На XIX съезде ВКП(б) партия переименована в КПСС 1952 — История России

XIX СЪЕЗД КПСС

5 октября 1952 года в Москве открылся XIX съезд КПСС. Это был первый съезд после 1939 года. На нем было принято решение переименовать ВКП(б) в Коммунистическую партию Советского Союза (КПСС), в связи с чем были внесены изменения в Устав партии. Кроме того на съезде утверждали Директивы о пятилетнем плане развития СССР на 1951-1955 годы, а гости из других стран впервые демонстрировали сложившуюся целую социалистическую систему.

Большую роль в повседневном руководстве страной играли комиссия ЦК по внешнеполитическим вопросам, состоящая из 7 членов, а также Оргбюро и Секретариат ЦК. На XIX съезде Политбюро было заменено на более многочисленный Президиум ЦК, однако, в нем сразу выделилось Бюро Президиума, состоявшее всего из нескольких человек.

Сосредотачивая в своих руках все ключевые властные посты в стране, Сталин постепенно утрачивал былую активность, сказывались возраст и болезни. В 1949 г. было пышно отпраздновано его 70-летие, на котором присутствовало много зарубежных гостей, в т.ч. лидер Китайской народной республики Мао Цзедун. На XIX съезде партии Сталин не стал выступать с отчетным докладом, ограничившись краткой речью по международным вопросам. К тому времени он перестал доверять своим старым соратникам Л. Берии, К. Ворошилову, А. Микояну, В. Молотову, противопоставляя им более молодых: А. Жданова, Г. Маленкова, Н. Хрущева, которые выдвинулись во властных структурах лишь в 1930-е годы и были, по мнению Сталина, более преданными ему и партийной линии. На съезде Сталин подверг резкой критике работу Молотова и Микояна, которые не вошли в Бюро Президиума ЦК. Однако уже в марте 1953 года, буквально к моменту его смерти, этих политиков вернули обратно, а состав Президиума сократили до размера прежнего Политбюро, запросто проигнорировав решение XIX съезда.

А за кулисами съезда между «старыми» и «новыми» соратниками вождя, равно как и внутри этих группировок постепенно разгоралась все более ожесточенная борьба за влияние на Сталина, а затем и за роль его приемников. До смерти Жданова в августе 1948 г., на стороне которого был Вознесенский, подковерную борьбу против него вел Маленков, поддерживаемый Берией и Кагановичем. После кончины Жданова, Вознесенский был отстранен от должности и осужден к смертной казни. На роль потенциального приемника Сталина (хотя последний, очевидно, не собирался ни умирать, ни передавать кому-либо свои властные функции) могли претендовать вначале Молотов, затем Жданов, и, в конце концов, Маленков. Однако свои амбиции были у Берии, Хрущева и др. руководящих деятелей.

Именно на XIX съезде партии в состав Президиума ЦК был избран Л.И. Брежнев. Говорят, что Сталин увидев его на съезде сказал: «Какой красивый молдаванин!». Очевидно, что вождь искал в тот период поддержки со стороны молодых руководителей, противопоставляя их «старой» гвардии. После смерти Сталина Брежнев занимает первоначально не столь высокую должность заместителя начальника Главного политического управления Советской армии и флота, но вскоре его карьера вновь пошла вверх. Его направляют в Казахстан осваивать целину. Воспоминания о годах войны, послевоенного восстановления, освоения целины оставлены Брежневым в трилогии «Малая земля», «Возрождение», «Целина», написанные с помощью профессиональных литераторов. Поддержка Хрущева в борьбе с «антипартийной» группой обернулась для Брежнева назначением в 1957 г. председателем Президиума Верховного Совета СССР.

 

УДАРНАЯ БРИГАДА

Из речи И.В. Сталина на XIX съезде КПСС

«После взятия власти нашей партией в 1917 году и после того, как партия предприняла реальные меры по ликвидации капиталистического и помещичьего гнета, представители братских партий, восхищаясь отвагой и успехами нашей партии, присвоили ей звание “Ударной бригады” мирового революционного и рабочего движения. Этим они выражали надежду, что успехи “Ударной бригады” облегчат положение народам, томящимся под гнетом капитализма. Я думаю, что наша партия оправдала эти надежды, особенно в период второй мировой войны, когда Советский Союз, разгромив немецкую и японскую фашистскую тиранию, избавил народы Европы и Азии от угрозы фашистского рабства. (Бурные аплодисменты).

Конечно, очень трудно было выполнять эту почетную роль, пока “Ударная бригада” была одна-единственная и пока приходилось ей выполнять эту передовую роль почти в одиночестве. Но это было. Теперь - совсем другое дело. Теперь, когда от Китая и Кореи до Чехословакии и Венгрии появились новые “Ударные бригады” в лице народно-демократических стран, - теперь нашей партии легче стало бороться, да и работа пошла веселее».

 

К. СИМОНОВ. ГЛАЗАМИ ЧЕЛОВЕКА МОЕГО ПОКОЛЕНИЯ

«На XIX съезде партии я был в числе гостей с билетом на все заседания, за исключением, разумеется, того закрытого, на котором избирался новый состав ЦК. Вечером этого дня мне позвонил домой писатель Бабаевский и абсолютно неожиданно для меня поздравил меня с тем, что я выбран кандидатом в члены ЦК. Если бы мне позвонил кто-то другой, я, может быть, вообще не поверил бы в это, счел за розыгрыш и обругал бы говорившего, но Бабаевский был делегатом съезда, человеком, с которым мы были весьма далеки, и у меня не было оснований не поверить ему. Я поблагодарил его за поздравление, позвонил одному из своих знакомых делегатов съезда и проверил еще и у него, так ли это в действительности, и, убедившись, что так, подумал, что, очевидно, оказался в числе кандидатов в члены ЦК как главный редактор «Литературной газеты». Догадка была верной, так оно впоследствии и оказалось. Одновременно со мной, тоже впервые в своей жизни, были выбраны в ревизионную комиссию ЦК Твардовский - в то время редактор «Нового мира» и Сурков - в то время редактор «Огонька». Мне почему-то кажется, что во всех трех случаях это была инициатива Сталина, хотя, может быть, я и ошибаюсь.

На обеде, который давал ЦК в честь делегаций коммунистических партий и который происходил чуть ли не в тот же вечер, когда закрылся съезд, я оказался сидящим рядом с Георгием Константиновичем Жуковым, выбранным так же, как и я, в кандидаты в члены ЦК. Тут уж не приходилось сомневаться, что это произошло по инициативе Сталина, - никаких иных причин в то время быть не могло. Многих эта перемена в судьбе Жукова обрадовала и в то же время удивила. Меня удивила, наверное, меньше, чем других, потому что я помнил то, что говорил еще два года назад Сталин о Жукове в связи с обсуждением романа Казакевича «Весна на Одере». Теперь, во время этого ужина, сидя рядом с Жуковым, я не только вспомнил тот разговор о нем, который происходил на Политбюро, но и счел себя вправе рассказать о нем Георгию Константиновичу. Я чувствовал сквозь не изменявшую ему сдержанность, что он в тот вечер был в очень хорошем настроении. Думаю, что избрание в ЦК было для него неожиданностью. Тем сильнее, наверное, было впечатление, которое это произвело на него. Однако чувство собственного достоинства не позволило ему ни разу, ни словом коснуться этой, несомненно больше всего волновавшей его темы за те несколько часов, что мы просидели с ним рядом. Вел ужин и произносил тосты на нем Ворошилов. А Сталин, сидевший во главе стола, но чуть подальше от центра его, почти весь ужин общался с сидевшими - один совсем рядом с ним, а другой близко от него - (неразборчиво) и Торезом. Внимание его к ним обоим ощущалось даже как подчеркнутое, и, очевидно, это было не случайным, - так, во всяком случае, мне показалось».

Фрагмент книги Константина Симонова «Глазами человека моего поколения. Размышления о И.В.Сталине». М., 1989

 

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ХРУЩЁВА

Заканчивался 1951 г. или, кажется, начинался 1952 г., не помню, в каком точно месяце, Сталин собрал нас у себя и высказал мысль, что пора созывать съезд ВКП(б). Нас уговаривать не требовалось. Мы все считали невероятным событием, что съезд партии не созывается уже 12 - 13 лет. Не созывались также пленумы ЦК партии, партактивы в союзном масштабе, другие крупные совещания партработников. ЦК не принимал никакого участия в коллективном руководстве делами СССР, все решалось единолично Сталиным, помимо ЦК. Политбюро ЦК подписывало спускаемые ему документы, причем Сталин часто даже не спрашивал мнения его членов, а просто принимал решение и указывал опубликовать его.  <…> Когда Сталин, наконец, определил повестку дня, то сказал, что отчетный доклад поручим Маленкову, об уставе - Хрущеву, а о пятилетке - председателю Госплана СССР Сабурову. Вот и была таким способом принята повестка дня съезда. Как Сталин нам сказал, так и записали, никаких замечаний не возникло. <…> Спрашивается, почему Сталин не поручил сделать отчетный доклад Молотову или Микояну, которые исторически занимали более высокое положение в ВКП(б), чем Маленков, и были известными деятелями? А вот почему. Если мы, люди довоенной поры, рассматривали раньше Молотова как того будущего вождя страны, который заменит Сталина, когда Сталин уйдет из жизни, то теперь об этом не могла идти речь. При каждой очередной встрече Сталин нападал на Молотова, на Микояна, «кусал» их. Эти два человека находились в опале, и самая жизнь их уже подвергалась опасности. <…> XIX съезд завершался. Нужно было проводить выборы руководящих органов партии. Вся подготовительная работа уже была проделана аппаратом ЦК. <…> Выбрали новый ЦК. Закончился съезд. Спели «Интернационал». Сталин выступил, держал речь под конец несколько минут. Тогда все восхищались им, радовались, как гениально им все сказано, и тому подобное. Закончил он свою речь, сошел с трибуны, съезд был закрыт, и члены Политбюро пошли в комнату Президиума ЦК. Сталин говорит нам: «Вот, смотрите-ка, я еще смог!» Минут семь продержался на трибуне и счел это своей победой. И мы все сделали вывод, насколько уже он слаб физически, если для него оказалось невероятной трудностью произнести речь на семь минут. А он считал, что еще силен и вполне может работать. <…>

Еще сильнее мы были поражены следующим фактом, тоже довольно показательным. Формировались руководящие органы партии: Президиум ЦК, его Секретариат, Комитет партийного контроля при ЦК. Это был самый ответственный момент: создать из избранных членов ЦК руководящие органы. Смотрим, созывается пленум ЦК, но никакого предварительного разговора о Политбюро Сталин не поднимал. Каков будет состав Президиума? Ни численности, ни персонального состава не сообщает - ничего не известно! А на пленуме Сталин, выступая, разделал «под орех» Молотова и Микояна, поставив под сомнение их порядочность. В его речи прямо сквозило политическое недоверие к ним, подозрение в какой-то их политической нечестности. Ну и ну!

Начались выборы. Мы переглядываемся. Я смотрю на Маленкова: если кто и должен был готовить кандидатуры, то именно Маленков. Сталин не знал людей персонально, за исключением той верхушки, в которой вращался. Поэтому должен был неизбежно прибегнуть к помощи аппарата. Мы спросили о новых людях у Маленкова. Он нам сказал: «Я ничего не знаю, мне никаких поручений не было дано, и я никакого участия в этом не принимал». Мы удивились: «Как же так? Кто же тогда готовил кандидатуры?» Сталин сам открыл пленум и тут же внес предложение о составе Президиума ЦК, вытащил какие-то бумаги из кармана и  зачитал их. Он предложил 25 человек, и это было принято без разговоров и без обсуждений. Мы уже привыкли: раз Сталин предлагает, то нет вопросов, это - Богом данное предложение; все, что дает Бог, не обсуждают, а благодарят за это.

Когда он читал состав Президиума, мы все смотрели вниз, не поднимая глаз. 25 человек, трудно работать таким большим коллективом, решая оперативные вопросы. Ведь Президиум - оперативный орган и не должен быть очень большим. Когда заседание закрылось, мы переглядывались: как же это получилось, кто составил такой список? Сталин не знал людей, которых он назвал, и сам не мог составить этот список. Я, признаться, подозревал, что сделал это Маленков, только он скрывает и нам не говорит. Потом я его по-дружески допрашивал: «Слушай, я думаю, что ты приложил свою руку, хотя это продукт не только твоего ума, а были и поправки со стороны Сталина». Он: «Я тебя заверяю, что абсолютно никакого участия не принимал. Сталин меня к этому не привлекал и никаких поручений мне не давал, я никаких предложений не готовил». Мы оба еще больше удивились. Участия Берии я не допускал, потому что там имелись лица, которых Берия никак не мог бы назвать Сталину. И все-таки я его спросил: «Лаврентий, ты приложил руку?». «Нет, я сам набросился на Маленкова, думал про него. Но он клянется и божится, что тоже не принимал участия».

Молотов исключался, Микоян - тоже. И Булганин ничего не знал. Вертелись у нас в голове разные мысли, но без результата. Мы доискивались, кто же автор? Конечно, Сталин. Но кто ему помогал? Мы-то не участвовали. Поскребышев еще заведовал тогда секретариатом Сталина, но и он не мог сам составить такой список без помощи аппарата. Может быть, Сталин обошел Маленкова и сам привлек кого-то из аппарата. Этого мы, однако, не допускали, потому что Маленков обязательно узнал бы: в аппарате по многу лет люди работали рядом с ним и под ним. Поэтому хотя бы тайно, по секрету, но сказали бы Маленкову, если бы имели такое поручение от Сталина. Так мы и не смогли разгадать загадку.

<…>Когда он читал состав Президиума, я, слушая, думал: будут ли включены туда Молотов, Микоян и Ворошилов? Я сомневался. Это были люди, на которых Сталин «махнул рукой», и над их головами уже нависла опасность попасть в новоявленные враги народа. Но нет, они включены. Я радовался, уже это было хорошо. Когда же он зачитал состав бюро, то в нем не было фамилий Молотова и Микояна, однако имелся Ворошилов. Я опять ничего не понимал: как это так, Молотова нет, Микояна нет, а Ворошилов есть? Ворошилова Сталин начал подозревать значительно раньше, чем Молотова и Микояна».

Воспоминания Н.С. Хрущева

histrf.ru

19 съезд ВКП(б). Почему о нём молчат...

 

XIX съезд Коммунистической партии Советского Союза проходил в Москве с 5 октября по 14 октября 1952 года. Первый съезд за 13 лет.

Численность партии к этому времени составляла около 6 млн человек. На съезде присутствовало 1359 делегатов.

14 октября 1952 года на съезде выступил с речью Иосиф Сталин, это было его последнее выступление, запечатлённое кинохроникой, перед убийством в начале марта 1953 года. (отравление И.В, Сталина). Фактически политическим завещанием И. В. Сталина стала работа «ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛИЗМА В СССР» В этой работе он подчёркивал, что после всех успехов социализма, после всех успешно решённых социализмом задач, у социалистического Советского Союза и у возникающей мировой социалистической системы возник ряд таких проблем,от решения которых зависит судьба социализма, СССР и мира. Эта работа Сталина- выдающийся, программный труд, но глубину её и гениальность так и не поняли по-настоящему. Она была предана забвению. По замыслу Сталина И. В.этот съезд партии должен был стать ключевым моментом реформы партийного и государственного строительства в СССР,разделить высшее партийное и государственное руководство в СССР, привести к качественному изменению идеологической работы, для чего освободить партийные органы от хозяйственных и контролирующих функций, а управление народным хозяйством СССР сосредоточить исключительно в министерствах и ведомствах под управление Совета министров СССР .Но этого не произошло. После смерти Сталина И. В.решения съезда были изменены, реформы не произошло. Документы съезда и последовавшего за ним Пленума ЦК КПСС либо замалчивались, либо не были опубликованы, что явилось единственным исключением в истории таких мероприятий КПСС. На съезде присутствовала делегация Компартии Китая, которую возглавлял Лю Шаоци, коммунистов Польши, ГДР, Венгрии, Болгарии, Румынии, Чехословакии, Албании, из народной Кореи, Вьетнама, Монголии. Были делегации компартий из капиталистических стран.

 

Итоги Съезда:
1. ВКП(б) переименована в КПСС.
2. Внесены изменения в Устав партии: упразднялось Политбюро ЦК (9 человек), создавался Президиум ЦК из 25 человек.
3. Утверждены Директивы пятилетнего плана развития СССР на 1951—1955 годы.

Завершила XIX съезд партии краткая речь Сталина, обращенная главным образом к представителям братских партий. Есть версия, будто это свидетельствует о плохом физическом и умственном состоянии вождя. В действительности, ничего подобного не наблюдалось.

Он просто не захотел, как говорится, выносить сор из избы, освещая внутреннее непростое положение в партии. Отделываться общими гладкими формулировками он вообще не любил. Вскоре на закрытом Пленуме ЦК КПСС 16 октября 1952 года последовало принципиально важное крупное его выступление. Как оказалось, оно стало последним.

Об этом событии следует рассказать подробно. Оно проясняет многое, происходившее в последние годы жизни Сталина , и, возможно, помогает понять причины его смерти, всего лишь через 4 месяца после этого события. Сталин говорил около полутора часов без перерыва. Он не читал заранее написанный текст , а именно говорил, обращаясь в зал и не сбиваясь. Одно уже это убедительно свидетельствует о том, что он был здоров и, во всяком случае, никакими умственными и психическими расстройствами не страдал. Он сразу же взял деловой тон:
— Итак, мы провели съезд партии. Он прошел хорошо, и многим может показаться, что у нас существует полное единство. Однако у нас нет такого единства...

Обратимся к воспоминаниям присутствовавшего на пленуме писателя Константина Симонова, члена ЦК партии:
«Говорил он от начала до конца сурово, без юмора, никаких листков или бумажек перед ним на кафедре не лежало, и во время своей речи он внимательно, цепко и как-то тяжело вглядывался в зал, так, словно пытался проникнуть в то, что думают эти люди, сидящие перед ним и сзади. И тон его речи, и то, как он говорил, вцепившись глазами в зал, — все это привело всех сидевших к какому-то оцепенению...

Главное в его речи сводилось к тому (если не текстуально, то по ходу мысли), что он стар, приближается то время, когда другим придется продолжить делать то, что он делал, что обстановка в мире сложная и борьба с капиталистическим лагерем предстоит тяжелая и что самое опасное в этой борьбе дрогнуть, испугаться, отступить, капитулировать. Это и было самым главным, что он хотел не просто сказать, а внедрить в присутствовавших, что, в свою очередь, было связано с темою собственной старости и возможного ухода из жизни.

Говорилось все это жестко... За всем этим чувствовалась тревога истинная и не лишенная трагической подоплеки».

Написано это было спустя 27 лет после пленума, но общее впечатление и некоторые детали писатель запомнил, по-видимому, хорошо. К сожалению, отсутствует стенограмма выступления Сталина. Сошлюсь на запись Л.Н. Ефремова, приведенную в книге В.В. Карпова «Генералиссимус». Сталин объяснил некоторые свои предложения, сказав:
— Некоторые выражают несогласие с нашими решениями. Говорят, для чего мы расширили состав ЦК? Но разве не ясно, что в ЦК потребовалось влить новые силы?
Мы, старики, все перемрем, но нужно подумать, кому, в чьи руки вручим эстафету нашего великого дела, кто ее понесет вперед?..
(Нашлись комментаторы, излагавшие — изолгав — его слова в том духе, что коварный диктатор захотел под благовидным предлогом избавиться от конкурентов. Такова точка зрения тех, кто привык строить каверзы, лгать и клеветать ради своей карьеры или по заказу своих «спонсоров». На мой взгляд, Сталин говорил то, что хотел сказать. Он не привык унижаться, лицемерить, хитрить.)

Причины кадровых перестановок он объяснил так:
— Мы освободили от обязанностей министров Молотова, Кагановича, Ворошилова и других и заменили их новыми работниками. Почему? На каком основании? Работа министра — мужицкая работа. Она требует больших сил, конкретных знаний и здоровья. Вот почему мы освободили некоторых заслуженных товарищей от занимаемых постов и назначили на их место новых, более квалифицированных, инициативных работников. Они молодые люди, полны сил и энергии. Мы их должны поддержать в ответственной работе. Что же касается самих видных политических и государственных деятелей, то они так и остаются видными политическими и государственными деятелями. Мы их переводим на работу заместителями Председателя Совета Министров. Так что я даже не знаю, сколько у меня теперь заместителей...

Однако: оказалось, что дело не только в возрасте ветеранов партии. Сталин перечислил несколько серьезных ошибок Вячеслава Михайловича. На одном из дипломати ческих приемов Молотов дал согласие английскому послу издавать у нас буржуазные газеты и журналы. «Такой не верный Шаг, если его допустить, — сказал Сталин, — бу дет оказывать вредное, отрицательное влияние на умы и мировоззрение советских людей, приведет к ослаблении нашей, коммунистической идеологии и усилению идеоло гии буржуазной».

Судя по всему, вождь знал о влиянии последней на умы не столько рядовых советских граждан, сколько на тех, кто причисляет себя к элите общества. Ведь рекламируется под видом буржуазного образа жизни благосостояние наиболее обеспеченных слоев западного общества, но вовсе не того большинства, которое едва сводит концы с концами.

Кроме того, Сталин указывал на то, что Молотов предложил сделать Крым еврейской автономией, а также делился со своей женой (еврейкой) секретной информацией. «Получается, — говорил Сталин, — будто какая-то невидимая нить соединяет Политбюро с супругой Молотова Жемчужиной и ее друзьями. А ее окружают друзья, которым нельзя доверять». Среди них были Голда Меир, сотрудник посольства США и т.п.

Красноречивый факт. Когда в Москву приехала первый посол Израиля Голда Меир, перед синагогой, куда она пришла, собралась многотысячная толпа. Ее приветствовали с восторгом, и она ответила: «Спасибо за то, что вы остались евреями». А на приеме в МИДе жена Молотова подошла к Меир, заговорила с ней на идиш и на вопрос, не еврейка ли она, с гордостью ответила: «Я дочь еврейского народа».

Ужены Молотова были знакомые и в посольстве США. Вячеслав Михайлович имел неосторожность обсуждать со своей женой некоторые секретные решения Политбюро. А вскоре эти решения становились известны американцам.

«При всем гневе Сталина... — вспоминал Симонов, — в том, что он говорил, была свойственная ему железная конструкция. Такая же конструкция была и у следующей части его речи, посвященной Микояну, более короткой, но по каким-то своим оттенкам, пожалуй, еще более злой и неуважительной.

В зале стояла страшная тишина. На соседей я не оглядывался, но четырех членов Политбюро, сидевших сзади Сталина за трибуной, с которой он говорил, я видел: у них у всех были окаменевшие, напряженные, неподвижные лица...»

Но самый большой удар по нервам присутствовавших был нанесен в заключение Пленума. Вот как описал это К. Симонов:
«Сталин, стоя на трибуне и глядя в зал, заговорил о своей старости и о том, что он не в состоянии исполнять все те обязанности, которые ему поручены. Он может продолжать нести свои обязанности Председателя Совета Министров, может исполнять свои обязанности, ведя, как и прежде, заседания Политбюро, но он больше не в состоянии в качестве Генерального секретаря вести еще и заседания Секретариата ЦК. Поэтому от этой последней своей должности он просит его освободить, уважить его просьбу... Сталин, говоря эти слова, смотрел в зал, а сзади него сидело Политбюро и стоял за столом Маленков, который, пока Сталин говорил, вел заседание. И на лице Маленкова я увидел ужасное выражение — не то чтоб испуга, нет, не испуга, — а выражение, которое может быть у человека, яснее всех других или яснее, во всяком случае, многих других осознававшего ту смертельную опасность, которая нависла у всех над головами и которую еще не осознали другие: нельзя соглашаться на эту просьбу товарища Сталина , нельзя соглашаться, чтобы он сложил с себя вот это одно, последнее из трех своих полномочий, нельзя. Лицо Маленкова, его жесты, его выразительно воздетые руки были прямой мольбой ко всем присутствующим немедленно и решительно отказать Сталину в его просьбе. И тогда, заглушая раздавшиеся уже и из-за спины Сталина слова: «Нет, просим остаться!», или что-то в этом духе, зал загудел словами: «Нет! Нельзя! Просим остаться! Просим взять свою просьбу обратно!».

 

 Тут писатель позволил себе сомнительную вольность: заговорил о мыслях малоизвестного ему человека, политика и государственного деятеля, соображения которого в тот момент могли быть совершенно иными. (Учтем, что написан этот отрывок в 1979 году, когда был осужден «культ личности Сталина » и много клеветы говорилось в его адрес.)

По мнению Симонова, Маленков «понял сразу, что Сталин вовсе не собирался отказываться от поста Генерального секретаря, что эта просьба, прощупывание отношения пленума к поставленному им вопросу — как, готовы они, сидящие сзади него в президиуме и сидящие впереди него в зале, отпустить его, Сталина , с поста Генерального секретаря, потому что он стар, устал и не может нести еще эту, третью свою обязанность...

И почувствуй Сталин, что там сзади, за его спиной, или впереди, перед его глазами, есть сторонники того, чтобы удовлетворить его просьбу, думаю, первый, кто ответил бы за это головой, был бы Маленков; во что бы это обошлось вообще, трудно себе представить».

Увы, печальными бывают результаты даже искренних попыток писателей, не относящихся к числу крупных мыслителей, думать за выдающихся государственных деятелей! Как говорится, не по Сеньке шапка.

Пожалуй, Маленков, как многие другие, был обескуражен, прежде всего, неожиданностью предложения Сталина . Он просто не знал, что предпринять в такой экстремальной ситуации. Поэтому обратился в зал:
— Товарищи! Мы должны все единогласно и единодушно просить товарища Сталина , нашего вождя и учителя, быть и впредь Генеральным секретарем ЦК КПСС .
Последовали бурные аплодисменты.

Сталин:
— На Пленуме ЦК не нужны аплодисменты. Нужно решать вопросы без эмоций, по-деловому. А я прошу Освободить меня от обязанностей Генерального секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР. Я уже стар. Бумаг не читаю. Изберите себе другого секретаря.
Встал маршал С. К. Тимошенко и пробасил:
— Товарищ Сталин, народ не поймет этого. Мы все как один избираем вас своим руководителем — Генеральным секретарем ЦК КПСС . Другого решения быть не может.
Все стоя поддержали его слова аплодисментами. Сталин постоял, глядя в зал, потом махнул рукой и сел.

Странно, что «инженер человеческих душ» К. Симонов истолковал этот эпизод как выражение торжества. Или вождь поистине выжил из ума, если решил таким нелепым образом «прощупать отношение Пленума» к поставленному вопросу о его отставке? Ну а если бы его просьбу удовлетворили, он что же, приказал бы покарать всех, кто ее поддержал? Выходит, захотел внести раздор в ряды партии, начать массовые репрессии среди узкого круга участников Пленума? Зачем?! Он же откровенно сказал, что уже стар и может вскоре умереть.

Разумней предположить, что он хотел выяснить, готовы ли новые государственные деятели к самостоятельной работе, к продолжению дела, которому он посвятил всю свою жизнь.. Или, возможно, в порыве раздражения он просто пригрозил своей отставкой, чтобы присутствующие поняли, насколько важно то, о чем он говорил. Хотя не исключены и другие предположения. Жаль, что обычно тиражируется самое глупое и подлое.

Некоторые авторы, фантазируя на тему «осень патриарха», пишут, будто Сталин панически боялся смерти. Полная чепуха! Как революционер, да еще и террорист (в молодости), он смерти не боялся. Но, чувствуя ее приближение, беспокоился за судьбу страны.

На Ялтинской конференции в феврале 1945 года он сказал, обращаясь к Рузвельту и Черчиллю: «Пока мы все живы, бояться нечего. Мы не допустим опасных расхождений между нами... Но пройдет десять лет или, может быть, меньше, и мы исчезнем. Придет новое поколение, которое не прошло через все то, что пережили мы, которое на многие вопросы, вероятно, будет смотреть иначе, чем мы».

Как видим, он спокойно и вполне философски относился к своей смерти, даже фактически предсказал ее с удивительной точностью.

С подачи Хрущева принято считать, будто существовал политический кризис, с которым не мог справиться престарелый вождь. Эта легенда понадобилась Никите Сергеевичу для оправдания своих провальных мероприятий после захвата власти. (Аналогично поступили и Горбачев, и Ельцин; любому обанкротившемуся политику хочется свалить свою вину на своего предшественника.) Его мнение пришлось по душе многим авторам. Например, историк Д. Боффа уверенно констатировал «кризис сталинского правительства» (по-видимому, точнее сказать — сталинского правления). Хотя уже в следующем абзаце кон статировал:
«После десяти лет международных испытаний, одно другого тяжелее, которые страна победно преодолела, Советский Союз постепенно окреп. Последствия войны и голода отошли в прошлое. Население увеличивалось в результате демографического подъема. Промышленность росла. Из стен высших учебных заведений выходило около 200 тыс. выпускников, в дополнение к которым подготавливалось также примерно 300 тыс. специалистов со средним техническим образованием». Если таковы результаты кризиса правительства, то побольше бы подобных кризисов! Словно в помрачении рассудка автор ссылается на «маниакальное вырождение подозрительного характера» Сталина и «признаки неспособности осуществлять руководство». Боффа объясняет парадоксальность ситуации просто: «Все преодолевающая жизненная стойкость народа находилась в противоречии с тем свинцовым колпаком, который послевоенная сталинская политика надела на всю общественную жизнь в стране».

Оказывается, под «свинцовым колпаком» происходит невиданный подъем народного хозяйства, растет количество населения, улучшается его благосостояние и повышается культурный уровень! Выходит, «колпак» предохранял общество от всяческих бед и определял его устойчивость. На мой взгляд, под идеологическим колпаком находилось сознание Боффы, когда он писал подобные вещи. Умилительную оговорку делает этот буржуазный историк: «Мало кто ясно осознавал это противоречие». А может быть, его и не было? Или стремились создать и усилить социальные противоречия именно те, кто желал уничтожить существующий строй и/или обрести благоприятные возможности для личного обогащения?

Именно так все и произошло, когда в конце XX века осуществилась в России — СССР буржуазная революция (или контрреволюция?). Она явилась своеобразным реваншем за провал в феврале 1917 года. В результате общество не перешло на более высокий уровень; напротив, очевидна его деградация буквально по всем параметрам — упадок социальный, научно-технический, экономический, нравственный, культурный.

Отчасти оправдывает логические несуразицы Д. Боф-фы то, что его работа относится к концу 1970-х годов. Над ним довлели политические стереотипы западных идеологов. Не исключено, что он выполнял соответствующий социальный заказ. К тому же о положении в СССР он судил преимущественно по всяческим диссидентским сочинениям.

Как уже говорилось, в СССР в 1952 году основополагающим событием стал XIX съезд партии. На нем были подведены итоги сталинской эпохи и намечены перспективы на будущее. Однако в изданном полумиллионным тиражом учебном пособии «История СССР. Эпоха социализма» (М., 1958) о нем сказано было весьма скупо и неопределенно. Даже не упомянут основной докладчик Г . М. Маленков, не сказано о присутствии на съезде Сталина .

В новейшем учебнике истории России для 11 класса (2007) сказано: «В последние годы жизни И. В. Сталина нормы внутрипартийной демократии перестали соблюдаться даже формально. Не созывались заседания руководящих органов партии. 13 лет не проводились ее съезды. Лишь в 1952 г . состоялся XIX съезд ВКП(б). Съезд утвердил новое название партии. Она стала называться Коммунистической партией Советского Союза ( КПСС )». Только и всего!

Почему же советская партийная пропоганда стала замалчивать материалы съезда. Почему на них не обратили должного внимания? Ответ, как мне представляется, может быть один: с хрущевских времен и до настоящего времени власть в СССР, а затем в Российской Федерации захватили представители того самого социального слоя, против которого ополчился Сталин.

Р. БАЛАНДИН

maxpark.com

XIX съезд ВКП(б)/КПСС | Намедни. Наша Эра

Сталин притворно подает было в отставку с поста генсека и отодвигает от власти старую гвардию, что сулит верхам новые репрессии

По партийному уставу съезды должны проходить раз в пять лет. Но XVIII съезд был 13 лет назад, в 1939-м, даже после войны уже 7 лет прошло. Сталин появляется в зале в первый день, 5 октября, а потом съезд игнорирует. Главную речь — отчетный доклад ЦК читает Маленков, второй человек в руководстве. Госплан предоставляет директивы на пятую пятилетку, не сообщая, что не выполнена четвертая. Новый план — тоже несбыточный. Еще доклад — об изменениях в уставе. Название Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков) устарело: меньшевиков давно нет. На старом партбилете указывалось, что партия — секция Интернационала, а его распустили еще в 1943-м. Еще теперь ликвидируют политбюро и оргбюро, будет президиум ЦК. Что тут не просто переименование, сначала непонятно.

Сталин вновь приходит только на последнее заседание 14 октября. В заключительном слове благодарит делегации зависимых синего «братских партий» за поддержку. Это визуальное высказывание — последнее публичное выступление вождя. Зато когда через двое суток, 16-го, за закрытыми дверями собирают пленум ЦК, полтора часа без бумажки говорит настоящий властелин. Сталин рассуждает про смену поколений в руководстве. Часть своих соратников он уже снял с постов министров и сделал вице-премьерами: статус вроде высокий, а полномочий никаких. Виднейшие деятели Молотов и Микоян еще и обвинены в политических ошибках. В президиум ЦК Сталиным предложено целых 25 человек (раньше в политбюро было 11). При этом образовано вне уставное бюро президиума, где 9 членов и куда раскритикованные деятели не вошли. И секретарей ЦК, как никогда, много — 10.

Зал уже в ошеломлении, но тут самое неожиданное: Сталин просит освободить его от должности партлидера, генерального секретаря ЦК КПСС. По воспоминаниям очевидцев, первым смертельную опасность понял ведший заседание Маленков. Из-за спины Сталина он воздевает в безмолвной мольбе руки, и зал начинает гудеть: «Нет, просим остаться!» Вождь некоторое время выслушивает призывы и садится на место. Речь не публикуется, стенограмму заседания потом не обнаружат.

Новая расстановка сил на советском Олимпе выглядит подготовкой смены элит. Когда через неполные пять месяцев Сталин умрет, его наследник первым делом поменяет эту структуру власти.

Упоминаемые в тексте феномены

Третий правитель СССР и двух лет не продержится первым лицом. Промежуточный неяркий деятель, при котором уже почувствовали начало «оттепели» и возникло само это политическое понятие

После доклада специальной комиссии советская сторона признает существование секретных протоколов к договорам 1939 года между Германией и СССР. II съезд народных депутатов принимает осуждающую резолюцию. О тайных соглашениях родины с фашистами начат новый вечный спор либералов-моралистов и державников-прагматиков

namednibook.ru

КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА (КПСС)

Правящая партия в СССР.

Официально выступала за создание социализма и затем коммунизма. Свою историю ведет от основания РСДРП (1898) и возникновения большевизма (1903). Создателем и первым лидером коммунистической партии был В. Ленин. В самостоятельную партию выделилась в январе 1912 г. на Пражской конференции РСДРП. Действовала под названием РСДРП, чтобы отличаться от меньшевиков употреблялось название РСДРП (большевиков) (РСДРП(б)). Пришла к власти в результате Октябрьского переворота 1917 г. (в ноябре 1917 – марте 1918 г. – в коалиции с левыми эсерами), осуществляла Октябрьскую революцию. На VII съезде 8 марта 1918 г. переименована в Российскую коммунистическую партию (большевиков) (РКП (б)). 23 марта 1919 г. на VIII съезде была принята программа партии, в которой ставились задачи защиты советской власти и строительства коммунизма. Высшим органом партии был съезд, который выбирал Центральный комитет (ЦК), выбиравший Политбюро, Секретариат, Оргбюро. В реальности основные решения принимало Политбюро, и затем их утверждали более широкие по составу органы (в 20-е гг. после дискуссии). На местах действовали организации партии во главе с бюро и первыми секретарями. Подчинив себе Советы и победив в Гражданской войне, партия стала основой авторитарного режима в России и СССР. Основные решения принимались партийными органами и затем утверждались и реализовывались официальными государственными структурами, решения вышестоящих органов были обязательны для нижестоящих. В связи с образованием СССР на XIV съезде 18-31 декабря 1925 г. партия была переименована во Всесоюзную коммунистическую партию (большевиков) (ВКП(б)). В 1919-1943 гг. была секцией Коминтерна, в реальности Политбюро ВКП(б) руководило им. В 1921 г. на Х съезде в партии были запрещены и к концу 20-х разгромлены фракции (см левая оппозиция и правый уклон), с 1929 г. установился режим личной власти И. Сталина. ВКП(б) стала ядром тоталитаризма в СССР, основной структурой, через которую шло управление государством. Состав партии сильно изменился в ходе Большого террора 1937-1938 гг., который нанес удар по старым большевикам. Во время Великой Отечественной войны на фронте воевало полтора миллиона коммунистов, в ВКП(б) было принято 4 миллиона. На XIX съезде партии 5-14 октября 1952 г. был изменен устав партии. Она стала называться Коммунистическая партия Советского Союза, что звучало более стандартно в ряду других национальных компартий, которые не были теперь секциями Коминтерна. Был создан Президиум ЦК КПССю В период «Оттепели» и десталинизации, развернувшихся после ХХ съезда КПСС, контроль партии над обществом стал ослабевать, но до инициированной руководством КПСС Перестройки партия сохраняла монополию на политическую власть. Руководящие решения принимались и осуществлялись правящей партийной и государственной бюрократией, которая формировалась с помощью системы номенклатуры. В ст. 6 Конституции 1977 г. была закреплена руководящая и направляющая роль КПСС. На XXII съезде была принята программа партии, которая предусматривала строительство коммунизма в ближайшие десятилетия. На XXVII съезде была принята более скромная редакция, исходившая из длительного существования «реального социализма», нуждавшегося в реформах. В ходе Перестройки против КПСС развернулось массовое демократическое движение, которое привело к приходу к власти в ряде регионов противников КПСС и ослаблению ее власти. После попытки переворота ГКЧП в августе 1991 решением президента России Б. Ельцина деятельность КПСС была приостановлена 23 августа, а 6 ноября запрещена. В 1992 г. было проведено слушание дела КПСС в Конституционном суде РФ, по итогам которого была легализована деятельность партий, считающих себя наследниками КПСС. Крупнейшей из них является КПРФ.

Исторические источники:

КПСС в резолюциях, решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. М., 1984-1987.

Автор статьи: Шубин А.В.

Литература
  • История КПСС. М., 2013

w.histrf.ru

ВКП (б) Википедия

Коммунистическая партия Советского Союза
Лидер генеральный (первый) секретарь ЦК КПСС
Основатель В. И. Ленин
Дата основания 30 июля 1903 (как РСДРП(б))
1 марта 1898 (как РСДРП)
Дата роспуска 6 ноября 1991
Штаб-квартира СССР СССР, Москва, Старая площадь, 4
Идеология социализм, марксизм-ленинизм, коммунизм, пролетарский интернационализм
Интернационал Коминтерн (1919—1943)
Коминформ (1947—1956)
Военизированное крыло Ленинская стража партии КГБ СССР[1]
Молодёжная организация ВЛКСМ,
Всесоюзная пионерская организация
Количество членов 19 487 822 (1 января 1989)
Девиз Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Партия — ум, честь и совесть нашей эпохи!
Мест в Съезде народных депутатов

1957 / 2250

(12 созыв, 1989)
Гимн Интернационал,
Гимн партии большевиков (неофициально)
Партийная печать «Правда»
Персоналии члены партии в категории (13 747 чел.)
 Медиафайлы на Викискладе

ru-wiki.ru

ВКП(б) Википедия

Коммунистическая партия Советского Союза
Лидер генеральный (первый) секретарь ЦК КПСС
Основатель В. И. Ленин
Дата основания 30 июля 1903 (как РСДРП(б))
1 марта 1898 (как РСДРП)
Дата роспуска 6 ноября 1991
Штаб-квартира СССР СССР, Москва, Старая площадь, 4
Идеология социализм, марксизм-ленинизм, коммунизм, пролетарский интернационализм
Интернационал Коминтерн (1919—1943)
Коминформ (1947—1956)
Военизированное крыло Ленинская стража партии КГБ СССР[1]
Молодёжная организация ВЛКСМ,
Всесоюзная пионерская организация
Количество членов 19 487 822 (1 января 1989)
Девиз Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Партия — ум, честь и совесть нашей эпохи!
Мест в Съезде народных депутатов

1957 / 2250

(12 созыв, 1989)
Гимн Интернационал,
Гимн партии большевиков (неофициально)
Партийная печать «Правда»
Персоналии члены партии в категории (13 747 чел.)
 Медиафайлы на Викискладе

ru-wiki.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *