Содержание

Как прозвали самоходную установку СУ-152? И была ли она на самом деле «Зверобоем»?

В ряду образцов советской военной техники времен Великой Отечественной войны есть место для выпущенного в относительно небольшом количестве (670 экземпляров) «Зверобоя», как прозвали самоходную установку СУ-152 в войсках. Было два типа САУ, которые можно перепутать, тем более что названия их очень похожи. Орудия, установленные в рубках обеих машин, одинаковые - это замечательная пушка МЛ-20. А вот ходовая часть у ИСУ-152 значительно мощнее, она досталась в наследство от тяжелого танка ИС-2.

Название самоходной установки СУ-152 прижилось к обеим машинам, но так как разница между ними все же есть, следует обратить внимание на ту, у которой шасси от КВ, рассмотреть историю создания и причины ее появления на фронте.

Гаубица на шасси тяжелого танка

На ходовой части танка КВ уже ставили эту гаубицу, правда, сделано это было иначе. Во время войны с Финляндией нашли боевое применение осадные орудия с вращающейся башней КВ-2. Эти образцы имели ряд недостатков, в частности, очень высокий профиль, который демаскировал технику и облегчал попадание в нее вражеских средств поражения. Для того чтобы уменьшить вес и высоту САУ и упростить технологию ее производства, в 1943 году инженеры-танкостроители из Челябинска приняли решение установить орудие в неподвижной рубке. В декабре того же года опытно-конструкторские работы были завершены, и ЧКЗ приступил к серийному производству.

Нет ничего удивительного в том, как называли установку. СУ-152 так и расшифровывается: самоходная установка с орудием калибра 152 мм.

Истребитель танков

Вообще-то любое встречное сражение танковых соединений, согласно классической тактической науке, является следствием ошибки командования. Грамотный офицер или генерал должен позаботиться о скрытной концентрации своей бронетехники на том участке обороны противника, где будет обеспечено отсутствие серьезного противодействия. Однако Вторая мировая ломала устоявшиеся стереотипы, и танки нередко воевали друг с другом. К 1943 году у немцев появились «Тигры», способные наносить ощутимый урон советской бронетехнике с отдаленных позиций, поэтому появилась необходимость в особом ее классе – истребителе танков. «Зверобой», как прозвали самоходную установку СУ-152 почти сразу, должен был стать именно такой машиной, хотя гаубица МЛ-20 создавалась для другой задачи – прорыва укрепленных эшелонированных позиций хорошо окопавшегося врага.

Достоинства СУ-152

Неизвестно, как прозвали самоходную установку СУ-152 немецкие танкисты, но неприятностей она им доставляла немало. Советская самоходка могла вести огонь со скрытых позиций по навесной траектории, правда, для этого необходимы были ориентиры или корректировка.

Главным достоинством новой техники был сверхмощный калибр и большая дальность прицельного огня. Масса снаряда составляла от 40 до 49 килограммов, и при попадании гарантированно уничтожала любую бронированную цель. Реальной дальностью, позволяющей обоснованно надеяться на такой результат, было расстояние в 1800 метров. Ходовая часть и механика имели конструктивные недостатки, но их было не больше, чем у главного противника – танка «Тигр» Т-VI.

На первый взгляд это очень внушительные характеристики, но были и проблемы, позволяющие усомниться в том, что прозвище самоходной установки СУ-152 вполне обосновано.

Главный «зверь»

Для того чтобы объективно оценить шансы нашей самоходки при артиллерийской дуэли с «Тигром», необходимо произвести сравнение возможностей этих машин в такой ситуации.

Итак, первое, на что следует обратить внимание - дальность прицельного огня. Она у этих двух образцов примерно одинакова, но следует заметить, что качество немецкой оптики фирмы «Карл Цейс» выше, чем нашей, хотя и советские прицелы назвать скверными нельзя.

Второй важный фактор – скорострельность. Наши самоходчики могли сделать за минуту всего два выстрела, мешал большой вес снаряда (до 60 кг) и теснота в рубке. Немцы за это же время могли выстрелить шесть раз.

Предмет третьего сравнения – калибр. Это как раз то, что обусловило неофициальное название самоходной установки СУ-152. Здесь бесспорно превосходство нашей САУ над вражеским "зверем". Куда там 88 миллиметрам против наших 152-х! Неприятность состояла в том, что немецкого калибра вполне хватало, чтобы пробить шестисантиметровую броню советской самоходки. И снарядов у немцев в боекомплекте было намного больше – 90 против наших двадцати. И еще, у «Тигра» башня вращалась электромотором, а МЛ-20 имела угол доворота всего 12 градусов в каждую сторону.

Побеждают люди

Учитывая все характеристики, можно сделать вывод о том, что наша самоходка при столкновении с «Тигром» была практически обречена, но это не так. Каждый раз на исход дуэли влияли многие факторы, среди которых и выучка экипажей, и наличие боевого опыта, и знание местности, и просто отвага. Важно было и занять лучшую позицию, и как можно раньше обнаружить противника, и первым выстрелить, и, самое главное, попасть. И часто все это нашим танкистам-артиллеристам удавалось лучше, чем немцам. И тогда они могли похвалить свою машину: «Зверобой!» (как прозвали самоходную установку СУ-152 бойцы Красной Армии).

fb.ru

СУ-152 — почему «Зверобой»? - парк Патриот

14 февраля с некоторых пор ассоциируется со Днем всех влюбленных. Для советского танкостроения эта дата ассоциируется с другим. 14 февраля 1943 года на вооружение Красной Армии была принята тяжелая самоходная установка КВ-14. С апреля 1943 года обозначение поменяли на СУ-152.

Первоначально такой машины, как СУ-152, в системе вооружения Красной Армии не предполагалось. По опыту войны с Финляндией требовалась совсем другая САУ. Она должна была иметь вооружение в виде 152-мм пушки особой мощности БР-2, в качестве альтернативы рассматривалось 130-мм морское орудие Б-13. В экспозиции парка «Патриот» можно увидеть самоходные установки Т-100Y и СУ-14-БР-2 как раз с такими системами. Планировалось, что на базе удлиненного шасси КВ будет выпускаться похожая на них машина, имевшая индекс 212. По разным причинам дальше изготовления корпуса дело по 212 не продвинулось.

В конце 1941 года, по заданию Сталина, в Челябинске был спроектирован штурмовой танк КВ-7. Он имел неподвижную башню (рубку), в которой поставили строенную установку двух 45-мм пушек и 76-мм пушки Ф-34. Испытания показали, что идея КВ-7 была неудачной, но рубка вполне подходит для установки 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20. Впервые идею создания такой версии КВ-7 озвучили в конце января 1942 года, а в середине апреля она превратилась в официальное задание. Работы по проектированию САУ велись в Свердловске. КБ УЗТМ под руководством Л.И. Горлицкого разработало проект У-18, но его быстро отклонили. Совсем иначе поступили со вторым проектом, имевшим обозначение ЗИК-20. Эту САУ разработали в КБ завода №8 под руководством Ф.Ф. Петрова. Именно эта машина находилась поначалу в приоритете. В конце 1942 года был построен полноразмерный деревянный макет рубки.

В виду затягивания работ по ЗИК-20, а также перехода выпуска с КВ-1 на КВ-1с, возникла идея разработать похожую машину силами СКБ-2 ЧКЗ. Работы по «истребителю ДОТ-ов» возглавил Л.С. Троянов. За считанные недели в Челябинске разработали проект, получивший обозначение КВ-14 и чертежный индекс 236. 3 января прошел смотр проектов, победу одержал КВ-14. Эта машина получилась более легкой и меньше всего требовала переделок базового шасси. На следующий день Сталин подписал постановление ГКО №2692 «Об изготовлении образца 152-мм самоходной пушки на базе танка КВ-1С». К утру 24 января опытный образец был готов. Он успешно прошел огневые испытания, пробег также не выявил серьезных проблем.

Это стало основанием для принятия КВ-14 на вооружение, которое и случилось 14 февраля 1943 года.

Из самоходной троицы СУ-12 (СУ-76), СУ-122 и СУ-152 последняя оказалась наименее проблемной. Несмотря на наличие вполне ожидаемых «детских болезней», машина оказалась лишена принципиальных недостатков, требующих серьезной переделки конструкции. В виду производственных проблем поначалу выпуск СУ-152 оказался далек от планов. Поставки СУ-152 в войска начались с апреля 1943 года, а боевой дебют состоялся в июле, на Курской Дуге.

Первоначально СУ-152 разрабатывалась как средство борьбы с вражескими укреплениями. Бронебойных снарядов для МЛ-20 к началу боевого применения не было в принципе. Тем не менее, наибольшую славу СУ-152 получила как истребитель танков. Выяснилось, что даже отсутствие бронебойных снарядов не мешало превращать новейшие немецкие танки и САУ в металлолом. Именно на Курской Дуге СУ-152 получила прозвище «Зверобой». Низкая скорострельность и не самая высокая подвижность компенсировались поистине чудовищной огневой мощью орудия МЛ-20.

Уже в августе 1943 года в боекомплекте СУ-152 появились бронебойные снаряды. О том, насколько эффективным противотанковым средством были СУ-152, говорят отчеты с фронтов. Как докладывали экипажи, на дистанции 1,5 километра что бронебойные, что осколочно-фугасные снаряды сносили немецким «Тиграм» башни. Доводилось воевать СУ-152 и с «Фердинандами».

Производство СУ-152 закончилось в декабре 1943 года. Всего сдали 670 машин данного типа. На производство встала ИСУ-152, созданная на базе тяжелого танка ИС-1. Что же касается СУ-152, то они активно применялись на фронте вплоть до начала 1945 года. Одной из последних операций стало освобождение польского города Познань. До наших дней дожило всего 3 СУ-152.

В экспозиции парка «Патриот» представлена машина выпуска июля 1943 года. В настоящий момент экспонат можно посмотреть на площадке № 2 музейного комплекса. 

Материал и архивные фотографии представил историк бронетанковой техники Юрий Пашолок.

patriotp.ru

«ЗВЕРОБОЙ» – ГРОЗА «ТИГРОВ» И «ПАНТЕР»

  

 

Постановление Государственного комитета обороны № 4043сс от 4 сентября 1943 года предписывало Опытному заводу № 100 в Челябинске совместно с техническим управлением Главного бронетанкового управления Красной Армии до 1 ноября 1943 года спроектировать, изготовить и испытать артсамоход ИС-152 на базе танка ИС. Его непосредственный предшественник – самоходная установка СУ-152 (KB-14), базой для которой послужил танк КВ-1с.

Самоходка СУ-152, принятая на вооружение 14 февраля 1943 года, находилась в серийном производстве до начала 1944-го. Появление этих машин в сражении на Курской дуге стало неприятным сюрпризом для немцев. Массивный 152-мм бронебойный снаряд (48,8 кг), выпущенный с дистанции прямого выстрела 700–750 м, сдергивал башню с «Тигра». Именно тогда тяжелые артсамоходы получили у солдат уважительное прозвище «Зверобой».

Само собой разумеется, что военные захотели иметь аналогичную самоходку и на базе нового тяжелого танка, тем более, что КВ-1с с производства снимался.

Компоновка САУ ИС-152 (объект 241), позже получившей название ИСУ-152, принципиальными новшествами не отличалась. Броневая рубка, изготовленная из катаных листов, устанавливалась в передней части корпуса, объединяя в один объем отделения управления и боевое. Толщина ее лобовой брони была больше, чем у СУ-152: 60–90 мм против 60–75.

Гаубица-пушка МЛ-20С калибра 152 мм монтировалась в литой раме, игравшей роль верхнего станка орудия, и защищалась литой же броневой маской, заимствованной у СУ-152. Качающаяся часть самоходной гаубицы-пушки имела незначительные отличия, по сравнению с полевой: были установлены откидной лоток для облегчения заряжания и щиток со спусковым механизмом, ручки маховиков подъемного и поворотного механизмов находились у наводчика слева по ходу машины, цапфы вынесены вперед для естественного уравновешивания.

Боекомплект состоял из 20 выстрелов раздельного заряжания, половина из которых – бронебойно-трассирующие снаряды БР-545 массой 48,78 кг, а половина – осколочно-фугасные пушечные гранаты ОФ-545 массой 43,56 кг. Для стрельбы прямой наводкой служил телескопический прицел СТ-10, для стрельбы с закрытых позиций – панорамный прицел с независимой или полунезависимой линией прицеливания от полевой гаубицы-пушки МЛ-20. Максимальный угол возвышения орудия составлял +20°, склонения -3°. На дистанции 1000 м бронебойный снаряд пробивал 123-мм броню.

На части машин на зенитной турели командирского люка устанавливался 12,7-мм пулемет ДШК образца 1938 года.

Силовая установка и трансмиссия были заимствованы у танка ИС-2 и включали в себя 12-цилиндровый четырехтактный бескомпрессорный дизель жидкостного охлаждения В-2ИС (В-2-10) мощностью 520 л.с. при 2000 об/мин., многодисковый главный фрикцион сухого трения (сталь по ферродо), 4-ходовую восьмискоростную коробку передач с демультипликатором, двухступенчатые планетарные механизмы поворота с блокировочными фрикционами и двухступенчатые бортовые передачи с планетарным рядом.

Ходовая часть САУ применительно к одному борту состояла из шести сдвоенных литых опорных катков диаметром 550 мм и трех поддерживающих катков. Ведущие колеса заднего расположения имели два съемных зубчатых венца с 14-ю зубьями каждый. Направляющие колеса – литые, с кривошипным механизмом натяжения гусениц.

Подвеска – индивидуальная торсионная.

Гусеницы стальные, мелкозвенчатые, из 86 одногребневых траков каждая. Траки штампованные, шириной 650 мм и шагом 162 мм. Зацепление цевочное.

Боевая масса ИСУ-152 составляла 46 т.

Максимальная скорость достигала 35 км/ч, запас хода – 220 км. На машинах устанавливались радиостанции ЮР или 10РК и переговорное устройство ТПУ-4-бисФ.

Экипаж включал пять человек: командира, наводчика, заряжающего, замкового и механика-водителя.

Уже в начале 1944 года выпуск ИСУ-152 стал сдерживаться нехваткой орудий МЛ-20. Чтобы выйти из этого положения, на артиллерийском заводе № 9 в Свердловске наложили ствол 122-мм корпусной пушки А-19 на люльку орудия МЛ-20С и в результате получили тяжелый артсамоход ИСУ-122 (объект 242), который за счет большей начальной скорости бронебойного снаряда – 781 м/с – представлял собой даже более эффективное противотанковое средство, чем ИСУ-152. Боекомплект машины возрос до 30 выстрелов.

Со второй половины 1944 года на некоторых ИСУ-122 стали устанавливать пушку Д-25С с клиновым полуавтоматическим затвором и дульным тормозом. Эти машины получили обозначение ИСУ-122-2 (объект 249) или ИСУ-122С. Они отличались конструкцией противооткатных устройств, люльки и ряда других элементов, в частности, новой литой маской толщиной 120–150 мм. Прицелы пушки – телескопический ТШ-17 и панорама Герца. Удобное расположение экипажа в боевом отделении и полуавтоматика пушки способствовали повышению скорострельности до 3–4 выстр/мин, по сравнению с 2 выстр/мин на танке ИС-2 и САУ ИСУ-122.

С 1944 по 1947 год было изготовлено 2790 самоходных установок ИСУ-152, 1735 – ИСУ-122 и 675 – ИСУ-122С. Таким образом, суммарный выпуск тяжелых артсамоходов – 5200 штук – превысил число изготовленных тяжелых танков ИС – 4499 единиц. Следует отметить, что, как и в случае с ИС-2, к выпуску самоходных орудий на его базе должен был подключиться Ленинградский Кировский завод. До 9 мая 1945 года там были собраны первые пять ИСУ-152, а до конца года – еще сто. В 1946 и 1947 годах производство ИСУ-152 осуществлялось только на ЛКЗ.

С весны 1944 года тяжелые самоходно-артиллерийские полки СУ-152 перевооружались установками ИСУ-152 и ИСУ-122. Их переводили на новые штаты и всем присваивали звание гвардейских. Всего до конца войны было сформировано 56 таких полков, в каждом находилась 21 машина ИСУ-152 или ИСУ-122 (часть из этих полков имела смешанный состав машин). В марте 1945 года сформировали 66-ю гвардейскую тяжелую самоходно-артиллерийскую бригаду трехполкового состава (1804 человека, 65 ИСУ-122, ЗСУ-76).

Тяжелые самоходно-артиллерийские полки, приданные танковым и стрелковым частям и соединениям, в первую очередь, использовались для поддержки пехоты и танков в наступлении. Следуя в их боевых порядках, САУ уничтожали огневые точки противника и обеспечивали пехоте и танкам успешное продвижение. В этой фазе наступления САУ становились одним из основных средств отражения танковых контратак. В ряде случаев им приходилось выдвигаться вперед боевых порядков своих войск и принимать удар на себя, обеспечивая тем самым свободу маневра поддерживаемых танков.

Так, например, 15 января 1945 года в Восточной Пруссии, в районе Борове, немцы силою до одного полка мотопехоты при поддержке танков и самоходных орудий контратаковали боевые порядки нашей наступавшей пехоты, вместе с которой действовал 390-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк. Пехота под давлением превосходящих сил противника отошла за боевые порядки самоходчиков, встретивших удар немцев сосредоточенным огнем и прикрывших поддерживаемые подразделения. Контратака была отбита, и пехота вновь получила возможность продолжать свое наступление.

Тяжелые САУ иногда привлекались к участию в артподготовках. При этом огонь велся как прямой наводкой, так и с закрытых позиций. В частности, 12 января 1945 года во время Сандомирско-Силезской операции 368-й гвардейский полк ИСУ-152 1-го Украинского фронта в течение 107 минут вел огонь по опорному пункту и четырем артиллерийским и минометным батареям противника. Выпустив 980 снарядов, полк подавил две минометные батареи, уничтожил восемь орудий и до одного батальона солдат и офицеров противника. Интересно отметить, что дополнительные боеприпасы заранее выкладывались на огневых позициях, однако прежде всего расходовались снаряды, находившиеся в боевых машинах, иначе был бы значительно снижен темп стрельбы. Для последующего пополнения тяжелых самоходок снарядами требовалось до 40 минут, поэтому они прекращали огонь заблаговременно до начала атаки.

Весьма эффективно тяжелые САУ использовались в борьбе с танками противника. Например, в Берлинской операции 19 апреля 360-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк поддерживал наступление 388-й стрелковой дивизии. Части дивизии овладели одной из рощ восточнее Лихтенберга, где и закрепились. На другой день противник силою до одного полка пехоты при поддержке 15 танков начал контратаковать. При отражении атак в течение дня огнем тяжелых САУ было уничтожено 10 немецких танков и до 300 солдат и офицеров.

В боях на Земландском полуострове в ходе Восточно-Прусской операции 378-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк при отражении контратак успешно применял построение боевого порядка полка веером. Это обеспечивало полку обстрел в секторе 180° и более и облегчало борьбу с танками противника, атакующими с разных направлений.

Одна из батарей ИСУ-152, построив свой боевой порядок веером на фронте протяженностью 250 м, успешно отразила 7 апреля 1945 года контратаку 30 танков противника, подбив шесть из них. Батарея потерь не понесла. Лишь две машины получили незначительные повреждения ходовой части.

Еще в декабре 1943 года, учитывая, что в дальнейшем у противника могут появиться новые танки с более мощным бронированием, ГКО специальным постановлением предписал спроектировать и изготовить к апрелю 1944 года самоходно-артиллерийские установки с орудиями повышенной мощности:

• со 122-мм пушкой, имеющей начальную скорость 1000 м/с при массе снаряда в 25 кг;

• со 130-мм пушкой, имеющей начальную скорость 900 м/с при массе снаряда в 33.4 кг;

• со 152-мм пушкой, имеющей начальную скорость 880 м/с при массе снаряда в 43.5 кг.

Все эти орудия пробивали броню толщиной 200 мм на дистанции 1500–2000 м.

В ходе выполнения этого постановления были созданы и в 1944–1945 годах испытаны артсамоходы: ИСУ-122-1 (объект 243) со 122-мм пушкой БЛ-9, ИСУ-122-3 (объект 251) со 122-мм пушкой С-26-1, ИСУ-130 (объект 250) со 130-мм пушкой С-26; ИСУ-152-1 (объект 246) со 152-мм пушкой БЛ-8 и ИСУ-152-2 (объект 247) со 152-мм пушкой БЛ-10.

Пушки С-26 и С-26-1 спроектировали в ЦАКБ под руководством В.ГГрабина, при этом С-26-1 отличалась от С-26 только калибром трубы. Пушка С-26 калибра 130 мм имела баллистику и боеприпасы от морской пушки Б-13, но обладала рядом принципиальных конструктивных отличий, так как оснащалась дульным тормозом, горизонтальным клиновым затвором и др. Самоходы ИСУ-130 и ИСУ-122-1 изготовили на заводе № 100, и они прошли испытания с 30 июня по 4 августа 1945 года. Позднее испытания продолжили, но на вооружение обе САУ приняты не были и в серию не запускались.

Пушки БЛ-8, БЛ-9 и БЛ-10 разработало ОКБ-172 (не путать с заводом № 172), все конструкторы которого являлись заключенными. Первый опытный образец БЛ-9 изготовили в мае 1944 года на заводе № 172, а в июне установили на ИСУ-122-1. Полигонные испытания ее проводились в сентябре 1944-го, а государственные – в мае 1945 года. На последних при стрельбе произошел разрыв ствола из-за дефектов металла. Пушки БЛ-8 и БЛ-10 калибра 15 мм имели баллистику, существенно превышавшую баллистику МЛ-20, и испытывались в 1944 году.

Самоходкам с опытными образцами пушек были свойственны те же недостатки, что и остальным САУ на шасси ИС: большой вылет ствола вперед, снижавший маневренность в узких проходах; малые углы горизонтального наведения орудия и сложность его наведения, что затрудняло стрельбу по подвижным целям; невысокая боевая скорострельность из-за относительно небольших размеров боевого отделения, большой массы выстрелов, раздельно-гильзового заряжания и наличия у ряда орудий поршневого затвора; плохая обзорность из машин; малый боекомплект и сложность его пополнения в ходе боя.

Вместе с тем, хорошая противоснарядная стойкость корпуса и рубки этих САУ, достигнутая за счет установки мощных броневых плит под рациональными углами наклона, позволяла использовать их на дистанции прямого выстрела и достаточно эффективно поражать любые цели.

 

 

Самоходно-артиллерийские установки ИСУ-152 состояли на вооружении Советской Армии до конца 1970-х годов, вплоть до начала поступления в войска САУ нового поколения. При этом ИСУ-152 модернизировалась дважды. Первый раз в 1956 году, когда САУ получили обозначение ИСУ-152К. На крыше рубки установили командирскую башенку с прибором ТПКУ и семью смотровыми блоками ТИП; боекомплект гаубицы-пушки МЛ-20С увеличили до 30 выстрелов, что потребовало изменения расположения внутреннего оборудования боевого отделения и дополнительных боеукладок; вместо прицела СТ-10 был установлен усовершенствованный телескопический прицел ПС-10. На всех машинах смонтировали зенитный пулемет ДШКМ с боекомплектом 300 патронов.

На САУ поставили двигатель В-54К мощностью 520 л.с. с эжекционной системой охлаждения. Емкость топливных баков увеличили до 1280 л. Была усовершенствована система смазки, конструкция радиаторов стала другой. В связи с эжекционной системой охлаждения двигателя изменили и крепление наружных топливных баков.

Машины оборудовали радиостанциями 10-РТ и ТПУ-47.

Масса самоходки возросла до 47,2 т, однако динамические характеристики остались прежними. Запас хода возросло 360 км.

Второй вариант модернизации имел обозначение ИСУ-152М. На машину установили доработанные агрегаты танка ИС-2М, зенитный пулемет ДШКМ с боекомплектом 250 патронов и приборы ночного видения.

В ходе капитального ремонта некоторым переделкам подвергались и самоходки ИСУ-122. Так, с 1958 года штатные радиостанции и ТПУ заменялись на радиостанции «Гранат» и ТПУ Р-120.

Помимо Советской Армии, ИСУ-152 и ИСУ-122 находились на вооружении Войска Польского. В составе 13-го и 25-го полков самоходной артиллерии они принимали участие в завершающих боях 1945 года. Вскоре после войны ИСУ-152 получила и Чехословацкая народная армия. В начале 60-х один полк армии Египта также имел на вооружении ИСУ-152.


Поделиться в социальных сетях:


otvaga2004.ru

«Зверобой» – гроза «Тигров» и «Пантер»

Постановление Государственного комитета обороны № 4043сс от 4 сентября 1943 года предписывало Опытному заводу № 100 в Челябинске совместно с техническим управлением Главного бронетанкового управления Красной Армии до 1 ноября 1943 года спроектировать, изготовить и испытать артсамоход ИС-152 на базе танка ИС.

Его непосредственный предшественник – самоходная установка СУ-152 (KB-14), базой для которой послужил танк КВ-1с.

Самоходка СУ-152, принятая на вооружение 14 февраля 1943 года, находилась в серийном производстве до начала 1944-го. Появление этих машин в сражении на Курской дуге стало неприятным сюрпризом для немцев. Массивный 152-мм бронебойный снаряд (48,8 кг), выпущенный с дистанции прямого выстрела 700–750 м, сдергивал башню с «Тигра». Именно тогда тяжелые артсамоходы получили у солдат уважительное прозвище «Зверобой».

Само собой разумеется, что военные захотели иметь аналогичную самоходку и на базе нового тяжелого танка, тем более, что КВ-1с с производства снимался.

 

Советская опытная САУ ИСУ-152-1 (ИСУ-152БМ со 152-мм пушкой БЛ-8/ОБМ-43, выпущена в единственном экземпляре) во дворе завода №100 в Челябинске

Компоновка САУ ИС-152 (объект 241), позже получившей название ИСУ-152, принципиальными новшествами не отличалась. Броневая рубка, изготовленная из катаных листов, устанавливалась в передней части корпуса, объединяя в один объем отделения управления и боевое. Толщина ее лобовой брони была больше, чем у СУ-152: 60–90 мм против 60–75.

Гаубица-пушка МЛ-20С калибра 152 мм монтировалась в литой раме, игравшей роль верхнего станка орудия, и защищалась литой же броневой маской, заимствованной у СУ-152. Качающаяся часть самоходной гаубицы-пушки имела незначительные отличия, по сравнению с полевой: были установлены откидной лоток для облегчения заряжания и щиток со спусковым механизмом, ручки маховиков подъемного и поворотного механизмов находились у наводчика слева по ходу машины, цапфы вынесены вперед для естественного уравновешивания.

Боекомплект состоял из 20 выстрелов раздельного заряжания, половина из которых – бронебойно-трассирующие снаряды БР-545 массой 48,78 кг, а половина – осколочно-фугасные пушечные гранаты ОФ-545 массой 43,56 кг. Для стрельбы прямой наводкой служил телескопический прицел СТ-10, для стрельбы с закрытых позиций – панорамный прицел с независимой или полунезависимой линией прицеливания от полевой гаубицы-пушки МЛ-20. Максимальный угол возвышения орудия составлял +20°, склонения -3°. На дистанции 1000 м бронебойный снаряд пробивал 123-мм броню.

Проекции ИСУ-152, 1944 г.

На части машин на зенитной турели командирского люка устанавливался 12,7-мм пулемет ДШК образца 1938 года.

Силовая установка и трансмиссия были заимствованы у танка ИС-2 и включали в себя 12-цилиндровый четырехтактный бескомпрессорный дизель жидкостного охлаждения В-2ИС (В-2-10) мощностью 520 л.с. при 2000 об/мин., многодисковый главный фрикцион сухого трения (сталь по ферродо), 4-ходовую восьмискоростную коробку передач с демультипликатором, двухступенчатые планетарные механизмы поворота с блокировочными фрикционами и двухступенчатые бортовые передачи с планетарным рядом.

Ходовая часть САУ применительно к одному борту состояла из шести сдвоенных литых опорных катков диаметром 550 мм и трех поддерживающих катков. Ведущие колеса заднего расположения имели два съемных зубчатых венца с 14-ю зубьями каждый. Направляющие колеса – литые, с кривошипным механизмом натяжения гусениц.

Сборка САУ ИСУ-152 на советском заводе. Гаубица-пушка МЛ-20С калибром 152,4 мм смонтирована в рамке на бронеплите, которая затем будет установлена в броневой рубке боевой машины

Подвеска – индивидуальная торсионная.

Гусеницы стальные, мелкозвенчатые, из 86 одногребневых траков каждая. Траки штампованные, шириной 650 мм и шагом 162 мм. Зацепление цевочное.

Боевая масса ИСУ-152 составляла 46 т.

Максимальная скорость достигала 35 км/ч, запас хода – 220 км. На машинах устанавливались радиостанции ЮР или 10РК и переговорное устройство ТПУ-4-бисФ.

Экипаж включал пять человек: командира, наводчика, заряжающего, замкового и механика-водителя.

Уже в начале 1944 года выпуск ИСУ-152 стал сдерживаться нехваткой орудий МЛ-20. Чтобы выйти из этого положения, на артиллерийском заводе № 9 в Свердловске наложили ствол 122-мм корпусной пушки А-19 на люльку орудия МЛ-20С и в результате получили тяжелый артсамоход ИСУ-122 (объект 242), который за счет большей начальной скорости бронебойного снаряда – 781 м/с – представлял собой даже более эффективное противотанковое средство, чем ИСУ-152. Боекомплект машины возрос до 30 выстрелов.

Советский солдат стреляет на полигоне из зенитного крупнокалиберного 12,7-мм пулемёта ДШК, установленного на САУ ИСУ-152

Советские САУ ИСУ-122 на марше. 1-й Украинский фронт, 1945 год

Со второй половины 1944 года на некоторых ИСУ-122 стали устанавливать пушку Д-25С с клиновым полуавтоматическим затвором и дульным тормозом. Эти машины получили обозначение ИСУ-122-2 (объект 249) или ИСУ-122С. Они отличались конструкцией противооткатных устройств, люльки и ряда других элементов, в частности, новой литой маской толщиной 120–150 мм. Прицелы пушки – телескопический ТШ-17 и панорама Герца. Удобное расположение экипажа в боевом отделении и полуавтоматика пушки способствовали повышению скорострельности до 3–4 выстр/мин, по сравнению с 2 выстр/мин на танке ИС-2 и САУ ИСУ-122.

С 1944 по 1947 год было изготовлено 2790 самоходных установок ИСУ-152, 1735 – ИСУ-122 и 675 – ИСУ-122С. Таким образом, суммарный выпуск тяжелых артсамоходов – 5200 штук – превысил число изготовленных тяжелых танков ИС – 4499 единиц. Следует отметить, что, как и в случае с ИС-2, к выпуску самоходных орудий на его базе должен был подключиться Ленинградский Кировский завод. До 9 мая 1945 года там были собраны первые пять ИСУ-152, а до конца года – еще сто. В 1946 и 1947 годах производство ИСУ-152 осуществлялось только на ЛКЗ.

С весны 1944 года тяжелые самоходно-артиллерийские полки СУ-152 перевооружались установками ИСУ-152 и ИСУ-122. Их переводили на новые штаты и всем присваивали звание гвардейских. Всего до конца войны было сформировано 56 таких полков, в каждом находилась 21 машина ИСУ-152 или ИСУ-122 (часть из этих полков имела смешанный состав машин). В марте 1945 года сформировали 66-ю гвардейскую тяжелую самоходно-артиллерийскую бригаду трехполкового состава (1804 человека, 65 ИСУ-122, ЗСУ-76).

Советская САУ ИСУ-122С ведет бой в Кенигсберге. 3-й Белорусский фронт, апрель 1945 года

Советская САУ ИСУ-152 в оригинальном зимнем камуфляже с десантом на броне

Тяжелые самоходно-артиллерийские полки, приданные танковым и стрелковым частям и соединениям, в первую очередь, использовались для поддержки пехоты и танков в наступлении. Следуя в их боевых порядках, САУ уничтожали огневые точки противника и обеспечивали пехоте и танкам успешное продвижение. В этой фазе наступления САУ становились одним из основных средств отражения танковых контратак. В ряде случаев им приходилось выдвигаться вперед боевых порядков своих войск и принимать удар на себя, обеспечивая тем самым свободу маневра поддерживаемых танков.

Так, например, 15 января 1945 года в Восточной Пруссии, в районе Борове, немцы силою до одного полка мотопехоты при поддержке танков и самоходных орудий контратаковали боевые порядки нашей наступавшей пехоты, вместе с которой действовал 390-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк. Пехота под давлением превосходящих сил противника отошла за боевые порядки самоходчиков, встретивших удар немцев сосредоточенным огнем и прикрывших поддерживаемые подразделения. Контратака была отбита, и пехота вновь получила возможность продолжать свое наступление.

Тяжелые САУ иногда привлекались к участию в артподготовках. При этом огонь велся как прямой наводкой, так и с закрытых позиций. В частности, 12 января 1945 года во время Сандомирско-Силезской операции 368-й гвардейский полк ИСУ-152 1-го Украинского фронта в течение 107 минут вел огонь по опорному пункту и четырем артиллерийским и минометным батареям противника. Выпустив 980 снарядов, полк подавил две минометные батареи, уничтожил восемь орудий и до одного батальона солдат и офицеров противника. Интересно отметить, что дополнительные боеприпасы заранее выкладывались на огневых позициях, однако прежде всего расходовались снаряды, находившиеся в боевых машинах, иначе был бы значительно снижен темп стрельбы. Для последующего пополнения тяжелых самоходок снарядами требовалось до 40 минут, поэтому они прекращали огонь заблаговременно до начала атаки.

Советские танкисты и пехотинцы на САУ ИСУ-152. В альбоме подписано: «Наші хлопці на САУ рахаються на передову»

Весьма эффективно тяжелые САУ использовались в борьбе с танками противника. Например, в Берлинской операции 19 апреля 360-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк поддерживал наступление 388-й стрелковой дивизии. Части дивизии овладели одной из рощ восточнее Лихтенберга, где и закрепились. На другой день противник силою до одного полка пехоты при поддержке 15 танков начал контратаковать. При отражении атак в течение дня огнем тяжелых САУ было уничтожено 10 немецких танков и до 300 солдат и офицеров.

В боях на Земландском полуострове в ходе Восточно-Прусской операции 378-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк при отражении контратак успешно применял построение боевого порядка полка веером. Это обеспечивало полку обстрел в секторе 180° и более и облегчало борьбу с танками противника, атакующими с разных направлений.

Подразделения советского тяжелого самоходно-артиллерийского полка у переправы через реку Шпрее. Справа САУ ИСУ-152

Одна из батарей ИСУ-152, построив свой боевой порядок веером на фронте протяженностью 250 м, успешно отразила 7 апреля 1945 года контратаку 30 танков противника, подбив шесть из них. Батарея потерь не понесла. Лишь две машины получили незначительные повреждения ходовой части.

Еще в декабре 1943 года, учитывая, что в дальнейшем у противника могут появиться новые танки с более мощным бронированием, ГКО специальным постановлением предписал спроектировать и изготовить к апрелю 1944 года самоходно-артиллерийские установки с орудиями повышенной мощности:

• со 122-мм пушкой, имеющей начальную скорость 1000 м/с при массе снаряда в 25 кг;

• со 130-мм пушкой, имеющей начальную скорость 900 м/с при массе снаряда в 33.4 кг;

• со 152-мм пушкой, имеющей начальную скорость 880 м/с при массе снаряда в 43.5 кг.

Все эти орудия пробивали броню толщиной 200 мм на дистанции 1500–2000 м.

В ходе выполнения этого постановления были созданы и в 1944–1945 годах испытаны артсамоходы: ИСУ-122-1 (объект 243) со 122-мм пушкой БЛ-9, ИСУ-122-3 (объект 251) со 122-мм пушкой С-26-1, ИСУ-130 (объект 250) со 130-мм пушкой С-26; ИСУ-152-1 (объект 246) со 152-мм пушкой БЛ-8 и ИСУ-152-2 (объект 247) со 152-мм пушкой БЛ-10.

Экипаж ИСУ-152 на отдыхе. Германия, 1945 г

Пушки С-26 и С-26-1 спроектировали в ЦАКБ под руководством В.ГГрабина, при этом С-26-1 отличалась от С-26 только калибром трубы. Пушка С-26 калибра 130 мм имела баллистику и боеприпасы от морской пушки Б-13, но обладала рядом принципиальных конструктивных отличий, так как оснащалась дульным тормозом, горизонтальным клиновым затвором и др. Самоходы ИСУ-130 и ИСУ-122-1 изготовили на заводе № 100, и они прошли испытания с 30 июня по 4 августа 1945 года. Позднее испытания продолжили, но на вооружение обе САУ приняты не были и в серию не запускались.

Пушки БЛ-8, БЛ-9 и БЛ-10 разработало ОКБ-172 (не путать с заводом № 172), все конструкторы которого являлись заключенными. Первый опытный образец БЛ-9 изготовили в мае 1944 года на заводе № 172, а в июне установили на ИСУ-122-1. Полигонные испытания ее проводились в сентябре 1944-го, а государственные – в мае 1945 года. На последних при стрельбе произошел разрыв ствола из-за дефектов металла. Пушки БЛ-8 и БЛ-10 калибра 15 мм имели баллистику, существенно превышавшую баллистику МЛ-20, и испытывались в 1944 году.

Самоходкам с опытными образцами пушек были свойственны те же недостатки, что и остальным САУ на шасси ИС: большой вылет ствола вперед, снижавший маневренность в узких проходах; малые углы горизонтального наведения орудия и сложность его наведения, что затрудняло стрельбу по подвижным целям; невысокая боевая скорострельность из-за относительно небольших размеров боевого отделения, большой массы выстрелов, раздельно-гильзового заряжания и наличия у ряда орудий поршневого затвора; плохая обзорность из машин; малый боекомплект и сложность его пополнения в ходе боя.

Вместе с тем, хорошая противоснарядная стойкость корпуса и рубки этих САУ, достигнутая за счет установки мощных броневых плит под рациональными углами наклона, позволяла использовать их на дистанции прямого выстрела и достаточно эффективно поражать любые цели.

 

Самоходно-артиллерийские установки ИСУ-152 состояли на вооружении Советской Армии до конца 70-х годов, вплоть до начала поступления в войска САУ нового поколения. При этом ИСУ-152 модернизировалась дважды. Первый раз в 1956 году, когда САУ получили обозначение ИСУ-152К. На крыше рубки установили командирскую башенку с прибором ТПКУ и семью смотровыми блоками ТИП; боекомплект гаубицы-пушки МЛ-20С увеличили до 30 выстрелов, что потребовало изменения расположения внутреннего оборудования боевого отделения и дополнительных боеукладок; вместо прицела СТ-10 был установлен усовершенствованный телескопический прицел ПС-10. На всех машинах смонтировали зенитный пулемет ДШКМ с боекомплектом 300 патронов.

На САУ поставили двигатель В-54К мощностью 520 л.с. с эжекционной системой охлаждения. Емкость топливных баков увеличили до 1280л. Была усовершенствована система смазки, конструкция радиаторов стала другой. В связи с эжекционной системой охлаждения двигателя изменили и крепление наружных топливных баков.

Машины оборудовали радиостанциями 10-РТиТПУ-47.

Масса самоходки возросла до 47,2 т, однако динамические характеристики остались прежними. Запас хода возрос 360 км.

Второй вариант модернизации имел обозначение ИСУ-152М. На машину установили доработанные агрегаты танка ИС-2М, зенитный пулемет ДШКМ с боекомплектом 250 патронов и приборы ночного видения.

В ходе капитального ремонта некоторым переделкам подвергались и самоходки ИСУ-122. Так, с 1958 года штатные радиостанции и ТПУ заменялись на радиостанции «Гранат» и ТПУ Р-120.

Помимо Советской Армии, ИСУ-152 и ИСУ-122 находились на вооружении Войска Польского. В составе 13-го и 25-го полков самоходной артиллерии они принимали участие в завершающих боях 1945 года. Вскоре после войны ИСУ-152 получила и Чехословацкая народная армия. В начале 60-х один полк армии Египта также имел на вооружении ИСУ-152.

Источник

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

super-arsenal.ru

Зверобой – гроза тигров и пантер

Постановление Государственного комитета обороны № 4043сс от 4 сентября 1943 года предписывало Опытному заводу № 100 в Челябинске совместно с техническим управлением Главного бронетанкового управления Красной Армии до 1 ноября 1943 года спроектировать, изготовить и испытать артсамоход ИС-152 на базе танка ИС. Его непосредственный предшественник – самоходная установка СУ-152 (KB-14), базой для которой послужил танк КВ-1с.

Самоходка СУ-152, принятая на вооружение 14 февраля 1943 года, находилась в серийном производстве до начала 1944-го. Появление этих машин в сражении на Курской дуге стало неприятным сюрпризом для немцев. Массивный 152-мм бронебойный снаряд (48,8 кг), выпущенный с дистанции прямого выстрела 700–750 м, сдергивал башню с «Тигра». Именно тогда тяжелые артсамоходы получили у солдат уважительное прозвище «Зверобой».

Само собой разумеется, что военные захотели иметь аналогичную самоходку и на базе нового тяжелого танка, тем более, что КВ-1с с производства снимался.

 

Серийная самоходка ИСУ-152

Проекции ИСУ-152, 1944 г

.

Немцы у подбитых советских самоходок ИСУ-152


Экипаж ИСУ-152 на отдыхе. Германия, 1945 г.

ИСУ-152 в экспозиции Музея БТВТ в Кубинке

ИСУ-152 – экспонат под открытым небом

Компоновка САУ ИС-152 (объект 241), позже получившей название ИСУ-152, принципиальными новшествами не отличалась. Броневая рубка, изготовленная из катаных листов, устанавливалась в передней части корпуса, объединяя в один объем отделения управления и боевое. Толщина ее лобовой брони была больше, чем у СУ-152: 60–90 мм против 60–75.

Гаубица-пушка МЛ-20С калибра 152 мм монтировалась в литой раме, игравшей роль верхнего станка орудия, и защищалась литой же броневой маской, заимствованной у СУ-152. Качающаяся часть самоходной гаубицы-пушки имела незначительные отличия, по сравнению с полевой: были установлены откидной лоток для облегчения заряжания и щиток со спусковым механизмом, ручки маховиков подъемного и поворотного механизмов находились у наводчика слева по ходу машины, цапфы вынесены вперед для естественного уравновешивания.

Боекомплект состоял из 20 выстрелов раздельного заряжания, половина из которых – бронебойно-трассирующие снаряды БР-545 массой 48,78 кг, а половина – осколочно-фугасные пушечные гранаты ОФ-545 массой 43,56 кг. Для стрельбы прямой наводкой служил телескопический прицел СТ-10, для стрельбы с закрытых позиций – панорамный прицел с независимой или полунезависимой линией прицеливания от полевой гаубицы-пушки МЛ-20. Максимальный угол возвышения орудия составлял +20°, склонения -3°. На дистанции 1000 м бронебойный снаряд пробивал 123-мм броню.

На части машин на зенитной турели командирского люка устанавливался 12,7-мм пулемет ДШК образца 1938 года.

Силовая установка и трансмиссия были заимствованы у танка ИС-2 и включали в себя 12-цилиндровый четырехтактный бескомпрессорный дизель жидкостного охлаждения В-2ИС (В-2-10) мощностью 520 л.с. при 2000 об/мин., многодисковый главный фрикцион сухого трения (сталь по ферродо), 4-ходовую восьмискоростную коробку передач с демультипликатором, двухступенчатые планетарные механизмы поворота с блокировочными фрикционами и двухступенчатые бортовые передачи с планетарным рядом.

Ходовая часть САУ применительно к одному борту состояла из шести сдвоенных литых опорных катков диаметром 550 мм и трех поддерживающих катков. Ведущие колеса заднего расположения имели два съемных зубчатых венца с 14-ю зубьями каждый. Направляющие колеса – литые, с кривошипным механизмом натяжения гусениц.

Подвеска – индивидуальная торсионная.

Гусеницы стальные, мелкозвенчатые, из 86 одногребневых траков каждая. Траки штампованные, шириной 650 мм и шагом 162 мм. Зацепление цевочное.

Боевая масса ИСУ-152 составляла 46 т.

Максимальная скорость достигала 35 км/ч, запас хода – 220 км. На машинах устанавливались радиостанции ЮР или 10РК и переговорное устройство ТПУ-4-бисФ.

Экипаж включал пять человек: командира, наводчика, заряжающего, замкового и механика-водителя.

Уже в начале 1944 года выпуск ИСУ-152 стал сдерживаться нехваткой орудий МЛ-20. Чтобы выйти из этого положения, на артиллерийском заводе № 9 в Свердловске наложили ствол 122-мм корпусной пушки А-19 на люльку орудия МЛ-20С и в результате получили тяжелый артсамоход ИСУ-122 (объект 242), который за счет большей начальной скорости бронебойного снаряда – 781 м/с – представлял собой даже более эффективное противотанковое средство, чем ИСУ-152. Боекомплект машины возрос до 30 выстрелов.

Со второй половины 1944 года на некоторых ИСУ-122 стали устанавливать пушку Д-25С с клиновым полуавтоматическим затвором и дульным тормозом. Эти машины получили обозначение ИСУ-122-2 (объект 249) или ИСУ-122С. Они отличались конструкцией противооткатных устройств, люльки и ряда других элементов, в частности, новой литой маской толщиной 120–150 мм. Прицелы пушки – телескопический ТШ-17 и панорама Герца. Удобное расположение экипажа в боевом отделении и полуавтоматика пушки способствовали повышению скорострельности до 3–4 выстр/мин, по сравнению с 2 выстр/мин на танке ИС-2 и САУ ИСУ-122.

С 1944 по 1947 год было изготовлено 2790 самоходных установок ИСУ-152, 1735 – ИСУ-122 и 675 – ИСУ-122С. Таким образом, суммарный выпуск тяжелых артсамоходов – 5200 штук – превысил число изготовленных тяжелых танков ИС – 4499 единиц. Следует отметить, что, как и в случае с ИС-2, к выпуску самоходных орудий на его базе должен был подключиться Ленинградский Кировский завод. До 9 мая 1945 года там были собраны первые пять ИСУ-152, а до конца года – еще сто. В 1946 и 1947 годах производство ИСУ-152 осуществлялось только на ЛКЗ.

С весны 1944 года тяжелые самоходно-артиллерийские полки СУ-152 перевооружались установками ИСУ-152 и ИСУ-122. Их переводили на новые штаты и всем присваивали звание гвардейских. Всего до конца войны было сформировано 56 таких полков, в каждом находилась 21 машина ИСУ-152 или ИСУ-122 (часть из этих полков имела смешанный состав машин). В марте 1945 года сформировали 66-ю гвардейскую тяжелую самоходно-артиллерийскую бригаду трехполкового состава (1804 человека, 65 ИСУ-122, ЗСУ-76).

Тяжелые самоходно-артиллерийские полки, приданные танковым и стрелковым частям и соединениям, в первую очередь, использовались для поддержки пехоты и танков в наступлении. Следуя в их боевых порядках, САУ уничтожали огневые точки противника и обеспечивали пехоте и танкам успешное продвижение. В этой фазе наступления САУ становились одним из основных средств отражения танковых контратак. В ряде случаев им приходилось выдвигаться вперед боевых порядков своих войск и принимать удар на себя, обеспечивая тем самым свободу маневра поддерживаемых танков.

Так, например, 15 января 1945 года в Восточной Пруссии, в районе Борове, немцы силою до одного полка мотопехоты при поддержке танков и самоходных орудий контратаковали боевые порядки нашей наступавшей пехоты, вместе с которой действовал 390-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк. Пехота под давлением превосходящих сил противника отошла за боевые порядки самоходчиков, встретивших удар немцев сосредоточенным огнем и прикрывших поддерживаемые подразделения. Контратака была отбита, и пехота вновь получила возможность продолжать свое наступление.

Тяжелые САУ иногда привлекались к участию в артподготовках. При этом огонь велся как прямой наводкой, так и с закрытых позиций. В частности, 12 января 1945 года во время Сандомирско-Силезской операции 368-й гвардейский полк ИСУ-152 1-го Украинского фронта в течение 107 минут вел огонь по опорному пункту и четырем артиллерийским и минометным батареям противника. Выпустив 980 снарядов, полк подавил две минометные батареи, уничтожил восемь орудий и до одного батальона солдат и офицеров противника. Интересно отметить, что дополнительные боеприпасы заранее выкладывались на огневых позициях, однако прежде всего расходовались снаряды, находившиеся в боевых машинах, иначе был бы значительно снижен темп стрельбы. Для последующего пополнения тяжелых самоходок снарядами требовалось до 40 минут, поэтому они прекращали огонь заблаговременно до начала атаки.

Весьма эффективно тяжелые САУ использовались в борьбе с танками противника. Например, в Берлинской операции 19 апреля 360-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк поддерживал наступление 388-й стрелковой дивизии. Части дивизии овладели одной из рощ восточнее Лихтенберга, где и закрепились. На другой день противник силою до одного полка пехоты при поддержке 15 танков начал контратаковать. При отражении атак в течение дня огнем тяжелых САУ было уничтожено 10 немецких танков и до 300 солдат и офицеров.

В боях на Земландском полуострове в ходе Восточно-Прусской операции 378-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк при отражении контратак успешно применял построение боевого порядка полка веером. Это обеспечивало полку обстрел в секторе 180° и более и облегчало борьбу с танками противника, атакующими с разных направлений.

Одна из батарей ИСУ-152, построив свой боевой порядок веером на фронте протяженностью 250 м, успешно отразила 7 апреля 1945 года контратаку 30 танков противника, подбив шесть из них. Батарея потерь не понесла. Лишь две машины получили незначительные повреждения ходовой части.

Еще в декабре 1943 года, учитывая, что в дальнейшем у противника могут появиться новые танки с более мощным бронированием, ГКО специальным постановлением предписал спроектировать и изготовить к апрелю 1944 года самоходно-артиллерийские установки с орудиями повышенной мощности:

• со 122-мм пушкой, имеющей начальную скорость 1000 м/с при массе снаряда в 25 кг;

• со 130-мм пушкой, имеющей начальную скорость 900 м/с при массе снаряда в 33.4 кг;

• со 152-мм пушкой, имеющей начальную скорость 880 м/с при массе снаряда в 43.5 кг.

Все эти орудия пробивали броню толщиной 200 мм на дистанции 1500–2000 м.

В ходе выполнения этого постановления были созданы и в 1944–1945 годах испытаны артсамоходы: ИСУ-122-1 (объект 243) со 122-мм пушкой БЛ-9, ИСУ-122-3 (объект 251) со 122-мм пушкой С-26-1, ИСУ-130 (объект 250) со 130-мм пушкой С-26; ИСУ-152-1 (объект 246) со 152-мм пушкой БЛ-8 и ИСУ-152-2 (объект 247) со 152-мм пушкой БЛ-10.

Пушки С-26 и С-26-1 спроектировали в ЦАКБ под руководством В.ГГрабина, при этом С-26-1 отличалась от С-26 только калибром трубы. Пушка С-26 калибра 130 мм имела баллистику и боеприпасы от морской пушки Б-13, но обладала рядом принципиальных конструктивных отличий, так как оснащалась дульным тормозом, горизонтальным клиновым затвором и др. Самоходы ИСУ-130 и ИСУ-122-1 изготовили на заводе № 100, и они прошли испытания с 30 июня по 4 августа 1945 года. Позднее испытания продолжили, но на вооружение обе САУ приняты не были и в серию не запускались.

Пушки БЛ-8, БЛ-9 и БЛ-10 разработало ОКБ-172 (не путать с заводом № 172), все конструкторы которого являлись заключенными. Первый опытный образец БЛ-9 изготовили в мае 1944 года на заводе № 172, а в июне установили на ИСУ-122-1. Полигонные испытания ее проводились в сентябре 1944-го, а государственные – в мае 1945 года. На последних при стрельбе произошел разрыв ствола из-за дефектов металла. Пушки БЛ-8 и БЛ-10 калибра 15 мм имели баллистику, существенно превышавшую баллистику МЛ-20, и испытывались в 1944 году.

Самоходкам с опытными образцами пушек были свойственны те же недостатки, что и остальным САУ на шасси ИС: большой вылет ствола вперед, снижавший маневренность в узких проходах; малые углы горизонтального наведения орудия и сложность его наведения, что затрудняло стрельбу по подвижным целям; невысокая боевая скорострельность из-за относительно небольших размеров боевого отделения, большой массы выстрелов, раздельно-гильзового заряжания и наличия у ряда орудий поршневого затвора; плохая обзорность из машин; малый боекомплект и сложность его пополнения в ходе боя.

Вместе с тем, хорошая противоснарядная стойкость корпуса и рубки этих САУ, достигнутая за счет установки мощных броневых плит под рациональными углами наклона, позволяла использовать их на дистанции прямого выстрела и достаточно эффективно поражать любые цели.

Самоходно-артиллерийские установки ИСУ-152 состояли на вооружении Советской Армии до конца 70-х годов, вплоть до начала поступления в войска САУ нового поколения. При этом ИСУ-152 модернизировалась дважды. Первый раз в 1956 году, когда САУ получили обозначение ИСУ-152К. На крыше рубки установили командирскую башенку с прибором ТПКУ и семью смотровыми блоками ТИП; боекомплект гаубицы-пушки МЛ-20С увеличили до 30 выстрелов, что потребовало изменения расположения внутреннего оборудования боевого отделения и дополнительных боеукладок; вместо прицела СТ-10 был установлен усовершенствованный телескопический прицел ПС-10. На всех машинах смонтировали зенитный пулемет ДШКМ с боекомплектом 300 патронов.

На САУ поставили двигатель В-54К мощностью 520 л.с. с эжекционной системой охлаждения. Емкость топливных баков увеличили до 1280л. Была усовершенствована система смазки, конструкция радиаторов стала другой. В связи с эжекционной системой охлаждения двигателя изменили и крепление наружных топливных баков.

Машины оборудовали радиостанциями 10-РТиТПУ-47.

Масса самоходки возросла до 47,2 т, однако динамические характеристики остались прежними. Запас хода возросло 360 км.

Второй вариант модернизации имел обозначение ИСУ-152М. На машину установили доработанные агрегаты танка ИС-2М, зенитный пулемет ДШКМ с боекомплектом 250 патронов и приборы ночного видения.

В ходе капитального ремонта некоторым переделкам подвергались и самоходки ИСУ-122. Так, с 1958 года штатные радиостанции и ТПУ заменялись на радиостанции «Гранат» и ТПУ Р-120.

Помимо Советской Армии, ИСУ-152 и ИСУ-122 находились на вооружении Войска Польского. В составе 13-го и 25-го полков самоходной артиллерии они принимали участие в завершающих боях 1945 года. Вскоре после войны ИСУ-152 получила и Чехословацкая народная армия. В начале 60-х один полк армии Египта также имел на вооружении ИСУ-152.

М-К, №5, 2003 г.

xn--b1adccaencl0bewna2a.xn--p1ai

Самоходная машина су-152 назвали зверобоем

Народное название самоходной установки СУ - 152?

Танк, 9пта.

Самоходка СУ-152, принятая на вооружение 14 февраля 1943 года,
находилась в серийном производстве до начала 1944-го. Появление этих
машин в сражении на Курской дуге стало неприятным сюрпризом для немцев.
Массивный 152-мм бронебойный снаряд (48,8 кг) , выпущенный с дистанции
прямого выстрела 700–750 м, сдергивал башню с «Тигра» . Именно тогда
тяжелые артсамоходы получили у солдат уважительное прозвище «Зверобой».

Как прозвали Русские самоходную установку су-152

Зверобой, т. к. тигров била

Зверебой? )

ЗАЗ-968

Зверобой )
СУ-152 была сделана с мощной пушкой, что бы громить фашистские Тигры и Пантеры с дальнего расстояния...

Чё за Зверев Бой или Звери в Бой. Так и прозвали Су-152

Зверобой

Как прозвали самоходную установку 157

Такой установки не было.
Была СУ/ИСУ-152. Ее прозвали "зверобой"

СУ-152. Зверобой . Восточный Экспресс 1 35 Олег Рожков aka Олег Рожков.Ему, видимо, было известно, что самоходные орудия, названные в Курской битве зверобоями , хорошо показали себя в боях.

Фронтовики называли самоходную артиллерийскую установку СУ-52 "Зверобоем". За что?

Чего это за танк (или не очень танк???)))????

Су 152? да? нет так нет)))

Home Технический Музей Бронетехника Самоходная установка СУ-152.За успехи в борьбе с этими танками советские солдаты уважительно прозвали эту мощную машину зверобой .

Это истребитель танков Ису-152 Зверобой

Зеленый!!!!

ПТ-САУ
я на ней столько медалей получал ))) в ворлд оф танк))

Самоходная артилерийская установка, ИСУ 152

ИСУ-152 "Зверобой"

СУ-152 ЗВЕРОБОЙ . Самоходная установка СУ-152 КВ-14 была разработана в декабре 1942 г. январе 1943 г. конструкторским бюро ЧелябинскогоСреди зарубежных машин СУ-152 не имела прямых и близких по времени создания аналогов в своей категории по массе.

Артустановка, созданная на базе тяжелого танка под руководством конструктора Котина Ж. Я.

Это не танк !!!Это ПТ САУ ИСУ-152 со стоковой 152 мм пухой.. . Убойная вещь. =) в 44году нагибал на ней, оленей минусовал...

Что же лучше Т-14 Армата или АМХ-40 ЛЕКЛЕРК?

Лучше САУ СУ-152 "Зверобой" - тяжёлая самоходно-артиллерийская установка ставишь в ряд 5 твоих сармат, + 5 амх 40 и она их насквозь с полтора километра как иголка носки прошивает...
если думаешь маловато, ну тогда
САУ 2С7 «Пион» (2С7М «Малка») - 203-мм самоходная пушка
ну или что бы совсем уж хорошо 2С4 «Тюльпан» - 240-мм самоходная миномётная установка
Дальность полета обычного снаряда составляла 9650 м, а снаряда с ракетным ускорителем — 20 000 м. В ассортименте боеприпасов имеются также бронебойный, ядерный и наводящийся лазером снаряды
а это её минометные мины

Тяж. самоходная установка СУ-152. MaCToDonT.Бой на су 152 - мир танков во время войны эти машины называли зверобоями так как эти машины с легкостью выводили из строя тигры и пантеры армии вермахта ! так и в нашей игре су харош танк !

Http://glav.su/forum/5-military/157/offset/34100/

Кто это за мишины? И кто конструктор ОРУЖИЕ ПОБЕДЫ?

Это самоходные орудия ИСУ-152.

Среди серийных советских самоходно-артиллерийских установок первого поколения СУ-152 занимает несколько обособленное место как наиболее удачной многоцелевой машины, пригодной к выполнению всех стоящих перед ней задач.

ИСУ 152, вживую видел, правда на постаменте

Это СУ-152 "Зверобой"

Какую пушку времён вов прозвали открывашкой? Если не ошибюсь 8.8см пак 43,и прозвали американцы поправьте если ошибаюсь

Мощь 152,4-мм гаубицы-пушки МЛ-20С которая ставилась на СУ-152 и ИСУ-152 определила прозвища этих самоходных установок. В Советской Армии - "Зверобой", в немецкой - «Dosenöffner» («Консервный нож» или "Открывашка").
"Зверобой", так как пробивала броню всех немецких танков-зверей - Тигров и Пантер.
Когда немцы познали всю мощь пушки которая ставилась на СУ-152 и ИСУ-152 в немецких танках появились картинки этой техники, что бы при случайной встрече не вступать с ними в лобовую атаку. На дальности до 1000м в лоб она пробивала все танки вермахта. При этом передняя броня пробивалась навылет так, что задний бронелист танка от того же 43 кг снаряда вылетал со сварным швом! Отсюда и название - "Открывашка".

Нет ничего удивительного в том, как называли установку. СУ-152 так и расшифровывается самоходная установка с орудием калибра 152 мм. Зверобой , как прозвали самоходную установку СУ-152 почти сразу, должен был стать именно такой машиной, хотя гаубица МЛ-20...

Назовите самый могучий тяжелый танк Второй мировой войны

Это не танк, а самоходная артиллерийская установка ИСУ - 152
ИСУ-152 (Объект 241) — советская тяжёлая самоходно-артиллерийская установка (САУ) периода Великой Отечественной войны . В названии машины аббревиатура ИСУ означает «самоходная установка на базе танка ИС» или «ИС-установка» ; буква «И» в дополнение к стандартному советскому обозначению «СУ» боевой техники такого класса потребовалась для отличия от САУ того же калибра СУ-152 на другой танковой базе. Индекс 152 означает калибр основного вооружения машины.
За способность успешно поражать вражеские "Тигры" и "Пантеры" солдаты прозвали её " Зверобой "!

Как называли мощную самоходную установку СУ-152? - ответ на этот вопрос Зверобой . Первоначально эта тяжелая машина предназначалась для уничтожения вражеских дотов, но как показала практика...

Самый -самый -это немецкая крыса
кhttp://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%80%D1%8B%D1%81%D0%B0_%28%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%BA%29 нно вы скорее всего имели ввиду ИС-2 http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D0%A1-2

Скорее всего, имеется в виду тяжёлый танк КВ-2 (Клим Ворошилов)
http://ru.wikipedia.org/wiki/КВ-1
http://ru.wikipedia.org/wiki/КВ-2

Вообще вопрос жутко спорный ибо:
на сквозь пантеру не пробивал даже ИСУ-122/152
ИС-2 конечно хорошая машина но 122 это по мне многовато + раздельное заряжание
я бы назвал Тигр VIB (II) или яргдтигр (128 мм не шутки) но это самоход

Зверобой

Не долго думали:
Фашистского зверя бил исправно.

СУ-152 тяж лая советская самоходно-артиллерийская установка САУ врем н Великой Отечественной войны, построенная на базе тяж лого танка КВ-1с и вооруж нная мощной 152-мм гаубицей-пушкой МЛ-20С.

Что изображено на фотографии?

ИС-2не, вру. . .СУ-100
не, вру.. . СУ-152

ИСУ-152 Объект 241 советская тяж лая самоходно-артиллерийская установка САУ периода Великой Отечественной войны. В названии машины буква И , в дополнение к стандартному советскому обозначению СУ самоходная установка...

ИСУ-152

Зверобой, уничтожитель танков

Самоходы приползли! !

Курская битва

Http://ru.wikipedia.org/wiki/Курская_битва

Самоходную Установку ИСУ-152 СУ-152 назвали.И обязательно озвучьте легенду про то что солдаты назвали е ЗВЕРОБОЙ, потому что сорванные е снарядами башни тигров и пантер летали над полем боя и затмевали солнце.

2.Горит подожженная немецкая САУ "Фердинанд". Район Курской дуги
6."Цитадель" Unternehmen Zitadelle

А из каких соображений эту гаубицу прозвали "священником"?)В чём заключается образность сравнения?

Передвижной пункт корректировки огня, отпускает грехи сразу.
Тупой британский юмор.

Как называли мощную самоходную установку СУ-152? - ответ на этот вопрос Зверобой . Первоначально эта тяжелая машина предназначалась для уничтожения вражеских дотов, но как показала практика...

Без бога на войне очень тяжело
http://militera.lib.ru/db/pabst/index.html

Ну, очень маловероятно, что в экипаже САУ имелся капеллан…
Но других вариантов нет, хотя ТТХ имеют сходства с духовенством!! !

Сконструированная в 1941 году граната РГТГ - 41 пробивала 25-мм броню. Назовите конструктора данного оружия.

Викторина для учащихся старших классов для мероприятий, посвященных Дню Победы в Великой Отечественной войне. Также будет интересна всем, кто интересуется историей нашей Родины, в частности историей развития вооружений и военной историей.
Тема № 1. Оружие пехоты
1. Эта знаменитая винтовка верой и правдой прослужила с 1891 года до 60-х годов ХХ века. За годы войны было выпущено 12 миллионов таких винтовок. (Винтовка С. И. Мосина.)
2. В военных фильмах обычно показывают ППШ-41 с дисковым магазином. Расшифруйте данную аббревиатуру. (ППШ-41— «пистолет-пулемет Шпагина образца 1941 года».)
3. Сконструированная в 1941 году граната РПГ-41 пробивала 25-миллиметровую броню. Назовите конструктора данного оружия. (М. И. Пузырев.)
4. Для ручных пулеметов нормальной считалась «живучесть» в 10 тысяч выстрелов, но «живучесть» этого оружия — 75-100 тысяч выстрелов. Назовите пулемет. (Ручной пулемет Дегтярева.)
5. Этот станковый пулемет изобрел еще в 1883 году американский инженер, однако это оружие пригодилось и

eyeinfo.ru

Советский "Зверобой" | Заметки на манжетах

ИСУ-152 — советская тяжёлая самоходно-артиллерийская установка (САУ) периода Великой Отечественной войны. В названии машины буква «И», в дополнение к стандартному советскому обозначению «СУ» — самоходная установка, означает «на базе танка ИС». САУ того же калибра под названием СУ-152 выпускалась на другой танковой базе. Индекс 152 означает калибр основного вооружения машины.

Разработана конструкторским бюро опытного завода № 100 в июне — октябре 1943 года и принята на вооружение Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) 6 ноября того же года.

Тогда же началось её серийное производство на Челябинском Кировском заводе (ЧКЗ), продолжавшееся до 1946 года. Несколько машин этой марки выпустил в 1945 году Ленинградский Кировский завод (ЛКЗ).

ИСУ-152 широко применялись на завершающем этапе Великой Отечественной войны практически во всех аспектах использования самоходной артиллерии. Помимо РККА, ИСУ-152 состояли на вооружении армий Польши и Чехословакии, единичные трофейные машины использовались Вермахтом и армией Финляндии. Известна только одна фотография (датированная 1944 г.) с ИСУ-152, используемой армией Финляндии.

В послевоенный период ИСУ-152 прошли модернизацию и долго состояли на вооружении Советской армии. Они также поставлялись для оснащения египетских вооружённых сил.
Переданные Египту самоходки принимали участие в арабо-израильских вооружённых конфликтах на Ближнем Востоке. Участвовали в Шестидневной войне в виде неподвижных огневых точек, закопанных в песок по надгусеничные полки. В Египет поставлялись немодернизированные варианты, однако на них была установлена система ПНВ с ИК-прожектором, смонтированном попарно с фарой в защитной корзине слева от орудия.

Начиная с середины 1970-х годов, ИСУ-152 были сняты с вооружения Советской Армии и заменены более современными САУ; некоторое количество уцелевших от разрезки на металл машин сейчас служат памятниками и экспонатами в музеях различных стран мира.Жаргонное название ИСУ-152 — «Зверобой». В Вермахте её называли «Dosenoffner» (с нем.?—?«консервный нож»)

ИСУ-152 в целом удачно сочетала в себе три главных боевых роли: тяжёлое штурмовое орудие, истребитель танков и самоходную гаубицу. Однако в каждой из этих ролей, как правило, существовала другая, более специализированная САУ с лучшими характеристиками для своей категории, чем у ИСУ-152.

В арабо-израильских войнах ИСУ-152 использовались в основном как стационарные огневые точки по берегам Суэцкого канала и мало чем себя проявили в руках египетских войск. Некоторое количество этих машин было захвачено израильской армией.

Самоходки применялись для расчистки завалов и расстрела бетонных строений при ликвидации последствий аварии на чернобыльской АЭС.

ИСУ-152 как тяжёлое штурмовое орудие

Основным использованием ИСУ-152 была огневая поддержка наступающих танков и пехоты. 152,4-мм (6-дюймовая) гаубица-пушка МЛ-20С имела мощный осколочно-фугасный снаряд ОФ-540 массой 43,56 кг, снаряжённый 6 кг тротила (тринитротолуола, ТНТ).

Эти снаряды были очень эффективны как против неукрытой пехоты (с установкой взрывателя на осколочное действие), так и против укреплений, таких как ДОТы и траншеи (с установкой взрывателя на фугасное действие). Одного попадания такого снаряда в обычный городской дом средних размеров было достаточно для уничтожения всего живого внутри.

ИСУ-152 были особо востребованы в городских боях, таких как штурмы Берлина, Будапешта или Кёнигсберга. Хорошее бронирование самоходки позволяло ей выдвигаться на дистанцию выстрела прямой наводкой для уничтожения вражеских огневых точек. Для обычной буксируемой артиллерии это было смертельно опасно из-за вражеского пулемётного и прицельного снайперского огня.

Чтобы уменьшить потери от огня «фаустников» (немецких солдат, вооружённых «панцершреками» или «фаустпатронами»), в городских боях ИСУ-152 использовались по одной-две самоходки вместе с пехотным отделением (штурмовой группой) для их защиты. Обычно штурмовая группа включала снайпера (или, как минимум, просто меткого стрелка), автоматчиков и иногда ранцевого огнемётчика.

Крупнокалиберный пулемёт ДШК на ИСУ-152 был эффективным оружием для уничтожения «фаустников», скрывающихся на верхних этажах зданий, за завалами и баррикадами. Умелое взаимодействие между экипажами самоходок и приданными бойцами-пехотинцами позволяло достичь поставленных целей с наименьшими потерями; в противном случае атакующие машины могли быть очень легко уничтожены «фаустниками».

Известный танкист и автор мемуаров Д. Ф. Лоза так характеризует ИСУ-152 в этой роли:

Незадолго до этого гитлеровцы начали обстрел «Эмча», стоящих под арками, из противотанковой пушки, которую ночью затащили на верхний этаж одного из домов, что севернее Ратуши. Её огнём были повреждены гусеницы двух танков. Надо было срочно принимать меры, иначе большинство боевых машин восточнее Ратуши, университета и парламента могут пострадать от огня этого орудия, а если сменить их позиции, то мы лишимся нескольких кварталов. Вызвал командира батареи ИСУ-152 и приказал ему немедленно подавить вражескую огневую точку.

Самоходка, шлёпая по асфальту широкими гусеницами, заняла позицию на одной из улиц, выходящей на юго-восточную сторону площади. То самое любопытство, которое сгубило больше девственниц, чем любовь, потащило нас на улицу посмотреть, как самоходчики одним снарядом разнесут на куски немецких артиллеристов с их пушкой. Танкисты и десантники расположились возле «зверобоя» и стали ждать…

Я и сейчас, вспоминая те минуты, не могу простить себе, командиру с немалым боевым опытом, допущенную ошибку. Зачем разрешил эти «смотрины»? За них пришлось уплатить высокую цену.

Венские улочки, разбегавшиеся в разные стороны от центральной площади, не широкие. Красивые дома с венецианскими окнами высятся по их обеим сторонам. Грохнул выстрел крупнокалиберной пушки самоходки. Резко колыхнулся воздух. Полтора этажа дома вместе с вражеским противотанковым орудием и его прислугой рухнуло на землю. А в нашем расположении от мощной воздушной волны выстрела с треском лопнули толстые стёкла в домах, находившихся рядом с самоходной установкой. Их тяжёлые осколки посыпались на головы «зрителей», в результате были ранены руки и спины у десяти человек, а у двоих сломаны ключицы. Благо танкисты были в шлемах, десантники — в касках, и головы остались целы!

Существует мнение, что ИСУ-152, исходя из реалий её применения (фактически очень часто она, как и другие советские САУ, вела бой в порядках наступающей пехоты, то есть выполняла задачи танков), можно классифицировать как тяжёлый безбашенный танк.

ИСУ-152 как истребитель танков

ИСУ-152 в израильском музее Yad la-Shiryon

ИСУ-152 могла также успешно выступать в роли истребителя танков, хотя существенно уступала специализированным истребителям танков, которые вооружались противотанковыми пушками. В этом качестве она унаследовала прозвище «Зверобой» от своей предшественницы СУ-152.

Для поражения бронецелей предназначался бронебойный снаряд БР-540 массой 48,9 кг с дульной скоростью 600 м/с, попадание БР-540 в любую из проекций любого серийного танка вермахта было очень разрушительным, шанс уцелеть после него был ничтожно мал. Выдержать попадание такого снаряда могла только лобовая броня противотанковых САУ Ferdinand и Jagdtiger.

Уместно заметить, что ИСУ-152 не была настоящим истребителем танков; у неё был низкий темп огня по сравнению с «настоящими» истребителями танков, такими как немецкая «Ягдпантера» или отечественная СУ-100 (их темп огня достигал 5—8 выстрелов в минуту, хотя и на короткий промежуток времени).

С другой стороны, тщательная маскировка, быстрая смена огневых позиций и использование ИСУ-152 группами по 4—5 машин значительно смягчали недостаток скорострельности. Кроме того, в 1944—1945 гг. в Красной армии уже появилось достаточное количество специализированных истребителей танков типов СУ-85, СУ-100 и ИСУ-122, поэтому боевые столкновения ИСУ-152 с вражеской бронетехникой были уже не такими частыми, как у СУ-152 в 1943 году, когда последняя была единственным советским мощным противотанковым средством. ИСУ-152 старались больше использовать в качестве штурмового орудия, поскольку её огневая мощь существенно превосходила любые другие советские танки и САУ.

Ещё одна цитата из мемуаров Д. Ф. Лозы:

Сложившуюся ситуацию следует немедленно переломить, и, слава богу, в моих руках было эффективное средство — самоходки. С командиром батареи старшим лейтенантом Яковом Петрухиным мы подробно обсудили план действий. Договорились о том, что установки, используя дальнобойность и огневую мощь своих 152-мм орудий, выбивают в первую очередь наступающие «Пантеры», а потом добивают ранее подбитых. Особое внимание командира батареи я обратил на скрытность выхода самоходок на огневые позиции, который будут прикрывать экипажи «Шерманов», ведя огонь, главным образом, на отвлечение немецких танкистов.Яков Петрухин выбрал два очень удобных места для стрельбы, где каменные заборы прикрывали корпуса машин от неприятельских бронебойных снарядов.С нашей стороны по всей восточной линии усилился огонь. «Эмчисты» старались не позволить гитлеровцам выйти на центральную площадь, заперев их в прилегающих к ней улицах, а также прикрыть выход самоходок на огневые позиции.

Как медленно тянется время, когда в схватке с врагом ждёшь решающей минуты, способной переломить ход боя. Вот он, долгожданный миг! Два громоподобных выстрела ударили по барабанным перепонкам, выбив стёкла в окнах рядом стоящих домов.

«Второе венское зрелище» оказалось не менее впечатляющим… На одной из «Пантер», что уже почти выползла на площадь, от удара крупнокалиберного бетонобойного снаряда снесло башню. Второй тяжёлый танк вспыхнул огромным костром. А ИСУ-152 тут же покинули позиции. Немецкие танки спешно стали пятиться назад, оставив без поддержки пехоту, которая тут же разбежалась по дворам и переулкам.

Против танков мог использоваться и осколочно-фугасный снаряд ОФ-540 с хорошими результатами. Д. Ф. Лоза кратко характеризует такую возможность так: «Но огромного грохота не было. Конечно, может, если такое чудище, как ИСУ-152 врежет — услышишь! И башню вместе с головами снесёт

Похожее

zametki.by

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о