Содержание

Швейцария во Второй мировой войне

Вторая мировая война причинила мировой общественности много горя и страданий: десятки миллионов человеческих жизней, сотни тысяч искалеченных судеб, экономическая и политическая депрессия, падения сильнейших держав и империй…

И это неудивительно, ведь в конфликте принимало участие шестьдесят два государства, то есть приблизительно восемьдесят процентов жителей Земного шара. Боевые действия проводились на территории четырех океанов и трех континентов. Кроме того, во время военных операций 1939-1941 годов впервые было применено оружие массового уничтожения в виде атомной бомбардировки.

Вторая мировая война хранит в себе множество неясностей и загадок, которые, возможно, никогда не будут объяснены или обнародованы. Однако существуют менее таинственные секреты, раскрытие которых приоткрывает завесу над непостижимыми и многозначительными событиями того периода. Одним из таких эпизодов является участие Швейцарии во Второй мировой войне.

Почему Гитлер не атаковал это государство? Чего он опасался? Была ли страна готова к нападению? Какова роль Швейцарии во Второй мировой войне? В нашей статье мы попробуем разобраться в этих нелегких и емких вопросах.

Но прежде всего, давайте коротко познакомимся со Швейцарской Конфедерацией и скорбными событиями того времени.

Немного о самой стране

Чтобы определить истинную роль Швейцарии во Второй мировой войне, необходимо узнать больше о самом государстве и его истории.

Швейцария – это небольшая страна, расположенная на западе Европы и граничащая с Германией, Италией, Австрией и Францией. Государство занимает площадь чуть больше сорока квадратных километров, на которых проживает восемь миллионов жителей.

Несмотря на ограниченность в территориальных и человеческих ресурсах, Швейцария является высокоразвитой индустриальной страной, стабильной в экономическом и политическом отношениях.

Благодаря этому государство славится своими надежными финансовыми структурами и учреждениями, что помогает ему являться крупным экспортером мирового капитала.

Позиция нейтралитета

Так как около сорока процентов всех мировых денежных средств хранятся в швейцарских банках, само государство признано военно и политически нейтральным. Такое положение вещей действует еще с 1815 года, когда на Венском конгрессе были приняты гарантии абсолютного нейтралитета страны и безусловной неприкосновенности ее территории. С тех пор Швейцария не принимала участия ни в одном боевом столкновении или междоусобице, а ее финансовые учреждения не подвергались внешнему влиянию или ограблениям.

В своих внешнеполитических отношениях с другими державами Швейцарская Конфедерация следует принципу поддержания связей не между правительствами, а между странами, поэтому позволяет себе вести диалоги со всеми, независимо от их политической или идеологической направленности.

Итак, мы познакомились с общими принципами и взглядами целой страны. Но прежде чем узнать, как Швейцария участвовала во Второй мировой войне, давайте коротко ознакомимся с грустными и горестными событиями того периода.

Война двух коалиций

Вторая мировая война ознаменовалась вторжением немецких войск в Польшу, после чего войну агрессору объявили Великобритания, Франция и другие польские союзнические державы. В считанные минуты мир поделился на два враждующих лагеря: страны “оси” и антигитлеровская коалиция.

Деятельное участие в нацистском блоке принимали Германия (Адольф Гитлер), Италия (Бенито Муссолини), Япония (Хирохито), Венгрия (Миклош Хорти), Румыния (Ион Виктор Антонеску), Китай (Ван Цзинвэй) и так далее.

Сторону антифашистских союзников активно представляли: Великобритания со своими доминионами (Уинстон Черчилль), СССР (Иосиф Сталин), США (Франклин Рузвельт), Франция (Шарль де Голль, Альбер Лебрен), Польша (Игнаций Мосцицкий, Владислав Сикорский, Эдвард Осубка-Моравский), Греция (Георг II, Александрос Коризис, Стефанос Сарафис), Норвегия, Дания и другие.

В то время, когда мир захлестнула волна насилия и ненависти, когда Европа была бесповоротно поделена на два радикальных лагеря, среди кровавых распрей и боевых операций образовался маленький островок, отличающийся от всех мирными и лояльными взглядами, — Швейцария. Во Второй мировой войне данное государство сохраняло позицию абсолютного нейтралитета.

Удалось ли ему это на самом деле? Что происходило в стране, когда весь мир был охвачен враждой и террором? Как Швейцария обошла Вторую мировую войну и сопутствующие с ней нищету и разруху? Давайте узнаем.

Фашистская идеология

Перед тем как определить, не повлияли ли фашистские идеи на Швейцарию в годы Второй мировой войны, давайте узнаем, как отреагировало государство в целом на гитлеровскую агитацию.

Распространение национал-социализма на территории соседних стран Германии и Италии пробудил у некоторых швейцарцев интерес к нацистской идеологии, призванной, казалось бы, к объединению народов и улучшению жизни рабочего класса. Некоторые видные политические, религиозные и военные деятели государства благосклонно отзывались о Гитлере и Муссолини, а больше двух тысяч швейцарских подданных добровольно вступили в германскую армию.

Спустя некоторое время свободолюбивое мирное население страны увидело за красивыми фразами фашизма его истинное лицо. Повсеместное уничтожение евреев, тотальный контроль власти над всеми сферами человеческой жизни, агрессивная внешняя политика, — все это оттолкнуло швейцарцев от нацистской идеологии и заставило обратиться к своим духовным ценностям, которые заключались в провозглашении толерантности, равенства в правах, многопартийности и др.

Существовала даже специальная государственная программа, направленная на популяризацию этого мировоззрения среди местного населения. Фашизм стал вызывать уже не интерес, а недоверие и негодование.

Каковы же были намерения других государств по отношению к Швейцарии во время второй мировой войны?

Замыслы держав относительно нейтральной зоны

С начала объявления войны конфликтующие страны не спешили осуществлять между собой активные боевые действия. Они словно присматривались друг к другу, словно собирались с силами, словно разрабатывали планы боевых действий на много месяцев вперед…

Предполагая осуществить те или иные намерения, союзники всегда учитывали, что Гитлер может захотеть напасть на Англию или Францию через Швейцарию и Бельгию. Поэтому французский генерал Гамелен предполагал ввести союзнические войска на территорию Швейцарии, дабы объединить ее армию с антигитлеровской коалицией.

Собирался ли лидер национал-социалистов захватить во Второй мировой войне Швейцарию? История показывает, что такие мысли посещали немецкого диктатора. Была даже разработана операцию по вторжению на нейтральную территорию, однако дата атаки постоянно менялась, переносилась и так и не осуществилась. По некоторым данным, немцы хотели захватить швейцарские земли позднее, после победы над Восточной Европой.

Как отреагировала небольшая независимая держава на происходящие вокруг нее военные беспорядки?

Боевой призыв

Швейцария во Второй мировой войне выступила как вооруженная нейтральная страна. Это было обусловлено тем, что государство опасалось внезапного и жестокого нападения как со стороны союзников, так и со стороны стран “оси”.

На протяжении всей истории Швейцария обладала профессионально подготовленными военнослужащими и первоклассной боевой техникой. Согласно традиции, вооружённые силы финансовой державы были укомплектованы соответственно милиционной системе. То есть, фактически все граждане мужского пола в возрасте от девятнадцати лет постоянно созывались на кратковременные военные сборы. По закону, в случае тревоги все военнообязанные должны были мобилизоваться в течение сорока восьми часов.

Так и произошло. В начале сентября 1939 года численность вооруженных сил страны достигла четырехсот тридцати тысяч призывников.

Армия Швейцарии во Второй мировой войне состояла из таких подразделений:

  1. Сухопутная армия, оснащенная мощными танковыми орудиями в количестве тридцати единиц.
  2. Противовоздушная оборона, снабженная сто тридцатью одним автоматом и двадцати тремя зенитными орудиями.
  3. ВВС Швейцарии, в годы Второй мировой войны, имеющие в своем вооружении более двух сотен немецких и французских истребителей, а также самолетов-бомбардировщиков собственного производства.

Для предотвращения недовольства мобилизованных, правительство вынесло решение о выплате им жалования в размере восьмидесяти процентов от прежней заработной платы.

Нарушение границ

Весной 1940 года, с началом активизации боевых действий, участились случаи нарушения воздушных границ Швейцарии. Во время Второй мировой войны (в ранний период) нейтральное государство без проблем заставляло конфликтующие стороны соблюдать Венское соглашение.

По мере того как воздушная узурпация продолжалась, швейцарцам пришлось собственноручно защищать свои границы. Поэтому уже 4 июня летчики военно-воздушных сил страны сбивают несколько фашистских истребителей. При этом часть сражения происходит в пределах Франции, куда были хитростью выманены швейцарские бомбардировщики.

Данный инцидент приводит к агрессии со стороны фюрера. Разрабатывается план “Танненбаум”, в соответствии с которым генерал-фельдмаршал Лист должен был в течении нескольких дней захватить нейтральную территорию, при этом не повредив ее основных транспортных и железнодорожных узлов для передислокации нацистских войск на французские земли.

Однако данная операция так и не осуществилась. Реальные причины этого неизвестны. Возможно, Гитлер не рассматривал Швейцарию как своего основного противника, сосредотачивая все силы на более крупной “рыбе”: Великобритании, Франции, Советском Союзе. Кроме того, вермахт мог опасаться затяжной борьбы с сухопутной армией, которая была обучена и оснащена лучше немцев.

С другой стороны, Германии не обязательно было покорять Швейцарию практически. По факту, она уже находилась во власти нацистов, так как была расположена в середине подконтрольных им стран.

Компромиссное соглашение

Однако правительство нейтрального государства не могло предвидеть дипломатического решения Гитлера, поэтому армия Швейцарии во Второй мировой войне продолжала проводить мероприятия по обороне своих земель.

Для этого главнокомандующий Анри Гизан разработал необычный план, направленный на защиту страны. В основе принятого “Редута” лежало соображение о том, чтобы сделать захват территории дорогостоящим и бессмысленным. Для этого были сформированы первоклассные партизанские отряды, заминированы все дороги и тоннели в горах, а линия обороны условно перенеслась на возвышенности.

Таким образом, при захвате территории фашистские агрессоры столкнулись бы с полностью разрушенной инфраструктурой и проблемой установления контроля над гористой местностью.

В скором времени мудрая оборонительная тактика, а также ловкие дипломатические приемы привели к компромиссному решению: нацистскому блоку было разрешено пользоваться швейцарскими транспортными путями, вследствие чего государство сохраняло свою целостность и независимость.

Более того, благодаря августовскому соглашению, между двумя странами устанавливались прочные торговые отношения, а сама Германия получала многомиллионную денежную ссуду.

Как это отразилось на экономической жизни Швейцарии в годы Второй мировой войны?

Внутренняя финансовая жизнь

Годы с 1939 по 1945 стали настоящим испытанием для швейцарской промышленности. Импорт продукции снизился с тридцати процентов до малоутешительных девяти. Показатели экспорта тоже резко упали с благоприятных двадцати пяти процентов до девяти.

Торговые отношения приходилось строить с нацистскими странами, поставляя им инструменты, оборудования, фармакологическую и химическую продукцию, в свою очередь приобретая у соседей необходимые уголь, сырье, нефть и продукты питания.

Такая ситуация не могла не сказаться на жизни обычных граждан. Была введена карточная система, что существенно снизило уровень жизни мирного населения.

Во Второй мировой войне Швейцария ограничила для своих граждан приобретение таких жизненно важных товаров, как крупы и макаронные изделия, мука и сахар, одежда и обувь, моющие и чистящие средства, молочная продукция и мясо, кофе и чай…

Данная система просуществовала еще три года после окончания войны.

Отношение к беженцам

Начиная с середины 1940 годов страну наводнило большое количество военнопленных беженцев (около ста четырёх тысяч). Это были советские, английские и французские солдаты, оказавшиеся в фашистском плену, а также немецкие и итальянские военнослужащие антигитлеровских направлений, сбежавшие из концентрационных лагерей. Нейтральное государство оказывало им посильную помощь и защиту.

Из-за отсутствия дипломатических связей между СССР и Швейцарией жизнь одиннадцати тысяч советских граждан в данной стране была нелегкой. Правительство относилось к сбежавшим пленным возмутительно предвзято и недоброжелательно.

Однако к беженцам из гражданского населения правительство Швейцарии относилось более сурово. Например, немецким евреям запрещалось пересекать границу, а лица, нелегально помогающие им в этом, подвергались жестким гонениям.

Лишь спустя сорок лет они были реабилитированы, а швейцарское правительство извинилось за нетерпимость по отношению к германским евреям.

Шпионские страсти

Хотя Швейцария во времена Второй мировой войны являлась нейтральной, на ее территории было размещено несколько полулегальных шпионских резиденций со стороны Советского Союза, Соединенных Штатов и др.

Новые нарушения границ

В 1944-1945 годах Швейцария подверглась неоднократным воздушным нападениям со стороны США, которые американцы объясняли элементарными ошибками или плохими погодными условиями. Как бы там ни было, правительство Швейцарии всеми силами отстаивало свое право на неприкосновенность, атакуя нарушителей и проводя переговоры на дипломатическом уровне.

Это привело к тому, что Соединенные Штаты были вынуждены выплатить нейтральному государству четыре миллиона долларов, а спустя пять лет добавили к этой сумме еще четырнадцать миллионов.

После победы

После Второй мировой войны Швейцария очень быстро восстановилась в экономическом и политическом плане. Она и дальше продолжила свою политику абсолютного нейтралитета, не присоединившись в 1940-1950 годы ни к ООН, ни к ЕС.

Однако это не помешало стране вступить в дипломатические отношения с Советским Союзом, а также входить в состав некоторых других международных организаций по вопросам беженцев, юриспруденции, сельского хозяйства, науки, культуры и образования.

В согласии с претензиями мировой общественности, государство было вынуждено выплатить потомкам зажиточных евреев, а также другим жертвам фашистского геноцида один миллиард двести пятьдесят миллионов долларов от общей суммы так называемого еврейского золота, сберегаемого банками еще с 1940 годов.

Заключение

Как видим, роль Швейцарии во время гитлеровских агрессий остается малоизученной и неопределенной. Возможно, мы до конца так и не узнаем, из каких причин и соображений принимались те или иные решения, и что двигало этим нейтральным, финансово стабильным государством, когда оно оказывало помощь нацистскому блоку.

Как бы там ни было, в последнее время увидело свет множество ранее утерянных и спрятанных документов, а также мемуары, записки и художественные произведения, повествующие о деятельности Швейцарии во Второй мировой войне. Книги и другие материалы, доступные широкому кругу читателей, лишь на короткое время приоткрывают плотную завесу из тайн и загадок того времени. Они помогают лучше узнать всемирную историю и предоставляют прекрасную возможность учиться на ее горьком опыте.

fb.ru

Нейтралитет Швейцарии как тайна Большой войны

Один из самых запутанных вопросов Второй мировой — о нейтралитете Швейцарии, в которой любят рассказывать, как она была на волосок от вторжения Германии и готова была всеми силами отстаивать свою независимость, но Гитлер испугался с ними воевать.
Однако, судя по всему у Гитлера были другие планы на Швейцарию, когда её нейтралитет был прикрытием перекачки американских финансов в Германию и еврейских капиталов из Германии в США.

Впрочем, разные историки дают разные ответы. Одни утверждают, что на Гитлера подействовала решимость швейцарцев отстаивать свою независимость до самого конца.

В частности, этот аспект подробно анализируется в вышедшей в Цюрихе в 1989 году книге швейцарского историка М. Хайнигера «Тринадцать причин того, почему Швейцария не была завоевана во время 2-й мировой войны». Автор утверждает, что Швейцария, кроме того, находилась в «стратегически мертвой зоне», отчего в ходе войны она не играла никакого значения ни для Германии, ни для союзнических сил

.

Другие авторы указывают на стремление Гитлера не подвергать опасности альпийские пути сообщения со своим союзником Италией.

Третьи считают, что главную роль сыграл здесь фактор Швейцарии как выгодного торгового и финансового партнера. Не последнюю роль сыграла и Швейцария в качестве важнейшей арены противостояния спецслужб стран фашистского блока и союзников.

Определенной новацией для швейцарской историографии новейшего времени является пристальное внимание к фактору личности Гитлера, его субъективного восприятия Швейцарии и влияния этого восприятия на ход выработки военно-стратегических решений.

«Гнойник на теле Европы»

Очевидно, что все вышеизложенные подходы имеют право на существование, являясь, тем не менее, только одной из граней более сложного вопроса причин выживания Швейцарии в период мировой войны.

Анализируя проблему отношения нацистской Германии к Швейцарии, необходимо учитывать как военно-стратегические факторы, так и сугубо личностные мотивы, которыми руководствовался Гитлер, выстраивая свою политику в отношении Конфедерации.

Важным источником в этом смысле являются «Застольные разговоры Гитлера», записанные Г. Пикером. Судя по содержащимся там высказываниям («уродливый карлик германского народа», «гнойник на теле Европы») отношение Гитлера к Швейцарии, по крайней мере в последние годы его жизни, было резко негативным.

Однако так было не всегда. В начале своей активной политической карьеры в 1920-х гг. Гитлер относился к альпийской республике совсем иначе. Так, известный впоследствии историк экономики из Швейцарии Г.Амманн имел возможность пообщаться с Гитлером в Мюнхене в 1920 году во время одного из партийных собраний. «Толпа схлынула и оказалась, что из швейцарцев присутствую только я один. Гитлер набросился на меня и полночи проговорил со мной о Швейцарии».

Тремя годами позже, в конце августа 1923 года, Гитлер, уже в качестве руководителя НСДАП, в первый и последний раз лично посетил Швейцарию. Цель — сбор пожертвований в пользу национал-социалистической партии. По разным сведениям, ему удалось собрать от 10 до 30 тыс. шв. франков. Гитлер жил в Цюрихе в отеле «Сен-Готтард».

По приглашению видного швейцарского военного У. Вилле-мл. он выступил с докладом приблизительно перед сорока слушателями на семейной вилле «Шёнберг». Об этом путешествии сохранилось единственное записанное Г. Пикером воспоминание Гитлера от августа 1942 года: «Единственный раз я побывал в Швейцарии в 1923 году, поел в Цюрихе и был совершенно ошеломлен гигантской величиной швейцарских блюд. Надо же — такое маленькое государство обладает такой (!) философией жизни» (подробнее о приезде Гитлера в Швейцарию здесь).

Другим источником выступают воспоминания известного германского дипломата Э. фон Вайцзеккера, отца президента ФРГ с 1984 по 1994 гг. Рихарда фон Вайцзеккера. Получив в августе 1933 года назначение в Берн, Э. фон Вайцзеккер записывает: «Гитлер считает, что у меня будут большие трудности. Швейцарская пресса, естественно, изобилует клеветой».

В своих «Воспоминаниях» он пишет: «Гитлер был удивлен, когда узнал, что я с удовольствием еду в Швейцарию. Гитлер вообще не обладал склонностью с охотой ездить за границу, коль скоро в Германии как раз сейчас все было в состоянии обновления и становления. Гитлер сделал несколько презрительных замечаний относительно Швейцарии, ее демократии и прессы».

Что касается прессы, то Э. фон Вайцзеккер во многом разделял взгляды Гитлера: «Швейцарская пресса (эффективно) воздействует на 4 миллиона швейцарцев, более того, ее влияние распространяется и за рубежом. Постоянное восхваление „истинной демократии“ доводит меня до тошноты. Свободу прессы нужно было бы послать к дьяволу, коль скоро она отравляет чувства.

Поскольку здесь считают, что нас можно не бояться, (в прессе) нас поливают помоями там, где другие обошлись бы гораздо более мягкими выражениями. Внутри я давно уже растрачиваю капитал моей любви к Швейцарии. Процентов на этот капитал уже не набегает».

В июле 1934 года он помечает в своем дневнике: «Не понимаю, почему они постоянно нападают на нас. Странные эти швейцарцы: никакой другой народ не обходился так плохо со Швейцарией, как французы. Никакой другой народ не угнетал швейцарцев так, как австрийцы. Ненавидят же они почему-то именно нас, их надежную опору, а любят больше всего тех, от кого они получили самое большое количество оплеух».

В общественных выступлениях того времени Гитлер, как ни странно, иногда делал в адрес Швейцарии позитивно окрашенные замечания. Так, в 1935 году в одной из речей он «по соображениям солидарности совместного национального происхождения» потребовал «права на самоопределение для австрийских немцев», после чего добавил: «Если между Германией и Швейцарией, по большей части немецкой, не существует никаких трудностей, то это только потому, что независимость Швейцарии является настоящей, а также потому, что никто не сомневается в том, что ее правительство является действительным законным выражением народной воли».

Когда в феврале 1936 года швейцарском Давосе югослав еврейского происхождения убил видного нацистского деятеля В. Густлоффа, Э. фон Вайцзеккер очень опасался, что политика Германии по отношению к Швейцарии резко ужесточится. Однако этого не произошло, более того, Гитлер выдал по этому поводу несколько странный комментарий: «К чести как Швейцарии, так и наших немцев в Швейцарии, надо отметить, что никто из них не нанялся для совершения этого преступления».

23 февраля 1937 года состоялась организованная германским мининдел К. фон Нейратом и министром экономики Я. Шахтом встреча Гитлера с находившимся тогда в отставке федеральным советником Э. Шультхессом, отвечавшим в свое время в составе швейцарского правительства за экономические вопросы. Э. Шультхесс был единственным связным между Берном и Берлином на правительственно-неформальном уровне, поскольку в те годы члены Федерального совета принципиально не ездили с визитами за рубеж. Его поездка в Берлин была согласована в том числе и с министром иностаранных дел Швейцарии Дж. Мотта. Подоплека этой встречи такова.

Незадолго до нее в одном из своих публичных выступлений Гитлер клятвенно гарантировал неприкосновенность границ Бельгии и Голландии, однако Швейцария в этом контексте упомянута не была. Возникла необходимость, как говорят дипломаты, «сверить часы». По результатам «сверки» было выпущено совместное коммюнике, в разработке которого участвовали Э. фон Вайцзеккер и сам Э. Шультхесс.

В нем, в частности, говорилось: «В ходе беседы, в которой рейхсканцлер в очередной раз подчеркнул свою приверженность к миру, он (Гитлер — И.П.) в совершенно определенной форме и с большой энергией сделал заявление об отношениях со Швейцарией, которое вкратце сводится к следующему: сохранение Швейцарии есть европейская необходимость.

Мы стремимся жить с ней как с хорошим соседом в состоянии наилучшего взаимопонимания и лояльно консультироваться с ней по всем вопросам. Когда в своей недавней речи в Рейхстаге он говорил о нейтралитете двух других государств, Швейцария не была упомянута умышленно, поскольку принятый ей, ею практикуемый, и всеми державами, включая и нас, признанный нейтралитет не в коей мере не ставится под вопрос. Мы будем, что бы ни случилось, в любое время уважать нерушимость и нейтралитет Швейцарии» .

Позже, в частном письме, Э.Шультхесс отмечал: «Нарушение нейтралитета Швейцарии он (Гитлер — и.п.) считает безумством, на которое Германия никогда не пойдет. С военной точки зрения, он рассматривает Швейцарию в качестве флангового прикрытия и не имеет ничего против наших оборонительных приготовлений».

Две недели спустя в разговоре с Э. фон Вайцзеккером Гитлер высказывался похожим образом: «Фюрер упомянул свое согласие со швейцарскими военными приготовлениями. В культурном смысле, подчеркнул он, Швейцарию нужно оставить в покое (никаких попыток завоевать ее любовь). Против посещений высокопоставленными немцами Швейцарии он также не возражает. Швейцарскую демократию он уважает в качестве специфически швейцарского явления».

Гитлер не имел также ничего против продажи Швейцарии 88 истребителей «Мессершмидт», причем поставки были завершены точно в срок в марте 1940 года. Этот факт позволяет сделать вывод, что Гитлер по крайней мере на тот момент не рассматривал Швейцарию в качестве потенциального противника. Иначе он бы не допустил, чтобы швейцарская армия получила в свое распоряжение самый современный тогда самолет.

Приветствие от фюрера

После аншлюса Австрии швейцарская внешняя политика взяла курс на восстановление абсолютного нейтралитета, ограниченного членством в Лиге Наций. Цель — освободиться от возможного участия в международных санкциях против вероятного нарушителя устава Лиги Наций.

В виду имелась, конечно же, Германия. 9 июня 1938 года при вручении верительных грамот новым послом Швейцарии в Германии Х. Фрёлихером Гитлер кратко обрисовал германо-швейцарские отношения, ни слова не произнес по поводу полыхавшей между двумя государствами «газетной войны» и приветствовал «вновь обретенный Швейцарией абсолютный нейтралитет».

В Берне, однако, царил скепсис. Известны слова тогдашнего швейцарского министра иностранных дел Дж. Мотта: «Слова — это слова, а факты остаются фактами». В марте 1939 года, на следующий день после завершения визита в Берлин чехословацкого президента Эмиля Хаша, член Федерального совета Г. Обрехт заявил: «Заграница должна знать — кто уважает наше достоинство и не трогает нас, тот наш друг. Напротив, тот кто намерен покуситься на нашу независимость и политическую целостность, того ожидает война. Мы, швейцарцы, не намерены ездить на поклон за рубеж».

11 августа 1939 года в беседе с бывшим комиссаром Лиги Наций в Данциге К.Бургхардтом Гитлер еще раз в рамках обсуждения сложившейся в мире ситуации подчеркнул, что не намерен нарушать швейцарский нейтралитет.

Тем не менее военные приготовления в Швейцарии шли полным ходом. Избранный 30 августа 1939 года на пост командующего швейцарскими вооруженными силами генерал (Oberstdivisionär) А. Гизан немедленно испросил у Федерального совета разрешение на проведение всеобщей мобилизации. Всего было призвано около 430 тыс. солдат и приблизительно 200 тыс. человек вспомогательного персонала.

Официальная позиция швейцарского руководства исходила из «неколебимого стремления Швейцарии к нейтралитету», однако пресса распространяла совсем иное, «боевое», настроение. Так, «Нойе Цюрхер цайтунг» писала в первые дни после нападения Германии на Польшу о том, что «ответственность за эту европейскую катастрофу лежит только на одном человеке, который — в отличие от предыдущих споров о виновности или невиновности в развязывании войны — может и должен быть назван по имени и фамилии».

Тем не менее, на Западе открытого военного противостояния пока не наблюдалось. Немецкие, французские и английские войска оставались на своих позициях, поэтому военный психоз в Швейцарии на некоторое время утих.

После быстрой победы на востоке Европы Гитлер начал разрабатывать планы военной кампании против Франции. Планировалось напасть на французов с фланга, уничтожив при этом официально объявленный нейтралитет Бельгии, Нидерландов и Люксембурга. Дефицит сырья и боеприпасов, недостаточная подготовка войск, неблагоприятные погодные условия заставили, однако, перенести запланированный уже на ноябрь 1939 года немецкий удар против Франции на более поздний срок.

Военное планирование Швейцарии, осуществлявшееся под руководством генерала А. Гизана, сделало единственно возможный в этих условиях вывод — основная опасность исходит для Конфедерации именно от Германии. Зимой 1939-1940 гг. швейцарская армия занималась подготовкой обороны против нападения Германии, зарываясь как можно глубже в горы.

Одновременно А. Гизан наладил тайные связи с французским командованием и заручился обещанием Парижа предоставить швейцарцам в случае нападения на них Германии военную помощь.

Когда начался военный конфликт СССР — Финляндия, швейцарское общественное мнение, усматривая здесь недвусмысленные параллели, было целиком и полностью на стороне финнов. Упорное сопротивление небольшой финской армии ставилось прессой в пример швейцарской армии: «Как леса помогают финнам, так горы помогут швейцарцам отразить возможную агрессию». 9 апреля 1940 года последовало нападение Германии на Норвегию и Данию.

Близкая к социал-демократам бернская газета «Berner Tagwacht» писала в тот день с оглядкой на только что завершившуюся финскую войну: «Нейтральные малые государства Европы с горечью и возмущением воспринимают эти новые нарушения международных правовых основ, приведших к тому, что эти основы стали игрушкой в руках «великих держав». Йозеф Геббельс записал 14 апреля 1940 года в своем дневнике: «Швейцарская пресса опять позволяет себе дерзости. Она вся либо куплена, либо в руках евреев».

После того, как было сломлено сопротивление норвежцев, в Конфедерации попытались проанализировать причины этого поражения. Швейцарская пресса называла среди них недостаточное вооружение и «легковерность» северных нейтралов.

По мнению видного швейцарского издателя Карла фон Шумахера, основателя журнала «Вельтвохе», все нейтральные государства Европы должны быть начеку. Судьба Норвегии была для него «последним предупреждением Швейцарии».

18 апреля 1940 года Федеральный совет распространил заявление, в котором призвал граждан Швейцарии не поддаваться на провокации и не верить радиопередачам или листовкам, в которых подвергаются сомнению решимость к сопротивлению правительства и армии: «Наша страна окажет агрессору сопротивление при помощи всех ему доступных средств».

Громкие успехи вермахта на севере Европы привели к тому, что швейцарская пресса усилила свои «военные действия» против Германии. Распространялись мифические сообщения о победах англичан, а опубликованная 27 апреля 1940 года немцами «Белая Книга», в которой не без основания утверждалось, что немецкое вторжение в Норвегии служило цели опередить возможную высадку в этой стране английского десанта, была объявлена фальшивкой.

В Берлине были раздражены. 2 мая 1940 года посол Х. Фрёлихер был вызван к Риббентропу. Германский мининдел высказал послу претензии по поводу враждебной позиции швейцарской прессы по отношению к Германии и предупредил швейцарца о возможных негативных последствиях в случае, если Швейцария примет у себя эмигрантское правительство разгромленной недавно Польши. Гитлер, по словам Риббентропа, был накануне очень рассержен всеми этими обстоятельствами.

Нейтралитет не был защитой

Наверное, это был первый раз, когда Гитлер откровенно взял Швейцарию под прицел. Х. Фрёлихер писал позже, что он не мог так просто пройти мимо факта такого разговора в германском внешнеполитическом ведомстве. И в самом деле было о чем призадуматься. Успешный скандинавский поход заглушил последние проявления недоверия и оппозиционности, сохранявшиеся до сего времени в рядах германских вооруженных сил по отношению к Гитлеру.

Теперь он был полновластным и единоличным руководителем партии, армии, общества. Э. Роммель писал в своем дневнике 21 апреля 1940 года: «Если бы у нас не было фюрера! Я не знаю среди немцев другого такого человека, который с той же степенью гениальности владел бы одновременно искусством военного управления и политического руководства».

Скорость событий нарастала. 10 мая 1940 года Гитлер начал наступление на западе Европы, уничтожив нейтралитет Бельгии, Нидерландов и Люксембурга. Швейцарский Федеральный Совет отреагировал объявлением второй очереди всеобщей мобилизации.

Издатель журнала «Вельтвохе» К. фон Шумахер распорядился сделать спецвыпуск, посвященный исключительно последним событиям в Европе. «Мы имеем дело…», — писал журнал, — «…с гражданской войной между державами, одни из которых хотят сохранить Европу в современных христианских и демократических рамках, а другие стремятся на обломках современности возвести новую германскую империю.

Немцы всегда говорили о том, что предпочтут добровольному поражению погружение Европы в кровь и пепел. Это соответствует „божественно-сумеречному“ настроению, царящему сейчас где-то глубоко в душах немцев. Мы, швейцарцы, должны в эти опасные и тяжелые дни делать только одно — сохранять спокойствие». Газета «Фатерланд» писала о Гитлере как о современном Атилле, которому рукоплещет сошедший с ума многомиллионный народ. «Газетт де Лозанн» открыто встала на сторону раздавленных немецкими гусеницами европейских нейтралов.

А между тем немецкое наступление продолжалось, Нидерланды капитулировали через пять дней после его начала. В Швейцарии вновь нарастали напряжение и нервозность, и не без основания — ее разведка добыла сведения, говорившие о том, что вторжение вермахта на территорию Конфедерации может начаться в любую минуту.

По существующей информации, немцы сосредоточили на границе со Швейцарией до 25 дивизий, среди них — танковые и горно-пехотные. Цель этих соединений, как предполагалось — вторжение в Швейцарию и обход с юга укреплений французской оборонительной линии Мажино.

Слухи о предстоящем вторжении быстро распространились среди населения. Начался отток беженцев из приграничных с Германией областей, в основном в сторону Альп и Западной Швейцарии. 14 мая в 22 часа генеральный штаб швейцарской армии издал директиву о приведении частей и соединений в боевую готовность. Б. Барбей, шеф личного штаба генерала Г. Гизана, записал в дневнике: «С сегодняшнего самого раннего утра множатся известия и слухи, хотя и происходящие из самых разных источников, но которые можно легко свести к одному и тому же — ЭТО произойдет сегодня ночью между двумя и четырьмя часами».

Сам генерал А. Гизан покинул свой штаб в городе Гюмлинген по направлению к специальному командному центру близ города Лангнау.

Настроение, царившее в войсках, иллюстрируют произнесенные гораздо позже слова одного из швейцарских офицеров, дислоцированного на границе с Германией: «Ты понимаешь, что ЭТО начнется через один-два часа, патронов тебе хватит на полчаса сопротивления, а потом тебе конец. Но страха перед тем, что должно произойти, не было… Мы только говорили друг другу — пускай попробуют сунуться…»

Эффективное маневрирование

Но ничего не произошло, судя по всему, Федеральный совет, армия, генерал А. Гизан, весь народ стали жертвой искусного маневра гитлеровской Германии. 7-я немецкая армия, расположенная на швейцарской границе, располагала всего четырьмя (а не 25-ю) дивизиями, которых тем не менее хватило для того, чтобы изобразить активную концентрацию войск. Днем плохо вооруженные солдаты вермахта перебрасывались к границе, ночью их отводили обратно вглубь Германии.

Одновременно немцы делали вид, что активно готовят помещения для войск, которые «вот-вот должны прибыть» на новый «фронт». Вдоль границы показательно, создавая «массовость», ездили несколько одних и тех же немецких танков, саперы, не скрываясь, производили разметку новых артиллерийских позиций и готовились к переправе через Рейн, подтягивая к границе понтоны и мостовые конструкции. Все это сопровождалось непрерывными полетами немецкой разведывательной авиации.

Отвлекающий маневр немцев ввел в заблуждение не только швейцарцев, но и французов, стянувших на свой правый фланг многочисленные дивизии, вместо того, чтобы укрепить позиции в Арденнах, именно там, где немцам в итоге и удался решающий прорыв. На тот момент у Гитлера и его генералов не было никаких оперативных планов, предусматривавших бы втягивание Швейцарии в антифранцузский поход.

Тем не менее, маневры немцев были настолько успешными, что генерал А. Гизан до самого конца своей жизни считал, что «возможность войны никогда не была реальнее, нежели в период между 13 и 16 мая 1940 года».

Конкретно в это время военной угрозы, хотя в это верили все в Швейцарии, для страны не было, чего нельзя сказать о времени месяцем позже, когда казалось, что гроза миновала, а генерал А. Гизан объявил даже частичную демобилизацию.

Источник

skeptimist.livejournal.com

Швейцария во время второй мировой: picturehistory — LiveJournal


Швейцария не принимала участия в боевых действий и начиная с XX в. всегда оставалась нейтральной страной.

Летом 1939 года в процессе подготовки к войне в Швейцарии было мобилизовано около 10-20 процентов всего населения. В 1938 году германские войска уже вошли в Австрию, называя это «аншлюсом», а к июню 1940-го были уже побеждены Дания, Норвегия, Голландия, Люксембург и Франция. На юге находилась фашистская Италия во главе с Муссолини. Швейцария была окружена. Вторжение фашистов казалось неминуемым, и 25 июля 1940 года швейцарский главнокомандующий генерал Гизан собрал офицеров на лугу Рютли, в почти мистическом месте основания Конфедерации в 1291 году. Именно там Гизан подтвердил швейцарский принцип нейтралитета и потребовал, чтобы офицеры снова присягнули Конфедерации. Недовольство молодых офицеров, намекавших на предательское сотрудничество с фашистами, быстро подавлялось.

Но сейчас уже понятно, что сотрудничество было. Вопрос о роли Швейцарии во Второй мировой войне по сей день вызывает споры, но историки все-таки склоняются к тому, что стране удалось избежать вторжения нацистов не только благодаря умению ее армии (как утверждали все швейцарские исторические книги). И союзникам, и фашистам было выгодно иметь в центре воюющей Европы якобы нейтральную, стабильную Швейцарию. Швейцария играла роль банковского и финансового центра, который был необходим всем: обе стороны должны были закупать материалы, а во время войны единственной действительно конвертируемой волютой, принимаемой во всем мире, был швейцарский франк. Банк Международных Расчетов, расположенный в Базеле, члены совета директоров которого являлись гражданами США, Великобритании, Франции, Германии и других стран — поддерживал механизм международного капитализма, он был единственным местом, где в обстановке строжайшей секретности продолжались встречи представителей союзников и фашистов, встречи, которые считались изменой по стандартам обеих сторон. Вплоть до 1945 года Швейцарский Национальный Банк принимал золото из Германии и обменивал его на франки, совершенно четко понимая, что Берлин использует эти деньги на ведение войны и что слитки, прибывающие в Берн, были украдены из банков завоеванных стран и/или переплавлены из драгоценностей и даже зубов убитых евреев. Кроме того, Гитлеру было необходимо поддерживать мир в Швейцарии, чтобы иметь свободный доступ к альпийским перевалам, которые связывали Германию и Италию, и пользоваться ее промышленностью, которая продолжала снабжать Третий рейх оружием и тяжелой артиллерией.

Армия Швейцарии имела милиционную систему комплектования: практически всё взрослое мужское население страны регулярно призывалось на краткосрочные военные сборы, а в случае войны могло быть в течение двух суток полностью отмобилизовано.

Такая быстрота была обусловлена как небольшими размерами страны (от 150 км до 300 км), так и правилом, по которому лёгкое стрелковое вооружение хранилось не в арсеналах, а у швейцарцев дома. В отличие от Швейцарии, в США оружие хранится как на складах, так и дома, что делает Америку самым вооруженным до зубов бандитом — 300 млн. человек с оружием на руках. Как говорится, почувствуйте разницу.
2 сентября 1939 года в стране началось проведение мобилизации, и уже 4 сентября численность вооружённых сил была доведена до 430 000 человек.

В начальном периоде Второй мировой войны Швейцария обладала следующими вооружёнными силами:

Сухопутные войска: в составе 3-х армейских корпусов (в дальнейшем — 5-ти корпусов), одной отдельной дивизии и нескольких отдельных подразделений. Из этих сил три пехотные бригады имели дополнительно по одной танковой роте в составе 8 лёгких танков LTH чехословацкого производства.

Парк ВВС. За 1938-1939 гг. на вооружение поступили такие истребители как Bf.109D (10 экземпляров), Bf.109E (30 экземпляров) и Potez 632 (в единственном экземпляре). Кроме того из Франции был получен один MS.406C.1, а с июня 1940 г. развернулось его лицензионное производство под обозначением D.3800. Эти самолёты заменили старые монопланы Dewoitine D.27, до этого составлявшие основу истребительной авиации страны.

В течении Второй мировой войны Швейцарская армия всячески довооружалась, в основном артиллерийским, противотанковым и зенитным вооружением собственного производства. Так же в горах создавались большие запасы стрелкового оружия и боеприпасов для ведения партизанской войны.
Активно велось строительство УР и минирование дорог и туннелей.

Учитывая опыт мобилизации времён Первой мировой войны, повлёкшей за собой определённое социальное напряжение, правительство страны приняло решение выплачивать компенсацию всем призваным военнослужащим в размере 80 % от предыдущего заработка.

До середины 1940 года обстановка на границе была сравнительно спокойная. Однако 10 мая 1940 года началось вторжение вермахта во Францию, и резко возросло количество нарушений воздушной границы Швейцарии французскими и немецкими самолётами. К тому же, если до мая 1940 года швейцарские истребители не встречали сопротивления, выпровождая нарушителей со своей территории или принуждая их к посадке, то с началом активных боевых действий на земле немецкие лётчики стали вести себя более агрессивно в воздухе.
Под названием «операция Танненбаум» подразумевается ряд планов по захвату Швейцарии войсками Германии, которые после Компьенского перемирия 24 июня 1940 было поручено разработать Отто Вильгельму фон Менгесу. Предусматривалось, что при вводе войск в Швейцарию одновременно на юге атакуют итальянские войска. 31 июля 1940 была определена примерная линия раздела страны между Германией и Италией, которая проходила от Сен-Мориса по водоразделу Аре-Рона до горного массива Ретикон и горы Тёди и заканчивалась у горы Муттлер.

1 июня 1940 года швейцарские ВВС сбивают первые немецкие самолёты: два He-111, которые оказали сопротивление, находясь над территорией страны; по другим данным, ещё 4 июня были сбиты два Bf.110. В ответ люфтваффе предпринимает провокацию: 4 июня одинокий He-111 выманивает 12 швейцарских истребителей на территорию Франции, где они попадают под удар 28 немецких истребителей Bf.110C из II/ZG 1. Однако швейцарцы в завязавшемся бою, потеряв один свой самолёт, сумели подбить два истребителя и бомбардировщик противника, после чего вернулись в своё воздушное пространство.

5 июня 1940 года немецкое правительство передаёт Швейцарии ноту протеста относительно данного инцидента, а 8 июня 1940 года в качестве ответной меры был организован налёт группы бомбардировщиков He-111Н (KG 1) при сопровождении уже 32 Bf.110C (из IIZG 76) на швейцарскую территорию. После атаки на патрульный C-35 швейцарцы поднимают в воздух 12 Bf.109E, и, потеряв один самолёт, сбивают три истребителя люфтваффе.

После этого в беседе с журналистами Гитлер выражает личную обеспокоенность данными лётными происшествиями. Особенно расстроило фюрера то, что немецкие самолёты уничтожались техникой, построенной в Германии. Врага били его же оружием

16 июня 1940 года 10 немецких диверсантов безуспешно пытаются провести акцию на одном из швейцарских аэродромов.
17 июня 1940 года Франция прекращает сопротивление, и в этот же день подразделения 29-й пехотной дивизии вермахта выходят на швейцарскую границу в районе Ду (Doubs). Швейцарские лётчики получают приказ не атаковать нарушителей, если они идут менее, чем по три самолёта.
Однако 19 июня Швейцария получает вторую дипломатическую ноту относительно происшедших столкновений, в которой содержится уже открытая угроза:
«Правительство Рейха не намерено больше тратить слова, но будет защищать германские интересы иными способами, если подобные события произойдут в будущем.»

После этого Главнокомандующий Вооружёнными силами Швейцарии издаёт приказ, запрещающий перехват любых самолётов над территорией Швейцарии, и в тот же день: Оперативный приказ № 10, предусматривающий развёртывание швейцарских войск для отражения возможного нападения со стороны Германии и Италии.
С другой стороны, 26 июля 1940 года командованием сухопутных сил Германии был принят план операции «Танненбаум», согласно которому 12-я армия генерал-фельдмаршала Вильгельма Листа силами одного горнострелкового и трёх пехотных корпусов должна была осуществить захват Швейцарии в течение 2-3 дней:
«В «день Икс», установленный ОКХ, 12-я армия должна перейти швейцарскую границу на широком фронте, разгромить противостоящие немецким войскам швейцарские силы, возможно быстрее овладеть столицей Берном и его индустриальным районом, центром военной промышленности в районе Золотурна, Люцерном и индустриальным Цюрихским районом, а затем захватить остальные районы сферы германских интересов.»

За июль воздушное пространство Швейцарии нарушалось не менее 84 раз. В четырех случаях это были французские самолёты, в 34 – немецкие и остальные не удалось идентифицировать. Семь раз по ошибке чужие самолёты сбрасывали бомбы на швейцарскую территорию. С наибольшей долей вероятности можно утверждать, что это были дальние бомбардировщики RAF, осуществлявшие ночные налёты на немецкие промышленные районы. К концу года обе стороны подвели печальные итоги. Швейцарские истребители сбили семь вражеских самолётов и ещё один был записан на счет зенитной артиллерии, не досчитавшись трёх своих самолётов – по одному Bf.109D, Bf.109E и EKW C.35.

К 12 августа 1940 Отто Вильгельм фон Менгес подготовил третий обновленный вариант оперативного плана для Генерального штаба. Менгес намеревался настолько рассеять швейцарскую армию, чтобы ее дальнейшее отступление в высокогорье и организованное сопротивление стали невозможными. После этого немецкая армия должна была быстро и безболезненно занять Берн, Золотурн и Цюрих. Планировался захват важнейших железнодорожных и транспортных узлов, а также многочисленных мостов и туннелей в неповрежденном состоянии, чтобы сделать страну пригодной для прохода войск и транспорта в Южную Францию.

Против 10 швейцарских пехотных дивизий было сосредоточено 2 горнострелковые, 6 танковых и моторизованных, 8 пехотных дивизий вермахта. Причём любой из танковых полков немцев имел на своём вооружении танков минимум в три раза больше, чем вся швейцарская армия. Исходя из соотношения сил, было очевидно, что в классическом сражении швейцарцы не смогут достаточно долго противостоять вермахту в случае нападения: только что капитулировавшая Франция это подтверждала.
После совещания на лугу Рютли генерал Анри Гизан приказал перевести оборонительные позиции от швейцарских границ, чтобы укрепить позиции внутри высокой альпийской цепи. Так появилась reduit national («Крепость Швейцария») или просто Редут: после 1940 года Гитлер мог бы пересечь границу в любом месте, без боя оккупировать густонаселенные территории — Базель, Цюрих, Берн, Женеву и сельскую местность — и превратить независимую Швейцарию в скопление заснеженных бункеров в высоких Альпах. Но это вторжение разорило бы Рейх. Фактически Швейцария была в полной безопасности: Гитлеру было выгодно поддерживать номинально нейтральную, независимую Швейцарию, которая оставалась всегда открытой для деловых предложений. Моральные последствия этих событий швейцарцы начали ощущать только сейчас, спустя десятилетия.

Согласно этой концепции, задачей вооружённых сил Швейцарии была не оборона границ страны, а создание ситуации, в которой оккупация Швейцарии представлялась бы противнику слишком дорогостоящим и даже не имеющим смысла предприятием.

С этой целью линия обороны заранее переносилась с равнин в горы, где спешно строились многочисленные фортификационные сооружения, способные противостоять пехоте и танкам противника. Горные дороги и тоннели минировались и подготавливались к взрывам. Командованию и личному составу всех частей и подразделений доводилось, что с момента начала боевых действий они должны оборонять свои участки, больше невзирая ни на какие приказы о прекращении сопротивления.

Таким образом, любой противник, вторгшийся в страну, в результате столкнулся бы с задачей установления контроля над обширными горными районами с полностью разрушенной инфраструктурой, где держали бы оборону многочисленные полупартизанские формирования.

С другой стороны, в то же время швейцарское правительство демонстрировало готовность прийти к разумному компромиссу: соглашению, дающему некоторые преимущества окружившим со всех сторон Швейцарию странам Оси, и в то же время не умаляющему суверенитет и нейтралитет Швейцарии.

Гитлер так и не дал разрешения на осуществление этой операции. Причины этого остаются неясными до сих пор. Хотя вермахт симулировал выдвижение в направлении Швейцарии, попыток самого вторжения предпринято не было. После высадки десанта союзников в Нормандии операция была заморожена, и Швейцария сохраняла нейтралитет до конца войны.

Существует несколько объяснений, почему операция так и не была осуществлена:

— Швейцария не рассматривалась как противник Германии. Гитлер был занят сначала битвой за Британию (операция «Морской лев», в которой участвовали немногочисленные горнострелковые дивизии Германии), а впоследствии вторжением в СССР (уже в августе-сентябре 1940 большие группировки войск были переброшены в Бессарабию для противостояния советским войскам как потенциальному противнику). При этом на 4 октября 1940, по мнению Вильгельма Риттера, для операции требовалось от 18 до 21 дивизий.
— Наиболее благоприятным моментом для военной агрессии против Швейцарии был период между поражением Франции и октябрем-ноябрем 1940. После этого погода не позволила бы провести полноценное наступление по программе блицкрига вследствие природных особенностей Швейцарии. А после зимы 1940—1941 Гитлер был занят операциями Марита и Барбаросса.
— Зависимость Италии после вступления в войну от своевременных поставок угля из Германии означала необходимость в сохранении железнодорожной сети Швейцарии неповрежденной.
— Хотя немцы превосходили швейцарские вооруженные силы в артиллерии и авиации, для установления контроля над страной им пришлось бы воевать с многочисленной и прекрасно обученной пехотой, сформированной непосредственно из населения Швейцарии. Стрелковое оружие швейцарцев, в том числе винтовки Шмидт-Рубин, не уступало, а то и превосходило лучшие образцы немецкого стрелкового оружия первых лет войны, а высокий уровень владения им швейцарской пехоты был общепризнанным. Зимняя война показала незадолго до того, что небольшие силы стрелковых частей могут успешно противостоять превосходящей в численности и снаряжении армии. Хотя не все были согласны, что Швейцария сможет остановить наступление немцев, не было сомнения, что победа будет стоить немалых потерь ресурсов и войск, в то время как они нужны в других местах. Если бы не швейцарские вооруженные силы, потенциальное вторжение стоило бы значительно меньше.
— Швейцарское правительство не имело общего центра, и даже президент федерации не располагал достаточными полномочиями, чтобы признать капитуляцию страны. По существу, гражданам Швейцарии была дана инструкция относиться к любому сообщению о капитуляции как к вражеской пропаганде и сражаться до конца.
— Некоторые швейцарские предприниматели способствовали военным успехам Германии поставками товаров, таких, как шарикоподшипники и детали систем наведения торпед; предприятия, на которых они производились, были в безопасности от бомбардировок союзников в силу нейтралитета страны. Считается, что вклад Швейцарии в военные достижения нацистской Германии составил в общей сложности менее 0,5 %.
— По некоторым данным, у Гитлера было особое отношение к швейцарской культуре и собраниям произведений искусства Швейцарии; в частности, он боялся, что немецкая бронетехника нанесет ущерб старым швейцарским городам, хотя это утверждение спорно.
— Самой крупной этнической группой Швейцарии были немцы, и Гитлер не хотел причинять им вреда. Теоретически впоследствии могли бы вестись переговоры о мирном вхождении Швейцарии в состав Германии, как это делалось в Австрии, но только на завершающих этапах войны.
— В 1940 г. Швейцария была полностью окружена территориями, подконтрольными Германии и Италии, и фактически уже контролировалась, поскольку вся торговля велась только с Германией и оккупированными странами.

«И тут немцы поняли, что швейцарцы — «альпийские русские», и что с ними лучше дружить…»
К счастью для швейцарцев, войны не случилось. Швейцария была полезнее Рейху в качестве партнера, нежели в качестве врага. Несмотря её малые размеры (площадь Швейцарии примерно равна площади Крыма), вооруженное вторжение в горную страну, испещренную тоннелями, укреплениями и высеченными в скалах огневыми точками, при 100% мобилизации её населения (прекрасно обученной и хорошо оснащенной народной милиции) делало захват Швейцарии крайне длительным и затратным мероприятием. На это ушло бы не 2-3 дня, как это планировало немецкое руководство.
40-дневное противостояние Люфтваффе и «Швайцер люфтваффе» стоило немцам 11 самолетов. Потери швейцарцев оказались заметно ниже — всего 2 истребителя Bf.109E и один патрульный С-35.
С середины 1940 года на германско-швейцарской границе восстановилось хрупкое перемирие. Обе стороны не предпринимали никаких враждебных действий по отношению друг к другу. Лишь изредка сбившиеся с курса германские самолеты перехватывались швейцарскими истребителями и принуждались к посадке на аэродромах Швейцарии. Интернированная авиатехника включалась в состав швейцарских ВВС, однако большая её часть была непригодна к полетам ввиду отсутствия необходимых запчастей.

С 1943 года союзники приступили к планомерным массовым бомбардировкам целей на территории Германии, что повлекло за собой увеличение количества заходов самолётов воюющих сторон в воздушное пространство Швейцарии. Естественно, связана она была с массовыми бомбардировками Германии. Около месяца швейцарцы наблюдали за пролётами американских “летающих крепостей” В-17 и В-24, перехватить которые не представлялось возможным поскольку летали они на недосягаемых для Bf.109E высотах. Кроме того, несколько раз самолёты ВВС США бомбили швейцарские города: 1 апреля 1944 года — Шаффхаузен на севере страны, 25 декабря 1944 года — Тайнген, 22 февраля 1945 года подверглись бомбардировкам сразу 13 населённых пунктов на территории Швейцарии, 4 марта 1945 года — одновременно Базель и Цюрих.

Швейцарские лётчики снова получили приказ принуждать к посадке одиночные самолёты-нарушители и атаковать групповые цели. В результате этого уже в начале марта 1944 года был сбит один американский бомбардировщик, а второй посажен на швейцарский аэродром.
В ходе начавшихся переговоров между сторонами американские представители объясняли свои бомбёжки плохими погодными условиями и навигационными ошибками пилотов. Швейцария требовала прекратить бомбардировки и компенсировать нанесённый ущерб. Правительство США принесло официальные извинения и ещё до предоставления данных об ущербе выплатило $1.000.000 в счёт возмещения ущерба. В октябре 1944 к этой сумме были добавлены ещё $3.000.000.
Американским лётчикам было запрещено бомбить цели ближе, чем за 50 миль от швейцарской границы, если они не могут быть положительно идентифицированы.
Тем не менее с увеличением масштабов бомбардировок Германии увеличивалось количество инцидентов. И если швейцарские истребители ничего не могли предпринять против формаций, превышающих 100 бомбардировщиков, они нападали на одиночные самолёты, иногда даже не имея для этого обоснований.

Так, 13 апреля 1944 года швейцарский пилот обстрелял повреждённый американский бомбардировщик, несмотря на то, что его экипаж при приближении швейцарского истребителя выпустил шасси — по международным правилам это означало «следую на указанный вами аэродром». Семь американских пилотов погибло.
С целью минимизировать риск подобных инцидентов, а также снизить напряжение в отношениях между представителями союзников и швейцарцами, в сентябре 1944 года командующему швейцарской армии генералу А. Гизану поступило предложение от Штаб-квартиры Союзного экспедиционного корпуса (SHAEF) направить в их расположение швейцарских представителей.
После этого четыре швейцарских офицера были откомандированы в союзные войска.

Наиболее громкий инцидент случился 28 апреля 1944 г. Командир эскадрилии 5./NJG 5 Люфтваффе обер-лейтенант Вильгельм Йохнен со своим экипажем в воздушном бою сбил два английских бомбардировщика и в погоне за третьим пересёк границу Швейцарии. На швейцарской авиабазе Дюбендорф совершил аварийную посадку ночной истребитель Bf.110G-4/R7, оснащенный новейшим радаром FuG220 «Лихтенштейн» и огневой установкой «Неправильная музыка» (с размещением пушек под углом к горизонту, для стрельбы «снизу-вверх» — с такого ракурса было проще заметить британские бомбардировщики на фоне более светлого неба). Хуже того, на борту «Мессершмитта» находился секретный планшет со списком радиокоманд немецкой системы ПВО.

Немецкая спецгруппа под руководством Отто Скорцени немедленно приступила к подготовке рейда на авиабазу Дюбендорф с целью уничтожения истребителя и документов до того, как они попадут в руки британской разведки. Впрочем, вооруженного вмешательства не потребовалось — обе стороны достигли консенсуса мирным путем. Швейцарские власти уничтожили самолет и его секретное оборудование, взамен им была предоставлена возможность приобрести 12 новейших «Мессеров» модификации 109G-6. Как выяснилось впоследствии, нацисты обманули швейцарцев — полученные истребители оказались изношенной рухлядью. Двигатели всех 12 «Мессершмиттов» были на грани списания виду выработки их моторесурса. Швейцария не забыла обиды — в 1951 году швейцарцы в судебном порядке добились выплаты компенсации.

Чтобы воспрепятствовать возможному доступу союзников к секретной аппаратуре на борту самолёта немецким командованием было решено совершить диверсионный рейд на швейцарский аэродром, чтобы уничтожить истребитель и показать Швейцарии, что с Германией пререкаться все-таки не стоит. Планированием операции занимался не безызвестный Отто Скорцени, уже успевший тличиться в нескольких подобных операциях. Узнав о готовящейся операции, начальник внешней разведки бригадефюрер СС Вальтер Шелленберг решил срочно вмешаться, чтобы избежать непредсказуемых последствий этого нападения. Обе стороны сели за стол переговоров.Воспользовавшись хорошими личными контактами с руководителем швейцарской разведки бригадиром Массеном, Шелленберг добился взаимовыгодной сделки: Германия согласилась продать Швейцарии 12 истребителей Bf.109G-6 за 500 тысяч золотых швейцарских франков, а швейцарская сторона в присутствии немецких представителей должна была уничтожить самолет и его оборудование.

18 мая 1944 года «Мессершмитт» Йохнена был сожжён. На следующий день в Швейцарию прибыли обещанные 12 истребителей. Однако немцы продали истребители с изношенными двигателями, и в результате в 1951 году Швейцария выиграла судебное дело против фирм «Даймлер» и «Мессершмитт», после чего эти фирмы выплатили денежную компенсацию.
Имеются сведения как минимум ещё о двух оснащённых локаторами Bf.110, интернированных на территории Швейцарии.

К 1945 г. состав ВВС пополнился также истребителями С.3801 С.3802 и штурмовиками С.3603, которые находились на вооружении пока в середине 1950-х гг. их полностью не сменили реактивные самолёты. Больше в боях швейцарские истребители не участвовали, так как к этому времени фронт отодвинулся далеко на восток.

Находящаяся в центре Европы Швейцария, являясь нейтральной страной, была удобным местом для организации там легальных и нелегальных резидентур. Например, военная разведка РККА имела в стране целых три независимые сети (с одной из которых сотрудничал Шандор Радо). Резидентуры Разведупра РККА, работавшие в Швейцарии, проходили в гестапо по делу «Красная капелла» и рассматривались германской контрразведкой как часть единой советской разведывательной сети в Западной Европе.

В Берне вёл разведывательную деятельность сотрудник Управления стратегических служб (разведывательный орган США), первый шеф ЦРУ Аллен Даллес. Несмотря на нейтралитет Швейцарии, в ходе Второй мировой войны её правительство регулярно испытывало на себе давление как со стороны держав Оси, так и со стороны союзников. Каждая из заинтересованных сторон стремились использовать положение страны в своих интересах и в то же время противодействовать интересам противника. Причём изменение ситуации на фронтах соответственно влияло и на интенсивность внешнеполитических влияний.
Например, именно под давлением союзников Швейцария в 1944 году запретила транзит немецких и итальянских грузов через свою территорию.
После победы Красной Армии и союзных войск над Германией ситуация в Швейцарии во время войны и её политика того периода стали предметом критического отношения со стороны победителей.
Суть претензий сводилась к тому, что политика Швейцарии по сути способствовала продолжению войны, и что предоставляемые Швейцарией услуги, экспорт и кредиты нацистской Германии в значительной степени не могут быть обоснованы. Швейцарии ставили в вину:

Промышленность Швейцарии традиционно зависела от экспорта продукции машиностроения, часов, химической продукции и фармацевтики. В то же время высокая плотность населения, жёсткие условия для ведения сельского хозяйства (особенно в альпийском регионе) влекли за собой дефицит сырья, продовольствия и являлись причиной отрицательного торгового баланса. Впрочем, предпринятые в ходе первой трети XX века усилия по развитию туризма, предоставлению транспортных услуг и финансовых услуг (банковское дело и страхование) постепенно увеличивали их долю в ВВП.
Однако во время Второй мировой войны импорт снизился с 30 % национального продукта (средний показатель в конце 1920-х годов) до 9 %, экспорт с 25 % до 9 %. Доходы от туризма практически прекратились.

В целом ситуация очевидна: несмотря на всю сложность взаимоотношений Швейцарии и Третьего рейха, «темные» банковские транзакции и откровенное заигрывание руководства страны с нацистами, к военно-воздушным силам никаких претензий нет. Действия ВВС Швейцарии целиком совпадали с доктриной нейтралитета — любые провокации и нарушения воздушного пространства пресекались самыми решительными методами. В то же время швейцарцы старались не выходить за рамки международного права. Ни одна из воюющих сторон не имела приоритета в случае встречи с истребителями с красно-белыми крестами на крыльях. Нарушителей препровождали на аэродромы, рискнувших оказать сопротивление безжалостно сбивали. Швейцарские пилоты действовали грамотно и профессионально, подчас низвергая с небес на землю гораздо более сильного и многочисленного противника.

Остается добавить, что в годы войны на вооружении ВВС маленькой горной страны находилось свыше ста истребителей «Мессершмитт» (включая устаревшие 109D, интернированные машины и 12 приобретенных истребителей модификации 109G-6).

picturehistory.livejournal.com

ВВС Швейцарии в годы Второй Мировой Войны.

Находясь в окружении нацистских стран, Швейцария формально продолжала вести независимую политику, поддерживая статус нейтрального государства. Конфиденциальность вкладов в швейцарских банках осталась незыблемой тайной и гарантом безопасности маленькой страны.

А тем временем воздушная война разгоралась с новой силой. С середины войны основным противником швейцарских ВВС стали самолеты союзников, регулярно вторгавшиеся в воздушное пространство страны. Подбитые и сбившиеся с курса машины принудительно сажались на аэродромах Швейцарии. За годы войны было зарегистрировано свыше ста подобных инцидентов. Как и положено, авиатехника и пилоты интернировались на территории нейтрального государства до окончания войны. Британских и американских летчиков размещали на горнолыжных курортах, отрезанных от остального мира войной, горами и снегом.

С началом высадки союзников в Нормандии около 940 пилотов союзных стран самовольно покинули место своего заточения и попытались перебраться через границу во Францию. 183 беглеца были задержаны швейцарской полицией и помещены в лагерь для военнопленных в районе Люцерна с гораздо более жестким режимом, чем прежде. Их выпустили лишь в ноябре 1944 г.

Впрочем, далеко не каждый получал шанс поселиться в альпийском шале — 13 апреля 1944 г. поврежденный американский самолет был безжалостно сбит в воздушном пространстве Швейцарии, несмотря на то, что демонстративно выпустил шасси (что по международным правилам означало «следую на указанный вами аэродром»). Погибло семеро американцев.

Но настоящий «экшн» связан с налетами стратегических бомбардировщиков — на протяжении всей войны швейцарская территория регулярно подвергалась бомбовым ударам. Наиболее известны следующие эпизоды:

— 1 апреля 1944 г. Формация из 50 «Либерейторов» обрушила свой смертоносный груз на Шаффхаузен (вместо обозначенной цели на территории Германии, на 235 км севернее). Жертвами бомбежки стали 40 швейцарцев;

— 25 декабря 1944 г. Мощной бомбардировке подвергся Тайнген;

— 22 февраля 1945 г. Янки разбомбили 13 населенных пунктов на территории Швейцарии;

— 4 марта 1945 г. Американские стратегические бомбардировщики одновременно бомбили Базель и Цюрих. Примечательно, что настоящей целью был расположенный на 290 км севернее Франкфурт-на-Майне;

Бомбежки происходили и ранее. В течение 1940 года крупнейшие города Швейцарии (Женева, Базель, Цюрих) периодически подвергались бомбовым ударам со стороны Королевских ВВС Великобритании.

fishki.net

Швейцария в годы Второй мировой войны

Швейцария во время Второй мировой войны занимала позицию вооружённого нейтралитета, что потребовало от страны особого напряжения внутренних сил и проведения большой дипломатической работы.

С момента начала войны в августе 1914 года в Швейцарии была проведена мобилизация, позволившая поставить под ружьё около 250 000 человек в строевых и 200 000 человек во вспомогательных частях.

Это была по тем временам внушительная военная сила, учитывая традиционно высокий профессионализм швейцарских военных. С другой стороны, техническое оснащение швейцарской армии ничем не отличалось и не уступало ведущим армиям той поры.

Таким образом, швейцарцы имели основание считать свои границы прикрытыми практически в течение всей войны и не опасаться перенесения боевых действий на свою территорию.

При этом основным районом сосредоточения войск была граница с Францией, после вступления в войну в 1915 году Италии некоторое количество войск было сконцентрировано также и на итальянской границе. Швейцария с её 70 % немецкоговорящего населения симпатизировала Центральным державам, и граница с Германией была прикрыта войсками в наименьшей степени.

Как только стало ясно, что ни Антанта, ни Центральные державы нарушать нейтралитет Швейцарии не намерены, численность войск на границе стала постепенно снижаться, и к ноябрю 1916 года достигла 38 000 человек.

В то же время даже такое количество отмобилизованных создавало определённое напряжение в экономике и социальной сфере. Находящиеся на военной службе теряли жалование, которое они получали на прежних рабочих местах, что приводило к росту недовольства населения. Из-за забастовок к концу войны швейцарская армия понизила количество призваных в свои ряды до 12 500 человек.

В ходе войны больше всего инцидентов с пересечениями границы Швейцарии воюющими сторонами (около 1000 раз) пришлось на район перевала Пассо Стельвио (итал. Passo dello Stelvio; нем. Stilfser Joch) в Восточных Альпах, где происходили столкновения между итальянскими и австрийскими войсками. Однако в результате со временем удалось всё-таки заключить трёхстороннее соглашение не вести боевых действий в непосредственной близости к швейцарской территории.

Между мировыми войнами

Духовная Оборона

В послевоенные годы, особенно начиная с середины 1930-х, происходило постепенное изменение акцентов в отношении Швейцарии к своей безопасности от внешней угрозы.

В большой мере это объяснялось появлением и развитием фашизма и национал-социализма в соседних Италии и Германии.

Впрочем, первоначально эти новые политические движения ещё вызывали симпатии у некоторой части швейцарцев: в 1932 году Вильгельм Густлофф организовал в Давосе швейцарское отделение НСДАП, члены швейцарского правительства Филипп Эттер (католическая консервативная партия) и Марсель Пиле Голаз (радикальная партия) открыто проявляли благосклонность к националистическим идеям, и даже командующий швейцарской армией генерал Анри Гизан высказал в 1934 году своё восхищение итальянским диктатором Муссолини, который «знал, как объединить все силы нации»[1].

Многие высокопоставленные военные состояли также в пронацистских организациях Schweizerischer Vaterländischer Verband (SVV), Eidgenössische Sammlung и прочих (в дальнейшем все они были запрещены).

Уже во время войны около 2200 швейцарских граждан[2] служили добровольцами в вермахте и СС.

Однако со временем проявления тоталитаризма, преследования евреев и откровенно экспансионистская внешняя политика соседей оттолкнули от себя симпатии швейцарцев, имеющих многовековую[3] демократию и федералистское государство.

Более того, недоверие к Frontists (сочувствующим нацистам) становилось даже больше, чем к коммунистам и вообще к «левым»: доля голосов, отданных социал-демократической партии на парламентских выборах, возрастала с 25,9 % в 1939 до 28,6 % в 1943 годах.

После аншлюса Австрии именно газеты Швейцарии стали единственной немецкоязычной трибуной для общественной критики нацистской идеологии, а основанное в 1931 году в Швейцарии Национальное Общественное радио своими передачами представляло сильный противовес пропаганде Геббельса.

В конце 1930-х годов не только эмигранты и швейцарские интеллектуалы, но и большинство населения Швейцарии были критически настроены по отношению к нацистской Германии. Кроме всего, это также повлекло за собой повышение всеобщего интереса к национальным ценностям Швейцарии, а также к готовности их защищать от любых поползновений извне.

Для обозначения этого общественного движения в Швейцарии был принят термин Geistige Landesverteidigung (Психическая, Интеллектуальная национальная оборона), или, в переводе с официальных названий на французском «défense spirituelle» и итальянском «difesa spirituale» — Духовная оборона[4].

Духовная Оборона включала в себя примерно 40 различных общественных ассоциаций. Их деятельность была направлена на популяризацию в обществе традиционных ценностей Швейцарии и её государственного уклада (федерализм, равноправие, терпимость, многопартийность), а также богатства её культуры.

Планы иностранных держав относительно Швейцарии

После нападения Германии на Польшу в Западной Европе началась «странная война»: уже 3 сентября 1939 года Англия и Франция объявили войну Германии, но активных боевых действий между воюющими сторонами не проводилось.

Однако, разрабатывая планы ведения войны на 1940 год, главнокомандующий вооружёнными силами Франции генерал Гамелен исходил из предположения, что Германия могла нанести удар по англо-французским войскам на севере или на юге, действуя через Бельгию или Швейцарию.

Учитывая это, французское командование предлагало ввести франко-английские войска в Бельгию и Швейцарию, включить бельгийскую и швейцарскую армии в состав союзных сил и создать прочную оборону на удалённых от французской границы рубежах[5].

С другой стороны, уже после капитуляции Франции вермахт разработал свой план вторжения в Швейцарию. По ряду причин сроки начала этой операции несколько раз переносились, и в конце концов вторжение так и не состоялось, хотя в устной традиции сохранилось высказывание, якобы бытовавшее среди немецких солдат:

Мы возьмём Швейцарию, этого маленького дикобраза, по пути домой!

Оригинальный текст  (нем.)  

Die Schweiz, das kleine Stachelschwein, nehmen wir auf dem Ruckweg ein!

Оценивая состояние сил противника в тот период, швейцарский генерал Ойген Бирхер (англ.)русск. писал, что немцам для того, чтобы дойти до Берна, вполне хватило бы одного танкового полка[6].

Начало войны. Вооружённый нейтралитет

Мобилизация вооружённых сил Швейцарии

Армия Швейцарии имела милиционную систему комплектования: практически всё взрослое мужское население страны регулярно призывалось на краткосрочные военные сборы, а в случае войны могло быть в течение двух суток полностью отмобилизовано.

Такая быстрота была обусловлена как небольшими размерами страны (от 150 км до 300 км), так и правилом, по которому лёгкое стрелковое вооружение хранилось не в арсеналах, а у швейцарцев дома.

2 сентября 1939 года в стране началось проведение мобилизации, и уже 4 сентября численность вооружённых сил была доведена до 430 000 человек.

В начальном периоде Второй мировой войны Швейцария обладала следующими вооружёнными силами:

  • Сухопутные войска в составе 3-х армейских корпусов (в дальнейшем — 5-ти корпусов), одной отдельной дивизии и нескольких отдельных подразделений. Из этих сил три пехотные бригады имели дополнительно по одной танковой роте в составе 8 лёгких танков LTH чехословацкого производства. Помимо этих 24 танков, на вооружении имелись 4 британских танка Light Tank Model 1934 и 2 французских FT-17. В годы войны в Швейцарии пытались организовать производство бронетехники собственными силами, но две созданные САУ, NK I и NK II, не вышли за стадию прототипов[7].
  • Военно-воздушные силы в составе 3-х авиаполков, имеющие на вооружении закупленные в Германии истребители Bf.109D (10 экземпляров), Bf.109E (80 экземпляров), а также производившиеся в Швейцарии по лицензии французские Morane-Saulnier MS.406 (84 самолёта). Кроме того, в качестве истребителей-бомбардировщиков могли быть использованы устаревшие французские Dewoiting D-27 (88 штук) и EKW C-35 (80 штук) собственной разработки[8].
  • Войска противовоздушной обороны в составе 8 батальонов, имевших на вооружении 20-мм автоматы (36 единиц) и 75-мм зенитные орудия (8 единиц). В последние месяцы 1939 года это количество увеличилось до 131 автоматов и 23 зенитных орудий[9].

Учитывая опыт мобилизации времён Первой мировой войны, повлёкшей за собой определённое социальное напряжение, правительство страны приняло решение выплачивать компенсацию всем призваным военнослужащим в размере 80 % от предыдущего заработка.[10]

Боевые столкновения в воздухе в 1940 году. План «Танненбаум»

До середины 1940 года обстановка на границе была сравнительно спокойная. Однако 10 мая 1940 года началось вторжение вермахта во Францию, и резко возросло количество нарушений воздушной границы Швейцарии французскими и немецкими самолётами. К тому же, если до мая 1940 года швейцарские истребители не встречали сопротивления, выпровождая нарушителей со своей территории или принуждая их к посадке, то с началом активных боевых действий на земле немецкие лётчики стали вести себя более агрессивно в воздухе.

1 июня 1940 года швейцарские ВВС сбивают первые немецкие самолёты: два He-111, которые оказали сопротивление, находясь над территорией страны[источник не указан 956 дней]; по другим данным, ещё 4 июня были сбиты два Bf.110[11]. В ответ люфтваффе предпринимает провокацию: 4 июня одинокий He-111 выманивает 12 швейцарских истребителей на территорию Франции, где они попадают под удар 28 немецких истребителей Bf.110C из II/ZG 1. Однако швейцарцы в завязавшемся бою, потеряв один свой самолёт, сумели подбить два истребителя и бомбардировщик противника, после чего вернулись в своё воздушное пространство[12].

5 июня 1940 года немецкое правительство передаёт Швейцарии ноту протеста относительно данного инцидента, а 8 июня 1940 года в качестве ответной меры был организован налёт группы бомбардировщиков He-111Н (KG 1) при сопровождении уже 32 Bf.110C (из II\ZG 76) на швейцарскую территорию. После атаки на патрульный C-35 швейцарцы поднимают в воздух 12 Bf.109E, и, потеряв один самолёт, сбивают три истребителя люфтваффе[12].

После этого в беседе с журналистами Гитлер выражает личную обеспокоенность данными лётными происшествиями[12]. Особенно расстроило фюрера то, что немецкие самолёты уничтожались техникой, построенной в Германии.

16 июня 1940 года 10 немецких диверсантов безуспешно пытаются провести акцию на одном из швейцарских аэродромов[12].

17 июня 1940 года Франция прекращает сопротивление, и в этот же день подразделения 29-й пехотной дивизии вермахта выходят на швейцарскую границу в районе Ду (Doubs). Швейцарские лётчики получают приказ не атаковать нарушителей, если они идут менее, чем по три самолёта.

Однако 19 июня Швейцария получает вторую дипломатическую ноту относительно происшедших столкновений, в которой содержится уже открытая угроза:

Правительство Рейха не намерено больше тратить слова, но будет защищать германские интересы иными способами, если подобные события произойдут в будущем.

После этого Главнокомандующий Вооружёнными силами Швейцарии издаёт приказ, запрещающий перехват любых самолётов над территорией Швейцарии, и в тот же день: Оперативный приказ № 10, предусматривающий развёртывание швейцарских войск для отражения возможного нападения со стороны Германии и Италии.

С другой стороны, 26 июля 1940 года командованием сухопутных сил Германии был принят план операции «Танненбаум», согласно которому 12-я армия генерал-фельдмаршала Вильгельма Листа силами одного горнострелкового и трёх пехотных корпусов должна была осуществить захват Швейцарии в течение 2-3 дней:

В «день Икс», установленный ОКХ, 12-я армия должна перейти швейцарскую границу на широком фронте, разгромить противостоящие немецким войскам швейцарские силы, возможно быстрее овладеть столицей Берном и его индустриальным районом, центром военной промышленности в районе Золотурна, Люцерном и индустриальным Цюрихским районом, а затем захватить остальные районы сферы германских интересов[13].

Национальный Редут

Против 10 швейцарских пехотных дивизий было сосредоточено 2 горнострелковые, 6 танковых и моторизованных, 8 пехотных дивизий вермахта. Причём любой из танковых полков немцев имел на своём вооружении танков минимум в три раза больше, чем вся швейцарская армия. Исходя из соотношения сил, было очевидно, что в классическом сражении швейцарцы не смогут достаточно долго противостоять вермахту в случае нападения: только что капитулировавшая Франция это подтверждала.

В этих условиях командующим швейцарской армией генералом Анри Гизаном была предложена концепция организации обороны, получившая название «Национальный Редут», или просто Редут.

Согласно этой концепции, задачей вооружённых сил Швейцарии была не оборона границ страны, а создание ситуации, в которой оккупация Швейцарии представлялась бы противнику слишком дорогостоящим и даже не имеющим смысла предприятием.

С этой целью линия обороны заранее переносилась с равнин в горы, где спешно строились многочисленные фортификационные сооружения, способные противостоять пехоте и танкам противника. Горные дороги и тоннели минировались и подготавливались к взрывам. Командованию и личному составу всех частей и подразделений доводилось, что с момента начала боевых действий они должны оборонять свои участки, больше невзирая ни на какие приказы о прекращении сопротивления.

Таким образом, любой противник, вторгшийся в страну, в результате столкнулся бы с задачей установления контроля над обширными горными районами с полностью разрушенной инфраструктурой, где держали бы оборону многочисленные полупартизанские формирования.

С другой стороны, в то же время швейцарское правительство демонстрировало готовность прийти к разумному компромиссу: соглашению, дающему некоторые преимущества окружившим со всех сторон Швейцарию странам Оси, и в то же время не умаляющему суверенитет и нейтралитет Швейцарии.

Компромисс

Несмотря на имеющуюся напряжённость в отношениях, Швейцария очевидно была полезнее Германии в качестве партнёра, чем в качестве врага.

Из четырёх альпийских горных проходов, являющимися наиболее короткими путями между Германией и Италией, три (Сен-Готард, Лёчберг и Симплон) находились на территории Швейцарии и лишь один (Бреннер) — на территории присоединённой к Германии Австрии. Разрушение швейцарцами этих транспортных путей сделало бы сообщение между главными членами «Оси» более дорогим и уязвимым.

Кроме того, бойкотирование нацистов большинством развитых стран мира сказывалось на экономике Германии: в частности, возникла сложность в конвертировании рейхсмарки, как мировой валюты.

Таким образом, появились условия для соглашения между Швейцарией и Германией, которое и было заключено в августе 1940 года. По этому соглашению Швейцария предоставляла режим наибольшего благоприятствия для транзита немецких грузов (в том числе и военных) через свою территорию, обязалось продавать Германии золото и другие драгоценные металлы за рейхсмарки, и, кроме того, предоставляла Германии долгосрочный кредит в размере 150 000 000 швейцарских франков[14].

Вскоре после заключения этого соглашения немецкая 12-я армия была перенаправлена для участия в операциях в Норвегии, на Балканах, а также против Советского Союза.

Экономика Швейцарии во время войны

Промышленность Швейцарии традиционно зависела от экспорта продукции машиностроения, часов, химической продукции и фармацевтики. В то же время высокая плотность населения, жёсткие условия для ведения сельского хозяйства (особенно в альпийском регионе) влекли за собой дефицит сырья, продовольствия и являлись причиной отрицательного торгового баланса. Впрочем, предпринятые в ходе первой трети XX века усилия по развитию туризма, предоставлению транспортных услуг и финансовых услуг (банковское дело и страхование) постепенно увеличивали их долю в ВВП.

Однако во время Второй мировой войны импорт снизился с 30 % национального продукта (средний показатель в конце 1920-х годов) до 9 %, экспорт с 25 % до 9 %. Доходы от туризма практически прекратились.[15]

Ввиду наметившейся нехватки продовольствия из-за снижения импорта швейцарский парламент уже в апреле 1939 года одобрил резолюцию по увеличению сельскохозяйственного производства. Посевные площади до конца войны увеличились почти в три раза, и тем не менее 20 % продовольствия и почти всё сырьё приходилось ввозить из-за границы.

Одним из самых важных торговых партнёров Швейцарии перед началом войны была Германия. В период с 1939 по 1944 год экспорт товаров в Германию значительно превысил показатели экспорта в союзные страны — в частности в США.

С 1939 по 1942 год 45 % всех экспортируемых товаров было вывезено в Италию и Германию. Основную часть поставок составляли стратегическое сырьё, инструменты и орудия производства, техническое оборудование и продукты химической промышленности. Швейцария не только экспортировала товары в Германию, она также импортировала оттуда уголь, нефть, сырьё, продукты питания.

По железным дорогам Швейцарии перевозились немецкие и итальянские военные грузы.

В условиях начавшегося разгрома стран Оси поставки в Германию снижались, а в 1944 году был запрещён транзит немецких и итальянских военных грузов[16].

Карточная система

Зависимость от импорта продовольствия и снижение его объёмов в ходе войны вынудили швейцарское правительство ввести нормированное потребление основных видов продовольствия и товаров народного потребления.

Были введены карточки на следующие товары[17]:

  • С 30 октября 1939: сахар, макаронные изделия, бобовые, рис, крупы, мука, ячмень и овёс, пищевые жиры
  • С 1 декабря 1940: текстиль, обувь, мыло, моющие средства
  • С 31 мая 1941: кофе, чай, какао
  • С 31 августа 1941: сыр
  • С 3 декабря 1941: яйца и продукты на основе яиц
  • С 1 января 1942: свежее молоко
  • С марта 1942: мясо
  • С 4 мая 1942: мёд, варенье, консервированные фрукты
  • С июня 1943 года: шоколад

Карточная система просуществовала до 1948 года.

Её введение заметно повлияло на обыденный рацион швейцарцев, и субъективно воспринималось, как лишения, пережитые в ходе войны[18]:

Мы же вообще не ели мяса! Только курицу!..

Политика по отношению к беженцам

В 1940 году на территории Швейцарии были организованы первые лагеря для интернированных французских солдат, а также поляков из числа подразделений, сражавшихся в рядах французской армии. В дальнейшем лагеря пополнялись в основном за счёт бежавших из германских концлагерей пленных солдат антигитлеровской коалиции и итальянцев, не пожелавших после падения режима Муссолини сотрудничать с нацистами. Кроме того, там же находилось некоторое количество английских и американских лётчиков, чьи самолёты были подбиты над Германией и смогли дотянуть до швейцарской территории.

Первая крупная группа советских беглецов оказалась в Швейцарии летом 1944 года. В начале 1945 года сюда удалось бежать почти 8 тысячам советских военнопленных. А всего на момент капитуляции Германии в лагерях для интернированных находилось 103 689 человек[19], из которых примерно 11 000 бойцов Красной Армии. При этом наряду с советскими военнопленными в швейцарских лагерях содержалось и небольшое число бежавших с поля боя солдат коллаборационистской Русской освободительной армии генерала Власова.

В конце войны на территории Швейцарии интернировались уже военнослужащие другой стороны — вермахта.

Характерно, что и к советским военнопленным, и к власовцам швейцарцы относились гораздо хуже, чем к интернированным итальянцам или англичанам. Более того, в отличие от интернированных союзников, советские военнопленные покинули швейцарские лагеря одними из последних.[20] Одним из факторов, осложняющих пребывание интернированных советских граждан в Швейцарии, было отсутствие дипломатических отношений между двумя странами (в жёсткой форме разорваны СССР в 1923 году после оправдания швейцарским судом убийцы советского дипломата Воровского; восстановлены только в 1946 году).

В то же время по отношению к гражданским беженцам политика страны была более жёсткой.

Считается, что швейцарские иммиграционные власти отказали в пересечении границы от 20 000 до 25 000 еврейских беженцев из Германии, а некоторые гражданские лица, контрабандно переводившие беженцев на территорию страны, были подвергнуты судебному преследованию (реабилитированы только после 1990 года)[21].

8 марта 1995 года правительство Швейцарии официально извинилось[22] за практику непредоставления статуса беженцев лицам из Германии, имевшим в своих паспортах штамп «J», о чём в 1938 году было заключено специальное соглашение с нацистами.

Деятельность иностранных разведок на территории Швейцарии

Находящаяся в центре Европы Швейцария, будучи нейтральной страной, была удобным местом для организации там легальных и нелегальных резидентур. Например, военная разведка РККА имела в стране целых три независимые сети (с одной из которых сотрудничал Шандор Радо). Резидентуры Разведупра РККА, работавшие в Швейцарии, проходили в гестапо по делу «Красная капелла» и рассматривались германской контрразведкой как часть единой советской разведывательной сети в Западной Европе[23].

В Берне вёл разведывательную деятельность сотрудник Управления стратегических служб (разведывательный орган США) и будущий директор ЦРУ Аллен Даллес.

Инциденты с нарушением воздушной границы Швейцарии после 1940 года[24]

Бомбардировки территории Швейцарии самолётами ВВС США

С 1943 года союзники приступили к планомерным массовым бомбардировкам целей на территории Германии, что повлекло за собой увеличение количества заходов самолётов воюющих сторон в воздушное пространство Швейцарии.

Кроме того, несколько раз самолёты ВВС США бомбили швейцарские города: 1 апреля 1944 года — Шаффхаузен на севере страны, 25 декабря 1944 года — Тайнген, 22 февраля 1945 года подверглись бомбардировкам сразу 13 населённых пунктов на территории Швейцарии, 4 марта 1945 года — одновременно Базель и Цюрих[25].

Швейцарские лётчики снова получили приказ принуждать к посадке одиночные самолёты-нарушители и атаковать групповые цели. В результате этого уже в начале марта 1944 года был сбит один американский бомбардировщик, а второй посажен на швейцарский аэродром[25].

В ходе начавшихся переговоров между сторонами американские представители объясняли свои бомбёжки плохими погодными условиями и навигационными ошибками пилотов. Швейцария требовала прекратить бомбардировки и компенсировать нанесённый ущерб. Правительство США принесло официальные извинения и ещё до предоставления данных об ущербе выплатило $1 000 000 в счёт возмещения ущерба. В октябре 1944 года к этой сумме были добавлены ещё $3 000 000.

Американским лётчикам было запрещено бомбить цели ближе, чем за 50 миль от швейцарской границы, если они не могут быть положительно идентифицированы[25].

Тем не менее с увеличением масштабов бомбардировок Германии увеличивалось количество инцидентов. И если швейцарские истребители ничего не могли предпринять против формаций, превышающих 100 бомбардировщиков, они нападали на одиночные самолёты, иногда даже не имея для этого обоснований.

Так, 13 апреля 1944 года швейцарский пилот обстрелял повреждённый американский бомбардировщик, несмотря на то, что его экипаж при приближении швейцарского истребителя выпустил шасси — по международным правилам это означало «следую на указанный вами аэродром». Семь американских лётчиков погибло.

С целью минимизировать риск подобных инцидентов, а также снизить напряжение в отношениях между представителями союзников и швейцарцами, в сентябре 1944 года командующему швейцарской армии генералу А. Гизану поступило предложение от Штаб-квартиры Союзного экспедиционного корпуса (SHAEF) направить в их расположение швейцарских представителей[25].

После этого четыре швейцарских офицера были откомандированы в союзные войска[25].

21 октября 1949 государственный департамент США и швейцарское правительство заключили договор о перечислении 62 176 433,06 швейцарских франков (эквивалентный $14 392 692,82), в дополнение к перечисленным ранее $4 миллионам, в качестве полной и окончательной компенсации за ущерб, нанесённый гражданам и собственности в Швейцарии всеми вооружёнными силами Соединённых Штатов во время Второй мировой войны[25].

Уничтожение истребителя Люфтваффе с радиолокационной установкой

28 апреля 1944 года командир эскадрилии 5./NJG 5 Люфтваффе обер-лейтенант Вильгельм Йохнен со своим экипажем в воздушном бою сбил два английских бомбардировщика и в погоне за третьим пересёк границу Швейцарии. Однако при этом его самолёт — ночной истребитель Bf.110G-4 номер C9+EN (W.Nr.740055)[26] — был повреждён ответным огнём и совершил посадку на авиабазе Дюбендорф (Цюрих)[27].

Ночной истребитель был оснащён секретным радиолокатором «Лихтенштейн SN-2» и пушечной установкой «неправильная музыка» на борту. Кроме того, в самолёте находилась папка с секретными документами.

Чтобы воспрепятствовать возможному доступу союзников к секретной аппаратуре на борту самолёта немецким командованием было решено совершить диверсионный рейд на швейцарский аэродром.

Узнав о готовящейся операции, начальник внешней разведки бригадефюрер СС Вальтер Шелленберг решил срочно вмешаться, чтобы избежать непредсказуемых последствий этого нападения. Воспользовавшись хорошими личными контактами с руководителем швейцарской разведки бригадиром Массеном, Шелленберг добился взаимовыгодной сделки: Германия согласилась продать Швейцарии 12 истребителей Bf.109G-6 за 500 тысяч золотых швейцарских франков, а швейцарская сторона в присутствии немецких представителей должна была уничтожить самолёт и его оборудование[27].

18 мая 1944 года «Мессершмитт» Йохнена был сожжён. На следующий день в Швейцарию прибыли обещанные 12 истребителей. Однако немцы продали истребители с изношенными двигателями, и в результате в 1951 году Швейцария выиграла судебное дело против фирм «Даймлер» и «Мессершмитт», после чего эти фирмы выплатили денежную компенсацию.

Имеются сведения как минимум ещё о двух[28] оснащённых локаторами Bf.110, интернированных на территории Швейцарии.

Критика позиции Швейцарии во время Второй мировой войны

Несмотря на нейтралитет Швейцарии, в ходе Второй мировой войны её правительство регулярно испытывало на себе давление как со стороны держав Оси, так и со стороны союзников. Каждая из заинтересованных сторон стремились использовать положение страны в своих интересах и в то же время противодействовать интересам противника. Причём изменение ситуации на фронтах соответственно влияло и на интенсивность внешнеполитических влияний.

Например, именно под давлением союзников Швейцария в 1944 году запретила транзит немецких и итальянских грузов через свою территорию[25].

После победы Красной Армии и союзных войск над Германией ситуация в Швейцарии во время войны и её политика того периода стали предметом критического отношения со стороны победителей.

Суть претензий сводилась к тому, что политика Швейцарии по сути способствовала продолжению войны, и что предоставляемые Швейцарией услуги, экспорт и кредиты нацистской Германии в значительной степени не могут быть обоснованы[15].

Швейцарии ставили в вину:

  • Транзит немецких и итальянских военных грузов
  • Подозрение в транзите через свою территорию поездов с военнопленными и лицами, принудительно угнанными на работы[29]
  • Продажу Германии золота в обмен на рейхсмарки
  • Долевое участие швейцарских компаний в немецких предприятиях, на которых использовался труд военнопленных
  • Жёсткую политику по отношению к беженцам

Со временем к этим претензиям добавились новые, напрямую связанные с принципом банковской тайны:

  • Хранение нацистских активов в банках страны[30]

По некоторым оценкам, на конец XX века на счетах в швейцарских банках находилось около $4 млрд из числа средств, размещённых там Германией во время войны.

  • Хранение активов лиц, погибших во время войны, и невозвращение их потомкам (так называемое «Еврейское золото»)[31]

В августе 1998 банковская группа Швейцария согласилась выплатить $1,25 млрд в качестве компенсации жертвам геноцида и их наследникам.[источник не указан 828 дней]

Вместе с тем в конце XX — начале XXI века и в самой Швейцарии наметилось переосмысление политики страны во время Второй мировой войны, о чём свидетельствует выпуск факультативного учебника по истории под названием «Оглянуться назад и задать вопросы» (Hinschauen Und Nachfragen)[32].

Дополнительные факты

Примечания

Литература

Publisher: Regnery Publishing, Inc.; 1 edition (November 1, 2000) Language: English ISBN 0-89526-238-X ISBN 978-0-89526-238-7

Ссылки

dic.academic.ru

Почему во Второй мировой войне Швейцария осталась нейтральной страной

Около десяти стран смогли избежать участия в главной мясорубке человечества — Второй мировой войне. Причем это не «какие-то там» заморские страны, а вполне европейские. К примеру, Турция, хоть и примкнула к союзу против Гитлера, но сделала это под самый занавес войны, когда толку от этого уже и не было. Правда, некоторые историки считают, что османы жаждали крови и хотели присоединиться к немцам. Но Сталинградская битва их остановила.

А одна из них, Швейцария, и вовсе оказалась в нацистском окружении. Журнал Life в 1938 году отнёс Швецию к числу стран с самым высоким уровнем жизни. Стокгольм, отказавшись от всеевропейской экспансии после многочисленных поражений от России в XVIII веке, не был настроен менять масло на пушки и теперь.

Правда, в 1941-44 годах на стороне Финляндии против СССР на разных участках фронта сражались рота и батальон подданных короля Густава — но именно в качестве добровольцев, которым его величество не мог (или не хотел?) мешать — общим числом около тысячи бойцов. Небольшие группы шведских нацистов имелись также в некоторых частях СС.

Есть мнение, что Гитлер не напал на Швецию якобы из сентиментальных соображений, считая её жителей чистокровными арийцами. Подлинные причины сохранения нейтралитета Тре Крунур, конечно, лежали в плоскости экономики и геополитики. Со всех сторон сердце Скандинавии окружали подконтрольные Рейху территории: союзная Финляндия, а также захваченные Норвегия и Дания.

Поэтому совсем и полностью откреститься от конфликта не было не единой возможности. При этом швейцарцам нередко приходилось идти на некоторые уступки. Например, предоставить транспортный коридор через Альпы или «подкинуть деньжат» на нужности вермахта. Зато, как говорится, и волки сыты и овцы целы.

В то же время, пилоты швейцарских ВВС то и дело вступали в бой то с немецкими самолетами, то с американскими. Им было все равно, представитель какой из враждующих сторон нарушил их воздушное пространство.

Так что, худо-бедно, но нейтралитет соблюдался. Вплоть до поражения в Курской битве Стокгольм предпочитал не ссориться с Берлином (скажем, официально принимать бежавших от холокоста датских евреев было разрешено только в октябре 1943-го). Так что даже в конце войны, когда Швеция прекратила поставлять Германии дефицитную железную руду, в стратегическом смысле оккупация нейтрала ничего бы не изменила, заставив лишь растянуть коммуникации вермахта.

Не знавший ковровых бомбардировок и репараций имущества, Стокгольм встретил и проводил Вторую мировую оживлением многих сфер экономики; например, будущая всемирно известная компания IKEA была основана именно в 1943 году.

К слову, немецкие офицеры во время Французской кампании 1940 года не раз говорили, что «возьмем Швейцарию, этого маленького дикобраза, на обратном пути». Но этот «обратный путь» получился отличным от их ожиданий. Поэтому «дикобраза» не тронули.

Всем известно, что швейцарская гвардия является одним из старейших воинских подразделений мира. Ее блистательная история начинается с начала 16 века, когда именно швейцарским солдатам доверили самое дорогое и почетное в Европе — охранять римского папу.

www.newsinfo.ru

Почему Швейцария никогда не воюет ни с кем?

массонская ложа вся не в швейцарии — она ВСЯ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ и особенно в ШОТЛАНДИИ …в ШВЕЙЦАРИИ живут просто все те, кто правит тайно миром, это их территория отдыха и банк развтия и управления, как и МОНТЕ КАРЛО…. а насчёт войн — то именно из ШВЕЙЦАРИИ решаются большинство конфликтов во всём мире — во время ежегодной встречи иллюминатов — это не только массоны, это и ОРДИН тамплиеров, это и ассасины, всемирный еврейский конгресс, это еще много тайных обществ …я жил 3 года в ШВЕЙЦАРИИ и скажу тебе, что у них нет НИЧЕГО из того, что могло бы обеспечить этой стране такой высокой уровень жизни — там НЕТ БЕДНЫХ…. простые колхозники, которые распыляют навоз на тракторе по полю, в свободное время ездят на личных БМВ последних моделей …этот уровень поддерживается специально именно теми, кто грабит и держит в рабстве весь мир …они все окопались в ШВЕЙЦАРИИ….

Там штаб-квартира масонов

это нейтральная страна

В начале нашей эры на территорию нынешней Швейцарии пришли гельветы, племя кельтского происхождения. В 107 году до нашей эры через перевал Сен-Готард на сцену вышли римляне и после сражения с гельветами в 58 году до нашей эры подчинили себе все их земли (то есть запад нынешней Швейцарии, отсюда и второе название страны – Гельвеция) . Постепенно римлян оттеснило германское племя алеманов, поселившееся в этой области в 5 веке. В 1032 году швейцарские земли были включены в состав Священной Римской Империи, но централизованная власть была слаба. Все изменилось с приходом династии Габсбургов, которая стала самой влиятельной в Центральной Европе. Расширение власти Габсбургов возглавил Рудольф Первый, постепенно усмиривший недовольных ситуацией мелких феодалов. В 1291 году Рудольф умер, и у местных правителей появился шанс стать независимыми. В этот же год в целях борьбы с внешними врагами (в первую очередь с Габсбургами) три «лесных» кантона — Ури, Швитц (отсюда и Швейцария) и Нидвальден — заключили «вечный союз» . Так началась официальная история швейцарского государства. Борьба союзников с Габсбургами отражена в известной всем легенде о Вильгельме Телле. Вдохновленная успехами, Швейцария постепенно вошла во вкус территориальной независимости, и в 1499 году в ходе швабской войны освободилась от влияния императора Священной Римской Империи Максимилиана Первого. После череды военных побед Швейцария, наконец, умерила пыл, когда в 1515 году встретилась с объединенными войсками Франции и Венеции. Осознав, что и дальше сражаться с превосходящими силами противника невозможно, страна свернула экспансионистскую политику и заявила о своем нейтралитете. Реформация 16 века привела к общеевропейскому перевороту. Учения о протестантизме Лютера, Цвингли и Кальвина быстро распространились и по Швейцарии, но центр страны остался католическим. Когда вся Европа погрязла в пучине Тридцатилетней войны, Швейцария, сомкнувшая ряды, уберегла себя от ненужных проблем. В конце войны в 1648 году независимость Швейцарии от Священной Римской империи была официально признана Вестфальским мирным договором. Тем не менее, весной 1798 года в Швейцарию вступили войска Наполеона. И Швейцария стала Гельветийской республикой. Но стране весьма не понравилась французская централизованная власть. После поражения Наполеона под Ватерлоо швейцарцы отказались от навязанного режима. В марте 1815 года Венский конгресс гарантировал Швейцарии независимость и вечный нейтралитет. В 1848 году в Швейцарии была принята новая конституция. Многие ее положения действуют и сегодня. Федеральной столицей был выбран Берн. Был учрежден постоянный орган исполнительной власти — федеральный совет из семи членов, избираемых законодательным органом из двух палат – национального совета и совета кантонов. Федеральное правительство было наделено правом выпускать деньги, регулировать таможенные правила и определять внешнюю политику. Теперь Швейцария могла посвятить время не войнам, а экономическим и социальным вопросам. Производство, установившееся в Швейцарии, стало основываться преимущественно на труде высокой квалификации. Новые железные пути и дороги позволили проникнуть в ранее недоступные регионы Альп и содействовали развитию туризма. В 1863 году в Женеве был учрежден международный Красный Крест. Появилось обязательное бесплатное образование. С тех пор Швейцария бережно охраняет свой нейтралитет. Единственное участие страны в войне заключалось в организации подразделений Красного Креста в годы Первой мировой. Но во время Второй мировой войны Швейцария сыграла более коварную роль, за которую поплатилась перед международным сообществом в конце 20 века. Дело в том, что нацистская Германия хранила в Швейцарии золото, деньги и прочие ценности, отобранные у жертв геноцид

по закону международному какому то, там же денежки храняться всех воров и олигархов

Вы правы А вот почему очень много причин Там масонская ложа Там нет нефти Нет богатых недр и т д

Слишком много тамошние банкиры знают о сильных мира сего

не хотят рисковать своими огромными финансами, на счёт массонов тут к США, Израилю и РФ

Удачное местоположение, грамотная политика, сильная армия

в вашем вопросе ответ

touch.otvet.mail.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.