Содержание

Что ели «серые волки» Дёница

Благодаря роману Лотара-Гюнтера Буххайма и одноимённому фильму Вольфганга Петерсена «Das Boot», увидевшим свет в 70–80-х годах прошлого века, резко вырос интерес к действиям немецкого подводного флота во Второй мировой войне. У любителей истории стало возникать много вопросов не только по боевым действиям, но и по быту подводников. Особый интерес вызывает тема питания экипажей, выбора и хранения на подлодке в условиях длительных походов продуктов, в том числе тех, без которых человек не может долго обойтись. Почему немецкие подводники брали с собой свежий хлеб, который в условиях высокой влажности быстро покрывался плесенью, а не сухари, хранящиеся дольше?

Проблемы снабжения

Немцы великолепно снабжали продовольствием свои подводные корабли. После установления в Европе гегемонии Германии продукты на базы подлодок поставлялись из Франции, Дании, Португалии, Испании, Италии и т.д. В поход лодки брали свежее и варёное мясо, свежие овощи и фрукты, сыр, мёд, шоколад, копчёные колбасные изделия, соки, различные консервы и многое другое. Проблема была одна – в походе, в условиях плохой вентиляции и сильной влажности, свежие продукты быстро портились. В итоге подводникам приходилось сидеть на консервно-витаминной диете – чем длительнее был поход, тем хуже было с питанием.

В целом питание немецких подводников было весьма разнообразным и не лишённым деликатесов. На этом фото, сделанном в 1944 году, два члена экипажа подводной лодки U 672 позируют с омарами

На лодках были предусмотрены и провизионки, и холодильные камеры, но при выдаче технических заданий конструкторам субмарин в мирное время командованию ВМС Германии трудно было представить, что средние лодки типа VII будут действовать у берегов США, Африки и в Карибском бассейне, а большие лодки типа IX – в Индийском океане.

Во время войны приходилось импровизировать, подстраиваться под ситуацию, которая требовала увеличения автономности лодок. Субмарины получали провизию в море с судов снабжения, заходили для пополнения запасов в порты Испании, затем появились «дойные коровы» – транспортные лодки XIV серии. Однако полностью проблему это не решало. Провизия портилась, пропитывалась разными запахами – в общем, гурманам с тонким гастрономическим вкусом на «семёрке» или «девятке» делать было нечего.

Как рассчитывался запас пищи для экипажа

В этом вопросе очень велика была роль двух членов экипажа подлодки – третьего вахтенного офицера (или штурмана) и кока, которые отвечали за заготовку провизии. Кок, или, как его звали подводники, «смутье» (smutje, smut – что приблизительно можно перевести как насмешливое «грязнуля», «замарашка»), был на лодке человеком с особым статусом. Он должен был не только хорошо готовить, но и обладать талантом ресторатора, чтобы составлять меню на каждый день плавания.

Кок лодки U 604 руководит погрузкой провизии. На переднем плане банки с фруктовыми консервами (слева). Многочисленные колбасы и окорока свисают с потолка отсека, соседствуя с оборудованием (справа)

Исходя из приблизительной продолжительности похода делался расчёт количества и ассортимента продуктов, которые получались на складе штурманом. После этого провизия грузилась на лодку под контролем штурмана и инженер-механика в места, которые наиболее подходили для хранения. Размещение продуктов на лодке всегда соответствовало трём основным правилам:

  1. Продукты должны были размещаться и закрепляться так, чтобы не падать и не разлетаться во время маневрирования лодки и её атаки глубинными бомбами.
  2. Провизия должна была распределяться по лодке равномерно, чтобы не создавать дифферент или свести его к минимуму, при этом должно было учитываться потребление продуктов. Ежедневно потребляемые продукты взвешивались, чтобы инженер-механик мог компенсировать их вес балластом.
  3. Размещение продуктов не должно было препятствовать свободному доступу ко всем люкам и вентилям.

Основными местами хранения провизии были носовой, кормовой и электромоторный отсеки, и это было логично. В дизельном отсеке хранить что-либо было невозможно, так как продукты быстро пропитывались бы запахом соляра, известного всепроникающей способностью. Центральный пост захламлять было ни в коем случае нельзя, так как это место управления кораблём, в жилых отсеках офицеров и старшин много разместить бы не удалось, да и все проходы должны были оставаться свободными.

Ящики с фруктами в носовом отсеке лодки U 295 соседствуют с торпедами. Хорошо видна надпись «Nantes» — окрестности французского Нанта славятся своими яблоневыми садами по сей день

Вот как выглядел запас провизии на лодке типа IXC при экипаже в 55 человек с расчётом его питания на 12-недельный срок. На лодку грузилось продовольствие и напитки весом более 12 тонн (12 583 кг), в том числе:

  • свежее и варёное мясо – 224 кг
  • колбасные изделия – 108 кг
  • мясные консервы – 2180 кг
  • рыбные консервы – 150 кг
  • свежий картофель – 1750 кг
  • другие овощи – 1555 кг
  • лимоны – 416 кг
  • свежие фрукты – 300 кг
  • свежие яйца – 270 кг
  • сливочное масло – 50 кг
  • сыр – 50 кг + 65 кг (твёрдый и плавленый)
  • кофе – 60 кг
  • чай – 3 кг
  • молоко – 784 кг
  • свежий хлеб – 456 кг
  • консервированный хлеб – 660 кг

«Хлеба к обеду в меру бери…»

Хлеб на подводной лодке был необходимым продуктом, и с ним же возникали особые проблемы в хранении. Несомненно, в этих условиях решением проблемы стало бы использование сухарей, которые хранятся гораздо дольше, но проигрывают хлебу во вкусе и при длительном употреблении вызывают проблемы с пищеварением, поэтому немцы подошли к вопросу по-другому. Они использовали свежий хлеб, который у подводников получил интересное прозвище «кролик». Вот как писал об этом известный немецкий подводный ас Райнхард Зурен (Reinhard Suhren):

«Самой большой проблемой был хлеб. Мы подвешивали его в сетках так, чтобы обеспечить к нему приток воздуха, но всё равно через некоторое время он портился, начинал плесневеть и становился похожим на белого и пушистого кролика, потому что был покрыт большим количеством плесени. Мы срезали её, насколько это было возможно, и ели хлеб. Когда поход длился больше четырёх недель, питание превращалось в проблему, и удержать здоровье команды в хорошем состоянии становилось нелегко».

Кок «колдует» над приготовлением пищи в тесном камбузе немецкой подлодки (слева).
Приём пищи на верхней палубе немецкой подводной лодки. Снимок сделан в довоенное время (справа)

Кроме свежего хлеба, был ещё и консервированный, но какого он был качества? На этот вопрос дал ответ весьма необычный свидетель. 21 ноября 1942 года лодка U 163 потопила британское торговое судно «Эмпайр Старлинг» (Empire Starling), затем взяв на борт в качестве военнопленного капитана судна Эрика Монктона (Eric Monckton). Впоследствии Монктон оставил любопытные воспоминания о пребывании на борту U 163, в том числе и о питании:

«Завтрак подавался в семь утра и состоял из молочного супа, кофе и печенья или хлеба с джемом. Хлеб хранился в герметично упакованных цилиндрических банках около 10 см в диаметре и 23 см в длину. В таком виде он сохранялся очень хорошо и, пожалуй, был лишь немного суховат».

В итоге, система снабжения представляется достаточно логичной. Запас хлеба на подлодке делился на две почти равных части, состоящих из свежего и консервированного хлеба. Свежий хлеб, разумеется, долго не лежал, и его старались съесть как можно быстрее. После того как свежий хлеб съедался или приходил в негодность, на лодке оставался ещё достаточно большой запас консервированного хлеба, употребление которого строго лимитировалось.

Мытьё посуды на подводной лодке после приёма пищи (слева).
Судя по растительности на лицах подводников, поход длится не первую неделю, и никто не против разнообразить меню свежей рыбой. На фото разделка акулы на палубе немецкой подлодки (справа)

Если посмотреть на меню экипажа лодки U 93, составленное коком на четвёртую неделю похода (12–18 января 1942 года), то станет ясно, что хлеб подавался к «столу» дважды в сутки (непонятно, чем объясняется отсутствие ужина в четверг – пропущен ли он в меню по недосмотру, или это был официальный «постный день»):

Понедельник:

завтрак: кофе, хлеб, смалец

обед: чечевица и колбаски, сливы

ужин: чай, масло, хлеб, различные колбасы и мясо

Вторник:

завтрак: кофе, булочки, масло, джем

обед: суп, свинина, картофель, овощи

ужин: чай, масло, хлеб, различные колбасы

Среда:

завтрак: кукурузные хлопья, булочки, масло

обед: яйца-пашот, шпинат, картофель, абрикосы

ужин: чай, масло, хлеб, язык, колбаса, сыр

Четверг:

завтрак: кофе, хлеб, масло, джем, сыр

обед: квашеная капуста, свиная рулька, тушеные яблоки

Пятница:

завтрак: кофе, масло, хлеб, яйца

обед: суп, гуляш, картофель, персики

ужин: чай, масло, хлеб, различные колбасы

Суббота:

завтрак: кофе, масло, хлеб, джем

обед: суп-лапша, говядина, пудинг

ужин: чай, масло, хлеб, холодное мясо

Воскресенье:

завтрак: кофе, хлеб, яйца, масло

обед: свинина, капуста, земляника и сливки

ужин: чай, масло, ветчина, хлеб, колбаса

Стоит отметить, что немецкие подлодки имели возможность получать свежевыпеченный хлеб и прямо в море, на рандеву с «дойными коровами» – последние были оборудованы электропечами для выпечки хлеба. Так, в отчёте о первом походе транспортной U 459, головной лодки проекта XIV, говорилось:

«Примерно за 10 часов работы на борту может выпекаться около 80 килограммовых буханок свежего хлеба. Около 800 таких буханок были выпечены ночами, переданы на лодки и с радостью приняты их экипажами. Кроме того, примерно 250 буханок приготовлены для собственных нужд. Выпеченный ржаной хлеб сытный, имеет прекрасный вкус и хорошо хранится…»

Снимок, сделанный с борта U 604 в феврале 1943 года, запечатлел рандеву с «дойной коровой» U 459 в Северной Атлантике для пополнения запасов, в том числе и провизии

К вышесказанному стоит добавить, что на каждой боевой лодке имелся собственный 300-килограммовый запас теста, а также галеты – очевидно, что сухари подчинённым адмирала Деница были не нужны.


Cписок использованной литературы:

  1. Paterson L. U-Boat Combat Missions – Chatham Publishing, London 2007
  2. Paterson L. U-Boat War Patrol – The Hidden Photographic Diary of U 564 – Chatham Publishing, London 2006
  3. Malmann Showell J. Wolfpacks at War – The U-Boat Experience in World War II – Compendium Publishing, 2001
  4. Uboat.Net (http://uboat.net)
  5. U-boat Archive (http://www.uboatarchive.net)

warspot.ru

Что едят космонавты, полярники и подводники

Мы вспоминаем, как выглядит обычное меню тех, кому до ресторана даже при большом желании не дойти — тружеников межзвездного пространства, арктических льдов и подводных лодок. 

Что едят космонавты

Космическое питание сейчас не то, что «просто космос», но вполне съедобное и разнообразное. Так было не всегда. Сначала вообще решили кормить космонавтов только таблетками, в которых есть все необходимые витамины, микроэлементы и питательные вещества. Но от такой практичной идеи пришлось отказаться: чтобы человек был не только жив-здоров, но и бодр, его желудок должен функционировать в обычном режиме всегда — принимать пищу, переваривать ее и далее по списку. Потом, выяснилось, без привычных ритуалов приема пищи товарищ космонавт мог бы загрустить, а то и впасть в космическую депрессию — сталкеров еще никто не отменял. Сушить продукты, оказалось, тоже не вариант, ведь крошки, разлетевшиеся по кораблю, могут вывести его из строя быстрее Дарта Вейдера.

Первые несколько десятилетий освоения космоса люди питались из тюбиков — с собой им выдавались специально разработанные тубы с широким горлышком с гомогенизированными первыми и вторыми блюдами. Сейчас же питание, которое выглядит как зубная паста со вкусом борща и кислых щей — музейные экспонаты. Теперь еду космонавты готовят из высушенного концентрата. Делают их так: пищу подвергают кулинарной обработке, после этого ее быстро замораживают в жидком газе — обычно в азоте. Затем делят на порции и помещают в вакуумную камеру. Под давлением из замороженной пищи лед сублимируется, то есть переходит в пар, минуя жидкую фазу. Так пища обезвоживается, но ее химический состав остается неизменным, а вес уменьшается на 70%. Условно говоря, любая котлета становится размером с жвачку. 

В сегодняшний рацион космонавтов входят сборная солянка, грибной суп, тушеные овощи с рисом, салат из зеленой фасоли, греческий салат, консервы из мяса птицы, омлет с куриной печенью, куриное мясо с мускатным орехом и другие продукты. Космические блюда-долгожители, популярные с шестидесятых годов — украинский борщ, куриное филе, антрекоты и говяжий язык. Причем на космических станциях представители разных стран не сливаются в гастрономическом единстве в зависимости от того, на чьей МКС собираются, а меряются кулинарными достоинствами своих стран. У каждой нациоанльности свой продпаек: космонавты перед отправкой выбирают любимые блюда. Американцы даже на Млечном пути едят сендвичи, мясо с картофельным пюре, куриные пироги, оладьи и тыквенные пироги, китайцы — утку по-пекински, жареную свинину, дыню и национальные сладости, японцы — суши, суп с лапшой и соевым соусом. Самые привередливые покорители вселенной, кто бы сомневался — французы: им даже к завтраку на Плутоне подавай сыр с плесенью и трюфели.

На космическом обеде каждый сам себе официант и повар. На агрегате размером со стол каждый в гнездах устанавливает специальные консервные банки (часть продуктов хранятся в них), где они разогреваются. Едят прямо из банок ложками размером с десертную. С вакуумированными продуктами поступают так: пакетик присоединяют к другому агрегату, где в него впускают воду — через некоторое время концентрат впитывает в себя воду и его можно будет употреблять.


Что едят на подводной лодке

Меню моряков на подводной лодке всегда было практически мишленовское: у них в камбузах можно встретить консервы со свиными языками в желе, мясом уток и индеек, ветчиной, красной икрой, печенью трески, шпротами, сайрой или горбушей. Основные обеденные блюда — мясо, рагу, овощи — делаются из продуктов в упаковке из материала ламистер, эта такая алюминиевая лакированная фольга. Для завтраков и ужинов также есть спецсмеси — сухие яичные «Омлет», для блинчиков на сухом молоке.

Картофель, овощи и фрукты, плодовые и ягодные компоты для подлодок пастеризуют с биологически активным веществом «Супер Низолакт». Он приближает производство консервов к процессам жизнедеятельности, происходящим в природе, и исключает применение вредных химических веществ. Так заботиться о здоровом питании подводников — насущная необходимость, а не то, чтобы именно флотское начальство отличается особой филантропией. Отсутствие естественного света и свежего воздуха, замкнутое пространство приводит к нарушениям пищеварения — снижается аппетит, а потом и работоспособность. Ограниченность движения тоже играет свою роль: если не правильно рассчитать калорийность продуктов, личный состав запросто может приблизиться к конституции Шрека.

Всего ассортимент продуктов питания подводников включает около 135 наименований: там и сублимированные абрикосы и клубника, мед и варенье — бывает даже розовое или из грецких орехов. В автономном плавании каждому полагается 50 грамм красного сухого вина, вроде каберне, потому что оно выводит из организма радионуклиды. Ветераны вспоминают, что сливали свои порции в один стакан и пили из него по кругу, чтобы складывалось ощущение полноценной пьянки. Пайком, в руки, морякам дают шоколад и воблу. Почему воблу, если под вино? Говорят, что, когда планировали, чем поддерживать силы подводников — пивом или вином, мнения разделились. Остановились все-таки на вине, но воблу из пайка убрать забыли. Официальная версия же гласит, что моряки любят воблу, особенно при качке, так как она уменьшает неблагоприятное самочувствие при морской болезни.

Отдельного упоминания заслуживает хлеб — он тоже консервированный. Раньше батоны заспиртовывали для длительного хранения. Кок протыкал его в ножом, пропитывал водой и помещал в печь. Спирт вместе с водой выпаривался, в результате чего получался свежий горячий хлеб. Сейчас хлеб консервируют теплом — как бы это не звучало, но это более здоровый способ надолго его сохранить, чем спиртовая стерилизация.

Есть, наконец, у подводного питания еще два выдающихся момента. Во-первых, именно по еде моряки определяют, утро сейчас, день или вечер. Во-вторых, в сутки по очереди работают три смены, так что кокам нужно без конца накрывать и убирать со столов — как если бы они обслуживали бесконечное безумное чаепитие Алисы из Страны чудес.


 

Что едят полярники

У полярников все попроще, чем у космонавтов и подводников. Продукты им доставляют на самолете: в Антарктику, например, каждую неделю из Кейптауна. Заявки составляют сами работники станции — всего на выбор около двухсот названий, включая свежие овощи и фрукты. Готовят во льдах также привычным способом — на электрической или газовой плите, в зависимости от того, где находится станция. Есть микроволновки, кастрюли, ножи: на завтрак делают каши, яйца или блинчики, на обед — суп, второе и компот, суп и второе – на ужин. По праздникам – салаты, торты и другие изыски, включая, например, рулет из семги с жульеном внутри. Именно таким блюдами баловал повар съемочную группу фильма «Как я провел этим летом».

Продукты иногда хранят в натуральных «холодильниках» (на станции Мирный, например, есть склад в толще ледника), но не все — йогурты, молоко, масло хранят только в «домашних» холодильниках: в природных они могут совсем замерзнуть и испортиться. Воду делают из льда и снега: его топят и получают дистиллированную воду. В нее добавляют витамины — если пить такую воду без них, то у человека может не проходить жажда.

Такие условия для кулинарии во льдах были не всегда. Для экспедиции папанинцев в 1937-1938 годах Институт инженеров общественного питания разработал специальные концентраты — в каком-то трудно вообразимом изобилии. На завтрак полярники ели шоколад, омлеты, грудинку, рисовые котлеты, сливочное масло, плавленый сыр, паюсную икру. На полдник полагался чай с конфетами, кофе, сало, омлет с копченой грудинкой, рисовая каша с фруктами, сыр, масло и сухари. Обед и ужин состояли из различных вариаций куриных котлет, пюре, грудинки, компотов, киселей и пудингов.

А вот первым полярникам не так повезло. В 1974 года на Таймырском полуострове нашли 48 банок законсервированных щей, датированных 1900 годом — их оставила там экспедиция Эдуарда Толля. Отведать щей тогда ему не пришлось: пытаясь найти Землю Санникова, в 1902 году полярник погиб. Кстати, в 2004 году консервы попробовали приготовить, соблюдая инструкцию на банке: «Разбавляется водой количеством 2/3 той жестянки, в которой находится консерв, нагревается до кипения и кипятится не более 10 минут. Фабрика пищевых консервов Ф.Азибер в С.-Петербурге». Вот это мы понимаем, суточные щи — настаивались больше века.

Историки любят говорить, что англичанин Роберт Скотт, самая трагическая жертва случайных совпадений всех времен и народов, погиб с сотоварищами в Арктике от неправильного питания. Напомним, что капитан Скотт положил жизнь на то, чтобы первым в истории человечества достичь Южного полюса, и, когда туда дошел, обнаружил, что его чуть ли не на неделю опередила другая экспедиция — норвежца Руаля Амундсена. На обратном пути англичане погибли, и многие обвиняют Скотта в том, что тот неправильно рассчитал количество затрачиваемых калорий своей группы и те погибли от голода. Ну и от того, что после истощения всех запасов те поддерживали себя кокаином — но кем вообще нужно быть, чтобы в этой ситуации их в этом винить. 


 

www.sobaka.ru

Секреты "автономки". Как действуют российские АПЛ в дальних походах

"Не припомню, чтобы на боевой службе кто-нибудь когда-нибудь голодал, — рассказывает Владимир Мамайкин. — Разумеется, всегда хотелось чего-нибудь свежего, но отлично наедались и блюдами из консервированных продуктов. Как-то раз мы встречали 23 февраля в Средиземном море. Обстановка вокруг была спокойной, и командир эскадры дал команду: "Всплываем, праздник-то наш!" И нам с советского танкера сгрузили несколько мешков картошки и бочки с дальневосточной селедкой. Эти деликатесы произвели настоящий фурор! Еще, помню, в своих первых боевых службах в 1970-х в экипажах создавали группы по пять-шесть человек. Они питались отдельно, на них испытывали еду для космонавтов. Корабельный врач наблюдал за ними и вел соответствующие записи. Забавно, конечно, было. Все сидят в кают-компании, у каждого первое, второе и компот, как положено. И рядом эти мрачные "космонавты" со своими тюбиками. Подшучивали над ними постоянно".

Боевая служба на атомной подводной лодке действительно очень напоминает работу космонавтов на орбитальной станции. И там, и там люди длительное время находятся в замкнутом пространстве — нельзя выйти на улицу и подышать свежим воздухом. И в космосе, и под водой экипажам приходится рассчитывать исключительно на свои собственные силы.

Единственная "вольность", позволительная для экипажа подлодки, — подвсплыть для сеанса связи. В заранее оговоренные дни и в определенное время командир АПЛ дает приказ выставить антенну. Штаб выходит с ним на связь или не выходит, но график экипажем должен соблюдаться неукоснительно. В экстренной ситуации субмарина может подвсплыть когда угодно, чтобы передать важную информацию — на берегу сигнал принимают круглосуточно.

Встречи с противником

Ни один командир подводной лодки не знает точно, в каких морях и океанах ему придется побывать в ходе боевой службы. Запас хода АПЛ неограничен в принципе, а еды и других жизненно важных припасов в длительный поход берут "с горкой". В любой момент из штаба может прийти новый приказ, и в маршрут придется вносить коррективы.

ria.ru

Подводная еда | Warspot.ru

Первые подводные лодки, способные погружаться под воду максимум на несколько часов и имевшие мизерную автономность плавания, исключали вопрос обустройства камбуза и складирования сколь-нибудь значимого запаса провианта. Однако уже к началу Второй мировой войны лодки могли выходить в море на десятки суток, и вопрос питания подводников в походе стал одним из наиболее важных. Малые объёмы отсеков накладывали массу ограничений как на ассортимент, так и на организацию хранения продуктов, о чём подробнее можно прочесть в статьях Владимира Нагирняка — про рационы питания и собственно про коков немецкого подплава.

Современные субмарины — большие, фактически с неограниченным сроком плавания, с просторными отсеками и избытком электроэнергии — позволяют оборудовать камбуз подводного ракетоносца на зависть любом крупному ресторану.

В представленном ролике показана кухня американского подводного ракетоносца «Индиана» (SSN-789), шестнадцатой по счёту лодки класса «Вирджиния». Спущенная на воду в сентябре прошлого года, «Индиана» со дня на день ожидает вхождения в состав флота, но курица с карри и гарнир из цветной капусты с её камбуза уже исправно поступают на стол моряков.

Первые подводные лодки, способные погружаться под воду максимум на несколько часов и имевшие мизерную автономность плавания, исключали вопрос обустройства камбуза и складирования сколь-нибудь значимого запаса провианта. Однако уже к началу Второй мировой войны лодки могли выходить в море на десятки суток, и вопрос питания подводников в походе стал одним из наиболее важных. Малые объёмы отсеков накладывали массу ограничений как на ассортимент, так и на организацию хранения продуктов, о чём подробнее можно прочесть в статьях Владимира Нагирняка — про рационы питания и собственно про коков немецкого подплава.

Современные субмарины — большие, фактически с неограниченным сроком плавания, с просторными отсеками и избытком электроэнергии — позволяют оборудовать камбуз подводного ракетоносца на зависть любом крупному ресторану.

В представленном ролике показана кухня американского подводного ракетоносца «Индиана» (SSN-789), шестнадцатой по счёту лодки класса «Вирджиния». Спущенная на воду в сентябре прошлого года, «Индиана» со дня на день ожидает вхождения в состав флота, но курица с карри и гарнир из цветной капусты с её камбуза уже исправно поступают на стол моряков.

warspot.ru

Обитаемость японских подводных лодок ВМВ

Материал настолько специфичный и интересный, что думаю вполне катит на предновогодний презент в безрыбный предновогодний ЖЖ -омут. Когда я писал

то советовался с Владимиром по поводу японских ПЛ и узнал много чего, о чём и не подозревал. Думаю к удовольствию всех интересующихся, это сподвигло его сделать обзор по данному вопросу. Наслаждайтесь и бегите за свежим суши.

И ещё немного об обитаемости японских кораблей.

На этот раз – лодочек.

Сравнительное описание как вот про эсминцы:

я решил не делать, поэтому я просто опишу, насколько смогу, аспекты обитаемости именно японских подводных лодок, а если кто пожелает их детально сравнить с лодками других держав, то милости просим откопать соответствующие данные и мы их с готовностью обсудим.

Образ немытого, дурно пахнущего, заросшего нечесаными волосами подводника в мятом, засаленном свитере широко распространился в массовом сознании под влиянием книг, мемуаров и кинофильмов о немецком подводном флоте времён Второй мировой войны. Крошечные примитивные камбузы; забитые провизией гальюны; матросы, которые, словно заключённые в плохих тюрьмах, держат миски с едой на коленях и спят по очереди в общих койках…
Однако это вовсе не означает, что и на всех остальных флотах всё было столь же печально. Японские коллеги немецких подводников жили гораздо комфортнее, насколько это вообще было достижимо на дизельной подводной лодке той эпохи.

Размещение экипажа. Одним из требований к проектам японских подводных лодок, начиная, по крайней мере, с 30-х гг. прошлого уже века, было обеспечение всех членов экипажа индивидуальными спальными местами. И оно в значительной мере выполнялось. Так, на крейсерских лодках типа «И-15» на 11 штатных офицеров и мичманов было 11 стационарных коек, включая одну в отдельной каюте командира лодки[1], а также 1 подвесная койка и 5 диванов в кают-компании, которые могли быть использованы для отдыха (сна). На 73 штатных старшины и матроса приходилось 91 спальное место на рундуках или в подвесных койках на жёсткой раме. Такой запас позволял без особых затруднений разместить на борту лодки штаб дивизиона, в случае необходимости.

На примере кормового кубрика команды ПЛ «И-400» хорошо видно типовое обустройство кубриков японских подлодок:

на палубе вдоль ДП установлены рундуки (род ларей с откидными крышками, внутри которых хранилось обмундирование и прочие вещи старшин и матросов (один рундук, как правило, делился на три отделения[2]), над ними, на отрезках такелажных цепей, подвешены в два яруса подвесные койки на жёсткой раме. На переборках и под подволоком, где было свободное место, закреплялись различные полки и шкафчики.

Начиная с конца 20-х – начала 30-х гг. прошлого века, на всех подводных лодках 1-го и 2-го классов японского флота устанавливались рефрижераторные машины и рефрижераторные камеры для свежих продуктов. Охлаждённый воздух подавался также в артиллерийский погреб и жилые помещения. Кроме того, в жилых помещениях стояли электрические вентиляторы, а в офицерских отсеках – ещё и дополнительные электрические холодильники для продуктов.

На ПЛ типа «И-15» имелось 2 рефмашины холодильной производительностью по 25000 ккал.

На этом фоне, ставшие давно уже классическими в популярной литературе похвальбы в адрес немцев, что они де на ПЛ XXI серии наконец-то поставили холодильник для продуктов и требование признать сей факт за революционное достижение в области подводного кораблестроения вызывают лишь снисходительную улыбку.Питание. Камбузы японских лодок также были оборудованы весьма прилично. В зависимости от размера лодки – а, следовательно, и от численности её экипажа – на камбузах устанавливалось несколько электрических котлов для варки пищи и приготовления чая. Одним из вариантов была электрическая плита со встроенной рисоваркой, жарочным шкафом (духовкой) и двумя конфорками, где в отдельных лагунах (кастрюлях) мог быть приготовлен, например, суп[3].

На ПЛ типа «И-15» камбуз располагался у кормовой переборки центрального поста, справа по борту.

На питании подводников не экономили, насколько я знаю, ни в одном мало-мальски значимом флоте. Но и японцы не отставали.

Японским подводникам полагался паёк, заметно отличающийся от пайка остального флота. Основу рациона, как офицеров, так и рядовых, составлял белый (шлифованный) рис (на всём остальном флоте белый рис полагался только офицерам и мичманам, а старшинам и матросам полагалась смесь из 7-6 частей риса и 3-4 частей ячменя) и лапша.

К этому полагались дополнительные продукты[4]: свежее мясо без костей (обычно говядина и кролик, но также и птица), рыбное филе, свежие овощи, выдержанные маринады[5]; а также:

- приправы и продукты для приготовления пищи: бобы, пшеничная мука, соевый соус, уксус, растительное масло, говяжий жир, мисо, соль, сахар, сушёная рыбная стружка, различные соусы, сушёные приправы;

- напитки: чай, ячменный чай, консервированное молоко, красный (в нашем понимании – чёрный) чай, какао или кофе, белый сахар, фруктовые соки.

А ещё на дополнительный и специальный паёк – куриные яйца, свежее коровье молоко, витамины А, B1 и C, прохладительные напитки, свежие фрукты, таблетки для освежения полости рта, выдержанные маринады, свежие фрукты, уксус, говяжий жир, сахар, красный чай, какао или кофе, кисломолочные напитки, галеты, чай, белый рис. В отдельных случаях могли выдаваться спиртные напитки.

Понятно, что никакие рефкамеры, разумного для боевого корабля объёма, не смогут вместить запас свежих продуктов на всю автономку, которая на японских крейсерских лодках рассчитывалась на 90 суток. Поэтому значительную долю провизии составляли консервы и сушёные овощи, а из свежих овощей предпочтение отдавалось сравнительно просто хранящимся луку, батату/картофелю и корню лотоса.

Но консервы консервам рознь. Кому-то достаются бычки в томате, а вот на японские подлодки шла тушёнка из китового мяса, скумбрия, иваси, угорь, консервированный красный рис, консервированный тофу для приготовления инаридзуси...

В дальних походах в тропических морях меню подводников приятно разнообразили летучие рыбы, весьма часто выпрыгивающие на палубы лодок. Оттуда, бедняжки, само собой отправлялись прямиком на камбуз, а оттуда – уже в жареном виде – на офицерские и матросские столы.

Интересное описание еды на подводной лодке «И-400» можно прочесть в книге «Operation Storm». Автор (John J. Geoghegan) дал настолько «сочное» описание, что его просто невозможно не привести полностью: «Food was the best part of life aboard the Sen-toku subs. It was far better than anything the Imperial Japanese Army received, and there was plenty of it. Rice was served at every meal, and the galley even managed delicacies like cow tongue, boiled eel, and sweet bean paste. Staples included broiled fish, shrimp or vegetable tempura, beefsteak, pork cutlets, eggs, pickled horseradish[6], dried seaweed called nori, chestnuts, fresh oranges, canned peaches, pears, and pineapples, fruit juice or sodas, and miso soup for breakfast. Green tea was consumed in vast quantities and coffee less so, though it was available. Evening snacks included noodles, or biscuits with milk. Some Sixth Fleet subs even had ice cream, though it was usually reserved for special occasions like the last meal before a dangerous mission. In fact, after a few weeks at sea, one of the I-400 cooks yarned for simpler fare, such as brown rice and pickled plum.

An onboard nutritionist planned every meal even though fresh vegetables ran out by the tenth day at sea . After that it was canned food morning, noon, and night, with onions thrown in for variety . Tinned vegetables were especially unpopular, since they tasted like sand and ashes . There were only so many canned sweet potatoes a crew could eat before complaining set in. Bottled vitamins were available at each meal, since it wasn't unusual on longer voyages for mild cases of beriberi to develop. The real problem with the I-401's food supply though was that the sub's size greatly reduced the number of flying fish that jumped on her deck».

Каждому старшине и матросу японского флота полагался столовый прибор из 4-х предметов, выполненных в национальном стиле, типа широчайшим образом распространённых на Востоке пиал.

В наших терминах их можно назвать: глубокой тарелкой (чашкой, миской, пиалой) для супа, глубокой тарелкой для риса, мелкой тарелкой (блюдом) для закусок и пиалой для чая. Ну, и, разумеется, хаси – палочки для еды.

Посуда для рядового состава изготавливалась из железа и покрывалась эмалью (господа офицеры пользовались, разумеется, фарфоровой посудой). Внутри цвет эмали был белым или молочно-белым, снаружи – варьировался от ярко-голубого до бледно-голубого цветов. На посуде проставлялся штамп – флотский якорь, с некоторыми дополнительными элементами, указывающими фирму-производителя. Благодаря отсутствию ручек и специально подобранным размерам, комплект посуды легко складывался «матрёшкой» и занимал при хранении минимум места.

Ниже показан пример типичной сервировки матросского завтрака для двух человек:

По правую руку стоит чашка с мисосиру (суп-мисо), слева – чашка с рисом, напротив, таким же образом, поставлены чашки для другого человека. Тарелка с цукэмоно (соленьями) стоит посередине одна на двоих. Пиалы для чая стоят справа и, пока до них не дошло дело, кверху донышками. Далее лежат хаси и стоит алюминиевый чайник с чаем.

Следует заметить, что подобный завтрак – суп-мисо с овощами, рис, какие-нибудь соленья/маринады в прикуску к нему и зелёный чай – это самый что ни на есть классический и излюбленный вариант японского национального завтрака на протяжении уже, наверное, столетий.Пищу японские моряки принимали, как положено, за столами.

На лодках типа «И-15» имелось 4 гальюна: 1 надводный в ограждении рубки, и 3 подводных – 1 офицерский и 2 команды (в носовой и кормовой части, соответственно, так что матросам не приходилось бегать по нужде через всю лодку).

Имелись общий командный умывальник в центральном посту и отдельный маленький умывальник в офицерском отсеке.

Разумеется, возможности принять нормальную ванну на лодках не имелось. В дальнем походе в тропиках выручали дождевые шквалы, под которыми можно было вполне прилично помыться пресной водой на верхней палубе, но это, конечно, только частично решало проблему. К тому же постоянная повышенная температура и влажность тропического воздуха никак не способствуют здоровью кожи. В качестве гигиенического средства на японских лодках практиковалось обтирание тела водно-спиртовым раствором (совершенно немыслимая мера на, например, советском флоте, т.е. матросики бы «раствором» тело бы протёрли, но… исключительно изнутри).

Хотя в составе экипажей лодок штатных врачей не числилось, при выходе в поход к лодке прикомандировывался врач с плавучей базы в ранге офицера, офицера специальной службы или мичмана.

Ещё у японских подводников было принято при возвращении из дальнего похода приводить себя в порядок. Хотя в походе на борту лодки делались значительные послабления в части касающейся внешнего вида – многие моряки отпускали усы и бороды – но перед приходом в базу было принято стричься, бриться, приводить в порядок обмундирование, чтобы выглядеть моряками, а не бомжами с помойки отыскавшими и напялившими на себя отдельные предметы флотской формы.

Ну, вот как-то так J

[1] Кроме того, имелась отдельная запасная каюта для командира дивизиона.

[2] В советском флоте было также.

[3] На крупных кораблях японского флота такие плиты устанавливались, обычно, на офицерских камбузах.

[4] Японский термин 副食 (фукусёку), обычно переводимый как «гарнир», но в отличие от привычного нам гарнира – рис к котлете – означающий прямопротивоположное – котлету к рису.

[5] Японский термин 古漬 (фуруцукэ), означающий хорошо просоленные/промаринованные соленья и маринады, функциональный аналог наших «солений на зиму».
[6] Horseradish – так в тексте, но представляется, что здесь автор немного ошибся. Хрен (васаби) японцы не маринуют, изготавливая из него приправу в виде пасты, зато маринуют имбирь.

maxdianov.livejournal.com

Что ели наши подводники до революции и после в сравнении с "волками Дёница".

Пришла мысль сделать такое сравнение, благо, интернет позволяет. И, кстати, в процессе поисков ещё и на японский рацион наткнулся.

Итак, в "Правилах о пищевом довольствии команд подводного плавания" 1908 года даётся примерный суточный расклад блюд.

Завтрак — молоко, каша или кофе с молоком (шоколад, какао, чай), белый хлеб, масло, яйца; каши и яйца могут быть заменяемы колбасой или сыром.

Крупы, не ограничиваясь гречневой и овсяной, должны применяться по возможности чаще в тщательно разваренном виде, временами и протёртыми; из них рекомендуются пшённая, рисовая, манная, полба, смоленская, кукурузная крупы и разные виды овсяной.

Первый раз в жизни узнал о существовании смоленской крупы. Оказалось - гречка, но доведённая до размеров макового зерна.

Обед — щи, уха или суп с засыпкой (см. Крупы). На второе: мясо отварное из супа или же отдельно приготовляемое блюдо; котлеты рубленые или на кости, телятина жареная, рагу и т.п. с зеленью или без неё. Мясное (второе) заменяется рыбой, сельдью , крупами или мучным.

Чай после отдыха — с лимоном или иными вкусовыми веществами.

Ужин — такой же, как обед, но, сообразуясь с тем, чтобы разнообразить его по блюдам от обеда.

Это подводная лодка "Окунь". А вверху - её экипаж после награждения Георгиевскими крестами в 1915 году.

Меню на подводной лодке Балтийского флота Л-3 во время Отечественной войны:

23.01.1945
Завтрак - Хлеб белый, колбаса, консервы овощные,
масло, чай, сахар.
Обед - Селёдка, водка, борщ с мясом, котлеты с рисом, компот.
Ужин - Суп-рассольник, лапша с мясом, какао, печенье.
Вечерний чай - Хлеб белый, масло, сыр, чай.
24.01.1945.
Завтрак - Хлеб белый, рыбные консервы, масло, белок, чай, сахар.
Обед - Щи кислые с мясом, котлеты с гречневой кашей, компот из сухофруктов, квашенная капуста, водка.
Ужин - Суп крестьянский, оладьи с маслом, кофе, галеты.
Вечерний чай - Хлеб белый, рыбные консервы, масло, чай, сахар.

Это наши едят на лодке К-22 Северного флота:

А это немцы.

Меню экипажа лодки U 93, составленное коком на четвёртую неделю похода (12–18 января 1942 года)

Среда:
Завтрак - кукурузные хлопья, булочки, масло
Обед - яйца-пашот, шпинат, картофель, абрикосы
Ужин - чай, масло, хлеб, язык, колбаса, сыр

Четверг:
Завтрак - кофе, хлеб, масло, джем, сыр
Обед - квашеная капуста, свиная рулька, тушеные яблоки

Пятница:
Завтрак - кофе, масло, хлеб, яйца
Обед - суп, гуляш, картофель, персики
Ужин - чай, масло, хлеб, различные колбасы

И теперь о японцах. Хотелось бы уточнить, что на наших лодках холодильных камер не было, как и на немецких ранних серий в связи с небольшими размерами. Отсюда заметная разница в рационах начала похода и конца, к тому же, одно дело выйти на пару-тройку недель на Балтике, а другое - на пару-тройку месяцев в Атлантику. Хотя, конечно, у немцев были и суда и лодки снабжения.

Меж тем, у японцев на крейсерских лодках ещё 38-39 года были холодильные камеры, так что к консервам приходилось прибегать меньше.

Рис, конечно, во главе угла, но на лодках был шлифованный белый рис, а на надводных кораблях он полагался только офицерам и унтер-офицерам. А к рису полагались дополнительные продукты: свежее мясо без костей (обычно говядина и кролик, но также и птица), рыбное филе, свежие овощи, выдержанные маринады; а также:

- приправы и продукты для приготовления пищи: бобы, пшеничная мука, соевый соус, уксус, растительное масло, говяжий жир, мисо, соль, сахар, сушёная рыбная стружка, различные соусы, сушёные приправы;

Ели жареную рыбу, креветку или растительную темпуру, бифштекс, свиные котлеты, яйца, маринованный хрен , сушеные водоросли, называемые нори, каштаны, свежие апельсины, консервированные персики, груши и ананасы, фруктовые соки и мисо-суп для завтрака. Зеленый чай потреблялся в огромных количествах и меньше кофе, хотя он был доступен. Вечерние закуски включали лапшу или печенье с молоком.

Напитки: чай, ячменный чай, консервированное молоко, красный (в нашем понимании – чёрный) чай, какао или кофе, белый сахар, фруктовые соки.

Неплохо, прямо скажем.

Вернёмся к нашим, ниже меню на 13 августа 1979 года в/ч 49 246. Взято со скана, что за лодка была, конечно не указано.

Завтрак - хлеб, масло, сыр, омлет, кофе, колбаса твёрдого копчения, сок фруктовый.

Обед - вино, икра лососёвая, паштет печёночный, суп молочный, макароны по-флотски, компот.

Ужин - сок томатный, сельдь, огурцы, сало, солянка сборная, котлета с картофельным пюре, компот.

Вечерний чай - чай, сахар, шоколад, печенье, оладьи, мёд, творог, простокваша.

Приходилось слышать, что в замечательные 90-е, в конце их, с едой у подводников было слабовато. Возможно, кто-нибудь, кто в курсе, поделится в комментариях.

P.S. больше рассказов о море и моряках на моём Дзен канале: https://zen.yandex.ru/amico


amico-di-amici.livejournal.com

Знаете, что едят на подводной лодке?: svetlyachok4 — LiveJournal

Меню моряков на подводной лодке всегда было практически мишленовское: у них в камбузах можно встретить консервы со свиными языками в желе, мясом уток и индеек, ветчиной, красной икрой, печенью трески, шпротами, сайрой или горбушей.

Основные обеденные блюда — мясо, рагу, овощи — делаются из продуктов в упаковке из материала ламистер, эта такая алюминиевая лакированная фольга. Для завтраков и ужинов также есть спецсмеси — сухие яичные «Омлет», для блинчиков на сухом молоке. Картофель, овощи и фрукты, плодовые и ягодные компоты для подлодок пастеризуют с биологически активным веществом «Супер Низолакт». Он приближает производство консервов к процессам жизнедеятельности, происходящим в природе, и исключает применение вредных химических веществ.

Так заботиться о здоровом питании подводников — насущная необходимость, а не то, чтобы именно флотское начальство отличается особой филантропией. Отсутствие естественного света и свежего воздуха, замкнутое пространство приводит к нарушениям пищеварения — снижается аппетит, а потом и работоспособность. Ограниченность движения тоже играет свою роль: если не правильно рассчитать калорийность продуктов, личный состав запросто может приблизиться к конституции Шрека.

Всего ассортимент продуктов питания подводников включает около 135 наименований: там и сублимированные абрикосы и клубника, мед и варенье — бывает даже розовое или из грецких орехов. В автономном плавании каждому полагается 50 грамм красного сухого вина, вроде каберне, потому что оно выводит из организма радионуклиды.

Пайком в руки морякам дают шоколад и воблу. Почему воблу, если под вино? Говорят, что, когда планировали, чем поддерживать силы подводников — пивом или вином, мнения разделились. Остановились все-таки на вине, но воблу из пайка убрать забыли. Официальная версия же гласит, что моряки любят воблу, особенно при качке, так как она уменьшает неблагоприятное самочувствие при морской болезни.

Отдельного упоминания заслуживает хлеб — он тоже консервированный. Раньше батоны заспиртовывали для длительного хранения. Кок протыкал его в ножом, пропитывал водой и помещал в печь. Спирт вместе с водой выпаривался, в результате чего получался свежий горячий хлеб. Сейчас хлеб консервируют теплом — как бы это не звучало, но это более здоровый способ надолго его сохранить, чем спиртовая стерилизация.

Есть, наконец, у подводного питания еще два выдающихся момента. Во-первых, именно по еде моряки определяют, утро сейчас, день или вечер. Во-вторых, в сутки по очереди работают три смены, так что кокам нужно без конца накрывать и убирать со столов — как если бы они обслуживали бесконечное безумное чаепитие Алисы из Страны чудес.

svetlyachok4.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *