внешний вид красноармейца 1941 и 1945 годов

Длившаяся четыре года Великая Отечественная война разительно поменяла Красную Армию, которая после страшных поражений 1941 года к весне 1945-го смогла переломить ход событий и победить. Однако советский солдат приобрёл не только опыт, но и пребразился внешне. Спецпроект Warspot к очередной годовщине Победы поможет разобраться, как именно изменилась униформа и снаряжение красноармейца за годы Великой Отечественной.

1941.

Стальной шлем образца 1936 года (СШ-36). Первый советский стальной шлем, получивший обозначение СШ-36, был создан в конце 1935 года. Производился он с 1936 по 1939 гг. и с момента создания претерпел несколько изменений подтулейного устройства и способов его крепления. Производство разворачивалось с проблемами и сильным отставанием от плана, вдобавок у СШ-36 выявились недостатки, которые дали толчок к дальнейшим работам по усовершенствованию формы шлема и поиску нового сплава.

Всего было выпущено порядка двух миллионов шлемов СШ-36. Эти каски применялись бойцами Красной Армии на Хасане и Халхин-Голе, некоторое количество было отправлено в республиканскую Испанию, были они у всех пехотинцев во время польского похода, массово применялись в советско-финской войне. К началу Великой Отечественной войны СШ-36 был в больших количествах в войсках и являлся одним из основных типов. Отдельные образцы можно видеть и на фотографиях 1945 года – много СШ-36 сохранилось на Дальнем Востоке на момент начала войны с Японией.

Солдатские шаровары образца 1935 года. Принятые на снабжение Красной Армии тем же приказом, что и гимнастёрка 1935 года, шаровары оставались неизменными в течение всей Великой Отечественной войны. Они представляли собой галифе с высокой посадкой, хорошо облегавшими талию, свободные в верхней части и плотно обтягивающие икры ног.

По низу штанин пришивались завязки. По бокам шаровар имелось два глубоких кармана, а ещё один карман с клапаном, застёгивавшимся на пуговицу, располагался в задней части. У пояса, рядом с гульфиком, находился маленький кармашек для смертного медальона. На коленях нашивались пятиугольные накладки-усилители. На поясе предусматривались шлёвки для брючного ремня, хотя возможность регулировки объёма была предусмотрена и с помощью хлястика с пряжкой в задней части. Изготавливались шаровары из специальной двойной «шароварной» диагонали и были достаточно прочными.

Ботинки с обмотками. Впервые ботинки с обмотками появились в Русской императорской армии из-за кризиса с обувью в начале 1915 года, когда обнаружилась острая нехватка сапог. Ботинки с матерчатыми обмотками лучше всего подходили для массовой армии, так как кожи на их изготовление уходило меньше, и стоили они дешевле. Пройдя Гражданскую войну, ботинки с обмотками оказались в Красной Армии, где использовались в пехотных частях наряду с сапогами. В технические части, кавалеристам, танкистам полагались только сапоги.

Обмотки чёрного, серого или зелёного защитного цвета представляли собой матерчатую ленту обычно шириной 10 сантиметров и длиной около 2,5 метров. Конец обмотки был свернут и прошит в виде треугольника, в вершину которого вшивался шнурок или тесьма. Намотка обмоток требовала определённого навыка – как, впрочем, и оборачивание ноги портянкой. Хранились обмотки свёрнутыми в рулон, шнурок при этом был внутри. Солдат наматывал обмотку снизу вверх; первые витки делались самыми тугими и закрывали верхнюю часть ботинка, последние чуть не доходили до колена. Шнурок завязывался вверху, прятался под верхний виток и не давал обмотке размотаться. Ботинки с обмотками прошагали на ногах пехоты до победного 1945 года.

Солдатская гимнастёрка образца 1935 года. Была принята на снабжение в Красной Армии взамен более ранней гимнастёрки образца 1931 года. Изготавливалась из хлопчатобумажной меланжевой ткани, застёгивалась на пуговицы, скрытые под планкой. На груди два кармана, на локтях – налокотники из дополнительного слоя ткани. У гимнастёрки был отложной воротник, на который нашивались петлицы с кантами по роду войск. У красноармейцев пехоты поле петлиц было малиновое, кант чёрный. В верхней части петлицы крепилась эмблема рода войск, введённая в июле 1940 года – мишень со скрещёнными винтовками.

Постановлением СНК от 18 января 1941 года для личного состава Красной Армии на военное время были введены защитные петлицы, а 1 августа 1941 года приказом НКО – защитные эмблемы и знаки различия. Этим же приказом отменялось ношение цветных петлиц на фронте и в маршевых частях, однако ещё долгое время на фронте кадровые пехотные части были с цветными петлицами и знаками различия, демаскирующими красноармейцев.

Ранец образца 1939 года. На смену вещмешку в 1936 году на снабжение Красной Армии был принят ранец, конструктивно схожий с немецким. Однако войсковая эксплуатация выявила его определённое неудобство в использовании, поэтому к концу 1939 года появился новый ранец. Спереди он имел крюки для зацепа за патронные сумки, для чего на последних было пришито металлическое четырёхугольное кольцо. Для пристёгивания за поясной ремень при переноске на спине солдата, в нижней части ранца был предусмотрен ремешок с крюком. Кроме того, было ещё два ремня, шедших от лямок к нижней части ранца, одну из которых можно было быстро сбросить. С помощью этих ремней осуществлялась подгонка ранца по росту.

В ранце переносились бельё, полотенце, запасные портянки, предметы гигиены и ремонта одежды, котелок с кружкой и ложкой, ружейная принадлежность, набор продуктов. Снизу приторачивалась плащ-палатка и принадлежности к ней, а вокруг по периметру ранца крепилась шинельная скатка. В походном положении на ранце закреплялась и каска. 31 января 1941 года приказом НКО СССР вместе с продуктовой сумкой для бойцов пехоты был введён облегчённый ранец образца 1941 года, который был переработанным вариантом ранца 1939 года. К 22 июня в войсках можно было увидеть ранцы всех перечисленных образцов, как и вещевой мешок образца 1930 года.

7,62-мм винтовка образца 1891/30 гг. системы Мосина. Эта магазинная пятизарядная винтовка под патрон 7,62×54 мм была принята на вооружение Русской императорской армии 16 апреля 1891 года. В основу конструкции легла разработка капитана С.И. Мосина с изменениями и дополнениями, позаимствованными из бельгийской винтовки Нагана, а также доработками по предложениям членов комиссии, отвечавшей за выбор винтовки для армии, и других офицеров. Винтовка оказалась очень удачной и провоевала русско-японскую, Первую мировую и Гражданскую войны.

В 1930 году в конструкцию были внесены конструктивные изменения. Поменялась ствольная коробка, прицельные приспособления и крепление штыка. Изменения не вводились сразу, и окончательный вид винтовка образца 1891/30 гг. приобрела в только в 1935–1936 гг. Также проводились испытания других изменений – например, нового клинкового штыка взамен игольчатого, или замены дерева, идущего на производство ложи и приклада, на другие материалы.

Несмотря на принятую в 1936 году на вооружение Красной Армии автоматическую винтовку Симонова АВС-36, а затем самозарядные винтовки Токарева СВТ-38 и СВТ-40, более простая и дешёвая винтовка Мосина оставалась основным стрелковым оружием пехоты Красной Армии в 1941 году и позже. После начала войны её производство оставалось на высоком уровне вплоть до 1945 года, с постоянным вводом в конструкцию разного рода упрощений.

1945.

Стальной шлем СШ-40. Этот шлем является модернизацией шлема СШ-39, принятого на снабжение Красной Армии в июне 1939 года. В конструкции СШ-39 были устранены недостатки предыдущего СШ-36, однако эксплуатация СШ-39 в ходе советско-финской войны 1939–1940 гг. выявила существенный недостаток – под него нельзя было надеть зимнюю шапку, а штатный шерстяной подшлемник не спасал от сильных морозов. Поэтому солдаты часто выламывали подтулейное устройство СШ-39 и носили каску поверх шапки без него.

В итоге в новом шлеме СШ-40 подтулейное устройство значительно отличалось от СШ-39, хотя форма купола осталась без изменений. Визуально СШ-40 можно отличить по шести заклёпкам по окружности в нижней части купола шлема, а у СШ-39 заклёпок три, и расположены они вверху. У СШ-40 использовалось подтулейное устройство из трёх лепестков, к которым с обратной стороны пришивались мешочки амортизатора, набитые технической ватой. Стягивались лепестки шнурком, который позволял регулировать глубину посадки шлема на голове.

Производство СШ-40 начали разворачивать в начале 1941 года в Лысьве на Урале, а чуть позже в Сталинграде на заводе «Красный Октябрь», но к 22 июня в войсках было лишь незначительное количество этих касок. К осени 1942 года каски этого типа делали только в Лысьве. Постепенно СШ-40 стал основным типом каски Красной Армии. Он выпускался в больших количествах и после войны, и был снят с вооружения относительно недавно.

Сапоги юфтевые. Изначально сапоги были единственной обувью русского солдата: ботинки с обмотками были приняты на снабжение только в начале 1915 года, когда армия резко прибавила в численности, и сапог перестало хватать. Солдатские сапоги изготавливались из юфти и в Красной Армии поступали на снабжение всех родов войск.

В середине 30-х годов в СССР была придумана кирза – материал с тканевой основой, на которую наносился искусственный бутадиен-натриевый каучук с имитацией фактуры кожи. С началом войны остро встала проблема снабжения отмобилизованной армии обувью, и «чёртова кожа» пришлась как нельзя кстати – сапоги красноармейца стали кирзовыми. К 1945 году типичный советский пехотинец был обут именно в кирзачи или ботинки с обмотками, но бывалые солдаты стремились раздобыть для себя кожаные сапоги. На фото на пехотинце показаны юфтевые сапоги, на кожаной подошве и с кожаным каблуком.

Вещевой мешок. Этот предмет экипировки, получивший у солдат прозвище «сидор», представлял собой простой мешок с лямкой и верёвочной завязкой горловины. Впервые он появился в царской армии в 1869 году и без существенных изменений попал в Красную Армию. В 1930 году был принят новый стандарт, определивший облик вещмешка – в соответствии с ним теперь он назывался «вещевой мешок туркестанского типа», или вещевой мешок образца 1930 года.

Вещмешок имел всего одно отделение, верх которого мог утягиваться верёвкой. К нижней части мешка пришивалась плечевая лямка, на которую были надеты две перемычки, предназначавшиеся для застёгивания на груди. С другой стороны плечевой лямки были нашиты три верёвочных петли для регулировки длины. К углу мешка была пришита деревянная бобышка-клеванта, за которую цеплялась петля плечевой лямки. Плечевая лямка сворачивалась в «коровий» узел, в центр которого продевалась горловина мешка, после чего узел затягивался. В таком виде мешок надевался и переносился за спиной бойца.

В 1941 году произошло изменение в облике вещевого мешка образца 1930 года: он стал чуть меньше, плечевая лямка более узкой и получила подкладку внутрь на плечах, что потребовало её прострочки. В 1942 году последовало новое упрощение – от подкладки в плечевой лямке отказались, но саму лямку сделали шире. В таком виде вещевой мешок производился до конца 40-х годов. С учётом простоты изготовления, вещевой мешок стал основным средством для переноски личных вещей солдат Красной Армии в годы Великой Отечественной войны.

Пистолет-пулемёт Судаева образца 1943 года (ППС-43). Многими специалистами считается лучшим пистолетом-пулемётом Великой Отечественной войны. В ППС сочетались простота изготовления и обслуживания, а также безотказность в эксплуатации по сравнению с другими образцами. При разработке ППС было учтено, что массовое оружие должно производиться в том числе и на непрофильных предприятиях с не самым лучшим станочным оборудованием. Деталями ППС, требовавшими сложной механической обработки, были лишь затвор и ствол, всё остальное изготавливалось штамповкой, гибкой, клёпкой и сваркой.

ППС оснащался коробчатым магазином на 35 патронов 7,62×25 мм. Имевший складной приклад и снаряжённый вес чуть больше 3,5 килограммов, он очень полюбился солдатам, особенно танкистам, десантникам и разведчикам. Производство первых партий ППС-42 было развёрнуто в 1942 году в Москве, потом в блокадном Ленинграде. В 1943 году по итогам войсковых испытаний и развёртывания производства в конструкцию был внесён ряд изменений. Полученный образец был принят на вооружение как пистолет-пулемёт Судаева образца 1943 года, или ППС-43. После окончания Великой Отечественной войны производился во многих странах, как Варшавского договора, так и в Финляндии, ФРГ и Испании.

Здесь рассказано не о всей экипировке советских солдат. Больше вы можете посмотреть здесь. По ссылке вы найдете интерактивное изображение.

На интерактивном изображении представлены два пехотинца Красной Армии – красноармеец кадровой армии на 22 июня 1941 года и сержант-победитель на 9 мая 1945 года. Даже по фото видно, как со временем упрощалась форма и снаряжение: что-то оказалось слишком дорогим в изготовлении в военное время, что-то не прижилось, что-то не понравилось солдатам и было снято со снабжения. А отдельные элементы снаряжения, напротив, подсмотрели у противника или взяли в качестве трофея.

Не всё в размещении предметов экипировки на фото сделано по уставу и инструкциям: так, солдат 1941 года носит ранец образца 1939 года, а плащ-палатка у него не убрана внутрь ранца. Солдат 1945 года носит всего одну сумку для магазинов к пистолету-пулемёту, хотя ему полагалось две. Тем не менее, в реальности солдаты описываемых периодов зачастую выглядели именно так.

Для того, чтобы получить справку о каждом из предметов снаряжения красноармейца, наводите курсор на красные маркеры на изображении и щелкайте по ним.

cont.ws

Обмотки солдатские РККА (реплика) цвет черный

К началу Второй мировой войны ботинки с обмотками различной длины или тканевыми гетрами стали штатной полевой обувью солдат многих государств, в том числе Польши, Франции, Румынии, Японии11. Популярны были обмотки и у германских солдат, особенно тех, кто воевал на юге России, в Крыму, а также в Северной Африке.

Дело в том, что ботинки с тканевыми обмотками в полевых условиях весьма практичны и удобны. Во-первых, ходить в них легче, чем «топтать землю» сапогами. Во-вторых, правильно намотанная обмотка отлично защищает ногу, фиксируя её, не допуская вывихов, смягчая последствия ударов средней силы. Кроме того, нога под обмоткой «дышит», следовательно, меньше устаёт. Обмотки достаточно хорошо защищают не только от пыли, но и в значительной степени от влаги — длительная ходьба по росной траве и мокрому грунту не приводит к дискомфортному ощущению намокания. В жару ноги в обмотках не преют (в отличие от сапога), а в холодную погоду дополнительный слой намотанной на ноги ткани неплохо согревает. А если учесть потрясающую дешевизну этого предмета обмундирования, возможность снабдить им в короткие сроки огромную массу солдат, то становится совершенно ясно, почему обмотки так долго существовали. Правда, следовало овладеть непростым искусством наматывания обмоток. В противном случае жизнь превращалась в перманентную битву с двумя непослушными тканевыми лентами примерно трёхметровой длины. Но ведь и сапоги носить, не сбивая ноги в кровь, — тоже надо уметь.

Поскольку мало кто из современных военнослужащих может поделиться личным опытом наматывания обмоток, остановимся на этом слегка подробнее. Итак, в положении «снято» обмотки сматывались в цилиндрики, причём шнурки оказывались внутри, являясь своего рода «осью», вокруг которой наматывался рулон. Взяв такой рулон, воин начинал наматывать обмотку на ногу снизу вверх. Первые витки необычайно важны: они должны быть тугими, при этом надо, чтобы спереди оказались закрытыми завязанные шнурки ботинка, а сзади — верхний край ботинка над пяткой. В противном случае через пару минут ходьбы конструкцию придётся переплетать, а из обуви вытряхивать пыль, песок и камни. Затем лента туго бинтовалась на ногу. Последние витки немного не доходили до колена. Конец обмотки — треугольник, в вершину которого вшиты два шнурка. Эти шнурки обматывались вокруг последнего витка и завязывались. Получившийся бантик прятался за верхний край ленты12.

На словах — проще некуда, на деле же с первого раза ни у кого не получалось и не получится. Для бывалого же солдата у обмоток был только один недостаток — относительно долго надевать и снимать.

milrec.ru

В обмотках и буденовке. Война: ускоренная жизнь

В обмотках и буденовке

Да, во время войны жилось трудно, и хорошей одежды не хватало не только людям гражданским, но и военным. Особенно тем, кто только готовился к отправке на фронт.

Иван Новохацкий, бывший курсант 1-го Томского артучилища:

«Зима 1941–42 годов в Сибири, да и в европейской части СССР, была холодной, морозы стояли крепкие, и на занятиях приходилось несладко. Теплой одежды не было: обычная шинель, сапоги яловые и буденовка. Шапки-ушанки только еще начали вводить в войсках. Нередко приходили с занятий в поле, не чувствуя ног от холода. Сначала вытаскиваешь ногу, а затем с трудом отрываешь портянку, примерзшую к подошве сапога. Довольно часто приходилось стоять в карауле. Нам выдавали при заступлении на пост валенки и тулуп».

Для справки. Суконный шлем-буденовка образца 1927 года шился из серого шлемного сукна. На подкладку шла хлопчатобумажная ткань, шлем нередко утеплялся ватой. Опыт войны с Финляндией показал непрактичность буденовки в новых условиях — стальной шлем на нее не надевался, от мороза она защищала плохо; но продержалась до 1943 года, особенно в формируемых частях, что описал Виктор Астафьев в романе «Прокляты и убиты». В июле 1940 года для снабжения войск ввели зимнюю шапку-ушанку, схожую с ныне существующей; для красноармейцев — с хлопчатобумажным байковым верхом. Эти «на рыбьем меху» ушанки встречались в армии еще в начале 60-х. Комсоставские были суконные, с натуральной или искусственной овчиной серовато-желтого цвета и большой красной звездой на налобнике.

Дмитрий Каланчин:

«Обмундировали нас в 13-м запасном стрелковом полку следующим образом. — Выдали новые иранские гимнастерки. (Вот уж точно с миру по нитке. Как вспоминал курсант 1-го Томского училища Евгений Монюшко, они тоже получили совсем не сибирские — тонкие, зеленого английского сукна шинели, к тому же изрядно потертые и пропитанные «пушечным» салом. Такие шинели в армии обычно именовались «союзными» или «африканскими». — Авт.) Старые бэушные галифе и старые ботинки, которые уже по две-три смены наших предшественников поносили. Выдали также теплое белье, шапки, трехметровой длины обмотки»

«Вместо сапог мы получили ботинки с так называемыми трехметровыми голенищами, — вспоминал о своей курсантской жизни Евгений Монюшко, — обмотками, которые часто становились причиной аварийного выхода курсанта из строя, когда плохо закрепленная обмотка внезапно разматывалась на всю длину. Вид, конечно, был не очень привлекательный, особенно у таких «богатырей», как я, с тонкими как спичка ногами. Но у обмоток было и великое преимущество — во время занятий в окопах или при ходьбе по глубокому снегу обмотки гораздо лучше сапог с широкими голенищами защищали от попадания в обувь песка и снега. Об этом мы узнали позже и с завистью поглядывали на фронтовиков, которым разрешили не менять на ботинки привезенные из госпиталя яловые или кирзовые сапоги».

Здесь бы хотелось сделать некоторое отступление и рассказать несколько подробнее о тех самых «трехметровых голенищах», без повествования о которых не обходится ни одно из воспоминаний побывавших в запасных полках, училищах, на формировке людей. Да и в рассказах о жизни на передовой упоминаний о них тоже хватает.

Стоит здесь сказать несколько слов и об обуви в Красной армии вообще.

Перед войной и в самом ее начале командно-начальствующий состав носил с бриджами черные кожаные сапоги — хромовые или яловые; с брюками навыпуск — ботинки. Вместо сапог допускались ботинки с крагами. Сверхсрочнослужащие обеспечивались яловыми сапогами. Зимой разрешалось носить теплые фетровые сапоги с кожаной обшивкой, белые или черные валенки. Вне строя сверхсрочникам позволялись сапоги-бурки. Красноармейцы обувались в юфтевые или яловые сапоги; позже, при наркоме С.К.Тимошенко, появились кирзовые. (Маршал Тимошенко возглавил наркомат обороны практически перед самой войной, когда количественный состав РККА стал стремительно расти и одевать всех бойцов в юфтевые или яловые сапоги просто не представлялось возможным. — Авт.) Из соображений экономии использовались ботинки с обмотками зеленого или черного цвета. Перед войной можно было увидеть даже кавалериста в обмотках!

Наматывать обмотки на армейском слэнге называлось «крутить спирали», и получалось это у многих бойцов поначалу с большим трудом.

«Я спал на третьем ярусе и по тревоге «ссыпался» вниз прямо на спину своему товарищу, — рассказывал Василий Фалалеев о своем пребывании на формировке в Славгороде в декабре 1941 года. — Накрутил одну обмотку, осталось ее только закрепить, но тут кто-то пихнул меня под руку, и обмотка моя укатилась под нары. Пока доставал ее, опоздал в строй и получил наряд вне очереди. Но потом наловчился их мотать и почти три года на фронте ходил в ботинках с обмотками. Уже перед концом войны в Польше стащил с пленного немца сапоги, а ему свои ботинки отдал. Сапоги у них были хорошие, крепкие, с подковками, но тяжеловатые. Хотя все равно лучше, чем ботинки».

Дабы не получить наряд вне очереди, как Василий Фалалеев, бойцы шли порой на маленькие хитрости. Бывший красноармеец Иван Карнаев, работавший в 60-х годах прошлого века на Бийском химкомбинате, рассказывал, что и у него валики обмоток все время вываливались из рук и укатывались под нары. Поэтому Иван еще с вечера укладывал их в карманы брюк и «под раздачу» не попадал.

В училищах и запасных полках требовали, чтобы бойцы обмотки наматывали высоко — под самое колено, чтобы вид был. По воспоминаниям участников Великой Отечественной, знакомых с этой процедурой, в таком случае, особенно если обмотки были накручены туго, быстро уставали икры, и потому многие научились наматывать их по-фронтовому — низко, чтобы ноге легче было.

Надо сказать, что на фронте порой обмотки шли и не по своему прямому назначению. Связав вместе, можно было использовать их, например, в качестве страховочного троса при переправе через небольшие реки, как делали штрафники офицерского батальона, в котором воевал Александр Пыльцын во время летних боев 1944 года в белорусском Полесье.

Надо отметить, что в годы Великой Отечественной специалисты-обувщики получали бронь от фронта наравне с железнодорожниками, сталеварами и шахтерами. Проблема с кожей во время войны заставила вернуться к ботинкам с обмотками, но уже с 1943 года вновь начал отмечаться быстрый переход к сапогам, хотя свои, и довольно многочисленные, поклонники оставались и у ботинок с обмотками, и многие бойцы нашей армии дошли в них до Берлина и Праги.

Стоит сказать, что, кроме прочего, для изготовления кирзовых сапог (кирзовый материал был изобретен в 1938 году) требовалась сажа газовая, которая выпускалась внесшими свой вклад в победу заключенными на Ухтинских сажевых заводах в Заполярье.

Свой вклад в обеспечение обувью Красной армии внесли и союзники, поставившие по ленд-лизу в СССР 15 миллионов пар солдатских ботинок.

«Поскольку переменный состав из боевых офицеров был обут в основном в сапоги, а «окруженцы», как правило, в ботинки с обмотками, то изношенное, как правило, заменялось равнозначной обувью, если не считать, что многим пришлось поменять свои вконец истрепанные «хромачи» на «кирзу», — вспоминал Александр Пыльцын. — А замена случалась и в виде новеньких английских ботинок (тоже «второй фронт»!). Ботинки были не черными, как у нас, а коричневыми и даже оранжевыми, парадно блестящими, но зато какими-то грубыми, неэластичными, с непривычно толстой, негнущейся подошвой. Как потом оказалось, подошвы эти были сделаны из прессованного и чем-то проклеенного картона, который буквально через 2–3 дня передвижения по белорусским болотам разбухал, а сами ботинки совершенно теряли и былой лоск, и прочность. А вот обмотки, прилагавшиеся к этим ботинкам, были тоже не черные, как наши советские, а цвета хаки. Они оказались достойными похвалы — прочными, долговечными. И годились на многое другое, даже на женские чулки, так как были двойными. При случае были они ценным подарком солдаткам».

Хочется здесь привести еще одну маленькую историю про обувь, рассказанную военным журналистам командиром партизанского отряда им. Кирова, «белорусским Чапаем» А. Самуйликом.

«Как-то возвращаюсь с очередной операции, смотрю, в моей землянке возле стола сапог стоит. Кто-то из бойцов нашел его застрявшим в болоте. Сапог крепкий, мало ношенный. Бойцы решили одну операцию провести. Обследовали ближайшие болота, нашли заболоченную луговину. Потом как-то вечером обстреляли небольшой гарнизон и под натиском немцев начали якобы отступать, заманивая фашистов в лес. Дали немцам пройти луговину и открыли такой бешеный огонь из пулеметов и автоматов, что каратели бросились бежать назад. Сколько-то фашистов так и остались лежать на болоте, а те, что убежали, оставили нам свою обувку, ради которой и состоялась операция. У нас в отряде с сапогами было плохо, а где их возьмешь?»

Однако вернемся в тыл, в Славгород декабря 1941 года. По рассказу Василия Борисовича Фалалеева, одели новобранцев в летнее хлопчатобумажное обмундирование, выдали бушлаты и зимние шапки и, само собой, ботинки с обмотками. Но перед самым Новым годом бойцы неожиданно получили новые дубленые полушубки, валенки, стеганые штаны. Когда выяснилось, что отправка на фронт задерживается, полушубки с валенками у них забрали назад».

Подобная картина наблюдалась во многих формирующихся в тылу частях, запасных полках, офицерских училищах.

— В конце февраля 1943 года нам выдали теплую одежду, валенки, телогрейки и ватные брюки. Все новое, — вспоминал выпускник Асиновского военно-пехотного училища Семен Соболев. — Тогда, как на тактические учения, выдавали теплую одежду, уже бывшую не только в употреблении, но и на фронте: чиненые и сырые валенки, пробитые и окровавленные телогрейки, может быть, уже с отлетевших душ. А тут — все новое. И это было очередным сигналом нашего скорого отъезда на фронт.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

как мотать обмотки РККА | REIBERT.info

Вот еще (скрадено с WWII):
"Намотка обмоток
1) Возьмите скатанную в рулон обмотку таким образом, чтобы та ее часть, что завершается узкой тесмой, «смотрела» на внешнюю часть ноги. Процесс начните, поместив нижний обрез обмотки на уровне внутренней стороны лодыжки. Дважды плотно оберните обмотку вокруг нее.

2) Дважды обернув обмотку вокруг берцев ботинка, направьте бинт наискосок с внутрееней стороны ноги на ее внешнюю часть под коленом. В этом месте сделайте два витка и вновь наискось опуститесь к лодыжке, на этот раз с внутренней стороны ноги под коленом к внешней стороне берцев. Иными словами, сделайте что-то вроде косого креста в виде буквы «Х».

3) Продолжайте наматывать бинт снизу вверх, натягивая его, внахлест на половину предыдущего витка. Не забывайте натягивать обмотку, в этом весь «секрет». Даже если вы будете ощущать неудобство в начале процесса, потом все пойдет легче. Последний виток сделайте перпендикулярно оси ноги (паралельно горизонтальной плоскости), при этом концовка обмотки в виде треугольного язычка с тесмой должна быть с внешней стороны ноги (чтобы этого добиться, поэкспериментируйте, смещая в ту или иную сторону обрез обмотки на берце, откуда начинаете процесс наматывания, и со временем найдете правильную «точку отстчета»).

Теперь намотайте тесьму по центру последнего витка обмотки с максимальным натяжением, насколько это возможно. Оставшийся кончик подоткните под намотанную тесьму (опять же, опыт подскажет вам способ наиболее надежного крепления). Не завязывайте тесьму узлом! Вы замудохаетесь ее развязывать! Особенно, если тесьма намокнет.

Не забывайте, что начинать процесс намотки надо ИЗНУТРИ ноги, наискосок к внешней части. При том понимании, что направление намотки для левой и правой ног совершенно противоположное.

Альтернативный метод.
Начните снизу и натягивайте обмотку, делая витки. После 3-4 витков, находясь в районе икры (задней части ноги), переверните рулон (держа его в руке) на 180 градусов. Проделайте это несколько раз. Опыт подскажет Вам оптимальное решение. Что дает такой способ? А то, что внешние концы бинта натягиваются сильнее его средней части и за счет этого обмотка плотно прилегает к ноге (об этом способе нам рассказал один ветеран, который служил в армии в двадцатые годы, когда обмотки еще использовались)."

 

reibert.info

Солдатские обмотки

нусиныч 15-06-2007 21:46

Всем добрый день
Хотел бы сделать или купить Солдатские обмотки на ботинки
Подскажите размер ширина длинна ?
Материал цвет ?
Может кто когдато сталкивался?

Вот что удалось найти в интернети

начале войны во дворе дома, где жили мои родные, была создана фабрика,
делающая солдатские обмотки. Я даже не представляла что это такое.
Наверное, они сохранились только в музеях. Оказывается, что на фронте
солдатам часто не хватало сапог, да-да, самых простых кирзовых. Чтобы ноги
у них не мерзли, им выдавались обмотки - длинные ленты ткани, которые как
бинты обматывались вокруг голени, захватывая часть ботинка или другой
короткой обуви. Обычно обмотки первоначально были белого цвета, и их нужно
было красить. Отец возил готовые обмотки на красильную фабрику и забирал
уже окрашенные в темно-зеленый цвет. После того, их упаковывали и
отправляли на фронт. Красильня находилась через две улицы. Возил папа их не
на машине, а на лошади, уход за которой также входил в обязанность ребят.


--
Яндекс.Фотки - заливай свои, любуйся чужими! http://fotki.yandex.ru/


t7522895 Re: ку-ку 15.06.07 12:11
t7522895 Fw: KS 750 14.06.07 23:04

тов.Сухов 16-06-2007 12:56

поищи "спутник партизана".там есть и размеры и как надевать.

нусиныч 16-06-2007 13:23

где искать ????????7

Подскажите буду очень признателен

Skute 18-06-2007 19:04

Спутник партизана есть во Пскове в Паганкиных Палатых (краеведчиский музей) я бы назвал "Спутник Террориста "

JRGN 23-06-2007 17:22
quote:
Originally posted by Skute:

Спутник партизана есть во Пскове в Паганкиных Палатых (краеведчиский музей) я бы назвал "Спутник Террориста "


Зачем так усложнять себе жизнь? http://9may.ru/partisan/

нусиныч 24-06-2007 13:04

Спасибо за ссылку нашел информацию только по портянкам
Вопрос остался открытым !!!!!!!

guns.allzip.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о