Гражданские войны Рима: Серторий и сулланцы

Новый виток гражданского конфликта начался ещё при жизни Суллы и завершился лишь после его смерти. Он был вызван к жизни обстоятельствами предыдущей войны и во многом являлся её прямым продолжением. В этот раз конфликт разворачивался не только в Италии, но и в провинциях. К тому же он включил в себя ряд других столкновений, прямо не связанных с борьбой римских партий, в том числе рабское восстание и Митридатову войну. Начало конфликта было связано с именем Квинта Сертория.

Происхождение Сертория

Квинт Серторий родился в Нурсии во всадническом семействе. В юности он получил хорошее образование и приобрёл некоторое влияние в своём родном городе благодаря судебным выступлениям. Затем Серторий поступил на римскую военную службу. В 105 году до н.э. он сражался против кимвров в битве при Араузионе, в 102 году до н.э. принимал участие в сражении при Аквах Секстиевых, в 98 году до н.э. воевал в Испании против кельтиберов и, наконец, в 91–88 годах до н.э. участвовал в Союзнической войне против восставших италиков, в которой снискал широкую известность.

Война, которую вёл Серторий в Испании, преимущественно напоминала привычную для местных жителей гверилью с характерными для неё быстротечными схватками, засадами и действиями мелких отрядов

В 88 году до н.э. Серторий выставил свою кандидатуру на должность народного трибуна, но проиграл из-за противодействия Суллы. Поэтому в следующем году Серторий примкнул к Цинне, став одним из виднейших военачальников марианской партии. Возможно, между 87 и 84 годами до н.э. Серторий занимал должность претора в Риме. После возвращения в 83 году до н.э. Суллы и возобновления Гражданской войны в Италии Серторий находился в составе армии Сципиона Азиагена. После битвы при Тифатской горе, в которой консул Норбан потерпел поражение от Суллы, Серторий тщетно пытался предотвратить переход солдат Сципиона на сторону противника. Его отношения с главными руководителями марианцев расстроились, и в конце того же года Серторий уехал в Испанию.

В провинции он столкнулся с волнением среди местных племён и с оппозицией городского населения. Пока Серторий наводил порядок в Испании, Сулла одержал полную победу над марианцами. Его военачальники принялись объезжать провинции, чтобы установить здесь новый порядок. В 81 году до н.э. в Испанию был послан Гай Аниций Луск с 20-тысячной армией. Войска Сертория, занимавшие горные проходы в Пиренеях, перешли на его сторону, а командовавший ими Луций Ливий Салинатор погиб. Оставшись с небольшими силами против превосходящего противника, Серторий сел на корабли в Новом Карфагене и отправился в Мавретанию. Здесь он поступил на службу к царевичу Аскалиду, одержал для него ряд побед и укрепил свою репутацию храброго и искусного военачальника.

Возобновление войны в Испании

В 80 году до н.э. лузитаны вновь пригласили Сертория в Испанию, чтобы он возглавил их восстание. Для самого Сертория это предложение означало шанс возобновить войну против сулланского правительства. С небольшим отрядом, насчитывавшим лишь несколько сотен человек, он высадился в южной части страны, которую быстро подчинил своей власти. Здесь к Серторию примкнуло множество недовольных римской властью. Из них он набрал армию, включавшую 2 500 живших в провинции римлян и италийских эмигрантов, 4 500 варваров-лузитан и 700 африканцев и мавров. Наместник Дальней Испании Луций Фуфидий выступил против Сертория со всеми своими силами. Недалеко от Гиспалиса произошло сражение, в котором Фуфидий был разбит наголову и потерял более 2 000 своих воинов убитыми. После этого не только вся Лузитания, но и значительная часть римской провинции перешла на сторону Сертория.

Встревоженный тем, как обернулись дела в Испании, Сулла в 79 году до н.э. отправил туда одного из своих главных сподвижников, Квинта Цецилия Метелла Пия. В распоряжение Метелла была передана армия, состоявшая из четырёх легионов и ещё более многочисленного контингента союзников — всего около 40 000 воинов. Ареной боевых действий 79–77 годов до н.э. стала юго-западная и западная части Испании. Их ход известен лишь по отрывочным сведениям источников.

Испанский театр военных действий в 80–78 годах до н.э.

Метелл совершил ряд походов в Лузитанию, взял города Дипону и Конисторгу и неудачно осаждал Лангобригу. Серторий, значительно уступая противнику в численности, не мог бросить ему прямой вызов и обратился к тактике партизанской войны. Он умело избегал больших сражений, а вместо этого нападал на своего противника из засад и затруднял ему снабжение. Метелл мало что мог ему противопоставить. Хотя ему и удалось восстановить римский контроль над территорией Бетики, Метелл не смог воспрепятствовать успешным действиям противника на территории Ближней Испании. Здесь действовал квестор Сертория Луций Гиртулей, который в 78 году до н.э. разбил у Консабуры войска её наместника Марка Домиция Кальвина, причём сам наместник пал в сражении.

Смерть Суллы и восстание Лепида

Пока в Испании шла война, в Риме в начале 79 года до н.э. Сулла неожиданно для всех сложил с себя власть и в качестве частного лица уехал на свою виллу в Кампанию. Здесь в следующем году он умер от вшивой болезни. Смерть Суллы спровоцировала раскол в римском обществе. Один из консулов 78 года до н.э., Марк Эмилий Лепид, выступил в сенате с проектом осуждения его действий и одновременно инициировал программу обширных преобразований, включавших амнистию жертв репрессий, восстановление их собственности, возвращение италикам отторгнутых у них земель, возвращение прав народных трибунов и т.д. После жарких дебатов в сенате и кровавых беспорядков на улицах Рима возобладала точка зрения сподвижников умершего диктатора, которых сплотил вокруг себя консул Квинт Лутаций Катулл. Тело Суллы с большим торжеством было доставлено в Рим и захоронено с почестями на Марсовом поле.

Римская погребальная церемония. Рельеф II–I веков до н.э.

Но Лепид отнюдь не собирался оставлять свои попытки. Его инициатива вызвала широкие волнения в Италии, где совсем свежими были воспоминания о гражданской войне и терроре. Жители этрусского города Фезулы, земли которых недавно были отданы ветеранам Суллы, с оружием в руках изгнали колонистов и вернули себе свою собственность. Сенат отправил в Этрурию обоих консулов, взяв с них клятвенное обещание воздержаться от военных действий друг против друга. Лепид с самого начала фактически отстранился от выполнения возложенной на него задачи, расположился в Этрурии и начал массово записывать в свою армию стекавшихся к нему добровольцев из италиков. Эти действия встревожили сенат, который в конце года предложил Лепиду распустить своих воинов и вернуться в Рим для проведения выборов. Лепид явиться на вызов отказался. К нему примкнули и другие сторонники преобразований, включая Марка Юния Брута, командовавшего войсками в Цизальпинской Галлии, Марка Перперну, набравшего в Лигурии собственные отряды, и родного сына Лепида, усыновлённого Луцием Корнелием Сципионом Азиагеном.

Некоторые сенаторы призывали к переговорам с Лепидом. Но Катулл во главе своей партии в начале 77 года до н.э. провёл решение, объявлявшее того врагом отечества. В ответ Лепид с армией двинулся на Рим. Сенат объявил чрезвычайное положение, вручив военное командование Катуллу и Помпею. Решающее сражение произошло близ Рима на Марсовом поле. Лепид потерпел поражение и отступил назад в Этрурию. Сципион Лепидиан с частью его войск закрепился в Альбе, где был осаждён Катуллом.

В эпоху Гражданских войн с обеих сторон сражались одинаково вооружённые воины, зачастую соседи и даже родственники

Тем временем Помпей во главе другой армии нанёс поражение Бруту в Цизальпинской Галлии, осадил его в Мутине, заставил сдаться и казнил, несмотря на обещание сохранить ему жизнь. Так же точно Катулл расправился со Сципионом Лепидианом. Сам Лепид в Лигурии соединился с войсками Марка Перперны и переправился на Сардинию, чтобы отсюда отрезать Рим от поставок хлеба. Наместник Сардинии Гай Валерий Триарий, располагавший лишь ограниченным числом воинов, оказал ему отчаянное сопротивление. Лепид потерпел поражение, был ранен и вскоре умер от болезни. Остатки его армии Перперна на кораблях переправил в Испанию, где примкнул к Серторию.

Возобновление войны в Испании

Расширение войны в Испании подтолкнуло сенат направить туда Помпея вместо погибшего Домиция Кальвина. Этого назначения добивался и сам Помпей, после победы над мятежниками не спешивший распускать своих солдат по домам. Летом 77 года до н.э. он перешёл Альпы, миновал Нарбоннскую Галлию и осенью того же года появился в Испании с армией из 30 000 пехотинцев и 1 000 всадников. Его поддержали некоторые испанские общины, недовольные Серторием. Весной 76 года до н.э. Помпей перешёл реку Эбро и вдоль средиземноморского побережья двинулся на юг.

Серторий в это время осаждал недавно отпавший от него Лаврон. Чтобы продемонстрировать свою силу союзникам, Помпей решил помочь городу и угодил в умело расставленную Серторием засаду. Понеся огромные потери, Помпей отступил вновь за Эбро и до конца года уже не предпринимал активных действий.

Помпей. Мраморный бюст. Музей Ватикана

Метелл в это время также не блистал успехами. Его легат Луций Торий Бальб, которого он отправил в Ближнюю Испанию, был в пути перехвачен и разгромлен Гиртулеем. Сам Серторий до конца года, по-видимому, вёл кампанию в Кельтиберии против местных племён, не желавших стать на его сторону.

В следующем, 75 году до н.э., Серторий планировал, что Перперна и Геренний будут удерживать Помпея на северо-востоке Испании, а Гиртулей — оборонять Лузитанию от Метелла. Сам он тем временем полагал завершить начатую в предыдущем году кампанию в Кельтиберии. К своему несчастью, Серторий недооценил Помпея, который вновь перешёл Эбро, оттеснил Перперну, разгромил Геренния, погибшего в бою вместе с 10 000 своих воинов, захватил и разрушил Валентию. Метелл также перешёл в наступление и в сражении при Италике полностью уничтожил 20-тысячную армию Гиртулея.

Кельтиберский воин II–I веков до н.э. Реконструкция И. Джила

Получив столь грозные вести, Серторий устремился к побережью, чтобы успеть разбить Помпея до того, как тот соединится с идущим навстречу Метеллом. Со своей стороны, Помпей также желал решающего сражения, чтобы не делить славу со старшим коллегой. Противники встретились на реке Сукрон. Помпей, сражавшийся против самого Сертория на правом фланге, потерпел поражение и был ранен. Спастись он сумел только потому, что враги, захватив его коня в драгоценной сбруе, позарились на богатую добычу. На другом фланге Луций Афраний взял верх над Перперной. Появление Сертория не позволило ему развить свой успех.

Помпей был разбит, но не уничтожен. Метелл был уже на подходе, и Серторий вынужденно отступил, воскликнув: «Когда бы не эта старуха (то есть Метелл), я отстегал бы того мальчишку и отправил бы его в Рим!» Теперь военные действия переместились в центральную часть Испании. Метелл и Помпей соединили свои войска. Сражение при Сегонтии завершилось не в пользу Сертория. Хотя он вновь одержал верх над Помпеем, Метелл на своём фланге заставил его армию отступить. Некоторое время оба римских военачальника осаждали Сертория в горной крепости в Клупее, но ему удалось прорваться и вновь прибегнуть к тактике партизанской войны.

Лань Сертория. Кто-то подарил Серторию белую лань, которая у испанцев считалась священным животным. Лань совсем не боялась людей и была почти ручной. Когда Серторий получал какие-либо важные известия, он выпускал её на глазах солдат и делал вид, будто сами боги сообщают ему правильные решения. Солдаты Сертория считали лань знаком расположения богов к Серторию и очень его за это уважали

Завершение войны и гибель Сертория

В 74 году до н.э. соотношение сил в Испании изменилось в пользу сулланцев. Серторий окончательно потерял Дальнюю Испанию. Медленно, но верно Метелл и Помпей со своими армиями вытесняли его из средиземноморской части страны в Кельтиберию. Серторий с недоверием стал относиться к своему римскому окружению, всё в большей степени полагаясь на военачальников-испанцев. Верность ему простых воинов оставалась незыблемой. Многие воины по испанскому обычаю посвятили себя Серторию и безоглядно шли ради него на смерть. Он всё ещё располагал значительными силами. Тем не менее сражения у Бильбилиса и Сегобриги окончились с неопределённым результатом. Помпей потерпел неудачу при попытке захватить Палланцию. Сражение при Каллагурисе вновь завершилось ничьей.

Испанский театр военных действий в 77–73 годах до н.э.

Тем временем римские приближённые Сертория составили против него заговор. Во главе заговорщиков стоял Перперна, который рассчитывал прибрать к рукам верховную власть. В 73 году до н.э. Серторий был убит на пиру в Оске. Испанцы возмутились убийством своего военачальника и стали массово покидать его лагерь. Чтобы сплотить своих воинов, Перперна решил дать врагу генеральное сражение. С этой целью он выступил против Помпея, но был наголову разбит в первом же бою, захвачен в плен и казнён.

Его смерть положила конец гражданской войне. Большинство сражавшихся в лагере Сертория римлян поспешило прибегнуть к милосердию Помпея. В 71 году до н.э. был принят закон о политической амнистии, в результате которой домой смогли вернуться даже самые непримиримые бунтовщики. Сопротивление испанских племён, напротив, всё ещё не было сломлено и продолжалось долгие годы. Помпей оставался в Испании до зимы 72–71 годов до н.э., когда сенат вызвал его в Италию, где в это время бушевало восстание Спартака. Метелл вернулся в Рим в 71 году до н.э. Оба военачальника отпраздновали триумф, как если бы их победы были одержаны в войне с внешним врагом.

Триумф Помпея. Реконструкция Питера Денниса

Восстание Спартака

Пока в Испании шла война против Сертория, а восточные провинции вновь опустошал Митридат, в самой Италии в 73 году до н.э. вспыхнуло восстание Спартака. Первоначальный ареал возмущения охватывал Кампанию и Луканию, но довольно быстро распространился на всю центральную и южную часть Италии, то есть на те регионы, в которых незадолго до того бушевала Союзническая война. Успеху движения способствовало недовольство италиков властью сулланской партии в Риме: они поддержали восставших.

Основу армии Спартака составили рабы и бесправные арендаторы, многие из которых были жертвами проводимой Суллой политики колонизации. На пике своего успеха армия мятежников насчитывала около 80 000 человек. Восставшим удалось одержать ряд военных успехов и разбить отряды посланных против них правительственных войск, в том числе претора Публия Вариния и обоих консулов Гнея Корнелия Лентула Клодиана и Луция Геллия Публиколы.

Вначале Спартак, по-видимому, стремился вывести своих людей из Италии. Осенью 72 года до н.э. он достиг с боями южных предгорий Альп и здесь неожиданно повернул обратно. Сенат вручил военное командование Марку Лицинию Крассу, под началом которого собралась 60-тысячная армия. Между Крассом и восставшими произошёл ряд столкновений, в ходе которых Спартак понес серьёзные потери. Он решил переправиться на Сицилию, где планировал вновь разжечь пламя рабского восстания. Однако киликийские пираты, обещавшие перевезти его через Мессанский пролив, обманули Спартака, и он оказался заперт на Регийском полуострове.

Восстание Спартака. Карта военных действий

В начале 71 года до н.э. восставшие прорвали построенную Крассом 30-километровую линию укреплений и устремились в Луканию. На реке Силарии произошло решающее сражение, в ходе которого повстанцы были разбиты, а сам Спартак погиб. Остатки его отрядов ещё долго беспокоили Италию, но в конечном счёте были уничтожены Крассом и вернувшимся из Испании Помпеем.

Заговор Катилины

Последним эпизодом гражданских войн первой половины I века до н.э. был заговор и восстание Катилины. Луций Сергий Катилина был сторонником Суллы, воевал под его командованием в Союзнической и Гражданской войнах. Как многие сулланцы, он сколотил себе состояние во время проскрипций, но постепенно всё промотал и оказался по уши в долгах. Тогда Катилина решил поправить свои дела в провинции. В 68 году до н.э. он был избран претором, после чего в течение года управлял Африкой. Здесь он занимался вымогательствами, а из-за судебных преследований его не допустили до консульских выборов на 65 год до н.э. По завершении тяжбы Катилина снова выдвинул свою кандидатуру на выборах в 64 году до н.э., но проиграл борьбу Марку Туллию Цицерону.

Оставшись не у дел, Катилина решил захватить власть силой. Этим намерениям благоприятствовала сложная экономическая ситуация в Италии. Ему удалось вовлечь в заговор нескольких представителей знати. Гай Манлий начал набирать для него людей в Этрурии. Прежде всего в армию записывались неплатёжеспособные должники и бывшие ветераны Суллы. Таким образом, под его знамёнами собралось от 7 до 20 тысяч человек.

Цицерон разоблачает Катилину. Фреска Чезаре Маккари (1888 год).

Осенью 63 года до н.э. заговорщики планировали убить Цицерона и ряд других лиц, объявить об отмене долгов и провести некоторые преобразования. Их планы сделались известны. Цицерон произнёс в сенате несколько речей, чтобы спровоцировать противника на необдуманные действия. Катилина уехал из города и был объявлен сенатом вне закона. Цицерону удалось получить доказательства заговора и на этом основании добиться ареста лидеров заговорщиков в Риме. 5 декабря сенат утвердил смертный приговор для пятерых из них, и тот немедленно был приведён в исполнение.

Получив известия о разгроме заговорщиков в Риме, армия сторонников Катилины в Этрурии начала редеть. Правительственные отряды Метелла закрывали ему путь на север, а с юга в это время приближалась армия консула Гая Антония Гебриды. С оставшимися у него людьми Катилина решил дать бой. В решающем сражении при Пистории, состоявшемся в начале января 62 года до н.э., он был разбит и пал в бою вместе с Манлием и 3 000 своих приверженцев. Голову Катилины консул отправил в Рим.


Литература:

  1. Короленков, А.В. Квинт Серторий. Политическая биография / А.В. Короленков. — СПб.: Алетейя, 2003.
  2. Короленков, А.В. Сулла / А.В. Короленков, Е.В. Смыков. — М.: Молодая гвардия, 2007.
  3. Циркин, Ю. Движение Сертория / Ю.Б. Циркин // Социальная борьба и политическая идеология в античном мире. — 1989. — С. 144–162.
  4. Циркин, Ю.Б. Гражданские войны в Риме. Побеждённые / Ю.Б. Циркин. — СПб.: Издательство СПбГУ, 2006.
  5. Циркин, Ю. История древней Испании / Ю.Б. Циркин. — СПб.: Нестор-История, 2011.
  6. Гурин, И.Г. Серторианская война (82–71 гг.) / И.Г. Гурин. — Самара: Самарский университет, 2001.
  7. Горончаровский, В.А. Спартаковская война. Восставшие рабы против римских легионов / В.А. Горончаровский. — СПб: Петербургское востоковедение, 2011.
  8. Утченко, С. Л. Цицерон и его время / С.Л. Утченко. — М.: Мысль, 1972.
  9. Грималь, П. Цицерон / П. Грималь. — М.: Молодая гвардия, 1991.

warspot.ru

Восстание Сертория. История Рима

Восстание Сертория

Выше мы говорили о том, как Серторий в 81 г. скрылся в Африку от посланных Суллой агентов. В Мавритании он поступил на службу к одно­му из местных царьков. Победы Сертория над пиратами и ливийскими племенами создали ему громкую известность. В 80 г. к Серторию явились послы из Испании от восставших лузитан с предложением прибыть к ним и принять командование над их ополчением. Серторий с отрядом римских эмигрантов и мавританских воинов явился в Лузитанию и встал во главе восстания против сулланского Рима. Сначала оно носило местный харак­тер. Но Серторий, обладавший выдающимися организаторскими и воен­ными способностями, быстро придал ему широкий размах. Он разбил на­местников обеих Испаний, после чего Сулла послал против Сертория Квин­та Метелла, прибывшего на театр военных действий в 79 г. Но и ему не удалось подавить восстание, охватившее почти всю Испанию.

Успехи Сертория объясняются не только его блестящими воен­ными способностями. Сила серторианского движения состояла в удачном объединении восстания туземных племен с римским демок­ратическим движением. Эта черта делает его наиболее своеобраз­ным во всей истории гражданских войн.

Серторий, по-видимому, хотел объединить все силы, враждебные рим­ской олигархической системе, во имя создания подлинно демократиче­ской, гуманной и просвещенной республики, в которой отсутствовало бы угнетение народов и весь orbis terrarum (круг земель) наслаждался бы в глубоком мире благами римской культуры. Утопичность этой программы в условиях рабовладельческого общества не лишает взглядов Сертория высокой чистоты и идейности.

Испания была провозглашена независимой. Из наиболее выдающихся римских эмигрантов Серторий сформировал сенат из 300 членов. Команд­ные должности в армии он замещал римлянами. Отсюда можно сделать вывод, что Серторий не предполагал создать на Пиренейском полуостро­ве иберское государство. По-видимому, он смотрел на Испанию как на провинцию Рима, отделившуюся от него только временно, пока в Италии существовала сулланская конституция. Но методы управления этой про­винцией принципиально отличались от старых. В отношениях Сертория к испанцам господствовали справедливость и мягкость. В своей армии он поддерживал строгую дисциплину, беспощадно карая всякие проявления насилия по отношению к местному населению. В своей столице, г. Оске (в Северной Испании), Серторий организовал школу для детей знатных ис­панцев, в которой они обучались латинскому и греческому языкам и дру­гим наукам. Это было чем-то неслыханным для римской провинциальной политики: вместо истребления туземного населения Серторий стремился его романизировать. (Правда, школа в Оске преследовала и другую цель, хотя и не основную: она давала Серторию хороший предлог держать при себе заложников от испанских племен.)

За гуманное отношение испанцы платили Серторию горячей любовью. У него была охрана из нескольких тысяч испанцев, поклявшихся ему в вечной верности. О нем ходили легенды: рассказывали, что сопровождав­шая его белая ручная лань доставляет ему повеления богини Дианы.

Серторий вел смелую внешнюю политику, стремясь, как было сказано, опереться на все силы, враждебные Риму. Его союзниками были киликийские пираты, доставившие в его распоряжение целый флот, для которого Серторий устроил укрепленную стоянку на восточном побережье. Его аген­ты действовали среди галльских племен, поднимая их на восстание. Серторий вступил в связь с Митридатом, который в 74 г. начал новую войну против Рима. Вождь испанцев и понтийский царь заключили формальный договор, согласно которому Серторий уступал Митридату малоазиатские союзные государства, а Митридат обещал прислать ему 40 судов и 3 тыс. талантов.

Понятно, что в Риме возникло сильнейшее беспокойство: говорили уже о новом Ганнибале, который намеревается вторгнуться в Италию. Решено было послать в Испанию Помпея. Последний после поражения Лепида не распустил своих войск и требовал себе назначения в Испанию. Сенат не доверял честолюбивому полководцу. К тому же Помпей был слишком мо­лод: назначить его в Испанию значило нарушить только что установлен­ную Суллой строгую постепенность магистратур. Но выбора не было: Помпей считался самым способным полководцем, и в его руках находи­лась вооруженная сила. Летом 77 г. Помпей в звании проконсула перешел через Альпы, направляясь в Испанию.

Однако первое время задача оказалась не по силам и Помпею. Под ко­мандой Сертория к концу 77 г. собрались крупные силы: его испанские войска были усилены остатками армии Лепида, привезенными Перперной из Сардинии (более 20 тыс. человек). Как полководец, он неизмеримо пре­восходил Помпея. Поэтому, несмотря на перевес римских сил, несколько лет война шла с переменным успехом. В 75 г. Помпей был разбит в откры­том сражении и, тяжело раненный, чуть не попал в плен. Если бы не появ­ление Метелла, пришедшего на помощь, все войско Помпея было бы унич­тожено.

Однако дело Сертория, несмотря на все благородство его личности и возвышенность планов, было обречено на гибель. Идея создания подлин­но демократического государства в ту эпоху была абсолютно нереальна. Социальная и военная база Сертория была разнородна и непрочна: неус­тойчивые испанские племена, с одной стороны, и авантюристы из римской эмиграции — с другой. Римское окружение Сертория не понимало его планов и свысока третировало испанцев. Войска Сертория хорошо подхо­дили для партизанской войны, но в целом уступали регулярной армии Помпея и Метелла. У него, например, почти отсутствовала конница.

Римское командование старалось использовать неустойчивые элемен­ты эмиграции и обещало за голову Сертория крупную награду. Узнав об этом, Серторий удалил из своей охраны римских солдат и организовал ее из наиболее верных ему испанцев. Это усилило недовольство римлян. Был раскрыт заговор на жизнь Сертория среди его ближайшего окружения. Часть заговорщиков была арестована и казнена. Оставшиеся нераскрыты­ми, в том числе Перперна, решили торопиться. В Оске во время пира, ус­троенного Перперной, Серторий и его охрана были заколоты кинжалами заговорщиков (72 г.).

«Так кончил свою жизнь, — пишет Моммзен, — благодаря измене жалкой шайки эмигрантов, которую он был вынужден вести против от­чизны, один из замечательнейших, если не самый замечательный из всех людей, до той поры выставленных Римом, — человек, который при более счастливых обстоятельствах, быть может, обновил бы свою родину. Ис­тория не любит Кориоланов, она не сделала исключения и для этого, само­го великодушного, гениального и наиболее достойного сожаления из всех»[292].

Гибель Сертория означала крушение всего дела. Перперна захватил главное командование, чем были недовольны другие. Большая часть ис­панцев отошла от движения, и Помпею не стоило большого труда в пер­вом же сражении разбить оставшиеся войска. Перперна был захвачен в плен и казнен. Вскоре после этого изолированные отряды повстанцев были ликвидированы. Испания снова подчинилась римской власти.

В 71 г. Помпей возвратился в Италию, которая уже два года как горела в огне грозного восстания рабов.

О Сертории известно нам не очень много. Единственным полно­кровным источником является написанная Плутархом его биогра­фия. Характеризуя Сертория, Плутарх пишет: «Современники рас­сказывают, что Серторию не свойственна была ни жажда наслажде­ний, ни чувство страха и сама природа наделила его даром и тягости переносить не дрогнув, и не зазнаваться от удачи. Не было среди полководцев того времени более отважного, чем он, в открытом бою и вместе с тем более изобретательного во всем, что касалось воен­ных хитростей и умения занять выгодную позицию или осуществить переправу, что требовало быстроты, притворства, а если надо, то и лжи. Он был щедр, раздавая награды за подвиги, но оставался уме­ренным, карая проступки. Возможно, однако, что подлинную его натуру выдает проявленная им в конце жизни жестокость и мсти­тельность по отношению к заложникам: он не был добрым по приро­де, но, руководствуясь необходимостью и расчетом, надевал личину доброты. По-моему, добродетель истинная и основанная на разуме ни в коем случае не может превратиться в свою противоположность, но вполне вероятно, что честные характеры и натуры становятся хуже под влиянием больших и незаслуженных невзгод; их свойства меня­ются вместе с изменением их судьбы. Думаю, что именно это и про­изошло с Серторием, когда счастье уже стало покидать его: дурной оборот дела сделал его жестоким к тем, кто выступал против него» (Серторий,10, пер. А. П. Каждана).

Для того чтобы держать в подчинении и римлян, и, особенно, испан­цев, Серторию приходилось использовать самые различные методы, в том числе и необычные. О «волшебной» лани рассказывает Плу­тарх (там же, 11): «В некоторых случаях он прибегал к хитроумным проделкам, чтобы прельстить и обмануть варваров. В важнейшей из его выдумок главная роль принадлежала лани. Дело происходило таким образом. На Спана, простолюдина из местных жителей, слу­чайно выбежала самка оленя, вместе с новорожденным детенышем уходившая от охотников; мать он не смог схватить, но олененка, по­разившего его необычайной мастью (он был совершенно белый), Спанстал преследовать и поймал. Случилось так, что Серторий как раз находился в этих краях; а так как он с удовольствием принимал в дар любые плоды охоты или земледелия и щедро вознаграждал тех, кто хотел ему услужить, то Спан привел олененка и вручил ему. Серто­рий принял дар. На первых порах он не видел в подарке ничего нео­бычайного. Однако прошло некоторое время, лань стала ручной и так привыкла к людям, что откликалась на зов и повсюду ходила за Серторием, не обращая внимание на толпу и шум военного лагеря. Затем Серторий объявил лань божественным даром Дианы, утверж­дая, будто не раз это животное раскрывало ему неведомое: он хоро­шо знал, сколь суеверны варвары по своей природе. Немногим поз­же Серторий придумал еще вот что. Если он получал тайное изве­щение, что враги напали на какую-либо часть его страны или побуж­дали отложиться какой-либо город, он притворялся, что это открыла ему во сне лань, наказывая держать войска в боевой готовности. И точно так же, если Серторий получал известие о победе кого-нибудь из своих полководцев, он никому не сообщал о приходе гонца, а вы­водил лань, украшенную венками в знак добрых вестей, и приказы­вал радоваться и приносить жертвы богам, уверяя, что скоро все уз­нают о каком-либо счастливом событии».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Война в Испании. Серторий 78-72 гг. до н.э.

Образование антиримского движение в Испании

Испания становится центром борьбы против сильной власти сената и режима Суллы. Разгром армии Лепида и подавление выступления Брута в Северной Италии не оставило надежд на продолжение восстаний в этих регионах. В Испании стали сосредотачиваться все недовольные порядками сулланцев. Сюда же прибыли остатки отрядов Брута и Лепида. Предводителем новых сил становится Квинт Серторий.

Замечание 1

Квинт Серторий – римский военачальник и государственный деятель, юрист и оратор. Годы жизни 123-73 годы до н.э. Сторонник Цинны и Мария в противостоянии с Суллой. Отличался либеральной политикой к местному населению. Наместник Испании, организатор восстания против Рима.

Серторий создал из множества разных сил крепкую, хоть и небольшую армию. Основную долю повстанческого войска составляли набранные из коренных жителей Иберийского полуострова отряды. Их полководец организовал по образцу римского войска. Армия Сертория была готова к открытому противостоянию римскому сенату.

Деятельность Сертория на освобожденных территориях

Освобождая районы от правительственных войск, дальновидный политик Серторий старался заручиться поддержкой местных жителей. Его либеральная политика привлекала жителей не только Иберийского полуострова, но и отдалённых районов Галлии.

На всех землях устанавливалось справедливое государственное управление. Серторий жестоко наказывал должностных лиц, замеченных в злоупотреблении властью. В крупных городах он открывал школы для детей местной знати. Юношей обучали латинскому языку, им прививалась латинская культура. Ученики школы являлись одновременно заложниками и предостерегали местных вельмож от выступлений против Сертория. Эти мероприятия привлекали всё большее число сторонников из коренных жителей земель.

Для упрочения своего положения Серторий стал искать союзников и готовиться к войне с Римом. Он заключил союз с правителем Понтийского царства Митридатом VI. Царь пообещал оказать помощь деньгами и прислать корабли. На сторону Сертория были привлечены пираты Средиземного моря. Римский флот теперь не представлял угрозу для войск Сертория. Посланцы агитировали галльские племена к открытому противостоянию римскому сенату.

К середине 70-х годов до н.э. военное и политическое положение Сертория стало настолько прочным, что римский сенат отправил полководца Гнея Помпея с новыми легионами на помощь Метеллу Пию.

Разгром восставших

Серторий применил тактику изматывания противника. Он уклонялся от крупных сражений, скрывался в крепостях, поддерживал нервозность в армии противника неожиданными атаками. Армия Метелла Пия смогла удержать лишь небольшую приморскую территорию в юго-Восточной Испании и несколько областей в центре Пиренейского полуострова. Новый полководец Гней Помпей сумел быстро переломить положение. Еще не дойдя до Испании, Помпей дипломатическим путём переманил на свою сторону часть галльских племён. Остальные племена были принуждены военной силой отказать от поддержки армии Сертория.

Ситуация развивалась против Сертория. Ему пришлось воевать на двух направлениях, против двух римских армий. Всё войско было поделено на две части. Одна направлялась против Помпея, её возглавил Серторий. Вторая продолжала вести бои с Метеллом, во главе стоял Марк Перпенна.

Помпей попытался пошатнуть положения противника, стараясь оттолкнуть от него союзников. Он привлекал на свою сторону испанские племена, щедро награждая каждый город. Он прекратил поддержку Сертория пиратами и понтийским царём. Метеллу удалось потеснить войска Перпенны в глубь страны.

Оказавшись в сложном положении, Серторий стал ужесточать требования к подчинённым племенам. Местные жители стали выражать недовольство и покидать войска. Среди соратников Сертория также нашлись недовольные. В 72 году до н.э. заговорщики убили предводителя. Оставшаяся без командира армия восставших была уничтожена Помпеем.

spravochnick.ru

31. Квинт Серторий. История Древнего Рима в биографиях

31. Квинт Серторий

Кв. Серторий был лучшим и замечательнейшим из сторонников Мариановой партии. Он родился в сабинском селении Нурсиа и, рано лишившись отца, воспитан был матерью, к которой он всегда, до ее поздней кончины, питал самую нежную любовь. В молодости он приобрел себе некоторую известность в качестве оратора и адвоката в Риме; но удачные дела, совершенные им на поле сражения, побудили его посвятить себя преимущественно военному поприщу. Его боевой путь начался с похода против кимвров, в Галлии. В роковой битве при Араузионе (105 г.) он, после потери своей лошади, бросился со щитом и панцирем в Рону и, невзирая на свои раны, благополучно переплыл на другой берег. В 102 г. он служил в войске Мария и своим умом, своей отвагой и хитростью снискал расположение полководца и разные отличия. В Испании он в качестве военного трибуна действовал столь успешно, что слава о нем распространилась по всей стране и он, по возвращении в Рим, был избран квестором в лежащую по эту сторону Альп Галлию. Получив там поручение набрать солдат и оружие для союзнической войны, он, наряду с другими медлительными молодыми людьми, выказал величайшее усердие и самую энергичную деятельность. В Марсийскую войну, выступая военачальником, он сражался с великой храбростью, хотя у него тогда был вышиблен глаз, Заслуги отважного мужа оценены были народом по достоинству; когда он появился в театре, то его приняли с рукоплесканиями и одобрительными возгласами – честь, которой редко удостаивались люди более старые и знатные. Зато аристократы, приверженцы Суллы, противодействовали быстрому возвышению молодого человека, который не мог похвалиться заслугами предков. На выборах народного трибуна он потерпел неудачу. Впрочем, это обстоятельство едва ли может считаться главной причиной, почему он перешел на сторону народной партии.

Когда Цинна в 87 г. выступил против учреждений Суллы, то к нему (Цинне) примкнул Серторий. Вместе они сражались против Октавия, подверглись изгнанию и затем снова с Марием возвратились в город. Он возражал против возвращения Мария, но безуспешно. В Риме Серторий старался положить предел свирепым неистовствам Мария и велел наконец избить его злодейскую шайку, численностью в 4 тыс. человек, в их лагере. Когда после смерти Цинны для борьбы с возвратившимся из Азии Суллой поставлены были во главе народной партии большей частью люди слабые и неспособные, как Норбан, Сципион, молодой Марий, и люди эти, не внемля увещеваниям Сертория, портили все дело своей неумелостью, то он, отчаявшись в спасении Италии, поспешил в Испанию, которую его единомышленники предоставили ему как провинцию. Он старался отстоять, по крайней мере, эту страну для своей партии и приготовить там своим друзьям убежище, если бы дело их было проиграно в Риме.

Как только Сулла полностью овладел Италией, отправил К. Аррия со значительными силами в Испанию против Сертория, и последний чувствовал себя слишком слабым, чтобы держаться против него. Он с отрядом приблизительно в 3 тыс. человек переправился в Африку и некоторое время скитался в сообществе киликийских гератов по мавританскому берегу и по островам между Африкой и Испанией, пока снова вступил на берег у Бетиды (Квадалкивира). Здесь он встретился с матросами, которые только недавно прибыли с Атлантических (Канарских) островов, островов блаженных, и много порассказали ему об их великолепии и плодородии. Тут в нем проснулось желание основать себе там жилище, чтобы вдали от суеты мира прожить дни свои в покое. Вследствие этого от него отделились киликийцы, заботившиеся не об успокоении, а о добыче, и его собственные войска также не одобрили его намерение, так что он снова пошел с ними на мавританский берег и принял участие в войне, которую вели между собой два претендента на престол этой страны. Он завоевал город Тингис (ныне Тангер) и утвердился в нем. В то время когда он еще раздумывал, куда бы ему отсюда направиться, пришли посланные от лузитанцев и просили его стать во главе их полководцем в войне, которую они вели против Сулловых войск. Серторий снова ободрился духом; он мог надеяться опять завладеть Испанией при помощи многочисленных тамошних племен. С отрядом в 2600 человек, названных им римлянами, хотя среди них было 700 ливийцев, он переправился в Лузитанию, где туземцы подкрепили его 4 тыс. человек пехоты и 700 всадниками. Так образовалось ядро того войска, с которым ему предстояло наводить страх на своих противников (81 г.).

В течение девятилетних войн, которые Серторий вел с тех пор в Испании против господствующей в Риме партии, он имел случай показать на деле свой блестящий талант полководца. Природа страны, степень образования и привычки испанцев вынудили его к усвоению особого способа ведения войны. Хотя он при случае и не задумывался вступать в открытое сражение, но по преимуществу, однако, придерживался так называемой малой войны. Со своим легким, привычным к маневрированию в горах воинством, которое он то собирал в большие армии, то распределял на отдельные отряды, он неустанно тревожил и истощал неприятельское войско, преграждал ему дороги, отрезал ему подвоз; он обманывал неприятеля поспешными переходами, поражал его внезапными подступами и нападениями. С мужеством и отвагой соединял он мудрую предусмотрительность и находчивую хитрость. Никто искуснее его не умел своевременно занять укрепленную позицию, устроить засаду. Так как неприятель в открытом поле чувствовал себя слабее, то тем более старался овладевать укреплениями; но при этом случалось нередко, что осаждающий вдруг сам оказывался со всех сторон окруженным. Искусное и удачное ведение дела приобрело Серторию полное доверие его войска, привело на его сторону многие племена. Тогда как римские правители обыкновенно слишком тяжело давали испанцам чувствовать гнет римского господства, Серторий, напротив, поступал во всем умеренно, снисходительно и мягко: уменьшил налоги, освободил обывателей от бремени военного постоя и т. п. Знатных испанцев он привязал к себе учреждением школы в Оси (Гуэска), в которой дети их обучались греческим и римским наукам; в то же время он имел при этом в виду удержать этих мальчиков в своей власти в качестве заложников. Солдат он расположил к себе отчасти тем, что дал им римское вооружение, блестящие, изукрашенные золотом и серебром шлемы, красиво расписанные щиты, вышитые одеяния. У испанцев, как у кельтских племен, существовал военный обычай, по которому вокруг предводителя собирался отряд посвященных, обязывавшихся не покидать своего вождя ни при жизни, ни при смерти. Такой отряд телохранителей несколько тысяч испанцев образовали вокруг Сертория. Особенное впечатление он производил на грубые умы варварских племен, демонстрируя самку оленя, которую он сделал ручной и доверчивой, так что она повсюду за ним следовала и являлась по его зову. Он выдавал ее за существо высшего рода и утверждал, что она дар Дианы, что она открывает ему вещи сокровенные, указывает ему, когда вступать в бой, когда нет и т. п. Таким образом, варвары полагали, что ими руководит не ум чужестранца, а само божество.

О том, как Серторий действовал на своих людей, свидетельствует следующий пример. Однажды его отряды, собравшиеся многочисленными массами, потребовали немедленной битвы с неприятелем. Не успев убеждениями отговорить их от этой затеи, он, чтобы заставить их раскаяться в этом, разрешил атаку, но устроил так, что участвовавшие в схватке, потерпев поражение, могли затем с его помощью безопасно отступить в лагерь. Чтобы снова воодушевить упавший дух их, он через несколько дней созвал общее собрание и велел вывести на середину двух лошадей, из которых одна была старая и хилая, другая – рослая и сильная с великолепным и толстым хвостом. К старой лошади был приставлен высокий и крепкий мужчина, к сильной – маленький и невзрачный. По данному знаку сильный человек принялся так горячо дергать хвост у своей лошади, как будто он хотел его вырвать, слабый же вырывал из хвоста своей лошади волосок за волоском. В то время как первый, к великой потехе зрителей, потратив много напрасных усилий, вынужден был, наконец, прекратить свои старания, последний, напротив, в короткое время и без труда выщипал из хвоста лошади все волосы. Тогда Серторий встал и сказал: «Вы видите, собравшиеся мужи, что терпение и настойчивость гораздо скорее ведут к цели, чем насилие. Многое, что с одного раза неосуществимо, может, однако, быть достигнуто мало-помалу, исподволь. Стойкая деятельность необорима, она с течением времени одолевает и превозмогает всякую силу. Для тех, которые с мудрым расчетом выжидают представляющиеся благоприятные моменты, время есть союзник, для тех же, которые чересчур спешат и торопятся, время оказывается весьма опасным противником».

После того как Серторий нанес нескольким полководцам Суллы значительные поражения, последний в 79 г. послал в Испанию К. Метелла Пия, который до того времени показал себя дельным полководцем. Метелл надеялся быстро покончить с «беглым проскриптом, остатком карбоновой шайки»; скоро, однако, превосходный противник поставил его в весьма затруднительное положение. Дело в том, что Серторий лишал своего противника воды и мешал ему добывать фураж; противник если намеревался двинуться против него, он уходил и исчезал; располагался ли противник лагерем, Серторий поднимал тревогу и сгонял его с места; осаждал ли противник какой-либо город, он вдруг сам попадал в положение осажденного. Солдатам Метелла такая война вскоре наскучила; они громко стали требовать, чтобы Метелл принял вызов Сертория на единоборство, и когда тот отверг вызов, то они насмехались над его трусостью. Силы Метелла были совершенно парализованы, и Серторий считался теперь повелителем всей Испании. Он устроил управление страной по своему усмотрению и обнаруживал во всем чрезвычайную деятельность, творил суд и расправу, принимал бесчисленные посольства, набирал войска и упражнял их в воинском деле, снабжал города запасами и гарнизонами.

В 77 г. Серторий получил, по-видимому, блестящее приращение своей силы в лице М. Перперны, бывшего легатом у М. Лепида. Когда Лепид, изгнанный из Италии, удалился в Сардинию и там погиб, то Перперна перевел его войска в Испанию, где посредством новых вербовок довел свою силу до пяти легионов. Кичась своим знатным происхождением, он хотел получить здесь главное начальство, но его войска принудили его подчиниться Серторию. Вместе с Перперной прибыли многие сенаторы и другие оптиматы, спасавшиеся от приверженцев Суллы. Из них Серторий составил себе сенат в 300 членов, в который испанцы допущены не были, и тем заявил, что местопребывание римского правительства в Испании, а не в Риме, утратившем свободу вследствие господства Сулловой партии. Соединение Перперны и Сертория возбудило в приверженцах Суллы в Риме большое беспокойство; опасались, что проскрипты перенесут свое оружие из Испании в Италию и здесь ниспровергнут все учреждения Суллы. Поэтому в 76 г. послан был в Испанию, для укрепления Метелла, Гн. Помпей, который считался самым дельным полководцем, с 30 тыс. пехоты и 1 тыс. всадников.

Как только Помпей прибыл в Испанию, он направился к южному берегу, чтобы отыскать своего противника, осаждавшего в то время город Лaypo (недалеко от Валенсии). Оба полководца считались до тех пор непобедимыми; их первое столкновение представляло потому для всех большой интерес. Помпею следовало бы поэтому быть осторожным; но его прежние удачи сделали его столь заносчивым и самоуверенным, что он счел осторожность излишней. Серторий занимал вблизи города холм, весьма удобно расположенный для атаки на город. Помпей устроил свой лагерь так, что Серторий стоял между ним и городом, и римский полководец уже отрядил туда послов, чтобы ободрить граждан и обратить внимание их на то, что неприятель им осажден, что голод скоро его обессилит и что Тогда одновременная атака со стороны римского лагеря и города уничтожит его. Когда Серторий услыхал об этом, он, смеясь, сказал, что скоро покажет ученику Суллы, что полководец должен более смотреть позади себя, чем впереди. Он устроил ночью сильную засаду в смежном лесу. Утром ближайшие когорты атаковали помпейцев и, отступая, заманили их в то место, где им в тыл ударили главные силы засады. Целый легион при этом погиб, лишь немногие спаслись; сам Помпей, расставивший тем временем свое войско для боя, не отважился предпринять нападение и отошел в свой лагерь. Но так как со всех сторон угрожали Серториевы отряды и отрезали ему подвоз, то он вынужден был бросить свой лагерь и отступить за Эбро. Город Лауро вскоре затем был взят, разграблен И предан огню. Эту жестокость Серторий допустил вопреки своему обыкновению, чтобы посрамить Помпея и его почитателей и напугать варваров; он рассказывал, что город сожжен из-за Помпея, который мог почти греться у огня.

В следующем, 75 г. война приняла более обширные размеры, так как в ней участвовал и Метелл, бездействовавший до того времени из ревности к Помпею. После того как подчиненные Серторию полководцы, поступавшие не так, как им было предписано, понесли довольно значительные потери, сам Серторий столкнулся с Помпеем при реке Сукро (Хукар) у города того же названия, к западу от Валенсии. Он начал битву только к вечеру, чтобы неприятель ночью в незнакомой стороне не мог его преследовать, если бы одержал победу, и не мог уйти от него, если бы потерпел поражение. Помпей был разбит на всех пунктах и потерял 10 тыс. человек. На другое утро Серторий снова взялся за оружие и готовился к новому бою; но, заметив, что по близости стоял Метелл, он отказался от своего намерения и удалился из той стороны, сказав: «Если бы не подоспела сюда старая баба, то я бы этого мальчика проучил хорошенько и наказанного отправил бы в Рим». Спустя некоторое время Серторий снова появился со своими воинственными отрядами у Сагунта и дал обоим расположившимся там римским полководцам двойное сражение. Сам он победил Помпея и лишил его 6 тыс. человек, между тем как Перперна был разбит Метеллом и потерял 5 тыс. человек. Таким образом, силы обеих сторон уравновешивались; но Серторий понемногу, небольшими схватками и заграждением путей подвоза, поставил Помпея в такое затруднительное положение, что последний, крайне недовольный, писал сенату в Рим, что он возвратится и Серторий последует за ним, если ему не пришлют войска, денег, оружия и хлеба; что он в борьбе за Италию уже истратил свое собственное состояние.

В 74 г. дела Помпея и Метелла шли не лучше прежнего, хотя Помпей получил из Италии деньги и два новых легиона, а Метелл назначил большую награду за голову Сертория. Этот последний шаг римляне оправдывали тем обстоятельством, что Серторий заключил союз с врагом государства, Митридатом. Понтийский царь предложил Серторию снабдить его для дальнейшего ведения войны кораблями и деньгами и требовал, чтобы ему, царю, было обеспечено обладание Малой Азией. Когда Серторий созвал по этому случаю свой сенат, то все члены были того мнения, что предложения царя должны быть приняты; Серторий же объявил, что он готов предоставить царю Каппадокию и Вифинию, так как эти страны издавна управлялись царями и римлянам до них дела нет, но что провинцию Азию он царю уступить не может; он, Серторий, не хочет достигнуть победы умалением могущества отечества, а его победа, напротив, должна возвысить это могущество. В этом смысле и был заключен договор с Митридатом. Серторий послал царю вспомогательный корпус под начальством М. Вария и получил за это от Митридата 3 тыс. талантов и 40 кораблей. Метеллу и Помпею пришлось в этом году так плохо, что последний был даже вынужден перейти на зимовку в Галлию.

Тем не менее с этого времени дело Сертория начинает клониться к упадку, благодаря, впрочем, не превосходству противников, а измене в собственном лагере. Перперна с несколькими оптиматами устроил заговор против Сертория, которому они, как человеку незнатного рода, подчинялись с неудовольствием. Они тайком, где только можно было, противодействовали планам Сертория, с умыслом плохо исполняли данные им поручения, так что под конец дело шло хорошо только там, где он сам был налицо. Несправедливостью и притеснениями Перперна и его сообщники возбуждали в среде испанцев неудовольствие и ожесточение, а ответственность за это возлагали на Сертория. Так возникли неповиновение и бунт, и один город за другим переходил на сторону неприятеля. Из-за этого и снисходительный характер Сертория мало-помалу ожесточился, и он позволял себе крутые меры и жестокости, которые прежде были ему чужды; между прочим, он велел казнить и продать сыновей испанцев, обучавшихся в Оске.

Наконец, Перперна со своими заговорщиками прибегнул к убийству. Они послали Серторию вымышленное письмо, в котором сообщалось о большой победе одного из его полководцев. Когда он по этому случаю принес благодарственные жертвы, то Перперна пригласил его на пиршество, которое он хотел устроить в ознаменование счастливого события. Серторий с большим нежеланием уступил настоятельным просьбам Перперны и отправился на пиршество с двумя своими секретарями. Обыкновенно на пирах в присутствии Сертория соблюдались приличия и благопристойность; ибо он ничего непристойного не мог ни видеть, ни слышать и приучил также других гостей избегать неприличных шуток и неумеренных выходок. Но в тот раз собравшиеся на пир заговорщики умышленно позволяли себе самые бесстыдные речи, прикидывались пьяными и старались раздражать Сертория нахальным обращением. Серторий оставался спокойным, но с презрением отвернулся от них на своем ложе. Тогда Перперна уронил со звоном на пол чашу, наполненную вином. Это было знаком к нападению. Заговорщики схватились за оружие, накинулись на Сертория и злодейски убили его.

В 72 г. был положен конец Серторианской войне. Большая часть испанцев разбежалась, отправила послов к Помпею и Метеллу и предлагала покорность; оставшихся же привлек на свою сторону Перперна, который теперь принял главное начальство и продолжал вести войну. Но он стяжал только стыд и позор и показал, что не умеет ни повелевать, ни подчиняться. При нападении на Помпея войско Перперны было полностью уничтожено, и он сам попал в плен. Для того чтобы спасти себя, несчастный предложил Помпею найденные в бумагах Сертория письма бывших консулов и других знатных лиц в Риме, вызывавших Сертория в Италию, чтобы вместе с ними ниспровергнуть существующий порядок. Но Помпей отказался видеть Перперну и велел его казнить; письма же он бросил в огонь, не читая их.

Сообщники Перперны были частью выданы Помпею и умерщвлены, частью бежали в Африку и погибли от рук мавританцев. Только один из них, по имени Ауфидий, уцелел; он жил до глубокой старости, в нищете и всеми презираемый, в испанском селении.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Война Квинта Сертория – HistoryLost.Ru

I век до нашей эры в Древнем Риме можно смело назвать «веком гражданских войн». Активным участником одной из таких войн стал Квинт Серторий — человек огромной храбрости и талантливый военачальник. Если бы он победил в противостоянии с Гнеем Помпеем Великим, то история Рима, да и всей Европы, могла бы быть совсем другой.

Квинт Серторий родился в 123 году до нашей эры в сабинском городе Нурсии в центральной части Италии. В малолетнем возрасте он потерял отца. Его мать — умная и решительная женщина — очень хотела, чтобы сын стал юристом. Сам Серторий, получивший юридическое образование, выступал в судах, выиграв несколько дел, но желание сделать успешную политическую карьеру заставило его поступить в римскую армию. Впервые он принял участие в боевых действиях во время нашествия на Рим кимвров и тевтонов в 105-102 годах до нашей эры. Серторий был храбрым воином — его всегда можно было видеть в самой гуще сражения. На молодого храбреца обратил внимание римский военачальник Гай Марий, который как раз в это время проводил реформу римской армии.

Новый Ганнибал

После победоносного окончания войны с кимврами и тевтонами Серторий, уже в качестве военного трибуна, был отправлен в Испанию во главе крупного отряда, где проявил все свои военные и политические способности. Он умело руководил боевыми действиями против непокорных горцев и в то же время защищал мирных жителей от грабежа римскими легионерами. Все это сделало его имя популярным у населения Иберии. Воины и местные жители прозвали Сертория «испанским Ганнибалом» (во время одного из сражений он, как и знаменитый карфагенский полководец, потерял глаз).

Как сторонник Мария, Серторий вскоре был направлен в Галлию на должность квестора (заведующего армейской казной). Но Гай Марий умер, а победивший в междоусобице диктатор Сулла стал физически уничтожать сторонников Мария.

Серторий, имя которого было внесено в проскрипционные списки (таких людей можно было убивать без суда и следствия), бежал в Испанию. Но Сулла вскоре отправил туда войска, и Серторию пришлось покинуть Пиренейский полуостров и переехать в Ливию. Там он несколько лет вел кочевую, полную опасных приключений жизнь. Голова Сертория была очень дорого оценена Суллой, и на беглеца охотились желающие получить обещанную диктатором награду.

Вскоре Серторий, захвативший несколько опорных пунктов на африканском побережье Средиземного моря, приступил к строительству морского флота. Настоящими хозяевами Средиземного моря тогда были пираты. Небольшой флот Сертория вступал в схватки с их кораблями. Захваченным им пиратам предлагалось на выбор — или они получают свободу при условии, что будут чинить корабли победителя, снабжать его оружием и продовольствием, или будут казнены.

Бесконечные войны изрядно поднадоели Серторию, и он решил отказаться от борьбы с сулланцами, отплыть на один из Канарских островов и зажить там мирно и спокойно в качестве частного лица.

Но перед самым отплытием к Серторию прибыли послы лузитанов (племени, обитавшего на территории современной Португалии). Они стали просить полководца прибыть в Лузитанию и возглавить их борьбу против Рима. Серторий принял это приглашение. Через несколько дней его флотилия вышла из Ливии к берегам Пиренейского полуострова.

Полный триумф

Серторий высадился в Лузитании. С ним было всего 2600 воинов. Но имя его хорошо помнили на Пиренеях. В первые же дни Сер- тория признали два десятка лузитанских общин. В его распоряжении теперь были территория, армия и власть. Можно было начать войну с сулланцами.

Испания стала провинцией Рима в начале II века до нашей эры. Но гордые испанские племена отказывались повиноваться завоевателям. На полуострове шла затяжная партизанская война. Серторий привлек на свою сторону местные племена, объявив, что он борется против гнета Рима. Он снизил налоги, запретил своему войску размещаться в домах местных жителей, запретил поборы с населения. Немало денег он потратил на подкуп вождей и старшин племен.

Серторий создал в Испании правительство наподобие римского, учредил сенат и органы власти. Его, словно римского консула, везде сопровождала почетная стража, состоящая из 12 ликторов. Серторий разделил территорию полуострова на две провинции: Лузитанию со столицей в Эбро (ныне Эвора в Португалии) и Кельтиберию — с центром в Оске (ныне Уэска в Испании). Он даже начал чеканить свою монету.

Несколько лет Серторий управлял Испанией. Обучал местных воинов по римским правилам, ввел римский военный строй и жесткую дисциплину. Со всех сторон стекались тысячи добровольцев. Теперь у него было сильное войско. Скоро он вторгся в римскую провинцию — Дальнюю Испанию. Сулланцы, застигнутые врасплох, бежали. Почти вся провинция досталась Серторию. Не давая противнику передышки, он вторгся в провинцию Иберия и захватил ее.

Силы Сертория росли. Через два года после высадки на пустынном берегу Лузитании ему принадлежала почти вся Испания. Пираты — союзники Сертория, — захватывая римские суда, снабжали испанцев оружием и продовольствием. Серторий направил своих послов в Галлию, призывая галлов поднять восстание против Рима. Вскоре горные проходы Пиренеев оказались в руках восставших. В разгар побед Сертория в Риме умер бывший диктатор Луций Корнелий Сулла.

Побежденный не в бою

Но после смерти Суллы его политическим противникам так и не удалось захватить власть в Риме. Сенат, обеспокоенный успехами Сертория, направил против него новую армию, которой командовал молодой и талантливый полководец Гней Помпей. Он сумел остановить триумфальное шествие Сертория. Многие города Испании поспешили открыть ворота полководцам Рима.

Но Серторий не пал духом. Воспользовавшись оплошностью Помпея, он у реки Сукроны разбил его войско. Сам Помпей был тяжело ранен. Испания осталась в руках Сертория. Узнав о его победе, понтийский царь Митридат прислал посольство. Царь предлагал ему помощь деньгами и войском. По условиям подписанного договора, Серторий направлял к Митридату опытных командиров для обучения понтийцев римскому военному строю. Царь взамен присылал 40 кораблей и много золота.

Весть о договоре между Митридатом и Серторием напугала римский сенат. Они боялись, что «новый Ганнибал» начнет из Испании триумфальный поход в Италию. Однако тот совершил первую крупную ошибку, ожидая врага в Испании, вместо того чтобы самому перейти в наступление. Между тем римский сенат направил подкрепление Помпею — два новых легиона.

Весной 75 года до нашей эры Помпей, оправившийся от ран, со свежими силами перешел реку Эбро. После ряда сражений победа стала склоняться на сторону Рима. Восточная Испания была потеряна сторонниками Сертория. Поражения следовали одно за другим. Они объясняются не только тем, что долгая и кровопролитная война утомила испанцев. Население было недовольно постоянными наборами в войско Сертория.

В свою очередь, правительство Рима обещало полное прощение и большую награду тому, кто убьет Сертория. Нашлись предатели, польстившиеся на деньги сената. Группа римлян — приближенных Сертория — начала подготовку покушения на его жизнь. Заговор раскрыли, а его участников казнили. Однако тут же созрел новый заговор.

К Серторию был подослан гонец со лживым сообщением о блестящей победе, будто бы одержанной серторианцами. В честь такого события был устроен пир. В разгар празднества заговорщики бросились с мечами на безоружного Сертория. Полководец был убит. Так умер тот, кто мог остановить экспансию Рима.

После смерти Сертория Помпей разгромил войско испанцев, оставшееся без своего предводителя. При этом убийцы «испанского Ганнибала» попали в плен. Трусливые заговорщики хотели спасти свою жизнь и выдали Помпею всю секретную переписку Сертория, в которой имелись письма многих весьма уважаемых римских деятелей. Но Гней Помпей бросил письма в огонь, не читая их, и приказал казнить убийц. Испанские города сдавались один за другим. Остатки войска Сертория вскоре сложили оружие и были поселены в Галлии близ Лугдуна (Лиона) с запрещением покидать место поселения. Окончательно усмирил Испанию Гай Юлий Цезарь.

historylost.ru

Серторий - это... Что такое Серторий?

Квинт (Qu. Sertorius) — римский полководец 1-го века до Р. Хр. Родился в сабинском городе Нурсии и происходил из благородной семьи. Оставшись малолетним по смерти отца, он получил прекрасное воспитание благодаря заботам своей матери Реи. В Галлии он доказал свое мужество во время войны с кимврами и тевтонами (105 и 102 г. до Р. Хр.) и заслужил расположение Мария. В Испании ему удалось разбить Гирисенов (97. г.). В 91 г. он получил квестуру в Цизальпинской Галлии и здесь проявил свои военные таланты в войне с марсами, во время которой потерял глаз. В 88 г. он выступил кандидатом на должность народного трибуна, но потерпел неудачу вследствие противодействия Суллы. С этих пор он открыто стал на сторону партии, во главе которой стояли Марий, Цинна и Карбон. Когда Сулла находился в Греции, Цинна в союзе с Серторием возобновил междоусобную войну, но происшедшая на форуме между консулами Цинной и Октавием схватка окончилась поражением первого. Цинна и Серторий принуждены были бежать из Рима. Побежденная партия оправилась, когда к ней присоединился Марий, возвратившийся из Африки. В последовавшем затем (87 г.) терроре С., однако, не принимал участия; напротив, он осуждал Мария за его жестокости и всячески старался смягчить Цинну; чтобы остановить бесчинства рабов, которые составляли cohors praetoria Мария, он велел за один раз перебить их до 4000 человек. С возвращением Суллы партия Цинны и Сертория потеряла все, что было приобретено предыдущими победами. Отчаявшись в возможности стать во главе республики, С. удалился в Испанию и сделал ее убежищем для всех изгнанников. С помощью денег он быстро овладел Испанией и умелым обращением с жителями склонил на свою сторону и аристократию, и простой народ. Видя, что причиной нерасположения к римлянам были алчность и заносчивость наместников, С. уменьшил налоги и освободил города от постоев, расположив своих солдат в устроенных для того зимних бараках. В то же время он вербовал войско из римлян и делал приготовления к войне. Искусством своей стратегии, ловкостью, с которою он привлекал к себе чужие народности и делал их орудиями своих целей, рассудительностью, изобретательностью и быстротою С. напоминал Ганнибала, с которым у него было сходство и в том, что у карфагенского полководца также не было одного глаза. Сулла выслал против С. Гая Аппия, который благополучно перешел через Пиренеи. Считая борьбу неравной, С. укрылся с войском в Новом Карфагене, а оттуда переправился в Африку. Некоторое время он вел бродячую жизнь на африканских и испанских берегах, то находясь в союзе, то воюя с киликийскими пиратами и предводителями кочующих ливийских племен. После победы над римлянами при Тингисе лузитанцы отправили послов к С., прося его прибыть к ним и взять на себя начальство над их войском. В 80 г. С. отплыл из Африки в Испанию и стал во главе лузитанского войска, которое обучил и дисциплинировал на римский лад. Последовала война серторианцев с римлянами, потерпевшими несколько поражений. Сам Метелл, который вторгся в Лузитанию, вскоре был вынужден очистить ее и потерпел несколько поражений в партизанских стычках. У С. были могущественные союзники на море — пираты, которые подстерегали римские корабли и доставляли все необходимое серторианцам. Вскоре после смерти Суллы (78) прибыл к С. Марк Перпенна, бывший пропретор Сицилии. Взоры всех были обращены теперь на Испанию, грозившую получить значение нового Рима. Для борьбы с опасным противником был послан молодой, но талантливый полководец — Помпей, которому сенат дал проконсульскую власть и главное начальство в вост. Испании (77 г.). Отрядив Гиртулея на З Испании, чтобы сдерживать Метелла, С. вышел навстречу Помпею и до появления своего противника в Испании завоевал всю восточную ее часть. Однако Помпею удалось прорваться мимо Перпенны через Эбро и разбить при Валенсии отряд серторианцев. Некоторое время борьба сосредоточивалась вокруг города Лаврона (в Тарраконской Испании), который стал на сторону Помпея и потому был осажден Серторием. Помпей напрягал все силы к тому, чтобы снять осаду, но после нескольких неудач предоставил город его судьбе. В 75 г. Метелл задумал идти на соединение с Помпеем в Восточную Испанию и попутно разбил Гиртулея, который пал в битве. До соединения обоих войск С. поспешил сразиться с Помпеем близ р. Сукрона и нанес ему поражение на правом фланге, причем сам Помпей был унесен с поля сражения тяжело раненным. Если бы С. имел возможность возобновить сражение на следующий день, войско Помпея было бы уничтожено, но тем временем подоспел Метелл, и распространился слух о поражении Гиртулея; большинство серторианцев разбежалось. Вскоре, однако, Помпей опять потерпел поражение на р. Турии, но зато Метелл разбил Перпенну, в результате чего войско С. опять рассеялось. С этого времени С. избегал больших сражений и ограничивался партизанскими стычками. Метелл продолжал замирение испанских городов, всюду уводя с собой мужское население; но положение Помпея оставалось по-прежнему не блестящим. Уже восемь лет длилась война, с переменным успехом. Положение С. было затруднительное ввиду полной его зависимости от ненадежной испанской милиции и непокорных римских эмигрантов. Число дезертиров и отлагавшихся общин все увеличивалось; Перпенна и другие предводители серторианцев неохотно подчинялись С., а римские наместники уже давно обещали убийце С. амнистию и крупную денежную награду. Вследствие этого С. удалил от себя римскую стражу и окружил себя преторской когортой из испанцев. Неудача двух заговоров заставила недовольных ускорить свои действия. Перпенна возвестил С. о блестящей победе, которая будто бы одержана его войском. По этому поводу был устроен торжественный пир, окончившийся оргией. В самом разгаре веселья по знаку Перпенны Марк Антоний, сосед С. за столом, нанес ему первый удар, за которым последовали удары остальных заговорщиков (72 г.). По смерти великого полководца дело его было проиграно сразу, и в конце 71-го г. Метелл и Помпей уже приносили на Капитолии благодарственную молитву за победу над испанцами. См. биографию С. у Плутарха.

Н. О.

dic.academic.ru

Квинт Серторий - это... Что такое Квинт Серторий?

Квинт Серторий (лат. Quintus Sertorius; 123-72 гг. до н. э.) — древнеримский военачальник, который отложился от метрополии и, вопреки воле римского сената, на протяжении 8 лет самостоятельно властвовал в Испании.

Серторий снискал к себе уважение в качестве юриста и оратора, а также отличился в противостоянии вторжениям в Италии кимвров (105) и тевтонов (102). В 97 г он служил в Испании, а семь лет спустя был назначен квестором в Галлию. Во время Союзнической войны он командовал армией.

Во время противостояния Суллы и Мария (87-86 гг.) Серторий примкнул к Марию и помог ему овладеть Римом, в благодарность за что получил должность претора и управление испанскими провинциями. С приходом к власти Суллы против него были направлены два легиона, и Серторий бежал в Мавретанию.

ЭСБЕ о мятеже Сертория

После победы над римлянами при Тингисе лузитанцы отправили послов к Серторию, прося его прибыть к ним и взять на себя начальство над их войском. В 80 г. до н. э. Серторий отплыл из Африки в Испанию и стал во главе лузитанского войска, крайне немногочисленного (6500 легионеров, 700 берберов, 2500 лузитанского ополчения и 200 всадников вспомогательной конницы), но которое он обучил и дисциплинировал на римский лад. Последовала война серторианцев с римлянами, потерпевшими несколько поражений. Сам Метелл, который вторгся в Лузитанию, вскоре был вынужден очистить её и потерпел несколько поражений в партизанских стычках. У Сертория были могущественные союзники на море — пираты, которые подстерегали римские корабли и доставляли все необходимое серторианцам. Серторий вскоре начал контролировать большую часть Иберийского полуострова, управление которым осуществлялось по римским законам, вплоть до создания своего сената. Причем рассматривать Сертория как мятежника, отложившегося от Рима и захотевшего создать свое государство было бы грубой ошибкой. Это всего лишь эпизод гражданской войны в Риме и целью Сертория был, в конечном итоге, именно Рим. Вскоре после смерти Суллы (78 г. до н. э.) прибыл к Серторию Марк Перперна, бывший пропретор Сицилии, последний из уцелевших сторонников Гая Мария, причем присоединиться к Серторию его заставили собственные воины. Перперна, бесталанный полководец, но из семьи нобилей, с презрением относился к Серторию — «новому» человеку, не имевшему знатных предков. Взоры всех были обращены теперь на Иберию, грозившую получить значение нового Рима. Для борьбы с опасным противником был послан молодой, но талантливый полководец — Помпей, которому сенат дал проконсульскую власть и главное начальство в вост. Испании (77 г. до н. э.). Отрядив Гиртулея на З Испании, чтобы сдерживать Метелла, Серторий вышел навстречу Помпею и до появления своего противника в Испании завоевал всю восточную её часть. Однако Помпею удалось прорваться мимо Перперны через Эбро и разбить при Валенсии отряд серторианцев. Некоторое время борьба сосредоточивалась вокруг города Лаврона (в Тарраконской Испании), который стал на сторону Помпея и потому был осажден Серторием. Помпей напрягал все силы к тому, чтобы снять осаду. Расположив войска между покинутым лагерем Сертория и его войсками, Помпей занял выгодную позицию на холмах, таким образом Серторий оказался зажатым между осажденным городом и войском Помпея. Последний был так уверен в своей победе, что отправил гонцов к жителям Лавроны, призывая их выйти на стены и посмотреть на разгром Сертория. Но лагерь не был пуст, дальновидный Серторий оставил там 6000 человек, которые в день битвы построились сзади армии Помпея, угрожая его тылам, а Серторий мгновенно развернул армию, готовясь атаковать римлян с фронта. Помпей отказался от битвы, но и Серторий не стал атаковать его, а вместо этого, явно издеваясь над «мальчишкой», продолжил осаду. Город был взят и полностью разрушен на глазах Помпея и его армии. Более того, Помпей испытывал постоянные трудности с фуражом и припасами, так как фуражиров постоянно атаковали отряды Сертория, да и область вокруг Лавроны была уже прилично опустошена. Но, наконец, помпеянцы обнаружили нетронутую местность, где не было обнаружено никаких следов серторианцев, но находившаяся достаточно далеко. Понаблюдав некоторое время за ней, тем не менее было принято решение отправить туда фуражиров с сильной охраной. Естественно, их уже ждали. В результате грамотной засады, устроенной серторианцами, были перебиты не только они, но и большая часть посланного им на выручку легиона. В 75 г. до н. э. Метелл задумал идти на соединение с Помпеем в Восточную Испанию и попутно разбил Гиртулея, который пал в битве. До соединения обоих войск Серторий поспешил сразиться с Помпеем близ р. Сукрона, на что Помпей, не желавший делить славу с Метеллом, охотно пошел, и нанёс ему поражение на правом фланге, (при этом, сам с трудом избежал поражения на левом — помпеянцы, прорвав строй левого фланга и обратив его в бегство, стали грабить лагерь серторианцев, позволили Серторию остановить бегущих и провести контратаку) причём сам Помпей был унесён с поля сражения тяжело раненным(дротиком в бедро).

Если бы Серторий имел возможность возобновить сражение на следующий день, войско Помпея было бы уничтожено, но тем временем подоспел Метелл, и распространился слух о поражении Гиртулея; боевой дух войска Сертория упал, часть его разбежалась. Вскоре, однако, Помпей опять потерпел поражение на р. Турии, но зато Метелл разбил Перперну, в результате чего войско Сертория опять рассеялось. С этого времени Серторий избегал больших сражений и ограничивался партизанскими стычками. Метелл продолжал замирение испанских городов, всюду уводя с собой мужское население; но положение Помпея оставалось по-прежнему не блестящим. Тем временем, Митридат, царь понтийский, отправил посольство к Серторию, предлагая ему помощь в войне, но, требуя взамен обучить его войско по римскому образцу, а также, при победе Сертория в войне, признания за Понтийским царством права на Вифинию и Азию. Сенат проголосовал «за», сочтя это малой платой за победу в войне, но Серторий решительно отверг притязания Митридата на Азию, указав сенату, что это важнейшая римская провинция, потеря которой сильно ударит по карману и престижу Рима. В остальном, предложения царя были приняты. Митридат был поражен: «Интересно, как бы ответил мне Серторий, если бы он сидел не в глухой провинции, а в самом Риме!» Тем не менее, договор был заключен и царь отправил в помощь Серторию 40 галер и 3000 талантов серебром(75 г. до н. э.) Уже восемь лет длилась война, с переменным успехом. Положение Сертория было затруднительное ввиду полной его зависимости от местных общин, все неохотнее снабжавших его людьми, оружием и деньгами. Число дезертиров и отлагавшихся общин все увеличивалось, поскольку всем, кто покинет Сертория сенат обещал полное прощение; Перперна и другие предводители серторианцев неохотно подчинялись Серторию, а сенат уже давно обещал убийце Сертория амнистию и крупную денежную награду. Вследствие этого, Серторий удалил от себя римскую стражу и окружил себя 9 кельтиберами, давшими клятву погибнуть вместе с ним. Этот шаг, однако, увеличил общее недовольство как лузитан, так и римлян, которое искусно раздувал Перперна. Неудача двух заговоров заставила недовольных ускорить свои действия. Перперна возвестил Серторию о блестящей победе, которая будто бы одержана его войском. По этому поводу был устроен торжественный пир, окончившийся оргией. В самом разгаре веселья по знаку Перперны Марк Антоний, сосед Сертория за столом, нанёс ему первый удар, за которым последовали удары остальных заговорщиков, вместе с полководцем погибли все его кельтиберы (72 г. до н. э.). При этом, Перперна не собирался воспользоваться амнистией. Вместо этого он сам возглавил остатки армии и продолжил войну. Но талантом, в отличие от Сертория, наделен не был. Так что по смерти великого полководца дело его было проиграно сразу, и в конце 71-го г. до н. э. Помпей был удостоен триумфа в Риме.

Источник

dic.academic.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *