Отряд №731: Инкубатор смерти (18+)

Хоть процесс считался открытым, в зал допускали людей по заранее утвержденным спискам. Тем не менее на улице висел репродуктор, транслировавший заседание. И, несмотря на приближавшийся Новый Год, у Дома офицеров собралось несколько сот человек. Их волновало одно — какое наказание понесут японцы, погубившие в своих экспериментах только по официальным данным несколько тысяч китайцев и граждан СССР.

Могила. (telegra.ph)

Дело японского отряда № 731 в Советском Союзе тиражировалось максимально сильно. Одна только газета «Правда» ежедневно рассказывала о плененных японских ученых, их экспериментах и, конечно, о процессе в Хабаровске. А после была даже выпущена специальная брошюра с собранными материалами по делу. Она разошлась тиражом в 50 тысяч экземпляров. И хоть с тех пор минуло много лет, часть «бактериального дела» (все, конечно, самое ценное) до сих пор находится под грифом «секретно».

Каждый пленник отряда № 731 умирал в страшных мучениях

Тот факт, что японцы создавали бактериальное оружие, а затем испытывали его на военнопленных, никем не оспаривался. Даже самими выходцами из Страны восходящего солнца. По документам, люди, на которых ставили опыты, проходили как «бревна». Для конспирации, так сказать.

Вот так описывал «будни» отряда № 731 один из участников процесса Ниси Тосихидэ: «…10 китайцев-военнопленных были привязаны к столбам на расстоянии 10−20 метров от бомбы шрапнельного действия, заражённой газовой гангреной… После включения тока бомба разорвалась, засыпав площадку, где размещались подопытные, шрапнелью с бактериями газовой гангрены. В результате все подопытные были ранены в ноги или ягодицы и по истечении семи дней умерли в мучениях».

А это отрывок из допроса Кавасима Киоси: «Да, все пленники умирали. За всё время существования тюрьмы, известное мне, ни один из заключённых живым оттуда не вышел. …В 731-м отряде ежегодно умирало от производства опытов, примерно, не менее 600 человек… С 1940 по 1945 год через эту фабрику смерти было пропущено не менее трёх тысяч человек, уничтоженных путём заражения смертоносными бактериями. Какое количество погибло до 1940 года, мне неизвестно».

Подопытные пленники. (mtdata.ru)

Из доклада Сталину министра внутренних дел СССР Сергея Круглова становится понятным, что у отряда № 731 был и собственный аэродром, несколько самолетов, полигон. А также заводы по созданию «особых» бомб и артиллерийских снарядов, «заточенных» под бактериальную начинку. К тому же, у них в распоряжении находилась собственная тюрьма, куда привозили пленных китайцев и граждан СССР. Существовал и крематорий, в котором сжигали использованный «материал».

Японские ученые изготавливали для военных целей бактерии бубонной и ленточной чумы, паратифа, тифа, холеры, сибирской язвы и других «зараз».

Вот так описывал Круглов процесс заражения, основываясь на словах майора Кавасима Киоси: «Заражение людей производилось через рот, уколами, посредством насекомых в лабораториях и на опытных полевых участках. Опыты по массовому заражению производились с самолётов и специальных вышек путем сбрасывания бомб, начинённых бактериями или заражёнными насекомыми. При производстве отдельных экспериментов смертность достигала 100%".

Гениальный маньяк

Во главе всего этого «инкубатора смерти» стоял генерал-лейтенант Исии Сиро. Он же являлся создателем и идейным вдохновителем отряда № 731.

К мысли о создании центра по изготовлению бактериального оружия, его подтолкнула поездка за границу в 1928—1930 годах. Японец с удивлением обнаружил, что в умах европейцев до сих пор живет первобытный ужас перед различными инфекционными заболеваниями. Особенно это касалось чумы. Исии сделал выход, что память о средневековых эпидемиях может помочь ему при достижении намеченной цели. К тому же, благодаря «страху предков» страны Европы не проводили экспериментов, касающихся бактериального оружия. Соответственно, они не могли ни ответить, ни защититься. И уже в 1932 году Исии Сиро создал свой «инкубатор смерти».

В августе 1945 года, когда Вторая Мировая война уже была проиграна, Сиро отдал приказ замести следы — уничтожить все разработки и пленных. Более того, он лично приказал своим подчиненным и их семьям покончить жизнь самоубийством (правда, часть все же сумела отвертеться).

А вот у подопытных шансов на спасение не было. В их камеры просто побросали колбы с синильной кислотой (цианистый водород). Вот отрывок из книги писателя Моримура «Кухня дьявола»: «…Некоторые не умирали сразу, они кричали и стучали в стальные двери камер, издавали страшное рычание, раздирали себе грудь. Похоже было, что перед нами обезумевшие гориллы в клетке». Кстати, не пощадили японцы и своих сподручных — китайцев-переводчиков.

Измученные люди. (miepvonsydow.files.wordpress.com)

Взаимовыгодное сотрудничество

В 1946 году в Хабаровск пришла шифровка с приказом допросить всех пленных и собрать материал по бактериологическому оружию.

В одном из Хабаровских лагерей нашлись аж три генерала, которые лично возглавляли эксперименты над людьми. Это Такахаси, Кавасима и Казициа (их-то потом, кстати, и судили). Японцы охотно пошли на контакт со спецслужбами и подробно рассказали о своих «трудах».

О том, что Япония усиленно готовится к бактериальной войне, в СССР узнали еще до полной капитуляции Квантунской армии. Дело в том, что китайская разведка поделилась информацией о «госпитале», появившимся в нищем поселке Пинфинь, что в Маньчжурии. Вскоре его и город Харбин связала новая асфальтированная дорога, по которой начали ездить в большом количестве грузовики. Советская разведка, конечно, взяла объект на особый контроль.

Исии Сиро. (1.bp.blogspot.com)

20 августа 1945 года советские войска подошли к Пинфиню, но «госпиталь» уже лежал в руинах.

Как уже было сказано выше, в Хабаровске судили лишь 12 человек. Но вот именно тех, кто напрямую относился к 731-у отряду, было только шесть.

Приговор, вынесенный трибуналом, удивил многих. По 25 лет заключения получили лишь 4 генерала. Еще один — 20. Остальным досталось меньше — от 2 до 18 лет.

Советский Союз сделал запрос в США и ряд европейский стран, в котором требовал выдачи главных «умельцев» отряда № 731. Но, ожидаемо, получил отказ. Никто выдавать японских бактериологов не собирался — они обладали слишком ценными знаниями. Кстати, по признанию американских военных, часть «опыта» они применили во время боевых действий в Корее.

Но спецслужбы СССР сумели обзавестись не менее ценными «артефактами». Именно они стали той базой, на которой начал работать военно-биологический институт в Свердловске-19, основанный по личному распоряжению Сталина. Вот так описывает это Лев Федоров в книге «Советское биологическое оружие»: «В руках у советских военных биологов уже имелась захваченная во время боевых действий в Маньчжурии техническая документация на комплекс производств биологического оружия. И были те японские производства и крупнее, и совершеннее советских».

Погибшие люди. (1.bp.blogspot.com)

Так что вполне логично, что вместо нескольких сот «солдат» 731-го отряда судили лишь 12 человек. Остальных в это время основательно «доили», стараясь получить максимальный объем информации. Да и те, кого осудили, не досидели до конца свои сроки. Уже в 1956 году их отпустили и отправили домой. В Хабаровске для японцев по этому поводу даже закатили банкет. Такая вот благодарность за обмен опытом.

diletant.media

Отряд 731 — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Отряд 731» (яп. 731部隊 нанасанъити бутай); кит. трад. 七三一部隊, упр. 七三一部队, пиньинь: qīsānyi bùduì, палл.: цисаньи будуй) — специальный отряд японских вооружённых сил, занимался исследованиями в области биологического оружия, опыты производились на живых людях (военнопленных, похищенных). В этом отряде также проводились бесчеловечные опыты с целью установления количества времени, которое человек может прожить под воздействием разных факторов (кипяток, высушивание, лишение пищи, лишение воды, обмораживание, электроток, вивисекция людей и др.). Нередко жертвы в отряд попадали вместе с членами семей; также было много случаев, когда в отряд забирали (в подопытные) членов семьи жертвы, пытавшихся узнать у японских властей судьбу арестованного родственника

[1].

Создание

Создан в 1932 году, имел в составе три тысячи человек и дислоцировался на оккупированной территории Китая в районе посёлка Пинфан провинции Биньцзян, в двадцати километрах южнее Харбина (ныне — район Пинфан города Харбина). Командовал отрядом генерал-лейтенант Сиро Исии.

Чтобы подготовить площадку для секретного комплекса, были сожжены 300 китайских крестьянских домов. Отряд располагал собственным авиационным подразделением и официально назывался «Главное управление по водоснабжению и профилактике частей Квантунской армии».

Деятельность

По показаниям на суде в Хабаровске командующего Квантунской армией генерала Оцудзо Ямады, «Отряд 731» был организован в целях подготовки бактериологической войны, главным образом против Советского Союза, а также против Монгольской Народной Республики, Китая и других государств. Судебным следствием было также доказано, что в «Отряде 731» на живых людях, которых японцы между собой называли «брёвнами», на подопытных (китайцах, русских, монголах, корейцах, схваченных жандармерией или спецслужбами Квантунской армии), проводились и другие, не менее жестокие и мучительные опыты, не имевшие непосредственного отношения к подготовке бактериологической войны

[2][3].

Некоторые военные врачи отряда получили уникальный опыт, к примеру, вскрытия живого человека[4]. Живое вскрытие состояло в том, что у подопытных под наркозом или под местной анестезией постепенно извлекали все жизненно важные органы, один за другим[5], начиная с брюшины и грудной клетки и заканчивая головным мозгом. Ещё живые органы, называемые «препаратами», уходили на дальнейшие исследования в разные отделы отряда.

Изучались пределы выносливости человеческого организма в определённых условиях — например, на больших высотах или при низкой температуре. Для этого людей помещали в барокамеры, фиксируя на киноплёнку агонию, обмораживали конечности и наблюдали наступление гангрены. Если заключённый, несмотря на заражение его смертоносными бактериями, выздоравливал, то это не спасало его от повторных опытов, которые продолжались до тех пор, пока не наступала смерть. «Опытные образцы» никогда не покидали лаборатории живыми[6].

Аналогичной деятельностью применительно к домашним животным и сельскохозяйственным культурам занимался и «Отряд 100». Также на «Отряд 100» возлагались задачи по производству бактериологического оружия и проведению диверсионных мероприятий.

Основная база «отряда 100» находилась в 10 километрах южнее Синьцзина в местечке Мэнцзятунь. «Отряд 100» был несколько меньше «Отряда 731», штат его сотрудников насчитывал 800 человек.

В распоряжении отряда была авиация, и бактериологическому нападению со стороны японцев было подвергнуто 11 уездных городов Китая: 4 в провинции Чжэцзян, по 2 в провинциях Хэбэй и Хэнань и по одному в провинциях Шаньси, Хунань и Шаньдун. В 1952 г. официальные коммунистические китайские историки исчисляли количество жертв от искусственно вызванной чумы с 1940 по 1944 гг. приблизительно в 700 человек. Таким образом, оно оказалось меньше количества загубленных пленников[7].

Деятельность «Отряда 731» расследовалась в ходе «Хабаровского процесса», который завершился осуждением ряда военнослужащих Квантунской армии, причастных к его созданию и работе, к различным срокам лишения свободы.

Позднее многие сотрудники этого отряда получили учёные степени и общественное признание, например Масадзи Китано

[8]. Многие переехали в США, например глава отряда Исии[9], где ценились за свои знания, приобретённые в отряде[9]. Американские власти не призвали этих преступников к ответу, потому что, как указывается в книге Моримуры, информация о японских экспериментах в области бактериологического оружия представляла большую ценность для американской программы по его разработке[10]. Многие из врачей впоследствии (после войны) стали успешными, известными врачами в мирной жизни; некоторые из них основали свои клиники и роддомa[11].

Структура отряда

1-й отдел:

2-й отдел:

  • Группа Ягисавы — исследование растений;
  • Группа Якэнари — производство бомб с БО.

3-й отдел:

  • Группа Карасавы — производство бактерий;
  • Группа Асахины — исследование сыпного тифа и производство вакцины.

Смерти подопытных контролировались специальной группой. Имелась печь для сжигания трупов, виварий, в котором содержались кролики, морские свинки, крысы, блохи, а также фабрика по производству бактерий.

Жертвы

По воспоминаниям сотрудников «Отряда 731», всего за время его существования в стенах лабораторий погибло около трёх тысяч человек[13]. По другим данным, число погибших достигает 10 000 человек[14].

По единогласному признанию бывших служащих отряда, национальный состав заключенных был следующим: почти 70 процентов — китайцы, 30 процентов — русские ( к которым причислялись все выходцы из России и СССР ), немного корейцев и монголов. Возраст в большинстве — от 20 до 30 лет, максимум 40 лет[15].

Известны имена только некоторых из них:

  • железнодорожник из Муданьцзяна Сунь Чаошань,
  • плотник У Дяньсин,
  • слесарь Чжу Чжиминь,
  • китаец из Мукдена Ван Ин,
  • служащий торговой фирмы в Дальнем Чжун Миньцы,
  • член Коммунистической партии Китая, уроженец провинции Шаньдун, Цю Дэсы,
  • боец Красной Армии Демченко,
  • русская женщина Мария Иванова (убита 12 июня 1945 года во время эксперимента в газовой камере в возрасте 35 лет[16]) и её дочь (в возрасте четырёх лет убита во время эксперимента вместе с матерью[16]).

Экранизации

  • Художественный фильм "Человек за солнцем" (1988). Гонконг, Китай.
  • Документально-художественный фильм "Философия ножа" (2008). Россия, США[17].
  • Документальный фильм "Конвейер Смерти" (2004). Россия.[18]

См. также

Напишите отзыв о статье "Отряд 731"

Примечания

  1. Моримура, Сэйити «Кухня дьявола», Глава 1 Особая военная зона (20 километров к югу от Харбина), подглава «Особая отправка».
  2. [archive.is/20130416231600/www.izvestia.ru/world/article46121/ ИЗВЕСТИЯ от 01.04.2004] «Японцы готовились отравить Калифорнию биологическим оружием»
  3. [lenta.ru/articles/2014/01/18/biowar/ Колыбель для блошки Три истории о биологическом оружии], Lenta.ru (18 января 2014). Проверено 18 января 2014.
  4. [www.x-libri.ru/elib/morim000/00000029.htm Часть 29 из 150 — Моримура Сэйити. Кухня дьявола]
  5. [www.x-libri.ru/elib/morim000/00000028.htm Часть 28 из 150 — Моримура Сэйити. Кухня дьявола]
  6. «Материалы судебного процесса…», с. 15—17, www.x-libri.ru/elib/morim000/
  7. Очерки истории чумы. Супотницкий М. В., Супотницкая Н. С. В 2 кн. Глава XXXIV «[supotnitskiy.ru/book/book3-34.htm Чума от дьявола (Китай 1933—1945)]». — М.: Вузовская книга, 2006. ISBN 5-9502-0061-6
  8. Harris, S. (1992) Japanese biological warfare research on humans: a case study of microbiology and ethics. Ann. N.Y. Acad. Sci., 666, 21-52. [www.ncbi.nlm.nih.gov/entrez/query.fcgi?holding=npg&cmd=Retrieve&db=PubMed&list_uids=1297279&dopt=Abstract]
  9. 1 2 Drayton, Richard. [www.guardian.co.uk/politics/2005/may/10/foreignpolicy.usa An Ethical Blank Cheque: British and US mythology about the second world war ignores our own crimes and legitimises Anglo-American war making], The Guardian (May 10, 2005). Проверено 4 июня 2009.
  10. Harris, S.H. (2002) Factories of Death. Japanese Biological Warfare, 1932—1945, and the American Cover-up, revised edn. Routledge, New York, USA.
  11. Моримура Сэйити, «Кухня дьявола», Предисловие («Убийцы в белых халатах»).
  12. [www.x-libri.ru/elib/morim000/00000101.htm Часть 101 из 150 — Моримура Сэйити. «Кухня дьявола»]
  13. [www.x-libri.ru/elib/morim000/00000007.htm Моримура Сэйити «КУХНЯ ДЬЯВОЛА»]
  14. [www.chinadaily.com.cn/en/doc/2003-10/17/content_273165.htm Book on Japan's germ warfare crimes published]
  15. [www.x-libri.ru/elib/morim000/00000036.htm Часть 36 из 150 — Моримура Сэйити. Кухня дьявола]
  16. 1 2 [www.intv.ru/view/?film_id=20797 Конвейер смерти (отряд 731)], студия «Авторская программа Елены Масюк», режиссёр Елена Масюк, 2004.
  17. [weird-movies.ru/site/2006/12/09/andrey-iskanov-uv8/ Интервью с Андреем Искановым] (рус.). Ultra Violent №8 (2006). Проверено 1 сентября 2016.
  18. [www.youtube.com/watch?v=obpg0zA4630 ссылка на фильм].

Литература

  • Моримура С. [militera.lib.ru/research/morimura/ Кухня дьявола] [www.x-libri.ru/elib/morim000/] = Akuma no Hoshoku [The Devil's Gluttony]. — М.: Прогресс, 1983. — 272 с. — 50 000 экз. (обл.)
  • Акияма Хироси. [www.e-reading.club/bookreader.php/134660/Hirosi_-_Osobyy_otryad_731.html Особый отряд 731] = Akiyama H., Tokushu Butai Nanasanichi. — Tokyo: San'ichi shobo, 1956 / Перевод с японского М. А. Гусева, В. А. Зломанова, А. Г. Рябкина, Н. Н. Тулинова. — М.: Издательство иностранной литературы, 1958. — 152 с.
  • [supotnitskiy.ru/book/book3-34.htm «Чума от дьявола (Китай 1933—1945)»] (глава из книги [supotnitskiy.ru/book/book3.htm «Очерки истории чумы»] — авторы Супотницкий М. В., Супотницкая Н. С.)
  • Корольков Ю. М. Кио ку мицу! Совершенно секретно — при опасности — сжечь! Роман-хроника. — М.: Советский писатель, 1970. — 656 с. — 30 000 экз.
  • Кошкин А.А. «Кантокуэн» - «Барбаросса» по-японски. Почему Япония не напала на СССР.. — М.: Вече, 2011. — 384 с. — ISBN 978-5-9533-5345-8.

Ссылки

  • Известия от 01.04.2004 «[web.archive.org/web/20071220173135/www.izvestia.ru/world/article46121/?print Японцы готовились отравить Калифорнию биологическим оружием]». Георгий Степанов.
  • [expert.ru/expert/2008/30/vishnya_rascvetaet_nochyu/?n=87778 Вишня расцветает ночью]. «Эксперт».
  • [www.himvoiska.narod.ru/o731.html «Отряд 731» на сайте himvoiska.narod.ru]
  • [www.charonboat.com/item/133 Жертвы Отряда 731]
  • [liveweb.archive.org/www.charonboat.com/2007/11/charonboat_dot_com_shiro_2.jpg Ожог фосфором]
  • [liveweb.archive.org/www.charonboat.com/2007/11/charonboat_dot_com_unit_731_5.jpg Русская женщина]
  • [liveweb.archive.org/web/20110816174335/www.charonboat.com/2007/11/charonboat_dot_com_unit_731_1.jpg Русская женщина с ребёнком]
  • [www.youtube.com/watch?v=lu7GMMIfvoo The Horror of UNIT 731 pt.1]
  • [www.youtube.com/watch?v=ekcazAEkDME&feature=related The Horror of UNIT 731 pt.2]
  • [www.youtube.com/watch?v=blI1CLco4W4 Отрывок из фильма «:en:Men Behind the Sun», 1988 г.]

Отрывок, характеризующий Отряд 731

– Нынче так много пленных, чуть не вся русская армия, что ему, вероятно, это наскучило, – сказал другой офицер.
– Ну, однако! Этот, говорят, командир всей гвардии императора Александра, – сказал первый, указывая на раненого русского офицера в белом кавалергардском мундире.
Болконский узнал князя Репнина, которого он встречал в петербургском свете. Рядом с ним стоял другой, 19 летний мальчик, тоже раненый кавалергардский офицер.
Бонапарте, подъехав галопом, остановил лошадь.
– Кто старший? – сказал он, увидав пленных.
Назвали полковника, князя Репнина.
– Вы командир кавалергардского полка императора Александра? – спросил Наполеон.
– Я командовал эскадроном, – отвечал Репнин.
– Ваш полк честно исполнил долг свой, – сказал Наполеон.
– Похвала великого полководца есть лучшая награда cолдату, – сказал Репнин.
– С удовольствием отдаю ее вам, – сказал Наполеон. – Кто этот молодой человек подле вас?
Князь Репнин назвал поручика Сухтелена.
Посмотрев на него, Наполеон сказал, улыбаясь:
– II est venu bien jeune se frotter a nous. [Молод же явился он состязаться с нами.]
– Молодость не мешает быть храбрым, – проговорил обрывающимся голосом Сухтелен.
– Прекрасный ответ, – сказал Наполеон. – Молодой человек, вы далеко пойдете!
Князь Андрей, для полноты трофея пленников выставленный также вперед, на глаза императору, не мог не привлечь его внимания. Наполеон, видимо, вспомнил, что он видел его на поле и, обращаясь к нему, употребил то самое наименование молодого человека – jeune homme, под которым Болконский в первый раз отразился в его памяти.
– Et vous, jeune homme? Ну, а вы, молодой человек? – обратился он к нему, – как вы себя чувствуете, mon brave?
Несмотря на то, что за пять минут перед этим князь Андрей мог сказать несколько слов солдатам, переносившим его, он теперь, прямо устремив свои глаза на Наполеона, молчал… Ему так ничтожны казались в эту минуту все интересы, занимавшие Наполеона, так мелочен казался ему сам герой его, с этим мелким тщеславием и радостью победы, в сравнении с тем высоким, справедливым и добрым небом, которое он видел и понял, – что он не мог отвечать ему.
Да и всё казалось так бесполезно и ничтожно в сравнении с тем строгим и величественным строем мысли, который вызывали в нем ослабление сил от истекшей крови, страдание и близкое ожидание смерти. Глядя в глаза Наполеону, князь Андрей думал о ничтожности величия, о ничтожности жизни, которой никто не мог понять значения, и о еще большем ничтожестве смерти, смысл которой никто не мог понять и объяснить из живущих.
Император, не дождавшись ответа, отвернулся и, отъезжая, обратился к одному из начальников:
– Пусть позаботятся об этих господах и свезут их в мой бивуак; пускай мой доктор Ларрей осмотрит их раны. До свидания, князь Репнин, – и он, тронув лошадь, галопом поехал дальше.
На лице его было сиянье самодовольства и счастия.
Солдаты, принесшие князя Андрея и снявшие с него попавшийся им золотой образок, навешенный на брата княжною Марьею, увидав ласковость, с которою обращался император с пленными, поспешили возвратить образок.
Князь Андрей не видал, кто и как надел его опять, но на груди его сверх мундира вдруг очутился образок на мелкой золотой цепочке.
«Хорошо бы это было, – подумал князь Андрей, взглянув на этот образок, который с таким чувством и благоговением навесила на него сестра, – хорошо бы это было, ежели бы всё было так ясно и просто, как оно кажется княжне Марье. Как хорошо бы было знать, где искать помощи в этой жизни и чего ждать после нее, там, за гробом! Как бы счастлив и спокоен я был, ежели бы мог сказать теперь: Господи, помилуй меня!… Но кому я скажу это! Или сила – неопределенная, непостижимая, к которой я не только не могу обращаться, но которой не могу выразить словами, – великое всё или ничего, – говорил он сам себе, – или это тот Бог, который вот здесь зашит, в этой ладонке, княжной Марьей? Ничего, ничего нет верного, кроме ничтожества всего того, что мне понятно, и величия чего то непонятного, но важнейшего!»
Носилки тронулись. При каждом толчке он опять чувствовал невыносимую боль; лихорадочное состояние усилилось, и он начинал бредить. Те мечтания об отце, жене, сестре и будущем сыне и нежность, которую он испытывал в ночь накануне сражения, фигура маленького, ничтожного Наполеона и над всем этим высокое небо, составляли главное основание его горячечных представлений.
Тихая жизнь и спокойное семейное счастие в Лысых Горах представлялись ему. Он уже наслаждался этим счастием, когда вдруг являлся маленький Напoлеон с своим безучастным, ограниченным и счастливым от несчастия других взглядом, и начинались сомнения, муки, и только небо обещало успокоение. К утру все мечтания смешались и слились в хаос и мрак беспамятства и забвения, которые гораздо вероятнее, по мнению самого Ларрея, доктора Наполеона, должны были разрешиться смертью, чем выздоровлением.
– C'est un sujet nerveux et bilieux, – сказал Ларрей, – il n'en rechappera pas. [Это человек нервный и желчный, он не выздоровеет.]
Князь Андрей, в числе других безнадежных раненых, был сдан на попечение жителей.

В начале 1806 года Николай Ростов вернулся в отпуск. Денисов ехал тоже домой в Воронеж, и Ростов уговорил его ехать с собой до Москвы и остановиться у них в доме. На предпоследней станции, встретив товарища, Денисов выпил с ним три бутылки вина и подъезжая к Москве, несмотря на ухабы дороги, не просыпался, лежа на дне перекладных саней, подле Ростова, который, по мере приближения к Москве, приходил все более и более в нетерпение.
«Скоро ли? Скоро ли? О, эти несносные улицы, лавки, калачи, фонари, извозчики!» думал Ростов, когда уже они записали свои отпуски на заставе и въехали в Москву.
– Денисов, приехали! Спит! – говорил он, всем телом подаваясь вперед, как будто он этим положением надеялся ускорить движение саней. Денисов не откликался.
– Вот он угол перекресток, где Захар извозчик стоит; вот он и Захар, и всё та же лошадь. Вот и лавочка, где пряники покупали. Скоро ли? Ну!
– К какому дому то? – спросил ямщик.
– Да вон на конце, к большому, как ты не видишь! Это наш дом, – говорил Ростов, – ведь это наш дом! Денисов! Денисов! Сейчас приедем.
Денисов поднял голову, откашлялся и ничего не ответил.
– Дмитрий, – обратился Ростов к лакею на облучке. – Ведь это у нас огонь?
– Так точно с и у папеньки в кабинете светится.
– Еще не ложились? А? как ты думаешь? Смотри же не забудь, тотчас достань мне новую венгерку, – прибавил Ростов, ощупывая новые усы. – Ну же пошел, – кричал он ямщику. – Да проснись же, Вася, – обращался он к Денисову, который опять опустил голову. – Да ну же, пошел, три целковых на водку, пошел! – закричал Ростов, когда уже сани были за три дома от подъезда. Ему казалось, что лошади не двигаются. Наконец сани взяли вправо к подъезду; над головой своей Ростов увидал знакомый карниз с отбитой штукатуркой, крыльцо, тротуарный столб. Он на ходу выскочил из саней и побежал в сени. Дом также стоял неподвижно, нерадушно, как будто ему дела не было до того, кто приехал в него. В сенях никого не было. «Боже мой! все ли благополучно?» подумал Ростов, с замиранием сердца останавливаясь на минуту и тотчас пускаясь бежать дальше по сеням и знакомым, покривившимся ступеням. Всё та же дверная ручка замка, за нечистоту которой сердилась графиня, также слабо отворялась. В передней горела одна сальная свеча.
Старик Михайла спал на ларе. Прокофий, выездной лакей, тот, который был так силен, что за задок поднимал карету, сидел и вязал из покромок лапти. Он взглянул на отворившуюся дверь, и равнодушное, сонное выражение его вдруг преобразилось в восторженно испуганное.
– Батюшки, светы! Граф молодой! – вскрикнул он, узнав молодого барина. – Что ж это? Голубчик мой! – И Прокофий, трясясь от волненья, бросился к двери в гостиную, вероятно для того, чтобы объявить, но видно опять раздумал, вернулся назад и припал к плечу молодого барина.
– Здоровы? – спросил Ростов, выдергивая у него свою руку.
– Слава Богу! Всё слава Богу! сейчас только покушали! Дай на себя посмотреть, ваше сиятельство!
– Всё совсем благополучно?
– Слава Богу, слава Богу!
Ростов, забыв совершенно о Денисове, не желая никому дать предупредить себя, скинул шубу и на цыпочках побежал в темную, большую залу. Всё то же, те же ломберные столы, та же люстра в чехле; но кто то уж видел молодого барина, и не успел он добежать до гостиной, как что то стремительно, как буря, вылетело из боковой двери и обняло и стало целовать его. Еще другое, третье такое же существо выскочило из другой, третьей двери; еще объятия, еще поцелуи, еще крики, слезы радости. Он не мог разобрать, где и кто папа, кто Наташа, кто Петя. Все кричали, говорили и целовали его в одно и то же время. Только матери не было в числе их – это он помнил.
– А я то, не знал… Николушка… друг мой!
– Вот он… наш то… Друг мой, Коля… Переменился! Нет свечей! Чаю!
– Да меня то поцелуй!
– Душенька… а меня то.
Соня, Наташа, Петя, Анна Михайловна, Вера, старый граф, обнимали его; и люди и горничные, наполнив комнаты, приговаривали и ахали.
Петя повис на его ногах. – А меня то! – кричал он. Наташа, после того, как она, пригнув его к себе, расцеловала всё его лицо, отскочила от него и держась за полу его венгерки, прыгала как коза всё на одном месте и пронзительно визжала.
Со всех сторон были блестящие слезами радости, любящие глаза, со всех сторон были губы, искавшие поцелуя.
Соня красная, как кумач, тоже держалась за его руку и вся сияла в блаженном взгляде, устремленном в его глаза, которых она ждала. Соне минуло уже 16 лет, и она была очень красива, особенно в эту минуту счастливого, восторженного оживления. Она смотрела на него, не спуская глаз, улыбаясь и задерживая дыхание. Он благодарно взглянул на нее; но всё еще ждал и искал кого то. Старая графиня еще не выходила. И вот послышались шаги в дверях. Шаги такие быстрые, что это не могли быть шаги его матери.
Но это была она в новом, незнакомом еще ему, сшитом без него платье. Все оставили его, и он побежал к ней. Когда они сошлись, она упала на его грудь рыдая. Она не могла поднять лица и только прижимала его к холодным снуркам его венгерки. Денисов, никем не замеченный, войдя в комнату, стоял тут же и, глядя на них, тер себе глаза.
– Василий Денисов, друг вашего сына, – сказал он, рекомендуясь графу, вопросительно смотревшему на него.
– Милости прошу. Знаю, знаю, – сказал граф, целуя и обнимая Денисова. – Николушка писал… Наташа, Вера, вот он Денисов.
Те же счастливые, восторженные лица обратились на мохнатую фигуру Денисова и окружили его.
– Голубчик, Денисов! – визгнула Наташа, не помнившая себя от восторга, подскочила к нему, обняла и поцеловала его. Все смутились поступком Наташи. Денисов тоже покраснел, но улыбнулся и взяв руку Наташи, поцеловал ее.
Денисова отвели в приготовленную для него комнату, а Ростовы все собрались в диванную около Николушки.
Старая графиня, не выпуская его руки, которую она всякую минуту целовала, сидела с ним рядом; остальные, столпившись вокруг них, ловили каждое его движенье, слово, взгляд, и не спускали с него восторженно влюбленных глаз. Брат и сестры спорили и перехватывали места друг у друга поближе к нему, и дрались за то, кому принести ему чай, платок, трубку.
Ростов был очень счастлив любовью, которую ему выказывали; но первая минута его встречи была так блаженна, что теперешнего его счастия ему казалось мало, и он всё ждал чего то еще, и еще, и еще.
На другое утро приезжие спали с дороги до 10 го часа.
В предшествующей комнате валялись сабли, сумки, ташки, раскрытые чемоданы, грязные сапоги. Вычищенные две пары со шпорами были только что поставлены у стенки. Слуги приносили умывальники, горячую воду для бритья и вычищенные платья. Пахло табаком и мужчинами.

wiki-org.ru

Ужасы отряда 731

Датой создания японцами в китае «отряда 731» Квантунской армии можно считать 1935 год. Задачей этого крупнейшего спецподразделение на протяжении 12 лет было разработка бактериологического оружия. Испытывали они всё это на живых людях.

Состав этого отряда насчитывал три тысячи человек. В отряд брали выпускников самых престижных японских университетов, цвет японской науки. Командование на себя взял генерал-лейтенант Сиро Исии.

Для того чтобы расчистить площадку под строительство на 40кв.м, были сожжены 300 китайских крестьянских домов. В собственности данного отряда было авиационное подразделение, истребителям которого было приказано сбивать любой летательный аппарат, пролетавший над территорией. Секретность была настолько высока, что постройка официально называлась «Главным управлением по водоснабжению и профилактике частей Квантунской армии».

Вся территория была окружена рвом и забором с колючей проволокой под током. Так же на данной территории располагались: аэродром, электростанция, железнодорожная ветка, жилые помещения, помещения учебного центра, тюрьма на 100 человек, многочисленные лаборатории, стадион и даже синтоистский храм. Строительство заняло больше года.

Структура отряда 731 и их задачи.
1-й отдел:
    Группа Касахары — исследование вирусов;
    Группа Танаки — исследование насекомых;
    Группа Ёсимуры — исследование обморожения (исследование проводилось и на маленьких детей), опыты с ядовитыми газами
    Группа Такахаси — исследование чумы;
    Группа Эдзимы  — исследование дизентерии;
    Группа Ооты — исследование сибирской язвы;
    Группа Минато — исследование холеры;
    Группа Окамото — исследование патогенеза;
    Группа Исикавы — исследование патогенеза;
    Группа Утими — исследование сыворотки крови;
    Группа Танабэ — исследование тифа;
    Группа Футаки — исследование туберкулёза;
    Группа Кусами — фармакологические исследования;
    Группа Ногути — исследование риккетсий;

    Группа Ариты — рентгеновская съёмка;

2-й отдел:
    Группа Ягисавы — исследование растений;
    Группа Якэнари — производство бомб с БО.

3-й отдел:
    Группа Карасавы — производство бактерий;
    Группа Асахины — исследование сыпного тифа и производство вакцины.

Для всех этих опытов, конечно нужен был материал. В лабораторию в срок поступали и мыши, и крысы и морские свинки. Расходовали грызунов очень экономно и содержали в идеальных условиях.

Поэтому то в отряд на ряду с животными поступал и другой подопытный «материал». И вот как раз на него режим экономии, то и не распространялся. Сотрудники называли таких людей «бревнами». В первую очередь вновь прибывших, откармливали. У «бревен» было трехразовое питание и даже иногда десерты с фруктами. Подопытные должны были быть абсолютно здоровым, чтобы не нарушать чистоту эксперимента.

«Бревна» — это военнопленные русские и китайские солдаты, журналисты, ученые, рабочие, и просто, схваченные на улице целые семьи. Почти 70 процентов — китайцы, 30 процентов — русские, немного корейцев и монголов. Возраст в подавляющем большинстве — от 20 до 30 лет, максимум 40 лет Детей тоже не жалели нелюди в "белых халатах". Их не называли по именам, каждому был присвоен свой трёх злачный номер. В зависимости от того, в какую исследовательскую подгруппу они попадут.

Опыты проводимые отрядом 731.

Для нахождения наилучшего способа лечения обморожения, обливая ледяной водой заключенных выводили на улицу. Там их так держали до полного замерзания. Затем ампутировали замороженные части тела, постепенно начиная от рук и заканчивая ногами. Оставляя лишь голову и туловище. Но и это было не все: в дальнейшем жертву использовали для инфекционных и патогенных экспериментов. В эксперименте на восприятие телом холода использовали и трёхмесячного младенца. Он сжимал кулачок и это не понравилось ученом, они пронзили его ладошку иголкой.

Самое любимое занятие для местных хирургов было вскрытие живого человека.

Людей заражали инфекцией, а затем днями наблюдали над изменениями состояния их организма. Далее их заживо препарировали, вытаскивая органы и наблюдая, как болезнь распространяется внутри. Подопытным сохраняли жизнь до конца, не делая никакой анестезии, чтобы не нарушить естественный ход экспериментов.

Еще один проводившийся эксперимент это превращение человека в мумию. Люди помещались в жарко натопленную комнату с низкой влажностью. Человек начинал сильно потеть, но воды ему не давали пока он совсем не высыхал. Затем тело взвешивалось, и выяснилось что весит оно около 22% от первоначальной массы. Именно «отряд 731» открыл, что человеческое тело на 78% состоит из воды.

Проводились эксперименты и в барокамерах. "В вакуумную барокамеру поместили подопытного и стали постепенно откачивать воздух, — вспоминал один из стажеров отряда Исии. — По мере того как разница между наружным давлением и давлением во внутренних органах увеличивалась, у него сначала вылезли глаза, потом лицо распухло до размеров большого мяча, кровеносные сосуды вздулись, как змеи, а кишечник, как живой, стал выползать наружу. Наконец, человек просто заживо взорвался». Таким образом японские ученые выяснили максимальный высотный потолок для летчиков.

Так же чтобы найти способ эффективно лечить боевые ранения людей взрывали гранатами, расстреливали, сжигали из огнеметов.

Так же проводились эксперименты так сказать и для любопытства. У заключенных вырезали вырезались различные чести тела, а потом пришивались на другие места. Практиковалось и вливание в человеческое тело кровь лошадей или обезьян. Ученые заполняли легкие человека большим количеством дыма или газа, вводили в желудок живого человека гниющие куски ткани.

И это ещё не все опыты, проводимые безумными учеными это только малая их часть.
По неофициальным подсчётам каждые 2 дня погибали по 3 человека, на самом же деле их было гораздо больше.Предположительная численность всего замученных - более 3000 тысяч человек погибших.

Трупы сжигались в специальной печи.

Коней эти безумствам положили советские войска 9 августа 1945 года.

Но японские ученые и напоследок стали совершать страшное. Было решено уничтожить, оставшихся в живых подопытных людей. Часть из них отравили газом, а некоторым было благородно позволено покончить жизнь самоубийством. А сотрудники и архивы были эвакуированы в Японию.

Самое удивительно, что многие из тех, кто резал, издевался и препарировал живых людей, стали в послевоенной Японии деканами университетов, медучилищ, академиками, бизнесменами. Принц Такеда, инспектировавший спецотряд, не понес никакого наказания. Он возглавил японский Олимпийский комитет в преддверии Игр 1964 года. А сам Сиро Исии, злой гений «отряда 731», безбедно жил в Японии и умер лишь в 1959 году.

Так же в 1978 году в бывшем штабе «Отряда 731» основали музей, рассказывающий деятельности, данного отряда. Сначала он не пользовался большой популярностью, но в последнее годы интерес к нему значительно увеличился.


Более подробную информацию Вы можете узнать из следующего фильма:

fuza.ru

Отряд 731 Википедия

«Отряд 731» (яп. 731部隊 нанасанъити бутай); кит. трад. 七三一部隊, упр. 七三一部队, пиньинь: qīsānyi bùduì, палл.: цисаньи будуй) — специальный отряд японских вооружённых сил, занимался исследованиями в области биологического оружия, опыты производились на живых людях (военнопленных, похищенных). В этом отряде также проводились бесчеловечные опыты с целью установления количества времени, которое человек может прожить под воздействием разных факторов (кипяток, высушивание, лишение пищи, лишение воды, обмораживание, электроток, вивисекция людей и др.). Нередко жертвы в отряд попадали вместе с членами семей; также было много случаев, когда в отряд забирали (в подопытные) членов семьи жертвы, пытавшихся узнать у японских властей судьбу арестованного родственника[1].

Создание

Создан в 1932 году, имел в составе три тысячи человек и дислоцировался на оккупированной территории Китая в районе посёлка Пинфан провинции Биньцзян, в двадцати километрах южнее Харбина (ныне — район Пинфан города Харбина). Командовал отрядом генерал-лейтенант Сиро Исии (с 1932 по июнь 1942 года), с июля 1942 по февраль 1944 года командовал Китано Масадзо[en]. Согласно данным национального архива Японии, раскрытым в апреле 2018 года, в экспериментах над людьми также участвовали Ясудзи Канэко[en] и Ёсио Синодзука[en], а также Рёити Найто (яп. 内藤良一), впоследствии учредитель фармацевтической корпорации «Зелёный Крест».

Чтобы подготовить площадку для секретного комплекса, были сожжены 300 китайских крестьянских домов. Отряд располагал собственным авиационным подразделением. Под кодовым названием «Отряд 731» в документах Императорской армии фигурировало так называемое «Главное управление по водоснабжению и профилактике частей Квантунской армии».

Деятельность

Мемориальная плита в районе посёлка Пинфан

По показаниям на суде в Хабаровске командующего Квантунской армией генерала Отодзо Ямады, «Отряд 731» был организован в целях подготовки бактериологической войны, главным образом против Советского Союза, а также против Монгольской Народной Республики, Китая и других государств. Судебным следствием было также доказано, что в «Отряде 731» на живых людях, которых японцы между собой называли «брёвнами», на подопытных (китайцах, русских, монголах, корейцах, схваченных жандармерией или спецслужбами Квантунской армии), проводились и другие, не менее жестокие и мучительные опыты, не имевшие непосредственного отношения к подготовке бактериологической войны[2][3].

Некоторые военные врачи отряда получили беспрецедентный опыт, к примеру, вскрытия живого человека. Живое вскрытие состояло в том, что у подопытных под наркозом или под местной анестезией постепенно извлекали все жизненно важные органы, один за другим, начиная с брюшины и грудной клетки и заканчивая головным мозгом. Ещё живые органы, называемые «препаратами», уходили на дальнейшие исследования в разные отделы отряда.

Изучались пределы выносливости человеческого организма в определённых условиях — например, на больших высотах или при низкой температуре. Для этого людей помещали в барокамеры, фиксируя на киноплёнку агонию, обмораживали конечности и наблюдали наступление гангрены. Если заключённый, несмотря на заражение его смертоносными бактериями, выздоравливал, то это не спасало его от повторных опытов, которые продолжались до тех пор, пока не наступала смерть. «Опытные образцы» никогда не покидали лаборатории живыми[4].

Аналогичной деятельностью применительно к домашним животным и сельскохозяйственным культурам занимался и «Отряд 100». Также на «Отряд 100» возлагались задачи по производству бактериологического оружия и проведению диверсионных мероприятий.

Основная база «отряда 100» находилась в 10 километрах южнее Синьцзина в местечке Мэнцзятунь. «Отряд 100» был несколько меньше «Отряда 731», штат его сотрудников насчитывал 800 человек.

В распоряжении отряда была авиация, и бактериологическому нападению со стороны японцев было подвергнуто 11 уездных городов Китая: 4 в провинции Чжэцзян, по 2 в провинциях Хэбэй и Хэнань и по одному в провинциях Шаньси, Хунань и Шаньдун. В 1952 г. официальные коммунистические китайские историки[5] исчисляли количество жертв от искусственно вызванной чумы с 1940 по 1944 гг. приблизительно в 700 человек. Таким образом, оно оказалось меньше количества загубленных пленников[6].

Деятельность «Отряда 731» расследовалась в ходе «Хабаровского процесса», который завершился осуждением ряда военнослужащих Квантунской армии, причастных к его созданию и работе, к различным срокам лишения свободы.

Позднее многие сотрудники этого отряда получили учёные степени и общественное признание, например Масадзи Китано[7]. Многие посещали США, например глава отряда Исии[8], где передавали знания, приобретённые в отряде[8]. Американские власти не призвали этих преступников к ответу, потому что, как указывается в книге Моримуры, информация о японских экспериментах в области бактериологического оружия представляла большую ценность для американской программы по его разработке[9]. Многие из врачей впоследствии (после войны) стали успешными, известными врачами в мирной жизни; некоторые из них основали свои клиники и роддомa[10].

Структура отряда

1-й отдел:

2-й отдел:

  • Группа Ягисавы — исследование растений;
  • Группа Якэнари — производство бомб с БО.

4-й отдел:

  • Группа Карасавы — производство бактерий;
  • Группа Асахины — исследование сыпного тифа и производство вакцины.

Смерти подопытных контролировались специальной группой. Имелась печь для сжигания трупов, виварий, в котором содержались кролики, морские свинки, крысы, блохи, а также биофабрика по производству бактерий.

Жертвы

Одно из зданий открыто для посетителей

По воспоминаниям сотрудников «Отряда 731», всего за время его существования в стенах лабораторий погибло около трёх тысяч человек. По другим данным, число погибших достигает 10 000 человек[11].

По единогласному признанию бывших служащих отряда, национальный состав заключенных был следующим: почти 70 процентов — китайцы, 30 процентов — русские[12] (к которым причислялись все выходцы из России и СССР), немного корейцев и монголов.

Возраст в большинстве — от 20 до 30 лет, максимум 40 лет.

Известны имена только нескольких из тысяч людей, убитых в «Отряде 731»:

  • железнодорожник из Муданьцзяна Сунь Чаошань,
  • плотник У Дяньсин,
  • слесарь Чжу Чжиминь,
  • китаец из Мукдена Ван Ин,
  • служащий торговой фирмы в Дальнем Чжун Миньцы,
  • член Коммунистической партии Китая, уроженец провинции Шаньдун, Цю Дэсы,
  • боец Красной Армии Демченко,
  • русская женщина Мария Иванова (убита 12 июня 1945 года во время эксперимента в газовой камере в возрасте 35 лет[13]) и её дочь (в возрасте четырёх лет убита во время эксперимента вместе с матерью[13]).

Экранизации

  • Художественный фильм «Человек за солнцем» (1988). Гонконг, Китай.
  • Документально-художественный фильм «Философия ножа» (2008). Россия, США[14].
  • Документальный фильм «Конвейер Смерти» (2004). Россия[15].
  • Многосерийный фильм "По ту сторону смерти" (2018 4-8 серии). Россия
  • Художественный фильм "Через Гоби и Хинган" (1981), СССР-МНР.

См. также

Примечания

  1. ↑ Моримура, Сэйити «Кухня дьявола», Глава 1 Особая военная зона (20 километров к югу от Харбина), подглава «Особая отправка».
  2. ↑ ИЗВЕСТИЯ от 01.04.2004 «Японцы готовились отравить Калифорнию биологическим оружием»
  3. ↑ Колыбель для блошки Три истории о биологическом оружии, Lenta.ru (18 января 2014). Дата обращения 18 января 2014.
  4. ↑ «Материалы судебного процесса…», с. 15—17
  5. ↑ Доклад международной научной комиссии по расследованию фактов бактериологической войны в Корее и Китае, Пекин, 1952
  6. ↑ Очерки истории чумы. Супотницкий М. В., Супотницкая Н. С. В 2 кн. Глава XXXIV «Чума от дьявола (Китай 1933—1945)». — М.: Вузовская книга, 2006. ISBN 5-9502-0061-6
  7. ↑ Harris, S. (1992) Japanese biological warfare research on humans: a case study of microbiology and ethics. Ann. N.Y. Acad. Sci., 666, 21-52. [1]
  8. 1 2 Drayton, Richard. An Ethical Blank Cheque: British and US mythology about the second world war ignores our own crimes and legitimises Anglo-American war making, The Guardian (May 10, 2005). Дата обращения 4 июня 2009.
  9. ↑ Harris, S.H. (2002) Factories of Death. Japanese Biological Warfare, 1932—1945, and the American Cover-up, revised edn. Routledge, New York, USA.
  10. Моримура Сэйити, «Кухня дьявола», Предисловие («Убийцы в белых халатах»).
  11. ↑ Book on Japan’s germ warfare crimes published
  12. ↑ «Лучше в ад!»: русские в японском лагере во время Второй мировой
  13. 1 2 Конвейер смерти (отряд 731), студия «Авторская программа Елены Масюк», режиссёр Елена Масюк, 2004.
  14. ↑ Интервью с Андреем Искановым (рус.). Ultra Violent №8 (2006). Дата обращения 1 сентября 2016. Архивировано 20 ноября 2012 года.
  15. ↑ ссылка на фильм (неопр.).

Литература

Ссылки

wikiredia.ru

Отряд 731 — WiKi

«Отряд 731» (яп. 731部隊 нанасанъити бутай); кит. трад. 七三一部隊, упр. 七三一部队, пиньинь: qīsānyi bùduì, палл.: цисаньи будуй) — специальный отряд японских вооружённых сил, занимался исследованиями в области биологического оружия, опыты производились на живых людях (военнопленных, похищенных). В этом отряде также проводились бесчеловечные опыты с целью установления количества времени, которое человек может прожить под воздействием разных факторов (кипяток, высушивание, лишение пищи, лишение воды, обмораживание, электроток, вивисекция людей и др.). Нередко жертвы в отряд попадали вместе с членами семей; также было много случаев, когда в отряд забирали (в подопытные) членов семьи жертвы, пытавшихся узнать у японских властей судьбу арестованного родственника[1].

Создан в 1932 году, имел в составе три тысячи человек и дислоцировался на оккупированной территории Китая в районе посёлка Пинфан провинции Биньцзян, в двадцати километрах южнее Харбина (ныне — район Пинфан города Харбина). Командовал отрядом генерал-лейтенант Сиро Исии (с 1932 по июнь 1942 года), с июля 1942 по февраль 1944 года командовал Китано Масадзо[en]. Согласно данным национального архива Японии, раскрытым в апреле 2018 года, в экспериментах над людьми также участвовали Ясудзи Канэко[en] и Ёсио Синодзука[en], а также Рёити Найто (яп. 内藤良一), впоследствии учредитель фармацевтической корпорации «Зелёный Крест».

Чтобы подготовить площадку для секретного комплекса, были сожжены 300 китайских крестьянских домов. Отряд располагал собственным авиационным подразделением. Под кодовым названием «Отряд 731» в документах Императорской армии фигурировало так называемое «Главное управление по водоснабжению и профилактике частей Квантунской армии».

  Мемориальная плита в районе посёлка Пинфан

По показаниям на суде в Хабаровске командующего Квантунской армией генерала Отодзо Ямады, «Отряд 731» был организован в целях подготовки бактериологической войны, главным образом против Советского Союза, а также против Монгольской Народной Республики, Китая и других государств. Судебным следствием было также доказано, что в «Отряде 731» на живых людях, которых японцы между собой называли «брёвнами», на подопытных (китайцах, русских, монголах, корейцах, схваченных жандармерией или спецслужбами Квантунской армии), проводились и другие, не менее жестокие и мучительные опыты, не имевшие непосредственного отношения к подготовке бактериологической войны[2][3].

Некоторые военные врачи отряда получили беспрецедентный опыт, к примеру, вскрытия живого человека. Живое вскрытие состояло в том, что у подопытных под наркозом или под местной анестезией постепенно извлекали все жизненно важные органы, один за другим, начиная с брюшины и грудной клетки и заканчивая головным мозгом. Ещё живые органы, называемые «препаратами», уходили на дальнейшие исследования в разные отделы отряда.

Изучались пределы выносливости человеческого организма в определённых условиях — например, на больших высотах или при низкой температуре. Для этого людей помещали в барокамеры, фиксируя на киноплёнку агонию, обмораживали конечности и наблюдали наступление гангрены. Если заключённый, несмотря на заражение его смертоносными бактериями, выздоравливал, то это не спасало его от повторных опытов, которые продолжались до тех пор, пока не наступала смерть. «Опытные образцы» никогда не покидали лаборатории живыми[4].

Аналогичной деятельностью применительно к домашним животным и сельскохозяйственным культурам занимался и «Отряд 100». Также на «Отряд 100» возлагались задачи по производству бактериологического оружия и проведению диверсионных мероприятий.

Основная база «отряда 100» находилась в 10 километрах южнее Синьцзина в местечке Мэнцзятунь. «Отряд 100» был несколько меньше «Отряда 731», штат его сотрудников насчитывал 800 человек.

В распоряжении отряда была авиация, и бактериологическому нападению со стороны японцев было подвергнуто 11 уездных городов Китая: 4 в провинции Чжэцзян, по 2 в провинциях Хэбэй и Хэнань и по одному в провинциях Шаньси, Хунань и Шаньдун. В 1952 г. официальные коммунистические китайские историки[5] исчисляли количество жертв от искусственно вызванной чумы с 1940 по 1944 гг. приблизительно в 700 человек. Таким образом, оно оказалось меньше количества загубленных пленников[6].

Деятельность «Отряда 731» расследовалась в ходе «Хабаровского процесса», который завершился осуждением ряда военнослужащих Квантунской армии, причастных к его созданию и работе, к различным срокам лишения свободы.

Позднее многие сотрудники этого отряда получили учёные степени и общественное признание, например Масадзи Китано[7]. Многие посещали США, например глава отряда Исии[8], где передавали знания, приобретённые в отряде[8]. Американские власти не призвали этих преступников к ответу, потому что, как указывается в книге Моримуры, информация о японских экспериментах в области бактериологического оружия представляла большую ценность для американской программы по его разработке[9]. Многие из врачей впоследствии (после войны) стали успешными, известными врачами в мирной жизни; некоторые из них основали свои клиники и роддомa[10].

  Одно из зданий открыто для посетителей

По воспоминаниям сотрудников «Отряда 731», всего за время его существования в стенах лабораторий погибло около трёх тысяч человек. По другим данным, число погибших достигает 10 000 человек[11].

По единогласному признанию бывших служащих отряда, национальный состав заключенных был следующим: почти 70 процентов — китайцы, 30 процентов — русские[12] (к которым причислялись все выходцы из России и СССР), немного корейцев и монголов.

Возраст в большинстве — от 20 до 30 лет, максимум 40 лет.

Известны имена только нескольких из тысяч людей, убитых в «Отряде 731»:

  • железнодорожник из Муданьцзяна Сунь Чаошань,
  • плотник У Дяньсин,
  • слесарь Чжу Чжиминь,
  • китаец из Мукдена Ван Ин,
  • служащий торговой фирмы в Дальнем Чжун Миньцы,
  • член Коммунистической партии Китая, уроженец провинции Шаньдун, Цю Дэсы,
  • боец Красной Армии Демченко,
  • русская женщина Мария Иванова (убита 12 июня 1945 года во время эксперимента в газовой камере в возрасте 35 лет[13]) и её дочь (в возрасте четырёх лет убита во время эксперимента вместе с матерью[13]).

ru-wiki.org

Отряд 731 Википедия

«Отряд 731» (яп. 731部隊 нанасанъити бутай); кит. трад. 七三一部隊, упр. 七三一部队, пиньинь: qīsānyi bùduì, палл.: цисаньи будуй) — специальный отряд японских вооружённых сил, занимался исследованиями в области биологического оружия, опыты производились на живых людях (военнопленных, похищенных). В этом отряде также проводились бесчеловечные опыты с целью установления количества времени, которое человек может прожить под воздействием разных факторов (кипяток, высушивание, лишение пищи, лишение воды, обмораживание, электроток, вивисекция людей и др.). Нередко жертвы в отряд попадали вместе с членами семей; также было много случаев, когда в отряд забирали (в подопытные) членов семьи жертвы, пытавшихся узнать у японских властей судьбу арестованного родственника[1].

Создан в 1932 году, имел в составе три тысячи человек и дислоцировался на оккупированной территории Китая в районе посёлка Пинфан провинции Биньцзян, в двадцати километрах южнее Харбина (ныне — район Пинфан города Харбина). Командовал отрядом генерал-лейтенант Сиро Исии (с 1932 по июнь 1942 года), с июля 1942 по февраль 1944 года командовал Китано Масадзо[en]. Согласно данным национального архива Японии, раскрытым в апреле 2018 года, в экспериментах над людьми также участвовали Ясудзи Канэко[en] и Ёсио Синодзука[en], а также Рёити Найто (яп. 内藤良一), впоследствии учредитель фармацевтической корпорации «Зелёный Крест».

Чтобы подготовить площадку для секретного комплекса, были сожжены 300 китайских крестьянских домов. Отряд располагал собственным авиационным подразделением. Под кодовым названием «Отряд 731» в документах Императорской армии фигурировало так называемое «Главное управление по водоснабжению и профилактике частей Квантунской армии».

Мемориальная плита в районе посёлка Пинфан

По показаниям на суде в Хабаровске командующего Квантунской армией генерала Отодзо Ямады, «Отряд 731» был организован в целях подготовки бактериологической войны, главным образом против Советского Союза, а также против Монгольской Народной Республики, Китая и других государств. Судебным следствием было также доказано, что в «Отряде 731» на живых людях, которых японцы между собой называли «брёвнами», на подопытных (китайцах, русских, монголах, корейцах, схваченных жандармерией или спецслужбами Квантунской армии), проводились и другие, не менее жестокие и мучительные опыты, не имевшие непосредственного отношения к подготовке бактериологической войны[2][3].

Некоторые военные врачи отряда получили беспрецедентный опыт, к примеру, вскрытия живого человека. Живое вскрытие состояло в том, что у подопытных под наркозом или под местной анестезией постепенно извлекали все жизненно важные органы, один за другим, начиная с брюшины и грудной клетки и заканчивая головным мозгом. Ещё живые органы, называемые «препаратами», уходили на дальнейшие исследования в разные отделы отряда.

Изучались пределы выносливости человеческого организма в определённых условиях — например, на больших высотах или при низкой температуре. Для этого людей помещали в барокамеры, фиксируя на киноплёнку агонию, обмораживали конечности и наблюдали наступление гангрены. Если заключённый, несмотря на заражение его смертоносными бактериями, выздоравливал, то это не спасало его от повторных опытов, которые продолжались до тех пор, пока не наступала смерть. «Опытные образцы» никогда не покидали лаборатории

ruwikiorg.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о