных управляемых ракет всего 2 попали в цель. В дальнейшем управляемые ракеты танкистами не использовались, предпочтение было отдано осколочно-фугасным и бронебойно-подкалиберным снарядам. Последние способны пробить с торца пятиэтажный блочный дом до четвертого подъезда. Количество и размещение боеприпасов в боеукладке экипажи варьировали самостоятельно.

Днем 12 января в Грозном действовала бронегруппа старшего лейтенанта С. Новокшонова на танках Т-72Б1. После занятия огневой позиции командиром танка (борт №441) Е. Ляпустиным у обстреливавшегося ими ночью здания на дальности 500 м был обнаружен танк с белой башней. С седьмого выстрела осколочно-фугасным снарядом он загорелся. После занятия федеральными войсками района вблизи здания Совмина ЧР факт уничтожения танка НВФ был официально подтвержден командованием группировки «Север».

На всем протяжении штурма столицы Чечни противник активно использовал противотанковые мины для минирования путей выдвижения бронегрупп. Во второй фазе операции в боях за южную и юго-восточную части города боевиками против танков стали использоваться фугасы.

В ходе боев на улице Ноя Баучидзе 27 января для эвакуации застрявшего танка Т-72Б1 (борт №422) 2-й танковой роты был направлен Т-72Б1 (борт №437) командира взвода старшего лейтенанта С. Новокшонова. Спустя минуту связь с ним была потеряна. В результате поисков исчезнувшего танка была найдена 2-метровая воронка и разлетевшиеся в разные стороны куски машины. Башня танка отлетела на 70 м, двигатель на 20 м, катки, гусеницы и борта, перелетев одноэтажные дома, валялись на параллельной улице. Наиболее вероятной причиной гибели танка стал мощный фугас, действие которого усилил сдетонировавший боекомплект машины.

За время штурма Грозного с 31 декабря 1994 г. по 1 апреля 1995 г. наши потери составили 1426 человек погибшими и 4630 ранеными, 96 солдат и офицеров были захвачены боевиками. Безвозвратные потери боевой техники составили, примерно, 49 танков, 132 БМП , 98 БТР, 51 машина на базе БМП и БТР (согласно заявлению начальника Главного автобронетанкового управления МО РФ генерал-полковника А. Галкина, за первые полтора месяца боев в Чечне безвозвратные потери бронетехники составили 225 единиц, 62 из них – танки).

По воспоминаниям танкистов, ветеранов боев за Грозный, потери танков распределились примерно следующим образом: 276-й мсп безвозвратно потерял 7 Т-72Б1, 81-й мсп – 6 Т-80Б и Т-80БВ (вызывает сомнения), 133-й гв. отб – 11 Т-80БВ, 324-й мсп – Т-72Б1, 255-й гв. мсп – 1 Т-72А, 74-я гв. омсбр – 4 машины. Всего, как вспоминают ветераны танкового батальона этой бригады, их потери, без учета безвозвратных, составили 23 танка Т-72Б(М). Получается, что 50 танков из перечисленных выше частей МО России были безвозвратно потеряны при штурме Грозного с декабря 1994 по 1995 г. Безвозвратные потери танков 245-го мсп Т-80БВ, 693-го мсп и 503-го мсп Т-72 (172М) и Т-72А в боях за Грозный пока неизвестны.

Оставшиеся в подразделениях танки провоевали в Чечне до июля–августа 1995 г., после чего взамен окончательно выработавшей свой ресурс бронетехники стала поступать с баз хранения МО новая (конечно же, не Т-80У и не Т-90С).

Из воспоминаний танкистов, участвовавших в боях за Грозный, можно сделать вывод, что у них нет претензий к стойкости бронезащиты и эффективности орудий танков Т-72 и Т-80, на которых им пришлось воевать в 1995-96 гг. Значительно хуже дела обстояли с БМП-1, БМП-2, БМД-1 и БМД-2. На этот класс бронетехники пришлась основная масса безвозвратных потерь машин и экипажей – до 70 % от общего количества. В 95 % случаев попадание гранаты из РПГ-7 приводило к сквозному пробиванию брони этих машин. Прямое попадание осколков мины с малой дистанции также влекло пробитие брони, повреждение топливных баков и, как следствие, возгорание машины и взрыв боекомплекта.

Так, 2 января при движении БРМ-1К (борт №494) и БТР-80 из состава 276-го мсп в аэропорт «Грозный-северный» по улице Первомайская, в трех кварталах от больничного комплекса БРМ-1К была обстреляна и подбита прямым попаданием гранаты из РПГ в правый борт рядом с десантным люком. Кумулятивная струя, пройдя внутри вдоль всего корпуса БРМ-1К до моторного отделения включительно, тяжело ранила мотострелка в башне и подожгла машину (в дальнейшем от пожара сдетонировал боекомплект). При оказании неотложной медицинской помощи солдату из БРМ-1К второй гранатой был подбит БТР-80, но, несмотря на пожар в боевом отделении, машина осталась на ходу и смогла вернуться к больничному комплексу с двумя экипажами. В конечном итоге, пожар уничтожил машину.

Преобладание в Объединенной группировке БМП-1 с пушкой 2А28 «Гром», не способной вести эффективный огонь по верхним этажам зданий, а также слабое фугасное действие ее боеприпаса, практически исключило применение этих боевых машин в штурмовых группах огневой поддержки в городском бою. Главной задачей БМП-1 стало усиление блок-постов и снабжение боеприпасами штурмовых групп, причем из-за слабого бронирования эти машины на блок-постах окапывали и защищали бетонными плитами.

Впервые в боевой обстановке в Грозном использовались БМП-3. Их дебют пришелся на 1–2 января 1995 г., когда велись тяжелые бои между Северо-Восточной группировкой и боевиками за контроль над больничным комплексом. Федеральные войска, оборонявшиеся в нем, подвергались постоянному минометному и снайперскому обстрелу из-за р. Сунжа, с территории военного городка и с близрасположенных высотных зданий Военного колледжа и 12-этажного здания Парламента. В результате попадания мин в складированные в здании и на грунте боеприпасы был практически полностью уничтожен вставший рядом колонной мотострелковый батальон 74-й гв. омсбр на БМП-3 и несколько танков. В боеспособном состоянии после минометного обстрела, по воспоминаниям фронтовиков 255-го мсп, осталось 11 БМП-3.

Всего за время боев за овладение центром Грозного из 31 машины танкового батальона 74-й гв. омсбр в боеспособном состоянии осталось 4 танка Т-72Б (М). Острая нехватка танков во время боев за районы, прилегающие к улице Ноя Баучидзе, заставила использовать оставшиеся в строю БМП-3 для огневой поддержки штурмовых подразделений, продвигающихся с северо-востока к площади Минутка.

На БТР, обладающие высокой проходимостью и хорошими скоростными характеристиками, возложили функции связных, разведывательных и конвойных машин. В одном из репортажей с места боев по ЦТ 25 января 1995 г. был показан БТР-80 из группы «Запад», нижняя лобовая часть корпуса которого напоминала дуршлаг, так обильно она была усеяна сквозными пробоинами от пуль крупнокалиберного пулемета.

В связи с постоянным «реформированием» (а реально – сокращением) Вооруженных Сил России большая часть бронетехники из Чечни вместо капитального ремонта поступила на утилизацию («в шихту»). Высокооплачиваемые журналисты центральных СМИ, не всегда способные отличить танк от эмалированной кастрюли, заговорили о колоссальных, многотысячных потерях нашей бронетехники в боях за Грозный.

Заканчивая статью, необходимо отметить, что основная тяжесть обеспечения непосредственной огневой поддержки штурмовых подразделений и борьбы с танками противника в Грозном в 1994-95 гг. легла на танки, самоходные артиллерийские установки и минометы при практически нулевой поддержке с воздуха. Самоотверженные действия танкистов в городских боях с 10-тысячной группировкой НВФ, имевшей в своем составе, как минимум, 60 единиц бронетехники, 80 артиллерийских систем, позволили на порядок снизить потери штурмовых подразделений федеральных войск при взятии Грозного.


Поделиться в социальных сетях:


otvaga2004.ru

Боевые действия в республиканской больнице


К утру 2 января в зданиях республиканской больницы сосредоточились подразделения 8 гв. АК, 4 мср 81 мсп под командованием капитана Яровицкого1 и подразделения 74 гв. омсбр2. К 10:00 командный пункт Рохлина переместился на консервный завод3, а штаб 20 мсд и 173 ооСпН4 оставались у республиканской больницы.

Потери 8 гв. АК составили на тот момент 12 убитых и 58 раненых.5

Из донесения о действиях 255 мсп: "В период с 1 по 5 января 1995 года штурмовой отряд 1-го мотострелкового батальона находился в огневом мешке, что стало причиной больших потерь в личном составе и технике"6, а по словам НШ 68 орб капитана Р.А. Шадрина: "Личный состав находился под постоянным огнём как бандформирований, так и своей артиллерии."7

В "19:14 [2 января] "удружила" авиация. Её удар пришёлся по передовому командному пункту корпуса и штабу 20-й мотострелковой дивизии. Пропала связь. Самое время было помолиться."8

Из итогового донесения о действиях 255 мсп: "В ходе боевых действий водитель рядовой Алексей Попов, будучи раненым в голову, оставался в строю, в ночь с 2 на 3.01 первым заметил врагов и уничтожил их. Командир отделения младший сержант Виктор Коробченко заменил раненого командира взвода, умело выполнял его обязанности."9

Подразделения 8 гв. АК безуспешно пытались захватить прилегающие к площади Орджоникидзе здания:
– 10-ти этажный корпус ГНИ или "свечку",
– старые корпуса ГНИ или "военный колледж" или "Пентагон",
– библиотеку имени Чехова в одноимённом парке,
– здания у моста через Сунжу.

Сил катастрофически не хватало, поэтому в "ночь со 2 на 3 января генерал-лейтенанту Льву Рохлину были переданы в оперативное подчинение 81-й и 276-й мотострелковые полки, остатки 131-й бригады, части корпусного подчинения 67-го армейского корпуса и вновь прибывшая 74-я отдельная мотострелковая бригада Сибирского военного округа"10, а "группировки "Север" и "Северо-Восток" были объединены в одну - "Север" - под командованием генерала Льва Рохлина."11

Командующий группировкой "Северо-Восток" генерал-лейтенант Лев Рохлин: "Я отказался принять под командование эти части [131 омсбр и 81 мсп]. Их надо было выводить из боёв, дать отдохнуть, переформировать. А лучше вообще больше не вводить в состав действующих сил. Люди пережили трагедию. И с этим надо было считаться..."12

С 3 января в подчинении Рохлина находился 45 орпСпН.13

Обстановка в больничном комплексе


Командир 173 ооСпН майор В.В. Недобежкин: "В первые дни я приказал мирных жителей к расположению дивизии вообще не подпускать. Предупредительными выстрелами отгоняли. И спокойно было. Никаких обстрелов. Но приехали "политрабочие" из корпуса и начали бухтеть: "Да что же вы делаете? Это же мирные! Их надо пропускать". Ну и понеслось. Проходит бабулька или старичок - через 15 минут миномётный обстрел."14

Командующий группировкой "Северо-Восток" генерал-лейтенант Л. Рохлин: "Они [боевики] прекрасно понимали, какой занозой мы являемся. Приходилось отбивать по 10-12 атак в день. Их артиллерия, миномёты, танки (в том числе, кстати, и мои танки, которые были в ноябре 1994 года переданы оппозиции) пристреляли каждый метр. Практически все здания больничного комплекса были разрушены. Подвал, где находился передовой командный пункт, обогревался теплом горящего здания. Железная дверь, отделяющая подвал от самого строения, была раскалена так, что до неё было не дотронуться. И когда позднее стали говорить, что армия варварски разрушила город, это было неправдой. Мы вошли в город и заняли больничный комплекс, практически не применяя артиллерию. Идея втянуть войска на улицы и бить их среди домов принадлежала дудаевским командирам. Только когда по нам стали бить из всех видов оружия, мы ответили огнём пушек. Выбор был невелик: либо мы сами умрём, либо их похороним. Так что город в результате мы рушили вместе. Но, повторяю, не мы были авторами идеи боёв на его улицах."15

Капитан 74 гв. омсбр Вячеслав Николаевич Лазарев: "потом атаковали больничный комплекс. Он до нас несколько раз переходил из рук в руки. От самого комплекса мало что осталось. Он находился недалеко от Грозненского нефтянного института. Там снайпера нас здорово потрепали. Были артналёты и миномётные обстрелы. Полдня лежали под артналётом. <...> Мы тогда человек двенадцать потеряли в один день."16

О действиях артиллерии


Из описания боёв: "В Чечне артиллерия корпуса, не выходя из Толстого-Юрта, била по назначенным целям в Грозном, раскладывая снаряды как по полочкам на складе. Боеготовность артиллеристов окажется выше всех похвал. Уже через 20-30 секунд после поступления команды орудия открывали огонь. Такие нормативы, судя по историческим данным, достигались только во время Великой Отечественной войны."17 В рабочей тетради оперативной группы ЦБУ 8 гв. АК записано: "4 января. 22:55. Орудия 2А36 вышли из строя из-за большого количества выстрелов. В среднем каждое орудие сделало по 540 выстрелов. На всех орудиях недокат стволов..."18

Командующий группировкой "Северо-Восток" генерал-лейтенант Лев Рохлин: "Можно сказать, что именно артиллерия решила исход первых дней боёв. [Начальник ракетных войск и артиллерии 8 гв. АК полковник Василий] Кириченко проявил высочайшее мастерство в управлении ею. Он фактически стал одним из тех, кто спас президента, правительство и министра от позора полного разгрома армии в Грозном."19

О действиях танкистов


Из описания боёв: "Комкор придумал "огненную карусель". Точнее, не придумал, а использовал тот боевой опыт, что давным-давно был в арсеналах войск. Суть этой "карусели" в том, чтобы вести ураганный огонь по целям, не давая противнику поднять голову. Делалось это так: в окоп загонялся танк, который вёл огонь до полного выхода боезапаса в автомате заряжания. Два других танка стояли неподалеку, в укрытии. Отстрелявшись, танк выскакивал из окопа, а на его место тут же вставал другой. Затем третий. А первый в это время заряжался. Темп стрельбы был потрясающим. И никаких перерывов. Бывалые чеченские боевики приходили в ужас, не понимая, как это из одного места может вестись такой огонь. Командир танкового батальона Мансур Рафиков с ходу освоил технологию "карусели". Отважный комбат не только оправдывал надежды генерала, но и удивлял необычайной везучестью. Из девяти танков батальона лишь машина комбата останется невредимой."20

Первый штурм военного колледжа


3 января была предпринята попытка захватить здания, прилегающие к площади Орджоникидзе.

Командующий группировкой "Северо-Восток" генерал-лейтенант Лев Рохлин: "Мы обратили внимание, что боевики не умеют действовать ночью. У них явно не было общевойсковых командиров, которые могли бы организовать противодействие четко спланированным, продуманным операциям. Разведбат действовал ночами. Он не бежал в атаку, а выползал к зданию и без крика и шума занимал его. Обычно сопротивление в таких случаях было минимальным. Затем разведчики подтягивали на себя остальные наши силы и ползли дальше."21

Из описания действий 68 орб: "После трёх суток "отдыха" под миномётным огнём батальон получил задачу захватить республиканскую библиотеку им. Чехова. После этой операции от старого состава осталось 24 солдата и 1 офицер, или 20 процентов от того подразделения, которое прибыло в Толстой-Юрт."22

Из наградного листа капитана Юрия Геннадьевича Моисеева: "3 января 1995 года при штурме здания военного колледжа в Грозном капитан Ю. Моисеев командовал бронегруппой, которая сквозь огонь прорвалась к зданию. В ходе боя бронегруппа капитана Моисеева точным огнём уничтожила восемь огневых точек противника. При очередном маневре танк, в котором находился Юрий был расстрелян из гранатомётов и загорелся. Рискуя жизнью, Юрий эвакуировал из танка раненого механика-водителя, однако при этом сам получил тяжёлое ранение. Истекая кровью, Моисеев дополз до соседнего танка и продолжал руководить действиями подчиненных до конца боя. Бронегруппа полностью выполнила поставленную задачу. Моисеев умер в госпитале от полученных ран."23

Лейтенант тб 74 гв. омсбр Александр Гаврилюк: "В одном из боёв в направлении зданий Совмина и президентского дворца рота попала под миномётный обстрел. Тогда был тяжело ранен Юрий Моисеев, проживший только сутки... Скажу честно: было страшно. Техника горит, люди мечутся, здания рушатся. Майор Рафиков, комбат из Волгоградского полка, вывел тогда нашу технику из-под обстрела. А потом сказал: "Мужики, здесь убивают. Ночью выставляйте охрану, не то порежут. Во время уличных боев не стрелять из зенитного пулемета - снайпер засечёт. Лишний раз не высовываться и беречь людей." Он был единственным офицером, который объяснил, что делать, как сберечься. Об офицерах много чего говорят. Но у меня был случай: к нам подбежал полковник, начальник отдела по боевой подготовке Волгоградского корпуса, и попросил: "Ребята, помогите, мотострелковая рота попала в засаду, прикройте". Он сам сел в танк и повёл в бой. В машину шесть раз попали из гранатомёта, но экипаж остался жив. Кричит по рации: "Сынок, я горю, продержишься?!" Отвечаю, что продержусь. Роту мы прикрыли..."24

Из описания боевых действий: "Попытка захвата атакой со стороны больничного комплекса плацдарма на восточном берегу р. Сунжа привела 3 января к потере от артиллерийско-гранатомётного огня боевиков двух танков Т-72Б(М) из вошедшей на кануне в город 74 гв. омсбр. После отсечения пехоты от танков последние были мгновенно подбиты у моста, пополнив счёт безвозвратных потерь штурмующих Грозный танковых подразделений. Прикрывая огнём из автомата отход экипажей, раненый танкист рядовой А[лександр Николаевич]. Рябоконь погиб у своей боевой машины".25

Из-за сильного огня дудаевцев военный колледж захватить не удалось. Подразделения отступили и заняли оборону в больничном комплексе.

Приданные подразделения


Из описания боевых действий: "С 5 января в подчинении Рохлина будет уже и часть сил Восточной группировки, в частности, 129-й мотострелковый полк Ленинградского военного округа. Полк, который впоследствии хорошо зарекомендовал себя в боях, захватив сильно укреплённые 2-й и 86-й военные городки, обувную и картонажную фабрики."26

Из описания обстановки в 33 мсп: "5.01.95 г. получил молодое пополнение из Московского и Приволжского округов (без офицеров), но использовать эти 130 человек не представляется возможным, так как в профессиональном отношении они не обучены. Морально-психологическое состояние личного состава тяжёлое. Это связано с большими потерями, нервным перенапряжением, тяжёлыми бытовыми условиями."27

По словам снайпера 33 мсп рядового Алексея Коноплева, "в самом Грозном они оказались 5 января. Прибыв, сразу же посрывали с формы все демаскирующие предметы. Кокарды, например. Оказалось, когда на бушлаты нового образца, красивые и тёплые, одевают бронежилет, подвижность теряется. К тому же очень трудно в этом бушлате и бронежилете сесть в БМП и практически невозможно вылезти. <...> Перед входом в город, чтобы лучше слиться с местностью, специально извалялись в грязи. Под завязку загрузились боеприпасами, в том числе одноразовыми гранатомётами и огнемётами."28

Рапорт 255 мсп: "5.01.95 г. полк получил пополнение в количестве 184 человек солдат и сержантов. Вновь прибывший личный состав в профессиональном отношении был полностью не подготовлен, не умел пользоваться гранатами, стрелковым оружием, так как на прежних местах солдаты проходили службу на других должностях (30 процентов обучались на механиков-водителей танка Т-80, а в строй поставлены мотострелками). Во время прибытия пополнения позиции полка были подвергнуты миномётному обстрелу противника, в результате которого погибло 9 человек и ранен один. Это полностью подорвало моральное состояние вновь прибывших солдат".29

По информации Василия Пивовара, танкистами были бойцы 723 полка из Чайковска30, а подразделения формировалались на базе 506 мсп в Тоцком31.

Дмитрий Кошеленко, однополчанин В. Пивовара: "Когда отправляли в Чечню, обманули так же, как обманывали и других ребят. Говорили: посылают на учения, но уже 23 декабря в полку знали, что нас ждёт Чечня. Согласия не спрашивали, добровольцев не вызывали. Так на второй день Нового года мы оказались в Моздоке. Мотострелковая рота, в которой мы служили с Василием, базировалась в больничном городке на левом берегу Сунжи. Что и говорить, было тяжело <...>. Сначала не давали чеченским боевикам переплывать через реку, патрулировали улицы."32

Неизвестный полковник в фильме А. Невзорова "Ад" так описывает прибывшее пополнение: "У меня снайпер, у него зрение - минус пять и глухой блядь..., его снайпером в штатную должность записали. Мина на три метра рвется - он не слышит. Три дня назад подразделение сформировали, сюда отправили. С кем воевать? Как бой в городе вести, не знают. "БМП-3" идет, горит. Экипаж не выходит. Танкист подъезжает, закрывает своей броней, говорит: "Мужики, съеб... вы же подбиты! Ещё не горите". Они не вылезли, блядь. Танку, блядь, снаряд залетел под погон. Ушёл. БМП сгорела вместе с экипажем. Что, кто обучал?"33

+ + + + + + + + + + + + + + + + +

1 Семёнов Д. 81-й полк свою задачу в Грозном выполнил!
2 Офицеры, офицеры, ваше сердце под прицелом // Книга памяти Республики Хакасия. Абакан, 2000. (http://otvaga.vif2.ru/Otvaga/wars1/wars_31.htm)
3 Антипов А. Лев Рохлин. Жизнь и смерть генерала. М., 1998. С. 155.
4 Недобежкин В. Война или игра в солдатики? // Козлов С. и др. Спецназ ГРУ. М., 2002. С. 335. (www.agentura.ru/library/spetsnaz50/iliigra/)
5 Антипов А. Лев Рохлин. Жизнь и смерть генерала. М., 1998. С. 156.
6 Ефимов М. Обмануты и оклеветаны... // Солдат Удачи. 2000. №12. С. 16.
7 Петров О. Огневой удар... по своим // Солдат Удачи. 2001. №5. (http://www.soldat-udachi.com/2001/Ognevoy_udar.htm)
8 Антипов А. Лев Рохлин. Жизнь и смерть генерала. М., 1998. С. 159.
9 Ефимов М. Обмануты и оклеветаны... // Солдат Удачи. 2000. №12. С. 17.
10 Антипов А. Лев Рохлин. Жизнь и смерть генерала. М., 1998. С. 160.
11 Куликов А., Лембик С. Чеченский узел. М., 2000. С. 96.
12 Антипов А. Лев Рохлин. Жизнь и смерть генерала. М., 1998. С. 161.
13 Антипов А. Лев Рохлин. Жизнь и смерть генерала. М., 1998. С. 170.
14 Недобежкин В. Война или игра в солдатики? // Козлов С. и др. Спецназ ГРУ. М., 2002. С. 335-336. (www.agentura.ru/library/spetsnaz50/iliigra/)
15 Антипов А. Лев Рохлин. Жизнь и смерть генерала. М., 1998. С. 162.
16 Вячеслав Миронов. Я был на этой войне. Полемика. (http://artofwar.narod.ru/mironov/prose_mironov_03.html)
17 Антипов А. Лев Рохлин. Жизнь и смерть генерала. М., 1998. С. 162-163.
18 Рабочая тетрадь оперативной группы ЦБУ 8 гв. АК. Цит. по: Антипов А. Лев Рохлин. Жизнь и смерть генерала. М., 1998. С. 179.
19 Антипов А. Лев Рохлин. Жизнь и смерть генерала. М., 1998. С. 163.
20 Антипов А. Лев Рохлин. Жизнь и смерть генерала. М., 1998. С. 165.
21 Антипов А. Лев Рохлин. Жизнь и смерть генерала. М., 1998. С. 163.
22 Ефимов М. Обмануты и оклеветаны... // Солдат Удачи. 2000. №12. С. 18.
23 Моисеев Юрий Геннадьевич // Сайт Ульяновского гвардейского училища. (http://www.guktu.ru/history/element.php?IBLOCK_ID=44&SECTION_ID=240&ELEMENT_ID=1859)
24 Офицеры, офицеры, ваше сердце под прицелом // Книга памяти Республики Хакасия. Абакан, 2000. (http://otvaga.vif2.ru/Otvaga/wars1/wars_31.htm)
25 Белогруд В. Грозный. Танки. Как это было // Мир оружия. 2005. Март. №3. (http://btvt.narod.ru/2/tanks_in_grozny.htm)
26 Антипов А. Лев Рохлин. Жизнь и смерть генерала. М., 1998. С. 173.
27 Ефимов М. Обмануты и оклеветаны... // Солдат Удачи. 2000. №12. С. 17.
28 Моисеев В. Половина из вас не вернётся // Столица-С. 1995. март. (http://otvaga.vif2.ru/Otvaga/wars1/wars_38.htm)
29 Ефимов М. Обмануты и оклеветаны... // Солдат Удачи. 2000. №12. С. 17.
30 Попова О. Чечня. Расскажи мне боль свою, солдат // Быть чеченцем. М., 2004. С. 169.
31 Попова О. Чечня. Расскажи мне боль свою, солдат // Быть чеченцем. М., 2004. С. 170.
32 Попова О. Чечня. Расскажи мне боль свою, солдат // Быть чеченцем. М., 2004. С. 177.
33 Программа "Однако". 1999. 9 декабря. (http://old.polit.ru/documents/153738.html)

botter.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о