Попытка побега: как Венгрия пыталась выйти из Варшавского договора

Венгерское восстание 1956 года стало реакцией на события, которые инициировало советское руководство. Весной 1956 года состоялось примирение Москвы с югославским лидером Иосипом Броз Тито (с ним Сталин рассорился настолько, что югославские коммунисты назывались не иначе, как «фашисты»). А ранее, в феврале, Никита Хрущев выступил с разоблачением Сталина на ХХ партсъезде. И многие искренне верившие в идеалы социализма восприняли это как сигнал к «оттепели» в своих странах. Однако руководство Венгрии во главе с Ракоши никакой «оттепели» не хотело, репрессии продолжались. Хотя после смерти Сталина в 1953 году Москва и намекала Будапешту, что надо бы смягчить курс. Именно с ее подачи председателем правительства стал «реформистски настроенный» Имре Надь, а Ракоши был смещен летом 1956 года. Но новое партруководство не смогло совладать с эскалацией требований перемен. Вождем восстания в конце концов и стал именно Надь, к тому времени снятый со всех постов и исключенный из правящей партии. У него была программа «социалистических преобразований», но он не смог удержать энергию восстания под контролем, тон стали задавать антисоветские силы. Он пошел за ними.

Венгрия приобрела к тому времени важное стратегическое значение: после расформирования размещавшейся до 1955 года в Австрии Центральной группы войск предполагалось повысить значимость группировки, находившейся в ВНР.

Одновременно тогда начались еще и забастовки в Польше. Нового главу Польской объединенной рабочей партии Владислава Гомулку (прежний лидер Болеслав Берут умер во время ХХ съезда) Хрущев обвинял в том, что тот потворствует антисоветским настроениями и хочет выгнать из страны Рокоссовского (советский маршал был министром обороны Польши). А многие в руководстве ПОРП требовали большей свободы, чем предусматривалось хрущевской «оттепелью». В конце октября Гомулка, репрессированный в сталинское время, стал руководителем ПОРП. Хрущев был этим не очень доволен. И в Москве обсуждались варианты вторжения в Польшу для подавления беспорядков, тем более что они поддерживались с Запада. Однако, в отличие от венгерских «товарищей», Гомулка сумел нейтрализовать антикоммунистические настроения.

А все внимание Хрущева уже заняла Венгрия, откуда посол СССР Юрий Андропов слал депеши одна тревожнее другой. В требованиях бунтовщиков появились призывы к выводу советских войск. Тогда и было принято решение о вооруженном вмешательстве. По мнению Кремля, речь шла о целостности всей мировой системы социализма и сохранении только что созданного (в ответ на создание в 1949 году все более крепнувшего НАТО) Варшавского Договора.

Эскалация антисоветского восстания продолжалась и после ввода советских войск 24 октября в Будапешт. Надь обещал реформы и просил вывести войска. 31-го вывод из столицы и начался. Но после того как 1 ноября была провозглашена декларация о нейтралитете и принято решение со 2 ноября выйти из Варшавского договора, у Хрущева не осталось выхода, кроме применения силы. Никакого «нейтралитета» в тогдашней расколотой Европе быть не могло (статус Австрии был оговорен особо), - либо НАТО, либо ОВД. Все было кончено за 4 дня.

Венгерское восстание было самым крупным кризисом соцлагеря, но не единственным. А самым первым кризисом «холодной войны» была «берлинская блокада» 1948-49 годов. В это время и начал оформляться на десятилетия раскол города на советскую и западную части. Затем были беспорядки в Восточной Германии 1953 г. А во время берлинского кризиса 1961 года буквально за одну ночь возникла Стена, со временем ставшая бетонной.

«Пражская весна» 1968 года возникла как попытка либерализации в рамках социализма. Она началась с прихода к власти в Чехословакии Александра Дубчека. Он обещал свободу слова, собраний и передвижения и упор на производство товаров массового потребления. Эта «весна» не доросла до «венгерских» форм протеста. Отношение к ней внутри соцлагеря было смешанным. Так, венгерский лидер Янош Кадар, пришедший к власти после подавления восстания 1956 года, Дубчека поддерживал. Да и советский генсек Леонид Брежнев мог бы поддержать: Дубчек не хотел портить отношения с Москвой. Это был шанс самому СССР избежать застоя, приведшего его к краху. Но Брежнев ко всем «экспериментам» относился еще с большим подозрением, чем Хрущев. Он предпочел решительное «наведение порядка» силами 5 армий стран Варшавского договора. Кстати, о выходе из ОВД Дубчек и не помышлял. Его, в отличие от Имре Надя, не казнили, а просто сняли с должности.

Польша продолжала оставаться самой беспокойной страной соцлагеря. В 1968 году там произошли очередные «события», вылившиеся в массовые уличные протесты и забастовки. Но поскольку они опять проходили «в тени» более драматичных – в Чехословакии , то снова обошлось без силового вмешательства извне. А аресты, хоть и массовые, не вылились в расстрелы. Владислава Гомулку сменил более лояльный «принципам социализма» Эдвард Герек. Вопрос о выходе из Варшавского договора не ставился. Все прекрасно понимали, к чему это могло бы привести.

Таким образом, советское руководство в течении десятилетий успешно подавляло все попытки «реформировать социалистическую систему». Упустив момент, когда она уже стала не реформируемой в принципе.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции газеты "Вечерняя Москва"

ЧИТАЙТЕ ЕЩЕ КОЛОНКУ АВТОРА

Три войны вместо одной

На днях экс-глава администрации президента России Сергей Иванов, сохранивший за собой пост постоянного члена Совета безопасности РФ, назвал холодную войну «фактом жизни», который «мы все видим каждый день». Пожалуй, это первый раз, когда один из членов руководства России говорит не об «угрозе новой холодной войны», а о том, что она идет.
С «холодной войной» и так не совсем понятно. Все знают, когда она началась, но расходятся во мнениях, когда именно закончилась. Политики разных стран для красного словца ее «заканчивали» в связи с разными событиями. Первый раз ее окончание, например, приурочили к встрече Горбачева и Рейгана в октябре 1986 года в Рейкьявике. Но затем было еще падение Берлинской стены в ноябре 1989-го, распад социалистического лагеря. Наконец, кончина СССР.(

далее..)

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

vm.ru

кровавая осень 56-го » Военное обозрение

Последнюю четверть века историки и СМИ пытаются представить печально известные венгерские события 1956 года как спонтанные выступления венгерского народа против кровавого просоветского режима Матьяша Ракоши и его преемника Эрнё Герё. Именуемые в советские времена контрреволюционным мятежом после уничтожения Советского Союза, эти события обрели звучное наименование Венгерской революции 1956 года. Однако действительно ли все было так чисто в истории? Или своевременное вмешательство Советской Армии не дало стать Венгрии жертвой первой оранжевой революции? Попробуем вспомнить, как развивались события шестидесятилетней давности.


В 1956 году Венгрия стала ареной трагических событий. В течение нескольких недель в Будапеште и ряде других городов страны и населенных пунктах шла борьба. Внутренняя оппозиция при активной поддержке внешних сил, особенно США и ФРГ, стремилась сменить социалистический строй на капиталистический и вырвать страну из под влияния Советского Союза. Катализатором венгерских беспорядков послужили события в Польше, где во главе правящей Польской объединенной рабочей партии (ПОРП) 19 октября 1956 года стал Владислав Гомулка, который недавно был освобожден из заключения. Подобный выбор шел поперек интересов Советского Союза, однако советское правительство не стало вмешиваться во внутренние дела Польши, несмотря на то, что там располагались советские войска. Венгерская оппозиция и западные аналитики пришла к выводу, что в Венгрии можно повторить польский вариант.

Как впоследствии стало известно, непосредственной подготовкой переворота в Венгрии занималась не только американская разведка, но и непосредственно аппарат президента, и Конгресс США. Накануне 1956 года в ходе совещания венгерской эмиграции, приходившем в Мюнхене, Рокфеллером, советником американского президента, был изложен план подрывной деятельности, для воплощения которого ЦРУ была разработана и подпольно распространена в Венгрии программа по свержению существующего строя. В январе 1956 года американской военной разведкой был подготовлен доклад «Венгрия: активность и потенциал сопротивления», в котором ВНР рассматривалась с точки зрения действий «спецсил США». В докладе отмечались особенности текущих настроений в Венгрии, которые заключались в антиславянских и антисемитских чувствах определенных групп населения и в симпатии к фашистской Германии, обеспечившей в 1940-1941 гг. существенные территориальные выгоды Венгрии. Все это, по мнению американских разведчиков, облегчало «перевод недовольства в фазу активного сопротивления».

Летом 1956 года Конгресс США в дополнение к 100 000 000 долларов, ассигнуемых каждый год на ведение подрывной работы против соцстран, выделил еще 25 000 000 долларов. Американские газеты открыто сообщали, что эти средства предназначены для «финансирования действий, аналогичных тем, которые привели к беспорядкам в Польше». Влиятельные круги ФРГ также внесли свою лепту в подготовку контрреволюционного путча в Венгрии. В частности, по мнению газеты «Нью-Йорк Уорлд Телеграм энд Сан», важную роль в этом деле сыграла организация бывшего гитлеровского генерала Гелена. В Западной Германии функционировали специальные лагеря, где американские инструкторы и разведчики Гелена, а также члены венгерских фашистских организаций, проводили подготовку кадров для ведения подрывной работы в Венгрии. Помимо этого, задолго до начала мятежа был открыт ряд пунктов для вербовки хортистского и другого эмигрантского отребья и подготовки его к подрывной работе. Там собирались остатки хортистской армии и жандармерии, успевшей скрыться на Западе. Пройдя на американские деньги определенную подготовку, они отправлялись в Венгрию. Один из таких пунктов находился в Мюнхене.

Одновременно и в Англии комплектовались отряды контрреволюционеров, в несколько сот человек каждый, для переброски в Венгрию. Во Франции также шла подготовка вооруженных групп. Прошедшие подготовку террористы и диверсанты группами по нескольку человек сосредоточивались в Австрии, откуда нелегальными путями через австро-венгерскую границу переправлялись в Венгрию. Делалось это при содействии австрийской пограничной службы, обеспечивающей их беспрепятственный переход.

Следует сказать, что к этому моменту по решению венгерского правительства все заграждения на австро-венгерской границе были сняты, пограничная охрана резко ослаблена. По существу, из Австрии в Венгрию мог переходить свободно кто угодно, конечно, организаторы мятежа этим широко пользовались. Осенью 1956 года, бывший генерал хортистской армии Хуго Шонья заявил о наличии боеготового корпуса в составе одиннадцати тысяч бойцов, способного начать действия в Венгрии. Американский представитель майор Джексон обещал необходимую материальную помощь и транспорт для переброски этих сил.

Активизировалась деятельность известных радиостанций «Голос Америки» и «Свободная Европа», которые в своих передачах постоянно подстрекали к свержению народной власти, выступая против реформы и национализации предприятий, раздувая допущенные Венгерской партией трудящихся (ВПТ) и правительством ошибки в руководстве страной. С лета 1956 года они усилили призывы к насильственному свержению государственного строя в ВНР, сообщая при этом, что венгры, эмигрировавшие на Запад, уже развернули активную подготовку к перевороту. Одновременно внутри страны активизировали подпольную работу, особенно среди студентов и интеллигенции, хортистско-фашистские элементы.

Особая роль в октябрьских событиях была сыграна партийной оппозицией, которую возглавлял Имре Надем и Геза Лошонци. Их истинные намерения были вскрыты только уже во время разгрома мятежа. Как стало известно, Надь и Лошонци активно участвовали в подготовке восстания, а также руководили мятежными силами в его ходе. Под руководством Имре Надя в конце 1955 года, еще задолго до начала восстания с целью захвата власти, был подготовлен антигосударственный заговор.

В январе следующего года он написал статью «Некоторые актуальные вопросы», в которой предложил отказаться от рабочей власти и наметил план восстановления многопартийной системы, заключения союза с различными силами, которые противостояли социалистическим преобразованиям. В другой своей статье «Пять основных принципов международных связей» он обосновал идеи ликвидации организации Варшавского договора. Эти документы нелегально распространялись среди населения членами группы и лицами, верными Надю. Его группа широко использовала для подрыва и дискредитации народной власти и легальные возможности, особенно при работе среди интеллигенции. Истинный смысл «венгерского пути социализма» Надя раскрылся в ходе мятежа, когда оппозиционеры приступили к осуществлению ранее разработанных планов по смене государственного строя в Венгерской Народной Республике.

Большую роль в подготовке к мятежу сыграла и демагогическая агитация, вызванная деятельностью некоторой части интеллигенции, особенно «кружка Петефи». «Кружок Петефи», возникший в 1955 году для пропаганды среди молодежи идей марксизма-ленинизма, был использован совсем для иных целей, в нем под маской дискуссий проводились направленные против народной власти мероприятия. Таким образом, антиправительственный мятеж в Венгрии не был случайным или стихийным явлением, он заранее и тщательно готовился внутренними оппозиционными силами при активной поддержке международной реакции.

После войны по просьбе венгерского правительства советские войска Особого корпуса временно дислоцировались на территории страны в различных городах; в Будапеште их не было. Части корпуса строго по плану занимались боевой подготовкой, проводилось много тактических занятий, а также учений, в том числе и с боевой стрельбой, отрабатывались курсы стрельб и вождения танков, бронетранспортеров, автомашин. Много внимания уделялось подготовке летного состава авиационных частей, специалистов родов войск и специальных войск, а также сбережению оружия и боевой техники. По воспоминаниям офицеров Особого корпуса, между советскими воинами и населением установились дружественные взаимоотношения. Добрые и честные взаимоотношения сохранялись до лета 1956 года. Затем советские военнослужащие стали ощущать влияние вражеской пропаганды среди населения и личного состава венгерской армии, осложнились взаимоотношения и с некоторыми венгерскими воинскими частями.


Командованию корпуса стало известно, что «кружок Петефи» проводит дискуссии с нападками на ВПТ, молодежь призывается к антиправительственным действиям. В печати публиковались статьи, в которых содержалась клевета на существующий строй, подрывался авторитет правительства, враждебные силы призывались к антигосударственным выступлениям. Была получена информация об участившихся поездках американского и английского военных атташе в Австрию для связи с венгерской эмиграцией на Западе, а также о том, что в передачах радиостанции «Свободная Европа» на венгерском языке и в пропагандистской литературе, сбрасываемой с воздушных шаров, стали звучать призывы к выступлениям против республики.

23 октября утром по радио и в печати было сообщено, что правительством ВНР было запрещено проводить студенческую демонстрацию, однако в час дня последовало новое сообщение о разрешении этой демонстрации и о том, что ВПТ дала указание членам партии принять в ней самое активное участие. Так в Будапеште 23 октября 1956 года началась демонстрация, в которой участвовало около двухсот тысяч человек. Большей частью это были студенты и интеллигенция, а также часть рабочих, членов партии и военнослужащих.

Постепенно демонстрация стала приобретать явный антиправительственный характер. Началось скандирование лозунгов (большей частью из программы шестнадцати пунктов, разработанной членами «кружка Петефи»), в которых звучали требования восстановить венгерскую национальную эмблему, отменить военное обучение и уроки русского языка, возвратить старый национальный праздник вместо Дня освобождения от фашизма, провести свободные выборы, создать правительство во главе с Имре Надем и вывести советские войска из Венгрии. Демонстранты начали срывать знаки государственного герба с флагов ВНР, затем сжигать красные флаги. Под прикрытием демонстрации начали свои действия вооруженные отряды. Для захвата оружия они совершали организованные нападения на здания районных центров Венгерского добровольного союза защиты Родины, которые почти не охранялись. В ходе этих налетов мятежники похитили более пятисот винтовок, пистолетов и несколько тысяч патронов. Также арсенал мятежников пополнился оружием, которое они смогли отобрать у солдат Венгерской народной армии. Затем вооруженные банды (сложно подобрать иной термин) стали совершать нападения на полицейские управления, казармы, оружейные склады и заводы.

Спустя всего два часа после начала студенческой демонстрации вооруженные отряды начали захватывать важнейшие военные и государственные объекты. На улицах Будапешта, опять-таки организованно, появились грузовые машины, с которых раздавали оружие и боеприпасы. Машины с вооруженными солдатами Венгерской народной армии не могли пробиться в центр города. Кое-где мятежники разоружали солдат, а нередко последние и сами примыкали к антиправительственным и бандитским отрядам.

Как стало известно позднее, главари антиправительственного восстания заранее подготовились к вооруженному выступлению. Все их действия были направлены на разгром в кратчайшее время государственного и партийного аппаратов, деморализацию армии, создания в стране хаоса с тем, чтобы в этих условиях завершить свои дела. 23 октября около восьми часов вечера террористы распространили по Будапешту слух, что «у радиокомитета убивают студентов». Это крайне взбудоражило население. На самом же деле охранявшие радиокомитет работники госбезопасности не стреляли, хотя вооруженные фашистские бандиты пытались захватить здание и даже стреляли в толпу. Только после полуночи, когда среди охраны радиокомитета было уже много убитых и раненых, охрана получила приказ, разрешающий открыть огонь.

Однако в радиостудию удалось ворваться нескольким студентам и пожилым мужчинам. Они назвали себя делегатами от собравшихся на улице и потребовали немедленно прервать передачу, вынести микрофон из здания и зачитать 16 пунктов «требований», в которых в числе прочего настаивалось на необходимости вывода из Венгрии советских войск. В 20-00 часов по радио выступил первый секретарь ЦК ВПТ Эрне Гере, но речи его толпа у радиокомитета не слышала. В это время уже трещали пулеметные и автоматные очереди во многих районах города. Был убит майор госбезопасности Ласло Мадьяр, вышедший за ворота радиостудии, чтобы уговорить людей разойтись.

Ночью 24 октября мятежники совершили нападение на редакцию партийной газеты «Сабад неп», телефонную станцию, главное и районные полицейские управления, оружейные склады и заводы, казармы, базы и гаражи, конторы грузовых перевозок. Были захвачены мосты через Дунай. По мосту Маргит могли следовать только те автомашины, пассажиры которых называли установленный пароль: «Петефи». Беглый анализ этих событий показывает, что повстанцы были подготовлены заранее и имели свой военный руководящий центр. Захватом радиостанции и редакции газеты «Сабад неп» они лишили партию и правительство средств формирования общественного мнения в стране; захватывая оружие и боеприпасы на складах, оружейных заводах, в полицейских управлениях и казармах, они вооружали антиправительственные силы; захват транспортных средств расширял возможности маневра силами мятежников.

Для осуществления своего плана мятежники оформлялись и организационно. Создавались вооруженные отряды и группы из деклассированных и преступных элементов, устраивались склады оружия, захватывались наиболее выгодные позиции.

В начале мятежа антиправительственные силы не встретили сколько-нибудь серьезного сопротивления со стороны сил народной власти. Даже в районных полицейских управлениях они захватили оружие без всякого сопротивления. Когда в главное полицейское управление стали поступать донесения из районных управлений полиции о появлении «демонстрантов», требующих оружие, начальник управления подполковник Шандор Копачи отдал приказ в мятежников не стрелять и не вмешиваться. Толпа собралась и перед зданием главного управления полиции. Когда явившиеся потребовали освобождения заключенных, а также снятия с фасада управления красных звезд, Шандор Копачи тут же безоговорочно выполнил эти требования. Действия начальника полиции вызвали ликование. В его адрес раздались выкрики: «Назначить Шандора Копачи министром внутренних дел!» Позже стало известно, что Копачи был членом подпольного контрреволюционного центра, созданного группой сообщников Имре Надя для обеспечения непосредственного руководства силами мятежников.

Преступная деятельность Копачи заключалась не только в передаче оружия восставшим, но и в дезорганизации деятельности будапештской полиции, с его ведома в руки мятежников попало более 20 тысяч единиц огнестрельного оружия. События 23 октября и последующей ночи со всей очевидностью показали, что в Будапеште под прикрытием студенческой демонстрации развязан антигосударственный мятеж. Однако сообщники Имре Надя, засевшие в здании главного управления полиции, все происходящее представляли «революцией», демократическим движением венгерского народа.

В ночь на 24 октября Имре Надь возглавил правительство и вошел в состав Политбюро ЦК ВПТ, а его сторонники заняли важные посты в государстве и партии. Это был очередной шаг на пути осуществления заранее разработанного группой Надя плана, о котором, конечно, не было известно ЦК ВПТ. В эту же ночь состоялось экстренное заседание ЦК Венгерской партии трудящихся, где были подготовлены рекомендации правительству. Предлагалось без промедления вооружить преданных делу революции трудящихся и с оружием начать действия против мятежников, а также использовать помощь советских войск для разгрома контрреволюции, объявить в стране чрезвычайное положение.

Имре Надь, который также принимал участие в работе этого заседания ЦК партии, одобрял все предложенные меры, не высказав ни единого возражения. Однако это было простым лицемерием. Он не собирался отстаивать существующий государственный строй и ориентацию Венгрии на СССР. Замысел был диаметрально противоположным и включал постепенное вытеснение из высшего руководства всех коммунистов и ориентированных на социалистическое развитие людей, в последующем — проведение этих мер во всей стране; разложение армии и полиции; развал государственного аппарата.

В сложившейся обстановке правительство ВНР и ЦК ВПТ обратились к советскому правительству с просьбой об оказании помощи советскими войсками для восстановления законного порядка в столице Венгрии. Правительство ВНР направило в Совет Министров СССР телеграмму следующего содержания:«От имени Совета Министров Венгерской Народной Республики прошу правительство Советского Союза прислать на помощь советские войска в Будапешт для ликвидации возникших в Будапеште беспорядков, для быстрого восстановления порядка и создания условий для мирного созидательного труда».

24 октября 1956 года из Генштаба ВС СССР пришло распоряжение о выдвижении советских войск в Будапешт с задачей оказания помощи гарнизону венгерских войск в ликвидации вооруженного мятежа. Части Особого корпуса в этот же день начали выдвижение к венгерской столице из районов Кечкемета, Цегледа, Секешфехервара и других. Им необходимо было пройти от 75 до 120 километров.

Действия советских войск в Венгрии заслуживают отдельного цикла статей (который, если тема окажется интересной читателям, будет подготовлен позже, так же, как и рассказ о роли западных спецслужб в организации событий и содействии вооруженному восстанию), в данном же обзоре ставится задача общего освещения хронологии событий.

Командир Особого корпуса и оперативная группа штаба выехала в Будапешт из Секешфехервара. Колонна состояла из легковых автомашин, радиостанций, нескольких бронетранспортеров и танков. Когда группа вошла в город, на его улицах, невзирая на позднее время, царило оживление, проносились грузовики с вооруженными группами гражданских лиц, в центре митинговала толпа. Всюду сновали люди с факелами, флагами, транспарантами в руках, со всех сторон слышались резкие звуки выстрелов, отдельные автоматные очереди. К зданию Минобороны Венгерской Народной Республики по центральным улицам проехать было невозможно, оперативная группа с трудом продвигалась по узким улочкам. Когда одна наша радиостанция отстала от колонны, на нее сразу же напали мятежники. Начальника радиостанции ранили в голову, одного радиста убили. Радиостанция была опрокинута и сожжена. Высланная на помощь на танке и бронетранспортере группа солдат спасла оставшихся в живых членов экипажа.

Командный пункт командира Особого корпуса разместился в здании Минобороны, так как там была правительственная связь ВЧ с Москвой, что облегчало взаимодействие с венгерским командованием. В Минобороны ВНР царила нервозная и паническая обстановка, поступающие данные о событиях, действиях венгерских воинских частей и полиции были противоречивы. Министр обороны Иштван Бата и Генштаба Лайош Тот были в подавленном состоянии, отдавали противоречащие распоряжения. Так, когда мятежники напали на оружейные склады, из Генерального штаба последовал приказ: не стрелять. Террористы уже вели повсюду огонь. Было приказано венгерских военных направлять на усиление охраны объектов, не выдавая им боеприпасов (якобы с целью избежать кровопролития). Пользуясь этим, мятежники отбирали у солдат оружие.

Как только командир Особого корпуса появился в Генштабе Вооруженных сил ВНР, ЦК Венгерской партии трудящихся, Министерство обороны обратились к нему с просьбами усилить оборону важнейших объектов, обеспечить охрану зданий партийных райкомов, полицейских управлений, казарм, разнообразных складов, а также квартир некоторых официальных лиц. Все это требовало большого количества войск, а соединения корпуса в Будапешт еще не прибыли.

При подходе частей 2-й и 17-й механизированных дивизий к Будапешту командир Особого корпуса поставил командирам задачи. Подошедшим передовым частям было приказано взять под охрану здания Центрального Комитета ВПТ, парламент. МИД, банк, аэродром, мосты через Дунай, склады оружия и боеприпасов; выбить мятежников из здания радиокомитета, вокзалов, а также обеспечить охрану Министерства обороны, разоружать мятежников и передавать их венгерской полиции.

При входе в город вооруженные мятежники обстреливали советские подразделения, на окраинах города были созданы баррикады. На появление советских войск, как вспоминали участники тех событий, жители города реагировали по-разному: одни улыбались, жали руки, показывая тем самым свое доброе расположение, другие что-то раздраженно выкрикивали, третьи хмуро молчали, а в некоторых местах внезапно открывали огонь. Организованному огню из автоматического оружия подверглись советские войска на улицах Юллеи, Маркушовски, проспекте Хунгария, а также на подступах к ряду объектов. Наши чести вступили в бой и очистили от мятежников здание редакции «Сабад неп», Центральной телефонной станции, вокзалов и военных складов. Перестрелка разгорелась в центре и на юго-востоке города: у здания радиокомитета, в районе кинотеатра «Кирвин» на улице Юллеи. Стало известно, что кроме Будапешта, беспорядки начались и в других венгерских городах: Секешфехерваре, Кечкемете.

В полдень по венгерскому радио объявили постановление правительства о введении в венгерской столице чрезвычайного положения. Был установлен комендантский час до 7 часов утра, объявлен запрет на проведение митингов и собраний, вводились военно-полевые суды. Мятежникам было предложено 24 октября сложить оружие. Не выполнившим это требование, грозил военно-полевой суд.

Казалось, что с вооруженным мятежом в основном покончено. Уже будапештское радио сообщило, что остались лишь отдельные очаги сопротивления. Перестрелка несколько ослабла. Однако 25 и 26 октября массовые волнения из Будапешта перекинулись в другие города страны. Во многих венгерских населенных пунктах появились так называемые «революционные комитеты», которые захватили власть. Возглавлялись они обычно хортистскими офицерами, представителями ориентированной на Запад части студенчества и интеллигенции. Мятежники освобождали из тюрем фашистов и уголовников, которые, пополнив ряды восставших, заняв вместе с ними главенствующее положение в созданных органах власти, запугивали и преследовали сторонников социалистического курса страны.

К командованию Особого корпуса продолжала поступать информация о том, что через австрийскую границу хлынули вооруженные эмигранты, которым пограничная охрана не чинила никаких препятствий. В это время Имре Надь, не уведомив партийное руководство и без согласия советского командования, утром 25 октября отменил комендантский час, запрет на групповые сборища и демонстрации. На предприятиях и в учреждениях проходили бесконечные митинги, заседания «революционных комитетов», зачитывались листовки, обращения, вырабатывались новые требования антигосударственного характера. Некоторые подразделения армии и полиции под влиянием происшедших событий распались, что дало возможность мятежникам захватить значительное количество оружия с боеприпасами. Часть строительных батальонов, зенитных частей, а также офицеров Будапештского гарнизона перешли на сторону мятежников. К утру 28 октября, восставшие крупными силами удерживали юго-восточную часть Будапешта (100-120 кварталов), ряд объектов в Буде и других районах, подвергали перекрестному обстрелу весь город и группами пытались захватывать советское оружие и боевую технику. Необходимы были решительные действия, а правительство Имре Надя запретило нашим войскам открывать огонь.

Разложение вооруженных сил республики было одной из главных задач Имре Надя. Он решил, что настало время заняться этим непосредственно. Прежде всего Надь распорядился о роспуске управления и органов государственной безопасности, узаконил вооруженные силы мятежников, прикрыв их вывеской «Отрядов национальной гвардии» и включив в так называемые «вооруженные силы охраны внутреннего порядка». В их состав вошла и полиция. Для руководства этими вооруженными силами был образован «Революционный комитет вооруженных сил внутреннего порядка», в который вошли и представители мятежников. Руководителем его Надь назначил Бела Кирая — бывшего офицера хортистского генштаба, которого за шпионаж в 1951 году приговорили к смертной казни, замененной пожизненным заключением. Естественно, в дни мятежа его выпустили на свободу. В последующем Имре Надь утвердил генерал-майора Бела Кирая на пост председателя «Революционного комитета вооруженных сил охраны внутреннего порядка» и дал ему указание формировать нацгвардию в первую очередь из «групп, участвовавших в революционных боях», т. е. мятежнических.

Бела Кирай пошел дальше и выпросил у Имре Надя право контролировать как Министерство обороны, так и Министерство внутренних дел, чтобы очистить их от «ракошистов». Теперь мятежники обеспечивались оружием из арсеналов армии и МВД. Так, только с одного склада, находящегося на улице Тимот, было выдано около 4000 карабинов, винтовок, пулеметов и автоматов. Следует отметить, что с периферийных складов, несмотря на приказы Б. Кирая, оружие мятежникам не выдавалось.

30 октября в 17 часов правительство Имре Надя обнародовало требование вывода советских войск из Будапешта. Ночью 31 октября, в соответствии с решением советского правительства, начался вывод наших войск из венгерской столицы. К исходу того же дня наши войска были полностью выведены из города. На этом был закончен первый этап борьбы с вооруженным мятежом в Венгрии.

После вывода советских войск на окраины Будапешта контрреволюционные банды, воодушевленные поддержкой Имре Надя, начали настоящий террор против коммунистов, работников госбезопасности и других, ориентированных на социализм и Советский Союз лиц. Они устраивали погромы зданий партийных и государственных органов, сносили памятники советским воинам-освободителям. Выпущенные из тюрем фашисты и уголовные преступники влились в ряды мятежников, усилив тем самым разгул террора. Всего было выпущено и вооружено около 9500 уголовных преступников — убийц, грабителей и воров, и 3400 политических и военных преступников. Хортистско-фашистские силы создавали свои политические группировки, как грибы после дождя, стали появляться различного рода реакционные партии, возникли так называемые «Демократическая народная партия», «Католический народный союз», «Христианский фронт», «Венгерская революционная молодежная партия» и многие другие. Все эти элементы стремились как можно быстрее пробраться в правительственные органы, занять руководящие посты в Министерстве обороны. Это под их давлением правительство назначило военным комендантом начальника Будапештского гарнизона генерала Бела Кирая, а министром обороны генерала Пала Макстера — военного руководителя мятежа.

В конце октября на протяжении всей австро-венгерской границы хозяйничали «национал-гвардейцы», открывавшие государственную границу для своих сторонников. Кого только не несла мутная волна контрреволюции через границу. Хортисты, нилашисты, графы и князья, фашистские молодчики из «скрещенных стрел» и «Венгерского легиона», бароны, генералы, террористы, окончившие специальные школы в США и Западной Германии, военные боевики всех профессий и специалисты по уличным боям со времен фашистских путчей. Фашистско-хортистские отморозки не уступали гитлеровским карателям в плане жестокости и творимых зверствах. Они жгли венгерских коммунистов, затаптывали их до смерти ногами, выкалывали глаза, переламывали им руки и ноги. Захватив будапештский горком партии, мятежники повесили полковника Лайоша Сабо за ноги на стальном тросе и замучили до смерти. Тысячи людей в те дни стали жертвами террора тех, кого ныне именуют «представителями демократических сил».

Многие воины венгерской армии активно участвовали в разгроме банд мятежников. К примеру, майор Вартолан возглавил разгром бандитской группы, которой руководил бывший эсэсовский офицер. Однако Венгерская народная армия не смогла самостоятельно разгромить силы вооруженного восстания. Некоторые военнослужащие выступили на стороне мятежников. Руководство Министерства обороны было деморализовано событиями и не могло управлять армией. Перешедшие на сторону мятежников генерал-майор Пал Магетер, начальник полиции Шандор Копачи и хортистское военное руководство, возглавляемое Бела Кирая, договорились о действиях против советских войск в начале ноября.

Советское командование видело происходящие в Венгрии процессы и было весьма озабочено переходом власти в руки фактически фашистских сил. А как нужно поступать с фашистами, в то время в нашей стране знали хорошо. И способ борьбы с этой заразой был только один. 2 ноября 1956 года главнокомандующий Объединенными вооруженными силами стран Варшавского договора (ОВС ВД) Маршал Советского Союза И.С. Конев вызвал в Сольнок командира Особого корпуса и поставил ему боевую задачу по ликвидации вооруженного мятежа в Будапеште. Для решения этой задачи корпус усилили танками, артиллерийскими батареями и ВДВ.

3 ноября, в два часа ночи, в соответствии с директивой главнокомандующего ОВС ВД и утвержденным планом проведения операции, войскам Особого корпуса поставили задачу «по разгрому сил контрреволюции в Будапеште». На рассвете 4 ноября по установленному сигналу, означавшему начало операции, отряды, сформированные для захвата объектов, и основные силы дивизий, следовавшие в колоннах по своим маршрутам, устремились в город и решительными действиями, преодолевая сопротивление мятежников, с ходу вошли в Будапешт. К 7 ч 30 мин они уже контролировали мосты через Дунай, очищенный от мятежников парламент, здания ЦК ВПТ, МВД, МИД, горсовет, вокзал Ноготи и другие объекты. Правительство Имре Надя утратило власть в стране. Сам Надь с некоторыми своими соратниками, как только советские войска начали входить в Будапешт, через черный ход покинул парламент, предварительно сделав сообщение по радио, что якобы «правительство остается на своем месте», и нашел пристанище в югославском посольстве, куда обратился с просьбой об убежище.

За день боя советские войска разоружили в Будапеште около 4000 мятежников, захватили 77 танков, два склада артвооружения, 15 зенитных батарей, огромное количество единиц стрелкового оружия. Попытки с ходу овладеть площадью «Москва», Королевской крепостью и кварталами, примыкавшими с юга к горе Геллерт, успеха не имели из-за упорного сопротивления мятежников. По мере движения наших частей к центру города мятежники оказывали все более ожесточенное и организованное сопротивление, особенно вблизи Центральной телефонной станции, в районе «Корвин», казармы «Калион» и вокзала «Келети». Для овладения очагами сопротивления, где было по 300-500 мятежников, командиры вынуждены были привлекать значительные силы.

Часть советских войск под командованием генералов А. Бабаджаняна, X. Мансурова очищали от мятежников другие населенные пункты страны. В результате действий войск Особого корпуса вооруженный контрреволюционный мятеж был ликвидирован как в столице, так и по всей стране. Прекратив вооруженную борьбу, остатки мятежников ушли в подполье.

Быстрому разгрому вооруженного антиправительственного восстания способствовал тот факт, что мятежники не смогли получить широкой поддержки населения. Слишком быстро стало понятно истинное лицо «борцов за свободу» и сущность устанавливаемого ими порядка. В разгар борьбы, с 4 по 10 ноября, вооруженные отряды мятежников почти не пополнялись. К чести, а может, и к обычной разумности, венгерских офицеров необходимо сказать, что вопреки приказу Имре Надя, они не повели свои подразделения и части в бой против Советской Армии. После ликвидации мятежа Советская Армия приступила к обеспечению нормализации жизни в стране. Военные грузовики доставляли продукты питания, медикаменты, стройматериалы и т.д.

К концу декабря обстановка в Венгрии значительно изменилась. Особенно это чувствовалось в Будапеште. Повсеместно начали работу предприятия и государственные учреждения. В школах и высших учебных заведениях нормально шли занятия. Бесперебойно работал городской транспорт. Быстро были ликвидированы разрушения. По всей стране налаживалась работа народной полиции, судебных органов и прокуратуры. Однако еще продолжались выстрелы из-за угла, совершаемые оставшимися со времен мятежа шайками, пытавшимися терроризировать население.

Источники:
Лавренов С., Попов И. Советский Союз в локальных войнах и конфликтах. М.: ACT; Астрель, 2003. С.142-185.
Гаврилов В. "Черный октябрь" 1956-го // Совершенно секретно. 8 ноября 2006.
Берец Янош. Крах операции «Фокус». М.: Политиздат. 1986. С. 32-87.
Лащенко П. Венгрия, 1956 год // ВИЖ. 1988. №8. С.42-50.
Мазов В., Пулях А. Симакин М. О событиях в Венгрии. Факты и документы. М.: Госполитиздат, 1957. С. 101-103.
Булах С. Венгрия 1956 года. Очерки истории кризиса. М.: Наука, 1993. С. 63-90.
Костин Б. Маргелов. М.: Молодая гвардия, 2005. С.104-114.

topwar.ru

Венгрия 1956 год – как фашисты убивали коммунистов (18 +)

В октябре – ноябре 1956 года в столице Венгрии произошел самый настоящий фашистский мятеж. Во время Второй мировой Венгрия воевала на стороне Гитлера. Всего на Восточном фронте успело повоевать около 1,5 млн венгерских граждан, из которых погибла примерно одна треть и другая треть попала в плен. Во время войны венгры проявили себя не столько на фронте, сколько жестокостями против мирного населения Брянщины, Воронежской и Черниговской областей. Здесь до сих пор поминают мадьяр отнюдь не добрым словом. Кроме того, венгры зверствовали и в югославской Воеводине. В 1944 году немцы осуществили в Венгрии переворот и поставили у власти Ференца Салаши. Это были откровенные нацисты – венгерских евреев немедленно начали депортировать в лагеря смерти. В конце войны советская армия штурмом взяла Будапешт, при том, что немецкие и венгерские фашисты защищали его по времени дольше, чем Берлин. Одним словом «бывших» в Венгрии через 11 лет после окончания Второй мировой было пруд пруди, и эти люди обладали весьма определенными навыками.

В октябре 1956 года в столице Венгрии был разыгран «цветной» сценарий. Все началось с демонстраций студентов, но за считанные дни дело дошло до невероятных зверств. Коммунистов, сотрудников госбезопасности, случайных прохожих убивали самым зверским образом. Оружие свободно раздавали прямо на улицах всем желающим.

Истинные причины организации Западом венгерского мятежа подробно разобраны в моей книге «Война. Чужими руками», где целая глава посвящена детальному изучению данного вопроса.

Поэтому сейчас мы просто рассмотрим ОДИН эпизод этой трагедии. Советские войска были введены в Будапешт дважды. 30 октября 1956 года их уже не было в городе, они были выведены. Наступило «прекращение огня». Очень похожее на то, что сейчас мы видим на Донбассе. Фашисты именно так всегда трактуют перемирие.

Что творилось в Будапеште после «прекращения огня» очевидец описывает так:
«…Бывшего старшего лейтенанта госбезопасности, связанным вывели на середину двора. Он подвергся садистским издевательствам. Сначала его били по ногам и избивали до тех пор, пока он не упал, а затем повесили за ноги на фонарном столбе во дворе. После этого армейский старший лейтенант (мужчина в кителе) длинным, тридцати-сорокасантиметровым, ножом начал наносить ему удары в поясницу и живот. Потом он отрезал у жертвы правое ухо и перерезал на ногах — выше голени — связки. Подвергшийся истязаниям товарищ был ещё жив, когда человек десять мятежников привели во двор женщину лет двадцати восьми. Увидев замученного товарища, женщина зарыдала и стала просить мятежников, чтобы они не убивали ее, так как она мать троих детей и никому не принесла вреда. К ней подошел старший лейтенант... затем он ударил женщину ножом. Она упала. Тогда к ней подошел мужчина в арестантской одежде и, схватив за волосы, перевернул. Старший лейтенант снова вонзил нож в тело женщины. Мне показалось, что она была уже мертва. Послеэтого нас отвели в подвал».

Главным событием 30 октября 1956 года стал штурм отрядами боевиков горкома партии

Это не была случайная толпа или сборище отморозков – в штурме участвовало три танка. Внутри горкома солдаты отряда Госбезопасности, коммунисты и военные.

Источник: http://www.sovetika.ru/

ВЫДЕРЖКА ИЗ ДОНЕСЕНИЯ ЛЕЙТЕНАНТА ИШТВАНА ТОМНА, НАЧАЛЬНИКА ОХРАНЫ ГОРКОМА ПАРТИИ И ГОРКОМА СОЮЗА ТРУДЯЩЕЙСЯ МОЛОДЕЖИ НА ПЛОЩАДИ РЕСПУБЛИКИ

«23 октября 1956 года в 18 часов я с младшим лейтенантом Варкони и сорока пятью бойцами войск госбезопасности прибыл к зданию горкома на площадь Республики. Бойцы были двадца-ти-двадцатидвухлетними парнями, призванными на военную службу в 1955 году. Начальником охраны был я. Я имел задачу принять оборону горкома и всеми средствами защитить здание и находившихся там сотрудников. До событий 23 октября помещение охранялось только тремя сержантами полиции.

О своем прибытии я сразу же доложил секретарям Горкома партии товарищам Имре Мезе и Марии Надь, а затем на основании договоренности с ними приступил к организации охраны и расстановке постов. Мои бойцы были вооружены как обычно. Имелось холодное оружие; у командиров отделений были автоматы, а у офицеров — пистолеты. Я расположился на втором этаже, а товарищ Варкони — на третьем... На следующий день утром, 24 октября, прибыло подкрепление — три советских танка под командой капитана, а также бронетранспортер со смешанным экипажем, состоявшим из советских солдат и венгерских курсантов училища связи, под командой лейтенанта-артиллериста, который одновременно являлся переводчиком. Солдаты, так же как и танки, находились там до воскресенья...

...Настроение личного состава охраны в эти часы все более ухудшалось. Они не понимали, что означает переданное по радио распоряжение о роспуске Управления госбезопасности. Я объяснил им, что это относится только к оперативным органам, что же касается вооруженных сил по охране порядка, то необходимость в них сейчас

больше, чем когда-либо раньше. Тогда бойцы приняли решение защищать горком всеми силами, не щадя собственной жизни.

30 октября около 9 часов утра доложили о скоплении вооруженных лиц. Несколько позже у полицейских из прежней охраны, охранявших здание снаружи, несколько вооруженных людей расспрашивали о работниках госбезопасности. Они ворвались в здание и пытались проверить у охраны документы, но мы их вытеснили, а их главаря я задержал и отвел к товарищу Мезё, который допросил его и распорядился арестовать.

Пока ещё не было сделано ни одного выстрела, но приготовления на площади не сулили ничего хорошего. Там скапливалось все больше и больше вооруженных людей, которые вели себя все более шумно.

Штурм начался залпом из пехотного оружия. По моему мнению, штурм был хорошо организован. Нет никаких сомнений в том, что у мятежников были военные руководители, получившие специальную военную подготовку. До полудня «фронт» перед зданием оставался без изменений. Мятежникам не удалось приблизиться к зданию. Находившийся в горкоме армейский полковник Асталош сказал мне, что министерство обороны обещало прислать помощь, так что нам надо продержаться до прибытия подкреплений. Обещали также прислать помощь из казармы имени Самуэли. Но никто не прибыл.

Около полудня начался артиллерийский обстрел. Сначала вел огонь один танк, а потом на здание горкома обрушился сосредоточенный огонь трех танков. К этому времени у нас уже было много раненых. Толпа на площади продолжала расти. Мятежники заняли крыши прилегающих зданий и вели огонь и оттуда». О событиях, развернувшихся после штурма, когда защитники прекратили сопротивление, лейтенант Томпа сообщил следующее: «Вооруженные мятежники ворвались в здание. Начался невообразимый хаос и анархия. Они разрушали, ломали, громили, грубо оскорбляли женщин, дико орали, зверски избивали захваченных партработников.

Вместе с мятежниками в дом вошел пожилой седой рабочий, и когда негодяи хотели наброситься на нас, он их остановил. Потом он достал нам штатское платье и помог таким образом бежать нескольким членам охраны. На площади перед Горкомом партии творилась страшная неразбериха: люди бесцельно кидались в разные стороны, руководства и управления не было, слушали того, кто кричал громче других. Танки ушли, вместо них появились шикарные автомобили. Приехавшие на этих машинах люди все время щелкали фотоаппаратами. Они фотографировали казнь армейского полковника Паппа, которого убили самым зверским образом. Лицо и верхнюю часть туловища полковника облили бензином, а затем повесили его за ноги и подожгли...

Когда вечером в день штурма я в штатском платье покидал здание горкома, на площади ещё стоял запах горелого мяса, про должались грабежи, валялись трупы наших убитых товарищей, а вооруженные «повстанцы» топтали ногами тела убитых коммунистов, плевали на них. Охрана осталась верна своей клятве: она стойко сражалась, истекая кровью. В живых нас осталось всего несколько человек Младший лейтенант Варкони и большинство рядовых солдат были убиты».

Убийства и зверства тщательно снимались на фото. Вы сейчас их увидите. Даже через многие десятилетия, прошедшие с той поры – кровь стынет в жилах … 

Силы были не равны. Защитники здания горкома решили сдаться. К тому же, напомню, вокруг бушевало «прекращение огня». Секретарь Будапештского горкома партии Имре Мезё был убит, когда с двумя армейскими офицерами вышел из здания, чтобы начать переговоры о прекращении сопротивления. Сдавшихся солдат расстреляли в упор, прямо у входа в здание. Именно их трупы видны на страшных фотографиях, которые в изобилии имеются в «мировой паутине».

Еще раз – это были солдаты, призывники. Они сдались. Их всех убили.

   

Но то, что случилось далее, было ещё страшнее. Начались зверские, просто нечеловеческие убийства. Полковнику Йожефу Папу, ещё живому, лицо и верхнюю часть туловища облили бензином, а затем повесили его за ноги и подожгли. Других коммунистов убивали не менее жестоко. Избитые, обожженные, изувеченные тела были развешены на деревьях за ноги, кого-то повесили обычным способом.

Вот такое вот «прекращение огня» в центре венгерской столицы фашисты убивали коммунистов.

Через четыре дня после этих зверств – 4 ноября 1956 года в Будапешт вновь вошли наши войска…

Теперь несколько слов о потерях. Разумеется, здесь западная либеральная пропаганда в буквальном смысле «умножает на десять». Вы легко найдете в интернете и даже в книгах цифры, говорящие о том, что во время событий 1956 года погибло около 25 тыс. венгров. Это ложь, а правда такова:

Потери советских войск составили 720 человек убитыми, 1540 ранеными; 51 человек пропал без вести. Большинство этих потерь пришлось, как ни странно на октябрь месяц, а не штурм 4 ноября, когда, казалось, силы мятежников удесятерились.

Среди наших солдат также были убитые зверским образом, заживо сожженные…

Потери среди граждан Венгрии. По данным официального Будапешта, с 23 октября 1956 г. по январь 1957 г. (то есть до тех пор, пока не прекратились отдельные вооруженные стычки мятежников с венгерскими властями и советскими войсками) 2502 венгра погибли и 19 229 человек были ранены.

Даже эти цифры говорят о том, насколько аккуратно действовала наша армия, и насколько «не массовым» было сопротивление мятежников. Оценивая те события, не надо забывать, что мятежниками из различных тюрем страны было выпущено более 13 тысяч заключенных, в том числе почти 10 тысяч уголовников. А это значит, что людей убивали с целью грабежа и завладения имуществом. И убивали бы дальше и больше, если бы конец этим зверствам не положили советские войска и венгерские коммунисты, гусары Кадара, которые вместе с русскими солдатами вошли в охваченный фашистским мятежом Будапешт.

Особо хочу подчеркнуть, что в число жертв венгерских событий, входят и те, кого зверски убили или замучили сами повстанцы, жертвы перестрелок между мятежниками, венгерские коммунисты и полицейские, штурмовавшие Будапешт вместе с русскими, случайно погибшие прохожие и, конечно, же, мятежники.

 

P.S. Желающих узнать все мельчайшие подробности мятежа в Венгрии в 1956 году отсылаю к моей книге «Война. Чужими руками»


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

ПОДПИШИТЕСЬ НА МОЙ YOUTUBE-КАНАЛ

nstarikov.ru

Сила равновесия » Военное обозрение

Четверть века без Варшавского договора не добавила Европе безопасности

В 1990-м прекратил существование Варшавский договор (ОВД), пяти лет не дожив до полувекового юбилея. Насколько возможен на современном этапе объективный анализ деятельности этой некогда мощнейшей военно-политической организации и, если рассуждать шире, геополитического проекта?


С одной стороны, ОВД нельзя назвать преданьем старины глубокой. Достаточно сказать, что разворачивающиеся в восточноевропейских странах военные структуры НАТО используют доставшееся им советское наследие, по сей день составляющее основу вооружений наших бывших союзников. С другой стороны, уже ушли в мир иной политические лидеры, стоявшие у истоков ОВД и руководившие ею в период холодной войны. И первый вопрос: Варшавский договор обеспечивал стабильность в Европе или же, напротив, сыграл деструктивную роль?

Общественное мнение на Западе по понятным причинам видит ОВД только в негативном свете. В России ситуация иная. Для либеральных кругов история ОВД ассоциируется исключительно с событиями 1968 года в Чехословакии и воспринимается как стремление тоталитарного режима удержать контроль над соцлагерем и попутно нагнать страху на «свободный мир». Большая часть социума положительно оценивает роль Варшавского договора, объясняя присутствие советских войск в странах Восточной Европы соображениями государственной безопасности.

Советская Европа

С какой целью советское руководство создавало в Восточной Европе мощнейшую военную группировку? Взгляд западных экспертов известен: Кремль стремился распространить свое военно-политическое влияние по всему миру. Уже через год после создания ОВД Хрущев выдал западным послам знаменитую фразу: «Мы вас похороним» (впрочем, она была вырвана из контекста). В том же 1956-м советские войска подавили венгерское восстание, СССР оказал военную поддержку Египту в борьбе за Суэцкий канал. И Запад усмотрел в ультиматуме Хрущева угрозу применения против европейских держав и Израиля ядерного оружия.

Но надо учитывать, что выход Венгрии из ОВД мог стать прецедентом, за которым скрывалась опасность разрушения всей созданной СССР военно-политической структуры в регионе. И тогда расширение НАТО на Восток началось бы не в конце столетия, а на полвека раньше, и нет оснований рассчитывать, что это укрепило бы стабильность в Европе да и в мире.

Кроме того, ОВД была создана на шесть лет позже НАТО именно как ответный шаг. Заявления Североатлантического альянса о гарантировании свободы и безопасности всех своих членов в Европе и Северной Америке в соответствии с принципами Устава ООН были чисто декларативными. Агрессия против Югославии, Ирака и Ливии, попытка свергнуть легитимный режим в Сирии, стремление включить в орбиту влияния страны бывшего СССР свидетельствуют об агрессивном характере НАТО. Истинные цели блока и в 1949 году не совпадали с миролюбивыми заявлениями его учредителей.

Создавая ОВД, Москва руководствовалась исключительно соображениями собственной безопасности. Именно желание не допустить приближения НАТО к западным границам СССР привело к жесткой реакции Кремля на любые попытки государств – участников Варшавского договора выйти из организации. Этим и следует объяснять ввод войск в Венгрию и Чехословакию.

Напомним, что за несколько лет до подавления Пражской весны США были готовы вторгнуться на Кубу для предотвращения ядерной угрозы, исходившей от размещенных там советских ракет. Аналогичными соображениями в 1968-м руководствовался Кремль, отправляя в отставку Дубчека.

Достаточно взглянуть на карту, чтобы убедиться: Чехословакия в еще большей степени, нежели Венгрия, являлась краеугольным камнем всей военной системы ОВД. Вводом войск в сопредельную страну советское руководство не стремилось к приобретению чужих территорий, а сохраняло равновесие сил в Европе.

Крайне наивны суждения тех, кто полагает, будто вышедшая из ОВД Прага не оказалась бы в скором будущем сферой влияния США. Да, заявления американских дипломатов свидетельствовали в тот период о нежелании Вашингтона, еще не оправившегося от вьетнамской авантюры, обострять отношения с Москвой из-за Чехословакии. Однако военным экспертам на Западе и в Советском Союзе было понятно: ЧССР – это не Вьетнам, поэтому в Кремле не могли исключить того, что Прага позволит разместить на своей территории, в непосредственной близости от наших границ базы НАТО.

Отметим само географическое положение восточноевропейских стран во многом предопределяет характер их внешнеполитических доктрин. Это ориентация либо на СССР (Россию), либо на Запад. Как известно, страны экс-ОВД выбрали второй вариант, превратившись из союзников могущественного восточного соседа, видевшего в них братьев по оружию, в сателлитов НАТО, в пушечное мясо для реализации геополитических потуг США. Почему так, объяснение простое: славяне, как и венгры с румынами, не принадлежат к романо-германскому миру. Поэтому альянс не гарантирует бывшим нашим партнерам безопасность в случае широкомасштабного военного конфликта – скорее бросит на произвол судьбы. Представить, как американцы или британцы проливают кровь за свободу, положим, Польши, невозможно.

Вообще западные аналитики рассматривают деятельность ОВД в свете так называемой доктрины Брежнева, ключевые положения которой были сформулированы за океаном, а не в СССР, хотя советское руководство не оспаривало ее основные тезисы. Сущность доктрины: СССР оставляет за собой право военного вмешательства в жизнь любой страны – участницы Варшавского договора в случае, если последняя пожелает выйти из организации. Заметим, что фактически аналогичное положение содержится и в Уставе НАТО. В этом документе зафиксировано: если дестабилизация в одной из стран создает угрозу другим, альянс имеет право на военное вмешательство.


Генерал Маргелов против черных полковников

Подтверждением вывода о желании Кремля сохранить военное равновесие в Европе может служить мнение А. А. Громыко, в течение 28 лет возглавлявшего МИД. Этот опытнейший дипломат был противником каких-либо перемен во внешнеполитическом курсе страны, последовательно выступая за сохранение status quo на мировой арене. Подобная позиция вполне логична, ибо, по словам сына министра Анатолия Громыко, объективный анализ внешнеполитической деятельности кабинета Брежнева возможен, только если принимать во внимание так называемый синдром 22 июня: почти все советские руководители прошли Великую Отечественную и потому всеми силами стремились не допустить эскалации военной напряженности в Европе.

За год до ввода войск в Чехословакию страны – участницы ОВД провели учения «Родопы», вызванные приходом к власти в Греции «черных полковников» – тогда возникла реальная опасность вторжения хунты в южные районы Болгарии. Руководил маневрами командующий ВДВ генерал армии В. Ф. Маргелов. Десантники были переброшены в Родопские горы по воздуху вместе с имевшейся в распоряжении тяжелой техникой и противотанковыми средствами, поскольку в советском Генштабе допускали возможность именно танковой атаки греческих войск. Части морской пехоты также с тяжелым вооружением высадились на побережье и совершили 300-километровый марш к месту учений, в которых принимали участие еще румынские и болгарские подразделения. Без лишнего пафоса скажем, что руководимые легендарным генералом элитные советские части продемонстрировали, во-первых, готовность СССР защитить союзников, на что вряд ли – повторим – пойдут старожилы НАТО в отношении своих новоиспеченных членов, во-вторых, показали высокую выучку и мобильность войск. Причем действия советских подразделений нельзя назвать показухой, ибо спустя почти десятилетие та же 106-я дивизия ВДВ продемонстрировала отличную боевую готовность в горах Афганистана.

В том же году в СССР были проведены учения под кодовым названием «Днепр», охватывавшие территорию Белорусского, Киевского и Прикарпатского военных округов. Здесь Москва задействовала исключительно советские войска, но были приглашены министры обороны стран – участниц ОВД. Таким образом, учения можно назвать составной частью деятельности Варшавского договора. Об их масштабе свидетельствует то, что руководство осуществлял министр обороны А. А. Гречко.

Полагаем, Родопские маневры и учения «Днепр» стали серьезным сдерживающим фактором для тех американских генералов, которые в 1968-м готовы были настаивать на оказании Чехословакии более активной поддержки.

Наш ответ Рейгану

В 70-е ситуация в Европе оставалась стабильной: ни НАТО, ни ОВД не предпринимали враждебных действий по отношению друг к другу, прекрасно понимая их бесперспективность с военной точки зрения. Однако положение изменилось в 1981 году, когда президентом США стал Рейган, публично назвавший Советский Союз империей зла. В 1983-м американцы разместили в Западной Европе баллистические ракеты «Першинг-2» и КР «Томагавк». Оба вида наступательных вооружений оснащались термоядерными боеприпасами. Подлетное время «Першингов» к территории Урала составляло около 14 минут.

Разумеется, действия Белого дома декларировались как оборонительная мера против «агрессивных замыслов» Кремля. Оправданны ли были подобные опасения Вашингтона? В 1981 году страны – участницы ОВД провели учения «Запад-81», носившие оперативно-стратегический характер и ставшие крупнейшими в истории советских Вооруженных Сил, по масштабам и количеству привлеченных войск сравнимыми с наступательными операциями Великой Отечественной. Были впервые опробованы автоматизированные системы управления и некоторые виды высокоточного оружия, отработана высадка массированного десанта во вражеском тылу. Учения носили наступательный характер, однако их стратегическая цель была именно оборонительной – показать Западу мощь ОВД, способность предотвратить как любую агрессию со стороны НАТО, так и вмешательство во внутренние дела стран соцлагеря. Заметим, что учения проводились в период нестабильной обстановки в Польше.

На следующий год мы провели учения «Щит-82», названные в Брюсселе семичасовой ядерной войной. Отрабатывались действия войск ОВД в условиях термоядерного конфликта. На фоне агрессивных высказываний Рейгана и перспектив размещения американских ракет в Европе Москва предприняла адекватные действия, призванные продемонстрировать мощь советских Вооруженных Сил. Были выполнены пуски крылатых ракет с бортов стратегических бомбардировщиков Ту-95 и Ту-160, выведен на орбиту спутник-перехватчик и т. п.

Демонстрация СССР и его союзниками военной мощи, вероятно, вызвала обратный эффект – Рейган увидел в действиях Москвы стремление нанести ядерный удар первыми. В 1983-м НАТО провели учения под кодовым названием Able Archer 83 («Опытный стрелок»). Последние в свою очередь встревожили советских руководителей. В качестве ответных мер Кремль привел Ракетные войска стратегического назначения в готовность № 1, увеличил армейские группировки в ГДР и Польше. Впервые со времен Карибского кризиса 1962 года мир оказался на пороге ядерной войны. Однако равновесие, установившееся между НАТО и ОВД, делало вооруженный конфликт в Европе бессмысленным, что во многом и позволило сохранить мир. Точнее, бессмысленным становился ядерный конфликт, встреча же на поле боя сухопутных армий двух военно-политических блоков могла закончиться на берегах Ла-Манша. Такой вывод можно сделать по итогам агрессии НАТО против Югославии. Даже при подавляющем превосходстве альянс не решился на наземную операцию.

Стало жалко Аляску

Возникает закономерный вопрос: отказался бы Рейган от размещения ядерных ракет в Западной Европе, если бы ранее мы не провели крупномасштабные учения? Исходя из доктринальных установок Белого дома, агрессивной риторики президента, последовавшего спустя десятилетие расширения НАТО на Восток, прямого вторжения в Ирак думается, что США в любом случае развернули бы свои ракеты.

Можно возразить: почему, акцентируя внимание на стремлении СССР путем создания ОВД сохранить стабильность в Европе, фактически отказывают в этом желании странам Запада – членам НАТО. Да, вероятно, создавая Североатлантический альянс, ведущие европейские страны руководствовались прежде всего оборонительными задачами, тем более что мощь советских Вооруженных Сил даже без учета союзников по соцлагерю в совокупности значительно превосходила военный потенциал Англии и уж тем более Франции. Озабоченная сохранением распадавшейся империи и истощенная Второй мировой войной Великобритания, разумеется, не могла вынашивать агрессивные замыслы в отношении СССР – план «Немыслимое» вряд ли следует рассматривать всерьез, так как ни средств, ни ресурсов на его осуществление у Лондона не было. То же самое можно сказать о Франции, которая вообще не нашла в себе сил и желания защитить собственную независимость в 1940-м, да и просоветские настроения в Четвертой республике послевоенного периода были весьма сильны. Однако ключевую роль в деятельности НАТО играли США. В Вашингтоне же в середине XX столетия не скрывали агрессивных намерений по отношению к СССР.

Достаточно сказать, что в 1948 году в Пентагоне был разработан план войны против СССР, имевший кодовое название «Троян». Американские стратеги рассчитывали нанести удар 133 ядерными бомбами по 70 советским городам. При этом военные руководители США в качестве главной цели ставили задачу уничтожить мирное население, основные экономические центры и военные объекты Советского Союза.

Названный план не был единственным. Уже в следующем, 1949 году Пентагон разработал «Дропшот» («Короткий удар»), согласно которому предполагалось сбросить на первом этапе 300 атомных бомб на 100 советских городов, из них 25 – на Москву, 22 – на Ленинград, 10 – на Свердловск, 8 – на Киев, 5 – на Днепропетровск, 2 – на Львов и т. д. В результате безвозвратные потери СССР составили бы около 60 миллионов человек, а с учетом дальнейших боевых действий – свыше 100 миллионов.

Этот план отчасти потерял свою актуальность только в 1956-м, когда самолеты советской дальней авиации оказались способны с дозаправкой в воздухе достичь территории США и нанести ядерный удар. Впрочем, масштаб возможных потерь все равно оказывался несоизмерим. Ядерный паритет между СССР и США был достигнут только в 70-е.

В этой обстановке создание Кремлем мощного военно-политического блока в Восточной Европе становилось хотя бы относительным гарантом того, что американцы не решатся применить против нас атомное оружие, так как в противном случае под ударами советских войск оказались бы их союзники по НАТО. Да и Аляску Вашингтону терять не хотелось, а в случае полномасштабного конфликта с Советским Союзом ее вряд ли удалось бы удержать.

О том же, что США не только вынашивали агрессивные планы по отношению к СССР как к враждебной системе, но и стремились к максимальному военно-экономическому ослаблению именно России как чуждой им цивилизации, иного культурно-исторического типа, если выражаться языком Николая Данилевского, свидетельствуют сами заокеанские политики. Збигнев Бжезинский уже после окончания холодной войны подчеркивал: «Не надо заблуждаться: борьба против СССР была на самом деле борьбой против России, как бы она ни называлась».

topwar.ru

Страны ОВД (Перестройка) | Альтернативная История

Организация Варшавского Договора
Штаб-квартира: СССР, Москва
Страны-участницы: 9 стран Восточной Европы
Глава организации: Макаров Н.Е.
Официальные языки: Русский, немецкий, польский, венгерский, чешский, сербский, словацкий, румынский, болгарский, албанский


Варшавский договор (Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи) от 14 мая 1955 года— документ, оформивший создание военного союза европейских социалистических государств при ведущей роли Советского Союза — Организации Варшавского договора (ОВД) и закрепивший двуполярность мира.

Договор подписан Албанией, Болгарией, Венгрией, ГДР, Польшей, Румынией, СССР и Чехословакией 14 мая 1955 года на Варшавском совещании европейских государств по обеспечению мира и безопасности в Европе.

Флаги стран ОВД

Не смотря на Перестройку и демократические революции в Восточной Европе, ОВД сохранилось (благодаря левым силам в этих странах) и продолжило своё существование.

Глава Организации Варшавского Договора назначается генерал одной из армий-участниц, координирующий действия войск стран ОВД. В 1988 году главой ОВД стал советский генерал Лобов В. Н., а позже, в 1999 году - Макаров Н.Е.

Варшавский договор объединяет социалистические государства в Европе военным союзом.

Все стр

althistory.fandom.com

Венгерский кризис 1956 года в 68 фотографиях: humus — LiveJournal

Имре Надь


Венгерские инсургенты стреляют по советскому самолету

Женщина-инсургент во время мятежа


Подростки из числа тех, кто помогал мятежникам


Демонстрация в поддержку мятежников

Инсургент с оружием во время мятежа


Венгерские женщины во время мятежа

Вооруженные инсургенты


Раненые инсургенты в больнице


Заседание Совета Безопасности по поводу венгерского кризиса

Заседание Ассамблеи ООН по поводу венгерского кризиса

Изуродованный во время мятежа трамвай в депо

Граждане поднимают листовки брошенные мятежниками в дни мятежа

Мятежники жгут русские книги из разгромленного книжного магазина

Раздача продовольствия в штабе инсургентов

Демонстрация студентов в поддержку мятежников

Сожжение советских флагов

Зверства мятежников

Защитники горкома ВПТ. Будапешт. 30 окт 1956

Повешенный вниз головой изуродованный труп сотрудника госбезопасности. Будапешт, 56

Расстрел полицейских


Убийство инсургентами сотрудников полиции


Люди во время восстания смотрят на убитого проправительственного активиста

Мертвый русский солдат среди обломков грузовика

Убитый русский солдат

Разрушения в Будапеште после штурма города советскими войсками


Русские танки в Будапеште после подавления мятежа


Торговцы книгами сразу же после подавления мятежа

Владельцы магазина расчищают витрины после штурма

Женщины на демонстрации в память о тех, кто погиб в сражении с советскими войсками


Венгерские мужчины поют патриотические песни в то время как советские танки двигаются по улицам Будапешта

Мертвые венгры и русские на улицах Будапешта

Похороны инсургентов

Могилы убитых инсургентов

Могилы русских солдат в Будапеште

Полицейская регулирует движение после разгрома мятежников


humus.livejournal.com

Венгрия 1956 года - события осени и мятеж

События в Венгрии в 1956 году привели к масштабному мятежу, дял подавления которого была привлечена советская армия. Венгерская осень стала один из крупнейших региональных конфликтов времен Холодной войны, в котором принимали участие спецслубы и СССР и США. Сегодня постараемся разобраться в событиях тех дней, а также попытаемся разобраться в причинах.

ОГЛАВЛЕНИЕ:

➤Роль Югославии  ➤Венгерские коммунисты  ➤Атомная гонка  ➤Роль США  ➤Операции "Просперо" и "Фокус"  ➤Хронология событий  ➤1-ый ввод войск  ➤2-ый ввод войск  ➤Операция Вихрь  ➤Обострение конфликта  ➤Религиозная подоплека  ➤События ноября 1956  ➤Потери  ➤Кем были мятежники  ➤Действующие лица

Роль Югославии

Начало событий следует отнести еще к 1948 году, когда отношения между Сталиным и Тито (лидер Югославии) окончательно испортились. Причина – Тито требовал полной политический независимости. В итоге страны начали готовиться к возможной воне, а советское командование разрабатывало план вступления в войну с территории Венгрии.

В мае 1956 года Юрий Андропов получается сведения (тут же переправляет их в Москву), что в Венгрии против СССР активную работу ведет агентура и разведка Югославии.

Значительную роль против Советского союза и действующего правительства Венгрии сыграло посольство Югославии.

Дмитрий Капранов, шифровальщик Особого корпуса армии СССР в Венгрии

Если еще в 1948 шло противостояние Тито – Сталин, то в 1953 году Сталина не стало и Тито начал метить на роль лидера советского блока. За ним стояла очень сильная армия Югославии, договоренности о военной помощи с НАТО и договоренности об экономической помощи с США. Понимая это, летом 1956 года Хрущев едет в Белград, где маршал Тито ставит следующие условия для нормализации отношений между странами:

  • Югославия ведет независимую политику.
  • Югославия продолжает партнерство с США и НАТО.
  • СССР прекращает критику режима Тито.

Формально, на этом разногласия закончились.

Роль венгерских коммунистов

Особенность развития послевоенной Венгрии заключается в полном копировании СССР, начиная с 1948 года. Это копирование было настолько глупым и массовым, что относилось буквально ко всему: начиная от модели построения экономики до формы солдат в армии. Более того, венгерские коммунисты начали проводить абсолютно крайние меры (это вообще свойственная черта коммунистов в начале их правления) – массовая русификация: флаг, герб, язык и так далее. Вот так, например, выглядел герб Венгерской Народной Республики (ВНР) в 1956 году.

Разумеется, сами по себе герб, флаг, язык, одежда не вызывали недовольства, но все вместе значительно били по самолюбию венгров. Более того, проблема ухудшалась экономическими причинами. Партия Ракоши просто копировала модель экономического развития СССР, абсолютно игнорируя особенности Венгрии. Как итог – послевоенный экономический кризис с каждым годом становится все сильнее. От экономического хаоса и развала спасает только постоянная финансовая помощь СССР.

Фактически в период 1950-1956 в Венгрии шла борьба между коммунистами: Ракоши против Надя. Причем Имре Надь пользовался гораздо большей популярностью.

Ядерная конка и ее роль

В июне 1950 года в США доподлинно известно, что у СССР есть атомная бомба, но крайне мало урана. На основе этих сведений президент США Трумэен издает директиву NSC-68, требуя вызывать и поддержать волнения в странах-сателлитах СССР. Страны определены:

  • Германская Демократическая Республика.
  • Венгерская Народная Республика.
  • Чехословакия.

Что общего у этих стран? Таких особенностей две: во-первых, они географически находились на границе западной зоны влияния; во-вторых – все три страны имели достаточно большие урановые шахты. Поэтому дестабилизация и отрыв этих стран от советского покровительства – это план США по сдерживанию атомного развития СССР.

Роль США

Активная стадия работы над созданием мятежа началась после 5 марта 1953 года (дата смерти Сталина). Уже в июне ЦРУ утверждают план «День Х», по которому начались восстания в ряде крупных городов ГДР и в городе Гере (урановые  шахты). План провалился, и восстание очень быстро были подавлены, но это была только подготовка к более «грандиозным» событиям.

Совет Национальной Безопасности (СНБ) США принимает Директиву №158 от 29 июня 1953 года. Этот документ рассекречен совсем недавно и главный смысл его в следующем – всеми средствами поддерживать сопротивление коммунизму так, чтобы ни у кого не вызывала сомнений спонтанность этих выступлений. Второе важное поручение по этой директиве – организовать, снабдить всем необходимым и обучить подпольные организации, способные проводить длительные военные действия. Это 2 направления, которые нашли отражения в событиях в Венгрии 1956 года, и которые действуют по сей день. Достаточно вспомнить недавние события в Киеве.

Важная деталь – летом 1956-го Эйзенхауэр выступил с заявлением, что послевоенный раздел мира больше неактуален, и его нужно делить по-новой.

Операции «Фокус» и «Просперо»

«Фокус» и «Просперо» это секретные операции американских спецслужб времен холодной войны. Во многом именно эти операции и породили Венгрию 1956. Эти операции были направлены на Польшу и Венгрию с целью с целью настроить местное население против СССР и предоставить местному населению все необходимое для борьбы за «независимость».

В мае 1956 года вблизи Мюнхена начинает работать новая радиостанция (Радио свободной Европы), направленная исключительно на Венгрию. Радиостанция финансировалась ЦРУ и непрерывна вещала на Венгрию, донося следующие вещи:

  • Америка – самая могущественная страна в мире во всех компонентах.
  • Коммунизм самая плохая форма правления, которая является источником всех бед. Следовательно – источник проблем СССР.
  • Америка всегда поддерживает народы, борющиеся за независимость.

Это была подготовка населения. С началом же революции в Венгрии (октябрь – ноябрь 1956) радиостанция начала транслировать передачу «Специальные вооруженные силы», которая рассказывала венграм как именно воевать против советской армии.

Вместе с началом радиовещания, с территории ФРГ и Австрии на воздушных шарах переправлялись в Венгрию агитационные листовки и радиоприемники. Поток воздушных шаров был велик, что подтверждает следующий факт. 8 февраля и 28 июля Эндре Сак направляет ноты протеста в посольство США. В последней ноте говорится, что с февраля 1956 года было изъято 293 шара, а из-за их полетов разбился 1 самолет и погиб его экипаж. В связи с этим венгры даже предупредили международные компании об опасности перелетов над страной. Показателен ответ посольства США – во всем виноваты «частные компании», а власти США тут не причем. Логика дикая и сегодня, кстати, она также применяется часто (частные организации выполняют грязную работу, в том числе и военную), но почему никто не расследует финансирование этих организаций? Загадка. Ведь ни одна частная компания не будет за свои деньги покупать воздушные шары, печатать листовки, закупать радиоприемники, открывать радиостанцию и все это направлять в Венгрию. Частной компании важна прибыль, то есть кто-то должен все это профинансировать. Это финансирование ведет к операции «Просперо».

Целью операции «Фокус» было свержение социализма в Восточной Европе.  Операция в финальной стадии начинается 1 октября 1956 года на базе радио «Свободная Европа». Усиливается пропаганда в передачах и главный мотив всех выступлений – пара начинать движение протии СССР. Несколько раз в день звучит фраза: «Режим не так опасен, как вам кажется. У народа есть надежда!».

Внутриполитическая борьба в СССР

После смерти Сталина началась борьба за власть, которую выиграл Хрущев. Дальнейшие шаги этого человека путь и не прямо, но  провоцировали антисоветские настроения. Это было связано со следующим:

  • Критика культа личности Сталина. Это сразу ослабило международное положение СССР, что было признано, в том числе и в США, которые с одной стороны заявили о передышке в холодной войне, а с другой стороны еще более активизировали тайные операции.
  • Расстрел Берии. Это не самая очевидная причина венгерских событий 1956 года, но очень важная. Вместе с расстрелом Берии были уволены (арестованы, расстреляны) тысячи агентов госбезопасности. Это были люди, годами стабилизирующие обстановку, и имеющие свою агентуру. После того как их убрали позиции госбезопасности стали заметно слабее, в том числе и в плане контрреволюционной и контртеррористической деятельности. Возвращаясь к личности Берии – именно он был покровителем «Володи» Имре Надя. После расстрела Берии, Надь был исключен из партии и смещен со всех постов. Это важно запомнить для понимания грядущих событий. Фактически из-за этого начиная с 1955 года Надь перестает быть подконтрольным СССР и начинает смотреть в сторону Запада.

Хронология событий

Выше мы рассмотрели достаточно подробно, что предшествовало событиям в Венгрии 1956 года. Теперь давайте сфокусируемся на событиях октября-ноября 1956 года, поскольку это самое главное, и именно в это время случилось вооруженное восстание.

В октябре начинаются многочисленные митинги, основною движущей силой которых были студенты. Это вообще характерная черта многих мятежей и революций последних десятилетий, когда все начинается мирными демонстрациями студентов,  завершается кровопролитием. На митингах звучат 3 основных требования:

  • Назначить Имре Надя главой правительства.
  • Ввести политические свободы в стране.
  • Вывести советские войска из Венгрии.
  • Прекратить поставку урана в СССР.

Еще до начала активных митингов в Венгрию съезжаются многочисленные журналисты из разных стран. Это большая проблема, поскольку часто невозможно провести грань кто является журналистом на самом деле, а кто профессиональным революционером. Существует множество косвенных фактов, указывающих, что в конце лета 1956 года в Венгрию вместе с журналистами въехало большое количество революционеров, которые приняли активное участие в дальнейших событиях. Госбезопасность Венгрии запускала в страну всех.

23 октября 1956 года в 15:00 в Будапеште начинается демонстрация, основной движущей силой которой были студенты. Практически сразу появляется идея идти к радиостанции, чтобы по радио объявили требования митингующих. Как только толпа подошла к зданию радиостанции ситуация  перешла из стадии митинга в стадию революции – в толпе появились вооруженные люди. Ключевую роль в этом сыграл Шандор Копач, начальник полиции Будапешта, переходит на сторону восставших и открывает им военные склады. Дальше венгры начинают организовано нападать и захватывать радиостанции, типографии, телефонные станции.  То есть, начали брать под контроль все средства связи и массовой информации.

Поздно вечером 23 октября проходит экстренное собрание ЦК партии в Москве. Жуков докалывает, что в Будапеште проходит 100 тысячная демонстрация, горит здание радиостанции, звучат выстрелы. Хрущев предлагает ввести в Венгрию войска. План был следующим:

  • Вернут в правительство Имре Надя. Это было важно, поскольку протестующие этого требовали, и так можно было их успокоить (так ошибочно думал Хрущев).
  • В Венгрию нужно ввести 1 танковую дивизию. Этой дивизии даже не нужно будет вступать в события, поскольку венгры испугаются и разбегутся.
  • Контроль возложили на Микояна.

Ввод советских войск

Разведроте полковника Григория Добрунова дают приказ направить танки в Будапешт.  Выше уже говорилось, что в Москве ожидали быстрого продвижения армии и отсутствия сопротивления. Поэтому приказ танковой роте был дан «Не стрелять». Но события в Венгрии в октябре 1956 года развивались стремительно. Уже на входе в город советская армия столкнулась с активным сопротивлением. Мятеж, который говорят возник стихийно и из студентов, длился менее суток, но уже были организованы укреп району, и созданы хорошо организованные группы вооруженных людей. Это явный признак, указывающий, что события в Венгрии готовились. Собственно для этого и проводятся в статье аналитические справки и программы ЦРУ.

Вот что рассказывает о входе в город сам полковник Добрунов.

Когда вошли в город скоро подпили наш первый танк. Раненный механик-водитель выскочил из танка, но его поймали и хотели сжечь заживо. Тогда он достал ф-1, выдернул чеку и взорвал себя и их.

полковник Добрунов

Стало понятно, что приказ «не стрелять» выполнить невозможно. Танковые войска с трудом продвигаются. Кстати использование танков в городе – огромная ошибка советского военного командования. Эта ошибка была и в Венгрии, и в Чехословакии, и намного позднее в Грозном. Танки в городе – идеальная мишень. В результате ежедневно советская армия теряет примерно 50 человек убитыми.

Обострение ситуации

24 октября Имре Надь выступает по радио и призывает фашистских провокаторов сложить оружие. Об этом в частности сообщают рассекреченные документы.

24 октября 1956 года Надь уже был главой правительства Венгрии. И этот человек называет водруженных людей в Будапеште и других регионах страны фашистскими провокаторами. В этом же выступлении Надь заявил, что советские войска введены в ВНР по просьбе правительства. То есть – к концу дня позиция венгерского руководства была понятной: армия введена по просьбе – гражданские люди с оружием фашисты.

В это же время в Венгрии появляется еще 1 сильная фигура –полковник Пал Малетер. Во время 2 мировой войны он воевал против СССР, попал в плен и сотрудничал с советской разведкой, за что в дальнейшем был награжден орденом Красной Звезды. 25 октября этот человек с 5-ью танками прибыл в «казармы Килиана», чтобы подавить восстание вблизи кинотеатра Корвин (один из главных опорных пунктов восставших), но вместо этого присоединился к мятежникам.  Одновременно в Венгрии усиливают работу агенты западных спецслужб. Вот один из примеров, по рассекреченным документам.

26 октября группа полковника Добрунова подходит к венгерскому кинотеатру  Корвин, где захватывает «языка». По показаниям именно в кинотеатре находится штаб мятежников. Добрунов запрашивает у командования разрешения на штурм здания, чтобы уничтожить главный центр сопротивления и подавить мятеж. Командование молчит. Реальный шанс закончить венгерские события осени 1956 года упущен.

Вывод советской танковой дивизии

К концу октября становится понятно, что текущие войска не в состоянии справиться с мятежом. Более того, позиция Имре Надя становится все более революционной. Он уже не говорит о мятежниках как о фашистах. Он запрещает силовым структурам Венгрии стрелять в восставших. Он способствует передачи оружия гражданскому населению. На этом фоне советское руководство принимает решение – вывести войска из Будапешта. 30 октября венгерский особый корпус советской армии возвращается ан свои позиции. За это время было потеряно только убитыми 350 человек.

В этот же день Надь выступает перед венграми, заявляя, что вывод войск СССР из Будапешта это его заслуга и победа венгерской революции. Тон уже сменился окончательно – Имре Надь на стороне мятежников. Пал Малетер назначается министром обороны Венгрии, но порядка в стране нет. Казалось бы – революция пусть и временно, но победила, советские войска выведены, Надь руководит страной. Все требования «народа» выполнены. Но даже после вывода войск из Будапешта революция продолжается, и люди продолжают убивать друг друга. Более того, Венгрия раскалывается. Практически все армейские подразделения отказываются выполнять приказы Надя и Малетера. Между лидерами революции возникает конфронтация в борьбе за власть. По всей стране формируются рабочие движения, направленные против фашизма в стране. Венгрия погружается в хаос.

Важный нюанс – 29 октября Надь своим приказом распускает службу государственной безопасности Венгрии.

Религиозный вопрос

Вопрос религии в событиях венгерской осени 1956 мало обсуждается, но он очень показателен. В частности показательна позиция Ватикана, озвученная папой Римским  Пий-12. Он заявил, что события в Венгрии это вопрос религиозный и призвал революционеров сражаться за религию до последней капли крови.

Схожую позицию занимает и США. Эйзенхауэр выражает полную поддержку восставшим, поскольку они борются за «свободы» и призывает назначить премьер-министром страны кардинала Минсенти.

События ноября 1956 года

1 ноября 1956 года в Венгрии фактически идет гражданская война. Бела Кирай с отрядами уничтожает всех несогласных с режимом, люди убивают друг друга. Имре Надь понимает, что удержать власть в таких условиях нереально и нужно останавливать кровопролитие. Тогда он выступает с заявлением, гарантируя:

  • Вывод советских войск с территории Венгрии.
  • Переориентация экономики в сторону западных стран.
  • Выход из соглашений Варшавского договора.

Заявление Надя изменило все. Первый пункт не вызывал опасений Хрущева, но выход Венгрии из ОВД менял все. В условиях Холодной войны потеря зоны влияния, еще и при помощи мятежа, подрывала престиж СССР и международное положение страны. Стало понятно, что теперь введение советских войск в Венгрию – вопрос нескольких дней.

Операция «Вихрь»

Операция «Вихрь» по введению советской армии в Венгрию начинается 4 ноября 1956 года в 6:00 по сигналу «Гром». Войсками командует герой второй мировой войны маршал Конев. Армия СССР наступает с трех направлений: из Румынии на юге, из СССР на востоке и Чехословакии на севере. На рассвете 4 ноября части начали входить в Будапешт. Дальше случилось то, что фактически раскрыло карты мятежа и интересы его руководителей. Вот, например, как вели себя венгерские лидеры после ввода советских войск:

  • Имре Надь – укрылся в посольстве Югославии. Вспоминаем о роли Югославии. Также нужно добавить, что Хрущев консультировался с Тито по поводу наступления 4 ноября на Будапешт.
  • Кардинал Минсенти – укрылся в посольстве США.
  • Белай Кирай дает приказ мятежникам держаться до победного конца, а сам отправляется в Австрию.

5 ноября СССР и США находят точки соприкосновения в вопросе конфликта на Суэцком канале, а Эйзенхауэр заверяет Хрущева, что не рассматривает венгров в роли союзника и войска НАТО в регион введены не будут. Фактически на этом венгерский мятеж осени 1956 года завершился и советские войска зачищали страну от вооруженных фашистов.

Почему второй ввод войск оказался успешнее первого

Основу сопротивления венгров составляла вера, что вот-вот войдут войска НАТО и защитят их. 4 ноября, когда стало известно, что Англия и Франция направляют войска в Египет, в Венгрии поняли, что никакой помощи им ждать не приходится. Поэтому как только вошли советские войска лидеры начали разбегаться. У мятежников стали заканчиваться патроны, которыми их перестали снабжать армейские склады, контрреволюция в Венгрии стала угасать.

Mh3>Итоги

22 ноября 1956 года советские войска провели спецоперации и захватили Надя в югославском посольстве. Позже Имре Надь и Пал Малетер были осуждены и приговорены к смертной казни через повешение. Руководителем Венгрии стал Янаш Кадар, один из ближайших сподвижников Тито. Кадар руководил Венгрией 30 лет, сделав ее одной из самых развитых стран социалистического лагеря. В 1968 году венгры принимали участие в подавлении мятежа в Чехословакии.

6 ноября бои в Будапеште закончились.  В городе оставалось сего несколько очагов сопротивления, которые были уничтожены 8 ноября. К 11 ноября столица и большая часть территории страны были освобождены. События в Венгрии развивались вплоть до января 1957 года, когда были уничтожены последние группы повстанцев.

Потери сторон

Официальные данные по потерям среди солдат советской армии и гражданского населения Венгрии за 1956 года представлены в таблице ниже.

Погибшие в Венгрии с 23 октября 1956 по январь 1957
Погибшие в Венгрии с 23 октября 1956 по январь 1957
Сторона Убито Ранено Пропали без вести
СССР 720 1540 51
Венгрия 2502 19229 -

Очень важно здесь сделать оговорки. Когда мы говорим о потерях в армии СССР – это люди, которые пострадали именно от венгерского населения. Когда же мы говорим о потерях гражданского населения Венгрии, то только меньшая часть из них пострадала от солдат СССР. Почему? Дело в том, что фактически в стране шла гражданская война, где фашисты и коммунисты уничтожали друг друга. Доказать это достаточно просто. В период между выводом и повторным вводом советских войск (это 5 дней, а сам мятеж длился 15 дней) жертвы продолжались. Другой пример – захват мятежниками радиовышки.  Тогда не то, что советских войск в Будапеште не было, даже венгерские корпуса по тревоге не подняты. Тем не менее человеческие жертвы есть. Поэтому не нужно во всех грехах обвинять советских солдат. Это, кстати, большой привет господину Миронову, который в 2006 года извинялся перед венграми за события 1956 года. Человек, видимо, вообще не представляет, что происходило в те дни на самом деле.

Еще раз хочу напомнить цифры:

  • 500 тысяч венгров на момент мятежа имели практически 4-х летний опыт войны против СССР на стороне Германии.
  • 5 тысяч венгров вернулись из тюрьмы СССР. Это те люди, которых осудили за реальные зверства против советских граждан.
  • 13 тысяч человек было освобождено мятежниками из венгерских тюрем.

В число жертв венгерских событий 1956 года входят и те, кто был убит и ранен самими мятежниками! И последний довод – вместе с советской армией в штурме Бухареста 4 ноября 1956 года учувствовали полицейские и венгерские коммунисты.

Кем были венгерские «студенты»

Все чаще приходится слышать , что события в Венгрии 1956 года это волеизъявление народа против коммунизма, де основная движущая сила были студенты. Проблема в том, что в нашей стране историю в принципе знают достаточно плохо, а венгерские события для подавляющего большинства граждан остаются полной загадкой. Поэтому давайте разбираться в деталях и в позиции Венгрии по отношению к СССР. Для этого нам будет необходимо вернуться в 1941 года.

27 июня 1941 года Венгрия объявляет войну СССР и вступает во 2-ую мировою войну союзником Германии. Венгерская армия мало запомнилась на полях сражений, зато навсегда вошла в историю в связи со своими зверствами против советских людей. В основном венгры «работали» в трех областях: Черниговская, Воронежская и Брянская. Существуют сотни исторических документов, свидетельствующих о жестокости венгров против местного, русского, населения. Поэтому мы должны четко уяснить – Венгрия с 1941 по 1945 годы была фашистской страной даже больше, чем германия! За годы войны в ней приняло участие 1,5 миллиона венгров. Примерно 700 тысяч вернулась домой после окончания войны. Это и был тот фундамент мятежа – хорошо обученные фашисты, которые ждали любой возможности выступить против своего врага – СССР.

Летом 1956 года Хрущев допускает огромную ошибку – он освобождает венгерских заключенных из светских тюрем. Проблема была в том, что он освободил людей, которые были осуждены за реальные преступления против советских граждан. Таким образом в Венгрию вернулось порядка 5 тысяч человек убежденных нацистов, которые прошли войну, идеологически настроены против коммунизма и хорошо умеют воевать.

О зверствах венгерских нацистов можно говорить много. Они убили множество людей, но их любимой «забавой» было подвешивать людей за ноги к фонарным столбам и деревьям. Не хочу вдаваться в эти подробности, прост приведу пару исторических фотографий.

Главные действующие лица

Имре Надь – с 23 октября 1956 года глава правительства Венгрии. Советский агент под псевдонимом «Володя». 15 июня 1958 года приговорен к смертной казни.

Матиас Ракоши – глава венгерской коммунистической партии.

Эндре Сик – министр иностранных дел Венгрии.

Бела Кирай – венгерский генерал-майор, воевавший против СССР. Один из руководителей мятежников в 1956 году. Заочно приговорен к смерти. С 1991 года проживает в Будапеште.

Пал Малетер – министр обороны Венгрии, полковник. Перешел на сторону мятежников. 15 июня 1958 приговорен к смертной казни.

Владимир Крючков – пресс-атташе советского посольства в Венгрии в 1956 году. Прежде – председатель КГБ.

Григорий Добрунов – командовал войсками, вошедшими 23 октября 1956 года в Будапешт.

Юрий Андропов – посол СССР в Венгрии.

istoriarusi.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о