Рогатины. Малая энциклопедия холодного оружия

152. Русская рогатина, XVI в.

153. Русская рогатина, XVI в.

154. Немецкое охотничье копье, XVII в.

155. Стандартное пехотное копье, приведено для сравнения 

Слово «рогатина» — русского происхождения. Рогатиной на Руси в XII—XVII вв. называли большое охотничье и боевое копье, отличающееся от обычного размерами и массой. Вес наконечника рогатины доходил до 1 кг, толщина древка — до 5 см. Подобные охотничьи копья существовали и в Европе.

С рогатиной охотились на крупного зверя, часто на медведя. Охотники становились у берлоги, уперев конец древка в землю и наступив на него ногой. Выставив оружие вперед, они ждали, когда собаки поднимут зверя из берлоги, после чего им оставалось «принять» зверя на острие рогатины. Характерной деталью, отличающей охотничью рогатину, является перекладина в месте крепления древка и наконечника. Такая перекладина не позволяла зверю «надеться» на копье и опасно приблизиться к охотнику.

Рогатина в бою использовалась как оружие пехотинца. Благодаря своей внушительной массе такое оружие могло выдержать сильный таранный удар, но для манипулирования подходило гораздо хуже, чем обычное копье. Вероятнее всего, рогатину использовали против лобовой атаки конницы.

Со временем рогатину в боевых целях использовали все реже, постепенно она превратилась в исключительно охотничье оружие.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Рогатина

Когда начинают говорить об оружии для медвежьей охоты, то первое, что приходит на память, это рогатина.

Действительно, рогатина и медведь — эти понятия неотделимы одно от другого. Даже сегодня, в начале ХХI века, рогатина в разговорах о медвежьих охотах не отошла в «преданья старины глубокой». Из всего древнего древкового оружия рогатина, пожалуй, является единственным долгожителем, особенно в нашей стране. Ведь она активно использовалась на Руси даже тогда, когда применение огнестрельного оружия стало повседневностью.

Прародителем рогатины является один из древнейших видов оружия — копье. При этом не стоит думать, что копье, по виду довольно примитивное древковое оружие, всегда оставалось неизменным по форме и назначению. Отнюдь нет. Оно точно так же, как и другое наступательное оружие, видоизменялось, усовершенствовалось и приспособлялось к конкретной тактике использования в зависимости от происходивших изменений в искусстве боя или охоты (что почти одно и тоже). К тому же копье на протяжении своего исторического существования меняло и социальный статус. Оно было и простейшим оружием простолюдина, и символом свободного человека. Было бы любопытно проследить хотя бы коротко историческое прошлое охотничьих копий, а вместе с ним и рогатины.

Простейшее копье дало жизнь нескольким видам охотничьего и боевого древкового оружия, как когда-то из первобытного заостренного кола возникло оно само. Нет сомнения, что в основном копье использовалось в виде колющего оружия. Поначалу оно имело длинный и узкий наконечник. Различия существовали только в длине древка, это было связано с его применением пешим воином или всадником. Однако постепенно, с изменением тактики боя, начинают по-разному использовать и копья.

Главным охотничьим оружием средневековья против крупных и опасных зверей оставалось древковое оружие. Такова была и тактика проведения самой охоты. Зверя травили собаками, стремясь остановить или загнать в тупик, в сети, прижать к скалам, а потом добывали. Здесь главная роль отводилась охотничьим (кабаньим и медвежьим) мечам, кинжалу и копью. Постепенно копье стало выделяться в особый охотничий тип, который отличался от аналогичного военного оружия. В зависимости от своего предназначения, охотничье копье стало именоваться медвежьим или кабаньим (его еще изредка называли свиным). Это древковое охотничье оружие имело свои, совершенно конкретные, черты. Так, оно делалось очень мощным, чтобы выдержать вес поражаемого животного. Не стоит забывать, что им, как правило, оказывался медведь или вепрь, средний вес которых составлял более 150 кг. Наконечник был широкий, листовидный, с сильно отточенными краями. Древко было мощным и имело длину не менее 2-х метров. В сильных и ловких руках это было опасное оружие.

Удар копья наносился в область сердца или в шею. При этом, при всей живучести таких зверей, как медведь и кабан, обычно первый же удар был смертельным. Перо копья производило не только сильное ранение, но крушило кости и позвонки. Главным для охотника того времени являлось умение не только нанести смертельный удар, но и некоторое время удерживать на месте доходящего мощного зверя. Для этого копье должно было быть не только прочным, а человек физически сильным, но древко не должно было скользить в руках и одновременно не уходить глубоко в тяжелую тушу разъяренного зверя, давая возможность нанести повторный удар. С этой целью на втулку наконечника стали ставить (привязывать) перекладину, а чаще подвешивать кусок рога. Такая поперечина не позволяла копью проникнуть в тушу зверя далее втулки пера. Чтобы древко было шероховатым и не скользило в руках (даже при намокании в крови), его практически по всей длине обматывали узким кожаным ремнем и обивали гвоздиками. Изредка на таких охотничьих копьях под перо подвешивали плюмаж из конского волоса или меха животных. Такое украшение имело и практическое назначение — оно не давало древку намокать в крови. Иногда, для облегчения охотничьего копья, его наконечник делали полым. Естественно, что, как и любое охотничье оружие, кабаньи и медвежьи копья несли на себе и элементы декора вплоть до позолоты.

С начала ХVI века практически всюду появилась мода на украшенное оружие. Это в первую очередь коснулось охотничьего оружия. В копье украшали не только наконечник, но и древко. На гравюрах того времени, изображающих сцены охоты, можно видеть и охотников с медвежьими и кабаньими копьями. Очень часто эти охотники держат в руках копья с древками странного вида — то витыми, то бугристыми, то оплетенными кожей. Для получения таких бугристых, шероховатых и одновременно узорчатых древков использовали специальную технологию. Ствол живого дерева местами надсекали, а то освобождали от коры, на поверхность наносили ножом нужный узор, после чего снова закрывали корой. Спустя время надрезы вздувались. Когда живой ствол достигал желаемой формы и размеров и на нем появлялись вздутия, желваки и узоры, дерево срубали и тщательно высушивали. Такие «естественно украшенные» древки иногда доводили до удивительной красоты.

Медвежьи и кабаньи копья сохранялись вплоть до ХVIII века. С введением огнестрельного оружия появились комбинированные охотничьи копья, на которые ставили еще и огнестрельный ствол с кремневым замком. Однако совершенствование ружей, а главное — исчезновение медведей и огромных кабанов в Западной Европе привело к отмиранию кабаньих и медвежьих копий. К этому стоит добавить, что в средние века медведь в представлении европейцев долгое время продолжал оставаться самым опасным зверем. Именно поэтому тогда появилось много гравюр, живописных полотен, изображающих охоту на медведя (которая на деле уже давно не практиковалась). Подчас эти изображения были явно фантазийными и не могли происходить на самом деле. Тем не менее они воспевали смелость и отвагу рыцарей в схватках со «свирепыми бестиями».

На территории Восточной Европы и России дела с охотой на медведя обстояли иначе. Здесь угодья всегда славились обилием зверья, а охота была одним из основных занятий коренного населения, в том числе и простолюдинов. Медведь же оставался основным крупным хищником, в отличие от кабана, ареал которого был в то время намного южнее. А вот проникновение огнестрельного оружия и его совершенствование шло здесь очень медленными темпами. Поэтому древковое оружие оставалось главным в единоборстве с крупным хищником. Именно копье, рогатина, как его называли на Руси, очень долгое время обеспечивало успешный результат охоты. Широкая практика огнестрельного оружия не изменила положения вещей. Рогатина оставалась более надежным и верным оружием. Ее брали для подстраховки даже имея ружья. К тому же качественное огнестрельное оружие соответствующего калибра не всегда было по карману. А то, что приобретал простой люд, было далеко от совершенства. В условиях опасной охоты всегда нужно было ожидать подвоха судьбы — осечки, промаха, иной напасти. Поэтому-то рогатина, нож, топор да остроушка были не только верными друзьями лихого медвежатника прошлого, но и оставались таковыми на долгие годы.

Что же представляла из себя рогатина русского охотника? Прежде всего людям, далеким от охоты, следует уяснить, что, хотя оружие и называлось рогатиной, оно не имело ничего общего с вилами, которые так часто любят изображать невежественные иллюстраторы книг. Скорее всего слово «рогатина» происходит от рога, который подвязывали под ее наконечник, и служивший поперечиной. А вот как это охотничье оружие определял Владимир Даль в своем «Толковом словаре»: «Рогатина. Ручное оружие, род копья, долгого бердыша, широкий двулезный нож на древке; ныне с рогатиной ходят только на медведей, приделывая к древку, под копьем, поперечину, за которую медведь сам хватается, когда лезет на рогатину». По существу рогатина представляла собой уже описанное нами медвежье копье.

Считается, что русская охотничья рогатина произошла от военного оружия с тем же названием, которое использовалось издавна русскими воинами. Вот как его описывал известный знаток оружия и историк Павел Павлович фон Винклер: «Рогатина (рогтичя) — было оружие подобное копью, но с широким, плоским и на обе стороны острым пером, которое у этого рода оружия называлось собственно рогатиной. Под рогатиной находилось яблоко, а под ним тулея, насаженная на древко или искепищу. Чтобы ратнику легче было держать оружие, к искепищу приделывались по два и по три металлических сучка, а у богатых людей оно обматывалось золотым или серебряным галуном, шелковой тесьмой, ремнями и т.п.». С рогатиной охотились двумя способами: на номере, во время охоты на медведя на берлоге, и вдогонку, когда зверь уже поднят и его преследуют с собаками. По этой причине и разновидностей рогатины было две: одна более массивная и тяжелая для берложных охот, а другая, облегченная для охоты вдогонку. Длина пера берложной, утяжеленной рогатины — 35 см, ширина — 7 см, толщина — 1 см. Длина ратовища (древка) — 176 см. Таким образом, вся рогатина с пером имела длину 211 см. Перо для облегчения иногда имело по желобку с каждой стороны. Рогатина для охот вдогонку имела перо длиной 32 см, шириной 6,5 см, толщиной 9 мм. Перо рогатины непосредственно переходит в прочную шейку и далее трубку, которая насаживается на прочное древко.

Обычно древко, или ратовище, предпочитали делать из рябины или черемухи, срубленных весной и провяленных, но не высушенных полностью. Такая древесина не кололась, сохраняла упругость и была довольно прочной. Толщина древка равнялась 4,5 см. Ратовище насаживалось комлевой стороной и перед этим хорошо просмаливалось или пропитывалось горячей смолой. К шейке пера прочным сыромятным ремнем крепилась так называемая поперечница, которая препятствовала проникновению рогатины глубоко в тушу зверя. В качестве поперечницы обычно использовали кусок рога. При этом поперечница часто крепилась к перу не наглухо, а подвязывалась на ремне, который проходил через специальную серьгу на насаде наконечника. Нередко перо рогатины очень тщательно не только точили, но и шлифовали. На нижний конец древка, который еще называли пяткой, насаживали тупой наконечник, или вток. В целях безопасности при транспортировке на перо рогатины надевали ножны из толстой кожи.

В Сибири у туземных охотников рогатину заменяла ее местная разновидность — пальма. Ее описание можно найти в прекрасной книге барона А. Черкасова «Записки охотника Восточной Сибири». Он пишет: «Не думайте, чтобы орочонская пальма была такая же озойная (большая), как рогатина, употребляемая в России при медвежьей и кабаньей охоте. Нет! Пальма — это, как я уже сказал выше, нож, насаженный на палку, которая для большей прочности обвивается плотно вареной берестой; она не имеет под ножом крестообразной поперечины, как рогатины, и весит не более 4 или 5 фунтов, тогда как мне случалось видеть в России медвежьи рогатины аршина в 4 длиною и до 30 фунтов весом».

С рогатиной охотились в основном зимой, на берлоге или вдогонку с собаками после того, как зверь уже поднят. Знаменитый русский медвежатник А. Ширинский-Шихматов писал об этой охоте: «Нужно самому испытать или хотя бы раз посмотреть на охоту с рогатиной с лайками, чтобы понять всю ее увлекательность. Она дает возможность в разных положениях и в разных настроениях долго и близко наблюдать зверя, требует от охотника сильного, продолжительного, а главное осмысленного движения, при котором забывается время и не чувствуется утомление. Для охоты с рогатиной необходимо очень хорошо уметь ходить на лыжах и обладать большими хладнокровием и сообразительностью. Конечно, это приобретается навыком, но и природные способности имеют для этой охоты большее значение, чем при всякой иной. Многочисленные рассказы, письменные и устные, нередко баснословные, а также и картины содействовали тому, что у большинства охотников сложилось не вполне правильное представление об охоте с рогатиной, именно большинство до сих пор продолжает думать, что, приняв зверя на рогатину, охотник должен держать его на ней чуть ли не до последнего момента издыхания зверя. Это ошибочно. Если бы вообще результаты охоты с рогатиной зависели исключительно от большей или меньшей силы, то охота эта, во-первых, давно бы упала, а во-вторых, если бы и продолжали колоть зверя, то зверя мелкого, от 4 до 6 пудов. Между тем достаточно было взглянуть на чудовищные медвежьи шкуры, хотя бы у скупщиков Тотьмы, Яренска, Ижмы и др., приобретаемые исключительно от промышленников, чтобы убедиться в том, каких великанов сажают на рогатины, так как шкура, за самым разве редким исключением, вся колота, а не стреляна».

Здесь в какой-то степени описаны и приемы владения этим грозным оружием, хотя найти детальных описаний мне так не удалось. Встречались упоминания, что рогатину упирали в землю перед вставшим на задние лапы медведем, и тот накалывался на нее сам, обрушиваясь на смертоносное копье всем своим весом. Вынуждали якобы подняться на дыбы зверя, подбрасывая вверх перед ним шапку. Однако это взято, скорее, из поверий и легенд. Кто хотя бы раз видел, как потревоженный медведь покидает берлогу, тот понимает, что все эти «рекомендации» — просто плод воображения теоретиков от охоты. К тому же медведь встает на задние лапы не столько в агрессивном состоянии, сколько в состоянии испуга или любопытства. В атаке же он стремителен и бросается на обидчика с опущенной головой. Поэтому удар рогатиной наносили, как копьем в средние века, в область шеи или сердца и чаще всего по остановленному собаками зверю.

Рогатина служила людям на охоте на протяжении многих веков. В паре с ней охотнику всегда служил верой и правдой «медвежий» нож. Есть мнение, что и рогатина-то сама родилась, когда охотник был вынужден к крепкому древку прикрепить в качестве пера свой охотничий кинжал.

Источник: Журнал «Магнум» №34 от 23.01.2002 г.

xn----htbkbrpfgcb7j.xn--p1ai

Копья V—XII вв. Рогатины — Копилка знаний


Копья V—XII вв.

С наступлением эпохи Средневековья копье продол­жало оставаться главным типом наступательного воору­жения как в пехоте, так и в кавалерии. На территории Евразийского континента сложились основные типы ко­пий, которые просуществовали, с незначительными из­менениями, несколько сотен лет. Специалисты выделяют большое количество различных типов копий, характер­ных как для Европы, так и для Ближнего Востока и Сред­ней Азии. Рассмотрим два основных.
Первый тип (рис. 145) — с наконечником листовидной формы. Такой тип характерен главным образом для пехотных копий, он позволял наносить воину не только колющие, но и режущие удары.
    

Копья V—XII вв


    
145. Копье с листовидным наконечником, V в.
146. Фрамея — франкское копье, VI в.
147. Копье каролингского типа, с боковыми отростками, Западная Ев­ропа, VIII в.
148. Копье с наконечником ромбической формы, X в.
149. Кавалерийское копье, с наконечником в виде четырехгранного стержня, XII в.
150. Копье, Западная Европа
151. Копье, Западная Европа

Второй тип (рис. 149) — с четырехгранным наконечником без режущей кромки — предназначался исключительно для колющего удара и использовался в основном конницей.
Разумеется, помимо этих двух основных типов, в за­висимости от времени и местоположения, существовало большое количество других видов копий, различающихся главным образом формой наконечника.
Обычно вес наконечника копья колебался в пределах 200—400 г, диаметр древка составлял около 2,5—3,5 см. Длина древка среднего пехотного копья эпохи раннего Средневековья составляла около 2 м, хотя могла быть и больше. Длина кавалерийского копья достигала 3,5 м.
Говоря о копьях всадников, нельзя не упомянуть о по­явлении и распространении на территории Европы в VI в. металлических стремян. Именно наличие стремян дало всаднику опору, необходимую для мощного копейного уда­ра. Любопытен тот факт, что в Европе главным оружием всадника было копье, а на Востоке таким оружием всегда был лук. Это также стало причиной отличий в устройстве седел. Западноевропейские седла в Средние века стали де­лать с высокими луками (краями), сильно вытянутыми вверх, образующими подобие кресла, что давало копейщи­ку дополнительную опору. Восточные седла, напротив, име­ют низко опущенные края, что позволяет всаднику свобод­но поворачиваться в любую сторону при стрельбе из лука.
Начиная с XII в. широкое распространение получил но­вый тип копейного удара — таранный удар. Если до этого всадник бил копьем сверху, замахиваясь над головой, или снизу, от бедра, то теперь копье просто прижималось лок­тем к боку, направляясь на врага. Разгон лошади позволял нанести мощный таранный удар и эффективно поразить противника. Такой хват копья привел к тому, что копья всадников стали более массивны. С появлением пластин­чатых лат на рыцарских нагрудниках стали делать специ­альный крюк, для опоры потяжелевшего копья.
    
    
   

Норманнский воин, XI в.


    
Норманнский воин, XI в.

После смерти Карла Великого, в IX в., его империя рас­палась, и Европа оказалась разделена на множество неболь­ших государств, ведущих между собой постоянные войны.
С увеличением количества военных походов возрастала роль армии. Для укрепления своей власти военный вождь раз­давал захваченные земельные наделы знатным воинам. Кре­стьяне, жившие на этой земле, должны были работать на хозяина, кормить его и снабжать всем необходимым, взамен получая защиту и покровительство. Так, постепенно, на территории Европы складывалась феодальная система.

Со времен греческой фаланги, а затем римского легиона главной ударной силой большинства армий была тяжелая пехота. С приходом в Европу металлического стремени, приблизительно в VI в., все большее значение приобретает
кавалерия. Стремена и седло с высокими луками давали всаднику опору, необходимую для мощного удара копьем. До изобретения стремян кавалеристы Греции и Рима были вы­нуждены ездить верхом, плотно обхватывая круп коня но­гами, что не давало достаточной опоры. Именно поэтому античная кавалерия была вспомогательным родом войск по отношению к тяжелой пехоте.

Начиная с VI в. в Европе тяжеловооруженный всадник на мощном коне все более активно теснит пехоту. С ро­стом влияния конницы появляется новое понятие — рыцарь, что в дословном переводе со всех европейских языков озна­чает «всадник». Рыцарством стали называть новый при­вилегированный класс профессиональных воинов. В военном деле также появляется социальное разделение: знатные го­спода сражаются преимущественно конными, простолюди­ны — пешими.
Классическим примером победы кавалерии над пехотой считается битва при Гастингсе, в 1066 г., когда норманн­ская конница Вильгельма Завоевателя разбила саксонскую пехоту. В результате этого в Англии было установлено нор­маннское господство.

Особую роль в развитии рыцарства играло выведение особых пород боевых лошадей, более крупных, чем в антич­ную эпоху, не боящихся крови и шума битвы, способных при необходимости просто затоптать противника.
Защитное вооружение знатного воина в X—XI вв. со­стояло из кольчуги — хауберка, закрывающей все тело и надетой на стеганый подкольчужник. Дополняли кольчугу шлем и большой миндалевидный щит, который по-прежнему оставался главным средством защиты.
Основным оружием нападения европейского всадника было копье. Для ближнего боя предназначались меч, топорик или булава. Полный комплект вооружения всадника стоил очень дорого, цена его равнялась цене стада коров. Поэтому позволить себе качественный набор вооружения и хорошего боевого коня могли лишь знатные воины-феодалы, имевшие в собственности крупные земельные владения.

 

Рогатины
    

    
Слово «рогатина» — русского происхождения. Рогати­ной на Руси в XII—XVII вв. называли большое охотничье и боевое копье, отличающееся от обычного размерами и массой. Вес наконечника рогатины доходил до 1 кг, тол­щина древка — до 5 см. Подобные охотничьи копья су­ществовали и в Европе.
С рогатиной охотились на крупного зверя, часто на медведя. Охотники становились у берлоги, уперев конец древка в землю и наступив на него ногой. Выставив ору­жие вперед, они ждали, когда собаки поднимут зверя из берлоги, после чего им оставалось «принять» зверя на острие рогатины. Характерной деталью, отличающей охотничью рогатину, является перекладина в месте кре­пления древка и наконечника. Такая перекладина не по­зволяла зверю «надеться» на копье и опасно приблизить­ся к охотнику.
    
   

Рогатины


    
152. Русская рогатина, XVI в.
153. Русская рогатина, XVI в.
154. Немецкое охотничье копье, XVII в.
155. Стандартное пехотное копье, приведено для сравнения
    
Рогатина в бою использовалась как оружие пехотинца. Благодаря своей внушительной массе такое оружие могло выдержать сильный таранный удар, но для манипулиро­вания подходило гораздо хуже, чем обычное копье. Веро­ятнее всего, рогатину использовали против лобовой атаки конницы.
Со временем рогатину в боевых целях использовали все реже, постепенно она превратилась в исключительно охотничье оружие.
 

По этой теме читайте на сайте :


kopilca.ru

Колюще-рубящее двуручное оружие

Для успешной борьбы с конными рыцарями было необходимо со­здание усовершенствованного оружия. Таким стало древковое оружие.

 30

Это двуручные мечи, пики, копья, алебарды и рогатины. Эти разновид­ности оружия очень близки друг к другу по технике их применения.

Характерные черты этого вида вооружения определяются боль­шими размерами и необходимостью держать его двумя руками. Для боя с хорошо вооруженными рыцарями пешие воины не только со­вершенствуют свое оружие, но и изобретают новые способы его при­менения, постепенно зарождается фехтовальная техника.

Двуручный меч

Особое развитие это оружие получило в XIII-XV веках. Двуручный меч — это полоса стали шириной от 4 до 6 см, длиной от 170 до 200 см. Клинок плоский, очень упругий, выточенный с обеих сторон, имел ост­рие. Длина рукояти достигала 60-70 см. Между клинком и рукоятью была насажена гарда — защитное приспособление крестообразной формы.

Длина гарды доходила до 40 см. Рукоять деревянная, крытая ко­жей или тканью, заканчивалась круглым набалдашником — проти­вовесом. Толщина рукоятки такова, что ее можно было удобно за­жать в кулак. Для предохранения, кроме гарды, на клинке в 10-15 см ниже рукояти имелись одна или две пары плоских выступов разме­ром до 10 см каждый (рис. 10, а, б).

 

31

При передвижении рукоять меча клали на правое плечо, кресто­вину гарды закидывали на спину, противовес рукояти находился на уровне нижней части груди, лезвие шло за спиной, наклонно вверх, острие поднималось значительно выше головы. Оружие поддержи­валось правой рукой снизу за рукоять.

Двуручным мечом пользовались рыцари в пешем строю, а позд­нее — наиболее зажиточные горожане и, главным образом, наемники (рис. 11).

Копье, рогатина и алебарда

Наименее обеспеченные городские и крепостные отряды во­оружались палкой, окованной в железо, с заостренным концом. Иногда на конец насаживался плоский широкий топор — алебарда (рис. 12).

Этот тип вооружения продержался с XII по XVI век включитель­но. С начала XVI столетия ополчение, и регулярные пешие войска в том числе, вооружаются огнестрельным оружием, применяя ко­пье-пику в бою против кавалерии. Со второй половины XVI столе­тия алебарда переходит на вооружение в дворцовые войска, являясь в основном декоративным оружием (рис. 13).

Диаметр древка копья и алебарды был от 3 до 5 см. Длина древ­ка 2-2,14 м. Размеры топора алебарды и его форма были очень разнообразны.

Широкое, плоское и ост­рое на обе стороны копье, на­саженное на короткое древко (ратовише), называлось ро­гатиной. Рогатины были бое­вые, которые использовали пешие воины, и охотничьи, с поперечными выступами, которые применялись на охо­те. Рогатины характерны для славянских воинов.

 32

Все виды древкового оружия при переноске на небольшие расстоя­ния держали в правой руке в вертикальном положении. Кисть руки оставалась на уровне правого плеча; локоть, согнутый до отказа, был почти прижат к боку; древко оружия касалось предплечья и локтя.

Кисть была повернута ла­донью почти вперед (рис. 14, а). При больших расстояниях ору­жие опускалось на правое пле­чо, поддерживаемое правой рукой за древко, острие было направлено вверх наклонно назад (рис. 14, б).

studfiles.net

чем же она была и остается для русских охотников



Рогатина: сила и мощь Русских земель

Николай Чеботарев 26.02.2012

Прожив до двадцати лет, я был твердо уверен, что рогатина – это такая кривая палка с развилкой на конце. Но когда Владимир Даль составлял свой знаменитый словарь, он об этом не знал.

У него все четко – рогатина это род копья. Причем, самого крепкого и тяжелого копья из всех, имевшихся на Руси. Вес наконечника рогатины колебался в районе 700—1000 граммов, тогда как вес наконечника обыч­ного копья — в пределах  200—400.

Русский дружинник с рогатиной посредине военного лагеря, 13 в.

Длина наконечника рогатины могла достигать полуметра, причем половина или больше приходились именно на перо, то есть, боевую часть. Толщина его доходила до полутора сантиметров, а диаметр втулки, одевавшейся на древко — до пяти сантиметров.

Перо всегда остро оттачивалось и потому раны, оставленные рогатиной, были не только глубокими, но и весьма широкими. Кроме того, рогатиной можно было рубить.

А вот долы («кровостоки»), на классических рогатинах встречаются далеко не всегда.  Вот на этой, украшенной и явно принадлежавшей обеспеченному человеку, они есть.

И вот что еще важно.Не каждое копье с большим наконечником – рогатина. Ее отличает характерная форма пера – плавно заостренная, напоминающая лавровый лист. Там, где оно переходит в тулью, наконечник делался особенно мощным, устойчивым к большой нагрузке.

500 лет в строю

Рогатину изобрели на Руси примерно за сотню лет до вторжения Батыя.

Татаро-монгольское иго, отрицать которое стало модным, не сломило развития русской военной мысли. Осваивались новые формы шлемов, развивались пластинчатые доспехи, бешеной популярности достигли бронебойные пики.

Однако форма рогатины оказалась столь удачной, что в течении пятиста лет практически не изменялась. В начале пороховой эпохи именно рогатина возглавит арсенал пехоты Московского царства, далеко опередив сабли, бердыши и обычные копья.

Но вернемся на исходную. Впервые о рогатинах рассказала Лаврентьевская летопись через два года после основания Москвы – в 1149 году.

С тех пор летописцы не раз поминали в своих записях этот вид оружия.Например, 2 августа 1377 году татарские войска разгромили нижегородских ратников на реке с интересным названием Пьяна (100 км от Нижнего Новгорода).

Из-за упадка дисциплины были фактически сняты караулы, личный состав ударился в пьянство и охоту. Оружие было брошено.

Тем временем, татары неожиданно подошли к лагерю нижегородцев и началась бойня. Ратники «доспехи своя на телеги и в сумы скуташа, рогатины и сулицы и копья не приготовлены, а инии еще и не насажени быша, такоже и щиты и шоломы».

То есть «доспехи их были убраны на телеги и в сумы, рогатины и сулицы (метательные копья) и копья не приготовлены, а иные не насажены на древки, также и щиты и шлемы».

Фото Анастасии Павловой (Самара)

Русское войско, захваченное врасплох,  обратилось в бегство. Многие погибли в поднявшейся суматохе. Кто-то попытался бежать к реке, и если не был убит по дороге, то утонул, переплывая Пьяну.

Или вот еще история, случившаяся в 1444 году, когда татары напали на Рязань. Русские воеводы послали на них «мордву на ртах, понеже зима бе люта и снежна… И приидоша на них мордва на ртах с сулицами и с рогатинами и с саблями;»

Сразу оговорюсь, чтоб не пугать людей с развитым воображением. «На ртах» значит «на лыжах». И весь текст, поэтому, можно перевести так: «послали мордву на лыжах, ибо зима была лютая и снежная… И пришла мордва, вооруженная сулицами (метательными копьями), рогатинами и саблями».

Когда старинное оружие — шедевр

Иногда археологам попадается старинное оружие, принадлежавшее знатным воинам. В том числе и рогатины.

Такова известная подписная рогатина тверского князя Бориса Александро­вича (1425-1461 гг.), украшенная на втулке гравиро­ванными по серебру сценами. Долгое время эти сцены считались отдельными, но затем появилось предположение, что перед нами главы одного сюжета.

Рисунки на рогатине изображают историю гибели тверского великого князя Михаила Ярославича. Он был замучен в ставке ордынского хана Узбека после того, как разгромил татар в Бортеневской битве.

Впрочем, эта версия уже нашла своих противников, представивших не менее убедительные контраргументы.  Так что разгадка этой тайны продолжается, и все самое интересное возможно впереди.

Другая рогатина была най­дена на Черниговщине, в селе Крихаево, и датируется XIII веком. Тулья наконечника покрыта растительным узором из про­резного серебряного листа.

Рогатины на войне

Главным оружием русского воина всегда было копье, за ним следом шел топор. Эти находки у археологов самые массовые. Поспорить с ними могут лишь наконечники стрел, но о количестве луков они, к сожалению, ничего сказать не могут.

Рогатина никогда не была основным  видом копья, но использовалась в течение всех Средних веков. Это старинное оружие использовала пехота и ополчение, всадникам же было несподручно пользоваться ей по двум причинам.

Во-первых, большой вес, а значит плохой контроль оружия одной рукой. Во-вторых, сам противник. Всадники обычно сражались против всадников. Конный воин в Средние века – это профессиональный пес войны, имевший дорогой железный доспех. А броня лучше всего пробивалась узкой граненой пикой, так что, выбор очевиден.

Наконечники копий, найденные в Новгороде. Рогатина — посередине.

Другое дело, пешие воины, снаряженные попроще, а то и вообще никак. В бою с такими же, как они, рогатина себя полностью оправдывала. Кроме того, бойцы с рогатинами вполне могли использоваться для поражения коней под всадниками. Все-таки, как ни крути, а второе назначение рогатины – охота на медведей и кабанов.

Охота с рогатиной

И если на полях сражений уже давно царствует порох, то в качестве охотничьего оружия копье неистребимо. Раньше его использовали по необходимости, сейчас – для того, чтобы испытать особенный драйв от борьбы со зверем.

Ипатьевская летопись  рассказывает, как в 1255 г. князь Даниил Галицкий охотился, и лично убил своей рогатиной троих вепрей. Шестью веками позже в России жил князь Ширинский-Шихматов, большой любитель «древней» охоты. За всю свою жизнь он «взял на рогатину» более сотни медведей

В 1938 году фирма Eickhorn, расположенная в городе Золинген и знаменитая на весь мир своими ножами, продавала аж две разновидности копий для охоты на кабанов – тяжелое (за 45 рейхсмарок) и легкое (за 28 рейхсмарок). Раз предлагала — значит, был и спрос.

greecehist.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о