Содержание

10 фактов об оккупации Киева

Немецкие войска вошли в Киев 19 сентября 1941 года. Более чем через два года, 6 ноября 1943 года, последние подразделения Вермахта покинули Киев, отступив в юго-западном направлении. Завершился один из самых трагических периодов истории столицы Украины – его немецко-фашистская оккупация, продлившаяся 778 дней.

Эвакуация

До начала войны население Киева составляло приблизительно 846 тысяч человек. Около 200 тысяч киевлян были мобилизованы в армию и ушли на фронт – подавляющее их большинство погибло. Еще 325–350 тысяч человек эвакуировались вместе с предприятиями и организациями столицы. Только через Киевский транспортный узел было эвакуировано 197 предприятий города, 32 высших и средних специальных учебных заведения, а также НИИ.

Киевляне наблюдают за вступлением в город первых немецких частей, 19.09.1941
Источник – pomnivoinu.ru

Катастрофическое сокращение населения города

Из оставшихся в городе 400 тысяч человек в ноябре 1943 года освободителей встречало лишь 180 тысяч киевлян. Во время оккупации около 100 тысяч человек было вывезено в Германию на принудительные работы – многие из этих несчастных домой так и не вернулись. Кроме того, десятки тысяч людей погибли от голода и холода, попали в число убитых во время чисток по национальному признаку или были расстреляны как заложники. Значительная часть населения бежала в близлежащие села, спасаясь от голодной смерти. В 1945 году численность населения Киева составила 470 тысяч человек.

Убитый на улице Киева (возможно, военнопленный или еврей), 01.10.1941
Источник – filmsmusic.ru

Разграбление киевских магазинов

Днем 19 сентября 1941 года, когда советские войска уже покинули Киев, а немецкие еще не вошли, киевляне разгромили практически все магазины города, забрав оттуда все, что можно было унести. Позже, под страхом смертной казни, оккупационные власти заставили население вернуть часть украденного.

Разбитая мебель, выброшенная из разгромленных магазинов возле Бессарабского рынка. В отдалении
видна разбитая баррикада из мешков с землей на улице Круглоуниверситетской. Сентябрь 1941 года
Источник – zalizyaka.livejournal.com

Подрыв Крещатика

При отступлении инженерные части и подразделения НКВД 37-й армии Юго-Западного фронта подорвали мосты через Днепр, при этом Наводницкий мост был подожжен, а затем подорван, когда на нем еще находились отступавшие ополченцы. Были также взорваны электроподстанция и водонасосная станция, горел подожженный во время боя вокзал, был подорван подвижной и маневровый железнодорожный состав (точнее, та его часть, которую не успели эвакуировать), железнодорожные стрелки, здания штабов Пинской флотилии, охранных войск НКВД и т. д. По донесению предателя немецкими саперами были разминированы здания некоторых киевских учреждений, поэтому немецкое командование посчитало, что больше взрывов в Киеве не будет. Но через пять дней, 24 сентября 1941 года, с интервалом в 10–15 минут начали взрываться гостиницы, магазины и жилые дома на Крещатике и прилегающих улицах. Запылали бутылки с зажигательной смесью (предварительно складированные на крышах этих зданий), которые, по официальной версии, должны были использовать бойцы ополчения во время уличных боев за город. Немецкие подразделения пытались тушить пожар, но шланг брандспойта, протянутый от Крещатика вниз к Днепру, был перерезан неизвестными. Пожары и взрывы продолжались до 28 сентября и производились при помощи радиоуправляемых мин, тайно заложенных специальными командами НКВД задолго до сдачи города. В результате этой масштабной диверсии дома на Крещатике выгорели почти все, уцелело лишь несколько домов в конце улицы. Точная численность немецких потерь неизвестна до сих пор, ясно лишь то, что эта акция произвела ошеломляющий психологический эффект на высшее руководство Германии.

Сгоревший Крещатик, сентябрь 1941 года
Источник – thumbs.weltum.de

Массовые расстрелы в Бабьем Яру

После начала взрывов на Крещатике весь Киев был обклеен объявлениями оккупационных властей следующего содержания: «Все жиды города Киева и его окрестностей должны явиться в понедельник 29 сентября 1941 года к 8 часам утра на угол Мельниковской и Дохтуровской (возле кладбища) (под «Дохтуровской» имелась в виду улица Дегтяревская – прим. автора). Взять с собой документы, деньги, ценные вещи, а также теплую одежду, белье и проч. Кто из жидов не выполнит этого распоряжения и будет найден в другом месте, будет расстрелян. Кто из граждан проникнет в оставленные жидами квартиры и присвоит себе вещи, будет расстрелян». 29 сентября 1941 года всех собравшихся отконвоировали к глубокому оврагу на тогдашней окраине города, носящему название Бабий Яр, и там расстреляли, предварительно раздев и складировав одежду и личные вещи убитых. Маленьких детей сбрасывали в овраг и закапывали живыми. Только по немецкой статистике в результате этой акции, проведенной 29–30 сентября 1941 года, погибло 33 771 человека (дети до 3 лет не учитывались). Уцелеть, выбраться из оврага и рассказать миру о содеянном зверстве удалось единицам. По одной из версий это массовое убийство проводила зондеркоманда 4а под командованием штандартенфюрера Пауля Блобеля при участии частей 6-й армии Вермахта и украинской вспомогательной полиции в составе Киевского и Буковинского куреней ОУН (м). Однако согласно исследованиям некоторых историков, в частности, Виталия Нахмановича, Буковинский курень участия в сентябрьских расстрелах не принимал и не мог принимать, так как прибыл в Киев после 10 октября 1941 года. Казни в Бабьем Яру евреев, цыган, коммунистов, подпольщиков, заложников, военнопленных, священников, а несколько позже и украинских националистов не прекращались в течение всего времени оккупации. Общее количество расстрелянных неизвестно, и, по различным оценкам, составляет от 75 до 200 тысяч человек.

Немецкие солдаты роются в вещах расстрелянных. Бабий Яр, 01.10.1941
Автор – Иоганн Хехле (Johannes Hahle), фотограф 637-го немецкого отряда пропаганды 6-й армии
Источник – warnet.ws

Взрыв Успенского собора Киево-Печерской лавры

3 ноября 1941 года был взорван один из немногих киевских храмов домонгольского периода – Успенский собор Киево-Печерской лавры. Собор был взорван через два часа после его посещения Йозефом Тисо, лидером одной из союзных Гитлеру держав – Словакии. Немецкая пропаганда и многие современные исследователи приписывают этот теракт советским подпольщикам. Однако ряд фактов наводит на мысли о том, что имела место инсценировка немцами советской диверсии. В частности, незадолго до взрыва по приказу рейхскомиссара Украины Эриха Коха из собора были вывезены все драгоценности, взрыв собора был зафиксирован немцами на кинопленку и попал в официальную кинохронику, а представленные общественности трупы убитых «подпольщиков-подрывников» были одеты в красноармейскую форму. Тем не менее, вопрос о том, кем был взорван Успенский собор, остается открытым до сих пор.

Взорванный Успенский собор Киево-Печерской лавры
Источник – albumwar2.com

Диверсии киевских подпольщиков

Но в Киеве были и настоящие подпольщики, проводившие настоящие диверсии. Большая часть комсомольского и коммунистического подполья города занималась пропагандой, распространением информации о реальной ситуации на фронтах и саботажем работ по восстановлению немцами промышленности (прежде всего военной направленности). Другая часть групп подпольщиков, сформированная из сотрудников НКВД, занималась сбором и передачей в Москву информации, проведением терактов и актов возмездия. Наиболее известной среди них является разведывательно-диверсионная группа Ивана Кудри («Максима»). Члены этой и других групп передали по радио своему руководству информацию о размещении немецких штабов, офицерских гостиниц, складов и учреждений в зданиях на Крещатике, прежде чем те были подорваны. Группа провела и несколько дерзких акций – уже в конце сентября 1941 года была подорвана немецкая военная комендатура, позже – кинотеатр, в котором проводился киносеанс для немецких офицеров и солдат. Осуществлялись теракты на Дарницком железнодорожном узле, на предприятиях города, создавались партизанские диверсионные группы. Активно работали подпольщики и на железной дороге – так, 1 мая 1942 года на перегоне Киев-Жмеринка пошел под откос эшелон с войсками и боеприпасами. Кроме того, Ивану Кудре удалось добыть информацию о создании киевского разведывательного пункта Абвера – группа поселила своего агента в доме, соседствовавшем со зданием, где немцы готовили к заброске в советский тыл своих агентов из числа коллаборационистов. 5 июля 1942 года Иван Кудря, его агент – оперная певица Раиса Окипная, а также целый ряд других подпольщиков были арестованы и расстреляны. Точные обстоятельства смерти Кудри неизвестны, известно лишь то, что на допросах он не сломался, и об остальных членах его группы гестапо ничего узнать не удалось.

Взорванный 11-этажный «небоскреб Гинзбурга». В этом здании на конспиративной квартире погибли
все деньги, оружие, паспорта, явки и пароли, оставленные Иваном Кудрей для подпольной работы в Киеве
Источник – oldkyiv.org.ua

Дарницкий концлагерь

20 сентября 1941 года завершилась оборона единственного левобережного района города – Дарницы, после чего немецкой администрацией был создан Дарницкий концентрационный лагерь для военнопленных, который изначально назывался Kiew-Ost, а с января 1942 года – Stalag 339 Kiew-Darniza. Лагерь занимал площадь около 1,5 квадратных километров и был огорожен колючей проволокой, натянутой на росшие там сосны на высоте 3,5–4 метра. Сюда направлялась основная часть военнопленных, попавших в «Киевский котел». Первое время военнопленных не кормили совсем, из-за чего они съели всю траву и кору на деревьях. Позднее было организовано питание «бульоном» из вареной сахарной или кормовой свеклы. Пленных украинцев местному населению разрешалось забирать в случае, если за ними приезжали родственники, и часть узников освободилась из лагеря таким путем. Евреи, коммунисты и комиссары отфильтровывались как на пути в лагерь, так и в самом лагере и расстреливались. В конце сентября 1941 года из лагеря был совершен массовый побег – 4 тысячи из 16 тысяч заключенных смогли бежать, остальные же были расстреляны. Однако поток военнопленных был столь велик, что за короткое время лагерь наполнился вновь. Всего за время войны через лагерь прошло около 300 тысяч военнопленных, из которых 68 тысяч осталось в нем навечно.

Трупы советских граждан, обнаруженные на территории гитлеровского концлагеря в Дарнице.
Ноябрь 1943 года
Источник – waralbum.ru

Расстрел моряков Пинской флотилии

10 января 1942 года босиком, по 37-градусному морозу, через весь Киев из Дарницкого лагеря в Бабий Яр прогнали пленных моряков Днепровского отряда Пинской военной флотилии. По разным оценкам их было от 20 до 100 человек. Есть свидетельства очевидцев, что по дороге моряки пели «Интернационал», за что их избивали конвоиры. Все моряки были расстреляны в Бабьем Яру.

Моряки Днепровского отряда ПВФ на Днепровской круче. Кадр из х/ф «Нет неизвестных солдат»
киностудии им. Довженко, 1966 год

«Матч смерти»

С 7 июня по 9 августа 1942 года в Киеве была проведена серия встреч между местной командой «Старт», костяк которой составляли игроки киевского «Динамо», оставшиеся в городе, и любительскими командами подразделений оккупационных войск, а также командой украинских коллаборационистов «Рух». Все 10 проведенных матчей команда выиграла. Перед игрой 9 августа 1942 года неизвестный немецкий офицер (предположительно полковник) под угрозой лагерей и смерти потребовал от команды проиграть. Несмотря на это «Старт» выиграл со счетом 5:3 у команды немецких зенитчиков, летчиков и авиационных механиков «Flakelf». К чести немецких военных надо сказать, что и судья всех матчей, обер-лейтенант по имени Эрвин, и игроки команд вели себя по-спортивному, корректно. Но после этой игры, позже названной советской пропагандой «Матчем смерти», «Старт» успел сыграть всего один матч, после чего были арестованы 10 из 17 членов команды. 9 из этих арестованных участвовали в матче 9 августа. Двое из них погибли еще до помещения в лагерь, остальные же были заключены в Сырецкий лагерь для военнопленных, где трое футболистов, в том числе вратарь команды Николай Трусевич, были застрелены. Остальные спортсмены в разное время смогли бежать из лагеря.

Афиша «Матча смерти»
Источник – time.odessa.ua

warspot.ru

Оккупированный Киев: неразгаданные тайны советского подполья - 22.09.2018

Оккупация длилась 778 дней — до 6 ноября 1943 года. Какими были эти дни? Достаточно сказать, что из 400 тысяч жителей города, остававшихся в Киеве к моменту прихода немцев, освободителей встретили лишь 180 тысяч киевлян. Только в Бабьем Яру были расстреляны сто тысяч человек, десятки тысяч расстреляли как заложников, около ста тысяч вывезли на работы в Германию, тысячи киевлян умерли от голода и лишений, многие покинули город в поисках пропитания.

Кто помогал гитлеровцам

Прямыми соучастниками злодеяний гитлеровских захватчиков, их подручными были украинские буржуазные националисты, отмечают историки П.Т Тронько и П.М.Овчаренко в работе «Солдаты Киевского подполья».

Но поддержки среди населения они не находили. Историки цитируют письмо бывшего петлюровского министра Огиенко, который, прожив несколько месяцев в Киеве, писал своему приятелю во Францию, что население смотрит на украинских националистов «так, как когда-то, наверное, смотрели киевляне на татар-завоевателей».

«Никакой пощады нам. Вокруг нас одна жестокость. Всех приезжих украинцев, то есть нас, называют фашистами, шпиками, сообщниками Гитлера… Это правда, друг… Немцы действительно поручают нам с человеческой точки зрения самые мерзкие дела», — свидетельствует Огиенко.

Сегодня на переживающей процесс «декоммунизации» Украине пытаются утвердить совсем другую версия истории. Согласно концепции, продвигаемой институтом нацпамяти, националисты будто бы воевали на два фронта — против немецких захватчиков и… против «захватчиков» советских. Вот только следов их «борьбы» с фашистами никак не удаётся найти. При этом упускается из виду тот факт, что миллионы украинцев воевали в рядах Советской армии (следовательно, сами были, с точки зрения нынешней власти, «захватчиками»)…

Сопротивление

Для немецких оккупантов эти дни лёгкими не были — с первых же дней они столкнулись с организованным сопротивлением.
Партизаны, действовавшие в Киеве и в окрестностях, ликвидировали более 30 тысяч гитлеровцев и их приспешников, пустили под откос 259 железнодорожных эшелонов, разгромили 103 немецких гарнизона, совершили нападения на 249 полицейских комендатур. Были уничтожены 333 склада боеприпасов, разгромлены 282 районных сельских управы оккупационного режима, указывается в исторической справке на городском сайте.

Были и провалы. В результате предательства в октябре 1941 года гитлеровцами были схвачены почти все члены подпольных горкома и райкомов партии.

Подвиг героев Киевского подполья был оценен — 1317 человек были награждены орденами и медалями. Настоящий герой Украины: Иван Кудря против Маккейна

Хотя эта трагическая и наполненная драматическими событиями часть истории нашей страны представляется нам хорошо изученной, на самом деле многие загадки не разгаданы до конца и ждут объективного исследования. Приведём лишь несколько примеров, опираясь на данные историков и открытых источников.

Подпольный обком действует

С первых дней оккупации в Киеве развернул работу созданный ещё в июле-августе 41 года подпольный обком Компартии Украины, было создано одиннадцать партизанских отрядов, которые насчитывали более 4400 человек. Отметим, что общая численность советских партизан и подпольщиков на территории Украинской ССР в 1941-1944 годы оценивалась на уровне 220 тыс. чел. в составе 53 партизанских соединений, 2145 партизанских отрядов и 1807 партизанских групп («История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945»).

«В Киеве наряду с основными подпольным горкомом и девятью райкомами были созданы запасной, дублирующий горком партии, а также 9 подпольных райкомов комсомола, 37 подпольных партийных и комсомольских организаций и диверсионных групп. Все они были обеспечены необходимой материально-технической базой. Подпольный горком партии подобрал 40 конспиративных и явочных квартир, организовал несколько небольших типографий. В разных местах города было установлено 10 радиоприёмников», — пишут Тронько и Овчаренко.

Подпольщиков готовили в разведшколах заранее, еще до войны. В некоторых источниках указывается, что при этом не всегда соблюдали правила секретности (никто и не думал, что Киев когда-то придётся сдать врагу). Впоследствии многим резидентам такая беспечность организаторов стоила жизни.

Но, несмотря на потери, антифашистское подполье действовало в каждом районе Киева, да так, что земля буквально горела под ногами захватчиков. В конце сентября подпольный горком создал штаб диверсионно-подрывной деятельности, начали работу боевые группы. Помимо подпольного горкома в Киеве действовали шесть общегородских подпольных организаций. Эти организации, в частности, действовали на предприятиях, обслуживающих гитлеровскую армию. Уже в конце сентября 1941 года на заводах стали в большом количестве выходить из строя станки и оборудование.

Задолго до прихода немцев в Киеве были заминированы все важные объекты жизнеообеспечения, объекты транспорта и связи, мосты через Днепр, правительственные здания, театры. При этом использовались радиоуправляемые взрывные устройства, которые можно было взорвать с большого расстояния.

Мосты были взорваны при отступлении советских войск, часть городских объектов немцам удалось разминировать, получив информацию от перебежчиков и (по некоторым источникам) от минеров, попавших в плен. Но оказалось, перебежчики знали далеко не всё.

Взорванный Крещатик

Плотный дым окутал историческую часть Киева 24 сентября 1941 года: во второй половине дня внезапно для захватчиков произошел мощный взрыв в помещении «Детского мира» на углу Крещатика и Прорезной, где разместились штаб одной из дивизий, приемный пункт, куда населению надлежало сдавать свои радиоприёмники, и немецкая комендатура. От детонации сработали взрывные устройства в соседних домах, начался пожар.

«Первый взрыв облаком дыма затмил ясный день. Пламя охватило магазин «Дитячий свит». С этого все и началось. Взрыв за взрывом. Пожар распространялся вверх по Прорезной улице и перекинулся на обе стороны Крещатика. Ночью киевляне наблюдали большую зарницу, которая постоянно разрасталась. Большевики разрушили водопровод. Потушить пожар было невозможно. В то время огонь был хозяином — он пожирал и уничтожал дом за домом. Сгорело 5 лучших кинотеатров, Театр юного зрителя, театр КОВО, радиотеатр, консерватория и музыкальная школа, Центральный почтамт, Дом горсовета, 2 самых больших универмага, 5 лучших ресторанов и кафе, цирк, городской ломбард, 5 самых больших гостиниц («Континенталь», «Савой», «Гранд-готель» и другие), Центральная городская железнодорожная станция (билетные кассы), Дом архитектора и ученых, 2 пассажа, типография, 8 обувная фабрика, средняя школа, более 100 лучших магазинов. Уничтожено много библиотек, интересных документов, ценных вещей. Например, в Киевской консерватории сгорел большой орган и около 200 роялей и пианино. Даже трудно себе представить и подсчитать размеры этого неслыханного преступления советов!» — сокрушалась поддерживающая гитлеровцев газета «Українське слово» (номер за 21 октября 1941 года). РИА Новости: «Большевистская оккупация» Украины в СССР и преемственность страны от УНР - мифы

В результате взрывов и пожара погибли около 300 немецких солдат и офицеров. Погибли и мирные жители. Точное количество погибших не установлено.

«Не существует единой точки зрения относительно ответственных за уничтожение именно исторической части Киева 1941 года», — сообщает русскоязычная версия Википедии (эта энциклопедия стала «полем боя» для сторонников той или иной исторической концепции — но это тема для отдельного разговора).

В советском издании «История Киева» в уничтожении Крещатика и прилегающих улиц обвиняли немцев: «Свое пребывание в Киеве гитлеровцы отметили варварским разрушением предприятий, жилых домов, театров, клубов, библиотек, спортивных сооружений и др. Они взорвали и сожгли все дома на центральной магистрали города — Крещатика и прилегающих к нему улицах. От площади Калинина до Бессарабки на месте многоэтажных сооружений остались бесформенные груды железа и кирпича. Разрушение Киева гитлеровцы с провокационной целью приписали действиям большевиков-подпольщиков»…

Кто взорвал Успенский собор

3 ноября 1941 года был взорван один из немногих киевских храмов домонгольского периода — Успенский собор Киево-Печерской лавры. До начала перестройки официально утверждалось, что собор уничтожили гитлеровцы. Потом популярной стала версия, приписывающая эту акцию «агентам НКВД», планировавшим уничтожение высоких нацистских чинов во время осмотра ими собора.

«Собор был взорван через два часа после его посещения Йозефом Тисо, лидером одной из союзных Гитлеру держав — Словакии. Немецкая пропаганда и многие современные исследователи приписывают этот теракт советским подпольщикам. Однако ряд фактов наводит на мысли о том, что имела место инсценировка немцами советской диверсии. В частности, незадолго до взрыва по приказу рейхскомиссара Украины Эриха Коха из собора были вывезены все драгоценности, взрыв собора был зафиксирован немцами на кинопленку и попал в официальную кинохронику, а представленные общественности трупы убитых «подпольщиков-подрывников» были одеты в красноармейскую форму. Тем не менее, вопрос о том, кем был взорван Успенский собор, остается открытым до сих пор», — пишет исследователь Алексей Стаценко.

Немецкий ученый Ф. Хайєр утверждает, что за взрывом в Лавре достовернее всего стояли руководитель партийной канцелярии Мартин Борман и рейхскомиссар Эрих Кох, которые считали необходимым лишить Украину ее идеологического центра. Но это тоже — одна из версий, требующих подтверждения.

Сохранить память

Всего несколько эпизодов, а сколько загадок. Будут ли они разгаданы?

В силу известных политических обстоятельств на Украине историю сейчас на наших глазах переписывают, объявляя белое чёрным, чёрное белым. Что требует дополнительных усилий в установлении истины.

Конечно, и раньше историческая наука не была свободна от искажающего картину событий давления идеологии. Помню, как соратник легендарного разведчика Николая Кузнецова Николай Струтинский снимал с книжной полки и показывал исторические труды и мемуары с карандашными пометками чуть ли не на каждой странице: «а на самом деле было так…».

Как было на самом деле? Мы не претендуем на установление окончательной истины. Как говорит один из симоновских героев, всю правду о войне знает только весь народ. Редакция издания Украина.ру этой публикацией открывает проект «Народный архив», целью которого мы считаем сбор воспоминаний, рассказов современников событий и их потомков, фото и кинодокументов, писем — всего, что может пролить свет на загадки недавней истории. Участников сопротивления и подполья остались буквально единицы, но живы их дети, внуки и правнуки, существуют семейные архивы (сохранность которых на Украине в будущем — под большим вопросом). Мы призываем всех, кому дорога память о подвиге отцов и дедов, делиться воспоминаниями и материалами.

Адрес проекта «Народный архив»: [email protected]

ukraina.ru

Киев во время оккупации | SmolBattle

Авианалеты, июнь-август 1941


На рассвете 22 июня немцы бомбили военный завод №43 по Брест-Литовскому шоссе.
Бомбежке также подверглись аэродром "Жуляны" и Вокзал. Погибло 25 человек, в основном рабочие завода "Большевик".


22 июня 1941, горит завод "Большевик". Во время бомбежки на заводе погибло 16 человек ночной смены.
В городе было мобилизовано и отправлено в действующую армию 200 тыс. киевлян. Забирали даже тех, кому было за сорок лет.


23 июня 1941, горе и плач - жители покидают свои разрушенные дома.
25 июня 1941. Из воспоминаний киевлянки: "Сегодня было самое страшное утро. Стреляли зенитки и пулеметы со всех сторон. Осколки сыпались как дождь. Стекла звенели, а дом дрожал, как во время землетрясения."

30 июня 1941. Под Киевом началось сооружение противотанковых рвов и полевых укреплений. Ежедневно на этих работах было занято около 160 тыс. киевлян и селян из пригородной зоны. За это всем выдали хлеб, колбасу и папиросы.

5 июля 1941. Началась эвакуация киевских оборонных заводов, учреждений и граждан, кто имел на это разрешение и пропуск на вокзал. Из воспоминаний киевлянки: "У моста пробка. Проверяют документы. ... За мостом снова пробка. Там движение в обе стороны, все время тормозящееся. К Киеву идут тяжелые орудия и танки. От города все и всё, что угодно. Вдоль моста и дорог зенитки."

11 июля 1941. Немецкие танки вышли на рубеж у реки Ирпень. На улицах Киева возводятся баррикады и устанавливаются противотанковые "ежи". Витрины магазинов были заложены мешками с песком, из таких же мешков поперек улиц были сооружены баррикады с узкими проездами для трамваев и машин.

5 августа 1941. Из воспоминаний киевлянки: "Да, нам не дают скучать. Весь день стреляли где-то далеко, а в семь часов вечера снова налет. Пишу во время обстрела. Уже зенитки, что возле нас, начинают утихать. А только что было не до шуток. Стрельба сливалась в один сплошной перекатывающийся звук, и осколки сыпались как дождь. Мне казалось, что мелкие камни бросают сверху. Но вот налет окончился, и один из этих «камушков» - осколок, сантиметров десяти в длину, лежит у меня на столе. Он упал возле моего окна, и, если бы на месте его падения стоял человек, острый кусок разорвавшегося снаряда пробил бы его насквозь. Сейчас по радио говорили, что над Киевом четыре вражеских самолета. Вчера в это время было тридцать два, позавчера - тридцать семь. Отбой, тревога длилась 35 минут".


Сооружение баррикады из мешков с песком поперек Брест-Литовского шоссе,
на пересечении со 2-м Дачным переулком (сейчас это ул. Индустриальная,
рядом расположена станция метро "Шулявская"), возле столовой и гастронома, вблизи завода "Большевик".


Установка противотанковых "ежей" перед баррикадой у завода "Большевик".


Противотанковое препятствие на пересечении бул. Т. Шевченко и ул. Саксаганского и Дмитриевской.


Баррикада и "ежи" на ул. Ленина (сейчас Б. Хмельницкого),
возле углового дома около ул. Лысенко.


Сооружение баррикад на Крещатике, около крытого рынка.


Строительство земляной баррикады поперек ул. Лютеранской, на углу Крещатика.


Круговая баррикада на пл. III Интернационала,
напротив Дома обороны, сентябрь 1941.
Из книги Ф. Пигидо-Правобережного "Великая Отечественная война": "Вплоть до перехода Киева в немецкие руки, воздушных атак на город почти не было. Правда, в первые дни войны были сброшены бомбы на авиазавод в Грушках, за десять километров от центра города, и несколько бомб на завод "Большевик" - также за городом. Были также - и достаточно часто - дневные и ночные воздушные атаки на мосты через Днепр, но сам город - его жилищные кварталы - не подвергались бомбардировке. Я не допускаю мысли, что это делалось из гуманитарных соображений, последующее поведение немецкой власти доказывает именно противоположное. Наиболее вероятным является то, что это было связано с политическим расчетом".

Киевский укрепрайон


Немецкий полевой штаб расположился у одного захваченных ДОТов Киевского укрепрайона.


Один из захваченный ДОТов Киевского укрепрайона.
Перед входом свалены в кучу пулеметные ленты и развороченные лафеты пулеметов.
Предположительно, батальон Вермахта устроил внутри захваченного дота временный КП.


Тот же ДОТ. Хорошо виден барельеф на стене.


У дороги, поселок Гатное. Если ехать с Юровки в Гатное то ДОТы №209 и №210 как раз будут где-то не далеко от пути.
Небольшое захоронение пяти погибших немцев, даже цветы лежат у крестов.
Оборона Киева, 1-17 сентября 1941


Немецкие подразделения в предместье Киева. На переднем плане автомобиль S.gl.Einheits-Pkw (либо Horch 108 а/1a/b/1b или 1с,
либо Ford EGa/EGb или EGd). За ним на фото - мотоцикл,
далее 3-х тонный грузовик Ford G917T StIIIa или G997T StIIIb.

Из воспоминаний: "К приходу немцев в Киеве оставалось около 400 тысяч горожан. Остальные ушли на войну или уехали в эвакуацию. Эвакуировали в первую очередь семьи работников НКВД, ЦК, командного состава и партийных органов, квалифицированных рабочих 3-го и выше разрядов, ученых, артистов. Эвакуация происходила на пяти железнодорожных станциях: «Дарница», «Киев-Пассажирский», «Киев-Московский», «Киев-Товарный», «Киев-Лукьяновка». Вспоминает Д. Малаков: «Желающих уехать было много, но не все могли. На вокзалах было все оцеплено и функционировали специальные пропускные пункты. За ограждение пропускали только тех, у кого была бронь, в общей сложности 325 тысяч человек. Некоторые пытались уехать сами. Нас, например, знакомый предложил увезти на машине. Но мама отказалась, так как не было ни копейки денег, да и радио твердило, мол, Киев не сдадим".


Бой за переправу через Днепр.
Остатки уничтоженной советской колонны, на другом берегу - Киев.

Агенты НКВД и саперные подразделения РККА заминировали большинство крупных сооружений в центре города. Подвалы домов заполнялись взрывчаткой, а чердаки бутылками с «коктейлем Молотова». Одновременно проводилась дезинформация - среди населения распространялись слухи, что в подвалах спрятаны архивы НКВД.


В бою за Киев немецкие солдаты залегли в кустах

15 сентября. Немецкое командование 6-й армии предложило начать наступление на Киев также и с запада, поскольку противник, по имевшимся данным, значительно ослабил оборону плацдарма, особенно за счет изъятия значительного количества артиллерии [А. Филиппи. Припятская проблема].


Немецкая колонна - грузовики, тягачи и гужевой транспорт.
Враг замыкает кольцо вокруг Киева.

16 сентября. Началось наступление 29-го немецкого армейского корпуса, который четырьмя дивизиями прорвал упорно оборонявшийся пояс укреплений советских войск [А. Филиппи. Припятская проблема].
Члены Железнодорожного подпольного райкома партии во главе с О. Пироговским взорвали железнодорожную станцию Киев-товарний, два основных цеха на паровозоремонтном заводе, главные железнодорожные мастерские, дом привокзального почтового отделения, Соломенский и Воздухофлотский мосты, уничтожили 280 вагонов с разным грузом. Подпольщики О. Лебедев и М. Тацков подожгли Дарницкое депо, вывели из строя все паровозы.

Из книги Ф. Пигидо-Правобережного "Великая Отечественная война": "Много рассказывали о днях осады Киева, о постоянных облавах на дезертиров и поразительной изобретательности этих дезертиров. О том, как в Киевскую гавань на грузовиках на протяжении последних недель было привезено и утоплено несколько десятков тысяч тонн сапожной кожи наилучших сортов, десятки тысяч тонн сахара и другого добра".


Разграбленный магазин на Фундуклеевской, фото подпольщика М. Покришевского.


Разрушенный "красный уголок" в Павловском саду на Ново-Павловской улице,
угол Гоголевской, фото подпольщика М. Покришевского.
Из книги Ф. Пигидо-Правобережного "Великая Отечественная война": "Через неделю после разгрома Киевской группы войск немецкое командование позволило крестьянам перебраться на левый берег Днепра и собрать коней и скот, которых там было много в лугах и лесах. Из того скота, который сгоняли большевики из всего Правобережья за Днепр, мало что попало в дальние тыловые районы. Немало этого скота потонуло в Днепре при "организованных" переправах, часть передохла, немного съели советские солдаты и "партизаны", а значительную часть разобрали крестьяне. Кроме местного прибрежного крестьянства, множество людей пришло из дальних правобережных районов за 50-100 километров и, получив разрешение, шли за Днепр и оттуда вели домой коров, телят, коней, иногда и хороших военных коней, которые остались там после киевского разгрома. Я не знаю, сколько этих трофеев забрали и вывезли немцы, но население, особенно из прибрежных районов, тогда скота получило много".

Перед оккупацией. Приход немцев

11 июля 1941 года гитлеровские войска оказались на рубеже реки Ирпень. Здесь они были остановлены Красной армией. Началась героическая семидесятидневная оборона Киева, закончившаяся грандиозным поражением по вине советского командования.


Баррикада на Крещатике между улицами Ленина (ныне — Богдана Хмельницкого) и Свердлова (Прорезная).
Фото август 1941 года

В Киеве тем временем начинается массовая эвакуация организаций и предприятий, первыми выезжают семьи партийного и советского начальства. Численность населения Киева, до войны составлявшая примерно 846 000 человек, стремительно уменьшается, и к началу оккупации в городе остается около 400 000.
Советское командование упорно твердит, что столица советской Украины ни в коем случае не будет сдана врагу. Тысячи киевлян роют противотанковые рвы на подступах к городу, на улицах самого Киева строят баррикады и устанавливают противотанковые "ежи". Стратегические объекты города постоянно подвергаются немецким бомбардировкам.

Уходя, взрывайте мост

19 сентября оборонявшие Киев с запада части 37-й армии, которой командовал печально известный генерал-майор А. Власов, переправились на левый берег Днепра. Прикрывавшие отход подразделения 4-й дивизии войск НКВД подожгли Наводницкий мост (теперь на его месте мост им. Е. Патона) и взорвали мост им. Евгении Бош (примерно на его месте сейчас находится Мост метро).


Мост им. Евгении Бош, взорванный отступающей Красной армией. Фото 1942 года

По воспоминаниям очевидцев мост им. Евгении Бош был взорван, когда на нем еще находился арьергард отступающей Красной армии.
В вечерней сводке Совинформбюро от 19 сентября 1941 года лживо говорилось, что "19 сентября наши войска вели бои с противником на всем фронте и особенно ожесточенные под Киевом". И только 21 сентября появилось сообщение, что Киев пал.
Сотни тысяч киевлян, не успевшие или не имевшие возможности эвакуироваться, были брошены на произвол судьбы.

Грабежи и паника


Окрестности Бессарабского рынка после грабежей. Фото сентябрь 1941 года

Два дня фактического безвластия не прошли для Киева бесследно. В городе начались грабежи. Не зная, что их ждет, горожане в панике тащили из разбитых магазинов и складов все, что может пригодиться в хозяйстве. В первую очередь, конечно, продукты и одежду. Эти события, как и весь оккупационный период, описаны в книге В. Терно "Воспоминания о детстве: Ленинград – Киев".

Переход на берлинское время

Жители Киева на площади Калинина (теперь Майдан Незалежности) наблюдают за передвижением немецкого обоза. 19 сентября в городе начался новый отсчет времени. Причем и в прямом смысле: все часы были переведены "по Берлину".


Киевляне на Крещатике наблюдают за вступлением немцев. Фото 19 сентября 1941 года

Нет ни света, ни воды

Немецкие солдаты достают воду себе и киевлянам. Фото сентябрь 1941 года

Несколько дней безвременья характеризовались еще и полным беспорядком в городском хозяйстве. Перед отступлением были взорваны электростанции и водопровод. Не было света, не работал городской транспорт, отсутствовало водоснабжение.
На фото — немецкие солдаты качают воду из резервного подземного источника, находившегося на территории бывшего Михайловского Златоверхого собора. За водой пришли и киевлянки из близлежащих домов.

Немцы на Банковой, украинцы - в Укртелекоме

Гитлеровская администрация (Генералкомиссариат) разместилась в здании на улице Орджоникидзе, сразу переименованной немцами в Бисмаркштрассе. Построено оно было для штаба Киевского военного округа в 1936–1938 годах по проекту архитектора С. Григорьева. В наше время здесь располагается администрация Президента Украины. Современный адрес известен всей стране — улица Банковая, 11.


Киевский Генералкомиссариат. Фото 1942 года

Гитлеровский оккупационный аппарат занимался "немецкими" проблемами, а "украинскими" делами ведала Киевская городская управа — орган местного управления, созданный в сентябре–октябре 1941 года и укомплектованный "благонадежными" сторонниками оккупантов. Это ведомство разместилось в помещении школы (дореволюционная Вторая гимназия) по адресу Ровноверштрассе (бульвар Шевченко), 18. Сейчас здание занимает Укртелеком.

Сдать оружие и радиоприемники

Новая власть — новый порядок. Уже 21 сентября по городу развешены приказы за подписью коменданта города генерала Эбергардта. Жители должны немедленно сдать оружие, радиоприемники, противогазы, военную амуницию, продукты.
На фото видна очередь киевлян на углу Крещатика и улицы Прорезной возле бывшего магазина "Детский мир", где сдавали радиоприемники. В этом здании — с окнами, заклеенными крест-накрест бумажными полосками для защиты от осколков стекла при бомбежке — произойдет первый взрыв, отсюда и начнется опустошительный пожар Крещатика.


Крещатик, угол улицы Прорезной. Фото 23 сентября 1941 года

Уничтожение голубей


Приказ об уничтожении голубей

Текст этого приказа, наверняка, вызовет недоумение у современной молодежи, а тем более будет непонятна жестокость наказания за содержание птиц.
Дело в том, что голубиная почта с давних времен являлась одним из способов военной связи. Более того, еще до начала войны она была принята на вооружение и в Красной армии и в армии Рейха. Нацисты боялись использования голубей как нелегального средства связи. Распоряжением германских оккупационных властей все голуби на оккупированной территории подлежали изъятию у населения и уничтожению.

Переименование улиц


Табличка "Площадь фон Шлейфер" вместо довоенной "Площадь Спартака". Фото 1943 года

Новые хозяева, обустраиваясь в Киеве, конечно, хотели чувствовать себя в привычной атмосфере. Поэтому основные улицы были переименованы на немецкий лад. Помимо уже упоминавшейся Бисмаркштрассе, в городе появились Айхгорнштрассе (Крещатик), Тодтштрассе (улица Кирова, современная Михаила Грушевского), Лютерштрассе (Энгельса, сейчас Лютеранская), Банховштрассе (Коминтерна, теперь С. Петлюры) и другие. Советские названия были отменены. Не переименованным в "штрассе" улицам просто вернули дореволюционные названия.


Угол улиц Карла Маркса (Архитектора Городецкого) и Крещатика. Фото сентябрь 1941 года

А вот площадь Спартака (нынешняя площадь Ивана Франко) получила название в честь киевского зодчего. Георгий Шлейфер — автор небоскреба Гинзбурга, разрушенного при пожаре Крещатика, дома Гинзбурга (на современной улице Городецкого, 9), театра, который сейчас носит имя Ивана Франко, и многих других объектов. Архитектор по происхождению немец, и, как пишет М. Кальницкий в книге "Зодчество и зодчие": "кто-то из местных жителей услужливо напомнил оккупантам о выдающемся немце-киевлянине".

Голодных киевлян кормили Гитлером

Кроме приказов и распоряжений новой власти, на видных местах вывешивают пропагандистские плакаты, восхваляющие Гитлера-"освободителя".
На фото — киевляне рассматривают плакат на разбитой витрине магазина Укрхудожпромсоюза, располагавшегося по адресу улица Карла Маркса (Архитектора Городецкого), 2. Через несколько дней это здание погибнет в огне пожара.
Точно такой же плакат был наклеен поверх старой афиши возле оперного театра и еще в нескольких местах в центре города.


Фото из газеты " Українське слово " от 17 декабря 1941 года

Забегая немного вперед, заметим, что плакат как средство пропаганды и в дальнейшем использовался нацистами в оккупированном Киеве. А чтобы доказать лояльность населения новому режиму, например, в газете "Украинское слово" от 17 декабря 1941 года было опубликовано фото очереди у газетного киоска. Рядом стоит пара, с любопытством рассматривающая портрет Гитлера.
Можно усомниться в большом интересе погибающих от голода киевлян к покупке "цветных портретов освободителя", учитывая, что лишь в том самом декабре гитлеровцы стали выдавать по карточкам мизерное количество хлеба в день на человека.

http://news.bigmir.net/capital/771822-Nacisty-na-Bankovoj--kak-zhil-Kiev-pod-okkupaciej---ChAST--1

 

smolbattle.ru

Начало оккупации Киева, 19 сентября 1941

19 сентября 1941 года. Киевляне наблюдают за вступлением немецких войск в Киев, угол Б. Васильковской и Бессарабской пл. Слева виден угловой дом №1 с магазином "Бакалея": витрины забиты досками для защиты стекла от осколков и взрывных волн; двери открыты настежь, так как магазин разграблен местными жителями. По дороге движется трофейный (захваченный в Дюнкерке 26 мая - 4 июня 1940 года во время Французской кампании Вермахта) 1.5-тонный грузовик-тягач Morris-Commercial CDSW.


Morris-Commercial CDSW образца 1940 года.
 
   Верховная ставка разрешила отвести 5-ю армию Юго-Западного фронта за Днепр. В ночь на 19 сентября советские войска оставили Киев. Вскоре в столицу Украины вступили немецкие подразделения. Первыми в город вошли разведывательные и штурмовые подразделения Вермахта. Произошло это около полудня, с двух сторон одновременно (со стороны ул. Красноармейской и с Подола) и, не встречая сопротивления, к вечеру заняли весь город.


На улицах дым пожарищ, у домов валяется нехитрый скарб погорельцев. Разведывательно-штурмовой отряд немцев движется на трофейных советских бронеавтомобилях БА-10.

Трофейный советский БА-10 с наброшенным на башню немецким флагом (чтобы не быть уничтоженным собственной авиацией, ориентирующейся в первую очередь по силуэту техники). Совпадают с фотографией: закругленное крыло, фонарь на нем, за фонарем бронированное окно-люк, крест нарисован под маленьким бронированным оконцем,  второй крест нарисован на башне. Немецкий солдат сидит в свободном уголку у башни, оставленном для возможности поворота маски башни. 

   Войдя в город, немцы практически сразу начали искать себе жилье. Изначально они заселили район Липок, выселив оттуда все гражданское население, за исключением швейцаров и дворников. Здесь разместилось командование отборных военных частей, жандармерия и другая военная знать. Гитлеровцы полностью заселили улицы Екатерининскую, Левашовскую, Банковою, Виноградорную, а ул. Энгельса, Октябрьской революции, Кирова и Урбановича – частично. Высшее немецкое руководство разместилось на Тимофеевской. Также все уцелевшие во время бомбёжек гостиницы города были переполнены высокопоставленными военными чинами.


Красноармейцы сдаются в плен недалеко от Выдубичей. Выйдя к Днепру, они надеялись перейти его по киевским мостам, но те уже были взорваны. На заднем плане - быки недостроенного моста (теперь - мост им. Е. Патона).


Немецкий офицер дает указания разведывательному подразделению по продвижению в городе. Справа расположена башня Ивана Кушника, слева - старый Арсенал, впереди Свято-Троицкие ворота Лавры. На брусчатке видны трамвайные рейки маршрута №20. Гренадерское подразделение очень хорошо экипировано: шлемы с лентами для крепления маскировочных средств, подсумки, ранцы, ручной пулемет и винтовки Маузера. На поясах висят: багнет-ножи, гранаты, стальные коробы с противогазами, фляги в суконных чехлах с пристегнутыми крышками-стаканами. 


Кроме специальных разведывательных подразделений и бронеавтомобилей, в Киев первыми въехали немецкие мотоциклисты. Радостные горожане с интересом рассматривают необычных "гостей". Многим киевлянам, пережившим сталинские репрессии казалось, что новая власть высокоразвитой Германии не будет их угнетать и убивать. Как же они ошибались...


Импровизированный командный пункт на одной из улиц в Киеве, 19 сентября 1941.

    Особенно это касалось еврейских общин, с радостью и уважением встретивших нацистов. Среди евреев, не успевших эвакуироваться из города, бытовало мнение, что немцы очень развитый и культурный народ, который никогда не посмеет их тронуть.


Немецкие офицеры изучают карту, на которой отчетливо видно, что это именно карта Киева. Первый день оккупации - 19 сентября 1941.


Киевляне встречают немецкие войска, которые двигаются по Бессарабской пл. в сторону Крещатика. Некоторые из горожан держат в руках свертки с награбленным из брошенных магазинов. Впереди видна автомашина марки "Ауди" с опознавательными знаками одного из подразделений Вермахта. Женщина в платке носит обувь, плетенную из камыша.

    Из дневника штабного офицера 29-го армейского полка: «Население растерянно стоит на улицах. Оно еще не знает, как ему себя вести… Когда мы подъехали к толпе, из него вышел, возбужденно жестикулируя, человек. Он хотел показать нам дорогу до гостиницы «Континенталь», где должен разместиться наш штаб. Когда мы прибыли туда, соседи сказали нам, что большевики перед отступлением заминировали этот дом, и предупредили нас, чтобы мы до этого отеля не вселялись».


Иван Кудря

    В июле - августе 1941 по решению ЦК КП(б)У в городе для подпольной работы были созданы обком, основные и запасные горком и 9 райкомов партии, 37 партийных организаций, а также обком, горком, 9 райкомов комсомола, 31 Комсомольск, организация. Диверсионно-подрывной работой руководил созданный горкомом партии штаб во главе с начальником цеха Киевского паровозовагоноремонтного завода В. Кудряшовым. Подпольщики, имевшие радиоприемники и пишущие машинки, регулярно слушали советские радиопередачи, составляли и распространяли листовки, прокламации, обращения и т.п.
    С первого дня оккупации в Киеве была задействована диверсионно-разведывательная группа НКГБ УССР под руководством Ивана Кудри (в составе Дмитрия Соболева, Раисы Окипной, Евгения Бремера, Андрея Печенева и других). В ее задачи входило выяснить, кто и когда будет заселять заминированные объекты и передавать информацию в Центр по мощной рации, установленной на конспиративной квартире пенсионера Линевича.
   Из книги Ф. Пигидо-Правобережного "Великая Отечественная война": "Необходимо особенно подчеркнуть, что невзирая на животную панику, которой была охвачена руководящая партийная верхушка в первые месяцы войны, очевидно, что по предварительно разработанному плану на просторах Украины была оставлена широко разветвленная сеть, состоящая из проверенных коммунистов и работников НКВД. Многие тысячи коммунистов большего или меньшего ранга по приказу оккупационной немецкой власти, были зарегистрированы в городских и районных управах, оставаясь на свободе, планомерно и систематически вели свою подрывную работу. Немцы этого поначалу не замечали и охотно использовали ловких московских агентов. Во главе районных и сельских управ часто стояли члены коммунистической партии. Это же относилось и к полиции".

Вступление в Киев, кадры из немецкого еженедельного обозрения Die Deutsche Wochenschau №577:


Разрушенный мост Евгении Бош


Крупный план взорванного моста


Поврежденный Наводницкий мост


Крупный план Наводницкого моста


Немецкие войска вступают в Киев


Колонны немецких подразделений


Внизу горящий Подол


Подол, Красная пл., горят здания штаба Днепровской флотилии и конвойных войск НКВД.


Немцы движутся по ул. Институтской к центру города, вдалеке видны купола Александровского костела


Киевляне на Крещатике


Баррикады в центре города


Брошенная на дороге советская амуниция

   Генеральный комиссаром округа «Киев» назначен Х. Квитцрау. Комендантом Киевского куреня (оккупационной полиции Киева) назначен А. Орлик (А. Конкель). Образована Киевская городская управа (КГУ), ее председателем избран профессор-историк А. Оглоблин [На зов Києва: Український націоналізм у II світовій війні. Збірник статей, спогадів і документів. – К., 1994].


При захвате Киева был поврежден Вокзал. Немецкий корреспондент заснял с самолета пожар в здании Вокзала.


Боковой корпус почти полностью выгорел.


Крыша здания Вокзала сильно повреждена. Многие окна разбиты.

Разрушенные вагоны.

Поврежденные составы на станции.


Вскоре немцы, киевляне и военнопленные взялись за ремонт Вокзала. Фашисты собирались остаться в Киеве надолго.

borisfen70.livejournal.com

Хроника оккупированного Киева, 1941-1943 — LiveJournal

19 сентября 1941 года. Киевляне наблюдают за вступлением немецких войск в Киев, угол Б. Васильковской и Бессарабской пл. Слева виден угловой дом №1 с магазином "Бакалея": витрины забиты досками для защиты стекла от осколков и взрывных волн; двери открыты настежь, так как магазин разграблен местными жителями. По дороге движется трофейный (захваченный в Дюнкерке 26 мая - 4 июня 1940 года во время Французской кампании Вермахта) 1.5-тонный грузовик-тягач Morris-Commercial CDSW.


Morris-Commercial CDSW образца 1940 года.
 
   Верховная ставка разрешила отвести 5-ю армию Юго-Западного фронта за Днепр. В ночь на 19 сентября советские войска оставили Киев. Вскоре в столицу Украины вступили немецкие подразделения. Первыми в город вошли разведывательные и штурмовые подразделения Вермахта. Произошло это около полудня, с двух сторон одновременно (со стороны ул. Красноармейской и с Подола) и, не встречая сопротивления, к вечеру заняли весь город.


На улицах дым пожарищ, у домов валяется нехитрый скарб погорельцев. Разведывательно-штурмовой отряд немцев движется на трофейных советских бронеавтомобилях БА-10.

Трофейный советский БА-10 с наброшенным на башню немецким флагом (чтобы не быть уничтоженным собственной авиацией, ориентирующейся в первую очередь по силуэту техники). Совпадают с фотографией: закругленное крыло, фонарь на нем, за фонарем бронированное окно-люк, крест нарисован под маленьким бронированным оконцем,  второй крест нарисован на башне. Немецкий солдат сидит в свободном уголку у башни, оставленном для возможности поворота маски башни. 

   Войдя в город, немцы практически сразу начали искать себе жилье. Изначально они заселили район Липок, выселив оттуда все гражданское население, за исключением швейцаров и дворников. Здесь разместилось командование отборных военных частей, жандармерия и другая военная знать. Гитлеровцы полностью заселили улицы Екатерининскую, Левашовскую, Банковою, Виноградорную, а ул. Энгельса, Октябрьской революции, Кирова и Урбановича – частично. Высшее немецкое руководство разместилось на Тимофеевской. Также все уцелевшие во время бомбёжек гостиницы города были переполнены высокопоставленными военными чинами.


Красноармейцы сдаются в плен недалеко от Выдубичей. Выйдя к Днепру, они надеялись перейти его по киевским мостам, но те уже были взорваны. На заднем плане - быки недостроенного моста (теперь - мост им. Е. Патона).


Немецкий офицер дает указания разведывательному подразделению по продвижению в городе. Справа расположена башня Ивана Кушника, слева - старый Арсенал, впереди Свято-Троицкие ворота Лавры. На брусчатке видны трамвайные рейки маршрута №20. Гренадерское подразделение очень хорошо экипировано: шлемы с лентами для крепления маскировочных средств, подсумки, ранцы, ручной пулемет и винтовки Маузера. На поясах висят: багнет-ножи, гранаты, стальные коробы с противогазами, фляги в суконных чехлах с пристегнутыми крышками-стаканами. 


Кроме специальных разведывательных подразделений и бронеавтомобилей, в Киев первыми въехали немецкие мотоциклисты. Радостные горожане с интересом рассматривают необычных "гостей". Многим киевлянам, пережившим сталинские репрессии казалось, что новая власть высокоразвитой Германии не будет их угнетать и убивать. Как же они ошибались...


Импровизированный командный пункт на одной из улиц в Киеве, 19 сентября 1941.

    Особенно это касалось еврейских общин, с радостью и уважением встретивших нацистов. Среди евреев, не успевших эвакуироваться из города, бытовало мнение, что немцы очень развитый и культурный народ, который никогда не посмеет их тронуть.


Немецкие офицеры изучают карту, на которой отчетливо видно, что это именно карта Киева. Первый день оккупации - 19 сентября 1941.


Киевляне встречают немецкие войска, которые двигаются по Бессарабской пл. в сторону Крещатика. Некоторые из горожан держат в руках свертки с награбленным из брошенных магазинов. Впереди видна автомашина марки "Ауди" с опознавательными знаками одного из подразделений Вермахта. Женщина в платке носит обувь, плетенную из камыша.

    Из дневника штабного офицера 29-го армейского полка: «Население растерянно стоит на улицах. Оно еще не знает, как ему себя вести… Когда мы подъехали к толпе, из него вышел, возбужденно жестикулируя, человек. Он хотел показать нам дорогу до гостиницы «Континенталь», где должен разместиться наш штаб. Когда мы прибыли туда, соседи сказали нам, что большевики перед отступлением заминировали этот дом, и предупредили нас, чтобы мы до этого отеля не вселялись».


Иван Кудря

    В июле - августе 1941 по решению ЦК КП(б)У в городе для подпольной работы были созданы обком, основные и запасные горком и 9 райкомов партии, 37 партийных организаций, а также обком, горком, 9 райкомов комсомола, 31 Комсомольск, организация. Диверсионно-подрывной работой руководил созданный горкомом партии штаб во главе с начальником цеха Киевского паровозовагоноремонтного завода В. Кудряшовым. Подпольщики, имевшие радиоприемники и пишущие машинки, регулярно слушали советские радиопередачи, составляли и распространяли листовки, прокламации, обращения и т.п.
    С первого дня оккупации в Киеве была задействована диверсионно-разведывательная группа НКГБ УССР под руководством Ивана Кудри (в составе Дмитрия Соболева, Раисы Окипной, Евгения Бремера, Андрея Печенева и других). В ее задачи входило выяснить, кто и когда будет заселять заминированные объекты и передавать информацию в Центр по мощной рации, установленной на конспиративной квартире пенсионера Линевича.
   Из книги Ф. Пигидо-Правобережного "Великая Отечественная война": "Необходимо особенно подчеркнуть, что невзирая на животную панику, которой была охвачена руководящая партийная верхушка в первые месяцы войны, очевидно, что по предварительно разработанному плану на просторах Украины была оставлена широко разветвленная сеть, состоящая из проверенных коммунистов и работников НКВД. Многие тысячи коммунистов большего или меньшего ранга по приказу оккупационной немецкой власти, были зарегистрированы в городских и районных управах, оставаясь на свободе, планомерно и систематически вели свою подрывную работу. Немцы этого поначалу не замечали и охотно использовали ловких московских агентов. Во главе районных и сельских управ часто стояли члены коммунистической партии. Это же относилось и к полиции".

Вступление в Киев, кадры из немецкого еженедельного обозрения Die Deutsche Wochenschau №577:


Разрушенный мост Евгении Бош


Крупный план взорванного моста


Поврежденный Наводницкий мост


Крупный план Наводницкого моста


Немецкие войска вступают в Киев


Колонны немецких подразделений


Внизу горящий Подол


Подол, Красная пл., горят здания штаба Днепровской флотилии и конвойных войск НКВД.


Немцы движутся по ул. Институтской к центру города, вдалеке видны купола Александровского костела


Киевляне на Крещатике


Баррикады в центре города


Брошенная на дороге советская амуниция

   Генеральный комиссаром округа «Киев» назначен Х. Квитцрау. Комендантом Киевского куреня (оккупационной полиции Киева) назначен А. Орлик (А. Конкель). Образована Киевская городская управа (КГУ), ее председателем избран профессор-историк А. Оглоблин [На зов Києва: Український націоналізм у II світовій війні. Збірник статей, спогадів і документів. – К., 1994].


При захвате Киева был поврежден Вокзал. Немецкий корреспондент заснял с самолета пожар в здании Вокзала.


Боковой корпус почти полностью выгорел.


Крыша здания Вокзала сильно повреждена. Многие окна разбиты.

Разрушенные вагоны.

Поврежденные составы на станции.


Вскоре немцы, киевляне и военнопленные взялись за ремонт Вокзала. Фашисты собирались остаться в Киеве надолго.

borisfen70.livejournal.com

Правда о войне, которую не все знают: Потерянный город. Оборона Киева в июне 1941 года: bor_odin — LiveJournal

В сентябре 1941 года, советские войска сдали украинскую столицу наступающим немецким частям.
Этому предшествовали более трех месяцев боев, которые закончились окружением едва ли не всего Юго-Западного фронта (ЮЗФ) численностью более 700 тыс. человек.
На рассвете 22 июня 1941 года немецкая авиация совершила налет на Киев. Бомбы полетели на ж/д вокзал, завод Большевик, авиазавод, электростанции, военные аэродромы и другие стратегические объекты. Некоторые из них попали в жилые дома.
Город начали готовить к обороне. Прежде всего власти взялись за Киевский укрепрайон - опоясывавшую город линию из более чем 200 дотов, построенную в 1929-1935 годах. Перед ними строили противотанковые и противопехотные рвы. Ближе к городу создавали еще одну линию из дзотов и рвов. В самом Киеве возводили баррикады из мешков с песком и устанавливали противотанковые ежи. Каждый день на этих работах трудились 160 тыс. киевлян и жителей прилегающих сел.
Киевские заводы за две недели переориентировались на выпуск военной продукции. Даже школьники собирали пустые бутылки, чтобы сделать из них "коктейли Молотова".
На данном направлении немецкой группе армий Юг противостояли силы Киевского особого военного округа (КОВО), превращенные с началом войны в ЮЗФ. Фронт превосходил противника и по численности солдат, и по количеству техники. Но немцы были опытнее, отлично маневрировали, умело обходили и окружали советские силы. А Красной армии не хватало ни практики, ни инициативных командиров. Однако войска ЮЗФ сопротивлялись отчаянно, удивляя немцев упорством.
Киевляне почувствовали, что ситуация усложняется, и стали понемногу выбираться из города - хотя бы в окружающие села. Тем более что с конца июня стали вывозить предприятия и учреждения. В итоге Киев покинули 335 тыс. жителей.

Как же немцам удалось захватить Киев?


Не всегда эвакуация проходила организованно. Представители партноменклатуры пыталась вывезти свои семьи, подчас с огромным количеством багажа вплоть до пианино и комнатных растений. При этом местные власть имущие смешивались с семьями партийцев из Западной Украины, ехавшими через Киев транзитом на восток.
Бои вплотную приблизились к Киеву. Но 10 августа красноармейцы 37-й армии генерал-майора Андрея Власова перешли в наступление, и в течение нескольких дней освободили Жуляны, Пирогово, Теремки и другие пригороды. Тогда мало кто мог предположить, что геройский генерал примерно через год, в июле 1942-го, уже под Ленинградом попадет в плен, согласится сотрудничать с немцами, станет руководителем армии русских коллаборационистов - РОА. А в 1946 году Власова казнят в Москве.
Советское командование, боясь перечить Сталину, запретившему сдавать столицу Украины, не обращало внимания на то, что к северу от города немцы зашли очень далеко. В августе Вторая танковая группа Гейнца Гудериана и ряд других частей группы армий Центр, наступавших на московском направлении, выполняя директиву фюрера, повернули на юг. Танки Гудериана быстро дошли до Конотопа - города на Сумщине, в глубоком тылу киевской группировки. Навстречу им из района Кременчуга устремился Клейст.
В итоге войска ЮЗФ оказались на грани окружения, и военный совет фронта готов был оставить Киев, чтобы выйти из кольца. Однако Сталин был непреклонен: 11 сентября он лично связался с командующим ЮЗФ генерал-полковником Михаилом Кирпоносом и приказал удерживать город любой ценой. Уже через четыре дня немцы полностью окружили киевскую группировку, и лишь в ночь с 17 на 18 сентября Москва разрешила Кирпоносу отступление.
Но время было потеряно, и только некоторые подразделения выбрались из кольца.
А вот еще примерно 700 тыс. человек - основным силам фронта - повезло куда меньше. Их либо убили, либо пленили в ходе киевской операции. Выбираясь из окружения, погиб и сам Кирпонос, полегли или были захвачены в плен сопровождавшие его 800 офицеров и генералов - руководство фронта.
Оставляя Киев, советские войска, переправившись через Днепр, подорвали все четыре моста, по которым в тот момент шли другие части и беженцы. Также отступающие вывели из строя городскую электростанцию и водопровод, сбросили в Днепр тысячи мешков с продуктами. В тот момент никто не подумал о тех 400 тыс. киевлян, которые оставались в городе.
В Киеве начался короткий период анархии. На улицах и рынках властвовали мародеры, которые разбивали витрины магазинов, проникали в отделения банков и госучреждения.
19 сентября в Киев вошли немцы. Местное население настороженно встретило "гостей". Жителей города поразили, как вспоминал Малаков, вид победителей, - они излучали надменное превосходство.
В тот же день, в 14:00, возле Бессарабки группа пожилых киевлян вынесла немецким офицерам хлеб и соль, пытаясь таким образом наладить отношения с новой властью. Но горожане напрасно надеялись на мирное сосуществование. Со следующего дня начались расстрелы евреев.
Красная армия вернулась в город через три года. За время оккупации из Киева вывезли десятки тысяч людей на работы в Германию, еще примерно 100 тыс. расстреляны немцами в Бабьем яру. Город был сильно разрушен.
Освобождение Киева вышло таким же кровавым и трагическим, как и его оборона: стремясь войти в столицу Украины к очередной годовщине Октябрьской революции, советское командование не пожалело жизни сотен тысяч солдат.

.

bor-odin.livejournal.com

Фото обороны и оккупации Киева

Киев начали бомбить уже на рассвете 22 июня 1941-го, а 19 сентября немцы вступили в город.

 Пребывание немцев в Киеве обозначилось уничтожением людей в Бабьем Яру, принудительной отправкой украинцев на работу в Германию и созданием на территории города двух концлагерей.

Здесь большая подборка фотографий, иллюстрирующая те кровавые события. Здесь много редких, уникальных кадров древнего города.


Оборонительные и противотанковые сооружения возле гастронома на пересечении Брест-Литовского проспекта (ныне - проспект Победы) и 2-го Дачного переулка (ныне - улица Индустриальная), 1941 год. Сейчас на этом месте находится станция метро Шулявская.


Оборонительные сооружения на улице Ленина (ныне - Богдана Хмельницкого) возле пересечения с улицей Лысенко, 1941 год. Справа от этого места сейчас находится Зоологический музей.



Оборонительные сооружения на улице Крещатик, 1941 год. Фото сделано со стороны Бессарабской площади. В центре фотографии, с левой стороны улицы видно высотное здание ЦУМа.


Оборонительные сооружения на пересечении бульвара Шевченко с улицами Саксаганского и Дмитриевской, то есть в районе современной площади Победы, 1941 год.


Пылающий завод Большевик, результат немецких бомбежек, 23 июня 1941 года.


Строительство земляных оборонительных сооружений поперек улицы Лютеранской в районе Крещатика, 1941 год.


Немецкий бронетранспортер SdKfz-231, захваченный солдатами 1-го дивизиона 4-го батальона особого назначения НКВД.


Т-26 на Цепном мосту, тогда мост назывался им. Е. Бош, 1941 год. Цепной мост был взорван в сентябре 1941-го отступающими красноармейцами и восстановлен уже никогда не был. На этом месте сейчас стоит мост Метро.


Трофейная самоходно-артиллерийская немецкая установка StuG-III у входа в оперный театр, 1941 год.


Разграбленный мародерами магазин "Газированная вода" на Крещатике, 19 сентября 1941 года. В этот день немецкие войска вошли в город.


Разгромленный "Красный уголок" в Павловском садике на пересечении улиц Ново-Павловской и Гоголевской, 19 сентября 1941 года.


Немецкая аэрофотосъемка Киева, июнь 1941 года. Цифрами обозначены: 3 - здание старого Арсенала, 5 - Подольский ж/д мост, 6 - мост Е. Бош и его продолжение - Русановский мост, 7 - еще не законченный деревянный Наводницкий мост, сейчас на его месте мост им. Патона, 8 - Дарницкий ж/д мост.


Первые немецкие машины на Крещатике, сентябрь 1941 года. Снимок сделан в районе Бессарабского рынка. В 41-ом на этом месте была бакалея, а сейчас там несколько спортивных магазинов.
Интересно, что немец ведет машину сидя на дверце, таким образом, улучшая себе обзор. В руках некоторых киевлян пакеты с продуктами, последнее, что удалось забрать из разгромленных магазинов.


Автомобиль "Ауди" стоит напротив дома №47 по улице Крещатик, в то время там находился отель "Национальный", сентябрь 1941 года. На снимке видно, что у женщины на ногах тапочки, плетенные из камыша. Мальчик справа держит в руках лото или шахматы, вероятно украденные из какого-то магазина.


Немецкий мотоциклист на Крещатике, киевляне с интересом смотрят на него, сентябрь 1941 года. Справа - здание ЦУМа, впереди - Бессарабка. Это фотография из американского журнала "Life" за 3 ноября 1941 года.


Старик наблюдает за идущими немцами, 19 сентября 1941 года.


Разведывательное подразделение Вермахта, 19 сентября 1941 года. Слева - здание старого Арсенала, справа - башня Ивана Кушкина со сделанной в ней амбразурой, в глубине видно Святотроицкие ворота лавры. На тротуаре - рельсы трамвая №20, сейчас на этом месте - маршрут троллейбуса №20. Фото из журнала "Life".


Немецкие солдаты на четвертом ярусе колокольни в Печерской Лавре. На дальнем плане горит еще не достроенный деревянный Наводницкий мост, сейчас на его месте мост Патона. Фото из журнала "Life".


Фото сделано с лаврской колокольни. Внизу - сад и оборонительные стены лавры с башней Ивана Кушкина, справа - старый Арсенал (сейчас там Украинский Исторический Центр), в центре снимка - церковь Святого Феодосия Печерского, чуть выше видно здание обувной фабрики №1 (сейчас там обувная фабрика "Киев").


Немецкий часовой на лаврской колокольне, на Днепре горит Наводницкий мост, 20 сентября 1941 года. Фотография из журнала "Völkischer Beobachter".


Довольный немец звонит в колокола на лаврской колокольне, 20 сентября 1941 года.


Немецкий связист на территории Лавры, сентябрь 1941 года. Слева виднеется крест на могиле Столыпина.


Немцы во дворе Верхней Лавры возле Троицкой церкви, сентябрь 1941 года.


Немецкая противотанковая пушка PAK-35 на Крещатике, справа видно здание Главпочтамта, осень 1941 года. Там, где на фото стоит пушка, позже был построен дом с часами.


Площадь Сталина (ныне - Европейская), сентябрь 1941 года. Немецкие колонны движутся вверх по улице Грушевского. Слева - Публичная библиотека (теперь - Парламентская), в глубине - Музей украинского искусства, чуть выше - здание Совнаркома (теперь - Кабинет Министров Украины).


Немецкие колонны идут на Печерск, вверх по улице Грушевского. На заднем плане виднеется здание Костела, сентябрь 1941 года.


Немецкая Pak-35 ведет огонь из Мариинского парка по отступившим в Дарницу частям РККА, 20 сентября 1941 года.


Немцы на Липках, 20 сентября 1941 года. Справа - Мариинский парк, слева - Дом Красной Армии (ныне - Дом Офицеров), а в глубине - церквушка дворцового ансамбля (сейчас на ее месте гостиница "Киев"). Фото из журнала "Völkischer Beobachter".


Немцы осматривают укрепления на пересечении улиц Жилянской и Кузнечной, 20 сентября 1941 года.


Немецкий патруль на улице Франко. Видны противотанковые ежи и бочки с водой для тушения возможных пожаров - то, что осталось от отступившей Красной Армии, сентябрь 1941 года.


Немцы разворачивают зенитную батарею на смотровой площадке в Пионерском парке (бывшем Купеческом), сентябрь 1941 года. Сейчас на этом месте знаменитая арка "Дружбы народов" и все та же смотровая площадка.


Немецкие войска продолжают входить в город, колонна движется по улице Саксаганского, это квартал между улицами Паньковской и Льва Толстого, сентябрь 1941 года. Слева от фотографа находится дом-музей Леси Украинки.


Бульвар Шевченко, впереди Бессарабский рынок, сентябрь 1941 года.


Угол бульвара Шевченко и улицы Владимирской, за спиной фотографа парк Шевченко. Груды земли на тротуарах - очевидно, остатки баррикад.


На фотографии немецкие солдаты достают воду - на месте бывшего Михайловского Златоверхого (сейчас он восстановлен). На заднем плане здание ЦК КП(б)У (ныне - здание МИД).


Сенной рынок, который был полностью разграблен в дни безвластия (18-19 сентября).


Беженцы в сквере у Золотых ворот возле всем известного чугунного фонтана.


Первый приказ немецкой власти - всем киевлянам зарегистрироваться и начать работать. Незарегистрировавшиеся объявляются саботажниками и расстреливаются. Этот чистильщик обуви начал работать с первого дня, на табличке написано: "Артел "Чистильщик", лоток №158".


Железнодорожный вокзал, снимок сделан в первые дни оккупации. Частично вокзал был разрушен немецкими авианалетами и окончательно - отступавшими красноармейцами.


Противотанковый ров и стрелковые амбразуры на Дегтяревской улице.


Киевляне разбирают оборонительные сооружения на Крещатике, 21-23 сентября 1941 года.


Разбор баррикад на улице Ленина (сейчас - Богдана Хмельницкого). Справа видно здание театра им. Леси Украинки.


Киевляне в присутствии немецкого фельджандарма разбирают завалы на улице Институтской, недалеко от Крещатика. Слева - немецкие штабные автобусы (в здании Октябрьского дворца находился немецкий оккупационный штаб), справа - киевляне расхватывают первые оккупационные листовки и газеты, 21-23 сентября 1941 года.


Здание штаба Киевского военного округа занято немцами. Сейчас в этом здании находится секретариат президента Украины.


"Тимуровцы" позируют немецкому фотокору, сентябрь 1941.


Киевляне на Крещатике слушают немецкую радиопередачу, передаваемую с радиомашин, осень 1941 года. Слева - дома №6-12, справа - №5-7.


Начало бульвара Шевченко, сентябрь 1941 года. Слева - отель "Палас" (сейчас - "Украина"). На трансформаторной будке еще висит советский плакат "Бей гадину" и довоенное объявление "Набор на курсы счетоводов и бухгалтеров". Со временем немцы здесь поставили виселицу, на которой казнили "врагов Рейха", и только в 1946 году на этом месте поставили памятник Ленину.


Плакат "Гитлер освободитель" на фасаде оперного театра, сентябрь 1941. Плакат наклеен прямо на довоенные театральные афиши оперы "Запорожец за Дунаем", "Наталка-Полтавка" и т.д.


Раздача газеты "Украинское слово" на улицах Киева, 4 октября 1941 года. У девушки справа - модные тогда косы "короной" и "локон страсти".


На въезде в город.


Немецкий офицер позирует на фоне Андреевской церкви, осень 1941.


Колокольня Покровской церкви на Подоле и Андреевская церковь, осень 1941.


Здание  ЦК КП(б)У (теперь - здание МИДа), осень 1941.


Тот же двор, дети войны.


Вестибюль здания Верховного Совета УССР, осень 1941 года.


Зал заседаний Верховного Совета УССР, осень 1941 года. Как и вестибюль, зал почти не изменился. Убрали только скульптуру Сталина во весь рост, барельефы классиков коммунизма и гербы СССР и УССР.


Дом на Подоле, фото немецкого офицера, осень 1941 года.


Остатки баррикад на пересечении улиц Жилянской и Коминтерна, дальше - Вокзальная площадь и вокзал.Немцы специально чтобы унизить поставили  бюсты Ленина и Сталина, наверное, вынесенные из соседнего завода. Ниже указатель "Feldgend. Zug Doebert" - "Фельджандармерия. Взвод Доберта".


Стадион Динамо.


Возле Аскольдовой могилы.


Немецкое кладбище, вдали - Аскольдова могила.


Красный корпус Университета Шевченко.


Здание филармонии на площади Сталина, 1941 год.


Торговец граммофонными пластинками беседует с немецким солдатом.

varjag2007su.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о