Содержание

факты и мифы — История России

Военный историк Юрий Никифоров рассказал о том, как родились мифы о боях под Прохоровкой, как сражение повлияло на исход Курской битвы и что важного произошло на Огненной дуге после 12 июля.

По сей день одним из главных символов Курской битвы остается знаменитое сражение под Прохоровкой. Эта битва произошла 12 июля 1943 года на южном фасе Курской дуги, в 60 километрах севернее Белгорода, в районе железнодорожной станции Прохоровка на территории совхоза Октябрьский. Здесь схлестнулись силы 2-го танкового корпуса СС под командованием обергруппенфюрера Пауля Хауссера и 5-й гвардейской танковой армии генерал-лейтенанта Павла Ротмистрова. 

Многие историки признают, что битва под Прохоровкой является одним из крупнейших сражений в военной истории с применением бронетанковых сил. По некоторым оценкам, с обеих сторон в этом сражении участвовало около 1200 боевых машин!

Однако ряд историков и публицистов продолжает настаивать на том, что события, развернувшиеся под Прохоровкой, якобы лишь историко-пропагандистский миф советского времени. Поводом так думать служат, надо полагать, разнящиеся данные о количестве танков как с одной, так и с другой стороны. В самом деле, статистика в различных военно-исторических трудах и публикациях приводится самая разная: от нескольких штук до сотен и даже тысяч танков и самоходных орудий. Почему так произошло?

За разъяснениями мы обратились к начальнику Научного отдела Российского военно-исторического общества Юрию Никифорову.

«Миф» не значит «ложь»!

– Юрий Александрович, вы, как военный историк, специализирующийся на Второй мировой войне, изучили множество материалов о Курской битве и конкретно о сражении под Прохоровкой. Скажите, все-таки можно ли назвать его одним из ключевых эпизодов Великой Отечественной войны?

– Безусловно, сражение под Прохоровкой приобрело важнейшее символическое значение в народной памяти. Причем в массовом восприятии Прохоровка не только стала символом собственно Курской битвы, но и встала в один ряд с такими важнейшими символами Великой Отечественной войны, как оборона Брестской крепости, бой у разъезда Дубосеково, схватка за Мамаев курган и так далее. Этому во многом способствовали мемуары советских военачальников, а также произведения кинорежиссеров (прежде всего следует вспомнить киноэпопею Юрия Озерова «Освобождение»), поэтов, писателей, публицистов.

– А если все-таки говорить о фактах и реальной статистике, можно ли сказать, что масштабы боев под Прохоровкой были сознательно мифологизированы в советское время? И где тогда миф, а где правда?

– Смотря что понимать под мифом. Дело в том, что в данном конкретном случае мы не можем, произнося слово «миф», понимать под ним нечто не имеющее никакого отношения к историческим реалиям и противостоящее исторической «правде». Образ любого масштабного исторического события – а сражение под Прохоровкой здесь не исключение – в коллективном восприятии строится на неизбежном упрощении реальной картины: различные детали часто отбрасываются, «острые углы» стараются сгладить, при этом в описание битвы привносится некоторая художественность. Поэтому, разумеется, любой историк имеет возможность раскритиковать сложившееся в массовом сознании представление, поскольку оно не в полной мере соответствует накопленному профессиональными историками массиву данных. Тем не менее это совсем не означает, что сложившееся представление нужно объявить «мифом» или «ложью» и на этом основании стереть тот или иной образ из коллективной памяти. Действовать по такой логике – значит работать на «стирание», уничтожение памяти.

Танкисты во взаимодействии с пехотой контратакуют противника. Воронежский фронт

«Надежды на прорыв к Курску у Манштейна не оставалось» 

– Что в истории Прохоровской битвы чаще всего подвергается критике? 

– Большинство историков скептически воспринимают утверждения самого командира, Ротмистрова. Причем это скептическое отношение было сформулировано еще в советские годы, например, маршалом Г. К. Жуковым, и современные критики его только развивают. Прежде всего это касается утверждений нашего командующего о том, что якобы в результате контрудара его армии 12 июля «главная вражеская группировка, наступавшая на Прохоровку, была разгромлена». Ротмистров писал об этом в своей книге «Танковое сражение под Прохоровкой». Здесь, конечно, П. А. Ротмистров был не прав. Тем не менее считаю, что адекватное представление о Прохоровском сражении, его значении невозможно составить без рассмотрения хода всей оборонительной операции Воронежского фронта на южном фасе Курского выступа. Кажется, главная проблема в том, что некоторые авторы, в том числе и историки, сводят сражение только к контрудару части сил 5-й гвардейской танковой армии на пресловутом «танковом поле» 12 июля. Мне кажется, это искажает смысл происходивших событий и, кроме того, как раз и дает почву для выстраивания самых разных «разоблачительных» версий и интерпретаций. Отсюда и многочисленные спекуляции вокруг вопроса об удаче или неудаче действий советских войск и тому подобное.

 

– Тогда давайте попробуем разобраться: что же все-таки следует понимать под Прохоровским сражением? И какую роль эти события сыграли во всей Курской битве?

– В современных исследованиях под Прохоровским сражением понимаются события 11–16 июля, начиная с поворота ударной группировки войск Манштейна с Обоянского направления на северо-восток, на Прохоровку, и заканчивая переходом наших войск к преследованию отступающего противника. «Встречный танковый бой», или контрудар Воронежского фронта 12 июля 1943 года, рассматривается при таком подходе как часть Прохоровского сражения – сражения, которое было выиграно советскими войсками. После боя 12 июля немецкое командование могло рассчитывать только на проведение частных операций с целью нанести как можно большие потери советским войскам. Это вылилось в попытку окружить часть сил 69-й армии и другие маневры гитлеровцев, но никакой надежды на прорыв к Курску у Манштейна уже не оставалось. Показательно в данном случае, что даже те авторы, которые главным образом сосредотачиваются на описании событий на «танковом поле» под Прохоровкой, не могут обойти стороной действия сражавшихся сторон как в период, предшествующий фронтовому контрудару, так и после. К примеру, историк Илья Мощанский, описывая ход контрудара 12 июля, тем не менее вынужден также давать описание событий за более широкий период (6–14 июля). И это логично, поскольку построить изложение иначе, не исказив исторических реалий, невозможно, так как смысл событий и внутренняя логика их развития попросту потеряются. После поворота соединений 2-го танкового корпуса СС на Прохоровку наступательные и оборонительные действия войск сторон начиная с 10 июля были увязаны между собой не просто по месту, но и по конкретным оперативным задачам, от выполнения которых зависел дальнейший ход и исход всей операции.

Танки Т-34 во время битвы под Прохоровкой

«Связь между крахом “Цитадели” и высадкой союзных войск в Италии – это вымысел» 

– Я думаю, что многих историков и просто любителей истории волнует один вопрос: сколько же все-таки танков участвовало в сражении под Прохоровкой? Потому что такой разброс в сведениях не часто встретишь: где-то пишут о паре сотен танков, где-то счет идет на тысячи…

– Вы правы, этот вопрос заслуживает отдельного обсуждения. Если пытаться свести сражение только к бою на участке между рекой Псел и хутором Сторожевой (так называемом танковом поле), то назвать бой под Прохоровкой крупнейшим танковым сражением Второй мировой войны, как это делают многие, действительно невозможно (в 1941 году под Дубно сражалось больше танков). В то же время подсчет всех сил сторон, задействованных под Прохоровкой (при условии, что территориальные рамки сражения включают боевые действия не только юго-западнее, но и южнее станции Прохоровка), позволяет разным историкам говорить о 1000–1200 танках и САУ (самоходная артиллерийская установка. –

Прим. ред.) с обеих сторон. И это только та бронетехника, которая непосредственно участвовала в бою 12 июля.

– Действия наших войск на Курской дуге, как известно, сокрушили немецкий план «Цитадель». Но также есть версия, согласно которой планы немцев были сорваны не столько из-за успешного контрнаступления Советской армии, сколько благодаря развертыванию войск Британии и США в Италии. Что вы можете на это ответить?

– Связать крах операции «Цитадель» с высадкой англо-американских союзных войск в Италии невозможно, это безусловный вымысел. Решение о прекращении «Цитадели» Гитлер принял под влиянием перехода в наступление войск Брянского и Западного фронтов, а также угрозы наступления советского Южного фронта на реке Миус. Начатое 17 июля, это наступление заставило вывести из боя 2-й танковый корпус СС, а затем 3-й танковый корпус армейской группы «Кемпф» и использовать их для предотвращения разгрома немецко-фашистских войск на южном крыле советско-германского фронта. Не высадка англо-американских войск в Италии, а переход советских войск в контрнаступление заставил прекратить операцию «Цитадель» (которая, впрочем, к этому моменту уже провалилась), – в том числе благодаря мужеству и героизму тех, кто остановил бронированный кулак вермахта в районе Прохоровки.

Подбитый фашистский танк в районе станции Прохоровка

– В заключение – что бы вы посоветовали почитать и посмотреть тем, кто хочет больше узнать об этой легендарной битве?

– Многие научные достижения последних лет обобщены в фундаментальном многотомном труде «Великая Отечественная война в 12 томах». Что касается Курской битвы, то я бы выделил исключительно добросовестные и тщательно документированные книги и статьи Валерия Николаевича Замулина, Алексея Валерьевича Исаева и Льва Николаевича Лопуховского. Ну и непременно стоит посетить само «танковое поле» под Прохоровкой: там сейчас действует музей-заповедник и Музей боевой славы «Третьего ратного поля России». Также на портале «История.РФ», в разделе «Медиатека», есть интересные фильмы и аудиолекции о Курской битве. Думаю, познакомиться с этой историей особенно важно для нынешней молодежи, чтобы юные ребята, которые, к счастью, далеки от той войны, понимали значимость исторической памяти, берегли память о наших великих героях и росли патриотами своей страны и просто хорошими людьми.

histrf.ru

Сражение под Прохоровкой. Правда

Прохоровское сражение

Содержание статьи:

Танковое сражение под Прохоровкой (состоялось 12 июля 1943 г.), как эпизод Курской битвы в ходе выполнения немецкими войсками операции “Цитадель”. Считается одним из крупнейших сражений в военной истории с использованием бронетанковой техники (?). 10 июля, столкнувшись с упорным сопротивлением в своем движении на Обоянь, немцы изменили направление основного удара на железнодорожную станцию Прохоровка в 36-ти км юго-восточней Обояни.

Итоги этого сражения и в наши дни вызывают горячие споры. Под сомнения ставятся количество техники и масштабы операции, которые согласно версий отдельных историков были преувеличены советской пропагандой.

Силы сторон

Основными участниками Танкового сражения под Прохоровкой, были 5-я танковая армия, под командованием генерал-лейтенанта Павла Ротмистрова, и 2-й танковый корпус СС, которым командовал группенфюрер СС Пауль Хауссер.

• В Большой Советской Энциклопедии, со ссылкой на труды советских военачальников, приводится цифра в 1500 танков – 800 советских и 700 немецких.

По одной из версий, в составе 18-го и 29-го танковых корпусов 5-й танковой армии, атаковавших позиции немцев, насчитывалось 190 средних танков Т-34, 120 легких Т-70, 18 английских тяжелых Мк-4 «Черчилль» и 20 самоходных артиллерийских установок (САУ) — всего 348 боевых машин.

• Со стороны немцев историки называют цифру в 311 танков, хотя в официальной советской историографии фигурирует цифра в 350 только уничтоженных бронемашин неприятеля. Но современные историки говорят о явном завышении этой цифры, по их мнению только около 300 танков могло принимать участие с немецкой стороны. Именно здесь немцы впервые применили телетанкетки.

Примерные данные в цифрах: в составе II-го танкового корпуса СС было три моторизированные дивизии. По состоянию на 11 июля 1943 г. у моторизованной дивизии «Лейбштандарт CC Адольф Гитлер» имелось в строю 77 танков и САУ. У моторизованной дивизии СС «Мертвая голова» было – 122 и у моторизованной дивизии СС «Дас Райх» – 95 танков и САУ всех типов. Итого: 294 машины.

Из документов, которые были рассекречены в конце XX-го столетия можно сделать предположение, что в сражении с двух сторон принимало участие около 1000 единиц бронетехники. Это примерно 670 советских и 330 немецких машин.

Не только танки участвовали в этой битве. Историки настаивают на термине бронетанковые силы, куда входят также машины на колесном или гусеничном ходу, мотоциклы.

Ход сражения под Прохоровкой

10 июля – началось наступление на Прохоровку. Благодаря очень эффективной поддержке своей штурмовой авиации немцам к исходу дня удалось захватить важный оборонительный пункт — совхоз «Комсомолец» — и закрепиться в районе деревни Красный Октябрь. На другой день немецкие войска продолжали теснить русских в районе хутора Сторожевое и окружили части, которые обороняли деревни Андреевку, Васильевку и Михайловку.

До Прохоровки осталось лишь 2 км без каких-то серьезных укреплений. Осознавая, что 12 июля Прохоровка будет взята и фашисты повернут на Обоянь, выйдя в то-же время в тыл 1-й танковой армии, командующий фронтом Николай Ватутин надеялся лишь на контрудар 5-й танковой армии, который мог переломить ситуацию. Времени на подготовку контрудара практически не оставалось. У войск было только несколько часов светлого времени и короткая летняя ночь, для проведения необходимой перегруппировки и расстановки артиллерии. Причем и артиллеристы и танки Ротмистрова испытывали нехватку боеприпасов.

Ватутин, в последний момент решил перенести время наступления с 10.00 на 8.30. Как он считал, это должно было позволить упредить немцев. На самом же деле, такое решение привело к роковым последствиям. Немецкие войска тоже готовились к атаке, назначенной на 9.00. К утру 12 июля их танки находились на исходных позициях в ожидании приказа. Противотанковую артиллерию развернули для отражения возможной контратаки.

Когда танки армии Ротмистрова двинулись в бой, они попали под губительный огнь артиллерии и танков изготовившейся к бою танковой дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер». Уже по прошествии первых минут сражения на поле полыхали десятки средних советских танков Т-34 и легких Т-70.

Лишь к 12.00 нашим танкам удалось приблизиться к немецким позициям, но они подверглись мощному авианалету штурмовиков, вооруженных 37-мм пушками. Советские танкисты, среди которых было много необученных и практически впервые вступивших в бой экипажей, героически сражались буквально до последнего снаряда. Они вынуждены были вести бой под гибельно точным огнем немцев и атаками с воздуха, не имея, со своей стороны, должной поддержки авиации и артиллерии. Они старались сократить дистанцию, прорвавшиеся танки, расстреляв весь боекомплект, шли на таран, но чуда не произошло.

Во второй половине дня немецкие войска начали контратаку, сосредоточив основные усилия северней Прохоровки, в полосе дивизии «Тотенкопф». Там им противостояло около 150 танков из армии Ротмистрова и 1-й танковой армии. Немцев смогли остановить в основном за счет отлично действовавшей противотанковой артиллерии.

Потери

Что до потерь, то самый большой урон нашим войскам наносила артиллерия немцев. Число уничтоженной в сражении под Прохоровкой техники, в различных источниках сильно отличается. Вероятно, что наиболее правдоподобные и документально доказанные цифры – около 160 немецких машин; 360 советских танков и САУ.

И все-же советские войска смогли затормозить наступление немцев.

Интересные факты

• День празднования святых апостолов Петра и Павла, в честь которых назван храм в Прохоровке, выпадает на 12 июля — день легендарного сражения.

• Участвовавшие в бою советские танки Т-34 имели преимущество над всеми танками немцев в скорости и проходимости. Из за чего немцы регулярно использовали трофейные Т-34. В сражении под Прохоровкой восемь таких танков принимали участие в составе танковой дивизии СС «Дас Райх».

• Советский танк Т-34 командовал которым Петр Скрипника был подбит. Экипаж, вытащив своего командира, попытался укрыться в воронке. Танк горел. Немцы обратили внимание на него. Немецкий танк двинулся в сторону наших танкистов, чтобы раздавить их гусеницами. Тогда механик, спасая своих товарищей, рванулся из спасительного укрытия. Он добежал до своего горящего танка, и направил его на немецкий «Тигр». Оба танка взорвались.

• В советские времена была популярной версия о том, что советские танки были атакованы немецкими «Пантерами». Но согласно последним исследованиям, «Пантер» вообще не было в Прохоровском сражении. А были «Тигры» и …. «Т-34», трофейные машины.

 

 


 

ред. shtorm777.ru

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

shtorm777.ru

История поселка Прохоровка | Поселок Прохоровка

В средние века этот край постоянно подвергался набегам половцев, а затем Черниговские и Тереславские князья сделали его ареной междоусобных войн.

По этой причине интенсивное заселение края началось лишь после постройки Белгородской (оборонительной) черты в 17 веке.

Сама же Прохоровка возникла как железнодорожная станция Курско-Харьковско-Азовской железной дороги. Образовалась станция в чистом поле, недалеко от большой слободы Прохоровка Обоянского уезда.

Основным правилом при определении названия железнодорожной станции было присвоено её название ближайшего более или менее крупного населённого пункта. По имени слободы Прохоровка была названа наша станция.

История названия поселка возвращает нас в 1654-56 гг. во время русско-польской войны по освобождению русских территорий, отторгнутых поляками в смутное время. Из Польши в Белгород приехал Кирилл Григорьевич Ильинский. С него начинается дворянский род в России, потомки которого были внесены в родословную книгу Курской губернии. Вместе с ним приехал сын Савва. Описание их жизни не представляет особого интереса, так как она не была связана нашей местностью. События, связанные с именем Прохора Ильинского, внука Кирилла: путем пожалования сверху он приобретает село Богородицкое, жителями которого были выходцы из центральных губерний, так называемые великороссы, поселившиеся здесь в конце 20-х годов 18 века. Это было время начала именно хозяйственного освоения нашей местности, хотя уже 80 лет перед этим она осваивалась служивыми людьми, но их главная обязанность – охранять русские рубежи.

Ко времени завладения Прохора селом Богородицким из Черниговщины и Полтавщины сюда продолжался процесс переселения малороссиян. Рядом с селом Богородицким они разбили слободу и стали подданными помещика Прохора Ильинского. Правда, административное управление малороссиянами осуществлялось до конца 18 века через выборного атамана. В название села появились изменения, свойственные тому времени и нашей местности, где слились две половины одного народа. Оно стало называться «Село Богородицкое Прохоровка тож». Название села было одноимённым с названием церкви – Богородицкой. Число переселившихся малороссиян было в несколько раз больше великороссов. Это имело значение при определении статуса населенного пункта. Постоянно заселенным населённым пунктом закрепляется общее название Слобода Прохоровка. Термин «слобода» связан с преобладанием малороссийского населения.

Во второй половине 1760-х годов выходит в отставку сын Прохора – Иван Прохорович, энергично взялся за управление владениями отца, а они были в Обоянском, Фатежком, Ливенском уездах. Слобода Прохоровка административно относилась тогда к Белгородскому уезду. В 1778 году отставной секунд-майор был пожалован за прошлую службу новыми землями и крестьянами теперь уже в Корочанском уезде на правом берегу Гремучего Колодца включительно. Только самого хутора тогда ещё не было, его заселяли уже в 19 веке.

В 1772 году в слободе Прохоровке Иван Прохорович построил Успенскую трёхпрестольную церковь. На территории нашего района это была самая старая церковь каменной постройки, другие каменные появились лишь в начале 19 века. Судьба этой церкви трагична. Во время жестоких боёв Прохоровского танкового сражения она была полуразрушена.

По реформе 1797 года связанной с преобразованием наместничеств в губернии, слобода Прохоровка вошла в состав Обоянского уезда. Во время отмены крепостного права она принадлежала Николаю Васильевичу Ильинскому. В книге «Россия» (Полное географическое описание нашего Отечества. Под ред. П.Семёнова Тянь-Шанского. 2 том – 1902 год) записано: «Слобода Прохоровка имеет свыше 1500 жителей и в эпоху освобождения крестьян принадлежала Н.В. Ильинскому, владевшему здесь 4400 десятин. Курские Ильинские – единственный старый дворянский род этой фамилии, происходивший от польского дворянина Ильинского, переселившегося в половине XII века из Польши в Белгород». Николай Васильевич оставался владельцем слободы, когда строилась станция Прохоровка.
Станция Прохоровка была связана сетью удобных грунтовых дорог с большим и густонаселенным районом. Сюда к железной дороге стали переселятся жители близлежащих сёл Красного, Правороти, Шахово. Поселенцы эти были из разных уездов, и как говорят, главным образом, выходцы из недалёко лежащего от этой местности хутора Разбойного, почему и этот новый посёлок некоторое время сохранил и присвоил себе и такое же название. В 1862 году в хуторе Разбойном стоял 1 двор, проживало трое мужчин и две женщины. В 1880 году в Разбойном насчитывалось 17 дворов, жителей – 103, 3 лавки, 3 постоялых двора Разбойный входил в Шаховскую волость Корочанского уезда Курской губернии.

Из года в год хутор быстро разрастался и заселялся предпринимателями, которые через железнодорожную станцию сбывали свою продукцию. Затем жители исходатайствовали право назвать хутор в духе того времени Александровским, в честь императора Александра III. Это произошло? Вот что сохранила память. Жители посёлка собрались на сходку, долго толковали о названии посёлка и решили, ввиду того, что Александр III удостоил своим посещением посёлок, назвать его Александровским. Чтобы спросить согласие и разрешение его императорского величества была избрана делегация из 3-х человек, собраны средства и делегация отправилась в Санкт-Петербург.

Больше полутора месяца делегация путешествовала и наконец-то благополучно возвратилась. Довольны были и делегаты и граждане. Делегатам – Чернову Семёну, Маслову Афанасию, Алексееву Ивану выдали по 10 целковых, а разрешение на право назвать посёлок Александровским сдали в Шаховскую волость. Затем заветная грамота хранилась в церкви пос. Александровский. Но подписи царя на ней не было. Сразу же возникает вопрос, когда же был у нас Александр и был ли?...
Документальных данных на этот счёт не обнаружено. Но наши предки утверждали, что Александр проезжал по железной дороге и за отсутствием воды останавливался в Прохоровке. Имя царя – реформатора увековечилось в памяти людей. Такое деление – станция Прохоровка, посёлок Александровский, существовал до 1968 года, пока наименование Александровский не было упразднено.

В конце 60-х годов между Курском и Харьковом построилась железная дорога. На 96-й версте от Курска, не в далёком расстоянии от слободы Прохоровки Обоянского уезда в поле была учреждена железнодорожная станция с присвоенным ей названием этого селения. В первые годы вокруг этой станции не было ничего, а затем, с течением времени, когда эта станция начала приобретать значение пункта видного отправления и получения разного рода продуктов и торговли, как для Корочанского, так и для других смежных с ним уездов, около этой станции начали селиться преимущественно люди коммерческие. Поселенцы эти были из разных уездов, и как говорят, главным образом, выходцы из недалёко лежащего от этой местности хутора Разбойного, почему и этот новый посёлок некоторое время сохранил и присвоил себе такое же название. Поселок Александровский и ж.д.ст.Прохоровка с течением времени разрослись, образовав единое целое, и в 1968 году Александровский был переименован в пос. Прохоровка.

Накануне первой мировой войны наш посёлок утопал во фруктово-ягодных садах и был застроен красивыми домами и особняками. В 1914 году из Липовского общества, куда в ту пору входил посёлок, было призвано 382 человека.

В годы гражданской войны станция Прохоровка не раз становилась центром сосредоточения военно-революционных сил. Так, с апреля 1918 года в Прохоровке находился штаб Главнокомандующего войсками Белгородского фронта М.Е. Трунова. Здесь он остановил наступление немецко-кайзеровский войск, и отбросив их на ст. Сажное, установил демаркационную линию, между немецкими и советскими войсками.

В связи с оккупацией г. Белгорода на станции Прохоровка были эвакуированы различные организации. 13 октября в поселке Александровском при станции Прохоровка состоялось организационное собрание членов РКП (Б) – эмигрантов из Белгорода.

В этот период в пос. Александровском была создана первая партийная и комсомольская ячейки. В период гражданской войны прохоровцы принимали участие в военных событиях, а в 1919 году бои пришлось вести на Прохоровской земле во время наступления деникинских войск.

В 1928 году Белгородский уезд был преобразован в Белгородский округ Курской губернии, и Прохоровская волость, присоединив себе Шаховскую, преобразовалась в Прохоровский район Белгородского округа Курской губернии.

На территории посёлка Прохоровка находилось три колхоза «Путь героя», «Путь социализма», «Новый мир».

В посёлке было всего 4 улицы: Советская, Октябрьская, Первомайская, Садовая. Здесь же размещался совхоз «Прохоровский», имелось два элеватора (один хлебопродуктов, второй – по переработке огородно-бахчевых семян), свеклопункт, МТС, Автобаза, Скороднянская и Корочанская базы Райпотребсоюза, Корочанская маслобаза. В посёлке было 10 мельниц и около 30 ветряков. Самая большая была так называемая Модлинская мельница. На ней рушили крупу, делали вольцовку и муку простого помола. На так называемой Архиповской мельнице били растительное масло, мололи муку. Сельхозпродукты отправлялись со станции Прохоровка в разные города страны. Не случайно здесь располагались Корочанская и Скороднянская базы, которые не имели свои железнодорожные ветки. Гужевым транспортом продукты доставлялись в посёлок Александровский и далее по железной дороге. В 30-е годы функционировала артель инвалидов, которая имела сапожную мастерскую, столовую. Работали две пекарни.

В 1931 году создана Прохоровская МТС. К концу сезона она вспахала 22460 га земельной площади. К весне 1932 года станция располагала 26 тракторами, 28 плугами, 27 молотилками, 35 сеялками и 20 бункерами. 1 мая 1932 года прибыли первые 5 грузовых автомобилей с завода АМО.

22 июня 1941 года в мирную жизнь прохоровцев ворвалась война. Она разрушила все планы и надежды. Многие прохоровцы уходили на фронт добровольно. 10 тысяч наших земляков ушли на фронт. Непрерывно шли на запад эшелоны с воинскими частями. Оттуда – с ранеными, зерном, заводским оборудованием. В прохоровском небе начали появляться немецкие самолёты, разбрасывая листовки.

Фронт приближался. 3 октября 1941 года немцами был взят Орёл. Противник подступал к Харькову. Через Прохоровский район нескончаемо тянулись стада эвакуированного скота, табуны лошадей, тракторы. Обе МТС, Прохоровская и Береговская (директора К.М. Котик и И.Н. Ефименко), были своевременно эвакуированы. Тракторы шли своим ходом, с комбайнов сняты моторы и тоже увезены. От проливных дождей раскисли дороги. Плуги, сеялки пришлось оставить на месте. Часть гусеничных тракторов передана войскам. Не успели вывезти зерно с элеватора, часть раздали населению. Бездорожье и нехватка транспорта позволили освободить только один элеватор.

В последних числах октября вместе с отступающими частями Красной армии покинули Прохоровку райком партии и исполком райсовета. 26 октября 1941 года пос. Александровский и ст. Прохоровка были заняты немцами.

В ходе Прохоровского танкового сражения советские воины совершили беспримерный подвиг. В ожесточённом танковом сражении они обескровили ударную группировку немецко-фашистских войск и заставили её перейти к обороне.

На поле под Прохоровкой разгорелось самое крупное встречное танковое сражение второй мировой войны, в котором с обеих сторон одновременно участвовало до 1200 танков и самоходных орудий. Наши танкисты сражались героически, умело разили врага огнём, шли на таран. Противник потерял под Прохоровкой до 400 танков и штурмовых орудий, свыше 10 тысяч солдат и офицеров.

Немалыми были и наши потери, но советские войска одержали победу в сражении. Здесь было сокрушено остриё танкового клина, надломленное в боях и это вынудило командование немецко-фашистских войск отказаться от плана овладения Курском.

1995 год стал для Прохоровки знаменательным. К 50-летию победы в великой Отечественной войне введены в действие объекты социального комплекса – храм апостолов Петра и Павла, Звонница, Дом культуры на 600 вместе музеем, дом – интернат для ветеранов труда на 50 мест. Храм построен на народные деньги в память о погибших на Курской дуге. Решающее событие Курской битвы – Прохоровское сражение – произошло 12 июля 1943 года, в день святых апостолов Петра и Павла. По канонам православной церкви храм назван их именами. Ветераны войны и родственники погибших всей страны восприняли святую стройку как свою. Пять тысяч дарителей – частные лица, общественные организации, предприятия , банки, АО внесли свой посильный вклад в созидание храма. Помимо денежной помощи, Прохоровские предприятия безвозмездно помогали техникой и людьми. Вторую жизнь строительству дала организация общественного Попечительского совета под руководством Н.И. Рыжкова. Через 14 месяцев завершилось строительство и 3 мая колокольный благовест разнёс весть об открытии новой духовной святыни Отечества. 58-метровый белокаменный храм построен в лучших традициях отечественного зодчества. Его композиция напоминает зажженную свечу. Особую торжественность храму предаёт белый цвет Преображения. Авторами проекта храма стали: Соколов Д.С. – гл архитектор, Попов Е,Н. – гл. инженер проекта, Белов С.А. – гл. конструктор. Все они сотрудники архитектурного отдела Московской патриархии. В храме на беломраморных плитах высечено около 7 тысяч имён воинов, павших под Прохоровкой. Слева от большого храма установлен «памятный знак» с образами святых апостолов Петра и Павла. На нём золотыми буквами выбиты фамилии Героев советского союза, список армий, частей и соединений, принимавших участие в Курской битве. В храмовый комплекс вошёл малый Никольский храм для повседневных церковных треб. Его строительство начато в июле 1993 года и 23 апреля 1994 года в Лазареву субботу, за неделю до Пасхи началось первое богослужение. Он назван в честь святого апостола Николая, в память о память о старой церкви, разрушенной в Прохоровке в годы Великой отечественной войны. На территории храма построен Дом притча с гостиницей, воскресной школой и библиотекой, Дом настоятеля храма и дом ветеранов Великой Отечественной войны. Храм благословил Святейший патриарх Московский и Всея Руси Алексий II. Имя Н.И. Рыжкова навечно вписано в историю посёлка. Бесценным дарам прохоровцам стала его библиотека. В фонд библиотеки большую часть книг передал Н.И. Рыжков. Её фонд на день открытия составил 4 тыс. экз.

В память о погибших на прохоровском поле на месте сражения открыт памятник Победы – Звонница. Белокаменная четырёхгранная звонница взметнулась ввысь на 52 метра. Её венчает золочённая сфера с семиметровой скульптурой Покрова Пресвятой Богородицы. Она держит на распростёртых руках покрывало («плат мира»), которое защищает от сатаны и зла.

Под сферой высечены слова из Священного писания: «Больше всея любве никто же и мать, да кто душу свою положить за други своя» (Нет больше той любви, как положить жизнь, душу свою за друзей своих).

Авторы проекта: Клыков В.М., Симерджиев Г.И., Силохин Г.К.

С древнейших времён колокола на Руси сопровождали весь жизненный путь человека – от рождения до кончины. Через каждые 20 минут бьёт колокол. Первый звон – о героях Куликовского поля, избавителях Руси от монголо-татар. Второй – о солдатах Бородино, верных сынах России. Третий – память о победе в Прохоровском сражении, о всех павших в борьбе с фашизмом. Вечная память воинам, положившим голову за Отечество!

gp.admprohorovka.ru

Прохоровское сражение - это... Что такое Прохоровское сражение?

Сражение под Прохоровкой — сражение между частями германской и советской армий в ходе оборонительной фазы Курской битвы. Считается одним из крупнейших в военной истории сражением с применением бронетанковых сил.[сн 1] Произошло 12 июля 1943 года на южном фасе Курской дуги[сн 2] в районе станции Прохоровка на территории совхоза Октябрьский (Белгородская область РСФСР).

Непосредственное командование войсками во время сражения осуществляли генерал-лейтенант танковых войск Павел Ротмистров и группенфюрер СС Пауль Хауссер.

Ни одной из сторон не удалось достичь целей поставленных на 12 июля: немцам не удалось захватить Прохоровку, прорвать оборону советских войск и выйти на оперативный простор, а советским войскам не удалось окружить группировку противника.

Обстановка накануне сражения

Изначально основной удар немцев на южном фасе Курской дуги направлялся западнее — по операционной линии Яковлево — Обоянь. 5 июля, в соответствии с планом наступления, немецкие войска в составе 4-й танковой армии (48-й танковый корпус и 2-й танковый корпус СС) и Армейской группы «Кемпф» перешли в наступление против войск Воронежского фронта, на позиции 6-й и 7-й гвардейских армий в первый день операции немцы направили пять пехотных, восемь танковых и одну моторизованную дивизии. 6 июля по наступающим немцам были нанесены два контрудара со стороны железной дороги Курск — Белгород 2-м гвардейским танковым корпусом и из района Лучки (сев.) — Калинин силами 5-го гвардейского танкового корпуса. Оба контрудара были отражены силами немецкого 2-го танкового корпуса СС.

Для оказания помощи 1-й танковой армии Катукова, ведущей тяжёлые бои на Обояньском направлении, советское командование подготовило второй контрудар. В 23 часа 7 июля командующий фронтом Николай Ватутин подписал директиву № 0014/оп о готовности к переходу к активным действиям с 10:30 8 числа. Однако контрудар, наносившийся силами 2-го и 5-го гвардейских танковых корпусов, а также 2-го и 10-го танковых корпусов, хоть и ослабил давление на бригады 1-й ТА, однако ощутимых результатов не принёс.

Не достигнув решающего успеха — к этому моменту глубина продвижения наступающих войск в хорошо подготовленной советской обороне на Обояньском направлении составила лишь около 35 километров — германское командование вечером 9 июля приняло решение, не прекращая наступление на Обоянь, сместить острие главного удара в направлении Прохоровки и выйти к Курску через излучину реки Псёл.

К 11 июля немцы заняли исходные позиции для захвата Прохоровки. К этому времени на позициях к северо-востоку от станции сосредоточилась советская 5 гвардейская танковая армия, которая, находясь в резерве, 6 июля получила приказ совершить 300-километровый марш и занять оборону на рубеже Прохоровка — Весёлый. Из этого района планировалось нанести контрудар силами 5-й гвардейской танковой армии, 5-й гвардейской армии, а также 1-й танковой, 6-й и 7-й гвардейских армий. Однако в реальности в атаку смогли перейти только 5-я гвардейская танковая и 5-я гвардейская общевойсковая, а также два отдельных танковых корпуса (2-й и 2-й гвардейский), остальные вели оборонительные бои против наступающих германских частей. Против фронта советского наступления оказались 1-я дивизия Лейбштандарте-СС «Адольф Гитлер», 2-я танковая дивизия СС «Дас Райх» и 3-я танковая дивизия СС «Тотенкопф».

Нужно отметить, что к этому времени немецкое наступление на северном фасе Курской дуги уже стало иссякать — с 10 июля наступающие части стали переходить к обороне.

Вспоминает генерал-майор Михаил Овсянников: [1]

Когда сражение за Поныри было проиграно немцами, то тут наступил коренной перелом во всей Курской битве. И вот для того, чтобы боевую ситуацию как-то повернуть по-другому, в свою пользу, немцы и ввели танковые войска под Прохоровкой.

Силы сторон

Традиционно, советские источники указывают, что в сражении участвовало около 1500 танков: порядка 800 — с советской и 700 — с германской стороны (напр. БСЭ). В некоторых случаях указывается несколько меньшая цифра — 1200.

Многие современные исследователи считают, что, вероятно, введенные в бой силы были значительно меньше. В частности указывается, что сражение происходило на узком участке (шириной 8—10 км), который был ограничен с одной стороны рекой Псёл, а с другой — железнодорожной насыпью. Ввести настолько значительные массы танков на такой участок затруднительно.

Германия

С западного направления на Прохоровку наступал 2-й танковый корпус СС (2 тк СС), при этом в полосе между рекой Псёл и железной дорогой действовала дивизия «Адольф Гитлер», а с южного направления — 3-й танковый корпус (3 тк). Наличие танков и штурмовых орудий в дивизиях 2 тк СС по состоянию на вечер 11 июля и 3 тк по состоянию на утро 12 июля указано в таблице.

Укомплектованность частей и соединений 2-го танкового корпуса СС 4 ТА и 3-го танкового корпуса АГ «Кемпф» на 11 июля 1943 года[1]
Номер, наименование соединения Pz.II Pz.III
50/L42[сн 3]
Pz.III
50/L60
Pz.III
75 мм
Pz.IV
L24
Pz.IV
L43 и L48
Pz.VI «Тигр» T-34 Bef.Pz. III Всего танков и StuG
2-й танковый корпус СС
Тд Лейбштандарте-СС «Адольф Гитлер» (на 19.25 11.07) 4 5 47 4 10 7 77
Тд СС «Дас Райх» (на 19.25 11.07) 34 18 1 8 27 7 95
Тд СС «Тотенкопф» (на 19.25 11.07) 54 4 26 10 21 7 122
2-й танковый корпус СС, всего 4 93 4 91 15 8 58 21 294
3-й танковый корпус
6-я танковая дивизия (на утро 11.07) 2 2 11  ? 6 2 23 (?)
7-я танковая дивизия (на утро 12.07) 24 2 1 9 3 39
19-я танковая дивизия (на утро 12.07) 7 4 3 1 15
503-й отдельный тяжёлый танковый батальон (на утро 11.07) 23 23
228-й отдельный батальон штурмовых орудий (на утро 12.07) 19 19
3-й танковый корпус, всего 2 2 42 6 1 18 23 19 6 119

Следует отметить, танки «Пантера» в Прохоровском сражении участия не принимали, продолжая действовать в составе дивизии «Великая Германия» на обояньском направлении.[2]

СССР

Советская группировка включала в себя следующие силы:

  • 5-я гвардейская танковая армия в составе
    • 18-й танковый корпус (18 ТК)
    • 29-й танковый корпус (29 ТК)
    • 5-й гвардейский механизированный корпус (5 гв. МК)
  • 5-я гвардейская танковая армия также была усилена соединениями
Состояние материальной части и обеспечения 5-й гвардейской танковой армии на 17:00 11 июля 1943 года[3]
Боевая техника 29 тк 18 тк 2 тк 2 гв. тк 5 гв. мк армейские части Всего
T-34 120 68 35 84 120 36 436
T-70 81 58 46 52 56 8 301
Mk IV 18 4 3 25
СУ-122 12 10 22
СУ-76 8 7 15
Всего танков и САУ 221 134 85 139 193 44 826
На пути к ст. Прохоровка 13 33 51 4 101
В ремонте 2 6 9 1 6 24
Итого бронеединиц 236 183 94 139 245 54 951

Г. А. Олейников по состоянию на 10 июля насчитывает в составе 5-й гвардейской танковой армии 850 танков — 260 Т-70, 501 Т-34, 31 Mk IV «Черчилль» и 57 СУ-152.

Оценка сил сторон очень сильно зависит от географических рамок сражения. В районе совхоза Октябрьский наступали 18-й и 29-й танковые корпуса — всего 348 танков.

Планы сторон

Выдержки из боевого приказа соединениям 5-й гв. ТА № 3 11 июля 1943 г. на 18.00[4]:

1. Противник на белгородском направлении, введя в бой крупные силы танков, пытается развить успех в сев. направлении — на Обоянь, Курск (до 400 танков) и в вост. направлении — на Александровский, Скородное, Старый Оскол (до 300 танков).

В районе Покровка, Яковлево, Бол. Маячки отмечено до 100 танков противника.

2. 5-я гв. танковая армия со 2 тк, 2 гв. Ттк, 10 иптбр, 27-я пушечная артбригада (пабр), 522-й и 1148-й гаубичный артполк большой мощности (гап), 26-я зен. див., 16 и 18 гмп (гв. минометный полк), 1329 сап (самоходно-артиллерийский полк) с 10.00 12.07.43 г. наносит удар в полосе: справа — Береговое, Андреевка (искл.), Красная Поляна, Красная Дубрава; слева — Правороть, Беленихино, отм. 232.0, курган с отм. +1,1 (3 км юго-вост. Яковлево) и во взаимодействии с 5 гв. А и 1 гв. ТА уничтожает прорвавшуюся группировку противника в районе: Покровка, Грезное, Кочетовка, не допуская отхода его на юг.

К исходу дня выходит на рубеж: Красная Дубрава, отм. 254.5, Яковлево, имея в виду в дальнейшем наступать в юго-зап. направлении.

Исходное положение на рубеже: Полестное, Сторожевое, Мал. Яблоново — занять к 24.00 11.07.43 г.

Готовность атаки — 3.00 12.07.43 г.

Начало атаки — дополнительное распоряжение.

3. 18 тк с 80 гмп, одним 76-мм иптап, одним 57-мм иптап, 10 иптабр — сломить сопротивление противника на рубеже: Андреевка, роща, что сев.-зап. совхоза «Комсомолец», и уничтожить противника в районе: Красная Дубрава, Бол. Моячки, Красная Поляна, повернувшись фронтом на север, обеспечить наступательные действия армии на юг.

4. 29 тк с 76 гмп, 1529 сап — сломить сопротивление противника на рубеже: роща (что 1 км сев. совхоза «Комсомолец»). Уничтожить его группировку в районе Лучки, Большие Маячки, Покровка.

К исходу 12.07.43 г. выйти в район Покровки и рощи зап. и юж. Покровки, в дальнейшем быть готовым к действиям на юг.

До начала атаки корпус поддерживается 378 гап.

5. 2 гв. Ттк с 16 гмп, одним 76-мм иптап, 10 ипеабр сломить сопротивление противника на рубеже: Ясная Поляна, Беленихино, уничтожить его группировку в районе Яковлево и леса восточнее и быть готовыми к наступлению в юж. направлении.

8. Артиллерия

В) Задачи

а) десятиминутный огневой налет по переднему краю на участке: Васильевка, совхоз «Комсомолец», Ивановский Выселок, Белихино;
б) пятиминутный методический огонь в глубине противника;
в) пятиминутный огневой налет по переднему краю и глубине противника (огонь открывается по объектам, согласно, заявкам, требованиям командиров корпусов).

Группа РС:

а) огневой залп по переднему краю обороны противника в момент начала артобработки противника;
б) второй залп — по объектам переднего края, конец артиллерийской обработки.

Время атаки переносили несколько раз и окончательно установили на 8.30[5]:

Командиру 29 тк генерал-лейтенанту Т. Кириченко

1. Задача корпуса прежняя…
2. Начало атаки — 8.30 12.07.43 г. Начало артподготовки с 8.00.
3. Разрешаю пользоваться радио с 7.00 12.07.43 г. Командующий 5 гв. ТА генерал-лейтенант П. А. Ротмистров

Штаб 2-го тк СС поставил следующие задачи 11 июля в 22.00[6]:

2 тк СС разбивает врага юж. Прохоровки и создает этим предпосылки для дальнейшего продвижения через Прохоровку. Задания дивизиям:

Дивизия «МГ» перейти в наступление с плацдарма на рассвете, захватить высоты сев.-вост. и прежде всего выйти к дороге Прохоровка, Карташёвка. Овладеть долиной р. Псёл атакой с юго-запада, обеспечив левый фланг дивизии «АГ».

Дивизия «АГ», удерживая на левом фланге занимаемый рубеж, на правом флаге занять Сторожевое и лес севернее, отделение совхоза «Сталинское» и х. Ямки, а также высоты в 2 км вост. С наступлением угрозы со стороны долины р. Псёл совместно с частями «МГ» захватить Прохоровку и высоту 252.4.

Дивизия «Р», удерживая на правом фланге достигнутые рубежи, занять Виноградовку и Ивановку. После овладения правофланговыми частями дивизии «АГ» Сторожевое и лесом севернее, используя их успех, перенести основные усилия в направлении высот юго-зап. Правороть. Удерживать новый рубеж Ивановка, высоты юго-зап. Правороть, высоты 2 км вост. Сторожевое (иск.).

Ход сражения

Официальная советская версия

Первое столкновение в районе Прохоровки произошло вечером 11 июля. По воспоминаниям Павла Ротмистрова, в 17 часов он вместе с маршалом Василевским во время рекогносцировки обнаружил колонну танков противника, которые двигались к станции. Атака была остановлена силами двух танковых бригад.

В 8 утра советская сторона провела артподготовку и в 8:15 перешла в наступление. Первый атакующий эшелон насчитывал четыре танковых корпуса: 18, 29, 2 и 2 гвардейский. Второй эшелон составлял 5 гвардейский мехкорпус.

В начале сражения советские танкисты получили существенное преимущество: восходящее солнце слепило наступавших с запада немцев.

Очень скоро боевые порядки смешались. Высокая плотность боя, в ходе которого танки сражались на коротких дистанциях, лишила немцев преимущества более мощных и дальнобойных пушек. Советские танкисты получили возможность прицельно бить в наиболее уязвимые места тяжело бронированных немецких машин.

Один из участников этого сражения, Герой Советского Союза, Евгений Шкурдалов вспоминал позднее:

Боевые порядки перемешались. От прямого попадания снарядов танки взрывались на полному ходу. Срывало башни, летели в стороны гусеницы. Отдельных выстрелов слышно не было. Стоял сплошной грохот. Были мгновения, когда в дыму свои и немецкие танки мы различали только по силуэтам. Из горящих машин выскакивали танкисты и катались по земле, пытаясь сбить пламя.

Южнее основного сражения наступала немецкая танковая группа «Кемпф», которая стремилась зайти наступающей советской группировке в левый фланг. Угроза охвата заставила советское командование отвлечь на это направление часть своих резервов.

Около 13 часов немцы вывели из резерва 11 танковую дивизию, которая совместно с дивизией «Мертвая голова» нанесла удар по советскому правому флангу, на котором находились силы 5 гвардейской армии. Им на подмогу были брошены две бригады 5 гвардейского мехкорпуса и атака была отбита.

К 14 часам советские танковые армии стали теснить противника в западном направлении. К вечеру советские танкисты смогли продвинуться на 10—12 километров, оставив, таким образом, поле сражения у себя в тылу. Сражение было выиграно.

Существуют и другие версии этого сражения.

Версия на основании воспоминаний германских генералов

На основании воспоминаний германских генералов (Гудериан, Меллентин и др.) в бою приняло участие около 700 (часть, вероятно, отстала на марше — «на бумаге» армия имела более тысячи машин) советских танков, из которых было подбито около 270 (имеется ввиду только утренний бой 12 июля). Авиация участия в бою не принимала, с немецкой стороны не летали даже разведчики. Столкновение танковых масс было неожиданным для обеих сторон, так как обе танковые группировки решали свои наступательные задачи и не предполагали встретить серьезного противника.

По воспоминаниям Ротмистрова, его армия должна была прорвать фронт и двигаться на Харьков (косвенно это подтверждается качественным составом армии, наполовину состоящей из легких машин и почти не имеющей тяжелых) обходя германское танковое скопление, находящееся, по данным разведки, в 70 км от Прохоровки и «успешно атакуемое» в тот момент штурмовой авиацией.

Группировки двигались навстречу друг другу не «в лоб» а под заметным углом. Немцы первыми заметили советские танки и успели перестроиться и приготовиться к бою. Легкие и большая часть средних машин атаковали с фланга и заставили обратить на себя все внимание танкистов Ротмистрова, принявшихся на ходу менять направление атаки. Это вызвало неизбежную сумятицу и позволило роте «тигров» при поддержке самоходок и части средних танков неожиданно атаковать с другой стороны. Советские танки оказались под перекрёстным огнем, причем откуда ведется вторая атака видели лишь немногие.

Танковая свалка имела место лишь на направлении первого удара немцев, «тигры» вели огонь без помех, как в тире (отдельные экипажи заявили до 30 побед). Это был не бой а избиение.

Тем не менее, советские танкисты сумели вывести из строя четверть германских танков. Корпус вынужден был остановиться на двое суток. К тому времени начались контрудары советских войск по флангам немецких ударных группировок и дальнейшее наступление корпуса становилось бесперспективным. Как и под Бородино в 1812 году, тактическое поражение в конечном итоге стало победой.

Другие версии

Итоги

Согласно исследованию А. В. Исаева[7]:

Контрудар советских войск в районе Прохоровки был для немцев ожидаемым ходом. Еще весной 1943 г., более чем за месяц до наступления, вариант отражения контрудара из района Прохоровки отрабатывался, и что делать, части II танкового корпуса СС прекрасно знали. Вместо того чтобы двигаться на Обоянь, эсэсовские дивизии «Лейбштандарт» и «Мертвая голова» подставились под контрудар армии П. А. Ротмистрова. В результате планировавшийся фланговый контрудар выродился в лобовое столкновение с крупными танковыми силами немцев. 18-й и 29-й танковые корпуса потеряли до 70 % своих танков и фактически были выведены из игры…

Несмотря на это, операция прошла в весьма напряженной обстановке, и только наступательные, подчеркиваю, наступательные действия других фронтов позволили избежать катастрофического развития событий.

Тем не менее, немецкое наступление закончилось неудачей, и больше таких масштабных атак немцы под Курском не предпринимали.

По немецким данным поле боя осталось за ними и они смогли эвакуировать большинство подбитых танков, часть из которых впоследствии была восстановлена и снова введена в бой.

Помимо своих машин немцы «стащили» и несколько советских. После Прохоровки в составе корпуса было уже 12 «тридцатьчетвёрок». Потери советских танкистов составили не менее 270 машин (из них только два танка — тяжелые) в утреннем бою и ещё пару десятков в течение дня — по воспоминаниям немцев небольшие группы советских танков и даже отдельные машины появлялись на поле боя до вечера. Вероятно, это подтягивались отставшие на марше.

Тем не менее, выведя из строя четверть танков противника (а учитывая качественное соотношение сил сторон и неожиданность удара это было чрезвычайно непросто), советские танкисты вынудили его остановиться и, в конечном итоге, отказаться от наступления.

2-й танковый корпус Пауля Хауссера (фактически только в составе дивизии «Лейбштандарт») был переведен в Италию.

Советские армии были вынуждены перейти к обороне. После организованного отвода немецких войск советские войска вернулись на ранее оставленные позиции.

Потери

Оценки боевых потерь в разных источников сильно различаются. Генерал Ротмистров утверждает, что за день из строя было выведено с обеих сторон около 700 танков. Официальная советская «История Великой Отечественной войны» приводит сведения о 350 подбитых немецких машинах. Г. Олейников критикует эту цифру, по его подсчетам в сражении не могло принимать участие больше 300 немецких танков. Советские потери он оценивает в 170—180 машин. Согласно докладу, который представил по итогам сражения Сталину представитель Ставки А. М. Василевский, «в течение двух дней боев 29-й танковый корпус Ротмистрова потерял безвозвратными и временно вышедшими из строя 60 % и 18-й корпус — до 30 % танков». К этому нужно добавить значительные потери пехоты. В ходе боев 11—12 июля наибольшие потери понесли 95-я и 9-я гвардейские дивизии 5-й гвардейской армии. Первая потеряла 3334 человека, в том числе убитыми почти 1000 и пропавшими без вести 526 человек! 9 гв. вдд потеряла 2525, убитыми — 387 и пропавшими без вести — 489. [2]

По данным военного архива ФРГ, 2 тк СС с 10 по 16 июля потерял 4178 человек (примерно 16 % боевого состава), в том числе убитыми — 755, ранеными — 3351 и пропавшими без вести — 68. В бою 12 июля он потерял: убитыми — 149 человек, ранеными — 660, пропавшими без вести — 33, всего — 842 солдата и офицера. 3 тк с 5 по 20 июля потерял — 8489 человек, из них на подступах к Прохоровке с 12 по 16 июля — примерно 2790 человек. Исходя из приведенных данных, оба корпуса (шесть танковых и две пехотных дивизии) с 10 по 16 июля в боях под Прохоровкой потеряли порядка 7 тыс. солдат и офицеров. Соотношение по потерям в людях порядка 6:1 в пользу противника. Удручающие цифры. Особенно если учесть, что наши войска оборонялись, обладая превосходством в силах и средствах над наступающим противником. К сожалению, факты говорят о том, что к июлю 1943 года наши войска еще не в полной мере овладели наукой побеждать малой кровью (Лопуховский).

Согласно исследованиям А. Томзова, ссылающегося на данные немецкого федерального Военного Архива[8], в ходе боёв 12—13 июля дивизия «Лейбштандарт Адольф Гитлер» потеряла безвозвратно 2 танка Pz.IV, в долгосрочный ремонт было отправлено 2 танка Pz.IV и 2 — Pz.III, в краткосрочный — 15 танков Pz.IV и 1 — Pz.III[9]. Общие же потери танков и штурмовых орудий 2 тк СС за 12 июля составили около 80 танков и штурмовых орудий, в том числе не менее 40 единиц потеряла дивизия «Мертвая Голова».

Сводные данные о потерях 5-й гв. ТА за 12 июля[10]
Соединение Личный состав, всего Безвозвратные потери Источник потерь Танков и САУ в строю Участвовало в бою Потери (сгорело / подбито) Источник потерь танков и САУ В строю на 13.00 13.07.43
18 тк 471 271 ЦАМО РФ, ф. 18 тк, оп. 2, д. 5, л. 125 183 149 84 (35/49) ЦАМО РФ ф. 5 гв. ТА, оп. 4948, д. 75, л. 32 33
29 тк 1991 1033 ЦАМО РФ, ф. 332, оп. 4948, д. 80, л. 7 215 199 153 (103/50) ЦАМО РФ ф. 332, оп. 4948, д. 46 51
2 тк 124 36 59 52 22 (11/11) ЦАМО РФ ф. 5 гв. ТА, оп. 4948, д. 67, л. 12 л. 70 л. 203 44
2 гв. тк 550 145 140 138 54 (29/25) ЦАМО РФ ф. 5 гв. ТА, оп. 4948, д. 75, л. 20,28,34 80
5 гв. мк (на 18.00) 405  ? 158 66 15 (5/10) ЦАМО РФ ф. 5 гв. ТА, оп. 4948, д. 70, л. 137 обр. 158
Наличие боеспособных танков и штурмовых орудий во 2 тк СС на вечер 13 июля 1943 г.[11]
Номер, наименование соединения Pz.II Pz.III 50/L42 Pz.III 50/L60 Pz.III 75 мм Pz.IV L24 Pz.IV L43 и L48 Pz.VI «Тигр» T-34 StuG Bef.Pz. III Всего танков и StuG
Тд Лейбштандарте-СС «Адольф Гитлер» 4 5 31 3 20 7 70
Тд СС «Дас Райх» 43 20 1 11 24 8 107
Тд СС «Тотенкопф» 32 3 14 0 20 5 74
Всего 2 тк СС 4 80 3 65 4 11 64 20 251

Интересные факты

  • Массовый советский читатель о сражении под Прохоровкой узнал только в 1953 году, после выхода в свет книги «Курская битва» И. Маркина (Воениздат, 1953).[12]
  • 12 июля 1943 года, в день сражения, также празднуется церковный православный праздник — день святых апостолов Петра и Павла.

Память

Звонница в память о погибших на Прохоровском поле.

В память о погибших под Прохоровкой 3 мая 1995 года к 50-летию Победы в Великой Отечественной войне в Прохоровке был открыт Храм Святых Апостолов Петра и Павла. На мраморных плитах его стен высечены имена 7 тысяч погибших здесь воинов.

Литература

Примечания

Сноски

  1. См. также: сражение под Луцком и Ровно в 1941 году.
  2. Белгородское направление.
  3. В числителе — калибр танкового орудия в миллиметрах, в знаменателе — длина ствола в калибрах.

Источники

  1. по 3 тк Niklas Zetterling Anders Frankson «Kursk 1943. A Statistical Analysis». Frank Cass. London. Portland, Or.Tab. A6.4-A6.10., по 2 тк СС Tagesmeldung vom 11.7.1943 Gen.Kdo.II.SS-Panzer.Korps. NARA T354 R605.
  2. Информация приведена Томзовым А. С. на основе журнала боевых действий 48 тк NARA T314 R1170.
  3. ЦАМО РФ, ф. 5 гв. ТА, оп. 4948, д. 67, л. 12. Приводится по книге: Прохоровка — неизвестное сражение великой войны, ISBN 5-17-039548-5.
  4. ЦАМО РФ, ф. 332, оп. 4948, д. 31, л. 44, 44 об., 45. Приводится по книге: Прохоровка — неизвестное сражение великой войны, ISBN 5-17-039548-5
  5. ЦАМО РФ, ф. 3420, оп. 1, д. 59. Приводится по книге: Прохоровка — неизвестное сражение великой войны, ISBN 5-17-039548-5.
  6. Stadler S Die Offensive gegen Kursk 1943. II/ SS-Panzerkorps als Stosskeil im Grosskampf. Minun Verlag GmbH. Osnabruck, 1980. Приводится по книге: Прохоровка — неизвестное сражение великой войны, ISBN 5-17-039548-5.
  7. Исаев А. Антисуворов. Десять мифов Второй мировой. — Москва: Эксмо, Яуза, 2004. — 416 с.
  8. Ferngesprach mit Fw.Grotzinger/14.30 Uhr am 12.7.1943, Ausfalle H.Gr.sud Stand 12.7.1943, Ausfalle H.Gr.sud Stand 13.7.1943, Heeresgruppe Sud Panzerschaden am 13.7.1943 BA-MA RH 10/64.
  9. А. Исаев, В. Гончаров, А. Томзов и др. Танковый удар. Советские танки в боях. 1942—1943. — М.: Яуза, Эксмо, 2007. — С. 320. — ISBN 978-5-699-22807-2
  10. Прохоровка — неизвестное сражение великой войны, ISBN 5-17-039548-5. таблица 26.
  11. Panzer-, Sturmgeschütz- und Paklage stand. 13.7.1943 NARA T313 R366 информация приведена Томзовым А. С.
  12. http://forum.sudden-strike.ru/showthread.php?t=4693&page=4 М. Свирин

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Прохоровское танковое сражение - это... Что такое Прохоровское танковое сражение?

Сражение под Прохоровкой — сражение между частями германской и советской армий в ходе оборонительной фазы Курской битвы. Считается одним из крупнейших в военной истории сражением с применением бронетанковых сил.[сн 1] Произошло 12 июля 1943 года на южном фасе Курской дуги[сн 2] в районе станции Прохоровка на территории совхоза Октябрьский (Белгородская область РСФСР).

Непосредственное командование войсками во время сражения осуществляли генерал-лейтенант танковых войск Павел Ротмистров и группенфюрер СС Пауль Хауссер.

Ни одной из сторон не удалось достичь целей поставленных на 12 июля: немцам не удалось захватить Прохоровку, прорвать оборону советских войск и выйти на оперативный простор, а советским войскам не удалось окружить группировку противника.

Обстановка накануне сражения

Изначально основной удар немцев на южном фасе Курской дуги направлялся западнее — по операционной линии Яковлево — Обоянь. 5 июля, в соответствии с планом наступления, немецкие войска в составе 4-й танковой армии (48-й танковый корпус и 2-й танковый корпус СС) и Армейской группы «Кемпф» перешли в наступление против войск Воронежского фронта, на позиции 6-й и 7-й гвардейских армий в первый день операции немцы направили пять пехотных, восемь танковых и одну моторизованную дивизии. 6 июля по наступающим немцам были нанесены два контрудара со стороны железной дороги Курск — Белгород 2-м гвардейским танковым корпусом и из района Лучки (сев.) — Калинин силами 5-го гвардейского танкового корпуса. Оба контрудара были отражены силами немецкого 2-го танкового корпуса СС.

Для оказания помощи 1-й танковой армии Катукова, ведущей тяжёлые бои на Обояньском направлении, советское командование подготовило второй контрудар. В 23 часа 7 июля командующий фронтом Николай Ватутин подписал директиву № 0014/оп о готовности к переходу к активным действиям с 10:30 8 числа. Однако контрудар, наносившийся силами 2-го и 5-го гвардейских танковых корпусов, а также 2-го и 10-го танковых корпусов, хоть и ослабил давление на бригады 1-й ТА, однако ощутимых результатов не принёс.

Не достигнув решающего успеха — к этому моменту глубина продвижения наступающих войск в хорошо подготовленной советской обороне на Обояньском направлении составила лишь около 35 километров — германское командование вечером 9 июля приняло решение, не прекращая наступление на Обоянь, сместить острие главного удара в направлении Прохоровки и выйти к Курску через излучину реки Псёл.

К 11 июля немцы заняли исходные позиции для захвата Прохоровки. К этому времени на позициях к северо-востоку от станции сосредоточилась советская 5 гвардейская танковая армия, которая, находясь в резерве, 6 июля получила приказ совершить 300-километровый марш и занять оборону на рубеже Прохоровка — Весёлый. Из этого района планировалось нанести контрудар силами 5-й гвардейской танковой армии, 5-й гвардейской армии, а также 1-й танковой, 6-й и 7-й гвардейских армий. Однако в реальности в атаку смогли перейти только 5-я гвардейская танковая и 5-я гвардейская общевойсковая, а также два отдельных танковых корпуса (2-й и 2-й гвардейский), остальные вели оборонительные бои против наступающих германских частей. Против фронта советского наступления оказались 1-я дивизия Лейбштандарте-СС «Адольф Гитлер», 2-я танковая дивизия СС «Дас Райх» и 3-я танковая дивизия СС «Тотенкопф».

Нужно отметить, что к этому времени немецкое наступление на северном фасе Курской дуги уже стало иссякать — с 10 июля наступающие части стали переходить к обороне.

Вспоминает генерал-майор Михаил Овсянников: [1]

Когда сражение за Поныри было проиграно немцами, то тут наступил коренной перелом во всей Курской битве. И вот для того, чтобы боевую ситуацию как-то повернуть по-другому, в свою пользу, немцы и ввели танковые войска под Прохоровкой.

Силы сторон

Традиционно, советские источники указывают, что в сражении участвовало около 1500 танков: порядка 800 — с советской и 700 — с германской стороны (напр. БСЭ). В некоторых случаях указывается несколько меньшая цифра — 1200.

Многие современные исследователи считают, что, вероятно, введенные в бой силы были значительно меньше. В частности указывается, что сражение происходило на узком участке (шириной 8—10 км), который был ограничен с одной стороны рекой Псёл, а с другой — железнодорожной насыпью. Ввести настолько значительные массы танков на такой участок затруднительно.

Германия

С западного направления на Прохоровку наступал 2-й танковый корпус СС (2 тк СС), при этом в полосе между рекой Псёл и железной дорогой действовала дивизия «Адольф Гитлер», а с южного направления — 3-й танковый корпус (3 тк). Наличие танков и штурмовых орудий в дивизиях 2 тк СС по состоянию на вечер 11 июля и 3 тк по состоянию на утро 12 июля указано в таблице.

Укомплектованность частей и соединений 2-го танкового корпуса СС 4 ТА и 3-го танкового корпуса АГ «Кемпф» на 11 июля 1943 года[1]
Номер, наименование соединения Pz.II Pz.III
50/L42[сн 3]
Pz.III
50/L60
Pz.III
75 мм
Pz.IV
L24
Pz.IV
L43 и L48
Pz.VI «Тигр» T-34 Bef.Pz. III Всего танков и StuG
2-й танковый корпус СС
Тд Лейбштандарте-СС «Адольф Гитлер» (на 19.25 11.07) 4 5 47 4 10 7 77
Тд СС «Дас Райх» (на 19.25 11.07) 34 18 1 8 27 7 95
Тд СС «Тотенкопф» (на 19.25 11.07) 54 4 26 10 21 7 122
2-й танковый корпус СС, всего 4 93 4 91 15 8 58 21 294
3-й танковый корпус
6-я танковая дивизия (на утро 11.07) 2 2 11  ? 6 2 23 (?)
7-я танковая дивизия (на утро 12.07) 24 2 1 9 3 39
19-я танковая дивизия (на утро 12.07) 7 4 3 1 15
503-й отдельный тяжёлый танковый батальон (на утро 11.07) 23 23
228-й отдельный батальон штурмовых орудий (на утро 12.07) 19 19
3-й танковый корпус, всего 2 2 42 6 1 18 23 19 6 119

Следует отметить, танки «Пантера» в Прохоровском сражении участия не принимали, продолжая действовать в составе дивизии «Великая Германия» на обояньском направлении.[2]

СССР

Советская группировка включала в себя следующие силы:

  • 5-я гвардейская танковая армия в составе
    • 18-й танковый корпус (18 ТК)
    • 29-й танковый корпус (29 ТК)
    • 5-й гвардейский механизированный корпус (5 гв. МК)
  • 5-я гвардейская танковая армия также была усилена соединениями
Состояние материальной части и обеспечения 5-й гвардейской танковой армии на 17:00 11 июля 1943 года[3]
Боевая техника 29 тк 18 тк 2 тк 2 гв. тк 5 гв. мк армейские части Всего
T-34 120 68 35 84 120 36 436
T-70 81 58 46 52 56 8 301
Mk IV 18 4 3 25
СУ-122 12 10 22
СУ-76 8 7 15
Всего танков и САУ 221 134 85 139 193 44 826
На пути к ст. Прохоровка 13 33 51 4 101
В ремонте 2 6 9 1 6 24
Итого бронеединиц 236 183 94 139 245 54 951

Г. А. Олейников по состоянию на 10 июля насчитывает в составе 5-й гвардейской танковой армии 850 танков — 260 Т-70, 501 Т-34, 31 Mk IV «Черчилль» и 57 СУ-152.

Оценка сил сторон очень сильно зависит от географических рамок сражения. В районе совхоза Октябрьский наступали 18-й и 29-й танковые корпуса — всего 348 танков.

Планы сторон

Выдержки из боевого приказа соединениям 5-й гв. ТА № 3 11 июля 1943 г. на 18.00[4]:

1. Противник на белгородском направлении, введя в бой крупные силы танков, пытается развить успех в сев. направлении — на Обоянь, Курск (до 400 танков) и в вост. направлении — на Александровский, Скородное, Старый Оскол (до 300 танков).

В районе Покровка, Яковлево, Бол. Маячки отмечено до 100 танков противника.

2. 5-я гв. танковая армия со 2 тк, 2 гв. Ттк, 10 иптбр, 27-я пушечная артбригада (пабр), 522-й и 1148-й гаубичный артполк большой мощности (гап), 26-я зен. див., 16 и 18 гмп (гв. минометный полк), 1329 сап (самоходно-артиллерийский полк) с 10.00 12.07.43 г. наносит удар в полосе: справа — Береговое, Андреевка (искл.), Красная Поляна, Красная Дубрава; слева — Правороть, Беленихино, отм. 232.0, курган с отм. +1,1 (3 км юго-вост. Яковлево) и во взаимодействии с 5 гв. А и 1 гв. ТА уничтожает прорвавшуюся группировку противника в районе: Покровка, Грезное, Кочетовка, не допуская отхода его на юг.

К исходу дня выходит на рубеж: Красная Дубрава, отм. 254.5, Яковлево, имея в виду в дальнейшем наступать в юго-зап. направлении.

Исходное положение на рубеже: Полестное, Сторожевое, Мал. Яблоново — занять к 24.00 11.07.43 г.

Готовность атаки — 3.00 12.07.43 г.

Начало атаки — дополнительное распоряжение.

3. 18 тк с 80 гмп, одним 76-мм иптап, одним 57-мм иптап, 10 иптабр — сломить сопротивление противника на рубеже: Андреевка, роща, что сев.-зап. совхоза «Комсомолец», и уничтожить противника в районе: Красная Дубрава, Бол. Моячки, Красная Поляна, повернувшись фронтом на север, обеспечить наступательные действия армии на юг.

4. 29 тк с 76 гмп, 1529 сап — сломить сопротивление противника на рубеже: роща (что 1 км сев. совхоза «Комсомолец»). Уничтожить его группировку в районе Лучки, Большие Маячки, Покровка.

К исходу 12.07.43 г. выйти в район Покровки и рощи зап. и юж. Покровки, в дальнейшем быть готовым к действиям на юг.

До начала атаки корпус поддерживается 378 гап.

5. 2 гв. Ттк с 16 гмп, одним 76-мм иптап, 10 ипеабр сломить сопротивление противника на рубеже: Ясная Поляна, Беленихино, уничтожить его группировку в районе Яковлево и леса восточнее и быть готовыми к наступлению в юж. направлении.

8. Артиллерия

В) Задачи

а) десятиминутный огневой налет по переднему краю на участке: Васильевка, совхоз «Комсомолец», Ивановский Выселок, Белихино;
б) пятиминутный методический огонь в глубине противника;
в) пятиминутный огневой налет по переднему краю и глубине противника (огонь открывается по объектам, согласно, заявкам, требованиям командиров корпусов).

Группа РС:

а) огневой залп по переднему краю обороны противника в момент начала артобработки противника;
б) второй залп — по объектам переднего края, конец артиллерийской обработки.

Время атаки переносили несколько раз и окончательно установили на 8.30[5]:

Командиру 29 тк генерал-лейтенанту Т. Кириченко

1. Задача корпуса прежняя…
2. Начало атаки — 8.30 12.07.43 г. Начало артподготовки с 8.00.
3. Разрешаю пользоваться радио с 7.00 12.07.43 г. Командующий 5 гв. ТА генерал-лейтенант П. А. Ротмистров

Штаб 2-го тк СС поставил следующие задачи 11 июля в 22.00[6]:

2 тк СС разбивает врага юж. Прохоровки и создает этим предпосылки для дальнейшего продвижения через Прохоровку. Задания дивизиям:

Дивизия «МГ» перейти в наступление с плацдарма на рассвете, захватить высоты сев.-вост. и прежде всего выйти к дороге Прохоровка, Карташёвка. Овладеть долиной р. Псёл атакой с юго-запада, обеспечив левый фланг дивизии «АГ».

Дивизия «АГ», удерживая на левом фланге занимаемый рубеж, на правом флаге занять Сторожевое и лес севернее, отделение совхоза «Сталинское» и х. Ямки, а также высоты в 2 км вост. С наступлением угрозы со стороны долины р. Псёл совместно с частями «МГ» захватить Прохоровку и высоту 252.4.

Дивизия «Р», удерживая на правом фланге достигнутые рубежи, занять Виноградовку и Ивановку. После овладения правофланговыми частями дивизии «АГ» Сторожевое и лесом севернее, используя их успех, перенести основные усилия в направлении высот юго-зап. Правороть. Удерживать новый рубеж Ивановка, высоты юго-зап. Правороть, высоты 2 км вост. Сторожевое (иск.).

Ход сражения

Официальная советская версия

Первое столкновение в районе Прохоровки произошло вечером 11 июля. По воспоминаниям Павла Ротмистрова, в 17 часов он вместе с маршалом Василевским во время рекогносцировки обнаружил колонну танков противника, которые двигались к станции. Атака была остановлена силами двух танковых бригад.

В 8 утра советская сторона провела артподготовку и в 8:15 перешла в наступление. Первый атакующий эшелон насчитывал четыре танковых корпуса: 18, 29, 2 и 2 гвардейский. Второй эшелон составлял 5 гвардейский мехкорпус.

В начале сражения советские танкисты получили существенное преимущество: восходящее солнце слепило наступавших с запада немцев.

Очень скоро боевые порядки смешались. Высокая плотность боя, в ходе которого танки сражались на коротких дистанциях, лишила немцев преимущества более мощных и дальнобойных пушек. Советские танкисты получили возможность прицельно бить в наиболее уязвимые места тяжело бронированных немецких машин.

Один из участников этого сражения, Герой Советского Союза, Евгений Шкурдалов вспоминал позднее:

Боевые порядки перемешались. От прямого попадания снарядов танки взрывались на полному ходу. Срывало башни, летели в стороны гусеницы. Отдельных выстрелов слышно не было. Стоял сплошной грохот. Были мгновения, когда в дыму свои и немецкие танки мы различали только по силуэтам. Из горящих машин выскакивали танкисты и катались по земле, пытаясь сбить пламя.

Южнее основного сражения наступала немецкая танковая группа «Кемпф», которая стремилась зайти наступающей советской группировке в левый фланг. Угроза охвата заставила советское командование отвлечь на это направление часть своих резервов.

Около 13 часов немцы вывели из резерва 11 танковую дивизию, которая совместно с дивизией «Мертвая голова» нанесла удар по советскому правому флангу, на котором находились силы 5 гвардейской армии. Им на подмогу были брошены две бригады 5 гвардейского мехкорпуса и атака была отбита.

К 14 часам советские танковые армии стали теснить противника в западном направлении. К вечеру советские танкисты смогли продвинуться на 10—12 километров, оставив, таким образом, поле сражения у себя в тылу. Сражение было выиграно.

Существуют и другие версии этого сражения.

Версия на основании воспоминаний германских генералов

На основании воспоминаний германских генералов (Гудериан, Меллентин и др.) в бою приняло участие около 700 (часть, вероятно, отстала на марше — «на бумаге» армия имела более тысячи машин) советских танков, из которых было подбито около 270 (имеется ввиду только утренний бой 12 июля). Авиация участия в бою не принимала, с немецкой стороны не летали даже разведчики. Столкновение танковых масс было неожиданным для обеих сторон, так как обе танковые группировки решали свои наступательные задачи и не предполагали встретить серьезного противника.

По воспоминаниям Ротмистрова, его армия должна была прорвать фронт и двигаться на Харьков (косвенно это подтверждается качественным составом армии, наполовину состоящей из легких машин и почти не имеющей тяжелых) обходя германское танковое скопление, находящееся, по данным разведки, в 70 км от Прохоровки и «успешно атакуемое» в тот момент штурмовой авиацией.

Группировки двигались навстречу друг другу не «в лоб» а под заметным углом. Немцы первыми заметили советские танки и успели перестроиться и приготовиться к бою. Легкие и большая часть средних машин атаковали с фланга и заставили обратить на себя все внимание танкистов Ротмистрова, принявшихся на ходу менять направление атаки. Это вызвало неизбежную сумятицу и позволило роте «тигров» при поддержке самоходок и части средних танков неожиданно атаковать с другой стороны. Советские танки оказались под перекрёстным огнем, причем откуда ведется вторая атака видели лишь немногие.

Танковая свалка имела место лишь на направлении первого удара немцев, «тигры» вели огонь без помех, как в тире (отдельные экипажи заявили до 30 побед). Это был не бой а избиение.

Тем не менее, советские танкисты сумели вывести из строя четверть германских танков. Корпус вынужден был остановиться на двое суток. К тому времени начались контрудары советских войск по флангам немецких ударных группировок и дальнейшее наступление корпуса становилось бесперспективным. Как и под Бородино в 1812 году, тактическое поражение в конечном итоге стало победой.

Другие версии

Итоги

Согласно исследованию А. В. Исаева[7]:

Контрудар советских войск в районе Прохоровки был для немцев ожидаемым ходом. Еще весной 1943 г., более чем за месяц до наступления, вариант отражения контрудара из района Прохоровки отрабатывался, и что делать, части II танкового корпуса СС прекрасно знали. Вместо того чтобы двигаться на Обоянь, эсэсовские дивизии «Лейбштандарт» и «Мертвая голова» подставились под контрудар армии П. А. Ротмистрова. В результате планировавшийся фланговый контрудар выродился в лобовое столкновение с крупными танковыми силами немцев. 18-й и 29-й танковые корпуса потеряли до 70 % своих танков и фактически были выведены из игры…

Несмотря на это, операция прошла в весьма напряженной обстановке, и только наступательные, подчеркиваю, наступательные действия других фронтов позволили избежать катастрофического развития событий.

Тем не менее, немецкое наступление закончилось неудачей, и больше таких масштабных атак немцы под Курском не предпринимали.

По немецким данным поле боя осталось за ними и они смогли эвакуировать большинство подбитых танков, часть из которых впоследствии была восстановлена и снова введена в бой.

Помимо своих машин немцы «стащили» и несколько советских. После Прохоровки в составе корпуса было уже 12 «тридцатьчетвёрок». Потери советских танкистов составили не менее 270 машин (из них только два танка — тяжелые) в утреннем бою и ещё пару десятков в течение дня — по воспоминаниям немцев небольшие группы советских танков и даже отдельные машины появлялись на поле боя до вечера. Вероятно, это подтягивались отставшие на марше.

Тем не менее, выведя из строя четверть танков противника (а учитывая качественное соотношение сил сторон и неожиданность удара это было чрезвычайно непросто), советские танкисты вынудили его остановиться и, в конечном итоге, отказаться от наступления.

2-й танковый корпус Пауля Хауссера (фактически только в составе дивизии «Лейбштандарт») был переведен в Италию.

Советские армии были вынуждены перейти к обороне. После организованного отвода немецких войск советские войска вернулись на ранее оставленные позиции.

Потери

Оценки боевых потерь в разных источников сильно различаются. Генерал Ротмистров утверждает, что за день из строя было выведено с обеих сторон около 700 танков. Официальная советская «История Великой Отечественной войны» приводит сведения о 350 подбитых немецких машинах. Г. Олейников критикует эту цифру, по его подсчетам в сражении не могло принимать участие больше 300 немецких танков. Советские потери он оценивает в 170—180 машин. Согласно докладу, который представил по итогам сражения Сталину представитель Ставки А. М. Василевский, «в течение двух дней боев 29-й танковый корпус Ротмистрова потерял безвозвратными и временно вышедшими из строя 60 % и 18-й корпус — до 30 % танков». К этому нужно добавить значительные потери пехоты. В ходе боев 11—12 июля наибольшие потери понесли 95-я и 9-я гвардейские дивизии 5-й гвардейской армии. Первая потеряла 3334 человека, в том числе убитыми почти 1000 и пропавшими без вести 526 человек! 9 гв. вдд потеряла 2525, убитыми — 387 и пропавшими без вести — 489. [2]

По данным военного архива ФРГ, 2 тк СС с 10 по 16 июля потерял 4178 человек (примерно 16 % боевого состава), в том числе убитыми — 755, ранеными — 3351 и пропавшими без вести — 68. В бою 12 июля он потерял: убитыми — 149 человек, ранеными — 660, пропавшими без вести — 33, всего — 842 солдата и офицера. 3 тк с 5 по 20 июля потерял — 8489 человек, из них на подступах к Прохоровке с 12 по 16 июля — примерно 2790 человек. Исходя из приведенных данных, оба корпуса (шесть танковых и две пехотных дивизии) с 10 по 16 июля в боях под Прохоровкой потеряли порядка 7 тыс. солдат и офицеров. Соотношение по потерям в людях порядка 6:1 в пользу противника. Удручающие цифры. Особенно если учесть, что наши войска оборонялись, обладая превосходством в силах и средствах над наступающим противником. К сожалению, факты говорят о том, что к июлю 1943 года наши войска еще не в полной мере овладели наукой побеждать малой кровью (Лопуховский).

Согласно исследованиям А. Томзова, ссылающегося на данные немецкого федерального Военного Архива[8], в ходе боёв 12—13 июля дивизия «Лейбштандарт Адольф Гитлер» потеряла безвозвратно 2 танка Pz.IV, в долгосрочный ремонт было отправлено 2 танка Pz.IV и 2 — Pz.III, в краткосрочный — 15 танков Pz.IV и 1 — Pz.III[9]. Общие же потери танков и штурмовых орудий 2 тк СС за 12 июля составили около 80 танков и штурмовых орудий, в том числе не менее 40 единиц потеряла дивизия «Мертвая Голова».

Сводные данные о потерях 5-й гв. ТА за 12 июля[10]
Соединение Личный состав, всего Безвозвратные потери Источник потерь Танков и САУ в строю Участвовало в бою Потери (сгорело / подбито) Источник потерь танков и САУ В строю на 13.00 13.07.43
18 тк 471 271 ЦАМО РФ, ф. 18 тк, оп. 2, д. 5, л. 125 183 149 84 (35/49) ЦАМО РФ ф. 5 гв. ТА, оп. 4948, д. 75, л. 32 33
29 тк 1991 1033 ЦАМО РФ, ф. 332, оп. 4948, д. 80, л. 7 215 199 153 (103/50) ЦАМО РФ ф. 332, оп. 4948, д. 46 51
2 тк 124 36 59 52 22 (11/11) ЦАМО РФ ф. 5 гв. ТА, оп. 4948, д. 67, л. 12 л. 70 л. 203 44
2 гв. тк 550 145 140 138 54 (29/25) ЦАМО РФ ф. 5 гв. ТА, оп. 4948, д. 75, л. 20,28,34 80
5 гв. мк (на 18.00) 405  ? 158 66 15 (5/10) ЦАМО РФ ф. 5 гв. ТА, оп. 4948, д. 70, л. 137 обр. 158
Наличие боеспособных танков и штурмовых орудий во 2 тк СС на вечер 13 июля 1943 г.[11]
Номер, наименование соединения Pz.II Pz.III 50/L42 Pz.III 50/L60 Pz.III 75 мм Pz.IV L24 Pz.IV L43 и L48 Pz.VI «Тигр» T-34 StuG Bef.Pz. III Всего танков и StuG
Тд Лейбштандарте-СС «Адольф Гитлер» 4 5 31 3 20 7 70
Тд СС «Дас Райх» 43 20 1 11 24 8 107
Тд СС «Тотенкопф» 32 3 14 0 20 5 74
Всего 2 тк СС 4 80 3 65 4 11 64 20 251

Интересные факты

  • Массовый советский читатель о сражении под Прохоровкой узнал только в 1953 году, после выхода в свет книги «Курская битва» И. Маркина (Воениздат, 1953).[12]
  • 12 июля 1943 года, в день сражения, также празднуется церковный православный праздник — день святых апостолов Петра и Павла.

Память

Звонница в память о погибших на Прохоровском поле.

В память о погибших под Прохоровкой 3 мая 1995 года к 50-летию Победы в Великой Отечественной войне в Прохоровке был открыт Храм Святых Апостолов Петра и Павла. На мраморных плитах его стен высечены имена 7 тысяч погибших здесь воинов.

Литература

Примечания

Сноски

  1. См. также: сражение под Луцком и Ровно в 1941 году.
  2. Белгородское направление.
  3. В числителе — калибр танкового орудия в миллиметрах, в знаменателе — длина ствола в калибрах.

Источники

  1. по 3 тк Niklas Zetterling Anders Frankson «Kursk 1943. A Statistical Analysis». Frank Cass. London. Portland, Or.Tab. A6.4-A6.10., по 2 тк СС Tagesmeldung vom 11.7.1943 Gen.Kdo.II.SS-Panzer.Korps. NARA T354 R605.
  2. Информация приведена Томзовым А. С. на основе журнала боевых действий 48 тк NARA T314 R1170.
  3. ЦАМО РФ, ф. 5 гв. ТА, оп. 4948, д. 67, л. 12. Приводится по книге: Прохоровка — неизвестное сражение великой войны, ISBN 5-17-039548-5.
  4. ЦАМО РФ, ф. 332, оп. 4948, д. 31, л. 44, 44 об., 45. Приводится по книге: Прохоровка — неизвестное сражение великой войны, ISBN 5-17-039548-5
  5. ЦАМО РФ, ф. 3420, оп. 1, д. 59. Приводится по книге: Прохоровка — неизвестное сражение великой войны, ISBN 5-17-039548-5.
  6. Stadler S Die Offensive gegen Kursk 1943. II/ SS-Panzerkorps als Stosskeil im Grosskampf. Minun Verlag GmbH. Osnabruck, 1980. Приводится по книге: Прохоровка — неизвестное сражение великой войны, ISBN 5-17-039548-5.
  7. Исаев А. Антисуворов. Десять мифов Второй мировой. — Москва: Эксмо, Яуза, 2004. — 416 с.
  8. Ferngesprach mit Fw.Grotzinger/14.30 Uhr am 12.7.1943, Ausfalle H.Gr.sud Stand 12.7.1943, Ausfalle H.Gr.sud Stand 13.7.1943, Heeresgruppe Sud Panzerschaden am 13.7.1943 BA-MA RH 10/64.
  9. А. Исаев, В. Гончаров, А. Томзов и др. Танковый удар. Советские танки в боях. 1942—1943. — М.: Яуза, Эксмо, 2007. — С. 320. — ISBN 978-5-699-22807-2
  10. Прохоровка — неизвестное сражение великой войны, ISBN 5-17-039548-5. таблица 26.
  11. Panzer-, Sturmgeschütz- und Paklage stand. 13.7.1943 NARA T313 R366 информация приведена Томзовым А. С.
  12. http://forum.sudden-strike.ru/showthread.php?t=4693&page=4 М. Свирин

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

БИТВА ПОД ПРОХОРОВКОЙ Путеводитель по музею «Прохоровское танковое сражение»

БИТВА ПОД ПРОХОРОВКОЙ

Путеводитель по музею «Прохоровское танковое сражение»

Поле, широкое русское поле! На черноземной, чуть пологой равнине с глубокими оврагами и впадинами, окаймленной зелеными лесными полосами, золотой разлив созревающих хлебов, строения колхозных сел, отделений совхоза «Октябрьский»; в небе ясная синь. Междуречье Северского Донца и Псла. Ныне оно, в память о грозных и славных событиях июля 1943 года, названо Полем танкового сражения. О них сурово напоминают, оставаясь навечно в сердцах людей, памятники, скульптуры, обелиски на братских могилах с именами воинов-героев, погибших на белгородской земле, сражаясь за свою Родину, за коммунистическое будущее. Один из таких памятников стоит около асфальтированного шоссе Яковлево — Прохоровка. На высоком постаменте танк — Т-34, № 213. Надпись гласит:

«Здесь, на этом поле, 12 июля 1943 года произошло величайшее в истории Великой Отечественной войны танковое сражение, которое сыграло важную роль в разгроме немецко-фашистских войск на Курской дуге».

Позади, будто прикрывая тридцатьчетверку, два орудия истребительной артиллерии, чьи снаряды превращали в лом броню вражеских машин, изготовленную из рурской стали. А рядом — знак:

«Летчикам 162-го гвардейского Висленского орденов Суворова, Богдана Хмельницкого бомбардировочного авиационного полка 2-й воздушной армии, погибшим в боях на Курской дуге и над полем Прохоровского сражения, от однополчан, пронесших победное знамя до Берлина и Праги.

«Никто не забыт, ничто не забыто!»

К этой залечившей раны войны земле, к её памятникам не зарастает народная тропа — в Прохоровку идут и едут воины — ветераны-солдаты и полководцы, участники боев на Огненной дуге, матери и отцы героев, — а героями были все, сражавшиеся здесь, — их дети и внуки, наши друзья из разных стран мира. В их сердцах и чувства гордой благодарности и клятва верности… Только Прохоровский народный музей боевой и трудовой славы, с 1979 года преобразованный в музей «Прохоровское танковое сражение» — филиал областного краеведческого музея, посетило свыше 300 тысяч человек.

Материалы музея — карты и схемы боевых действий, фотографии (на стендах и в альбомах) воинов, воспоминания ветеранов, книги о Курской битве, среди авторов которых — выдающиеся советские военачальники, реликвии войны и другие документы, — рисуют картины июльских боев, воссоздают образы героев, рассказывают о подвигах отважных. И вместе с этим — в музее много материалов о нерушимом единстве тыла и фронта, советского народа и Красной Армии, трудовых подвигах во имя разгрома врага.

Весной 1943 года, когда советские войска по замыслу командования встали на Курском выступе в преднамеренную оборону, развернулась работа по созданию глубоко-эшелонированной оборонительной полосы. 183-я стрелковая дивизия генерала А. С. Костицина располагалась на рубеже Береговое, Ямки, Лески, Сажное. Находясь в постоянной боевой готовности, дивизия за три месяца отрыла 218 км. траншей и ходов сообщения, 23 км. противотанковых рвов, построила 38 дзотов, 22 участка заграждения, 315 пулеметных окопов и ряд других инженерных сооружений. Большую помощь воинам оказали жители сел Прохоровского района: в создании оборонительного рубежа ежедневно участвовало до двух тысяч трудящихся прифронтовых сел. А всего на строительстве оборонительных рубежей, в том числе железной дороги Ржава — Старый Оскол, работало по 5–8 тысяч граждан Прохоровского района. Вместе с тем, прохоровцы засеяли 9854 гектара. Организаторами этой по-фронтовому ударной работы явились партийные организации, Советы, правления колхозов. Трудящиеся прифронтовых областей внесли свой огромный вклад в создание крепкой стратегической обороны, которая сыграла большую роль в разгроме врага на Огненной дуге. Они с честью выполнили свой патриотический долг. Их воодушевлял призыв — «Все для фронта, все для победы!».

5 июля противник перешел в наступление по сходящимся направлениям на Курск: бои начались одновременно как на северном, так и на южном фасах выступа.

«Общий замысел операции сводился к следующему: двумя одновременными ударами в общем направлении на Курск — из района Орла на юг и из района Харькова на север — окружить и уничтожить на Курском выступе советские войска. В дальнейшем, судя по директиве Гитлера, противник намеревался расширить фронт наступления из района восточнее Курска на юго-восток и разгромить советские войска в Донбассе. План последующих действий ставился в зависимость от результатов сражения на Курской дуге. (Великая Отечественная война Советского Союза. Краткая история 2 доп. изд. Воениздат М. 1970, стр. 238). Эта операция носила кодовое название — «Цитадель».

Коммунистическая партия, правительство, советский народ сделали все, чтобы ещё более укрепить вооруженные силы, оснастить их современной боевой техникой, оружием в такой степени, чтобы они превосходили врага.

Во главе соединений и частей стояли хорошо подготовленные, вооруженные опытом войны командиры, личный состав владел боевым мастерством.

В залах музея есть фотографии героев — офицеров и рядовых. Ярким свидетельством возросшей боевой мощи Советской Армии явилось сражение под Прохоровкой. — Это одна из замечательных страниц мужества и героизма советских воинов в годы Великой Отечественной войны. Оно произошло на завершающем этапе оборонительного сражения советских войск. На северном фасе Курского выступа войска Центрального фронта (командующий генерал К. К. Рокоссовский) измотали ударную группировку группы армий «Центр» и остановили её продвижение, а войска Воронежского фронта (командующий генерал Н. Ф. Ватутин) нанесли серьезное поражение ударной группировке группы армии «Юг». Однако противник все ещё старался осуществить план своего летнего наступления и 9 июля 1943 года группа армии «Юг» предприняла последнюю попытку прорваться через Обоянь к Курску и ударить по тылам Центрального фронта. На узком участке Владимировка — Орловка — Сухо-Солотино — Кочетовка оно бросило в бой 500 танков, поддерживаемых авиацией 4-го воздушного флота. За день сражения советские войска уничтожили 295 танков, тысячи солдат и офицеров противника. Враг захлебнулся и был вынужден на Обо-янском направлении перейти к обороне.

Противник не терял надежды найти слабое место в обороне Воронежского фронта и любой ценой пробиться к Курску. Утром 10 июля командующий группой «Юг» фельдмаршал Манштейн направил 2-й танковый корпус «СС» на Прохоровку. Здесь на широком фронте от Васильевки до Сажного оборонялись 183-я стрелковая дивизия генерал-майора А. С. Костицина и 2-й танковый корпус генерал-майора А. Ф. Попова. Эти соединения уже понесли большие потери в людях и боевой технике.

Удар на Прохоровку противник планировал нанести из района Грязное, Красная Поляна с запада; его оперативная группа «Кемпф» должна была из района Мелехово — Верхний Олыцанец с юга наступать на Прохоровку силами 3-го танкового корпуса.

Ставка Верховного Главнокомандования выдвинула на Прохоровское направление 5-ю гвардейскую общевойсковую армию генерал-лейтенанта А. С. Жадова, которая заняла тыловую полосу обороны 6-й гвардейской армии от Обояни до Прохоровки, и 5-ю гвардейскую танковую армию генерал-лейтенанта П. А. Ротмистрова.

11 июля противник нанес сильные удары с воздуха группами по 40–50 самолетов по 5-й гвардейской армии. В 9 ч. 30 м. 130 танков неприятеля атаковали её подразделения из района совхоза «Комсомолец».

В 12 ч. 30 м. немцам удалось прорвать оборону 183-й стрелковой дивизии и 2-го танкового корпуса и развить тактический успех в северо-восточном направлении на Прохоровку. Командующий 5-й гвардейской армией генерал А. С. Жадов с ходу ввел в бой 9-ю гвардейскую воздушно-десантную дивизию и 42-ю гвардейскую дивизию, которые вступили в единоборство с танками противника. В 15 ч. 30 м. враг потеснил 9-ю гвардейскую воздушно-десантную дивизию, захватил совхоз «Октябрьский» и продолжал двигаться к Прохо-ровке.

К исходу дня командующий 5-й гвардейской танковой армией генерал-лейтенант П. А. Ротмистров развернул две танковые бригады. Вместе с гвардейцами-воздушнодесантниками они остановили танки противника в двух километрах от Прохоровки на рубеже Грушки — Прелестное — Лутово.

В этой сложной обстановке командующий Воронежским фронтом генерал армии Н. Ф. Ватутин принял решение: с утра 12 июля 1943 года нанести два контрудара по сходящимся направлениям на Покровку — Яковлево.

С северо-востока на Яковлево должны были наносить удар 5-я гвардейская танковая, 5-я гвардейская общевойсковая армия и часть сил 69-й армии; с северо-запада на Яковлево контрудар наносили 1-я танковая и 6-я гвардейская армии; 49-й стрелковый корпус 7-й гвардейской армии предпринял контратаки из района Батрацкая Дача на Разумное — Дальние Пески.

Основная роль в контрударе 12 июля отводилась 5-й гвардейской танковой и 5-й гвардейской общевойсковой армиям. Однако противник 11 июля захватил рубежи развертывания 5-й гвардейской танковой армии и усложнил её положение. Командованию корпусов и танковых бригад пришлось на ходу изменять свои планы.

В 18 часов 11 июля в оперативное подчинение 5-й гвардейской танковой армии были переданы 2-й танковый корпус генерал-майора А. Ф. Попова и 2-й гвардейский Тацинский корпус полковника А. С. Бурдейного, насчитывающие в своем составе 187 танков и незначительное количество артиллерии. Генерал Н. Ф. Ватутин передал в оперативное подчинение 5-й гвардейской танковой армии также 10-ю истребительную противотанковую артиллерийскую бригаду подполковника Ф. А. Антонова, 1529-й полк самоходных артиллерийских установок (САУ), 1522 и 1148-й гаубичные артполки, 93-й и 148-й пушечные артполки, 16-й и 80-й гвардейские минометные полки. Но эти части имели большой недокомплект, так как они понесли большие потери в предшествующих боях.

В результате этого 5-я гвардейская танковая армия имела 850 танков, в том числе 501 — «Т-34».

Чем сложнее была обстановка, чем ответственнее задачи, тем ярче проявлялось стремление воинов связать свою судьбу с родной Коммунистической партией, — организатором и вдохновителем победы над немецко-фашистскими захватчиками.

Накануне битвы во многих батальонах накоротке прошли партийные собрания. Коммунисты давали клятву громить врага по-гвардейски. Лучшие воины вступали в ряды Коммунистической партии.

Командир танка «Т-34» сержант И. Ф. Вараксин из 181-й танковой бригады в своем заявлении писал:

«Прошу принять меня в ряды большевистской партии. Если погибну в бою, считайте меня коммунистом».

Только в 53-й мотострелковой бригаде перед боем было подано 72 заявления о приеме в ВКП(б) и 102 — в члены ВЛКСМ.

На картах-схемах рассказывается о боевых действиях войск. Наступило утро 12 июля. 5-й гвардейская танковая армия действовала на фронте 15 км между хуторами Веселый и Ямки. В первом эшелоне контрудар наносили 18-й, 29-й, 2-й гвардейский Тацинский танковые корпуса.

Во втором эшелоне (район села Красное) находился 5-й гвардейский Зимовниковский механизированный корпус.

Правофланговый 18-й танковый корпус генерал-майора Б. С. Бахарева тремя эшелонами наносил удар на совхоз «Октябрьский». В первом эшелоне наступали 181-я и 170-я танковые бригады полковника В. А. Пузырева и подполковника В. Д. Тарасова с приданным истребительно-противотанковым артполком 10-й истребительно-противотанковой артиллерийской бригады (ИПТАБР). Во втором эшелоне следовала 32-я мотострелковая бригада подполковника Л. А. Струкова и 36-й гвардейский тяжелый танковый полк прорыва, в третьем эшелоне—110-я танковая бригада подполковника И. М. Колесникова.

29-й танковый корпус генерал-майора И. Ф. Кириченко развернулся по обе стороны железной дороги. В центре первого эшелона наступала 32-я танковая бригада полковника А. А. Линева, укомплектованная танками «Т-34», справа от дороги развернулась 31-я танковая бригада полковника С. Ф. Моисеева, слева — 25-я танковая бригада полковника Н. К. Володина, поддерживаемая 1446 и 1529 полками САУ.

2-й гвардейский Тацинский танковый корпус полковника А. С. Бурдейного действовал на левом фланге армии, южнее Прохоровки, против танковой дивизии противника «Райх» и наступал на Виноградовку — Беленихино. С корпусом взаимодействовали 183-я, 375-я и 93-я гвардейские стрелковые дивизии 69-й армии. Танковому корпусу была придана 10-я истребительно-противотанковая артбригада без одного полка.

2-й танковый корпус генерала А. Ф. Попова обеспечивал ввод в сражение 18-го и 29-го танковых корпусов встык между главной группировкой 5-й гвардейской танковой армии и левофланговым 2-м гвардейским танковым корпусом.

33-й гвардейский стрелковый корпус (командир генерал-майор И. И. Попов) 5-й гвардейской армии взаимодействовал с главной группировкой 5-й гвардейской танковой армии, а 32-й гвардейский стрелковый корпус генерала А. С. Родимцева наступал на правом фланге 5-й гвардейской танковой армии.

В 8 часов утра на Прохоровском направлении противник перешел в наступление танковыми дивизиями «Мертвая голова», «Райх» и «Адольф Гитлер», имевшими в своем составе до 400 танков, и 2-м танковым корпусом «СС». Сюда же были перенацелены почти все самолеты 4-го воздушного флота.

12 июля 1943 г. в боях под Прохоровной с обеих сторон участвовало около 1200 танков и штурмовых орудий.

В 8 часов началась наша артиллерийская подготовка, завершившаяся залпами гвардейских минометов. С командного пункта 5-й гвардейской танковой армии, оборудованного на невысоком холме юго-западнее Прохоровки, было хорошо видно, как на широком фронте вышли из укрытий и устремились вперед тридцатьчетверки.

Танковая армия, выйдя из балки, развертывалась в цепь, эшелон за эшелоном, и двигалась вперед. Навстречу ей из лощины начали выползать немецкие танки. Впереди шли «тигры», «пантеры», за ними следовали легкие и средние танки.

С обеих сторон загрохотала артиллерия, открыли огонь минометы. Над полем сражения появились сотни наших и вражеских самолетов. Вышла сила на силу, сталь на сталь, мир социализма на мир капитализма.

Началось кровопролитное сражение на земле и в воздухе. Наши и вражеские танки сблизились на расстояние прямого выстрела. Артиллерийская дуэль. Боевые порядки танков вскоре перемешались.

«Противник встретил наши танки огнем артиллерии, — пишет Главный маршал бронетанковых войск П. А. Ротмистров, — контратакой тяжелых танков и массированным ударом авиации». (На Огненной дуге, «Воениздат», 1969 г., стр. 51).

Напряжение боя нарастало с каждой минутой. Грохот орудий, бомбовые удары, скрежет металла и лязг гусениц заглушали все. На командный пункт непрерывно поступали донесения. По радио прослушивались команды, которые передавались открытым текстом.

Утром пришло сообщение, что до 70 танков противника прорвались в полосе 69-й армии и в 6 часов заняли Рындинку и Ржавец, в 28-ми километрах юго-восточнее Прохоровки. Мог последовать тяжелый удар во фланг 2-го гвардейского танкового корпуса и в тыл 5-й гвардейской танковой армии. Генерал П. А. Ротмистров приказал полковнику Бурдейному развернуть 26-ю гвардейскую танковую бригаду в районе Плота фронтом на юг. Командир 5-го гвардейского мехкорпуса туда же направил 11-ю и 12-ю гвардейские механизированные бригады полковников Н. В. Грищенко и Г. Я. Борисенко.

В район прорыва по приказанию П. А. Ротмистрова из Больших Подъяруг был выдвинут сводный отряд его заместителя генерала К. Г. Труфанова (Отряд состоял из 1-го гвардейского мотоциклетного полка, 53-го гвардейского танкового полка прорыва, 678-го гаубичного артполка, 689-го истребительного противотанкового артполка). С отрядом генерала Труфанова взаимодействовали 81-я и 92-я гвардейские стрелковые дивизии и 96-я танковая бригада им. Челябинского комсомола 69-й армии.

В 8 часов утра генерал К. Г. Труфанов с ходу развернул боевые порядки и перешел в наступление на Рындинку — Ржавец, к 18.00 сводный отряд выбил противника из этих пунктов и закрепился на рубеже Щелоково — Рындинка — Выползовка. На левом фланге весь день шли тяжелые бои, Рындинка, Ржавец и другие населенные пункты несколько раз переходили из рук в руки.

Напряженная обстановка складывалась на главном направлении. 18-й танковый корпус во взаимодействии с 42-й гвардейской стрелковой дивизией генерала Ф. А. Боброва начал успешное наступление на совхоз «Октябрьский», где столкнулся с танковой дивизией «Адольф Гитлер».

В 10 часов утра группа из 50–60 танков врага при поддержке авиации нанесла удар встык между 181-й и 170-й танковыми бригадами, пытаясь выйти в наш тыл. На их пути встали артиллеристы 1000-го истребительного противотанкового артполка, танковые бригады открыли огонь с флангов. Противник повернул обратно, оставив на поле боя девять горящих машин, но вскоре снова атаковал позиции 2-го танкового батальона 181-й танковой бригады. Командир батальона капитан П. А. Скрипкин смело принял удар врага. Его экипаж уничтожил три танка. Комбата ранило. Сержанты А. Николаев и А. Зырянов вынесли комбата из машины, укрыли в воронке и стали перевязывать. Прямо на них двигался «тигр», сопровождаемый пехотинцами. Командир танка лейтенант Гусев и башенный стрелок сержант Р. Чернов открыли по гитлеровцам огонь из автоматов, а механик-водитель А. Николаев вскочил в свой танк «КВ»; развив скорость, мощная машина ударила «тигра» в лоб. Раздались взрывы. Оба танка запылали. Гитлеровская пехота отступила. В музее экспонируются фотографии героев битвы. —-

С рубежа — колхоз «Красный Октябрь», с. Козловка в наступление перешли 95-я и 52-я гвардейские]у стрелковые дивизии полковников А. Н. Ляхова и И. М. Некрасова, но были остановлены танковой дивизией «Мертвая голова». Против этих соединений враг сосредоточил до 100 танков и штурмовых орудий.

В 12.00 после мощной артиллерийской подготовки фашисты форсировали реку Псел.

В 13.00 после ожесточенных боев неприятель овладел высотой 226,6, но на ее северных скатах встретил упорное сопротивление частей 95-й гвардейской стрелковой дивизии.

В середине дня гитлеровцы ввели в сражение вторые эшелоны и резервы, применили массированный огонь противотанковой артиллерии. Неприятельские танки, используя поддержку с воздуха, начали было охватывать фланги танковой армии. Обстановка обострилась.

В 20.00 в результате сильного налета авиации врагу удалось потеснить части 95-й и 52-й гвардейских стрелковых дивизий, продвинуться к высоте 236,7, на которой находился наблюдательный пункт генерал-лейтенанта А. С. Жадова, ворваться в хутора Веселый и Полежаев.

Создалась серьезная угроза глубокого охвата противником правого фланга 18-го танкового корпуса и выхода его в тыл 5-й гвардейской танковой армии.

Для ликвидации этой угрозы генерал-лейтенант П. А. Ротмистров направил в район Остренькое — Карташовка из второго эшелона 24-ю гвардейскую танковую бригаду полковника В. П. Карпова и 10-ю гвардейскую механизированную бригаду полковника И. Б. Михайлова, а генерал А. С. Жадов поставил на прямую наводку 233-й гвардейский артиллерийский полк подполковника А. П. Ревина и 103-й отдельный гвардейский противотанковый артиллерийский дивизион майора П. Д. Бойко.

Мужество и высокое боевое мастерство показал командир орудия гвардии сержант А. Б. Данилов: он подбил 5 танков и будучи раненым не покинул поле боя. На стенде помещен портрет отважного артиллериста. 233-й полк с ходу занял открытые позиции и открыл огонь прямой наводкой.

Героически сражались воины 95-й гвардейской стрелковой дивизии. Командир взвода противотанковых ружей 284-го гвардейского стрелкового полка гвардии лейтенант П. И. Шпетный подбил 6 танков, а когда иссякли патроны, он с противотанковыми гранатами бросился под седьмой «тигр». Герой пожертвовал своей жизнью, чтобы победить врага.

Указом Президиума Верховного Совета СССР гвардии сержанту Андрею Борисовичу Данилову и гвардии лейтенанту Павлу Ивановичу Шпетному были присвоены высокие звания Героев Советского Союза.

Вечером, перейдя в наступление, 95-я гвардейская стрелковая дивизия, 24-я гвардейская танковая бригада и 10-я гвардейская механизированная бригада на рубеже южной окраины хуторов Веселый и Полежаев были встречены сильным огнем артиллерии и минометов противника. В жестоком сражении неприятель был обескровлен и остановлен. Высота 236,7 была самой дальней точкой, куда 12 июля проникли вражеские войска танковой дивизии «Мертвая голова», но взять ее они так и не смогли.

Несмотря на тактический успех противника в северном направлении на правом фланге армии, 18-й танковый корпус и 42-я гвардейская стрелковая дивизия продолжали наступать на юг и в 17.30 ворвались в Андреевку, но, встретив сильное огневое сопротивление противника, остановились. Генерал Бахарев в 18.00 ввел в бой 36-й гвардейский танковый полк прорыва, но это не изменило положения. Корпус перешел к обороне.

Танковые бригады 29-го танкового корпуса и гвардейцы 9-й гвардейской воздушно-десантной дивизии полковника А. М. Сазонова приняли на себя всю силу удара танковой дивизии «Адольф Гитлер» и части сил танковой дивизии «Райх».

Первыми в корпусе атаковали гитлеровцев 1-й и 2-й танковые батальоны 32-й танковой бригады, которыми командовали майор П. С. Иванов и капитан А. Е. Вакуленко. Бой шел с переменным успехом. Уничтожив десятки танков, продвинувшись вперед на пять километров, батальон майора Иванова вел упорный бой в окружении противника. Танкисты капитана Вакуленко выдвинулись вперед и отражали атаки «тигров».

Высокое мастерство боя показали танкисты 31-й танковой бригады. Батальоны капитана Н. И. Самойлова и майора Е. И. Гребенникова успешно громили танковые подразделения дивизий «СС», пытавшиеся прорваться к Прохоровке. В зале музея на стендах показаны подвиги советских воинов.

Напряженный бой с эсэсовцами вел танковый батальон майора Г. А. Мясникова (25-я танковая бригада). Он уничтожил три «тигра», восемь средних танков, три самоходных орудия, 15 противотанковых пушек и более 300 гитлеровцев. Заняв Сторожевое, батальон Мясникова преследовал фашистов. Танк коммуниста старшего лейтенанта Н. А. Мищенко был подожжен. Экипаж занял круговую оборону. Трое суток сражались советские танкисты без сна и отдыха, уничтожили 25 гитлеровцев. Геройский экипаж пробился к своим. Старший лейтенант Н. А. Мищенко за этот подвиг был награжден орденом Красного Знамени.

Героический поступок совершил командир танка лейтенант Солнцев. Его экипаж не ушел из горящей машины и вел огонь по врагу до последнего снаряда. Горящая факелом «тридцатьчетверка» пошла на таран фашистского «тигра». Герои погибли, но до конца выполнили свой долг перед Родиной.

29-й танковый корпус, преодолев упорное сопротивление частей танковых дивизий «Адольф Гитлер» и «Райх», к 17.00 овладел совхозом «Октябрьский» и хутором Ямки. Используя успех 18-го танкового корпуса, 53-я мотострелковая бригада обошла высоту 252,5 с юга, ворвалась в совхоз «Комсомолец» и завязала ожесточенные бои, но была отброшена противником.

Сильным огнем артиллерии и массированными ударами авиации, контратакой тяжелых танков враг остановил продвижение наших танковых корпусов и гвардейских стрелковых дивизий. Они перешли к обороне на рубеже 2 км. северо-восточнее совхоза «Комсомолец», юго-восточнее Сторожевого.

Фашистское командование 12 июля возлагало надежды не только на свои танковые дивизии, но и на артиллерию, авиацию. Массированные артиллерийские и воздушные удары следовали один за другим. Особенно сильной бомбардировке противник подверг боевые порядки 29-го танкового корпуса генерала И. Ф. Кириченко, наступавшего вдоль железной дороги на юго-запад от Прохоровки. Сплошная стена огня разделила группировку 5-й гвардейской танковой армии на две части. Это серьезно задержало наступление 29-го танкового корпуса.

Ожесточенные бои на левом фланге 5-й гвардейской танковой армии вел 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус и стрелковые соединения 69-й армии генерал-майора В. Д. Крюченкина. В связи с отставанием 29-го танкового корпуса создавалась угроза его правому флангу.

Во второй половине дня обстановка в полосе 2-го гвардейского танкового корпуса и 183-й стрелковой дивизии ухудшилась. Противник ввел в бой вторые эшелоны, овладел Беленихино и двинулся на Ивановку.

2-й гвардейский танковый корпус перешел к обороне.

Воины 5-й гвардейской танковой армии 12 июля проявили массовый героизм и несгибаемую стойкость. Наши танкисты применяли танковые тараны, отважно сражались с врагом, побеждая его. Осуществление тарана в Прохоровском танковом сражении является свидетельством высокого морального духа советских воинов, творчески и мастерски применявших все тактические приемы для завоевания победы над врагом.

Командиры танковых корпусов и танковых бригад получали с поля боя немало радиограмм волнующего содержания:

«Говорит 237-я. Стебельков. Подбили три танка, но и нас подбили. Горим, идем на таран. Прощайте, дорогие товарищи. Считайте нас коммунистами».

Принадлежность к Коммунистической партии была высшим смыслом жизни советских воинов. С именем партии они шли в горячие схватки с врагом.

В ожесточенных боях под Прохоровкой 12 июля 1943 года был окончательно сломлен танковый клин противника. В результате мощного контрудара советских войск противник не смог прорваться через Прохоровку к Курску. Операция «Цитадель» провалилась.

В бою под Прохоровкой 12 июля было выведено из строя 350 танков, самоходных орудий и около 10 тысяч солдат и офицеров противника. Однако разгром вражеской группировки не был еще достигнут. Танкисты к 14 ч. 30 м. овладели совхозом «Октябрьский» (корпус генерала Б. С. Бахарова), 63-я мотострелковая бригада ворвалась в совхоз «Комсомолец». Контратаки противника продолжались до самого вечера с переменными для него успехами, но они не произвели перелома в ходе битвы западнее Прохоровки — враг был остановлен. Части 5-й гвардейской армии закрепились на рубежах около сел Раково, Березовка, Верхопенье. Отряд генерала К. Г. Труфанова вместе с частями 69-й армии отбросил гитлеровцев на восточный берег Северского Донца, в район села Ржавец.

Наземные части Воронежского фронта энергично поддерживала 2-я воздушная армия генерала С. А. Красовского, совершившая до 1300 самовылетов, из них около 600 в районе танкового сражения. Провела 12 воздушных боев, сбив 18 вражеских самолетов.

Пятая танковая и пятая общевойсковая гвардейские армии, сражавшиеся западнее Прохоровки, 69-я армия, части 2-й и 17-й воздушных армий покрыли свои боевые знамена новой славой и готовились к предстоящим упорным боям. Ожесточенные бои происходили 13 и 14 июля. С 16 июля противник начал отвод своих войск. Прохоровский контрудар перерос в мощное контрнаступление, принесшее освобождение Белгороду и Харькову.

…Музей «Прохоровское танковое сражение» открывает героические страницы незабываемого лета 1943 года. Он создан в 1973 году как комната боевой славы, благодаря заботе партийной организации, активистов общества охраны памятников истории и культуры, всей общественности района, активному участию ветеранов войны и труда. Многое сделал для организации музея коммунист, ответственный секретарь районного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Игнат Николаевич Ефименко.

Он являлся председателем прифронтового Прохоровского райисполкома в 1943 году, в период Курской битвы.

Вместе с другими партийными и советскими активистами И. Н. Ефименко дни и ночи находился в селах и на хуторах. «Всё для фронта, всё для победы!» — Под таким девизом трудились в то исключительно трудное время все от мала до велика. И успех был достигнут.

Будучи ответственным секретарем Прохоровского районного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, И. Н. Ефименко возглавил работу энтузиастов по сбору экспонатов для музея. Сам увлекающийся человек, он привлек к этой работе журналиста М. А. Сабельникова, фотокорреспондента районной газеты Н. Е. Погорелова, участников битвы на Курской дуге К. Н. Анциферова, П. И. Кравцова, Н. И. Волошкина, А. Т. Солнцева, М. А. Сидоренко и других.

Активными помощниками И. Н. Ефименко в поисковой работе стали учащиеся средней школы, было послано 15 тысяч писем ветеранам войны, участникам Курской битвы и танкового сражения под Прохоровкой. Музей поддерживает постоянную переписку более чем с 800 участниками танкового сражения.

В этом маленьком по размерам, но огромном по содержанию, музее находится более 800 экспонатов, рассказывающих о героизме советских танкистов, летчиков, пехотинцев, артиллеристов, тружеников тыла. Среди экспонатов есть личные вещи главного маршала бронетанковых войск Героя Советского Союза П. А. Ротмистрова— его шинель, парадный мундир, китель, фуражка, бинокль, планшетка, личные вещи, письменные воспоминания об участии в боях генералов Героя Советского Союза Л. Д. Чурилова, П. Г. Гришина, Ф. И. Галкина и других военачальников.

Игнат Николаевич провел тысячи экскурсий и бесед. Взволнованный рассказ очевидца и участника событий огненных лет 1943 года слушали ветераны войны, туристы и экскурсанты из Харькова и Курска, Киева и Владивостока, Воркуты и Джамбула.

С помощью работников районного Дома пионеров он создал школу юных экскурсоводов. Учащиеся, знакомя посетителей с материалами музея, рассказывают о событиях Великой Отечественной войны, о подвигах тружеников фронта и тыла.

В одном из многочисленных писем, адресованных И. Н. Ефименко, говорится: «Пройдут годы. Музей, который организован Вашим патриотизмом, вырастет в большой музей, и за Ваш благородный труд потомки о Вас никогда не забудут». И это сбывается. Музей стал филиалом областного краеведческого музея.

Поле танкового сражения. На нем воссоздан командный пункт генерал-лейтенанта, ныне главного Маршала бронетанковых войск П. А. Ротмистрова. Памятник «Прохоровское танковое сражение», КП Ротмистрова сооружены по инициативе, на средства и силами активистов Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

Они и заботятся о содержании памятников в порядке и о дальнейшем их благоустройстве. К 40-летию Победы намечается установить скульптуры воинов всех родов войск, принимавших участие в битве, стелы с эпизодами боев, перечнем армий, корпусов, бригад, полков.

О том, как дороги эти памятные места, говорят сердечные записи, сделанные в книге посетителей: «Прохоровка! Символ стойкости и мужества советского солдата». Эти слова принадлежат прославленному советскому летчику, дважды Герою Советского Союза генералу А. В. Ворожейкину, участнику героического сражения.

Земля Прохоровки священна.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Сражение под Прохоровкой и три мифа о нем

Сражение под Прохоровкой официальная советская историография назвала легендарным. На поле сражения разразилась баталия, которую признали величайшим в истории встречным танковым боем, не уточняя при этом, впрочем, количества участвовавшей в нем бронетехники.

Долгое время главным источником информации об этом эпизоде войны была книга И. Маркина «Курская битва», изданная в 1953 году. Затем, уже в семидесятые, была снята киноэпопея «Освобождение», одна из серий которой посвящалась Курской битве. И главной ее частью было сражение под Прохоровкой. Без преувеличения можно утверждать, что советские люди изучали историю войны по этим художественным произведениям. Первые десять лет о величайшем в мире танковом сражении вообще не было информации.

Легендарный - значит мифический. Эти слова – синонимы. Историки вынужденно обращаются к мифам тогда, когда недоступны другие источники. Сражение под Прохоровкой произошло не в ветхозаветные времена, а в 1943 году. Нежелание заслуженных военачальников рассказывать подробности о столь мало отдаленных во времени событиях свидетельствует о допущенных ими тактических, стратегических или других просчетах.

В начале лета 1943 года в районе города Курска линия фронта сформировалась так, что образовался дугообразный выступ вглубь немецкой обороны. Германский генштаб сухопутных войск отреагировал на эту ситуацию достаточно стереотипно. Их задачей было отсечь, окружить, а впоследствии и разгромить советскую группировку, состоящую из Центрального и Воронежского фронтов. Согласно плану «Цитадель» немцы собирались нанести встречные удары по направлению от Орла и Белгорода.

Намерения противника были разгаданы. Советское командование приняло меры для недопущения прорыва обороны и готовило ответный удар, который должен был последовать после изматывания наступающих немецких войск. Обе противоборствующие стороны совершали перемещения бронетанковых сил для реализации своих планов.

Достоверно известно, что 10 июля второй танковый корпус СС под командованием группенфюрера Пауля Хауссера столкнулся с частями пятой танковой армии генерал-лейтенанта Павла Ротмистрова, готовящегося к наступлению. Возникшее противостояние длилось без малого неделю. Кульминация его пришлась на 12 июля.

Что в этой информации правда, а что вымысел?

По всей видимости, сражение под Прохоровкой стало неожиданностью, причем как для советского, так и для немецкого командования. Танки используются для наступления, их главная функция – поддержка пехоты и преодоление линий обороны. Количеством советская бронетехника превосходила противника, поэтому на первый взгляд немцам встречный бой был невыгоден. Однако неприятель умело воспользовался удачным рельефом местности, позволявшим вести огонь с дальних дистанций. Советские танки Т-34-75, обладавшие преимуществом в маневре, уступали "Тиграм" в башенном вооружении. К тому же каждой третьей советской машиной в этом бою был легкий разведывательный Т-70.

Важен был и фактор внезапности, немцы раньше обнаружили противника, и первыми начали атаку. Их лучшая координация действий была обусловлена хорошо организованной радиосвязью.

В таких сложных условиях началось сражение под Прохоровкой. Потери были огромными, а их соотношение складывалось не в пользу советских войск.

По замыслу командующего Воронежского фронта Ватутина и члена военсовета Хрущева результатом контрудара должен был быть разгром немецкой группировки, пытавшейся осуществить прорыв. Этого не произошло, и операция была признана неудавшейся. Однако позже выяснилось, что польза от нее все же была, причем огромная. Вермахт понес катастрофические потери, немецкое командование утратило инициативу, а наступательный замысел был сорван, пусть и ценой большой крови. Тогда и появился задним числом выдуманный план сражения под Прохоровкой, а операцию объявили крупным военным успехом.

Итак, официальное описание этих событий под Курском опирается на три мифа:

Миф первый: заранее продуманная операция. Хотя это было не так. Битва произошла по причине недостаточной осведомленности о планах противника.

Миф второй: главной причиной потери танков сторонами стал встречный бой. Это тоже было не так. Большая часть бронетехники, как немецкой, так и советской, была поражена противотанковой артиллерией.

Миф третий: бой происходил непрерывно и на одном поле - Прохоровском. И это было не так. Битва состояла из многих отдельных боевых эпизодов, в период с 10 по 17 июля 1943 года.

fb.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о