Операция «Орлиный коготь» » Военное обозрение

Cо времени окончания операции «Орлиный коготь» прошло 33 года, но, увы, до сих пор многое неясно в этой запутанной истории.

Драма в Тегеране началась 4 ноября 1979 г. Толпа из 400 человек, заявившая, что они члены Организации мусульманских студентов — последователей курса имама Хомейни, напала на дипломатическое представительство США. Сотрудники посольства обратились за помощью к иранской полиции, которая, кстати, в этот день не выставила у посольства свой обычный караульный отряд. Однако просьбы эти остались без ответа. Через пару часов нападавшим удалось смять 13 американских морских пехотинцев, бросавших в толпу гранаты со слезоточивым газом. Посольство было захвачено, а организаторы нападения публично заявили, что эта акция была предпринята в знак протеста против того, что Соединенные Штаты предоставили убежище бывшему иранскому шаху, а также с целью сорвать заговоры американского империализма и международного сионизма против «исламской революции» в Иране. Студенты требовали выдачи шаха для предания его революционному суду.


До глубокой ночи в районе американского посольства проходили многочисленные митинги и демонстрации, на которых сжигались государственные флаги США и Израиля.

Иранское телевидение и радио весь день транслировали штурм посольства и последовавшие за ним митинги. В эфир передавались заявления различных религиозных, политических и общественных организаций Ирана в поддержку предпринятой акции, нескончаемый поток телеграмм и посланий от различных групп населения и отдельных граждан.

Из пропагандистских целей захватчики освободили 14 человек: неграждан США, негров и женщин. В плену студентов осталось 52 человека.
С самого начала всем было ясно, что это хорошо продуманная многоходовая акция радикального иранского духовенства.

В середине 1950-х годов иранское правительство и секретная служба САВАК полностью попали под контроль американцев.

В конце 1970-х годов в Иране сложилась парадоксальная ситуация — налицо имелся быстрый экономический рост, армия и флот страны занимали первое место на Ближнем Востоке, САВАК обеспечивал видимость стабильности и всенародной любви к шаху, а, тем не менее, режим шел к гибели.

7 сентября 1978 г. на улицах Тегерана начались массовые беспорядки.

Примечательно, что борьбу с шахом возглавило шиитское духовенство. В октябре — ноябре 1978 г. забастовочное движение охватило как государственные, так и частные предприятия. Забастовки были хорошо организованы: они начинались одновременно на всех или почти всех предприятиях одной отрасли или промышленной группы. Так, рабочие Бехшахрской промышленной группы (сорок производственных объектов) начали бастовать одновременно. Забастовку нефтяников провинции Хузестан поддержали рабочие всех нефтяных и газовых предприятий страны. А поскольку экономика и финансы Ирана к этому времени держались в основном на «нефтяной трубе», то забастовка вела страну к хаосу.

16 января 1979 г. шах Мохаммед Резе Пехлеви и шахиня Ферах отправились в тегеранский аэропорт Мехрабад. «Я еду в отпуск, — сказал шах провожавшим, — потому что чувствую себя очень усталым».

Уже через две недели, 1 февраля, 80 тысяч жителей страны пришли на небывалое по массовости богослужение. Верующие ожидали посланца Аллаха.

А в воздухе уже появился лайнер «Боинг-747» авиакомпании «Эр-Франс», летевший из Парижа в Тегеран. На его борту находился великий аятолла со своей свитой из 50 помощников и приближенных, в сопровождении 150 журналистов.

В мехрабадском аэропорту аятоллу встречало людское море, скандировавшее «Аллах велик! Шах ушел, имам пришел!» С этого момента Хомейни превратился в главную политическую фигуру страны.

5 февраля 1979 г. Хомейни объявил о незаконности правительства Ш. Бахтияра и назначил Мехди Базаргана главой временного революционного правительства. Это был тактически верный ход аятоллы. 73-летний Мехди Базарган получил инженерное образование в Париже. В свое время он был сподвижником Мосаддыка и одним из видных деятелей Национального фронта. Шахская охранка четыре раза бросала его в тюрьму. Базарган пользовался поддержкой как либералов, так и левых.

Одновременно сторонники Хомейни и активисты левых радикалов — «народных муджахидов» и федаинов — приступили к созданию вооруженных отрядов.

Надо ли говорить, что правительство Баргазана Хомейни считал переходным на пути к передаче власти радикальному духовенству.

Одним из важных моментов в разногласии правительства при Революционном совете стал вопрос о взаимоотношениях с США. Президент Дж. Картер и Госдепартамент США были крайне недовольны падением шахского режима, но поначалу действовали крайне осторожно. Так, им удалось договориться с новыми иранскими властями об эвакуации остававшихся в Иране 7 тысяч граждан США, а главное, беспрепятственном вывозе американского электронно-разведывательного оборудования, установленного при шахском режиме вдоль советской границы.

Однако американцы отказались поставить запрашиваемые иранским правительством новые партии вооружения, в том числе эсминцы (а фактически — крейсера-ракетоносцы), заказанные еще при шахе, без приглашения военных советников и экспертов из США.

21 октября администрация США известила иранское правительство, что шаху предоставляется временная виза для госпитализации в Соединенных Штатах, а на следующий день концерн Рокфеллера организовал перелет шаха в Нью-Йорк, где его поместили в клинику. Это дало повод сторонникам Хомейни для решительных действий. Они решили одним выстрелом убить двух зайцев — оказать давление на США и убрать правительство Базаргана.

После захвата посольства Госдепартамент США выразил «озабоченность», на что правительство Базаргана ответило, что «предпримет все усилия для удовлетворительного решения проблемы» и освобождения сотрудников диппредставительства.

Однако Базарган и его правительство были бессильны что-либо сделать для освобождения заложников, и 6 ноября тегеранское радио передало прошение премьер-министра на имя Хомейни об отставке. Аятолла немедленно удовлетворил просьбу Базаргана, и по радио передали указ Хомейни о принятии отставки и передаче всех государственных дел Исламскому революционному совету, которому поручалась подготовка референдума по «исламской конституции», выборам президента и меджлиса, а также проведение в госаппарате «революционной, решительной чистки». Осуществление этих мероприятий и составило основное содержание «второй революции», победа которой, по словам Хомейни, должна была облагодетельствовать «обитателей хижин, а не дворцов».

Таким образом, организовав захват посольства, сторонники Хомейни, используя антиамериканские настроения всего населения Ирана, создали новые государственные структуры.

В декабре 1979 г. состоялся всенародный референдум, одобривший «исламскую конституцию». В январе 1980 г. прошли выборы президента, а в марте — мае того же года был избран парламент. В августе — сентябре было создано новое, постоянное правительство.

В ответ на захват посольства президент Картер заморозил иранские счета в американских банках, объявил об эмбарго на иранскую нефть (несмотря на энергетический кризис), объявил о разрыве дипломатических отношений с Ираном, введении полного экономического эмбарго против Ирана. Всем иранским дипломатам было предписано покинуть США в течение 24 часов.

Поскольку на уступки обе стороны идти были явно не намерены, Картер попытался разрешить политический кризис другими средствами. В Иран был направлен американский самолет-разведчик, который незамеченным проник в воздушное пространство Ирана и даже пролетел над Тегераном.

В итоге президент США Джимми Картер дал согласие на проведение силовой операции по освобождению заложников в Тегеране. По данным СМИ, первоначально операция именовалась «Горшок риса», а позже — «Орлиный коготь».

Согласно плану, группа захвата 24 апреля должна была скрытно проникнуть на территорию Ирана на шести военно-транспортных самолетах С-130 «Геркулес». Три из них должны были взять на борт бойцов «Дельты», а три других — резиновые емкости с авиационным керосином для дозаправки вертолетов на заправочном пункте с условным наименованием «Пустыня-1», который находился примерно в 200 милях (370 км) юго-восточнее Тегерана. В ту же ночь восемь вертолетов RH-53 D «Си Стэллион» должны были подняться с борта авианосца «Нимиц» и, летя параллельным курсом четырьмя парами, через полчаса после самолетов приземлиться в точке «Пустыня-1».

После высадки бойцов «Дельты» и дозаправки вертолетов «Геркулесы» должны были возвратиться на аэродром вылета на остров Масира у побережья Омана, а вертолеты — доставить бойцов «Дельты» в заранее намеченное укрытие в районе ожидания вблизи Тегерана, до которого было два часа лету, а затем перелететь в другую точку, в 90 км от укрытия бойцов «Дельты», и в течение всего следующего дня оставаться там под маскировочными сетями.

Вечером 25 апреля заблаговременно заброшенным в Иран агентам ЦРУ США предстояло на шести грузовых автомобилях «Мерседес» провезти 118 бойцов «Дельты» в сопровождении двух бывших иранских генералов по улицам Тегерана и доставить к посольству США. Ближе к полуночи группа должна была начать штурмовать здание посольства: по наружным стенам подобраться к окнам, проникнуть внутрь, «нейтрализовать» охрану и освободить заложников. Затем планировалось по радио вызвать вертолеты для эвакуации участников операции и бывших заложников либо прямо с территории посольства, либо с расположенного по соседству футбольного поля. Два самолета огневой поддержки АС-1 ЗОН, барражируя над посольством, поддержали бы их огнем в случае, если иранцы попытались помешать отлету вертолетов.

В предрассветной мгле раннего утра 26 апреля вертолеты со спасателями и спасенными должны были пролететь 65 км в южном направлении и приземлиться на аэродроме Манзарийе, который к тому времени находился бы в руках роты рейнджеров армии США. Оттуда заложников предполагалось доставить домой на двух реактивных транспортных самолетах С-141, а рейнджеры должны были возвращаться на самолетах С-130.

Прежде чем перейти к ходу операции, я хотел бы остановиться на трех ее деталях. Ну, во-первых, что обусловило выбор места посадки «Пустыня-1»? Дело в том, что в 1941–1945 гг. там находился британский военный аэродром, позже заброшенный. Место это янки выбирали тщательно, и позднейшие рассуждения их военных о том, что они-де не знали, что рядом проходит шоссе, мягко говоря, несерьезны.

За несколько дней до начала операции на аэродром «Пустыня-1» сел двухмоторный турбовинтовой пассажирский самолет «Твин Оттер». Дальность полета его составляла 1705 км, вместимость 19–20 пассажиров. Агенты ЦРУ во главе с майором Джоном Картни исследовали аэродром на предмет возможности посадки транспортных самолетов С-130 «Геркулес», а также установили световые маяки. Маяки должны были включаться по радиосигналам с приближающихся американских самолетов. Замечу, подробности полета «Твин Оттер» держатся в секрете до сих пор.

Не самым удачным было решение использовать в качестве «вертолетов-спасателей» морские вертолеты. Командование временной общевойсковой тактической группы остановило свой выбор на вертолетах RH-53 D «Си Стэллион» из-за их большой грузоподъемности — на 2700 кг больше, чем у вертолета ВВС НН-53. Также учитывалось, что выпуск вертолетов-тральщиков с авианосца в открытом море не привлечет внимания к готовившейся специальной операции.

Однако экипажи морских вертолетов RH-53 D были подготовлены к выполнению одной боевой задачи: поиск и траление морских мин только в дневное время суток с помощью опускаемого на буксировочном тросе большого трала.

Наиболее любопытный момент — огневая поддержка десанта. АС-130 Н («Ганшип») обладали сравнительно большой огневой мощью: одна 105-мм гаубица М102, одна 40-мм автоматическая пушка «Бофорс» и две 20-мм шестиствольные пушки М61 «Вулкан». Замечу, что последние выпускали около 5 тысяч (!) выстрелов в минуту.

Экипаж «Ганшипа» («Канонерки») — 13 человек. Все орудия стреляли на один борт. Как видим, два АС-130 Н могли вести эффективный огонь по толпе иранцев, но тихоходный «Ганшип» — легкая добыча для самого старого истребителя.

Как уже говорилось, судя по некоторым деталям, просочившимся в СМИ, «Орлиный коготь» должен быть стать частью куда более крупной операции с участием американских ВВС и ВМФ. В СМИ появились фото палубных штурмовиков «Корсар-2» авианосца «Нимитц» с характерными полосами «быстрого опознавания», которые были нанесены непосредственно перед началом операции «Орлиный коготь». Нетрудно догадаться, что «Корсары» должны были прикрывать десант с воздуха. Само собой, что и палубные истребители должны были прикрывать вертолеты и «Геркулесы». Не будем забывать, что большая часть личного состава ВВС Ирана еще в феврале 1979 г. поддерживала исламистов.

В ходе операции «Орлиный коготь» рядом с авианосцем «Нимитц» у входа в Персидский залив оказался и ударный авианосец «Корал Си». Видимо, планировался совместный удар штурмовиков обоих авианосцев по Тегерану или базам иранских ВВС.

Перед началом операции «Орлиный коготь» эскадрилья С-130 была переброшена в Египет под предлогом участия в совместных учениях. Далее они перелетели на остров Масира (Оман). После дозаправки эскадрилья «Геркулесов» в темноте пересекла Оманский залив.

Первое место посадки было выбрано неудачно. После посадки головного С-130 по песчаной дороге прошел автобус. Его водитель и около 40 пассажиров были задержаны до отлета американцев. Вслед за автобусом подъехала груженная горючим автоцистерна, которую американские спецназовцы уничтожили из гранатометов. Вверх взметнулся столп пламени, видный издалека. Кроме того, два вертолета уже были потеряны, а один вернулся на авианосец. Командовавший операцией полковник Бекквит решил прекратить операцию.

И тут произошла катастрофа. Один из вертолетов после заправки не рассчитал маневр и врезался в «Геркулес»-топливозаправщик. Раздался мощнейший взрыв, и обе машины превратились в факелы. Горело все топливо для операции. Рвались боеприпасы. Началась паника. Расположившейся невдалеке группе коммандос показалось, что это атака иранцев. Они открыли беспорядочный огонь. Вертолетчики, нарушив устав, побросали свои машины и побежали в безопасное место. В кабинах остались секретные карты, шифры, таблицы, новейшее оборудование, тысячи долларов и реалов. Полковники Бекквит и Кайл ничего не могли сделать. Оставалось только одно – быстрее убраться отсюда. Такой приказ последовал. Полковник Бекквит приказал бросить все, загрузиться на «Геркулесы» и ретироваться. Начальники тоже нарушили устав, не ликвидировав оставшиеся вертолеты. Позже эти «Си Стэллион» несколько лет прослужили в иранской армии.

Когда янки поднялись в воздух, на земле остались стоять пять вертолетов RH-53 D. Операция «Орлиный коготь» обошлась в 150 млн. долларов и восемь погибших летчиков.

Позже, когда вторжение на иранскую территорию стало достоянием гласности, султан Омана заявил протест и расторг договор с США, разрешавший их ВВС и ВМС использовать Масиру для своих нужд.

6 мая 1980 г. президент Картер приказал объявить в стране траур по восьми «погибшим парням».

На мой взгляд, операция «Орлиный коготь» была обречена на неудачу при самом благоприятном стечении обстоятельств. Даже если бы отряду «Дельта» удалось прорваться к посольству, то хорошо вооруженные студенты и находившиеся неподалеку армейские подразделения оказали бы ожесточенное сопротивление.

Как писал американский журналист Майкл Хаас: «Охваченный религиозным рвением, иранец, в нормальном состоянии человек вежливый, превращается в обезумевшего фанатика, практически не испытывающего страха смерти. Как иначе объяснить готовность иранских подростков, доведенных муллами до исступления, выступать в ирано-иракской войне в роли живых миноискателей, нащупывающих мины босыми ногами? Человеку западной культуры это представляется чуждым, но, тем не менее, является одной из основных составляющих иранской культуры».

Бомбардировка Тегерана американской авианосной авиацией неизбежно привела бы к большим потерям среди мирного населения. Тем не менее уйти бы не удалось ни десантникам, ни заложникам, зато Тегерану пришлось бы пойти на союз с Москвой.

После неудачи операции «Орлиный коготь» госсекретарь США Сайрус Вэнс подал в отставку. Администрация же Картера немедленно начала подготовку новой силовой операции по освобождению заложников, получившей название «Барсук».

К августу 1980 года группа «Барсук» была готова к выступлению сразу же по получении от ЦРУ полной информации о местонахождении заложников. Однако ни командование операции, ни Белый дом не были удовлетворены поступающими сведениями ввиду их неполноты, а последствия освобождения только лишь части американцев были для всех слишком очевидны. Не желая неясностей, руководитель операции генерал-майор Секорд недвусмысленно объяснил Комитету начальников штабов, что «Барсук» является молотком, а не иголкой; жертвы среди иранского населения будут огромными.

Операция «Барсук» предполагала ни больше ни меньше, как захват Тегеранского международного аэропорта силами не менее двух батальонов рейнджеров, спасение заложников группой «Дельта» из предполагаемых мест удержания в Тегеране и эвакуацию задействованных войск и заложников транспортными самолетами под прикрытием палубных штурмовиков, которые с начала и до окончания операции должны были кружить над городом. Еще выше над ними должны были дежурить палубные истребители F-14 для перехвата любого иранского самолета.

Как писал историк Филип?Д. Чиннери в своей книге «В любое время, в любом месте», удар молотком в самое сердце одного из крупнейших городов мира должны были нанести более ста самолетов и 4000 военнослужащих. Для сравнения: в операции «Орлиный коготь» участвовало в общей сложности 54 самолета и вертолета, группа «Дельта» в количестве 118 человек и рота рейнджеров, размещенная на аэродроме, предназначенном для эвакуации.
Дальнейших попыток спасения заложников не было.

Госдепартаменту пришлось переходить с кнута на пряник — начались переговоры с иранскими властями. К концу января 1981 г. иранская делегация под руководством Бахзада Набави в Алжире достигла соглашения с США относительно освобождения 52 американских заложников. Вашингтон разморозил иранские активы на сумму 12 млрд. долларов. Огромная часть этих денег (4 млрд. долларов) пошла на выплаты по искам 330 американских компаний и частных лиц. Иран согласился на возвращение своих долгов различным иностранным банкам (3,7 млрд. долларов). Так что иранское правительство получило «чистыми» только 2,3 млрд. долларов. 52 американских заложника, пережив 444 дня плена, 20 января 1981 г. были освобождены и на «Боинге-727» вылетели из Мехабада на американскую военную базу в ФРГ Висбаден.

Разрешение кризиса с американскими заложниками еще раз доказывает нам, что политические риторики правительств Ирана и США и их практические действия зачастую лежат в противоположных областях. С начала «исламской революции» в Иране и по сей день все политические и духовные лица с большим усердием проклинают Израиль и даже призывают снести его с лица земли. А под шумок в начале 1980-х годов Израиль и «революционный» Иран заключили соглашение о поставках запчастей к американскому вооружению и нового военного оборудования в обмен на предоставление выездных виз иранским евреям, выезжающим в Израиль.

Дальше — больше. В 1985–1986 гг. США заключают секретное соглашение с «гнездом терроризма» Ираном о продаже больших партий суперсовременного вооружения — новейших вариантов зенитных ракет «Хоук», противотанковых ракет «ТОУ» и т. п. Полученные же от этих сделок средства американцы пустили на военную помощь «контрас», воевавшим в Никарагуа против законно избранного правительства сандинистов. Самое же любопытное, что перевалочной базой для самолетов, везущих оружие в Иран, был… Израиль. Понятно, что израильские дипломаты и разведчики сыграли самую активную роль в афере «Иран — контрас».

Американские чиновники и военные не любили вспоминать об операции «Орлиный коготь». Но вот в 2012 году американцы сумели взять реванш. Операцию, позорно проигранную ВВС, ВМФ и группой «Дельта», блестяще выиграл… Голливуд в фильме «Операция «Арго». Дело в том, что в день штурма американского посольства иранскими студентами шесть американских дипломатов укрылись в посольстве Канады. Чтобы помочь им покинуть Иран, в страну прибывает агент ЦРУ. Под видом съемочной группы фантастического фильма «Арго» беглецы успешно минуют проверочные кордоны в аэропорту Тегерана и покидают страну.

Иран решил подать в суд на Голливуд за фильм «Операция «Арго» после того, как картину на закрытом показе в Тегеране просмотрели чиновники по культуре и кинокритики. Они пришли к выводу, что фильм является «продуктом ЦРУ», содержит антииранскую пропаганду и искажает исторические факты. Масумех Эбтекар, член горсовета Тегерана и участница захвата американского посольства в 1979 году, утверждает, что режиссер фильма Бен Аффлек показал ярость иранцев, жажду крови и проигнорировал тот факт, что большинство участников захвата были мирными студентами.

И вот в начале 2013 г. Тегеран решил нанести ответный удар и начал съемки художественного фильма под названием «Генеральный штаб» со своей версией событий 1979–1980 годов.

В заключение я хотел заметить, что ни в одном из десятков зарубежных и отечественных материалов, касающихся этой операции, я не обнаружил ни одного следа «руки Москвы». Тем не менее наши моряки были хорошо осведомлены практически о всех передвижениях американских кораблей и особенно авианосцев в Индийском океане. Тогда мы были великой державой. С 1971 по 1992 год существовала 8-я оперативная эскадра, операционной зоной который был Индийский океан и особенно Персидский залив.

В 1979–1980 годах в Индийском океане постоянно находились наши атомные ракетные подводные лодки проекта 675 с ракетами П-6 и проектов 670 и 671 с ракетами «Аметист». Они старались непрерывно держать в зоне действия ракет американские ударные авианосцы.

С аэродромов в Адене и Эфиопии вели разведку наши противолодочные самолеты Ил-38 и самолеты наведения крылатых ракет Ту-95 РЦ. Замечу, что в 1980 году за месяц только Ил-38 в среднем проводили около 20 самолетовылетов над Индийским океаном и Персидским заливом. Кстати, после свержения шаха иранские власти разрешили пролет со среднеазиатских аэродромов в Индийский океан наших Ил-38 и Ту-95 РЦ.

Наконец, не нужно забывать о наших разведывательных спутниках и космических аппаратах УС-А и УС-П морской разведки и наведения крылатых ракет. Наши моряки и летчики отслеживали каждый поход ударных авианосцев к границам России на дальность действия палубной авиации. Ну и, естественно, были в курсе всех американских затей.

topwar.ru

описание, история проведения, провал американских спецслужб

Пожалуй, одним из самых громких провалов американских спецслужб стала операция «Орлиный коготь» или «Дельта» 1980 года, которая закончилась, так и не успев толком начаться. В то далекое время агрессивно настроенные американские власти еще не вели демократическую политику и были готовы к активным военным действиям, тем более, если речь шла о конфликтах на ближнем Востоке.

Поэтому в начале восьмидесятых Пентагон с легкостью планировал наступательные, разведывательные или сверхсекретные штурмовые операции, не заботясь о том, к каким ситуациям в мировой политике это может привести и чем закончится для репутации Соединенных Штатов Америки как демократического светского государства.

Позже, в середине девяностых годов прошлого века, Америка изменила свой подход к политической игре, взяв курс на постепенное восстановление мирной внешней политики. Американские военные стали активно уничтожать доказательства агрессивной политики прошлого, заметая следы и устраняя всех свидетелей тех или иных кровавых боен в странах третьего мира.

Вот и об операции «Орлиный коготь» 1980 года долгое время никто ничего не вспоминал, пока в 2013 году не вышел фильм «Арго», повествующий о произошедших событиях с американской точки зрения. Возникшая после премьеры фильма общественная риторика снова вернула общественность к обсуждению внешней политики Америки конца прошлого столетия, что позволило всплыть на поверхность многим вовремя не подчищенным фактам.

«Орлиный коготь» и «Дельта»

Ставшая уже своеобразной легендой, а также плачевным примером работы ЦРУ операция была проведена 24 апреля 1980 года. Суть планируемых военных действий, произведенных вооруженными силами Соединенных Штатов Америки, сводилась к освобождению пятидесяти трех заложников, которых захватили революционно настроенные иранские студенты в посольстве США в Тегеране.

Операция закончилась полным провалом, даже не вступив в свою первую фазу. Прошло уже более сорока лет с момента проведения данной спецоперации, однако история до сих пор хранит практически всю информацию о ней. Те имеющиеся сведения, которые просочились в средства массовой информации и различные печатные издания, не во всем соответствуют правде, которая осталась навсегда скрыта в давно уничтоженных секретных архивах Центрального Разведывательного Управления.

Начало конфликта

Политические события в Тегеране, которые и привели к планированию американскими войсками злополучной операции «Орлиный коготь» в 1980 году, начались с обычного студенческого восстания. Некоторые источники сообщают, что восстание действительно было организовано иранскими студентами, другие данные доказывают то, что революционеры были ярыми религиозными фанатиками и последователями имама Хомейни, который открыл свою школу в Тегеране в конце шестидесятых годов и проповедовал основы радикального ислама.

4 ноября 1979 года члены «Организации мусульманских студентов» в количестве четырехсот человек неожиданно напали на посольство Соединенных Штатов Америки. По странному стечению обстоятельств иранская полиция не выставила у ворот посольства охранный отряд, в полномочия которого входила охрана и защита сотрудников посольства. Все время до поднятия восстания отряд находился в здании посольства, однако непосредственно в день конфликта отсутствовал на своем месте.

Работники посольства несколько раз направляли просьбы о помощи иранской полиции, однако все просьбы были проигнорированы, и здание остался защищать лишь малочисленный отряд американских морских пехотинцев, которые находились в посольстве в качестве внутренней личной охраны сотрудников.

После нескольких часов ожесточенного сопротивления внутренний гарнизон был вынужден отступить и сдаться. Из-за большого количества нападавших даже такие эффективные средства разгона демонстраций, как слезоточивый газ и резиновые дубинки, были неэффективны. Студенты были неплохо вооружены и открыли огонь, убив около двадцати человек и серьезно повредив само здание посольства.

Захват власти

К вечеру здание было полностью захвачено, и революционеры сделали официальное заявление, объявив, что все эти действия были лишь вырождением протеста против того, что Америка предоставила политическое убежище бывшему шаху Ирана. Также, по мнению революционеров, данная акция должна была стать демонстрацией гордости и свободы иранского народа и его несогласия с политикой соединенных Штатов Америки, пытавшихся ослабить религиозную власть в стране. Студенты утверждали, что, несмотря на все происки западных спецслужб, «исламская революция» все равно свершится на земле Ирана, а также требовали немедленной выдачи шаха для предания его революционному народному суду.

Возбужденные религиозные фанатики долгое время не могли успокоиться, провоцируя мирное население и агитируя его выходить на митинги и демонстрации против Америки, а также прося выразить поддержку революционному движению, призванному освободить всех иранцев от гнета Запада. Митингующие скандировали радикальные лозунги, выкрикивали цитаты из Корана и сжигали государственные флаги США и Израиля.

Все средства массовой информации и печатные издания страны бесперебойно снабжали мирное население информацией о мероприятиях, а также об успехах революционеров в деле освобождения Ирана. По телевизору показывали прямые трансляции с места митингов и вооруженных столкновений, а газеты и журналы пестрили фотографиями с места военных действий. Радиоэфир гудел от обилия радикальной информации, принимаемой от всех религиозных, политических и социальных организаций Ирана.

Всего в заложники к террористам попало около семидесяти человек. Однако вскоре четырнадцать из них были отпущены. Исламисты сочли необходимым отпустить часть заложников в пропагандистских целях, однако среди освобожденных не было ни одного белого американца.

В плену у радикально настроенных революционеров осталось пятьдесят четыре человека.

Несмотря на то, что революционеры приложили огромные усилия, чтобы представить все произошедшее, как светский государственный переворот, всем сразу стало ясно, что в Иране произошел переворот религиозный, в ходе которого светская власть и старое духовенство были упразднены и бразды правления попали в руки радикально настроенных исламистов.

Реакция США

Вопрос о дальнейших взаимоотношениях с Ираном долгое время оставался открытым. Более того, прежде чем выбирать новый курс для внешней политики, американскому правительству было необходимо полностью разобраться в произошедшей ситуации. У Соединенных Штатов Америки на руках было немало заключенных с прошлой иранской властью договоров, и теперь новая власть требовала от Америки выполнения обязательств. Но США медлили, так как новая власть Ирана была представлена не политиками и мирным населением страны, а вооруженными повстанцами-боевиками, пропагандирующими идеи радикального ислама.

Выбрав политику временного невмешательства во внутренние дела молодой исламской власти, правительство США заключило с ней договор, в рамках которого удалось вывезти около семи тысяч граждан США на Родину. Также американцы смогли вывезти свою военную технику и разведывательное оборудование из страны, которое долгое время находилось возле советской границы и могло спровоцировать военный конфликт с СССР, если бы советская разведка узнала об этом.

Однако на этом сотрудничество двух государств закончилось, так как американские власти отказались продлевать с новой властью договор о поставках мощного оружия нового поколения. Разумеется, власти США были готовы пойти на уступки и переправить заказанное Ираном еще во времена правления шаха оружие. Но с одним условием – вместе с оружием в страну должны были прибыть и военные части американской армии, что, по сути, означало военную экспансию с целью вернуть все на свои прежние места.

В конце октября шаху, находящемуся на территории Америки, понадобилась медицинская помощь. Это дало американским властям повод заявить, что шаху необходима срочная госпитализация, и он находится в Америке на лечении, имея лишь временную визу, как пациент одной из клиник.

После этого радикально настроенные сторонники идеологии Хомейни решили оказать давление на США и одновременно убрать остатки законного иранского правительства. Несмотря на отсутствие явной угрозы жизням и безопасности заложников, томящихся в посольстве, президент США отдал приказ о начале подготовки возможной военной операции по их спасению. Появившаяся в начале 1980 года операция «Орлиный коготь» или «Дельта» и была той самой трагически завершившейся миссией, которой не суждено было никак повлиять на ход событий.

Законное правительство Ирана вдруг решило проявить твердость и в отсутствие шаха попытаться восстановить его власть и полномочия, заявив Америке, что предпримет все усилия для мирного разрешения конфликта, однако уже шестого ноября радио Тегерана передало официальное прошение премьер-министра Ирана об отставке, которое тот написал на имя Хомейни.

Духовный лидер террористов прошение удовлетворил, а заодно передал всю власть в руки «Исламского революционного совета», который отныне должен был решать все государственные и политические вопросы, начиная от выбора курса внешней и внутренней политики Ирана и заканчивая выборами президента и меджлиса.

Вот так, при помощи захвата всего одного здания и была организована знаменитая «исламская революция». Большинство специалистов в области истории полагают, что если бы запланированная американским правительством операция «Орлиный коготь» или «Дельта» в 1980 году завершилась успешно, то, возможно, никаких религиозных революций на Ближнем Востоке никогда бы не было.

Попытка дипломатического противостояния

Тем временем, на территории Ирана развернулись масштабные, по меркам страны, политические события. В начале зимы всенародный референдум, проведенный по настоянию Хомейни, одобрил новую власть и сам факт свержения прошлой власти. В январе 1980 года был избран новый президент, а уже в марте – мае сторонники радикального ислама сформировали и парламент. К сентябрю революционерам удалось создать постоянное правительство, способное представлять дипломатические интересы страны на международной арене.

В ответ на это американское правительство также решило принять радикальные меры, заморозив все финансовые активы, принадлежащие Ирану, а также объявив об эмбарго на нефть, добываемую на территории Ирана. Помимо этих мер, все дипломатические отношения с Ираном были разорваны, а также был введен полный экономический бойкот страны.

Ситуация явно становилась сложнее, международная атмосфера накалялась, и президент США решил пойти другим путем, отдав приказ о приведении в действие проекта проведения операции «Орлиный коготь» в Иране. Разумеется, тогда обе стороны были настроены довольно оптимистично, и никто из оппонентов даже не предполагал, чем может закончиться это противостояние. Американское правительство, уверенное в своих силах, не могло и подумать о возможно провале «Дельты».

Подготовка к операции не заняла много времени. Одним из самых сложных процессов в подготовке миссии стал процесс разведки, так как к гражданам США в Иране относились крайне недружелюбно, и было решено не отправлять в разведку специальный отряд, а незаконно запустить беспилотник с фотокамерой над территорией недружественной страны.

В апреле 1980 года Джимми Картер отдал прямой приказ о начале первой стадии операции «Орлиный коготь», которая в то время носила название «Горшок риса».

План миссии

Согласно разработанной стратегии действий, специальный отряд должен был скрытно проникнуть на территорию Ирана на шести транспортных самолетах, причем если три из них должны были перевозить бойцов американской армии, то оставшиеся три были доверху нагружены горючим, боеприпасами и всем необходимым для успешного осуществления операции.

Дозаправку самолетов и обеспечение солдат оружием и патронами планировалось провести в секретном объекте под кодовым названием «Пустыня-1», располагавшемся неподалеку от Тегерана. Объект неплохо охранялся заранее переправленными туда бойцами американской армии.

По меркам того времени, операция «Орлиный коготь» была довольно масштабной, учитывая, что ее конечной целью было освобождение всего пятидесяти четырех человек. Этой же ночью бойцы специальной группы должны были получить поддержку с воздуха, за которую было ответственно звено боевых вертолетов.

Далее группа «Дельта», состоявшая из отборных частей американского спецназа, погрузилась бы на вертолеты и благополучно достигла заранее оговоренного места вблизи Тегерана, где бы машины остались ждать бойцов вместе со спасенными пленниками, а военнослужащие отправились бы в столицу на шести грузовых автомобилях, замаскированных под обычные грузовики, принадлежавшие одной из местных компаний, торгующих фруктами.

В ночь на 26 апреля группа должна была осуществить штурм здания посольства, освободить заложников и вызвать вертолеты для огневой поддержки, а также для переброски людей в безопасное место. По расчетам сотрудников военных ведомств США, уже утром граждане страны вместе с военнослужащими должны были вернуться на родину в целости и сохранности.

Вот таким был изначальный план миссии, и, нужно сказать, что никто из высших чинов американского военного руководства не ожидал провала «Дельты».

Начало операции

С момента старта миссии, обстоятельства стали складываться не в пользу военнослужащих американской армии. По всем подготовленным документам с описанием «Орлиного когтя» операция должна была пройти гладко и бесшумно, однако судьба распорядилась иначе.

Первый этап специальной миссии прошел успешно – эскадрилья С-130 совершила успешную передислокацию в Египет. Американские власти смогли убедить правительство страны, что военные части вводятся в нее только ради проведения масштабных учений, в которых может принять участие и египетская армия. Из временной американской базы в Марокко часть солдат, которые должны были непосредственно участвовать в операции, были направлены на остров Масира, находящийся в юрисдикции Омана. Здесь была проведена тщательная и последняя подготовка к выполнению миссии.

В ночь на 24 апреля самолеты в очередной раз сократили расстояние до Тегерана, перелетев через Оманский залив.

С этого момента и начинается провал операции «Дельта форс». Место для посадки летающих цистерн было выбрано крайне неудачно. Вдобавок практически сразу после приземления одного из самолетов, по близлежащей дороге прошел автобус, который американские солдаты вынуждены были остановить и задержать для сохранения секретности миссии. Не успели они уничтожить следы своего пребывания, как на дороге показалась цистерна, наполненная авиационным керосином. Спецназ ФБР сразу же принял решительные меры, попросту уничтожив бензовоз при помощи залпа из пехотного гранатомета.

Прогремел взрыв такой мощности, что сразу же стало понятно – операция загублена на корню. Полковник Бекквит, отвечавший за выполнение миссии, проанализировал ситуацию:

  • Два боевых вертолета безвозвратно потеряны.
  • Столб пламени от догорающего бензовоза виден издалека и служит отличным сигналом для врагов.

В этих условиях командующий принял решение – необходимо отводить оставшиеся войска и ждать другого удобного случая для выполнения миссии «Орлиный коготь».

Катастрофа

Однако отдать приказ о прекращении операции он не успел. Один из транспортных вертолетов, сопровождающих миссию, не смог выполнить маневр вовремя и на полной скорости врезался в «Геркулес», наполненный топливом. Мощный взрыв уничтожил все топливо, припасенное для операции. Вскоре огонь перекинулся на полевые склады с оружием, и пустыня превратилась в один сплошной полыхающий факел. Судьба операции «Орлиный коготь» была решена.

Недалеко от места заправки располагался лагерь коммандос, которые с криками и стрельбой ворвались на базу, приняв взрывы горящих патронов за атаку боевиков. Парни начали стрелять друг в друга, и прошло немало времени, прежде чем стороны поняли, что являются союзниками. Операции «Орлиный коготь» в Иране не суждено было состояться.

Несмотря на наличие в кабинах военной техники сверхсекретных документов, полковник Бекквит приказал бросить все и в спешном порядке загружаться в оставшиеся целыми транспортные самолеты.

Критика

Ряд военных историков полагает, что провал «Орлиного когтя» был предсказуем. И дело здесь вовсе не в профессионализме американских солдат, а в недостаточной проработке деталей операции. Суть проблемы заключается в том, что в условиях, подобных тем, что были в Иране, проведение операций типа «Орлиного когтя» было попросту нецелесообразным. Ситуация в Иране подразумевала два пути решения: либо полноценное военное вторжение в страну, либо дипломатические переговоры. Американское правительство попыталось создать решение.

Которое находилось где-то посередине между двумя вышеописанными, что и привело к трагедии. Из-за попытки соблюсти все условия и предугадать все возможные неудачи, план операции получился слишком сложным и перегруженным. Осуществить проведение «Орлиного когтя» в Иране было невозможно, исходя из любого сценария развития событий. Обилие сосредоточенной для выполнения миссии военной техники попросту не могло адекватно взаимодействовать между собой из-за нехватки пространства.

Также можно поставить под сомнение успех операции в случае, если бы американским вооруженным силам все-таки удалось бы добраться до Тегерана, ожесточенное сопротивление местных повстанцев привело бы к кровавой бойне, которая переросла бы в длительную войну.

После неудачи

После провала операции «Орлиный коготь» госсекретарь Соединенных Штатов Америки отошел от выполнения своих полномочий, а правительство страны стало срочно разрабатывать план новой операции, которая должна была стать началом войны на Ближнем Востоке. Несмотря на попытки Ирана самостоятельно справиться с ситуацией, правительство Америки все же приняло решение о немедленном военном вторжении на территорию недружественной страны с целью освобождения заложников и возвращения прежнего политического режима. Новая миссия получила кодовое название «Барсук» и должна была стать логическим продолжением операции «Орлиный коготь 1980».

labuda.blog

Как обломался «Орлиный коготь» или Почему провалилась операция «Дельты» в Иране

 

25 апреля 1980 года в Тегеране беснующаяся толпа религиозных фанатиков выбросила на площадь перед посольством США под прицелы телекамер журналистов восемь трупов американских военнослужащих: пять летчиков ВВС и три летчика авиации морской пехоты США. Позже по всем телеканалам мира были показаны обломки самолета и вертолета, а также три целых вертолета RH-53D «Си Стэллион», которые навечно остались в иранской пустыне. Так закончилась попытка антитеррористической группы «Дельта» освободить 54 заложников, захваченных 4 ноября 1979 года в американском посольстве иранскими революционными гвардейцами с решительного благословения аятоллы Хомейни.

 

Предыстория «Дельты»

 

История «Дельты» начинается с 1960-х годов, когда командование американских «зеленых беретов» заключило договор с английской САС (три отдельных полка специальной авиационной службы САС составляли основу сил специальных операций Великобритании) о взаимном обмене людьми. Первым из американцев поехал в Англию командир 7-й группы «зеленых беретов» полковник Эдвардс, на следующий год туда отправился капитан Чарльз Бэквит. В июле 1962 года он прибыл в 22-й полк САС, где на себе испытал всю сложную систему отбора и подготовки личного состава, разработанную англичанами 21 год назад и усовершенствованную в последующем.

Первое открытие, которое сделал Бэквит, было таким: право носить берет с эмблемой САС необходимо заработать, пролив немало пота и крови. Достаточно сказать, что только проверочные испытания в полку САС разделены на пять этапов и занимают полгода.

Вернувшись в 1963 году из Англии, Бэквит начал убеждать свое руководство в необходимости создания спецподразделения, аналогичного САС. Командование откликнулось на предложение Бэквита. Был создан небольшой отряд, получивший кодовое название «Голубой свет». Сам же «идейный организатор и вдохновитель» оказался во Вьетнаме, где ему разрешили сформировать отряд по образцу САС. Группа Бэквита имела название «D». Она успешно участвовала во многих операциях против вьетконговцев.

Во Вьетнаме Бэквит был ранен в живот, трижды падал в подбитых вертолетах, однако уцелел. 21 ноября 1970 года Бэквит участвовал в операции с целью освобождения пленных американцев из лагеря Сан Пай под Ханоем. Операция была разыграна как по нотам, но пленных в лагере не оказалось…

Закончился Вьетнам, и началась эра международного терроризма. Все это время Бэквита не покидала мысль о создании американского аналога САС. Новый толчок идея Бэквита получила после успешной операции, проведенной немецкой группой ГСГ-9 по освобождению самолета компании «Люфтганза» в Могадишо. Не желая отставать от Германии, Белый дом дал антитеррористической борьбе зеленый свет. Бэквит начал создавать спецподразделение, которое, в память о своем подразделении времен вьетнамской войны, назвал «Дельтой».

Два года ушло на формирование и подготовку «Дельты». Она оказалась копией английской САС с поправкой на Соединенные Штаты. В основном американцев готовили эксперты САС, передавая им опыт в борьбе с терроризмом. И вот когда «Дельта» встала на ноги, пришло известие: посольство США в Иране захвачено, и пятьдесят четыре сотрудника госдепартамента США попали в заложники.

 

«Горшок риса»

 

С этого момента началась подготовка к операции по освобождению заложников. По приказу председателя комитета начальников штабов генерала Девида Джоунса была создана временная общевойсковая тактическая группа из представителей армии, ВВС, ВМС и корпуса морской пехоты США. Этап планирования и подготовки операции по спасению заложников получил условное наименование «Горшок риса», а сама операция на территории Ирана – «Орлиный коготь». Командующим группой был назначен генерал-майор Джеймс Вот, его заместителем по авиационным вопросам – генерал-майор ВВС Филипп Гаст. Непосредственно разработкой операции занимались полковник Бэквит и полковник ВВС Кайл. Оба они имели богатый опыт планирования спецопераций, но в силу сложившихся обстоятельств не могли противостоять указаниям генералов Вота и Гаста, которые зачастую высказывали неверное суждение или соглашались с сомнительными рекомендациями.

 

План освобождения

 

План освобождения заложников состоял в следующем: два эскадрона «Дельты» и рота рейнджеров на трех самолетах С-130 «Геркулес» с приданными самолетами-заправщиками должны были приземлиться в пункте «Пустыня-1», который находился примерно в 370 км юго-восточнее Тегерана. Туда же должны были прилететь восемь вертолетов RH-53D «Си Стэллион» («Морской конек»), которые базировались на авианосце «Нимитц», находящемся в Персидском заливе. Разница между посадками самолетов и вертолетов должна была составлять 30 минут. После высадки «Дельты» и дозаправки вертолетов самолеты «Геркулес» должны были возвратиться на аэродром вылета, а вертолеты – доставить бойцов «Дельты» в заранее намеченное укрытие вблизи Тегерана, до которого было два часа лету, а затем перелететь в другую точку, в 90 км от укрытия «Дельты», и в течение всего следующего дня оставаться там под маскировочными сетями.

Вечером 25 апреля оперработникам ЦРУ, заблаговременно заброшенным в Иран, предстояло на шести грузовиках доставить «Дельту» к посольству США. Ближе к полуночи группа должна была штурмовать здание посольства: по наружным стенам подобраться к окнам, проникнуть внутрь, ликвидировать охрану и освободить заложников. Затем планировалось вызвать вертолеты и либо с территории посольства, либо с расположенного по соседству футбольного поля эвакуироваться. С воздуха эвакуацию должны были поддерживать два самолета огневой поддержки АС-130Н.

Ранним утром 26 апреля вертолеты, пролетев 65 км на юг, приземлились бы на аэродроме Манзарийе, который к тому времени контролировала рота рейнджеров. Оттуда заложников предполагалось доставить в США на двух реактивных самолетах С-141, а рейнджеры должны были возвратиться на самолетах С-130.

Все оперативное обеспечение операции было поручено Центральному разведывательному управлению. Подбор площадок приземления, обеспечение транспортом, маршруты движения по городу – все эти вопросы отрабатывали сотрудники ЦРУ и доводили до участников операции.

 

Один из элементов

 

Во Флориде был построен полномасштабный макет посольского комплекса в Тегеране, и «Дельта» приступила к тренировкам. Тут-то и обнаружилось, что в предлагаемом плане многое не учтено. К примеру, мог дать сбой один из важных элементов тактической группы – вертолетчики. Дело в том, что командование ВМС настояло, чтобы в операции участвовали летчики ВМС (мотивация – армейские вертолеты, не имеющие складывающихся лопастей, не смогут разместиться на авианосце), и выделило для операции экипажи вертолетов – морских тральщиков. В ходе тренировок выяснилось, что летные экипажи не хотят учиться ночным и «слепым» полетам и не горят желанием участвовать в спасении заложников. С большим трудом Бэквиту удалось заменить летчиков ВМС на летчиков морской пехоты США. Дело сдвинулось. Всего «Дельта» провела 79 ночных тренировок освобождения заложников. Бэквит был более-менее спокоен, но до конца не доверял экипажам вертолетов, считая, что они могут подвести.

 

«Закон Мэрфи»

 

И вот после многочисленных согласований и доработок тактическая общевойсковая группа была готова приступить к спасению заложников. 20 апреля «Дельта» и рейнджеры на «Геркулесах» переместились на Вади-Кена, удаленный аэродром в Египте. Вертолеты перебазировались на авианосец «Нимитц». 24 апреля группа сосредоточилась в районе острова Масира. Через три часа после прибытия на Масиру была получена окончательная команда «Вперед». И тут вступил в силу «закон Мэрфи», или, говоря по-русски, «закон подлости». Вертолеты, взлетевшие с «Нимитца», столкнулись с феноменом погоды, известным в Иране под названием «хабуб», – поднявшимися в воздух мелкими частицами пыли. Видимость уменьшилась до нуля. Два из восьми вертолетов сбились с курса и вернулись на авианосец.

Второй «приятный» сюрприз ожидал Бэквита, «Дельту» и рейнджеров на площадке «Пустыня-1». Площадка, подготовленная оперативниками ЦРУ, находилась рядом с оживленным шоссе, и американцы были поражены огромным количеством транспорта, движущегося прямо перед приземлившимся самолетом. Вдобавок почти всех рейнджеров, которые должны были охранять периметр, рвало от тряски в воздухе. Только двое были в состоянии управлять мотоциклами и, подъехав к шоссе, сумели остановить автобус, взяв его пассажиров и водителя в плен.

В двигавшийся за автобусом грузовик рейнджеры сначала выстрелили из автомата, а после запустили гранату из подствольного гранатомета. В ночное небо взметнулся столб пламени. Оказывается, они подстрелили бензовоз. Следующий за грузовиком микроавтобус развернулся, подобрал водителя бензовоза и понесся прочь. Один из рейнджеров на мотоцикле пытался догнать его, но вскоре прекратил преследование и вернулся назад. Догнать микроавтобус было невозможно.

 

Его Величество Случай

 

С опозданием на пятьдесят минут прибыли оставшиеся шесть вертолетов. И сразу же командир вертолетчиков посоветовал Бэквиту «отменить спасение заложников». Бэквит встал перед проблемой: продолжать операцию или нет. Все вертолеты забиты под завязку так, что места для заложников не было. Но если оставить часть штурмовой команды, хватит ли сил освободить заложников? И потом еще вывести и эвакуировать на вертолетах пятьдесят четыре человека? А если еще один или два вертолета откажут?

Но пока Бэквит ломал голову, за него все решил Его Величество Случай. После дозаправки от С-130 один из «Морских коньков», маневрируя в поднятом ротором пылевом облаке, задел лопастями самолет-заправщик. Брызнули искры, и в следующее мгновение раздался колоссальной силы взрыв. После этого стало ясно, что операция провалилась, и Бэквит отдал приказ об аварийной эвакуации. В состоянии, близком к панике, «Дельта», рейнджеры и остальные погрузились на «Геркулесы» и два «Морских конька».

Когда на следующий день на место ночных взрывов прибыл иранский патруль, он нашел брошенные и сожженные остатки самолета и вертолета. Их снимки впоследствии облетели весь мир. Иранцам таким образом достались сгоревшие С-130 и RH-53D с трупами экипажей и три целых вертолета, якобы поврежденных при взрыве самолета-заправщика. На борту целых RH-53D «Си Стэллион» остались секретные документы, относящиеся к операции «Орлиный коготь».

Провалив операцию, Бэквит не смог выполнить личную просьбу президента США Джимми Картера: «Привезите назад все тела погибших американцев…». В результате президент стал жертвой возмущенного общественного мнения, а затем и избирателей. Для полковника Бэквита, который, по-сути, был виновен меньше всех, это также стало концом карьеры — его отправили на досрочную пенсию. Иранцы рассеяли заложников по всей стране, чтобы предотвратить какие-либо новые попытки освобождения, да к тому же получили вполне материальные доказательства в антиамериканской пропаганде.

Всего в этой операции погибли пятеро военнослужащих Военно-воздушных сил (экипаж C-130), и трое военнослужащих Командования морских перевозок США (экипаж RH-53), с иранской стороны погиб один гражданский — водитель бензовоза.

 

Почему «обломался» «Орлиный коготь»

 

В западной прессе много писалось о причинах провала операции по спасению заложников в Тегеране. Одни говорили, что виновата погода, другие, в том числе и Бэквит, обвиняли вертолетчиков, третьи во всем винили Бэквита и т.д.

Ошибочность таких суждений – в полярности мнений.

Анализируя причины неудачной операции, следует учесть:

Первое. Халатные действия ЦРУ при оперативном обеспечении операции: площадка «Пустыня-1» выбрана рядом с оживленной трассой. В западной прессе писалось, что эта операция ЦРУ была «по барабану», под этот шум оно планировало свержение режима Хомейни. Было бы правильнее поручить подготовку операции военной разведке. Как-никак одно ведомство, проще координировать действия.

Второе. Не смотря на то, что Бэквит был автором плана операции, он не мог подбирать себе тот личный состав, который был ему необходим, в частности вертолетчиков. В силу своего звания и должности Бэквит не мог оспаривать решения, принимаемые генералами. На мой взгляд, в этом случае над Бэквитом должен был быть не командир (начальник временной общевойсковой тактической группы), а координатор (в спецназе ГРУ он называется оперативным офицером) для решения тех вопросов, которые сам руководитель операции решить, в силу служебного положения, не в состоянии. В этом случае руководителю операции дается карт-бланш, но он несет полную ответственность за успех или неудачу проводимой операции.

Третье. Неспособность или нежелание некоторых участников операции выполнить свои функции. После этого случая в Минобороны США были сделаны соответствующие выводы и в ВВС созданы специальные подразделения, оснащенные самой современной техникой. Они предназначены для доставки и обеспечения действий сухопутного и морского спецназа в любой точке земного шара.

Четвертое. Недооценка американцами своего противника – иранского народа. Очень проблематично находиться около полутора суток во враждебной стране и провести операцию в центре многомиллионного города, пышущего ненавистью к американцам. Наверное Бэквиту не давал покоя успех израильтян четырехгодичной давности.

 

Вывод – проведение специальных операций всегда связано с большим риском, а по освобождению заложников особенно. Поэтому при планировании спецопераций необходимо учитывать любые, даже самые малейшие мелочи. Ведь, как известно, на войне мелочей не бывает.

 

 


СМОТРИТЕ ТАКЖЕ НА САЙТЕ «ОТВАГА»:

Второго выстрела не дано

Финским «волкам» от русских «медведей»

Пуля ударила в бронежилет…


Поделиться в социальных сетях:


otvaga2004.ru

Операция "Орлиный коготь": pravdoiskatel77 — LiveJournal

Из провальных американских операций за границей я был подробно знаком с широко распиаренным сражением в Могадишо (1993) или например с операцией в заливе "Свиней"

По этому рассказ makcim15 об операции "Орлиный коготь" мне был очень интересен. Кто еще не в курсе, предлагаю ознакомиться с подробностями и итогами.

... у американцев есть подразделение спецназа «Дельта». В США Дельта широко известна по голливудским фильмам, как «Детище Атакующего Чарли». В «смежных» (здесь тезис «конкурирующих» не отражает действительности) профильных организациях по всему миру, дельтовцы прославились как «Спецназ не знавший побед». В общем, дело было так.

Когда американцы решили создать собственный спецназ, заняться этим архиважным делом получили Чарльзу Бэкуиз, сильно орденоносному «зеленому берету», пользующемуся славой типа «не слегка отмороженного». Для овладения азами профессии его послали в Англию в 22-й полк «SAS». Сасовцы, вполне кстати заслуженно, считаются в мире ребятами суровыми и имеют в активе немало успешных операций. Судя по всему, учился Чарли плохо, ибо был беспредельно крут. Как там что, не известно, но через некоторое время, Атакующего Чарли братья по лагерю отправили обратно. Снабдив красивым дипломом. На Родине он подобрал себе команду и приступил к суровым тренировкам, перемежающемся не менее суровыми хоровыми воплями. И наконец, та-та-та-да!!! (вступают фанфары) 21 ноября 1977 года группа Дельта заступила на службу.

Полковник Чарльз Альвин Бэкуиз (Charles Alvin Beckwith)

Ребята просто рвались в бой и в ноябре 1979 года такая возможность им представилась. 4 ноября, возмущенные чем-то студенты Тегеранского Университета вломились в американское посольство и захватили в заложники 53 американских дипломата. Требование захватчиков заключалось в возвращении на историческую Родину сбежавшего из страны бывшего иранского шаха. И уворованных у нации сокровищ в качестве довеска (ну, чтобы два раза не требовать).

Джимми Картер и его советники не могли адекватно воспринять Иран, потому что Ираном теперь правили неадекватные люди. Картер и Бжезинский некоторое время поигрались с идеей ответного захвата иранских заложников на территории США, но быстро от нее отказались. Американцы боялись, что непредсказуемые аятоллы начнут расстреливать заложников. Никто не знал , как поступать с иранскими заложниками в этом случае. Бжезинский мрачно прокомментировал: “Они всегда могут вывалиться из вертолета в Красное море по дороге домой”.

Намаявшись вдоволь с иранскими дипломатическими упырями, президент Джимми Картер вспомнил, что в его распоряжении имеется, как ему докладывали, Лучший в Мире Спецназ и отдал Атакующему Чарли боевой приказ. По сути идиотский, но все же… Карт-бланш нашему герою выдали полный. «Маховик операции раскручивается», звучит музыка имперских штурмовиков из Звездных Войн...

Миссия была назначена на ночь 24 апреля 1980 года.

Командир миссии генерал Джеймв Воут и основатель Дельта Форс полковник Бэкуиз:

План освобождения заложников со­стоял в следующем: два эскадрона «Дель­ты» и рота рейнджеров на трех самолетах С-130 «Геркулес» с приданными самоле­тами-заправщиками должны были призе­млиться в пункте «Пустыня-1», который находился примерно в 370 км юго-восточ­нее Тегерана. Туда же должны были при­лететь восемь вертолетов RH-53D «Си Стеллион», которые базировались на авианосце «Нимитц», находящемся в Персидском заливе. Разница между посадками самолетов и вертолетов должна была со­ставлять 30 минут. После высадки «Дель­ты» и дозаправки вертолетов самолеты «Геркулес» должны были возвратиться на аэродром вылета, а вертолеты – доставить бойцов «Дельты» в заранее намеченное укрытие вблизи Тегерана, до которого бы­ло два часа лету, а затем перелететь в другую точку, в 90 км от укрытия «Дельты», и в течение всего следующего дня оставать­ся там под маскировочными сетями.

Схема операции "Орлиный коготь": Вечером 25 апреля оперработникам ЦРУ, заблаговременно заброшенным в Иран, предстояло на шести грузовиках до­ставить «Дельту» к посольству США. Бли­же к полуночи группа должна была штур­мовать здание посольства: по наружным стенам подобраться к окнам, проникнуть внутрь, ликвидировать охрану и освобо­дить заложников. Затем планировалось вызвать вертолеты и либо с территории посольства, либо с расположенного по со­седству футбольного поля эвакуироваться. С воздуха эвакуацию должны были под­держивать два самолета огневой поддерж­ки AC-130H. Ранним утром 26 апреля вертолеты, пролетев 65 км на юг, приземлились бы на аэродроме Манзарийе, который к тому времени контролировала рота рейнджеров. Оттуда заложников предполагалось доставить в США на двух реактивных са­молетах С-141, а рейнджеры должны были возвратиться на самолетах С-130.

90 дней спутники-шпионы США наблюдали за отдаленным районом пустыни Дашт-э-Кавир. Именно здесь было решено организовать базу освобождения американских дипломатов в Тегеране. За все это время по дороге, ведущий из Кума в Мешад проехали только два автомобиля. Именно здесь должны были приземлиться военно-транспортные самолеты С-130 с горючим, спецназом и оборудованием, необходимым для успешного завершения операции. Сюда с авианосца Nimitz в Персидском заливе должны были прилететь вертолеты, на которых американский десант будет переброшен в Тегеран.

Прежде чем приступить к этой операции, даже описание которой выглядит достаточно сложным делом, ЦРУ послали в Иран майора ВВС Джона Карни. Майор летел на легком шпионском самолете. Он должен был удостовериться, что почва в районе предполагаемой импровизированной взлетно-посадочной полосы достаточно тверда, и что С-130 не увязнут в песке. Высадившись, Карни обозначил четырьмя инфракрасными датчиками квадрат, в котором должны были приземлиться самолеты. Датчики не были видны невооруженным глазом, но при подлете к заданному участку летчики могли включить их с помощью пульта дистанционного управления и увидеть их в приборах ночного видения. Карни тщательно проверил поле между датчиками, убедился, что почва достаточно тверда, и что посреди поля нет куч мусора и опасных ям. По его мнению, площадка была “практически идеально ровной”. Пока Карни работал, мимо него проехали два иранских автомобиля. Никто его не заметил. Карни успешно завершил миссию, вернулся на самолете ЦРУ в Оман, и затем сразу вылетел в Лондон. Образцы привезенной им почвы были изучены и одобрены. Необычная активность иранских автомобилей в ту ночь, когда Карни готовил взлетное поле была объяснена как “аномалия”, и забыта.Местоположение базы Desert One было окончательно одобрено.

Грубая действительность, тем не менее, оказалась намного более прозаичной. Началось все с «вертушек»….. Дело в том, что командование ВМС настояло, чтобы в операции участвовали летчики ВМС (мотивация – армейские вертолеты, не имеющие складывающихся лопастей, не смогут разместиться на авиа­носце, отсюда в дальнейшем и модификация «D» вместо «C»), и выделило для операции экипажи вертолетов – морских тральщиков. Пилоты оказались в принципе «не заточены» под данную операцию. Полеты над пустыней – не их стезя. Пилоты были подготовлены к выполнению только одной боевой задачи: поиск и траление морских мин исключительно в дневное время суток с помощью опускаемого на буксировочном тросе большого трала. В ходе тренировок выяснилось, что летные экипажи не хотят учиться ночным и «сле­пым» полетам и не горят желанием участ­вовать в спасении заложников. С боль­шим трудом Бзкуизу удалось заменить летчиков ВМС на летчиков морской пе­хоты США. Дело сдвинулось. Всего «Дельта» провела 79 ночных тренировок по освобождению заложников, Бэквит был более-менее спокоен, но до конца не до­верял экипажам вертолетов, считая, что они могут подвести.

Иранцы не засекли радарами первый “Геркулес”. Они, однако, заметили полет 4 “Геркулесов” с горючим, но решили, что речь идет об иранских самолетах. Нация ждала американского вторжения, но явно не на турбовинтовых тихоходах. Приближаясь к Desert One пилоты первого самолета заметили странные облака молочного цвета. Сначала их вообще приняли за легкую дымку. Летчики позвали в кабину Джона Карни, который уже считался специалистом по Ирану. Они спросили его : “Что это за штука там?” Карни подумав, ответил : “Хабуб”. Летчики засмеялись над неизвестным и странным словом.

Они не знали, что хабуб похоронит их миссию.

Карни слышал про хабуб раньше, от пилотов ЦРУ, с которыми летал на разведку. Изменяющееся атмосферное давление в пустыне приводит к тому, что мельчайшие частицы песка поднимаются в воздух и висят в нем, иногда на высоте несколько тысяч метров, образуя вертикальное облако. Хабуб вряд ли мог навредить большим самолетам, но мог оказаться проблемой для вертолетов. Карни, подумав об этом, немедленно доложил на командный пункт в Вади Кена. Предупреждение Карни о хабубах вертолетчикам не передали – шифрование и дешифровка сообщений заняли слишком много времени, и командный пункт в Вади Кена мог предупредить вертолеты уже после того, как они улетели и выключили радио.

Это было самым серьезным промахом, который, в конечном итоге, стал главной причиной краха всей операции.

Вертолеты дружно влетели во второй хабуб, предполагая, что он исчезнет также быстро, как и первый. Вместо этого он становился все плотнее и плотнее. Скоро пилоты не видели ни своих вертолетов, ни земли. Вертолеты были вынуждены включить задние красные огни безопасности. Экипаж каждого вертолета один на один боролся с хабубом, и не все вышли победителями из этой борьбы.

Отсутствие ориентиров, жара и пыль стали причиной головокружения и тошноты. Пилоты были в приборах ночного видения, которые еще больше снижали глубину обзора и усиливали чувство тошноты. Резервная гидравлическая система одного из вертолетов вышла из строя. В обычных обстоятельствах это требовало немедленной посадки, но пилот решил продолжать.

После того, как вертолеты пролетели около 250 км над иранской территорией, случилась первая серьезная неприятность. Контрольная предупредительная лампочка в кабине шестого вертолета загорелась, предупреждая, что нечто сильно ударило по лопасти винта – потенциально фатальная проблема. Пилот немедленно приземлился. На лопасти была трещина, и вертолет дальше лететь не мог. Команда сожгла секретные руководства и инструкции и перебралась в восьмой вертолет, который приземлился рядом с шестым.

Лейтенант Родни Дэвис фиксировал отказ одной системы за другой. Вышел из строя электрический компас и несколько навигационных приборов. Его второй пилот был не в состоянии исполнять обязанности из-за головокружения и тошноты. Дэвис потерял из виду ведущий вертолет. Он не видел ориентиров на земле и не мог положиться на приборы. Он поднялся на высоту 2700 метров – пыль никуда не делась. Он знал, что впереди горы, но не знал точно где. Он достиг точки возврата – если бы он продолжил полет к Desert One, пути назад уже не было – горючего не хватило бы на обратный полет до авианосца. Он посоветовался с самым старшим по званию в вертолетной миссии – полковником Чаком Питтманом, который сидел в его вертолете. Они решили вернуться на авианосец. И они вернулись – не зная, что по пути один вертолет уже вышел из строя.

Чтобы вывезти всех заложников и десант, требовалось 4 транспортных вертолета. Так что любой намек на хотя бы зачаточную систему ПВО ставил операцию под нешуточную угрозу. Бэкуиза это ничуть не смутило. Он же «Атакующий». Помниться, у Чипа и Дейла на этот случай был припасен отличный девиз «Слабоумие и отвага!»

К сожалению, неприятности только начинались.

В разных источниках дальнейшие события описаны примерно одинаковы, с разницей в мелочах:

1 вариант. Как только “Геркулес” приземлился, капитан Ишимото и его люди немедленно выкатили джип и мотоциклы. Они увидели, что по пустынной дороге удирает цистерна и пикап. На цистерне, по всей видимости, везли ворованный бензин. “Дельта” не могла позволить увидавшим ее иранцам уйти. На этом неприятности не закончились, а только начались. Пропеллеры “Геркулеса” еще вращались, когда один из шокированных коммандос увидел, что прямо на них едет иранский автобус. Это был большой Мерседес, набитый изумленными иранцами, которые еще раз подтвердили главный закон ведения военных действий – абсолютную определенность того, что непредсказуемое и неожидаемое случится, в самый неподходящий момент. И момент был критическим. Один из членов группы Ишимото поняв, что цистерну не догнать, выпустил по ней противотанковую ракету. Поскольку он был профессионалом, ракета взорвалась, и цистерна взорвалась тоже. Один из находившихся в кабине иранцев успел выскочить и залезть в сопровождающий пикап, на котором и скрылся от преследователей.
2 вариант. Площадка, подготов­ленная оперативниками ЦРУ, находилась рядом с оживленным шоссе, и американ­цы были поражены огромным количест­вом транспорта, движущегося прямо пе­ред приземлившимся самолетом. Вдобавок почти всех рейнджеров, которые должны были охранять периметр, рвало от тряски в воздухе. Только двое были в состоянии управлять мотоциклами и, подъехав к шоссе, сумели остановить автобус, взяв его пассажиров и водителя в плен. В двигавшийся за автобусом грузовик рейнджеры сначала выстрелили из автома­та, а после запустили гранату из подствольного гранатомета. В ночное небо взметнулся столб пламени. Оказывается, они подстрелили бензовоз. Следующий за грузовиком микроавтобус развернулся, по­добрал водителя бензовоза и понесся прочь. Один из рейнджеров на мотоцикле пытался догнать его, но вскоре прекратил преследование и вернулся назад.

Секретная американская база в сердце иранской пустыни была внезапно освещена как футбольный матч в пятницу вечером в родном Техасе. Солдаты поснимали приборы ночного видения – в них больше не было никакой надобности. В последствие дельтовцы утверждали, что расстреляли бензовоз для того чтобы… заблокировать дорогу! В пустыне!!! Умницы… Пленных иранцев, между тем охранял медик Карл Сэйвори. Через некоторое время один из коммандос попросил доктора, который, очевидно, не был самым опытным на свете стрелком, вставить забытый магазин в М-16 – так, на всякий случай. После эксцессов с автобусом и бензовозом по описанию различных источников – «группа бойцов расположилась неподалеку от самолетов». Нигде не указано, что были выставлены элементарные дозорные охранения. Стало ясно, что максимум через полчаса на место действия явятся во всей своей красе обкатанные в войне с Ираком иранские бронированные мотопехотинцы. Которые не боятся вообще ни черта, так как аятолла Хомени им еще на присяге всем пропуск в Рай выписал.

Бэкуиз вынужден был принять решение об отмене миссии.

Десантники начали рассаживаться внутри “Геркулесов” на гигантские, практически уже опустошенные резиновые емкости от авиационного горючего. Некоторые сразу заснули. Сразу за одним из “Геркулесов”, готовившихся к вылету, с Дельта Форс на борту, стоял вертолет майора Шэфера, который только что заправился из того же самолета. К нему подошел диспетчер и велел убрать вертолет, чтобы дать возможность самолету маневрировать. У Шэфера было достаточно горючего, чтобы лететь к авианосцу, но руководители воздушной операции хотели, чтобы сначала улетели “Геркулесы”. Шэфер поднял свою машину метров на 10 над землей, с тем, чтобы дать возможность самолету развернуться. Лопасти его винта подняли густые клубы пыли.

Шэфер сосредоточился на размытой фигуре диспетчера, и кроме нее ничего не видел. Чтобы уйти от облака пыли, поднятого Шэфером, диспетчер передвинулся к левому крылу “Геркулеса”. Шэфер не заметил этого передвижения, но инстинктивно продолжал держать нос вертолета направленным на фигуру диспетчера.

Лопасти вертолета задели хвост “Геркулеса”.

Команда “Геркулеса” попыталась открыть задний трап. Выход был блокирован стеной пламени. Единственным путем спасения была боковая дверь по правому борту, на расстоянии две трети от хвоста. Командос Дельта были хорошо натренированы использовать именно эту дверь для парашютных прыжков, поэтому они покидали загорающийся самолет с завидной скоростью, прыгая с высоты около 3 метров.

Рвануло так, что огненный столб видели, наверное аж в самом Тегеране. Обе машины мгновенно сгорели вместе с экипажами (8 человек).

передача в аэропорту Цюриха тел погибших американцев, 6 мая 1980. Официально признанных погибших 8, а гробов передают — 9.

Еще четыре оказавшихся поблизости дельтовца получили тяжелейшие ожоги. Перепуганные спецназовцы, решив, что попали под огонь неприятеля, открыли шквальный огонь строго куда попало. Осколки от взорвавшегося “Геркулеса” изрикошетили четыре исправных вертолета. Три оставшихся “Геркулеса”, все еще частично наполненные авиационным топливом, начали разъезжаться в разных направлениях от места взрыва. Воздух был наполнен тяжелым запахом горящего бензина. На земле царил хаос. Десантники думали, что “Геркулесы” пытаются сбежать, бросив их, и останавливали самолеты.

Кончилось это безобразие до безобразия просто. Американские Рембо обиделись, тупо бросили «все как есть» и улетели домой на «выживших» Геркулесах. Оставив на земле 5 (ПЯТЬ!!!) RH-53D! Набитых секретной аппаратурой. Вместе с картами, таблицами кодов, шифрами, планами операции, тысячами долларов и реалов и с документами об американской агентуре в Иране, которые очень пригодились зарождавшейся контрразведке Исламской республики.

Несмотря на заверения, бросивших их экипажей, что машины подбиты и эксплуатации не подлежат вертолеты в дальнейшем долгие годы верой и правдой служили иранским вооруженным силам, (где они брали запчасти, нам лучше не знать). А на основе информации, полученной из документов, компетентные товарищи из Корпуса Стражи Исламской Революции «взяли» немало американских агентов и их пособников.

Бэкуиза вышвырнули из армии, что он посчитал подлостью и черной неблагодарностью – с «Атакующими» так не поступают! О чем повсеместно и заявлял долгие годы. А его детище Команда Дельта продолжила свое триумфальное шествие по миру. Ее мордовали в Азии, мордовали в Африке, мордовали в Южной Америке…

Единственно, где над суровыми американскими героями не глумились – это в Европе. Потому, как туда их не посылали. Чтобы хоть как-то возвысить Дельту хотя бы в собственных глазах, американцы сняли несколько странноватых фильмов «Команда Дельта». С Чаком Норрисом в главной роли. Ну, те, в которых с мотоциклов маленькие такие ракетки пачками стартовали, разнося в клочья танковые колонны… Это и было главным достижением детища Атакующего Чарли.

В результате операции «Орлиный коготь» погибли:

Исламская республика:

С иранской стороны американцами убит один мирный житель — пассажир бензовоза. Его личность не установлена.

Соединённые Штаты Америки:

Военнослужащие ВВС США, экипаж самолёта EC-130

Майор Гарольд Льюис-мл.

Майор Лин Макинтош

Майор Ричард Бакке

Капитан Чарльз Макмиллиан

Технический сержант Джоэль Майо

Военнослужащие КМП США, экипаж вертолёта RH-53

Штаб-сержант Дьюи Джонсон

Сержант Джон Харви

Капрал Джордж Холмс

6 мая 1980 г. президент Картер приказал объявить в стране траур по восьми «погибшим парням».

В операции «Орлиный коготь» участвовало в общей сложности 54 самолета и вертолета, группа «Дельта» в количестве 118 человек и рота рейнджеров. Операция «Орлиный коготь» обошлась в 150 млн. долларов.

Позже, когда вторжение на иранскую территорию стало достоянием гласности, султан Омана заявил протест и расторг договор с США, разрешавший их ВВС и ВМС использовать Масиру для своих нужд.

Иранские студенты освободили заложников в день инаугурации Рейгана, 20 января 1981 года, спустя 444 дня плена.

Вашингтон разморозил иранские активы на сумму 12 млрд. долларов. Огромная часть этих денег (4 млрд. долларов) пошла на выплаты по искам 330 американских компаний и частных лиц. Иран согласился на возвращение своих долгов различным иностранным банкам (3,7 млрд. долларов). Так что иранское правительство получило «чистыми» только 2,3 млрд. долларов.

При создании статьи в качестве источника использованы Просторы инета, при этом некоторые из статей противоречили друг другу. Так как фиаско Сил специальных назначений США — очевидно и не требует доказательств, то я старался использовать в первую очередь именно американские объяснения провала операции. Например, в большинстве статей утверждается, что столкновение произошло при дозаправке вертолета и только после этого принято решение об отмене операции.

Из wikipedia взята дата операции и список погибших, поэтому некоторые данные в статье отличаются от ВИКИ, в которой утверждается, что:

1. " один (вертолёт) из-за возможной поломки лопасти рухнул в воду сразу после взлета с авианосца".

2. План-эскиз временной базы в пустыне:

источник

pravdoiskatel77.livejournal.com

ОПЕРАЦИЯ «ОРЛИНЫЙ КОГОТЬ». ИРАН, 24 АПРЕЛЯ 1980 ГОДА. Часть 1.


25 апреля 1980 года, мир узнал о крахе военной операции по спасению американских дипломатов, взятых в заложники исламскими террористами в Тегеране.

Операция называлась “Коготь Орла”, и ее провал символизировал, по крайней мере, в глазах исламского мира, начало заката всемирной американской империи.

53 американских дипломата, включая временного поверенного в делах США в Иране, главу местной резидентуры ЦРУ и нескольких американских разведчиков, работавших под дипломатическим прикрытием, были взяты в заложники “революционными исламскими студентами” 4 ноября 1979 года.

Студенты требовали немедленного возвращения в Иран шаха Резы Пахлави и “извинений американских империалистов” за причиненные иранскому народу страдания.

Администрация президента Картера, проявлявшая редкую бесхребетность, пыталась вести безуспешные переговоры об освобождении заложников. Захват заложников, однако, вызвал беспрецедентую волну патриотизма в Америке, и, одновременно, самые негативные чувства по отношению к новому режиму в Тегеране. Внешние активы Ирана были заморожены специальным актом Конгресса, а жившие в США иранцы боялись публично говорить о стране своего рождения.

Общественное мнение и давление военных вынудило Картера согласиться с предложением секретных служб о силовом освобождении заложников.

Планирование и тайминг операции были чрезвычайно сложны. Американцы решили развернуть временный пункт по заправке горючим в иранской пустыне Язд близ города Табас. 4 американских транспортных самолета “Геркулес” должны были доставить на базу горючее, необходимое для дозаправки 8 (первоначально 9) вертолетов CH-53 Sea Stallion. Вертолеты позднее должны были перебросить американский спецназ на следующую временную взлетно-посадочную полосу близ Тегерана.



Sea Stallion были выбраны потому, что обладали наибольшей дальностью полета. Они могли достигнуть заправочного пункта в пустыне самостоятельно, вылетев с авианосца в Персидском заливе. Пилоты вертолетов, однако, не обладали опытом полетов в условиях гор и пустыни.

Высаженный вертолетами спецназ должен был быть погружен в уже купленные агентами ЦРУ в Иране грузовики-фургоны и ночью доставлен к посольству и к здания МИДа. После освобождения заложников всех должны были доставить к стадиону Амджадия.
Оттуда заложники и солдаты должны были быть эвакуированы на авиабазу Манзария в окрестностях Тегерана. Манзария должна была быть предварительно захвачена другой группой американского спецназа. Вся операция в Тегеране и вокруг него должна была прикрываться американскими штурмовиками с воздуха и сопровождаться диверсией и отключением электричества в Тегеране. С авиабазы Манзария все солдаты и заложники должны были быть эвакуированы на военно-транспортных самолетах “Геркулес”, опять-таки под прикрытием американских истребителей.

90 дней спутники-шпионы США наблюдали за отдаленным районом пустыни Дашт-э-Кавир. Именно здесь было решено организовать базу освобождения американских дипломатов в Тегеране. За все это время по дороге, ведущий из Кума в Мешад проехали только два автомобиля.
Именно здесь должны были приземлиться шесть военно-транспортных самолетов С-130 с горючим, спецназом и оборудованием, необходимым для успешного завершения операции. Сюда с авианосца Nimitz в Персидском заливе должны были прилететь 8 вертолетов Sea Stallion, на которых американский десант будет переброшен в Тегеран.


План операции в представлении американских аналитиков.Прежде чем приступить к этой операции, даже описание которой выглядит достаточно сложным делом, ЦРУ послали в Иран майора ВВС Джона Карни. Майор летел на легком шпионском самолете. Он должен был удостовериться, что почва в районе предполагаемой импровизированной взлетно-посадочной полосы достаточно тверда, и что С-130 не увязнут в песке.

Высадившись, Карни обозначил четырьмя инфракрасными датчиками квадрат, в котором должны были приземлиться самолеты. Датчики не были видны невооруженным глазом, но при подлете к заданному участку летчики могли включить их с помощью пульта дистанционного управления и увидеть их в приборах ночного видения. Карни тщательно проверил поле между датчиками, убедился, что почва достаточно тверда, и что посреди поля нет куч мусора и опасных ям. По его мнению, площадка была “практически идеально ровной”. Пока Карни работал, мимо него проехали два иранских автомобиля. Никто его не заметил.

Карни успешно завершил миссию, вернулся вместе на самолете ЦРУ в Оман, и затем сразу вылетел в Лондон. Образцы привезенной им почвы были изучены и одобрены. Необычная активность иранских автомобилей в ту ночь, когда Карни готовил взлетное поле была объяснена как “аномалия”, и забыта. Местоположение базы Desert One было окончательно одобрено.

Одновременно, группа американских оперативников во главе с майором Диком Мидоуз проникла в Тегеран. Мидоуз играл роль ирландского бизнесмена, а его команда изображала “группу предпринимателей из ФРГ”. Они проверили скрытые посадочные площадки в горах близ Тегерана, на которые должны были прибыть штурмовые группы Дельта Форс из пустыни непосредственно перед началом штурма здания американского посольства и иранского МИДа, где отдельно от других удерживался временный поверенный в делах США и сопровождавшие его лица. Они несколько дней и ночей наблюдали за порядком охраны здания посольства и остались довольны результатами. “Германские бизнесмены” ухитрились посетить здание МИДа, и, согласно их рекомендации, штурмовая группа для МИДа была значительно увеличена.

Дельта Форс на базе морской пехоты в Калифорнии, между тем, занимались бесконечной отработкой сложной миссии. Спецназовцам казалось, что они могут выполнить все необходимые стадии уже во сне. По плану, десантники, силой освободив заложников, должны были доставить их на стадион Амджадия, находившийся через дорогу от посольства.

Американцев поджимало время. Иранские ночи с наступлением весны становились все короче, отбирая у военных столь необходимые им ночные часы. В дипломатическом и моральном плане американское унижение достигло предела. В те времена была популярна следующая шутка о встрече Джимми Картера с духом легендарного президента-империалиста Теодора Рузвельта: “Рузвельт спрашивает Картера: Джимми, рассказывай, как дела? Картер: Ну вот, русские вторглись в Афганистан. Рузвельт: Сколько ядерных бомб ты на них сбросил? Картер: мы бойкотируем Олимпиаду. Рузвельт: Что еще? Картер: Иранцы захватили 53 американских дипломата заложниками в Тегеране. Рузвельт: Что? Сколько бомбардировщиков бомбят Иран? Сколько дивизий ты послал? Картер: Ни одной. Мы пытаемся использовать средства дипломатического сдерживания. Рузвельт: Ага, следующая шутка, которую мне расскажут – Америка подарила Панамский канал!”

Джимми Картер и его советники не могли адекватно воспринять Иран, потому что Ираном теперь правили неадекватные люди. Иран раздирали внутренние конфликты – между исламистами и левой герильей, между государством и вооруженными этническими милициями. На горизонте маячил Саддам с его территориальными претензиями, а соседний Афганистан только что оккупировали советские войска. В этих условиях, с точки зрения Картера, Бжезинского и любого рационального политика Ирану, независимо от идеологической и религиозной ориентации, необходимы были источники оружия и финансов – и альтернативы Америке не существовало. Несколько десятков американских заложников просто не стоили лобового столкновения с США, при отсутствии другого, сравнимого по мощи союзника.

Президент Бани-Садр пообещал Картеру, что заложников переведут в МИД, что породило кратковременную эйфорию в Белом Доме. Бани-Садр потребовал также, что судьбу заложников должен окончательно решить меджелис – еще не выбранный и не созванный, и до того момента, когда это случится, Америка “должна воздерживаться от враждебных заявлений”. Картер тихо согласился и с этим унизительным требованием.

Заложников, однако, в здание МИДа не перевели, что показывало силу аятолл и слабость марионеточного правительства Ирана. Картер, по его собственному признанию, “чувствовал себя идиотом”. Обман Бани-Садра стал последней каплей, переполнившей чашу терпения президента-мученика.

По решению администрации, дипломатические отношения с Ираном были наконец разорваны и иранские дипломаты высланы из Америки – включая тех, кто просил о политическом убежище.


Аятолла Хомейни.
Имам Хомейни прокомментировал разрыв дипотношений так: “Единственный достойный поступок, совершенный президентом Картером в пользу угнетенных народов”.

Кратковременные и успешные экскурсии Джона Карни и Джима Мидоуз в Иран имели огромный резонанс в Вашингтоне. Секретные явки, районы сбора, грузовики для перевозки Дельта Форс и заложников были готовы.

Единственной альтернативой посылке спецназа в Тегеран, в военном отношении, была морская блокада Ирана и минирование его портов. И военные и дипломаты, однако, соглашались в том, что это не вернет Америке ее заложников – и если вернет , то только в гробах.

Картер и Бжезинский некоторое время поигрались с идеей ответного захвата иранских заложников на территории США, но быстро от нее отказались. Американцы боялись, что непредсказуемые аятоллы начнут расстреливать заложников. Никто не знал , как поступать с иранскими заложниками в этом случае. Бжезинский мрачно прокомментировал: “Они всегда могут вывалиться из вертолета в Красное море по дороге домой”.

Командовать военной экспедицией по освобождению заложников был назначен создатель Дельта Форс полковник Бэквиз. Всю свою жизнь и всю свою карьеру он посвятил созданию этой элитной боевой группы. Годы тренировок и подготовки должны были увенчаться сложной и блестящей операцией, аналога которой не существовало в анналах военной истории. Бэквиз был вызван в Белый дом, где рассказал все подробности плана Картера. В конце разговора он сказал: “Господин президент, от имени моих людей, я надеюсь, что вы позволите нам сделать это”.

Восемь вертолетов ждали под палубой авианосца. С-130 должны были вылететь из Вади Кена – заброшенной советской взлетно-посадочной полосы в Египте, приземлиться на острове Масирах, близ побережья Омана.


Ужас пустыни - песчаная буря.
Миссия была назначена на ночь 24 апреля 1980 года.

Военно-транспортные “Геркулесы”, использовавшиеся для иранской экспедиции, были переоборудованы. Из первого С-130, летевшего к Desert One было убрано все, включая скамейки для десантников. В самолет были загружены джип, пять мотоциклов, система навигации, алюминиевые пластины, на которых должен был стоять самолет во время ожидания в пустыне, чтобы не провалиться в песок, полковник Бэквиз и 74 спецназовца Дельта Форс.

У границы “Геркулес” шел на высоте менее 100 метров, дабы уклониться от установленных самими американцами радаров береговой охраны. После этого самолет поднялся на высоту тысяча метров, что продолжало оставаться опасным – полет проходил над горами Заграс и радар в кабине пилотов постоянно предупреждающе звенел.

Бэквиз, после того, как было принято окончательное решение перебрасывать в Иран солдат на “Геркулесах”, а не на вертолетах, увеличил количество людей, принимающих участие в миссии за счет рейнджеров из Форт Беннинг. Задачей рейнджеров была охрана периметра Desert One, в том числе от возможного воздушного нападения иранцев, в случае обнаружения базы. Рейнджерами командовал капитан Ваде Ишимото, офицер разведки Дельта Форс. Рейнджеры, по плану, должны были последними покинуть Иран. На борту первого самолета также находились 13 человек из армейского спецназа. Они должны были взять штурмом здание МИДа и освободить американского временного поверенного Брюса Лэйнгена и сопровождавших его Виктора Томсета и Майкла Хаулэнда. В Иран снова летел майор ВВС Джон Карни. Он командовал небольшим переносным диспетчерским пунктом ВВС, который должен был координировать сложные маневры самолетов и вертолетов миссии спасения в иранском воздушном пространстве. В состав экспедиции входило 132 человека.

За первым С-130 Бэквиза следовали еще пять “Геркулесов”. В одном летел остаток спецназа, не поместившийся в первый самолет, четыре остальных везли в гигантских резиновых резервуарах авиационное топливо, необходимое для обратного путешествия.
В Вади Кена, Египет, ЦРУ устроило брифинг для членов экспедиции. Были сообщены новые важные подробности – большее количество заложников, чем предполагалось ранее, находились в здании канцелярии посольства.

Большинство спецназовцев Бэквиза отрастили длинные волосы, усы и бороды. Они были одеты в джинсы, тяжелые ботинки и полувоенные черные куртки с множеством карманов. Внешне они мало чем отличались от студентов, захвативших американских дипломатов в заложники. Одним из сценариев освобождения заложников было их похищение” конкурирующей вооруженной студенческой фракцией. По Женевской конвенции солдаты ( в отличие от шпионов) должны быть одеты военную форму. Дабы соблюсти это условие, у каждого на рукаве был американский флаг, прикрытый, однако, полоской ткани на липучке.
Вместе с Дельтой на “Геркулесах” летели несколько иранских добровольцев (все – американские граждане), а также два беглых иранских генерала. Один бывший агент САВАК, прошедший многомесячную подготовку “чтобы пристрелить нескольких фанатиков Хомейни” в последний момент перепугался и не полетел. Задачей людей, говоривших на фарси, было вести грузовики с “Дельтой” в Тегеран и по дороге заговаривать зубы охране блок-постов. Иранские генералы, в случае возникновения неожиданных затруднений, должны были сыграть роль высших офицеров разведки режима, и напустив на себя присущую важность, рассказать оппонентам, что те являются свидетелями тайной тренировки иранских элитных подразделений.

Иранцы не засекли радарами первый “Геркулес”. Они, однако, заметили полет 4 “Геркулесов” с горючим, но решили, что речь идет об иранских самолетах. Нация ждала американского вторжения, но явно не на турбовинтовых тихоходах.

Приближаясь к Desert One пилоты первого самолета заметили странные облака молочного цвета. Сначала их вообще приняли за легкую дымку. Летчики позвали в кабину Джона Карни, который уже считался специалистом по Ирану. Они спросили его : “Что это за штука там?” Карни подумав, ответил : “Хабуб”. Летчики засмеялись над неизвестным и странным словом. Они не знали, что хабуб похоронит их миссию.

Карни слышал про хабуб раньше, от пилотов ЦРУ, с которыми летал на разведку. Изменяющееся атмосферное давление в пустыне приводит к тому, что мельчайшие частицы песка поднимаются в воздух и висят в нем, иногда на высоте несколько тысяч метров, образуя вертикальное облако. Хабуб вряд ли мог навредить большим самолетам, но мог оказаться проблемой для вертолетов. Карни, подумав об этом, немедленно доложил на командный пункт в Вади Кена.

Карни сильно удивился тому, насколько мягко произошла посадка. Главной причиной был мельчайший песок, но и он же мог стать причиной дальнейших осложнений, когда несколько десятков работающих пропеллеров могли создать ( и создали) настоящую песчаную бурю.


Дислокация транспортных средств ВВС США послед высадки. 25 апреля 1980
Как только “Геркулес” приземлился, капитан Ишимото и его люди немедленно выкатили джип и мотоциклы. Они увидели, что по пустынной дороге удирает цистерна и пикап. На цистерне, по всей видимости , везли ворованный бензин. “Дельта” не могла позволить увидавшим ее иранцам уйти.

На этом неприятности не закончились, а только начались. Пропеллеры “Геркулеса” еще вращались, когда один из шокированных коммандос увидел, что прямо на них едет иранский автобус. Это был большой Мерседес, набитый изумленными иранцами, которые еще раз подтвердили главный закон ведения военных действий – абсолютную определенность того, что непредсказуемое и неожидаемое случится, в самый неподходящий момент. И момент был критическим. Один из членов группы Ишимото поняв, что цистерну не догнать, выпустил по ней противотанковую ракету. Поскольку он был профессионалом, ракета взорвалась, и цистерна взорвалась тоже. Один из находившихся в кабине иранцев успел выскочить и залезть в сопровождающий пикап, на котором и скрылся от преследователей.

Секретная американская база в сердце иранской пустыни была внезапно освещена как футбольный матч в пятницу вечером в родном Техасе. Солдаты поснимали приборы ночного видения – в них больше не было никакой надобности.

Автобус Мерседес между тем, остановился – с простреленным радиатором и простреленными шинами. Дельта Форс, не без труда, вывела из автобусов и обыскала 40 ошеломленных иранцев. Это были простые люди, автобус ехал из Язда в Табас. Оружия у них не было. Только один из них говорил по-английски, он сразу понял, что речь идет об американцах.

Вопрос о том, что делать с иранцами обсуждался немедленно и на самом высшем уровне – в Белом Доме. Бжезински рассказал обо все Картеру, и тот постановил, что единственное возможное решение – забрать пассажиров автобуса с собой на одном из “Геркулесов” и репатриировать их в Иран только после окончания операции.

Тем временем один из иранских генералов, решив , что дела пошли плохо, выкинул свой посеребренный револьвер в песок. Значительные время и усилия ушли на поиск пропавшего оружия – Бэквиз боялся, что револьвер мог найти один из пассажиров и тайно пронести его на борт “Геркулеса”. Поиски ничего не дали.


Та самая цистерна с ворованным бензином.
Второй С-130 с остатками Дельт Форс под командованием капитана Барраса зашел на посадку точно по расписанию. Один из ветеранов, Фитч, приветствовал шокированного бензиновым фейерверком офицера словами “Добро пожаловать в третью мировую войну!”.

По материалам Mark Bowden Guests of Ayatollah. Перевод postskriptum.org

mr-garett.livejournal.com

Операция "Орлиный коготь" - Мастерок.жж.рф — LiveJournal

Из провальных американских операций за границей я был подробно знаком с широко распиаренным сражением в Могадишо (1993) или например с операцией в заливе "Свиней"

По этому рассказ makcim15 об операции "Орлиный коготь" мне был очень интересен. Кто еще не в курсе, предлагаю ознакомиться с подробностями и итогами.

... у американцев есть подразделение спецназа «Дельта». В США Дельта широко известна по голливудским фильмам, как «Детище Атакующего Чарли». В «смежных» (здесь тезис «конкурирующих» не отражает действительности) профильных организациях по всему миру, дельтовцы прославились как «Спецназ не знавший побед». В общем, дело было так.

Когда американцы решили создать собственный спецназ, заняться этим архиважным делом получили Чарльзу Бэкуиз, сильно орденоносному «зеленому берету», пользующемуся славой типа «не слегка отмороженного». Для овладения азами профессии его послали в Англию в 22-й полк «SAS». Сасовцы, вполне кстати заслуженно, считаются в мире ребятами суровыми и имеют в активе немало успешных операций. Судя по всему, учился Чарли плохо, ибо был беспредельно крут. Как там что, не известно, но через некоторое время, Атакующего Чарли братья по лагерю отправили обратно. Снабдив красивым дипломом. На Родине он подобрал себе команду и приступил к суровым тренировкам, перемежающемся не менее суровыми хоровыми воплями. И наконец, та-та-та-да!!! (вступают фанфары) 21 ноября 1977 года группа Дельта заступила на службу.


Полковник Чарльз Альвин Бэкуиз (Charles Alvin Beckwith)

Ребята просто рвались в бой и в ноябре 1979 года такая возможность им представилась. 4 ноября, возмущенные чем-то студенты Тегеранского Университета вломились в американское посольство и захватили в заложники 53 американских дипломата. Требование захватчиков заключалось в возвращении на историческую Родину сбежавшего из страны бывшего иранского шаха. И уворованных у нации сокровищ в качестве довеска (ну, чтобы два раза не требовать).

Джимми Картер и его советники не могли адекватно воспринять Иран, потому что Ираном теперь правили неадекватные люди. Картер и Бжезинский некоторое время поигрались с идеей ответного захвата иранских заложников на территории США, но быстро от нее отказались. Американцы боялись, что непредсказуемые аятоллы начнут расстреливать заложников. Никто не знал , как поступать с иранскими заложниками в этом случае. Бжезинский мрачно прокомментировал: “Они всегда могут вывалиться из вертолета в Красное море по дороге домой”.

Намаявшись вдоволь с иранскими дипломатическими упырями, президент Джимми Картер вспомнил, что в его распоряжении имеется, как ему докладывали, Лучший в Мире Спецназ и отдал Атакующему Чарли боевой приказ. По сути идиотский, но все же… Карт-бланш нашему герою выдали полный. «Маховик операции раскручивается», звучит музыка имперских штурмовиков из Звездных Войн...

Миссия была назначена на ночь 24 апреля 1980 года.

Командир миссии генерал Джеймв Воут и основатель Дельта Форс полковник Бэкуиз:


План освобождения заложников со­стоял в следующем: два эскадрона «Дель­ты» и рота рейнджеров на трех самолетах С-130 «Геркулес» с приданными самоле­тами-заправщиками должны были призе­млиться в пункте «Пустыня-1», который находился примерно в 370 км юго-восточ­нее Тегерана. Туда же должны были при­лететь восемь вертолетов RH-53D «Си Стеллион», которые базировались на авианосце «Нимитц», находящемся в Персидском заливе. Разница между посадками самолетов и вертолетов должна была со­ставлять 30 минут. После высадки «Дель­ты» и дозаправки вертолетов самолеты «Геркулес» должны были возвратиться на аэродром вылета, а вертолеты – доставить бойцов «Дельты» в заранее намеченное укрытие вблизи Тегерана, до которого бы­ло два часа лету, а затем перелететь в другую точку, в 90 км от укрытия «Дельты», и в течение всего следующего дня оставать­ся там под маскировочными сетями.

Схема операции "Орлиный коготь": Вечером 25 апреля оперработникам ЦРУ, заблаговременно заброшенным в Иран, предстояло на шести грузовиках до­ставить «Дельту» к посольству США. Бли­же к полуночи группа должна была штур­мовать здание посольства: по наружным стенам подобраться к окнам, проникнуть внутрь, ликвидировать охрану и освобо­дить заложников. Затем планировалось вызвать вертолеты и либо с территории посольства, либо с расположенного по со­седству футбольного поля эвакуироваться. С воздуха эвакуацию должны были под­держивать два самолета огневой поддерж­ки AC-130H. Ранним утром 26 апреля вертолеты, пролетев 65 км на юг, приземлились бы на аэродроме Манзарийе, который к тому времени контролировала рота рейнджеров. Оттуда заложников предполагалось доставить в США на двух реактивных са­молетах С-141, а рейнджеры должны были возвратиться на самолетах С-130.

90 дней спутники-шпионы США наблюдали за отдаленным районом пустыни Дашт-э-Кавир. Именно здесь было решено организовать базу освобождения американских дипломатов в Тегеране. За все это время по дороге, ведущий из Кума в Мешад проехали только два автомобиля. Именно здесь должны были приземлиться военно-транспортные самолеты С-130 с горючим, спецназом и оборудованием, необходимым для успешного завершения операции. Сюда с авианосца Nimitz в Персидском заливе должны были прилететь вертолеты, на которых американский десант будет переброшен в Тегеран.

Прежде чем приступить к этой операции, даже описание которой выглядит достаточно сложным делом, ЦРУ послали в Иран майора ВВС Джона Карни. Майор летел на легком шпионском самолете. Он должен был удостовериться, что почва в районе предполагаемой импровизированной взлетно-посадочной полосы достаточно тверда, и что С-130 не увязнут в песке. Высадившись, Карни обозначил четырьмя инфракрасными датчиками квадрат, в котором должны были приземлиться самолеты. Датчики не были видны невооруженным глазом, но при подлете к заданному участку летчики могли включить их с помощью пульта дистанционного управления и увидеть их в приборах ночного видения. Карни тщательно проверил поле между датчиками, убедился, что почва достаточно тверда, и что посреди поля нет куч мусора и опасных ям. По его мнению, площадка была “практически идеально ровной”. Пока Карни работал, мимо него проехали два иранских автомобиля. Никто его не заметил. Карни успешно завершил миссию, вернулся на самолете ЦРУ в Оман, и затем сразу вылетел в Лондон. Образцы привезенной им почвы были изучены и одобрены. Необычная активность иранских автомобилей в ту ночь, когда Карни готовил взлетное поле была объяснена как “аномалия”, и забыта. Местоположение базы Desert One было окончательно одобрено.


Грубая действительность, тем не менее, оказалась намного более прозаичной. Началось все с «вертушек»….. Дело в том, что командование ВМС настояло, чтобы в операции участвовали летчики ВМС (мотивация – армейские вертолеты, не имеющие складывающихся лопастей, не смогут разместиться на авиа­носце, отсюда в дальнейшем и модификация «D» вместо «C»), и выделило для операции экипажи вертолетов – морских тральщиков. Пилоты оказались в принципе «не заточены» под данную операцию. Полеты над пустыней – не их стезя. Пилоты были подготовлены к выполнению только одной боевой задачи: поиск и траление морских мин исключительно в дневное время суток с помощью опускаемого на буксировочном тросе большого трала. В ходе тренировок выяснилось, что летные экипажи не хотят учиться ночным и «сле­пым» полетам и не горят желанием участ­вовать в спасении заложников. С боль­шим трудом Бзкуизу удалось заменить летчиков ВМС на летчиков морской пе­хоты США. Дело сдвинулось. Всего «Дельта» провела 79 ночных тренировок по освобождению заложников, Бэквит был более-менее спокоен, но до конца не до­верял экипажам вертолетов, считая, что они могут подвести.


Иранцы не засекли радарами первый “Геркулес”. Они, однако, заметили полет 4 “Геркулесов” с горючим, но решили, что речь идет об иранских самолетах. Нация ждала американского вторжения, но явно не на турбовинтовых тихоходах. Приближаясь к Desert One пилоты первого самолета заметили странные облака молочного цвета. Сначала их вообще приняли за легкую дымку. Летчики позвали в кабину Джона Карни, который уже считался специалистом по Ирану. Они спросили его : “Что это за штука там?” Карни подумав, ответил : “Хабуб”. Летчики засмеялись над неизвестным и странным словом.

Они не знали, что хабуб похоронит их миссию.

Карни слышал про хабуб раньше, от пилотов ЦРУ, с которыми летал на разведку. Изменяющееся атмосферное давление в пустыне приводит к тому, что мельчайшие частицы песка поднимаются в воздух и висят в нем, иногда на высоте несколько тысяч метров, образуя вертикальное облако. Хабуб вряд ли мог навредить большим самолетам, но мог оказаться проблемой для вертолетов. Карни, подумав об этом, немедленно доложил на командный пункт в Вади Кена. Предупреждение Карни о хабубах вертолетчикам не передали – шифрование и дешифровка сообщений заняли слишком много времени, и командный пункт в Вади Кена мог предупредить вертолеты уже после того, как они улетели и выключили радио.


Это было самым серьезным промахом, который, в конечном итоге, стал главной причиной краха всей операции.

Вертолеты дружно влетели во второй хабуб, предполагая, что он исчезнет также быстро, как и первый. Вместо этого он становился все плотнее и плотнее. Скоро пилоты не видели ни своих вертолетов, ни земли. Вертолеты были вынуждены включить задние красные огни безопасности. Экипаж каждого вертолета один на один боролся с хабубом, и не все вышли победителями из этой борьбы.

Отсутствие ориентиров, жара и пыль стали причиной головокружения и тошноты. Пилоты были в приборах ночного видения, которые еще больше снижали глубину обзора и усиливали чувство тошноты. Резервная гидравлическая система одного из вертолетов вышла из строя. В обычных обстоятельствах это требовало немедленной посадки, но пилот решил продолжать.

После того, как вертолеты пролетели около 250 км над иранской территорией, случилась первая серьезная неприятность. Контрольная предупредительная лампочка в кабине шестого вертолета загорелась, предупреждая, что нечто сильно ударило по лопасти винта – потенциально фатальная проблема. Пилот немедленно приземлился. На лопасти была трещина, и вертолет дальше лететь не мог. Команда сожгла секретные руководства и инструкции и перебралась в восьмой вертолет, который приземлился рядом с шестым.

Лейтенант Родни Дэвис фиксировал отказ одной системы за другой. Вышел из строя электрический компас и несколько навигационных приборов. Его второй пилот был не в состоянии исполнять обязанности из-за головокружения и тошноты. Дэвис потерял из виду ведущий вертолет. Он не видел ориентиров на земле и не мог положиться на приборы. Он поднялся на высоту 2700 метров – пыль никуда не делась. Он знал, что впереди горы, но не знал точно где. Он достиг точки возврата – если бы он продолжил полет к Desert One, пути назад уже не было – горючего не хватило бы на обратный полет до авианосца. Он посоветовался с самым старшим по званию в вертолетной миссии – полковником Чаком Питтманом, который сидел в его вертолете. Они решили вернуться на авианосец. И они вернулись – не зная, что по пути один вертолет уже вышел из строя.

Чтобы вывезти всех заложников и десант, требовалось 4 транспортных вертолета. Так что любой намек на хотя бы зачаточную систему ПВО ставил операцию под нешуточную угрозу. Бэкуиза это ничуть не смутило. Он же «Атакующий». Помниться, у Чипа и Дейла на этот случай был припасен отличный девиз «Слабоумие и отвага!»

К сожалению, неприятности только начинались.



В разных источниках дальнейшие события описаны примерно одинаковы, с разницей в мелочах:

1 вариант. Как только “Геркулес” приземлился, капитан Ишимото и его люди немедленно выкатили джип и мотоциклы. Они увидели, что по пустынной дороге удирает цистерна и пикап. На цистерне, по всей видимости, везли ворованный бензин. “Дельта” не могла позволить увидавшим ее иранцам уйти. На этом неприятности не закончились, а только начались. Пропеллеры “Геркулеса” еще вращались, когда один из шокированных коммандос увидел, что прямо на них едет иранский автобус. Это был большой Мерседес, набитый изумленными иранцами, которые еще раз подтвердили главный закон ведения военных действий – абсолютную определенность того, что непредсказуемое и неожидаемое случится, в самый неподходящий момент. И момент был критическим. Один из членов группы Ишимото поняв, что цистерну не догнать, выпустил по ней противотанковую ракету. Поскольку он был профессионалом, ракета взорвалась, и цистерна взорвалась тоже. Один из находившихся в кабине иранцев успел выскочить и залезть в сопровождающий пикап, на котором и скрылся от преследователей.

2 вариант. Площадка, подготов­ленная оперативниками ЦРУ, находилась рядом с оживленным шоссе, и американ­цы были поражены огромным количест­вом транспорта, движущегося прямо пе­ред приземлившимся самолетом. Вдобавок почти всех рейнджеров, которые должны были охранять периметр, рвало от тряски в воздухе. Только двое были в состоянии управлять мотоциклами и, подъехав к шоссе, сумели остановить автобус, взяв его пассажиров и водителя в плен. В двигавшийся за автобусом грузовик рейнджеры сначала выстрелили из автома­та, а после запустили гранату из подствольного гранатомета. В ночное небо взметнулся столб пламени. Оказывается, они подстрелили бензовоз. Следующий за грузовиком микроавтобус развернулся, по­добрал водителя бензовоза и понесся прочь. Один из рейнджеров на мотоцикле пытался догнать его, но вскоре прекратил преследование и вернулся назад.


Секретная американская база в сердце иранской пустыни была внезапно освещена как футбольный матч в пятницу вечером в родном Техасе. Солдаты поснимали приборы ночного видения – в них больше не было никакой надобности. В последствие дельтовцы утверждали, что расстреляли бензовоз для того чтобы… заблокировать дорогу! В пустыне!!! Умницы… Пленных иранцев, между тем охранял медик Карл Сэйвори. Через некоторое время один из коммандос попросил доктора, который, очевидно, не был самым опытным на свете стрелком, вставить забытый магазин в М-16 – так, на всякий случай. После эксцессов с автобусом и бензовозом по описанию различных источников – «группа бойцов расположилась неподалеку от самолетов». Нигде не указано, что были выставлены элементарные дозорные охранения. Стало ясно, что максимум через полчаса на место действия явятся во всей своей красе обкатанные в войне с Ираком иранские бронированные мотопехотинцы. Которые не боятся вообще ни черта, так как аятолла Хомени им еще на присяге всем пропуск в Рай выписал.

Бэкуиз вынужден был принять решение об отмене миссии.

Десантники начали рассаживаться внутри “Геркулесов” на гигантские, практически уже опустошенные резиновые емкости от авиационного горючего. Некоторые сразу заснули. Сразу за одним из “Геркулесов”, готовившихся к вылету, с Дельта Форс на борту, стоял вертолет майора Шэфера, который только что заправился из того же самолета. К нему подошел диспетчер и велел убрать вертолет, чтобы дать возможность самолету маневрировать. У Шэфера было достаточно горючего, чтобы лететь к авианосцу, но руководители воздушной операции хотели, чтобы сначала улетели “Геркулесы”. Шэфер поднял свою машину метров на 10 над землей, с тем, чтобы дать возможность самолету развернуться. Лопасти его винта подняли густые клубы пыли.


Шэфер сосредоточился на размытой фигуре диспетчера, и кроме нее ничего не видел. Чтобы уйти от облака пыли, поднятого Шэфером, диспетчер передвинулся к левому крылу “Геркулеса”. Шэфер не заметил этого передвижения, но инстинктивно продолжал держать нос вертолета направленным на фигуру диспетчера.

Лопасти вертолета задели хвост “Геркулеса”.

Команда “Геркулеса” попыталась открыть задний трап. Выход был блокирован стеной пламени. Единственным путем спасения была боковая дверь по правому борту, на расстоянии две трети от хвоста. Командос Дельта были хорошо натренированы использовать именно эту дверь для парашютных прыжков, поэтому они покидали загорающийся самолет с завидной скоростью, прыгая с высоты около 3 метров.


Рвануло так, что огненный столб видели, наверное аж в самом Тегеране. Обе машины мгновенно сгорели вместе с экипажами (8 человек).



передача в аэропорту Цюриха тел погибших американцев, 6 мая 1980. Официально признанных погибших 8, а гробов передают — 9.

Еще четыре оказавшихся поблизости дельтовца получили тяжелейшие ожоги. Перепуганные спецназовцы, решив, что попали под огонь неприятеля, открыли шквальный огонь строго куда попало. Осколки от взорвавшегося “Геркулеса” изрикошетили четыре исправных вертолета. Три оставшихся “Геркулеса”, все еще частично наполненные авиационным топливом, начали разъезжаться в разных направлениях от места взрыва. Воздух был наполнен тяжелым запахом горящего бензина. На земле царил хаос. Десантники думали, что “Геркулесы” пытаются сбежать, бросив их, и останавливали самолеты.

Кончилось это безобразие до безобразия просто. Американские Рембо обиделись, тупо бросили «все как есть» и улетели домой на «выживших» Геркулесах. Оставив на земле 5 (ПЯТЬ!!!) RH-53D! Набитых секретной аппаратурой. Вместе с картами, таблицами кодов, шифрами, планами операции, тысячами долларов и реалов и с документами об американской агентуре в Иране, которые очень пригодились зарождавшейся контрразведке Исламской республики.




Несмотря на заверения, бросивших их экипажей, что машины подбиты и эксплуатации не подлежат вертолеты в дальнейшем долгие годы верой и правдой служили иранским вооруженным силам, (где они брали запчасти, нам лучше не знать). А на основе информации, полученной из документов, компетентные товарищи из Корпуса Стражи Исламской Революции «взяли» немало американских агентов и их пособников.

Бэкуиза вышвырнули из армии, что он посчитал подлостью и черной неблагодарностью – с «Атакующими» так не поступают! О чем повсеместно и заявлял долгие годы. А его детище Команда Дельта продолжила свое триумфальное шествие по миру. Ее мордовали в Азии, мордовали в Африке, мордовали в Южной Америке…

Единственно, где над суровыми американскими героями не глумились – это в Европе. Потому, как туда их не посылали. Чтобы хоть как-то возвысить Дельту хотя бы в собственных глазах, американцы сняли несколько странноватых фильмов «Команда Дельта». С Чаком Норрисом в главной роли. Ну, те, в которых с мотоциклов маленькие такие ракетки пачками стартовали, разнося в клочья танковые колонны… Это и было главным достижением детища Атакующего Чарли.


В результате операции «Орлиный коготь» погибли:

Исламская республика:

С иранской стороны американцами убит один мирный житель — пассажир бензовоза. Его личность не установлена.

Соединённые Штаты Америки:

Военнослужащие ВВС США, экипаж самолёта EC-130

Майор Гарольд Льюис-мл.

Майор Лин Макинтош

Майор Ричард Бакке

Капитан Чарльз Макмиллиан

Технический сержант Джоэль Майо

Военнослужащие КМП США, экипаж вертолёта RH-53

Штаб-сержант Дьюи Джонсон

Сержант Джон Харви

Капрал Джордж Холмс

6 мая 1980 г. президент Картер приказал объявить в стране траур по восьми «погибшим парням».

В операции «Орлиный коготь» участвовало в общей сложности 54 самолета и вертолета, группа «Дельта» в количестве 118 человек и рота рейнджеров. Операция «Орлиный коготь» обошлась в 150 млн. долларов.

Позже, когда вторжение на иранскую территорию стало достоянием гласности, султан Омана заявил протест и расторг договор с США, разрешавший их ВВС и ВМС использовать Масиру для своих нужд.

Иранские студенты освободили заложников в день инаугурации Рейгана, 20 января 1981 года, спустя 444 дня плена.

Вашингтон разморозил иранские активы на сумму 12 млрд. долларов. Огромная часть этих денег (4 млрд. долларов) пошла на выплаты по искам 330 американских компаний и частных лиц. Иран согласился на возвращение своих долгов различным иностранным банкам (3,7 млрд. долларов). Так что иранское правительство получило «чистыми» только 2,3 млрд. долларов.

При создании статьи в качестве источника использованы Просторы инета, при этом некоторые из статей противоречили друг другу. Так как фиаско Сил специальных назначений США — очевидно и не требует доказательств, то я старался использовать в первую очередь именно американские объяснения провала операции. Например, в большинстве статей утверждается, что столкновение произошло при дозаправке вертолета и только после этого принято решение об отмене операции.

Из wikipedia взята дата операции и список погибших, поэтому некоторые данные в статье отличаются от ВИКИ, в которой утверждается, что:

1. " один (вертолёт) из-за возможной поломки лопасти рухнул в воду сразу после взлета с авианосца".

2. План-эскиз временной базы в пустыне:

источник


Вот вам еще История тайных операций ЦРУ и что это за Операция «Гребанный толстяк» и египетская демократия. Могу еще напомнить что это была за Операция «Дьявол» или решение экономических вопросов по американски и знаменитая операция "Аякс"

masterok.livejournal.com

Сломанный коготь «Дельты» | Warspot.ru

Американское спецподразделение «Дельта», специализирующееся на антитеррористических операциях, существует уже 40 лет и известно своими многочисленными операциями по всему миру. Его боевой дебют вышел весьма эффектным, вот только эффект этот был отрицательным.

Все началось 4 ноября 1979 года, когда охрана посольства США в Тегеране была смята и разоружена «революционными студентами». В заложниках оказалось 66 сотрудников посольства, но потом их осталось чуть более 50 — иранцы освободили женщин и чернокожих. Основным требованием захватчиков стало возвращение в страну бывшего шаха Ирана Мохаммеда реза Пехлеви.

Главной проблемой для администрации президента Картера стал тот факт, что пытаться договариваться с «временным правительством» было бессмысленно — реальная власть в стране принадлежала не им, а исламистам аятоллы Хомейни. Кроме внешнеполитических факторов имелся ещё и сильный внутренний стимул. Картер не рискнул использовать американские войска, чтобы поддержать режим Пехлеви, зато советские лидеры «не дрогнувшей рукой» ввели воинский контингент в соседний Афганистан. Между тем, соперником Картера на предстоящих выборах должен был стать герой вестернов Рональд Рейган. В этой ситуации главе Белого дома было весьма соблазнительно продемонстрировать избирателям — он тоже парень не промах и умеет решать проблемы страны в классическом ковбойском стиле. Бах-бах-бах — и все враги США лежат мёртвыми в уличной пыли.

План, не гладкий даже на бумаге

Подходящий инструмент вроде бы тоже имелся — 1-й оперативный отряд специального назначения США «Дельта», как раз незадолго до этого созданный полковником Беквитом. Чарльз «Атакующий Чарли» Беквит в начале 60-х прошёл в рамках обмена опытом стажировку в британском 22-м полку САС и загорелся идеей создать аналогичное подразделение в США. «Зелёный свет» он получил 19 ноября 1977 года. По его оценке, требовалось не менее 24 месяцев, чтобы создаваемое с нуля подразделение стало готово к выполнению боевых задач.

По стечению обстоятельств, именно 4 ноября 1979 года стало датой завершения формирования «Дельты». Формально подразделение было готово к выполнению боевых задач, на деле же Беквит наверняка понимал, что начинать стоило бы с операции попроще.

Иранские демонстранты на ограде захваченного американского посольства в Тегеране

Впрочем, на бумаге в Вашингтоне предстоящая операция выглядела не очень сложной. «Дельтовцам» всего-то надо было перелететь с базы США в Омане на аэродром подскока в иранской пустыне, там пересесть на вертолёты, перелететь в следующую точку около Тегерана, там пересесть в грузовики, которые должны были обеспечить заранее заброшенные агенты ЦРУ, и взять штурмом захваченное посольство. Последний пункт особых опасений не вызывал — вряд ли иранцы были готовы отражать полномасштабную атаку посреди собственной столицы.

Затем в планах освобождённых заложников и «дельтовцев» вновь подбирали вертолёты и доставляли на следующий аэродром, в полусотне километров от Тегерана, который к этому моменту должны были захватить рейнджеры из 75-го полка. Там все рассаживались по транспортным самолётам и благополучно разлетались по домам, а в овальном кабинете открывали шампанское за победу «Дельты» и заодно — Джимми Картера на будущих выборах.

Можно предположить, что создатели этого плана вдохновлялись рейдом на Энтеббе, проведённым израильским спецназом в 1976 году. Однако, по сравнению с планами янки, израильская операция выглядела простой, как схема кирпича. Помимо прочего, необходимость задействовать различные рода войск, каждый со своим «интересом», делала операцию с громким названием «Орлиный коготь» (Eagle Claw) похожей на иллюстрацию к басне Крылова про лебедя, рака и щуку.

Проблемы начались ещё на стадии подготовки. «Вертолётную» составляющую было решено укомплектовать палубными машинами RH-53D. Эти вертолёты, вариант в виде тральщика хорошо известного СH-53, имелись на борту находящихся поблизости авианосцев, так что их вылет не привлёк бы особого внимания, в отличие от факта появления на борту сухопутных машин. Но штатные экипажи назначенных для операции машин имели опыт в поиске и тралении морских мин — задача, мягко говоря, отличающаяся от высадки десанта в глубине враждебной страны. По настоянию Беквита их заменили на пилотов однотипных десантных CН-53 из Корпуса морской пехоты США. Это было уже чуть лучше, но и эти пилоты обучались главным образом высадке с кораблей в светлое время суток. По плану же, вертолётам предстоял дальний полёт в ночное время и на малой высоте.

Ещё одним сомнительным моментом был выбор места временного аэродрома, получившего название «Пустыня-1». В этом качестве было решено использовать заброшенный британский аэродром времён Второй мировой войны. По данным спутниковой разведки, никакой активности иранцев в этом районе не фиксировалось. Окончательную доразведку аэродрома было поручено провести майору ВВС Джону Карни совместно с ЦРУ. На лёгком двухмоторном самолёте DHC-6 «Твин Оттер», рассчитанном на использование с небольших неподготовленных грунтовых площадок, они высадились на будущей «Пустыне-1». По воспоминаниям Карни, это был «большой самолёт для трёх человек, но не в том случае, когда в него впихнут мотоцикл и дополнительный резиновый бак с топливом».

Бойцы «Дельты» в «полугражданском» и с отпущенными бородами в ходе подготовки к операции

У высаженного в пустыне Карни был час, чтобы взять пробы грунта и расставить инфракрасные маяки, которые должны были включиться по радиосигналу с подлетающих транспортников. Опоздать на самолёт ему не хотелось. Альтернативой была система, состоящая из троса и воздушного шара. Шар должен был поднять человека в воздух, где его подхватывал специально оборудованный C-130 «Геркулес». Карни очень не хотелось проверять, как это будет работать, так что на самолёт он успел.

Анализ проб подтвердил, что старый аэродром вполне способен принять C-130. Это была хорошая новость. Плохая же заключалась в том, что прямо через аэродром проходило шоссе, по которому в ночь визита Карни проехало два автомобиля. Но, поскольку перекраивать весь план операции было сложно и долго, а из Белого дома требовали провести операцию как можно скорее, командование решило поступить по принципу «если факты не соответствуют теории, тем хуже для фактов». Появление иранских машин было наречено «аномалией» и не отразилось в расчётах.

Пыль и контрабандисты — враги спецназа

Вечером 24 апреля 1980 года с базы США в Омане стартовали транспортные «Геркулесы». Три самолёта взяли на борт «Дельту» и рейнджеров, ещё три самолёта были загружены горючим в резиновых баках. На борту первого С-130 находились Чарли Беквит, Карни и командир транспортников Джеймс Кайл. Чуть позже с палубы авианосца «Нимиц» стартовала восьмёрка вертолётов — операция «Орлиный коготь» началась.

Чтобы избежать обнаружения радарами, пилотам RH-53D было приказано держаться у самой земли. Учитывая, что в это же время в небе над ними летели гораздо более заметные С-130, это была не самая разумная идея. Впрочем, сам по себе низковысотный полёт был не так уж страшен для опытных пилотов, пусть даже пилотировать приходилось в очках ночного видения.

Члены 8-й эскадрильи специальных операций перед самолётом MC-130E незадолго до участия в операции «Орлиный коготь». Майор Лин Макинтош (четвёртый справа) был одним из погибших в ходе миссии

Настоящая проблема из кабины головного С-130 выглядела как лёгкая дымка над пустыней. На самом деле это были пылевые тучи. Летящим высоко над землёй «Геркулесам» песчаная буря не угрожала, а вот вертолётам…

Однако предупредить пилотов вертолётов напрямую Беквит и Карни не могли — имевшаяся на «Геркулесах» аппаратура спутниковой связи не совпадала с частотами вертолётчиков. Предупреждение через штаб операции в Египте запоздало — вертолёты влетели в пылевую бурю. Видимость, в ночное время и без того не лучшая, стала почти нулевой, в кабинах поднялась температура. Затем техника начала «сыпаться».

Первым вышел из строя вертолёт №6: контрольные приборы сообщили об ударе о лопасти. Осмотр севшего на вынужденную RH-53D дал неутешительные результаты — на одной из лопастей появилась трещина. Уничтожив секретные документы, экипаж перебрался в другую машину. Следующая жертва была серьёзнее — вышла из строя часть оборудования в машине №5 полковника Питтмана, командира вертолётчиков. Оценив обстановку, тот принял решение возвращаться на авианосец.

В итоге из восьми стартовавших RH-53D до «Пустыни-1» добралось шесть машин. При этом ещё у одного вертолёта отказала резервная гидравлическая система. Пилот готов был рискнуть и продолжить миссию без неё, но заменивший Питтмана офицер морпехов категорически запретил поднимать неисправную машину в воздух.

Один из вертолётов RH-53D, перекрашенный «под пустыню» и лишённый опознавательных знаков, на палубе авианосца «Нимиц»

Остальным участникам «Когтя» тоже не пришлось долго скучать. Едва «Геркулесы» начали приземляться, как на дороге, проходящей через аэродром, показался автобус. Вряд ли садившиеся в него иранцы могли предположить, что через несколько часов их судьба будет решаться на самом высоком уровне, включая советника президента по национальной безопасности Збигнева Бжезинского и самого Картера. Было решено, что иранцев придётся взять собой в одном из транспортников и затем депортировать обратно в Иран.

Следом за автобусом на дороге появился бензовоз в сопровождении пикапа. Вероятнее всего, в нём перевозили краденое или контрабандное горючее, поскольку при попытке его остановить водитель попытался уйти в пустыню. В итоге, бензовоз «остановили» гранатомётом. Водитель погиб, его напарник успел перебраться в пикап и удрать. Как иронически отмечают почти все описания произошедшего, «после этого нужды в очках ночного видения уже не было!» Следующие С-130 и RH-53D садились на площадку, освещённую громадным костром. В ответ на недоумённый вопрос одного из прилетевших о том, что происходит, последовала мрачная шутка: «Третья мировая война».

Провал операции

Надо отдать должное «Атакующему Чарли»: это была первая миссия «Дельты», и, учитывая «политические аспекты», он понимал, что под угрозой не только его собственная карьера, но и судьба всего нового подразделения. Однако арифметика была явно не в его пользу. Для выполнения задания требовалось шесть вертолётов, а на «Пустыне-1» исправными их оставалось только пять. Не было никакой гарантии, что и эти RH-53D дотянут до конца операции. В плане «Когтя» после слов «…меньше шести вертолётов» стояло «ПРЕКРАТИТЬ», и это было единственное слово на странице, напечатанное заглавными буквами. Беквит принял решение прервать миссию и вернуться.

Схема расположения приземлившейся техники на аэродроме «Пустыня-1»

Разочарованные десантники начали рассаживаться по «Геркулесам» — прямо на полупустые резиновые баки из-под горючего. Транспортникам предстояло взлетать первыми, но манёвру одного из них мешал вертолёт №3 майора Шефера. Перекатить его по земле мешала лопнувшая шина, поэтому было решено перелететь на другое место. Элементарная операция в обычное время — но, сосредоточившись на управлении, Шефер не разглядел, что дававший ему указания контролёр отступил к крылу «Геркулеса», спасаясь от поднятой лопастями пыли. Тот не знал, что его фигура была практически единственным, что различал пилот, и Шефер, ориентируясь по ней, тоже повёл вертолёт вперёд.

Через несколько секунд лопасти «Морского жеребца», словно гигантская циркулярка, вспороли обшивку «Геркулеса». Раздался лязг раздираемого металла, полетели снопы искр, и на «Пустыне-1» полыхнул новый костёр, едва ли не ярче первого. Взвод находившихся на борту «дельтовцев» успел покинуть горящий С-130, прежде чем в хвосте самолёта начали рваться боеприпасы. Пятеро членов экипажа «Геркулеса» и трое вертолётчиков погибли, ещё несколько человек серьёзно обгорели. Разлетевшимися обломками повредило соседние вертолёты.

Бойцы в остальных самолётах после взрыва решили, что «Пустыня-1» атакована иранцами и, рассредоточившись, открыли огонь — просто в темноту вокруг. Дополнительную сумятицу внесли оставшиеся С-130, пытавшиеся укатиться подальше от полыхавшей лужи топлива, и некоторые солдаты решили, что лётчики струсили и бросают их посреди Ирана. Беквиту с трудом удалось навести хоть какое-то подобие порядка, но всё равно отлёт с «Пустыни-1» больше напоминал паническое бегство. Пленным иранцам приказали ждать утра в автобусе, перерезав провода зажигания и выдав наспех сочинённую байку о снайперах, которые будут следить за ними.

Сгоревшее крыло «Геркулеса», за которым виден один из брошенных вертолётов

В останках «Геркулеса» время от времени продолжали рваться боеприпасы, и американцы даже не рискнули взорвать оставшиеся вертолёты. Вместо этого через штаб в Египте был подан запрос на бомбово-штурмовой удар по «Пустыне-1», однако штурмовики так и не прилетели — в штабе решили, что риск гибели находящихся на полосе гражданских слишком велик. Возможно, решение было бы другим, если бы на базе знали, что в RH-53D осталось нетронутым не только снаряжение, включая секретную аппаратуру, но и документы — полное описание операции, вплоть до данных о сотрудничавших с ЦРУ иранцах.

Итогом операции «Орлиный коготь» стала потеря восьми человек, одного транспортного самолёта С-130 и семи вертолётов RH-53D, часть из которых иранцы впоследствии восстановили. Захваченные в посольстве заложники были возвращены в США после долгих дипломатических переговоров уже при следующем президенте, которого звали Рональд Рейган. Создатель «Дельты» Чарльз «Атакующий Чарли» Беквит после провала иранской миссии ушёл в отставку.


Литература:

  • Bottoms, Mike. Carney receives Simons Award. 2007
  • Bowden, Mark. Guests Of The Ayatollah: The First Battle In America's War With Militant Islam. 2006
  • Bowden, Mark. The Desert One Debacle. 2016
  • Kamps, Charles Tustin. Operation Eagle Claw: The Iran Hostage Rescue Mission. 2006

warspot.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *