Содержание

Поэма о героической гибели графа Роланда (Песнь о Роланде Другой автор)

Не только из поэм этой «королевской» группы, но и из всего французского эпоса вообще самой замечательной является «Песнь о Роланде», поэма, имевшая европейский резонанс и представляющая собой одну из вершин средневековой поэзии.

Поэма эта (4002 стиха) повествует о героической гибели графа Роланда, племянника Карла Великого, во время битвы с маврами в Ронсевальском ущелье, о предательстве отчима Роланда, Ганелона, которое явилось причиной этой катастрофы, и о мести Карла Великого за гибель Роланда и двенадцати пэров.

«Песнь о Роланде» возникла около 1100 г., незадолго до первого крестового похода. Неизвестный автор был не лишен некоторой образованности (в объеме, доступном многим жонглерам того времени) и, без сомнения, вложил в свою переработку старых песен на ту же тему, как в сюжетном, так и в стилистическом отношении, немало своего; но главная его заслуга состоит не в этих добавлениях, а именно в том, что он сохранял глубокий смысл и выразительность старинного героического предания и, связав его мысли с живой современностью, нашел для их выражения блестящую художественную форму.

Идейный замысел сказания о Роланде выясняется из сопоставления «Песни о Роланде» с теми историческими фактами, которые лежат в основе этого предания. В 778 г. Карл Великий вмешался во внутренние раздоры испанских мавров, согласившись помочь одному из мусульманских царей против другого. Перейдя Пиренеи, Карл взял несколько городов и осадил Сарагосу, но простояв под ее стенами несколько недель, должен был ни с чем вернуться во Францию. Когда он возвращался назад через Пиренеи, баски, раздраженные прохождением через их поля и села чужих войск, устроили в Ронсевальском ущелье засаду и, напав на арьергард французов, перебили многих из них; [65] по словам историографа Карла Великого Эгинхарда, в числе других знатных лиц погиб «Хруотланд, маркграф Бретани». После этого, добавляет Эгинхард, баски разбежались, и покарать их не удалось.

Непродолжительная и безрезультатная экспедиция в северную Испанию, не имевшая никакого отношения к религиозной борьбе и закончившаяся не особенно значительной, но все же досадной военной неудачей, была превращена певцами-сказителями в картину семилетней войны, завершившейся завоеванием всей Испании, далее — ужасной катастрофы при отступлении французской армии. Причем и здесь врагами оказались не христиане-баски, а все те же мавры, и, наконец, мести со стороны Карла в форме грандиозной, поистине «мировой» битвы французов с соединенными силами всего мусульманского мира.

Помимо типичной для всякого народного эпоса гиперболизации, сказавшейся не только в масштабе изображаемых событий, но и в картинах сверхчеловеческой силы и ловкости отдельных персонажей, а также в идеализации главных образов (Роланд, Карл, Турпин), характерно насыщение всего рассказа идеей религиозной борьбы с мусульманством и особой миссии Франции в этой борьбе. Эта идея нашла свое яркое выражение в многочисленных молитвах, небесных знамениях, религиозных призывах, наполняющих поэму, в очернении «язычников»-мавров, в неоднократном подчеркивании особого покровительства, оказываемого богом Карлу, в изображении Роланда рыцарем-вассалом Карла и вассалом господа, которому он перед смертью протягивает, как сюзерену, свою перчатку, наконец, в образе архиепископа Турпина, который одной рукой благословляет на бой французских рыцарей и отпускает грехи умирающим, а другой сам поражает врагов, олицетворяя единение меча и креста в борьбе с «неверными».

На дошедшую до нас редакцию «Песни о Роланде» оказала явное влияние пропаганда первого крестового похода, увлекшая весьма широкие слои населения Франции. Но в основе самой ранней формы эпического предания о Роланде (которая до нас не дошла, но которую мы можем с некоторым вероятием реконструировать) лежит та же самая идея крестового похода, только в другом, более старом и ограниченном варианте ее, заключавшемся не в завоевании Палестины, а в оказании помощи испанским христианам, притесняемым маврами, и в конечном изгнании последних из Испании. Этот момент был связан с актуальнейшей проблемой французской политики VIII —IX вв. В 732 г. Карл Мартелл, дед Карла Великого, разбив арабов при Пуатье, остановил наступление их на Европу. Однако и после этого, в конце VIII и особенно в начале IX в.. т. е. именно в ту пору, когда происходило поэтическое оформление предания о Ронсевальской битве, между французами и арабами шла упорная борьба как в форме походов французов в северную Испанию (где около 800 г. Карл Великий основал Испанскую марку), так и в форме защиты населения южной Франции от постоянных набегов арабов. [66] Эти войны очень рано начали истолковываться как дело патриотическое, а вместе с тем и «богоугодное», клонящееся к искоренению «язычества», и в одной из хроник экспедиция 778 г. была задним числом переосмыслена как стремление «с помощью Христа поддержать церковь, страдающую под жесточайшим игом сарацин». Эта идея ожила снова в последней четверти XI в., когда под влиянием агитации французских монахов наряду с подготовкой похода в Палестину французские рыцари и монахи во множестве устремились в Испанию, чтобы там сражаться под знаменем Альфонса VI, короля Кастилии, с маврами и организовывать церковь в отвоеванных у мусульман областях. Из этого двойного корня — патриотического и религиозного — и развилось народно-героическое и вместе с тем рыцарское содержание поэмы.

Однако содержание «Песни о Роланде» далеко не исчерпывается одушевляющей ее национально-религиозной идеей. В ней с огромной силой отразились социально-политические противоречия, характерные для интенсивно развивающегося в X—XI вв. феодализма. Эта вторая проблема вводится в поэму эпизодом предательства Ганелона. Поводом для включения этого эпизода в сказание могло явиться желание певцов-сказителей объяснить внешней и роковой причиной поражение «непобедимой» армии Карла Великого. Но образ Ганелона не только определяет перипетии сюжета. Он не просто эпизодический изменник, но выражение некоего мощного зловредного начала, враждебного всякому общенародному делу,— олицетворение феодального, анархического эгоизма. Это начало в поэме показано во всей его силе, с большой художественной объективностью. Ганелон изображен отнюдь не каким-нибудь физическим и нравственным уродом. Это величавый и смелый боец. Когда Роланд предлагает отправить его послом к Марсилию, Ганелон не пугается этого поручения, хотя и знает, насколько оно опасно. Но, приписывая и другим те же побуждения, которые являются основными для него самого, он предполагает, что Роланд имел намерение погубить его. Ганелон открыто и смело выражает свой гнев:

Он плащ, подбитый горностаем, сбросил,

Остался только в шелковом камзоле,

Лицом он горд, сверкают ярко очи,

Широкий в бедрах стан на диво строен,

Граф так хорош, что пэры глаз не сводят.

Он принимает поручение и выполняет его с достоинством и самоотвержением. Хотя в дороге он почти уже договорился обо всем с послом Марсилия Бланкандрином, все же, прибыв в Сарагосу, он не открывает своих намерений Марсилию и надменно предъявляет ему ультиматум Карла, вызывая ужасный гнев сарацинского царя и подвергая себя смертельной опасности. Лишь после этого Ганелон вступает с ним в соглашение, а до тех пор он ведет себя как смелый и гордый барон.

Точно так же он по-своему величав в финальной сцене суда над ним.

Хотя предательство Ганелона ясно всем и каждому, Карл обязан до конца выполнить феодальные юридические процедуры. На суде Ганелон (который «Лицом румян и вид имеет храбрый: будь честен он, так был бы рыцарь славный»), признавая, что он ненавидит Роланда, решительно отвергает, обвинение в измене («И я желал его смерти и гроба; Но нету здесь предательства лихого»). В его защиту выступает многочисленная его родня, во главе с грозным Пинабелем, — и бароны Карла колеблются, а потом и вовсе отступают. Они советуют Карлу оставить это дело, простить Ганелона: ведь «златом, казной нам не вернуть потери; Тот будет глуп, кто бой теперь затеет», а Ганелон, уверяют они Карла, будет служить ему впредь «и верно и любовно». И если бы в дело не вмешался смелый Тьерри, сразившийся с Пинабелем и посредством «божьего суда» доказавший его неправоту, Ганелон, наверное, избегнул бы наказания. Силу Ганелона составляет не столько то, что бароны Карла боятся Пинабеля, сколько шаткость феодально-юридических норм, нечеткость границ обязанностей вассала по отношению к своему сюзерену и полное отсутствие указаний на какие-либо его обязанности по отношению к общему делу, к народу и к родине. С точки зрения правовых отношений того времени виновность Ганелона не столь уже несомненна, ибо, выполнив честно свой вассальный долг перед Карлом на поле битвы (срок обязательного пребывания в войске сеньора в походе считался обычно сорок дней в год) и во время посольства к Марсилию, Ганелон, рассуждая формально, мог считать себя вправе после этого свести личные счеты с Роландом, своим пасынком. В «Песни о Роланде» не столько раскрывается чернота отдельного предателя — Ганелона, сколько разоблачается гибельность для родной страны того феодального, анархического эгоизма, представителем которого, в некоторых отношениях блестящим, является Ганелон.Наряду с этим противопоставлением Роланда и Ганелона через всю поэму проходит другое противопоставление, менее острое, но столь же принципиальное, Роланда и его любимого друга, нареченного брата Оливье. Здесь сталкиваются не две враждебные силы, а два варианта одного и того же положительного начала. Когда французский арьергард подвергается внезапному нападению и Оливье видит несметные полчища сарацин, устремляющихся на них, он советует Роланду затрубить в рог, чтобы призвать Карла на помощь. Но Роланд отказывается, считая это позором для себя, для своего рода, для всей Франции. Трижды Оливье возобновляет свои уговоры (повторение, типичное для стиля народной поэзии), и трижды Роланд отвергает его предложение, не желая «терять свою славу в милой Франции». Эта черта в характере Роланда несколько раз обозначена в поэме выразительным словом «безмерность» (démesure), в смысле необузданной, безрассудной смелости. Этой «безмерности» Роланда противопоставлено «благоразумие» Оливье, но так, что из этого ни для одного из них не вытекает осуждения:

Разумен Оливье, Роланд отважен.

И доблестью один другому равен. [68]

Автор поэмы отражает здесь две доступные сознанию того времени формы рыцарской и человеческой доблести, не разрешая спора прямолинейно в пользу той или другой из них, но показывая красоту и достоинство каждой.

Роланд в поэме — могучий и блестящий рыцарь, безупречный в выполнении вассального долга, сформулированного поэтом так:

Вассал сеньеру служит своему,

Он терпит зимний холод и жару,

Кровь за него не жаль пролить ему.

(Так в учебнике. Верно ― сеньору. Л. Р.)

Он в полном смысле слова образец рыцарской доблести и благородства. Но глубокая связь поэмы с народно-песенным творчеством и народным пониманием героизма сказалась в том, что все рыцарские черты Роланда даны поэтом в очеловеченном, освобожденном от сословной ограниченности виде. Роланду чужды эгоизм, жестокость, алчность, анархическое своеволие феодалов. В нем чувствуется избыток юных сил, радостная вера в правоту своего дела и в свою удачу, страстная жажда бескорыстного подвига. Полный гордого самосознания, но вместе с тем чуждый какой-либо спеси или своекорыстия, он целиком отдает свои силы служению своему королю, своему народу и своей родине. Горячая любовь к родине характеризует в поэме всех воинов Карла. Покинув Испанию и достигнув Гасконии, т. е. родной земли,

Припомнились родные земли им,

Невест и жен припомнили они.

Сбегают слезы по щекам у них.

Но сильнее всех проявляется патриотическое чувство у Роланда, для которого нет более нежного и священного слова, чем «милая Франция»; с мыслью о ней он умирает.

Все это делало Роланда, несмотря на его рыцарское обличье, подлинным народным героем, понятным и близким каждому. В этом заключается главная причина огромной популярности сказания о Роланде не только на его родине, но и почти во всех других европейских странах. Переводы французских поэм о Роланде, их пересказы или подражания им существовали в средние века на немецком, английском, итальянском, испанском, скандинавских и кельтских языках.

Суровый стиль «Песни о Роланде», ее величавая строгость и энергичная сжатость изложения, отсутствие темы любви (Роланд даже в момент смерти не вспоминает о своей невесте Альде, о которой лаконично сообщается только, что она не смогла его пережить), мотивов интимных, комических, бытовых и т. п. находится в полном соответствии с характером сюжета и идейного замысла.

www.allsoch.ru

кому или чему был верен роланд

Песнь о Роланде. Почему Роланда можно назвать идеальным рыцарем? попытайтесь истолковать эпизод смерти героя Обратите внимание на разговор с мячом протянутую к небу перчатку Почему умирая он поворачивается лицом не к милой Франции а к Испании?

дольфаника

В “Песне о Роланде” французский рыцарь Роланд обладает всеми качествами идеального рыцаря, он всегда говорит правду, он до конца сражается за свою страну, на таких рыцарей как Роналд держалась Франция.

Раненный Роланд идет в сторону Испании и без чувств падает на траву. Когда сарацин хотел добить Роланда, рыцарь почувствовал, что у него забирают его оружие и очнулся и убивает сарацина. Роланад умирает со словами о Карле и Боге. Раненный Роланд выбрал место для смерти испанскую землю, чтобы показать врагам, что он до конца остался верен своей Франции и чтобы враги боялись его и после смерти. Роланд хотел показать, что Франция никогда не позволит, чтобы ее поработили и она останется свободной страной.

дольф­аника1Всего 1 ответ.

Другие интересные вопросы и ответы

Какие события описываются в песне о роланде? Кто главные герои ? Как погиб Роланд? Кто отомстил за его смерть?

Марго Карамель8

Марго, ответить на Ваш вопрос очень коротко вряд ли получится. Но, думаю, Вы найдете ответы на все вопросы в развернутом анализе “Песни о Роланде”по ссылке https://licey.net/free/15-analiz_proizvedenii_zarubezhnyh_pisatelei_biografii_inostrannyh_pisatelei/61-zarubezhnaya_literatura/stages/2013-narodno_geroicheskii_epos__pesn_o_rolande.html

ihoreuseev2Всего 1 ответ.

кому или чему был верен роланд

женя пономарёв1

Суровый характер Роланда наделен привлекательными чертами постоянства в незнающей границ дружбе, в верности служения Франции и ее государю; этой последней черте придается особое значение, поскольку Роланд характеризуется, как идеальный рыцарь, верный вассал своего сюзерена и защитник “истинной” веры – христианства.
Источник: интернет.
Удачи!Марина Овчаренко17

Всего 1 ответ.

Как вы относитесь к тому что Идрис Эльба будет играть Роданда Дискейна(который должен быть похож на Клинта Иствуда) в экранизации Темной Башни, Стивена Кинга?

Анонимный пользователь6

Сначала расстроилась. Представляла Роланда Клинтом Иствудом в том образе. И он для меня истинный Роланд навсегда! Хотя сейчас моё разочарование сменилось любопытством, я решила дать такой версии шанс. Если это “альтернативное прочтение” – оно имеет право на существование. К тому же, фильм-то может и неплохой. Посмотрим. Интересно, что думает сам Стивен Кинг и принимал ли он участие в его съемке?

Оля Тройникова1Всего 1 ответ.

Почему Карл Великий является главным героем в произведении “песнь о Роланде”???

Нужно написать несколько доказательств, 2-3 будет достаточно. Если можно, то напишите пожалуйста кротко (просто доказательств и всё)ПОМОГИТЕ ПОЖАЛУЙСТАGuest3

Он и был главным – все при его дворе происходило. Но песнь все же о Роланде, а не о Карле.

Гость2Всего 1 ответ.

ask-homework.ru

Роланд - главный герой эпоса. Карл как идеал государственной мудрости. Предатель Ганелон - антипод Карла и Роланда - ЖАНРОВО-ТЕМАТИЧЕСКОЕ РАВНООБРАЗИЕ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЛИТЕРАТУРЫ - II семестр - ВСЕ УРОКИ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 8 КЛАСС - конспекты уроков - План урока - Конспект урока

II семестр

 

ЖАНРОВО-ТЕМАТИЧЕСКОЕ РАВНООБРАЗИЕ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

УРОК № 44

Тема. Роланд - главный герой эпоса. Карл как идеал государственной мудрости. Предатель Ганелон - антипод Карла и Роланда

 

Цель: выяснить события «Песни о Роланде»; учить характеризовать героев французского эпоса; развивать умение высказывать собственное мнение; воспитывать навыки работы в группе.

Оборудование: картина «Гибель Роланда».

 

Все, что мы называем героической доблестью

и чем восхищаемся как величием и возвышенностью духа,

есть не что иное, как спокойная и твердо

обоснованная гордость и самоуважение.

Д. Юм

 

ХОД УРОКА

I. Актуализация опорных знаний

1. Проверка знания текста «Песни о Роланде»

Тест

1) Король Сарагосы - это:

а) Карл;

б) Марсілій;

в) Бланкандрін.

2) Роланд взял только 20 тыс. воинов, потому что:

а) был уверен в своей силе;

б) не ожидал нападения сарацин;

в) не хотел ущемить интересы короля, своего родственника.

3) Дюрандаль - это:

а) меч;

б) щит;

в) воин.

4) Рог Роланда имел имя:

а) Чернубль;

б) Олифант;

в) Турпін.

5) Во время боя Роланда во Франции:

а) была буря;

б) было солнечное затмение;

в) начался паводок.

6) Сколько раз затрубил в рог Роланд?

а) Один;

б) два;

в) три.

7) Как звали лучшего друга-воина Роланда?

а) Наем;

б) Вальянтіф;

в) Оливер.

8) Как поступил Карл, оплакав погибших?

а) Вернулся во Францию;

б) загнал сарацин к реке;

в) стал королем Сарагосы.

9) Как был наказан предатель Ганелон?

а) Повешен;

б) погиб от меча;

в) разорван лошадьми.

 

2. «Мои впечатления от “Песни о роланде”»

(Устные ответы учащихся.)

 

II. Мотивация учебной деятельности

Работа с эпиграфом.

Учитель читает высказывание Д. юма.

• Согласны ли вы с приведенным высказыванием?

• Что, по вашему мнению, означает понятие доблесть?

• К кому из героев можно отнести мнению Дюма? Почему?

- О доблесть, смелость, предательство и коварство мы и будем рассуждать сегодня на уроке.

 

III. Обобщение и систематизация изученного материала

Составление характеристик главных героев «Песни о Роланде».

Постановка проблемного вопроса: «Почему произведение названо “Песней о роланде”, а не про другого героя? Или не было других достойных героев?»

Работа в группах

Задачи: охарактеризовать героя поэмы; привести соответствующие цитаты; ответить на проблемный вопрос.

Группа № 1

Задание: охарактеризуйте Роланда.

Цитаты:

«У тебя нрав запрудка и загорда». (Оливер)

 

«Угроз я не боюсь... Я выручу, чтобы только

король разрешил!» (Роланд)

 

«Когда Роланд узнал, что будет бой,

Он відважніший стал от льва и тигра».

 

«За своего господина и величайшее бедствие

Перетерпеть надо - холод, жару,

А хоть бы и кровь пролить, трупом упасть».

 

«Везде, где не глянь, свирепствует сильный бой,

Ба, и граф Роланд не кроется ли за вторым;

Ударяет копьем, пока служит копье...»

 

«Страшный, упорный бой свирепствует дальше.

Роланд и Оливер храбро дерутся».

 

«А здесь нас ждет тяжелый и долгий бой,

Такой силы еще никто не видел».

 

«Взял Роланд рукой Олифанта,

Приложил его к губам и как заиграл,

Відбивсь в горы голос, зазвучал,

На тридцать миль вокруг пошел эхом».

 

«Заиграл Роланд так болезненно и мощно,

Так жалобно заиграл на Оліфанті,

Что с уст его пошла красная кровь,

А в голове виски аж затрещали.

А так далеко голос зазвучал,

Что среди гор услышал его король».

 

«Возвратился на поле боя граф Роланд,

Возвратился, как рыцарь, Дюрандалем ударил,...

Храбрых двадцать пять упало».

 

«Такой удачи рыцарю и надо,

Когда у оружия оседлал коня.

В борьбе будь он твердый, упорный».

 

«По-молодецки бьется граф Роланд!

Пит облива его горячее тело,

А в голове тяжелый, жгучая боль:

Виски в ней трісли, еще когда трубил».

 

«Умер Роланд,- Бог душу в рай принял».

Вывод. Граф Роланд, племянник Карла Великого, олицетворяет в себе мужество, доблесть, отвагу. Он, преданный вассал, ради своего сюзерена готов на все. Роланд отдает свою жизнь в бою, ни на минуту не задумываясь над возможностью другого выбора. Граф трижды отказывается трубить, то есть просить помощи у Карла, гордость не позволяет ему сделать это. И звук рога Олифанта почувствуется только тогда, когда надежды на собственные силы будет совсем мало. Потрясает сцена, изображающая Роланда, который трубит в рог во второй раз. Сила страдания, боли за погибших товарищей воплощается в максимальном напряжении героя, у которого «из уст... пошла красная кровь, а в голове виски аж затрещали». Автор поэмы постоянно подчеркивает, что Роланд - настоящий рыцарь: он жил, как рыцарь, и умер, как герой. Даже Бог признает достоинства Роланда: он забирает его в рай, несмотря на такие недостатки героя, как гордость и самоуверенность.

 

Группа № 2

Задачи: охарактеризовать Карла Великого.

Цитаты:

«Великий Карл, властитель наш славный».

«И Карл Великий также зарыдал:

 

В Испании лишивсь его племянник!

Король не в силах скрыть слез в тоске».

 

«В большой тоске едет Карл Великий,

Весь панцирь покрыл седая борода».

 

«“И что я, Боже, варт? - сказал король. -

Почему в этой битве не было меня?”

Он с горя-тоски всю бороду рвет,

А рыцари заплакали и себе же».

 

«Для Карла Бог совершил великое чудо:

На небе солнце стало незыблемо».

 

«Когда обладатель суд свой закончил

И прояснил свой величайшему гнев,

Он приказал крестить Брамімонду».

Вывод. Французский король Карл, что наделяется эпитетом Великий, олицетворяет в себе идею государственного единства и христианской веры. Карл - добрый к своим воинам, прямой и благородный, немного наивный (слушает Ганелона и не идет сразу на помощь Роланду, слыша звуки Олифанта). Карл горюет, видя гибель франков, упрекает себя, что не смог спасти своих воинов.

 

Группа № 3

Задачи: охарактеризовать Ганелона.

Цитаты:

«Был Ганелон, которого дело - измена...»

 

«Да и заныло сердце в Ганелона!

Он раздевается из кожуха с кун,

Становится в одном кафтане из атласа.

Блестящие глаза, гордый вид у него,

Широкая грудь, благородное тело,

А хороший - не насмотрятся все пэры».

 

«Когда мне даст бог оттуда вернуться,

Я наварю тебе за то такого,

Что хватит и до конца жизни».

 

«Граф Ганелон услышал Роландів смех:

Он мало что трис не со злости-гнева,

Он мало что ума был не лишился».

 

«Король велел поймать Ганелона...

А там цепь закинули на шею,

Сковали, словно дикого медведя,

И посадили на плохую клячу».

 

«Там Ганелона лютая смерть постигла».

 

«Как каждый предатель, Ганелон умирает.

Пусть он измены более не хвалит!»

Выводы. Граф Ганелон - отрицательный герой поэмы. Гордый и вспыльчивый, он не может сдержать гнева и обиды на пасынка Роланда и страшно мстит ему и своим соотечественникам.

Графа не останавливает то, что Роланд - его родственник, а Карл - его король. Проявляя эгоизм и предательство, Ганелон не становится счастливым. Его наказание было жестоким, но справедливым.

 

Итоги. Ответ на проблемный вопрос

Сравнивая героев «Песни о Роланде», можно выделить положительных и отрицательных персонажей. К первым относятся франки, а в других - сарацины и предатель Ганелон. Кстати, во Франции имя Ганелон и до сих пор считается синонимом предательства. Такой персонаж, конечно, не может быть главным в героическом эпосе.

Карл Великий - положительный герой, но не его именем названа поэма. Почему? Возможно, потому, что не идеальный, но мужественный Роланд полной мере проявляет рыцарские достоинства: преданно служит своему сюзерену и отдает свою жизнь за него.

 

IV. Межпредметные связи

Наблюдение за картиной «Гибель Роланда».

• Каких героев вы видите на картине?

• Какой эпизод из поэмы изображен на ней?

• Какие цвета преобладают в художественном произведении?

• Удалось ли художнику передать трагедию событий героического эпоса «Песнь о Роланде»?

 

V. Домашнее задание

Індивідувальне задачи. Подготовить рассказ о Данте от имени Беатриче Портинари и Джованни Боккаччо.

zarlitra.in.ua

Поэма о героической гибели графа Роланда

Не только из поэм этой «королевской» группы, но и из всего французского эпоса вообще самой замечательной является «Песнь о Роланде», поэма, имевшая европейский резонанс и представляющая собой одну из вершин средневековой поэзии.

Поэма эта (4002 стиха) повествует о героической гибели графа Роланда, племянника Карла Великого, во время битвы с маврами в Ронсевальском ущелье, о предательстве отчима Роланда, Ганелона, которое явилось причиной этой катастрофы, и о мести Карла Великого за гибель Роланда и двенадцати пэров.

«Песнь о Роланде» возникла около 1100 г., незадолго до первого крестового похода. Неизвестный автор был не лишен некоторой образованности (в объеме, доступном многим жонглерам того времени) и, без сомнения, вложил в свою переработку старых песен на ту же тему, как в сюжетном, так и в стилистическом отношении, немало своего; но главная его заслуга состоит не в этих добавлениях, а именно в том, что он сохранял глубокий смысл и выразительность старинного героического предания и, связав его мысли с живой современностью, нашел для их выражения блестящую художественную форму.

Идейный замысел сказания о Роланде выясняется из сопоставления «Песни о Роланде» с теми историческими фактами, которые лежат в основе этого предания. В 778 г. Карл Великий вмешался во внутренние раздоры испанских мавров, согласившись помочь одному из мусульманских царей против другого. Перейдя Пиренеи, Карл взял несколько городов и осадил Сарагосу, но простояв под ее стенами несколько недель, должен был ни с чем вернуться во Францию. Когда он возвращался назад через Пиренеи, баски, раздраженные прохождением через их поля и села чужих войск, устроили в Ронсевальском ущелье засаду и, напав на арьергард французов, перебили многих из них; [65] по словам историографа Карла Великого Эгинхарда, в числе других знатных лиц погиб «Хруотланд, маркграф Бретани». После этого, добавляет Эгинхард, баски разбежались, и покарать их не удалось.

Непродолжительная и безрезультатная экспедиция в северную Испанию, не имевшая никакого отношения к религиозной борьбе и закончившаяся не особенно значительной, но все же досадной военной неудачей, была превращена певцами-сказителями в картину семилетней войны, завершившейся завоеванием всей Испании, далее — ужасной катастрофы при отступлении французской армии. Причем и здесь врагами оказались не христиане-баски, а все те же мавры, и, наконец, мести со стороны Карла в форме грандиозной, поистине «мировой» битвы французов с соединенными силами всего мусульманского мира.

Помимо типичной для всякого народного эпоса гиперболизации, сказавшейся не только в масштабе изображаемых событий, но и в картинах сверхчеловеческой силы и ловкости отдельных персонажей, а также в идеализации главных образов (Роланд, Карл, Турпин), характерно насыщение всего рассказа идеей религиозной борьбы с мусульманством и особой миссии Франции в этой борьбе. Эта идея нашла свое яркое выражение в многочисленных молитвах, небесных знамениях, религиозных призывах, наполняющих поэму, в очернении «язычников»-мавров, в неоднократном подчеркивании особого покровительства, оказываемого богом Карлу, в изображении Роланда рыцарем-вассалом Карла и вассалом господа, которому он перед смертью протягивает, как сюзерену, свою перчатку, наконец, в образе архиепископа Турпина, который одной рукой благословляет на бой французских рыцарей и отпускает грехи умирающим, а другой сам поражает врагов, олицетворяя единение меча и креста в борьбе с «неверными».

На дошедшую до нас редакцию «Песни о Роланде» оказала явное влияние пропаганда первого крестового похода, увлекшая весьма широкие слои населения Франции. Но в основе самой ранней формы эпического предания о Роланде (которая до нас не дошла, но которую мы можем с некоторым вероятием реконструировать) лежит та же самая идея крестового похода, только в другом, более старом и ограниченном варианте ее, заключавшемся не в завоевании Палестины, а в оказании помощи испанским христианам, притесняемым маврами, и в конечном изгнании последних из Испании. Этот момент был связан с актуальнейшей проблемой французской политики VIII —IX вв. В 732 г. Карл Мартелл, дед Карла Великого, разбив арабов при Пуатье, остановил наступление их на Европу. Однако и после этого, в конце VIII и особенно в начале IX в.. т. е. именно в ту пору, когда происходило поэтическое оформление предания о Ронсевальской битве, между французами и арабами шла упорная борьба как в форме походов французов в северную Испанию (где около 800 г. Карл Великий основал Испанскую марку), так и в форме защиты населения южной Франции от постоянных набегов арабов. [66] Эти войны очень рано начали истолковываться как дело патриотическое, а вместе с тем и «богоугодное», клонящееся к искоренению «язычества», и в одной из хроник экспедиция 778 г. была задним числом переосмыслена как стремление «с помощью Христа поддержать церковь, страдающую под жесточайшим игом сарацин». Эта идея ожила снова в последней четверти XI в., когда под влиянием агитации французских монахов наряду с подготовкой похода в Палестину французские рыцари и монахи во множестве устремились в Испанию, чтобы там сражаться под знаменем Альфонса VI, короля Кастилии, с маврами и организовывать церковь в отвоеванных у мусульман областях. Из этого двойного корня — патриотического и религиозного — и развилось народно-героическое и вместе с тем рыцарское содержание поэмы.

Однако содержание «Песни о Роланде» далеко не исчерпывается одушевляющей ее национально-религиозной идеей. В ней с огромной силой отразились социально-политические противоречия, характерные для интенсивно развивающегося в X—XI вв. феодализма. Эта вторая проблема вводится в поэму эпизодом предательства Ганелона. Поводом для включения этого эпизода в сказание могло явиться желание певцов-сказителей объяснить внешней и роковой причиной поражение «непобедимой» армии Карла Великого. Но образ Ганелона не только определяет перипетии сюжета. Он не просто эпизодический изменник, но выражение некоего мощного зловредного начала, враждебного всякому общенародному делу,— олицетворение феодального, анархического эгоизма. Это начало в поэме показано во всей его силе, с большой художественной объективностью. Ганелон изображен отнюдь не каким-нибудь физическим и нравственным уродом. Это величавый и смелый боец. Когда Роланд предлагает отправить его послом к Марсилию, Ганелон не пугается этого поручения, хотя и знает, насколько оно опасно. Но, приписывая и другим те же побуждения, которые являются основными для него самого, он предполагает, что Роланд имел намерение погубить его. Ганелон открыто и смело выражает свой гнев:

Он плащ, подбитый горностаем, сбросил,

Остался только в шелковом камзоле,

Лицом он горд, сверкают ярко очи,

Широкий в бедрах стан на диво строен,

Граф так хорош, что пэры глаз не сводят.

Он принимает поручение и выполняет его с достоинством и самоотвержением. Хотя в дороге он почти уже договорился обо всем с послом Марсилия Бланкандрином, все же, прибыв в Сарагосу, он не открывает своих намерений Марсилию и надменно предъявляет ему ультиматум Карла, вызывая ужасный гнев сарацинского царя и подвергая себя смертельной опасности. Лишь после этого Ганелон вступает с ним в соглашение, а до тех пор он ведет себя как смелый и гордый барон.

Точно так же он по-своему величав в финальной сцене суда над ним.

Хотя предательство Ганелона ясно всем и каждому, Карл обязан до конца выполнить феодальные юридические процедуры. На суде Ганелон (который «Лицом румян и вид имеет храбрый: будь честен он, так был бы рыцарь славный»), признавая, что он ненавидит Роланда, решительно отвергает, обвинение в измене («И я желал его смерти и гроба; Но нету здесь предательства лихого»). В его защиту выступает многочисленная его родня, во главе с грозным Пинабелем, — и бароны Карла колеблются, а потом и вовсе отступают. Они советуют Карлу оставить это дело, простить Ганелона: ведь «златом, казной нам не вернуть потери; Тот будет глуп, кто бой теперь затеет», а Ганелон, уверяют они Карла, будет служить ему впредь «и верно и любовно». И если бы в дело не вмешался смелый Тьерри, сразившийся с Пинабелем и посредством «божьего суда» доказавший его неправоту, Ганелон, наверное, избегнул бы наказания. Силу Ганелона составляет не столько то, что бароны Карла боятся Пинабеля, сколько шаткость феодально-юридических норм, нечеткость границ обязанностей вассала по отношению к своему сюзерену и полное отсутствие указаний на какие-либо его обязанности по отношению к общему делу, к народу и к родине. С точки зрения правовых отношений того времени виновность Ганелона не столь уже несомненна, ибо, выполнив честно свой вассальный долг перед Карлом на поле битвы (срок обязательного пребывания в войске сеньора в походе считался обычно сорок дней в год) и во время посольства к Марсилию, Ганелон, рассуждая формально, мог считать себя вправе после этого свести личные счеты с Роландом, своим пасынком. В «Песни о Роланде» не столько раскрывается чернота отдельного предателя — Ганелона, сколько разоблачается гибельность для родной страны того феодального, анархического эгоизма, представителем которого, в некоторых отношениях блестящим, является Ганелон.

Наряду с этим противопоставлением Роланда и Ганелона через всю поэму проходит другое противопоставление, менее острое, но столь же принципиальное, Роланда и его любимого друга, нареченного брата Оливье. Здесь сталкиваются не две враждебные силы, а два варианта одного и того же положительного начала. Когда французский арьергард подвергается внезапному нападению и Оливье видит несметные полчища сарацин, устремляющихся на них, он советует Роланду затрубить в рог, чтобы призвать Карла на помощь. Но Роланд отказывается, считая это позором для себя, для своего рода, для всей Франции. Трижды Оливье возобновляет свои уговоры (повторение, типичное для стиля народной поэзии), и трижды Роланд отвергает его предложение, не желая «терять свою славу в милой Франции». Эта черта в характере Роланда несколько раз обозначена в поэме выразительным словом «безмерность» (démesure), в смысле необузданной, безрассудной смелости. Этой «безмерности» Роланда противопоставлено «благоразумие» Оливье, но так, что из этого ни для одного из них не вытекает осуждения:

Разумен Оливье, Роланд отважен.

И доблестью один другому равен. [68]

Автор поэмы отражает здесь две доступные сознанию того времени формы рыцарской и человеческой доблести, не разрешая спора прямолинейно в пользу той или другой из них, но показывая красоту и достоинство каждой.

Роланд в поэме — могучий и блестящий рыцарь, безупречный в выполнении вассального долга, сформулированного поэтом так:

Вассал сеньеру служит своему,

Он терпит зимний холод и жару,

Кровь за него не жаль пролить ему.

(Так в учебнике. Верно ― сеньору. Л. Р.)

Он в полном смысле слова образец рыцарской доблести и благородства. Но глубокая связь поэмы с народно-песенным творчеством и народным пониманием героизма сказалась в том, что все рыцарские черты Роланда даны поэтом в очеловеченном, освобожденном от сословной ограниченности виде. Роланду чужды эгоизм, жестокость, алчность, анархическое своеволие феодалов. В нем чувствуется избыток юных сил, радостная вера в правоту своего дела и в свою удачу, страстная жажда бескорыстного подвига. Полный гордого самосознания, но вместе с тем чуждый какой-либо спеси или своекорыстия, он целиком отдает свои силы служению своему королю, своему народу и своей родине. Горячая любовь к родине характеризует в поэме всех воинов Карла. Покинув Испанию и достигнув Гасконии, т. е. родной земли,

Припомнились родные земли им,

Невест и жен припомнили они.

Сбегают слезы по щекам у них.

Но сильнее всех проявляется патриотическое чувство у Роланда, для которого нет более нежного и священного слова, чем «милая Франция»; с мыслью о ней он умирает.

Все это делало Роланда, несмотря на его рыцарское обличье, подлинным народным героем, понятным и близким каждому. В этом заключается главная причина огромной популярности сказания о Роланде не только на его родине, но и почти во всех других европейских странах. Переводы французских поэм о Роланде, их пересказы или подражания им существовали в средние века на немецком, английском, итальянском, испанском, скандинавских и кельтских языках.

Суровый стиль «Песни о Роланде», ее величавая строгость и энергичная сжатость изложения, отсутствие темы любви (Роланд даже в момент смерти не вспоминает о своей невесте Альде, о которой лаконично сообщается только, что она не смогла его пережить), мотивов интимных, комических, бытовых и т. п. находится в полном соответствии с характером сюжета и идейного замысла.

www.testsoch.info

рассказ о роланде. какой он был его характер, что делал, правильно ли поступал

На первом месте в поэме стоит образ Роланда. Он обладает той доблестью и решительностью, которые помогли ему стать лучшим полководцем войска Карла. Однако ему свойственны житейские слабости: горячность, безрассудная неосмотрительность и некоторое хвастовство. О детстве его ничего не говорится, но циклические поэмы выясняют его отношения и родственные связи с Карлом, а также помогают понять причину враждебности Гвенелона к своему пасынку. Здесь, в самой поэме, фольклорная тема несчастной судьбы пасынка или падчерицы не получила развития в силу других идейных задач. Эпизоды, связанные с Роландом, отличаются лирической окраской, чему немало способствует динамический стиль изложения. Насмешки и прямой вызов по отношению к Гвенелону сменяются упорством и предвзятым пониманием воинской чести в беседе с лучшим другом - Оливьером, когда речь заходит о призыве на помощь войск Карла. Предложение Оливьера затрубить в рог Олифант Роланд воспринимает как признание слабости, недостойной храброго рыцаря, и предпочитает неравный бой с сарацинами, грозящий гибелью всему арьргарду. Разногласия между друзьями вновь обостряются, когда Роланд, убедившись в безысходности создавшейся обстановки, готов затрубить в рог, но на этот раз уже Оливьер, прекрасно оценивший безнадежность положения, считает недопустимым обращение к Карлу, так как это порочит звание доблестного и мужественного воина. Только вмешательство архиепископа Турпина примиряет друзей, хотя правота остается на стороне Оливьера. Суровый характер Роланда наделен привлекательными чертами постоянства в незнающей границ дружбе, в верности служения Франции и ее государю; этой последней черте придается особое значение, поскольку Роланд характеризуется, как идеальный рыцарь, верный вассал своего сюзерена и защитник "истинной" веры - христианства. Полностью <a href="/" rel="nofollow" title="23423255:##:http://svr-lit.niv.*ru/svr-lit/bilety-9/pesn-o-rolande.htm">[ссылка заблокирована по решению администрации проекта]</a> (уберите * в ссылке)

touch.otvet.mail.ru

Поэма о героической гибели графа Роланда – Песнь о Роланде

Не только из поэм этой «королевской» группы, но и из всего французского эпоса вообще самой замечательной является «Песнь о Роланде», поэма, имевшая европейский резонанс и представляющая собой одну из вершин средневековой поэзии. Поэма эта (4002 стиха) повествует о героической гибели графа Роланда, племянника Карла Великого, во время битвы с маврами в Ронсевальском ущелье, о предательстве отчима Роланда, Ганелона, которое явилось причиной этой катастрофы, и о мести Карла Великого за гибель Роланда и двенадцати пэров. «Песнь о Роланде» возникла около 1100 г., незадолго до первого крестового похода. Неизвестный автор был не лишен некоторой образованности (в объеме, доступном многим жонглерам того времени) и, без сомнения, вложил в свою переработку старых песен на ту же тему, как в сюжетном, так и в стилистическом отношении, немало своего; но главная его заслуга состоит не в этих добавлениях, а именно в том, что он сохранял глубокий смысл и выразительность старинного героического предания и, связав его мысли с живой современностью, нашел для их выражения блестящую художественную форму.

Идейный замысел сказания о Роланде выясняется из сопоставления «Песни о Роланде» с теми историческими фактами, которые лежат в основе этого предания. В 778 г. Карл Великий вмешался во внутренние раздоры испанских мавров, согласившись помочь одному из мусульманских царей против другого. Перейдя Пиренеи, Карл взял несколько городов и осадил Сарагосу, но простояв под ее стенами несколько недель, должен был ни с чем вернуться во Францию. Когда он возвращался назад через Пиренеи, баски, раздраженные прохождением через их поля и села чужих войск, устроили в Ронсевальском ущелье засаду и, напав на арьергард французов, перебили многих из них; [65] по словам историографа Карла Великого Эгинхарда, в числе других знатных лиц погиб «Хруотланд, маркграф Бретани». После этого, добавляет Эгинхард, баски разбежались, и покарать их не удалось.

Непродолжительная и безрезультатная экспедиция в северную Испанию, не имевшая никакого отношения к религиозной борьбе и закончившаяся не особенно значительной, но все же досадной военной неудачей, была превращена певцами-сказителями в картину семилетней войны, завершившейся завоеванием всей Испании, далее — ужасной катастрофы при отступлении французской армии. Причем и здесь врагами оказались не христиане-баски, а все те же мавры, и, наконец, мести со стороны Карла в форме грандиозной, поистине «мировой» битвы французов с соединенными силами всего мусульманского мира. Помимо типичной для всякого народного эпоса гиперболизации, сказавшейся не только в масштабе изображаемых событий, но и в картинах сверхчеловеческой силы и ловкости отдельных персонажей, а также в идеализации главных образов (Роланд, Карл, Турпин), характерно насыщение всего рассказа идеей религиозной борьбы с мусульманством и особой миссии Франции в этой борьбе. Эта идея нашла свое яркое выражение в многочисленных молитвах, небесных знамениях, религиозных призывах, наполняющих поэму, в очернении «язычников»-мавров, в неоднократном подчеркивании особого покровительства, оказываемого богом Карлу, в изображении Роланда рыцарем-вассалом Карла и вассалом господа, которому он перед смертью протягивает, как сюзерену, свою перчатку, наконец, в образе архиепископа Турпина, который одной рукой благословляет на бой французских рыцарей и отпускает грехи умирающим, а другой сам поражает врагов, олицетворяя единение меча и креста в борьбе с «неверными».

Аполняющих поэму, в очернении «язычников»-мавров, в неоднократном подчеркивании особого покровительства, оказываемого богом Карлу, в изображении Роланда рыцарем-вассалом Карла и вассалом господа, которому он перед смертью протягивает, как сюзерену, свою перчатку, наконец, в образе архиепископа Турпина, который одной рукой благословляет на бой французских рыцарей и отпускает грехи умирающим, а другой сам поражает врагов, олицетворяя единение меча и креста в борьбе с «неверными». На дошедшую до нас редакцию «Песни о Роланде» оказала явное влияние пропаганда первого крестового похода, увлекшая весьма широкие слои населения Франции. Но в основе самой ранней формы эпического предания о Роланде (которая до нас не дошла, но которую мы можем с некоторым вероятием реконструировать) лежит та же самая идея крестового похода, только в другом, более старом и ограниченном варианте ее, заключавшемся не в завоевании Палестины, а в оказании помощи испанским христианам, притесняемым маврами, и в конечном изгнании последних из Испании. Этот момент был связан с актуальнейшей проблемой французской политики VIII —IX вв. В 732 г. Карл Мартелл, дед Карла Великого, разбив арабов при Пуатье, остановил наступление их на Европу.

Однако и после этого, в конце VIII и особенно в начале IX в… т. е. именно в ту пору, когда происходило поэтическое оформление предания о Ронсевальской битве, между французами и арабами шла упорная борьба как в форме походов французов в северную Испанию (где около 800 г. Карл Великий основал Испанскую марку), так и в форме защиты населения южной Франции от постоянных набегов арабов. [66] Эти войны очень рано начали истолковываться как дело патриотическое, а вместе с тем и «богоугодное», клонящееся к искоренению «язычества», и в одной из хроник экспедиция 778 г. была задним числом переосмыслена как стремление «с помощью Христа поддержать церковь, страдающую под жесточайшим игом сарацин». Эта идея ожила снова в последней четверти XI в., когда под влиянием агитации французских монахов наряду с подготовкой похода в Палестину французские рыцари и монахи во множестве устремились в Испанию, чтобы там сражаться под знаменем Альфонса VI, короля Кастилии, с маврами и организовывать церковь в отвоеванных у мусульман областях.

Из этого двойного корня — патриотического и религиозного — и развилось народно-героическое и вместе с тем рыцарское содержание поэмы. Однако содержание «Песни о Роланде» далеко не исчерпывается одушевляющей ее национально-религиозной идеей. В ней с огромной силой отразились социально-политические противоречия, характерные для интенсивно развивающегося в X—XI вв. феодализма. Эта вторая проблема вводится в поэму эпизодом предательства Ганелона. Поводом для включения этого эпизода в сказание могло явиться желание певцов-сказителей объяснить внешней и роковой причиной поражение «непобедимой» армии Карла Великого.

Но образ Ганелона не только определяет перипетии сюжета. Он не просто эпизодический изменник, но выражение некоего мощного зловредного начала, враждебного всякому общенародному делу,— олицетворение феодального, анархического эгоизма. Овредного начала, враждебного всякому общенародному делу,— олицетворение феодального, анархического эгоизма. Это начало в поэме показано во всей его силе, с большой художественной объективностью.

Ганелон изображен отнюдь не каким-нибудь физическим и нравственным уродом. Это величавый и смелый боец. Когда Роланд предлагает отправить его послом к Марсилию, Ганелон не пугается этого поручения, хотя и знает, насколько оно опасно.

Но, приписывая и другим те же побуждения, которые являются основными для него самого, он предполагает, что Роланд имел намерение погубить его. Ганелон открыто и смело выражает свой гнев: Он плащ, подбитый горностаем, сбросил, Остался только в шелковом камзоле, Лицом он горд, сверкают ярко очи, Широкий в бедрах стан на диво строен, Граф так хорош, что пэры глаз не сводят. Он принимает поручение и выполняет его с достоинством и самоотвержением. Хотя в дороге он почти уже договорился обо всем с послом Марсилия Бланкандрином, все же, прибыв в Сарагосу, он не открывает своих намерений Марсилию и надменно предъявляет ему ультиматум Карла, вызывая ужасный гнев сарацинского царя и подвергая себя смертельной опасности. Лишь после этого Ганелон вступает с ним в соглашение, а до тех пор он ведет себя как смелый и гордый барон. Точно так же он по-своему величав в финальной сцене суда над ним. Хотя предательство Ганелона ясно всем и каждому, Карл обязан до конца выполнить феодальные юридические процедуры.

На суде Ганелон (который «Лицом румян и вид имеет храбрый: будь честен он, так был бы рыцарь славный»), признавая, что он ненавидит Роланда, решительно отвергает, обвинение в измене («И я желал его смерти и гроба; Но нету здесь предательства лихого»). В его защиту выступает многочисленная его родня, во главе с грозным Пинабелем, — и бароны Карла колеблются, а потом и вовсе отступают. Они советуют Карлу оставить это дело, простить Ганелона: ведь «златом, казной нам не вернуть потери; Тот будет глуп, кто бой теперь затеет», а Ганелон, уверяют они Карла, будет служить ему впредь «и верно и любовно». И если бы в дело не вмешался смелый Тьерри, сразившийся с Пинабелем и посредством «божьего суда» доказавший его неправоту, Ганелон, наверное, избегнул бы наказания.

Силу Ганелона составляет не столько то, что бароны Карла боятся Пинабеля, сколько шаткость феодально-юридических норм, нечеткость границ обязанностей вассала по отношению к своему сюзерену и полное отсутствие указаний на какие-либо его обязанности по отношению к общему делу, к народу и к родине. С точки зрения правовых отношений того времени виновность Ганелона не столь уже несомненна, ибо, выполнив честно свой вассальный долг перед Карлом на поле битвы (срок обязательного пребывания в войске сеньора в походе считался обычно сорок дней в год) и во время посольства к Марсилию, Ганелон, рассуждая формально, мог считать себя вправе после этого свести личные счеты с Роландом, своим пасынком. В «Песни о Роланде» не столько раскрывается чернота отдельного предателя — Ганелона, сколько разоблачается гибельность для родной страны того феодального, анархического эгоизма, представителем которого, в некоторых отношениях блестящим, является Ганелон. — Ганелона, сколько разоблачается гибельность для родной страны того феодального, анархического эгоизма, представителем которого, в некоторых отношениях блестящим, является Ганелон. Наряду с этим противопоставлением Роланда и Ганелона через всю поэму проходит другое противопоставление, менее острое, но столь же принципиальное, Роланда и его любимого друга, нареченного брата Оливье.

Здесь сталкиваются не две враждебные силы, а два варианта одного и того же положительного начала. Когда французский арьергард подвергается внезапному нападению и Оливье видит несметные полчища сарацин, устремляющихся на них, он советует Роланду затрубить в рог, чтобы призвать Карла на помощь. Но Роланд отказывается, считая это позором для себя, для своего рода, для всей Франции. Трижды Оливье возобновляет свои уговоры (повторение, типичное для стиля народной поэзии), и трижды Роланд отвергает его предложение, не желая «терять свою славу в милой Франции».

Эта черта в характере Роланда несколько раз обозначена в поэме выразительным словом «безмерность» (démesure), в смысле необузданной, безрассудной смелости. Этой «безмерности» Роланда противопоставлено «благоразумие» Оливье, но так, что из этого ни для одного из них не вытекает осуждения: Разумен Оливье, Роланд отважен. И доблестью один другому равен.

[68] Автор поэмы отражает здесь две доступные сознанию того времени формы рыцарской и человеческой доблести, не разрешая спора прямолинейно в пользу той или другой из них, но показывая красоту и достоинство каждой. Роланд в поэме — могучий и блестящий рыцарь, безупречный в выполнении вассального долга, сформулированного поэтом так: Вассал сеньеру служит своему, Он терпит зимний холод и жару, Кровь за него не жаль пролить ему. (Так в учебнике. Верно ― сеньору. Л. Р.) Он в полном смысле слова образец рыцарской доблести и благородства.

Но глубокая связь поэмы с народно-песенным творчеством и народным пониманием героизма сказалась в том, что все рыцарские черты Роланда даны поэтом в очеловеченном, освобожденном от сословной ограниченности виде. Роланду чужды эгоизм, жестокость, алчность, анархическое своеволие феодалов. В нем чувствуется избыток юных сил, радостная вера в правоту своего дела и в свою удачу, страстная жажда бескорыстного подвига. Полный гордого самосознания, но вместе с тем чуждый какой-либо спеси или своекорыстия, он целиком отдает свои силы служению своему королю, своему народу и своей родине. Горячая любовь к родине характеризует в поэме всех воинов Карла.

Покинув Испанию и достигнув Гасконии, т. е. родной земли, Припомнились родные земли им, Невест и жен припомнили они. Сбегают слезы по щекам у них. Но сильнее всех проявляется патриотическое чувство у Роланда, для которого нет более нежного и священного слова, чем «милая Франция»; с мыслью о ней он умирает. Все это делало Роланда, несмотря на его рыцарское обличье, подлинным народным героем, понятным и близким каждому. В этом заключается главная причина огромной популярности сказания о Роланде не только на его родине, но и почти во всех других европейских странах.

Ричина огромной популярности сказания о Роланде не только на его родине, но и почти во всех других европейских странах. Переводы французских поэм о Роланде, их пересказы или подражания им существовали в средние века на немецком, английском, итальянском, испанском, скандинавских и кельтских языках. Суровый стиль «Песни о Роланде», ее величавая строгость и энергичная сжатость изложения, отсутствие темы любви (Роланд даже в момент смерти не вспоминает о своей невесте Альде, о которой лаконично сообщается только, что она не смогла его пережить), мотивов интимных, комических, бытовых и т. п. находится в полном соответствии с характером сюжета и идейного замысла.

Больше сочинений по этой теме
Больше рефератов этого автора

www.uznaem-kak.ru

в песне о роланде объясните почему вам нравится глава 127

да, длинная песень...

Часть III, куплеты с 79-го по 176-й. Героическая смерть Роланда и его товарищей После того как армия Карла отошла достаточно далеко, войско Сарагосы, под флагом старшего сына Марсилия и его брата, подходит к ущелью. Граф Оливье, увидев их первым, просит Роланда протрубить в рог в надежде на то, что Карл их услышит и подоспеет на помощь. Гордый Роланд отказывается звать императора и убеждает франков сражаться храбро и не бояться числа неверных. Разгорается неравный бой, в котором французские рыцари героически сражаются и пытаются отразить нападение многотысячного войска. Оливье снова просит Роланда протрубить в рог и дать сигнал Карлу, и снова Роланд отказывается. Несмотря на численное превосходство сарацин, франки не сдаются и продолжают храбро сражаться, убивая неверных один за другим. идея песни о роланде Только появляется надежда для рыцарей, они видят на горизонте еще большее войско, ведомое в бой самим Марсилием. От гордости Роланда не осталось и следа, он глубоко переживает судьбу своих близких товарищей, которые вынуждены умереть в этом бою, потому что надежды для франков больше нет. Роланд сокрушается перед Оливье и пытается протрубить в рог, на что граф с грустью отвечает: «Не вняли вы, когда я к вам взывал, а ныне поздно нам на помощь звать». Оливье говорит, что излишняя гордость Роланда погубила дорогих ему друзей, ведь лидер должен быть не только храбрым, но и разумным. В отчаянии Роланд трубит в рог с такой силой, что из его рта течет кровь. Звук настолько мощный, что Карл слышит его у самой границы с Францией и разворачивает войска назад. Трижды трубил Роланд, и с каждым разом все отчаяннее звучал призыв. С третьего зова Карл понял, что не успеет помочь. На поле битвы продолжается сражение, уже совсем немного франков осталось в живых, но все сражаются храбро, до последнего. Роланд убивает сына Марсилия и отрубает руку самому царю Сарагосы. В это время звучит рог Карла и его приближающейся армии, и мавры бросаются в бегство. Смертельно ранен Оливье, Роланд и Турпен сброшены с лошадей и не в состоянии преследовать сбегающих сарацин. Роланд, увидев смерть всех своих товарищей, падает на землю без сознания. Придя в себя, он чувствует, что смерть уже рядом и прощается со своим мечом – Дюрандалем. -

touch.otvet.mail.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о