Круги над «Леги» » Военное обозрение

Эсминец типа «Современный» скорее ударный, а его модернизированный «сменщик» проекта 1155 отнесен к классу больших противолодочных кораблей. Исходя из предназначения и особенностей для сравнения с ним в наибольшей мере подходит французский эсминец «Жорж Леги». Это преимущественно противолодочный корабль, соответствующий нашему БПК по времени проектирования и постройки.

Глубокая модернизация проекта 1155 – «Адмирал Чабаненко». На флоте такой один. Заказ на два эсминца этого типа отменен в 1993 году. Однако есть смысл включить проект 1155.1 в обзор как вершину советского кораблестроения в классе БПК. Итак, сравниваем. По концепции и наши, и «француз» последние в первом послевоенном поколении. На них еще нет УВП, других техсредств и вооружения, характерных для эсминцев следующей генерации, подобных «Орли Берку», но они венец для своего времени.


При сопоставлении, как водится, не только проанализируем их вооружение и иные ТТД, но и посмотрим на соответствие критериям боевого применения, опираясь на уже проверенную методику.

Первые послевоенные

Сегодня в ВМФ РФ восемь БПК проекта 1155. К 1991 году их построили 12, четыре уже утилизированы. Полное водоизмещение – около 7500 тонн. Энергетическая установка газотурбинная смешанная с двумя маршевыми ГТД по девять тысяч лошадиных сил и двумя форсажными по 25 250 лошадиных сил, что обеспечивает максимальную скорость 32 узла. Дальность хода при 14 узлах – около пяти тысяч миль. Мощное вооружение против ПЛ. Главный противолодочный комплекс – «Раструб-Б» с восемью ПЛУР 85-РУ в двух четырехконтейнерных ПУ, размещенных в средней части корабля по бортам, дальность стрельбы – до 90 километров. Боевая часть представлена противолодочной торпедой УМГТ-1 с дальностью до восьми километров и скоростью 41 узел. Ракета телеуправляемая до момента сброса торпеды. Скорость – 290 метров в секунду при высоте полета к субмарине – около 400 метров. Это универсальный противолодочный комплекс, его можно использовать и для поражения надводных целей, полет к которым проходит на высоте около 15 метров. Однако эти его возможности признаем скромными – у торпеды небольшая БЧ, относительно крупные габариты ракеты и малая скорость полета при ограниченной дальности стрельбы. Кроме ПЛУР «Раструб-Б» БПК 1155 располагает противолодочным ракетным комплексом «Водопад» с двумя четырехтрубными 533-мм ТА с ПЛУР 83-РН вместо торпед СЭТ-65. Корабль имеет два двенадцатиствольных РБУ-6000 и два размещенных в кормовом ангаре противолодочных вертолета Ка-27ПЛ, которые могут выдавать целеуказания для «Раструба».

Для поиска ПЛ на корабле установлена подкильная ГАК «Полином», примерно равная американским ГАК AN/SQS-53 первых модификаций, обеспечивающая обнаружение в активном режиме субмарин при благоприятных гидроакустических условиях на дальности до 30 километров. Имеется буксируемая ГАС, позволяющая искать ПЛ под слоем скачка. БПК вооружен двумя многоканальными ЗРК малой дальности «Кинжал» с 64 ЗУР в двух УВП в носовой части и корме корабля, бьющими до 12 километров. Каждый комплекс может одновременно обстреливать четыре цели с наведением на каждую двух ракет.

Для обороны от СВН по бортам две батареи из двух шестиствольных АУ МЗА АК-630 калибра 30 миллиметров. Обзор воздуха обеспечивает трехкоординатная РЛС МР-145 «Фрегат». Для подавления работы РЭС СВН (в частности ГСН ПКР) на БПК установлены станция РТР МП-401 и САП МП-407, а также системы ПК-2М и ПК-10 для постановки пассивных помех. Артиллерия – две 100-мм АУ АК-100 с СУО «Лев-114». Максимальная дальность стрельбы – до 22 километров со скоростью до 60 снарядов в минуту с каждой АУ.

В БПК проекта 1155.1 полное водоизмещение возросло почти на 1400 тонн – до 8900. Энергоустановка прежняя, что снизило максимальную скорость до 30 узлов и дальность хода в экономическом режиме – до 3300 миль.

Противолодочный ракетный комплекс «Раструб-Б» заменили на ПКР «Москит», что перевело БПК в многоцелевые корабли. Он располагает восемью (две наклонные ПУ по четыре ячейки побортно) сверхзвуковыми ПКР «Москит» с дальностью стрельбы на предельно малых высотах (20–30 метров) около 170 километров (у модификации «Москит-М»). Ракета габаритная: стартовая масса 3930 килограммов, скорость на всех этапах – около 1000 метров в секунду, что делает боеприпас неуязвимым для абсолютного большинства современных средств ПВО (даже американская система ПВО кораблей, располагающих БИУС «Иджис», в данном случае недостаточно эффективна), БЧ – около 300 килограммов. Целеуказание за пределами радиогоризонта выдается с комплекса «Минерал» и по данным внешних источников информации.

ПВО корабля изменилась, шесть ЗАК АК-630 заменили на два более эффективных ЗРАК «Кортик» (со 128 ЗУР и 24 000 выстрелов к 30-мм АУ). Соответственно основным противолодочным ракетным комплексом стал «Водопад» с ПЛУР 83-РН или 84-РН при дальности стрельбы до 50 километров. Боевая часть ПЛУР та же – УМГТ-1. Стрельба ПЛУР ведется из двух четырехтрубных 533-мм ТА, что и на БПК проекта 1155. Общий боекомплект ПЛУР «Водопад» и торпед СЭТ-65 – 24 единицы. Вместо двух РБУ-6000 корабль получил два десятиствольных РБУ-12000, преимущественно для защиты от торпед. Усилены средства поиска субмарин – вместо «Полинома» установлен ГАК «Звезда-2». Авиационное вооружение прежнее.

Артиллерия – 130-мм АУ АК-130 с системой управления огнем МР-184 «Лев-184» вместо двух АУ АК-100. Максимальная дальность стрельбы – до 24 километров при огневой производительности до 90 снарядов в минуту с установки, то есть около трех тонн в минуту. Для сравнения: крейсер «Тикондерога» выдает около двух тонн, а эсминец «Орли Берк» – чуть более тонны. Поэтому БПК проекта 1155.1 в статусе наиболее мощных артиллерийских кораблей мира, уступая только эсминцам проекта 956.

Семь эсминцев типа «Жорж Леги» меньшего водоизмещения: полное – 4580 тонн. У них смешанная ГЭУ из двух малошумных дизелей для экономического хода и двух ГТД – для максимального. Суммарная мощность – 52 тысячи лошадиных сил, что обеспечивает максимальную скорость 30 узлов. Экономическим ходом (18 узлов) эсминец пройдет 8500 морских миль.

Комплекс противолодочного вооружения – два 550-мм ТА с боекомплектом из 10 торпед. Это существенно меньше, чем имеет эсминец проекта 1155. Два противолодочных вертолета типа «Линкс» в кормовом ангаре – основное средство поражения субмарин. Для поиска ПЛ на корабле есть подкильная ГАС DUBV 23D или DUBV 24С, соответствующая американской ГАС AN/SQS-26, существенно уступающая в дальности обнаружения подводных целей ГАК «Полином» и тем более «Звезда-2».


У «француза» буксируемая ГАС DUBV 43В (ей оснащены первые три корабля) или DUBV 43С (последующие в серии). Антенна погружается до 700 метров при скорости корабля-носителя до 18 узлов, что позволяет вести поиск субмарин под слоем скачка при любых глубинах его вероятного залегания. Единственный корабль этого типа, оснащенный ГАС с гибкой протяженной буксируемой антенной DUBV 61В, – Primauquet. Остальные такими гидроакустическими станциями не располагают. Полагаем, что французы эту ГАС не довели до уровня, когда ею можно оснастить корабли хотя бы этого типа. Поэтому для анализа возьмем самый массовый вариант гидроакустического вооружения – подкильную и буксируемую ГАС. Противоторпедная защита представлена американской системой активных гидроакустических помех AN/SLQ-25 и четырьмя плавучими ложными целями. Признаем, что в противолодочном вооружении французские эсминцы существенно уступают нашим БПК.

И ПВО нельзя назвать сильной. На первых четырех эсминцах серии после модернизации основным комплексом ПВО стал ЗРК Sadral с шестиконтейнерной ПУ для ракет Mistral и боекомплектом из 36 ракет с инфракрасной ГСН при дальности стрельбы до шести километров при досягаемости по высоте всего три километра. Инфракрасная система самонаведения малоэффективна в сложных метеоусловиях. Это же существенно снижает его возможности поражения ПКР, атакующих корабль: стрельбы будут вестись в переднюю полусферу цели, где инфракрасное излучение минимально.

Для уничтожения СВН в зоне обороны на эсминцах два 30-мм автомата Бреда/Маузер. Основное оружие ПВО на других кораблях – ЗРК «Наваль Кроталь», восьмиконтейнерная ПУ которого размещена над кормовым вертолетным ангаром. Боекомплект – всего 24 ракеты с радиокомандным наведением с дальностью стрельбы 10 километров при досягаемости по высоте около шести тысяч метров. Имеются спаренные ПУ Simbad для ракет Mistral с боекомплектом 12 ракет. МЗА для уничтожения СВН в зоне самообороны, судя по открытым данным, нет. Противокорабельного ракетного вооружения первоначально не было. Однако после модернизации появились две спаренные ПУ для ПКР «Экзосет» ММ-40. Ее самая совершенная модификация с дальностью стрельбы около 180 километров при боевой части 165 килограммов. К цели летит на малых и предельно малых высотах. Но стрелять за пределы радиогоризонта можно только с внешним целеуказанием со штатных вертолетов «Линкс». Для поражения надводных и береговых целей – одноствольная 100-мм АУ CADAM Mk 68-II с дальностью стрельбы до 20 километров. Есть СУАО с РЛС и оптоэлектронным визиром, а также инфракрасным датчиком.

Отметим, что «француз» превосходит БПК проекта 1155 только в противокорабельном вооружении. Во всем остальном уступает, особенно БПК проекта 1155.1 в области средств ПВО и противолодочных. «Жорж Леги» вообще не имеет ПЛУР, а боекомплект противолодочных торпед мал. По дальности действия ГАК оба наши корабля превосходят «француза». Его средства ПВО имеют в четыре раза меньше целевых каналов ЗРК, чем у БПК. При этом боекомплект ЗУР вдвое меньше, чем у корабля проекта 1155, и в пять раз, чем у проекта 1155.1. При примерно равной дальности стрельбы ПКР «Москит» БПК проекта 1155.1 намного эффективнее преодолевает ПВО. Наш корабль располагает собственными средствами загоризонтного целеуказания, чего нет у «француза».

Однако условия боевого применения разнятся, и может статься, что «француз» более им соответствует, чем российские БПК. Оценим возможности кораблей в локальной войне против слабого противника и в крупномасштабной против сильного государства.

Кто кого чем

В конфликтах корабли будут заняты уничтожением групп надводных кораблей (КУГ и КПУГ) и субмарин, отражением СВН, ударами по наземным объектам. Отметим, что российский БПК проекта 1155.1 при случае может поразить и авианосец США. Хотя во встречном бою шансов выйти на позицию залпа у него почти нет. Но возможность ударить по «американцу» из положения слежения оружием реальна. Что касается «француза», то ему вряд ли светит встреча – единственный российский авианосец едва ли будет оперировать там, где может действовать «Жорж Леги».

Распределение коэффициентов значимости задач определяется характером конфликта и особенностями борьбы в ходе его разрешения вероятным составом группировок ВМС, привлекаемых к боевым действиям, их оперативными и тактическими задачами, а также спецификой боевого предназначения этого класса кораблей.

Поэтому распределение весовых коэффициентов задач в локальной войне против слабого противника можно оценить для российских и французского эсминцев примерно одинаково: уничтожение групп надводных кораблей и катеров – 0,1, субмарин – 0,05, отражение СВН – 0,3, нанесение ударов по наземным объектам в оперативной глубине – 0,4, по объектам противодесантной обороны – 0,15.

В масштабной войне весовые коэффициенты распределятся иначе. Коэффициенты задач для БПК проекта 1155.1: уничтожение авианосцев – 0,15 (в том числе из положения слежения оружием – 0,03, во встречном бою – 0,12), КУГ и КПУГ – 0,15 и субмарин – 0,35; отражение СВН – 0,2; нанесение ударов по наземным целям в оперативной глубине – 0,05, по объектам ПДО – 0,1. Для БПК проекта 1155: уничтожение авианосцев – 0,03 (из положения слежения оружием – 0,01, во встречном бою – 0,02), КУГ и КПУГ – 0,1 и субмарин – 0,53; отражение СВН – 0,2; нанесение ударов по наземным объектам в оперативной глубине – 0,05, по объектам ПДО – 0,1. Для «француза» распределение значимости задач таково: уничтожение авианосцев – 0,0; уничтожение КУГ и КПУГ – 0,1 и субмарин – 0,35; отражение СВН – 0,45; нанесение ударов по наземным целям в оперативной глубине – 0,05, по объектам ПДО – 0,05.

Оценим возможности БПК и эсминцев в решении типовых задач. Уничтожение авианосцев актуально только для российских БПК. Во встречном бою с боеспособной авианосной группой шансов дать залп у них нет. Незначительны возможности БПК проекта 1155 поразить авианосец и из положения слежения оружием – удар нескольких ракет с боевой частью малогабаритной противолодочной торпеды при невысокой скорости не сможет причинить ущерб, так как система ПВО АУГ уничтожит все атакующие цели почти гарантированно. Вероятность поражения авианосца залпом 85-РУ с БПК проекта 1155 нулевая. Зато поражение авианосца залпом восемью «Москитами» из положения слежения оружием весьма реально. Ведь эта ракета с момента появления над радиогоризонтом оставляет средствам ПВО менее 15 секунд на отражение удара. Время реакции «Иджис» с момента обнаружения СВН до пуска ракет составляет более 12 секунд (7–8 секунд реагирует «Иджис» и еще не менее 5 секунд – работное время ракетного комплекса, причем из готовности № 1). Таким образом, в самом благоприятном случае обороне удастся выпустить по одной ЗУР с каждой ПУ и поразить в лучшем случае одну ПКР «Москит». Часть стаи, возможно, уведут помехами. До авианосца дойдет в среднем от трех до пяти ракет – этого достаточно, чтобы вывести его из строя, что соответствует вероятности решения задачи 0,6–0,7.

Другая задача – уничтожение групп надводных кораблей. Рассмотрим такой же состав, что и при сопоставлении эсминцев США и Китая. Возьмем типовой КПУГ (КУГ) из трех-четырех единиц класса фрегат. При этом объектом атаки российских кораблей будут, естественно, натовцы, например типа «Горизонт», а для «француза» – наиболее современные наши корабли этого класса проекта 22350 (они могут оказаться в Средиземном море с началом войны, например в пункте базирования Тартус).

Корабль проекта 1155.1 примерно равен в дальности стрельбы своими ПКР с возможными целями, вооруженными ПКР «Гарпун». Однако имеет преимущество – систему загоризонтного целеуказания «Минерал». Поэтому при прочих равных условиях (примерно одинаковой эффективности внешнего целеуказания) у нашего БПК больше шансов упредить. Стрельба восемью «Москитами» по группе из трех-четырех фрегатов НАТО может вывести из строя или потопить не менее двух-трех кораблей, что соответствует эффективности 0,65–0,75. Если противник ударит с упреждением, то сможет выпустить 8–12 ПКР «Гарпун», что приведет к вероятности вывода из строя или потопления нашего корабля 0,25–0,4. С учетом вероятности упреждения в залпе общая эффективность борьбы с надводными кораблями БПК проекта 1155.1 можно оценить в 0,5–0,55.

Ракеты 85-РУ БПК проекта 1155 более чем вдвое уступают ПКР «Гарпун» противника в дальности. Поэтому при прочих равных почти нет шансов нанести упреждающий удар. Залп из 8–12 «Гарпунов» сможет вывести из строя или потопить наш БПК с вероятностью 0,35–0,4. Расчетная эффективность удара восемью ракетами 85-РУ несколькими последовательными залпами (с учетом ограничений ракет в залпе, определяемых системой управления) по группе из трех-четырех фрегатов НАТО оценивается математическим ожиданием числа выведенных из строя или потопленных кораблей в 0,08–0,1, что соответствует эффективности 0,02–0,03. Учтем, что противник не войдет в зону поражения нашего БПК, если тот сохранил боеспособность. Таким образом, нанесение удара по КПУГ противника возможно, если он не будет обнаружен до выхода на позицию залпа, что крайне маловероятно. А с учетом низких шансов поражения КПУГ ракетами 85-РУ можно признать ожидаемую эффективность решения задачи нулевой.

Противник «Жоржа Леги» – фрегат проекта 22350 имеет как минимум полуторное превосходство в дальности стрельбы ракетами. Поэтому при равных условиях группа из трех-четырех фрегатов не оставит одиночному эсминцу шансов даже просто выжить. Очевидно, эффективность решения задачи борьбы с надводными кораблями в крупномасштабной войне у «француза» будет также нулевой.

В локальных конфликтах объектом удара будут группы из трех-четырех катеров или кораблей ближней морской зоны, имеющих ПКР малой дальности, и без эффективных средств ПВО. В борьбе с ними БПК проекта 1155.1 и эсминца «Жорж Леги» набирают примерно одинаковое количество очков – 0,6–0,7. У БПК проекта 1155 показатели существенно ниже – 0,3–0,4, что определяется меньшей вероятностью поражения высокоманевренной малоразмерной цели ракетами 85-РУ.

В ударах по наземным объектам нашим БПК и «французу» придется решать тактическую задачу – вывести из строя один крупный объект или группу из трех-четырех малых целей. Глубина их поражения ограничена узкой полосой в пределах 10–15 километров от уреза воды. Оценивая эффективность, учтем долю территории оперативно-важного континентального района, в пределах которого эти корабли смогут разрушать наземные объекты. Российские БПК своей артиллерией способны решить тактическую задачу с вероятностью 0,4–0,5 (проект 1155.1) и 0,35–0,4 (проект 1155). «Француз» – только с 0,2–0,3. При ограничении зоны воздействия прибрежной полосой эффективность БПК проекта 1155.1 можно оценить в 0,025–0,03, проекта 1155 – 0,02–0,027, «Жоржа Леги» – 0,014–0,022. При поражении объектов ПДО вероятная задача – подавление одного ротного опорного пункта на удалении до 10–15 километров от уреза воды. «Француз» сможет ее решить с вероятностью 0,45–0,5, российские БПК – 0,7-0,85 и 0,65-0,8 соответственно.

Оценку возможностей кораблей по борьбе с субмаринами определяем по вероятности обнаружения и уничтожения ПЛ противника в заданном районе КПУГ в составе двух БПК (эсминцев). Это может быть их типовой задачей в системе зональной противолодочной обороны или в ПЛО крупного оперативного соединения в средней и дальней зоне. Особо отметим – все имеют по два противолодочных вертолета, что позволяет группе даже из двух таких кораблей, располагая четырьмя вертолетами иметь один в воздухе для поиска ПЛ на вероятных курсах их уклонения от КПУГ, что существенно увеличивает поисковые возможности. Для сравнения результатов возьмем район и время поиска, как и при сопоставлении китайского и американского эсминцев. В этом случае вероятность обнаружения и уничтожения американской субмарины КПУГ из двух российских БПК будет равна 0,32–0,41. Эффективность КПУГ из двух эсминцев типа «Жорж Леги» при «ловле» нашей АПЛ ниже – 0,23–0,26.

При оценке возможности кораблей в обороне от СВН возьмем за основу отражение типового наряда СВН в 24 ПКР с размахом залпа три минуты по ордеру из двух БПК (эсминцев). При этом вероятность сохранения боеспособности обоих кораблей может составить применительно к российским БПК обоих проектов (отражающих американские «Томагавки») 0,52–0,57 и 0,47–0,5 соответственно, а к группе из двух «французов», отражающих удар ПКР «Калибр», – 0,08-0,1.

Выведем интегральный показатель соответствия кораблей. У российских БПК проектов 1155.1 и 1155 применительно к локальным войнам – 0,38 и 0,32, к крупномасштабной – 0,47 и 0,36. У «Жоржа Леги» эти показатели – 0,18 и 0,15. То есть по степени соответствия боевой эффективности корабля его предназначению российский БПК проекта 1155.1 превосходит «француза» в три с лишним раза в масштабных войнах и в локальных – более чем вдвое. БПК проекта 1155 лучше «Жоржа Леги» соответственно почти в 2,5 и два раза. Такой результат обусловлен недостаточными в современных условиях возможностями системы ПВО «француза». Существенным фактором столь разительного превосходства БПК проекта 1155.1 стал его комплекс ПКР. То есть наши БПК обоих проектов в большей степени соответствуют условиям их боевого применения, чем «Жорж Леги».

topwar.ru

«Удалых» превратят в «убийц АУГ»: старые БПК с новыми возможностями

Проходящий, в назло всем врагам и санкциям, Международный военно-морской салон – 2015 в Санкт-Петербурге приготовил много хороших новостей для любителей отечественной военной техники, а также массу информации для размышления российских и зарубежных специалистов.

Так, в течение одного – двух лет будут полностью подготовлены и доведены перспективные, ранее неизвестные, реактивные системы залпового огня калибром 220 и 300 мм. Учитывая, что КНР уже около одного десятилетия активно поставляет в свою армию реактивную управляемую артиллерию (системы AR-3, WM-120 и другие), а Беларусь разработала свою систему с управляемыми оперативно-тактическими реактивными снарядами «Полонез», превосходящими по эффективности ОТРК «Точка», наши разработчики не могут оставаться на нижней ступени военно-технического прогресса в данной области, поэтому стоит ждать очень универсального и совершенного изделия от НПО «Сплав». О новых системах сообщил один из кураторов программы Геннадий Калюжный.

Что касается исключительно военно-морских вооружений, то обнадёживающую информацию предоставил нам на МВМС-2015 главком ВМФ России Виктор Чирков. Командование флота приняло решение об установке на 8 модернизированных кораблей пр. 1155 «Удалой» современных противокорабельных РК «Калибр-НКЭ» и «Оникс». Ранее корабли данного класса были оснащены исключительно противолодочным (ПЛРК УРК-5 «Раструб-Б») и противовоздушным/противоракетным (8×8 ВПУ на 64 ЗУР «Кинжал» и 2 БМ ЗРАК «Кортик») вооружениями. Способности ограничивались обеспечением ближней ПРО и ПВО корабельной группировки и поиском, а также уничтожением ПЛ противника.

БПК пр. 1155 «Удалой» «Маршал Шапошников» (бортовой номер «543»). Находится в составе ТОФ, дежурил в Аденском заливе в рамках операции по борьбе с пиратством

За последние 2 десятилетия ситуация очень сильно поменялась: количество действующих многоцелевых атомных подводных лодок пр. 949А, предназначенных специально для решения стратегических противокорабельных задач, сократилось почти вдвое, а НАТО, напротив, усилило свои КУГ и переходит на усовершенствование малозаметными ПКР LRASM-A дальностью 800 и более километров.

По этой причине пришло время позаботиться об индивидуальном противокорабельном потенциале каждого корабля российского флота, и даже тех, что были построены на рассвете 80-х.

На Северном и Тихоокеанском флотах в строю находится по четыре корабля класса «Удалой». После их модернизации с использованием комплексов «Оникс» и «Калибр-НК» боевая эффективность кораблей будет даже выше, чем у единственного модернизированного корабля проекта – 1155.1 «Удалой II» «Адмирал Чабаненко».

Напомню, что данный корабль был модернизирован в соответствии с замечаниями состава ВМФ о минусах корабля, связанными с отсутствием ПКРК. «Адмирал Чабаненко» получил мощный ПКРК «Москит» (8 сверхзвуковых высокоманевренных ПКР 3М80 дальностью 120 км). В наше время дальность этого комплекса не позволяет в полной мере реализовать ударные способности БПК, поэтому варианты с «Ониксом» (300 -450 км) и «Калибром» (280 км) более предпочтительны.

Модернизация будет производится методом установки универсальной встроенной пусковой установки 1х8 (УВПУ) 3С90Э.1 в носовой части палубы кораблей, как это было сделано у фрегатов пр. 11356. Вероятно, понадобиться демонтаж головной (первой) артиллерийской установки АК-100 для освобождения внутреннего пространства, которая находится сразу за ВПУ комплекса «Кинжал». Новые комплексы позволять «Удалым» самостоятельно противостоять корабельным соединениям НАТО, ведь небольшая группа из 4-х кораблей несёт 32 ПКР 3М54Э или 3М55, способные на устрашение целой АУГ с участием «Иджис»-кораблей.

Как можно предположить: 2 счетверённые ПУ противолодочного комплекса «Раструб-Б» можно заменить на дополнительные ПУ противокорабельного комплекса «Уран-Э» с ракетой Х-35У. Это мера увеличит общий противокорабельный арсенал до 16 ПКР.

Если говорить о выборе между ракетой «Оникс» или «Калибр», то считаю, что корабли ТОФ было бы лучше оснащать ракетой 3М54Э, поскольку главным противником там являются ВМС Японии и ограниченное количество кораблей ВМС США: в таком случае скоростной «прорыв» ПВО завершающего участка полёта был бы более в пору, а на маршевом участке достаточно и 0,8М (в этом регионе противник не будет столь многочисленным, как на Европейском ТВД).

Корабли же СФ более нуждаются в ПКР 3М55 «Оникс», которая на всей протяжённости полёта летит на скорости более 2,1М: Северо-Западное стратегическое направление в разы более насыщено боевыми кораблями и истребителями ОВС НАТО, поэтому ракета должна добираться до цели значительно быстрее, с момента старта из ТПК.

БПК пр. 1155 имеют достаточно большой запас живучести и отличные мореходные качества: водоизмещение в 8900 тонн и большие внутренние объёмы позволяют прибегнуть к самым разнообразным методикам совершенствования, поэтому корабли эти послужат ещё не один десяток лет.

army-news.ru

«Новый корабль в старом корпусе», что происходит? » Военное обозрение

Возможности министерства обороны и судостроительной промышленности пока не позволяют быстро и в больших количествах строить необходимые корабли, отвечающие современным требованиям. Выходом из такой ситуации становится модернизация имеющихся кораблей и подлодок, предусматривающая установку нового бортового оборудования и вооружения. В последние годы ряд боевых единиц прошел такое обновление, и программа ремонта с одновременной модернизацией продолжается. В самом ближайшем будущем она даст новые результаты, а пока можно ознакомиться с достигнутыми успехами и планами на будущее.

Надводная модернизация


Пожалуй, наибольший интерес в настоящее время представляют проекты модернизации авианесущего крейсера «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» и тяжелых атомных ракетных крейсеров проекта 1144 «Орлан». Ремонт и обновление единственного российского авианосца начался всего несколько месяцев назад и, по очевидным причинам, пока не завершен. Корабль с новыми системами и оружием вернется в строй только в начале следующего десятилетия. Тогда же ожидается сдача флоту ракетного крейсера «Адмирал Нахимов», сейчас находящегося в доке предприятия «Севмаш». Лишь после завершения работ по этому кораблю начнется модернизация двух других «Орланов».
Крейсер "Адмирал Нахимов" на заводе "Севмаш"

В 2011 году стартовал капитальный ремонт ракетного крейсера «Маршал Устинов» (проект 1164 «Атлант»). Завод «Звездочка» восстановил техническую готовность корпусных конструкций, главной энергоустановки, винторулевой группы, общекорабельных систем и т.д. Была осуществлена замена имеющихся радиоэлектронных устройств на современные. По ряду причин, сроки завершения работ неоднократно сдвигались. В итоге осенью 2016 года «Маршал Устинов» прошел испытания, и через несколько месяцев вернулся в боевой состав Северного флота.

В 2018 году должна начаться модернизация другого «Атланта» – крейсера «Москва». По известным данным, по результатам этих работ корабль восстановит техническую готовность всех основных систем, а также получит современные радиоэлектронные средства. Также сообщалось о частичном обновлении комплекса вооружения. Вместо имеющегося зенитного ракетного комплекса С-300Ф будет установлен новейший С-400.

Неоднозначная ситуация сложилась с эсминцами проекта 956 «Сарыч». В середине прошлого десятилетия, когда запускалась программа их ремонта, в строю имелось восемь таких кораблей. В настоящее время службу несут только два эсминца – «Быстрый» и «Адмирал Ушаков». Еще четыре были списаны, один из них собирались сделать музеем. Два корабля должны были пройти ремонт и модернизацию.

В 2005 году на предприятие «Дальзавод» пришел эсминец «Бурный». В силу причин технического и технологического характера ремонт этого корабля серьезно затянулся. Так, только в начале этого десятилетия удалось запустить процесс ремонта главной силовой установки, которую пришлось демонтировать с корабля и отправить на один из смежных заводов. Ремонт «Бурного» до сих пор не завершен. Согласно последним сообщениям прошлого года, рассматривались предложения о продолжении ремонта или о консервации корабля.

В 2013 году стартовал ремонт эсминца «Настойчивый». Согласно публиковавшимся данным, требовалось восстановление силовой установки и некоторое обновление общекорабельных систем. Замена вооружения не предлагалась. В обозримом будущем может начаться модернизация кораблей проекта 956, остающихся в строю. Также не исключается возможность ремонта эсминца «Безбоязненный», с 1999 года находящегося в резерве.

Поводом для беспокойства может быть нынешняя ситуация с модернизацией большого противолодочного корабля «Адмирал Чабаненко» – единственного представителя проекта 1155.1. Весной 2014 года 35-й судоремонтный завод принял этот корабль для проведения среднего ремонта. Вскоре было принято решение о проведении серьезной модернизации с заменой значительной части бортовой аппаратуры. Согласно последим новостям, все работы и испытания завершатся только в 2022-23 годах, и лишь после этого Северный флот продолжит эксплуатацию корабля.

В конце прошлого года в боевой состав Черноморского флота после нескольких лет ремонта вернулся большой десантный корабль «Орск» проекта 1171 «Тапир». В 2016 году в Балтийске начался ремонт БДК «Оленегорский горняк» проекта 775. По известным данным, проекты ремонта и модернизации десантных кораблей предусматривают замену радиоэлектронного оборудования, но не затрагивают комплекс вооружения.

Подводное обновление

Принцип ремонта с восстановлением технической готовности и замены определенных систем современными образцами применяется и в деле обновления подводного флота. В последние годы был запущен ряд подобных проектов, по результатам которых имеющиеся подводные лодки должны получать новое вооружение, а вместе с ним и новые боевые возможности.



Подлодка "Тула", недавно прошедшая модернизацию

В начале 2014 года АПЛ К-266 «Орел» проекта 949А «Антей» из состава Северного флота встала в док предприятия «Звездочка» для прохождения модернизации. Проект обновления «949АМ» предусматривал замену ряда систем и установку нового вооружения. Вместо противокорабельных ракет П-700 «Гранит» теперь предлагалось использовать более новые П-800 «Оникс». Среди прочего, такое перевооружение привело к трехкратному увеличению боекомплекта. Несмотря на все принятые меры, ремонт лодки затянулся. О его завершении было объявлено только в октябре прошлого года.

Согласно последним планам министерства обороны, в обозримом будущем по проекту 949АМ будет обновлено в общей сложности четыре подлодки. Сейчас на разных заводах перестраиваются корабли К-132 «Иркутск», К-442 «Челябинск» и К-186 «Омск». Ожидается, что все требуемые работы будут завершены в первых годах следующего десятилетия. Нескольким другим субмаринам проекта 949А придется сохранять имеющуюся комплектацию и комплекс вооружения на основе ракеты «Гранит».

В распоряжении ВМФ имеется две атомные подлодки проекта 945 «Барракуда». Их тоже планируется обновить и улучшить. С 2013 года корабль К-239 «Карп» находится на ремонте. Ввиду большого возраста техники на ее восстановление требуется много сил и времени. Кроме того, проект предусматривает замену части бортового оборудования и обеспечение совместимости с ракетным комплексом «Калибр-ПЛ». Вследствие этого работы на «Карпе» должны будут завершиться только к концу десятилетия. Вскоре после этого на завод «Звездочка» прибудет вторая подлодка проекта 945 – К-276 «Кострома». Ее модернизация будет продолжаться, как минимум, до середины двадцатых годов.

Почти все из 11 имеющихся атомных подлодок с крылатыми ракетами проекта 971 «Щука-Б» должны будут пройти ремонт и модернизацию. Проект 971М предусматривает обновление радиоэлектронной аппаратуры и установку ракетного комплекса «Калибр-ПЛ». Наличие ракет заметным образом повысит боевой потенциал лодок.

В настоящее время сразу семь «Щук» проходят модернизацию. Работы осуществляются на заводах «Звезда» и «Звездочка». Первым представителем обновленного проекта должна была стать лодка К-328 «Леопард», поставленная на ремонт в 2011 году. Изначально сдача этого корабля планировалась на 2014-15 годы, но работы заметным образом затянулись. Головная АПЛ проекта 971М, равно как и другие корабли, до сих пор остаются в цехах и не готовы к продолжению службы. Впрочем, первые модернизированные подлодки планируется вернуть заказчику уже в 2018-19 годах.

В последних числах декабря 2017 года Северный флот получил модернизированный подводный крейсер стратегического назначения К-114 «Тула» проекта 667БДРМ. На данный момент это последняя подлодка типа «Дельфин», прошедшая ремонт. В ходе недавних работ она, как и несколько однотипных кораблей, получила новую аппаратуру. Корабль был перевооружен и теперь может использовать современные баллистические ракеты «Синева» или «Лайнер». Несколько недель назад предприятие «Звездочка» приступило к аналогичным работам по АПЛ К-117 «Брянск». Таким образом, все подлодки проекта 667БДРМ, построенные в восьмидесятых годах прошлого века, были восстановлены и обновлены.

Еще несколько лет назад началась масштабная программа модернизации дизель-электрических подводных лодок проекта 877 «Палтус». В соответствии с принятыми планами, почти полтора десятка таких кораблей должны были получить новую аппаратуру, в том числе ракетный комплекс «Калибр-ПЛ». По известным данным, в 2012-17 годах три подлодки прошли необходимое переоснащение и были возвращены флоту. Еще несколько кораблей находятся на судоремонтных заводах и получают требуемое оборудование. Прочим «Палтусам» пока приходится продолжать службу в имеющейся комплектации. По разным данным и оценкам, модернизация 14 субмарин может продолжаться, как минимум, до середины двадцатых годов.

Сроки и проблемы

Идея глубокой модернизации кораблей и подлодок с установкой нового оборудования и вооружения сама по себе выглядит весьма интересно и многообещающе. Такая методика не требует строить крупные и сложные корпусные конструкции, силовые установки и т.д. В результате появляется возможность сэкономить время и деньги. Однако, как показывает практика, далеко не всегда удается получить желаемую экономию и ожидаемые преимущества.


АПЛ "Орел" во время ремонта

Рассматривая недавние и актуальные проекты модернизации техники, можно заметить, что почти всегда корабли возвращаются в строй с некоторым опозданием относительно изначальных планов. Впрочем, нельзя отрицать, что – при всех задержках и проблемах – техника, за очень редким исключением, все же приступает к службе и делает свой вклад в боеспособность военно-морского флота.

Подобные явления, оказывающие негативное влияние на развитие флота, имеют свои причины. В прошлом главной предпосылкой к затягиванию работ являлись ограниченные финансовые возможности заказчика. Позже государство изыскало возможности своевременно выделять ВМФ необходимые деньги на строительство новых кораблей или модернизацию имеющихся. Таким образом, одна из главных проблем была почти полностью решена.

Тем не менее, как оказалось, даже возросшие затраты на оборону не позволяют осуществлять строительство или модернизацию в минимальные сроки и в желаемых объемах. Теперь причинами срыва сроков оказываются недостаток производственных мощностей, их ограниченные возможности и проблемы организационного характера. Также предпосылкой к затруднению работ по военным проектам может быть наличие других заказов, для выполнения которых требуется распределять имеющиеся силы.

Несомненно, программы строительства и модернизации кораблей, вспомогательных судов и подводных лодок сталкиваются с теми или иными проблемами. Нередко эти проблемы проявляются в срыве установленных сроков и более поздней передаче заказанной техники. К сожалению, все это оказывает определенное негативное влияние на развитие военно-морского флота и его боеспособность. В целом, флот и в текущей ситуации сохраняет требуемые показатели и способен вносить необходимый вклад в обороноспособность страны. Однако нельзя не заметить, что при отсутствии характерных проблем показатели ВМФ были бы заметно выше.

И все же процесс обновления существующих кораблей и подлодок продолжается. На этот год запланирована сдача нескольких заказов, в результате чего ряд боевых единиц надводного и подводного флота получит новые возможности, выгодно отличающие их от других образцов. Корабли и подлодки, прошедшие модернизацию, вместе с техникой новой постройки все же приведут флот в желаемый вид и обеспечат защиту морских рубежей страны.

По материалам сайтов:
http://mil.ru/
http://aoosk.ru/
http://sevmash.ru/
http://tass.ru/
http://ria.ru/
https://vz.ru/
http://flotprom.ru/
http://flot.ru/
http://korabel.ru/

topwar.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *