Содержание

Фальшивое отречение Николая II

2 (15) марта 1917 года император Николай II «отрёкся» от престола. Имело ли на самом деле место это важнейшее событие, во многом предопределившее судьбу России, Царьград обсудил с кандидатом исторических наук, ведущим отечественным биографом государя-страстотерпца Петром Мультатули

Царьград: Сегодня исполняется 102 года со дня «отречения» Николая II от престола. Почему именно сейчас возобновилось дискуссия о том, было оно или нет?

Пётр Мультатули: На самом деле эта тема дискутируется беспрерывно. Никаких подвижек в этом вопросе нет. Я ещё раз скажу, что так называемого отречения императора Николая II не было, причём по целому ряду причин. Не только потому, что так называемый «Манифест об отречении» является, на мой взгляд, абсолютной фальшивкой.

Император Николай II: добровольное отречение или спланированное свержение

Так, при отречении от престола всегда подразумевают добровольность этого акта. Император Николай II был свергнут, фактически был лишён свободы и находился под угрозой шантажа, что будет открыт фронт, начнётся гражданская война, и он будет повинен в ней.

Не забывайте, что действовал закон о престолонаследии. Согласно ему, отречься от престола могло только лицо, имеющее на него право. Был нарушен второй важнейший принцип — принцип законности. Если отречение от престола не предусматривалось законодательством Российской империи, то каким образом оно могло произойти? Только в нарушение этой законности. А раз не было самого понятия отречения, этот договор является юридически ничтожным. Была нарушена добровольность и законность.

Наконец, третий важнейший момент. Император Николай II, даже если представить, что он подписал все эти бумаги, не обратил их в закон. То есть для того, чтобы отречение стало легитимным, должны были внести новеллу, которая прошла законодательную процедуру. И тогда можно было бы говорить о введении нового закона. Ничего этого сделано не было. Все бумаги, независимо от того, подписаны они императором или нет, фальшивые ­или настоящие, являются филькиной грамотой. То есть — юридически ничтожными.

Фото: www.globallookpress.com

Самодержавный монарх не может действовать в нарушение закона. Сейчас император Акихито решил отречься от престола, хотя японское законодательство требует, чтобы монарх правил пожизненно. Поэтому для него создаётся специальный закон. То же самое было с английским королём Эдуардом VIII, который отрёкся от престола из-за брака с американкой. Был издан специальный закон, сам король отрёкся в присутствии трёх своих братьев-свидетелей, которые поставили подписи на документе. Он выступил по радио с разъяснением. В случае же Николая II ничего этого не было.

Поэтому случившееся — не что иное, как государственный переворот. Ведь Временное правительство 2 марта 1917 года, до официального отречения, о котором они объявили уже на своём первом заседании, говорило о «бывшем императоре», о том, что нужно выслать из России Николая II и великого князя Михаила Александровича. Что больше не будет Государственной думы. Официально, даже по их разговорам, всё должно было решить Учредительное собрание. Они уже всё решили задолго до так называемого отречения.

Отречение от престола является ложью. Это абсолютно несостоятельный документ.

Ц.: Вы говорите о юридической стороне вопроса? Но законы можно заново написать, как большевики «сляпали», например, декрет о красном терроре.

"Отречение" Государя: бывали времена тяжелей, но не было гаже… [Святая правда]

П. М.: В том-то и дело. Это была не большевистская Совдепия, а Российская империя, где законы чётко соблюдались. Если император хотел отречься по закону, он должен был издать закон. Но со всех сторон — юридической, духовной, государственной — отречение было сделано в нарушение самого главного принципа любого документа — добровольности.

Кстати говоря, мы не знаем, как происходило «отречение» на самом деле. Государь хотел вырваться из плена и поэтому мог подписать в принципе любую бумагу. Существует якобы написанная его рукой телеграмма: «Я готов отречься от престола в пользу своего сына при регентстве Михаила Александровича, и чтобы сын оставался при нас».

Но заговорщиков это не устраивало, им не нужно было отречение Николая II и вступление на престол другого царя. Им нужно было полное уничтожение монархии. А это можно было сделать только в том случае, когда престол передавался Михаилу Александровичу — человеку, который не имел ни законной императрицы, ни законного наследника.

Ц.: Так документ всё-таки был или нет?

П. М.: На мой взгляд, эта бумага — абсолютная фальшивка. Она напечатана по меньшей мере на трёх печатных машинках, раз. С нарушением всех действующих норм оформления высочайших манифестов. Подпись графа Фредерикса сначала нанесена каким-то красителем, потом поверх красителя написана чернилами. Потом подпись императора просто всунута. Документ формата А3, картонный, в виде книжечки. Что же, нельзя было, чтобы он на обороте подписал, почему нужно было вписывать это именно на один лист?

Самое главное, что все, кто видели процедуру, — Шульгин и другие люди — говорят, что манифест был подписан на телеграфных четвертушках. Что такое телеграфная четвертушка? Это маленький листок бумаги. А здесь мы видим один большой лист. Есть целый ряд подписок, поправок, подтёрок. Что это за документ такой? С точки зрения современного Гражданского кодекса РФ такая бумага вообще не будет признана на государственном уровне, и даже если тётя Маша захочет заключить договор с дядей Петей по поводу приобретения какого-нибудь сарая, то такой договор будет признан ничтожным. Потому что нельзя, чтобы в документе были подтирки, подчистки, поправки, всунуты какие-то цифры.

Ц.: Но там присутствовали высшие должностные лица, генералитет…

П. М.: Во-первых, никакой генералитет там не присутствовал. Там был заговорщик — генерал Рузский. Обращают на себя внимание две вещи. Первое — когда государь якобы согласился отречься. Дело в том, что текст, который выдаётся за отречение, написан в ставке. Написан камергером Николаем Базили по акту генерала Алексеева. Первый раз такой текст был о введении ответственного министерства. Потом его поправили и внесли отречение в пользу цесаревича. Потом он уже переделан как отречение в пользу великого князя Михаила Александровича.

Николай Рузский. Фото: www.globallookpress.com

Это — один и тот же текст, только с различными вставками. Имеются черновики, где есть почерк Алексеева, почерк Базили с правкой этого документа. Какому начальнику штаба это посылалось? Документ имеет надрез посередине. Отчего он образовался? Должна была быть проведена экспертиза этой бумаги. Говорят, что её начали проводить. Но её нужно проводить гласно, открыто, вопросы должны задаваться людям, которые занимаются этим, ставят вопросы. И ответы должны быть известны. Это вопрос наиважнейшей государственной важности.

Важность не в том, что отрекался император или нет. Ещё раз говорю, даже если бы он подписал эту бумагу, отречения не было. Его не было ни по сути, ни по форме, поскольку это была попытка государя вырваться из этой ситуации. Даже если он эту филькину грамоту подписал. Поэтому они и направили его в подконтрольную ставку, чтобы он ни в коем случае не оказался среди верных людей и не смог бы опровергнуть всё, что было сделано 2 марта.

tsargrad.tv

Отречение Николая II: было или не было?

Самодержавие в России пало. Завершилась трёхсотлетняя эпоха правления династии Романовых. Русская императорская армия была обезглавлена. Все эти колоссальные события пришлись на 2 (15) марта 1917 года. Тогда, в салон-вагоне царского поезда на станции в Пскове император Николай II подписал отречение от престола.

Это событие по сей день окружает паутина версий и домыслов. Историки и писатели спорят о причинах фатального поступка царя. Звучат даже версии о том, что отречения не было. Данная статья – попытка разобраться в этом весьма непростом историческом вопросе.

«Заговор генералов»

Одной из наиболее расхожих гипотез о причинах отречения является так называемый «заговор генералов» – военный переворот, предпринятый верхушкой армии и флота. Основными фигурами в этой партии считаются А. И. Гучков и генерал М. В. Алексеев. Но, во-первых, неужели начальнику штаба Ставки было нечего делать, кроме как руководить подготовкой свержения царя в условиях тяжелейшей войны? Вдобавок, следует помнить, что Алексеев был довольно конфликтным военным администратором, непростым во взаимоотношениях. Это влияло и на кадровые решения в верхушке армии — например, трения между ним и Ю. Н. Даниловым не позволили последнему остаться во главе Главного управления Генерального штаба. В переписке с сыном Алексеев высказывался о коллегах вполне однозначно:

Плохо работал Радко, ещё хуже Добророльский, оказавшийся негодным начальником штаба. Иванов обратился за это время совсем в мокрую курицу, Драгом[иров] изнервничался и заменён другим.

Генерал Михаил Пустовойтенко, Николай II, генерал Михаил Алексеев

Начальника Главного артиллерийского управления генерала А. А. Маниковского обвиняли не только в участии в заговоре против царя, но и в причастности к масонству. Между тем сам он от предложения стать военным диктатором в начале Февральской революции наотрез отказался. И это неудивительно, если ознакомиться с его письмами, написанными полугодом ранее:

Неужели около ГОСУДАРЯ нет такого верного и правдивого слуги, который прямо и открыто доложил [бы] ЕМУ, что так дальше продолжаться не должно <…> А ведь пожар УЖЕ ГОРИТ, и только слепцы, да заведомые враги Царю не видят его…

Наконец, даже сам Гучков впоследствии признавался: «

Никого из крупных военных к заговору привлечь не удалось». Однако доподлинно известен и другой факт: 2 (15) марта Алексеев разослал командующим армиями и флотами телеграммы, запросив их мнения о перспективе отречения Николая II. Если ими и двигало стремление низвергнуть корону и переустроить Старый Свет, то оно проявилось так:

Начальник штаба Ставки генерал-адъютант М. В. Алексеев — вплоть до вечера 28 февраля усердно трудился над планом усмирения питерских волнений, а уже на второй день после отречения Николая II признавался своему генерал-квартирмейстеру А. С. Лукомскому:

Никогда не прощу себе, что поверил в искренность некоторых людей, послушался их и послал телеграммы главнокомандующим по вопросу об отречении государя от престола.

Главнокомандующий армиями Северного фронта генерал от инфантерии Н. В. Рузский — глубоко сожалел, что «в своей длительной беседе с государем вечером 1 марта поколебал устои Трона, желая их укрепить…», до конца своих дней не мог без волнения говорить о «трагических днях 1 и 2 марта».

Николай II с генералами Янушкевичем, Рузским и Брусиловым

Командующий Черноморским флотом адмирал А. В. Колчак — из всех адресатов Алексеева он единственный 2 марта не поддержал ультиматум царю. Затем, в разгар революционных событий на Черноморском флоте, Колчак в знак протеста против изъятия оружия у офицеров и постановления Делегатского собрания армии, флота и рабочих об их аресте 6 июня 1917 г. добровольно сдал свою должность. Полтора месяца спустя он, не желая участвовать в политических играх, в составе русской морской миссии при американском флоте отбыл в Соединенные Штаты. Довольно странные проявления рвения к власти на тот момент, не правда ли?

Командующий Петроградским военным округом генерал от инфантерии Л. Г. Корнилов стал первым революционным генералом, 7 марта 1917 г. арестовав императрицу Александру Фёдоровну, однако впоследствии не скрывал:

Я никогда не был против монархии, так как Россия слишком велика, чтобы быть республикой. Кроме того, я – казак. Казак настоящий не может не быть монархистом.

Эта сумма фактов ставит под сомнение версию о военном перевороте. Вместе с тем сомневаться не приходится: Николай II отрёкся от престола под гнётом не только обстоятельств, но и военной верхушки страны.

Однако были и генералы, безусловно оставшиеся верными императору. Среди них зачастую упоминается генерал от кавалерии, генерал-адъютант Гусейн Али Хан Нахичеванский. От его имени, но без его ведома начальник штаба Гвардейского кавалерийского корпуса генерал-майор барон Винекен отправил Николаю II свою телеграмму – с выражением преданности и готовности прийти на помощь. Тем не менее, корпус вместе с командиром присягнул Временному правительству чуть более недели спустя. Тогда-то Хан Нахичеванский и вправду отправил телеграмму — правда, адресованную военному министру А. И. Гучкову и следующего содержания:

Довожу до сведения Вашего, что ещё до дня присяги вся гвардейская кавалерия от старшего генерала до последнего солдата была и есть преисполнена желания положить жизнь за дорогую Родину, руководимую ныне новым правительством.

По прошествии ещё нескольких дней свёл счёты с жизнью подлинно оставшийся верным короне Винекен.

Отречение: to be or not to be

Сравнительно недавно возникла и закрепилась в отечественной публицистике совершенно авангардная теория: отречения Николая II не было, текст – подлог. Ряд писателей и историков поддержали её, другие авторы – отвергли как измышления. Между тем данная идея дезавуируется практически по каждому из пунктов.

Прежде всего, отречение объявляют подложным из-за его оформления и подписи Николая II, поставленной карандашом. Первым на ней много лет тому назад заострил внимание беллетрист Валентин Пикуль, написавший в своём романе «Моонзунд»: «Николай же подписал акт отречения не чернилами, а — карандашом, будто это был список грязного белья, сдаваемого в стирку». Каким образом писательская метафора стала аргументом в научной полемике – сказать сложно.

Та самая карандашная подпись

Другой довод contra об аутентичности первых экземпляров отречения императора гласит: два автографа с двух разных листов «отречения» абсолютно идентичны. Можно предположить, что Государь за годы правления либо выработал исключительно устойчивую подпись с уникально похожими росчерками, либо подписи нанесены кем-то другим под копирку, или же через стекло. Это предположение не подкрепляется результатами графологической экспертизы: его сторонники ограничивались наложением слоёв с несколькими автографами в графических редакторах на своих ПК. Сверка с более ранними подписями Николая II обнаруживала определённую разницу в начертании – и этого оказывалось достаточно для прочной конспирологической базы. Однако даже автографы царственных особ в течение жизни не являлись константой. Это наглядно демонстрирует эволюция подписей Наполеона Бонапарта.

Как менялась подпись Наполеона Бонапарта

Как бы то ни было, впору задаться вопросом: отчего Николай Романов, уже отрёкшийся от престола, никому не поведал об истинной подоплёке событий? Сторонники версии «отречения не было» утверждают, что в течение последующих полутора лет царь находился в информационном вакууме. Те же, кому он мог открыться, якобы были убиты.

Однако в действительности Николай II рассказал о своём отречении ещё как минимум одному человеку. Причём более чем равному ему. И не убитому, а мирно скончавшемуся в Дании. Речь, разумеется, о его царственной матери – Марии Фёдоровне (Дагмар).

Мария Федоровна с сыном Николаем II на борту яхты «Штандарт»
Источник: vokrugsveta.ru

Дневники Марии Фёдоровны, конкретнее – интересующая нас памятная книжка за 1917 г. (начатая 1 января и оконченная 24 апреля 1917 г.) отложилась в Государственном архиве РФ и до 1998 г. никогда не была опубликована. Записи в ней вдовствующая императрица вела на своём родном датском языке. Этот источник впервые был выявлен и переведён на русский язык в 90-е гг. крупным специалистом, вице-президентом Российской ассоциации историков Первой мировой войны, кандидатом исторических наук Ю. В. Кудриной.

3 марта 1917 г. Мария Фёдоровна, узнав об отречении Николая II и будучи, по словам великой княгини Ольги Александровны, «вне себя», отправилась в Могилёв. В Ставке, куда она прибыла вместе с зятем, великим князем Александром Михайловичем, она в последний раз встретилась с сыном. Слово ей:

4 (17) марта 1917 г.: …в 12 часов прибыли в Ставку в страшную стужу и ураган. Дорогой Ники встретил меня на станции… Горестное свидание! Он открыл мне своё кровоточащее сердце, оба плакали…

Бедный Ники рассказал мне обо всех трагических событиях, случившихся за два дня. Сначала пришла телеграмма от Родзянко, в которой говорилось, что он должен взять всё с Думой в свои руки, чтобы поддержать порядок и остановить революцию; затем – чтобы спасти страну – предложил образовать новое правительство и… отречься от престола в пользу своего сына (невероятно!). Но Ники, естественно, не мог расстаться со своим сыном и передал престол Мише! Все генералы телеграфировали ему и советовали то же самое, и он… подписал манифест. Ники был неслыханно спокоен и величествен в этом ужасно унизительном положении…

Ещё одно свидетельство отречения Николая II выявила исследовательница житий новомучеников Нина Карповна Зверева, сестра Сестричества во имя преподобной мученицы Елизаветы Фёдоровны при храме Св. Митрофана Воронежского. Она провела огромную работу в Государственном архиве РФ по изучению наследия царской фамилии. В итоге ею был опубликован дневник протоиерея Афанасия (Беляева), настоятеля Фёдоровского собора в Царском Селе. Вот как о. Афанасий описывал исповедь царской семьи 31 марта 1917 г., в том числе и самого Николая II:

После прочтения разрешительной молитвы и целования Креста и Евангелия своим неумелым словом утешения и успокоения, какую мог я влить отраду в сердце человека, злонамеренно удалённого от своего народа и вполне уверенного до сего времени в правоте своих действий, клонящихся ко благу любимой Родины?

Когда сказал я: «Ах, Ваше Величество, какое благо для России Вы бы сделали, давши в своё время полную Конституцию, и тем бы исполнили желание народа. Ведь Вас, как Ангела добра, любви и мира, приветствовали все». На это с удивлением ответил он: «Неужели это правда! Да, мне изменили все. Мне объявили, что в Петрограде анархия и бунт, и я решил ехать: не в Петроград, а в Царское Село и с Николаевской дороги свернуть на Псков, но дорога туда уже была прервана, я решил вернуться на фронт, но и туда дорога оказалась прерванной… И вот один, без близкого советника, лишённый свободы, как пойманный преступник, я подписал акт отречения от престола и за себя и за Наследника сына. Я решил, что если это нужно для блага родины, я готов на всё. Семью мою жаль!» И капнула горячая слеза из глаз безвольного страдальца…

Таким образом, доступные сегодня факты не дают веских причин предполагать, что отречения Николая II не было. Да и сама полемика на сей счёт скорее бессмысленна: так или иначе, 98 лет тому назад царь покинул престол. Для него, его родных и близких начался скорбный путь, оборвавшийся 17 июля 1918 года. Страну охватил революционный хаос. Девальвация власти достигла предела, когда большевики буквально подняли её с петроградской мостовой. Генералы, как минимум не препятствовавшие отречению царя, возглавили Белое движение – и в большинстве своём погибли в горниле Гражданской войны. Каждый участник тех событий заплатил свою кровавую цену, не сумев или не пожелав разглядеть её в тумане грядущего. Наибольшие же тяготы и лишения, как всегда, ожидали народ. И это, пожалуй, главный исторический урок Февральской революции.

warspot.ru

Николай II, или отречение от престола

23 февраля 1917 г. в Петрограде начались продовольственные волнения, которые быстро переросли в массовые манифестации против самодержавия.

Узнав о происходящем, император 25 февраля направил военному губернатору Петрограда С. Хабалову телеграмму: «Повелеваю завтра же прекратить в столице беспорядки, недопустимые в тяжелое время войны против Германии и Австрии».«Эта телеграмма... меня хватила обухом... — вспоминал потом генерал Хабалов, — Как прекратить завтра же?.. Государь повелевает прекратить во что бы то ни стало... Что я буду делать? Как мне прекратить? Когда говорили: «Хлеба дать» — дали хлеба, и кончено. Но когда на флагах надпись «Долой самодержавие», какой же тут хлеб успокоит! Но что же делать? Царь велел: стрелять надо...» 

Телеграмма царя означала конец попыток как-то урезонить доведенные до отчаяния массы. 25 февраля по демонстрантам был открыт огонь, что только ожесточило конфронтацию.

Влияние правящего режима в столице таяло на глазах. «Дело было в том, что во всем этом огромном городе нельзя было найти нескольких сотен людей, которые сочувствовали власти... Дело было в том, что власть сама себе не сочувствовала», — вспоминал депутат В. Шульгин.

Председатель Думы М. Родзянко отправил царю телеграмму с предложением создать новое популярное правительство, ответственное перед парламентом и обществом. «Иного выхода на светлый путь нет», — телеграфировал спикер. Прочитав телеграмму, Николай сказал своему приближенному: «Опять этот толстяк Родзянко мне написал всякий вздор, на который я ему даже отвечать не буду». Вместо ответа царя депутаты получили указ о приостановлении заседаний Думы. Тем самым был разрушен еще один легитимный канал связи императора и активной части общества. Но либеральные депутаты во главе с М. Родзянко и П. Милюковым создали Временный комитет Государственной думы формально для содействия «водворению порядка», а фактически как новый центр власти в Петрограде.

 

Но даже после начала вооруженного восстания солдат гарнизона в Петрограде 27 февраля столицу ещё можно было усмирить, перебросив надёжные войска с фронта. Понимая это, царь не спешил идти на уступки. 27 февраля он отказался согласиться на ответственное перед Думой министерство Г. Львова, о чем его просили великий князь Михаил Александрович, командующие фронтами Н. Рузский и А. Брусилов. Император считал, что, когда идет бунт — уступать нельзя. Но сам факт давления на царя со стороны руководителей армии был для режима чрезвычайно опасен.

Вскоре начальник штаба Главнокомандующего М. Алексеев тоже обратился к царю с предложением пойти на уступки. М. Алексеев ссылался на генерала Н. Рузского, соглашаясь с ним в том, что «при существующих условиях меры репрессий могут только обострить положение».

Не обращая внимания на эти тревожные обстоятельства, Николай назначил генерала Н. Иванова командующим карательной экспедицией с диктаторскими полномочиями. Он начал движение в сторону Петрограда из Могилева. Однако саботаж железнодорожников не позволил генералу Иванову даже соединиться со всеми частями карательного корпуса. «Прибыв в Семрино, генерал «диктатор» проявлял нетерпение и потребовал новый паровоз. Неужели нужно столько времени, чтобы наполнить котел водой. Ах так! Раз он требует, чтобы ему тут же дали паровоз, железнодорожники предоставили ему первый попавшийся. Через час... поезд «диктатора» остановился: не хватило воды», — пишет М. Ферро о злоключениях генерала Иванова.

28 февраля царь покинул Ставку и направился в Царское Село, к семье. Ночью царский поезд был остановлен на ст. Малая Вишера, из-за сообщения, что следующая станция уже находится в руках «неприятеля». После некоторых железнодорожных перемещений царь оказался в штабе Северного фронта в Пскове.

Здесь начались его переговоры с командующим Северным фронтом генералом Н. Рузским. Беседа быстро приобрела не военно-технический, а политический характер. Выражая мнение командующих фронтами, Н. Рузский добивался ответственного министерства. Царь не уступал. Принцип кабинета, ответственного перед парламентом, а не перед самодержцем, противоречил основам его представлений о государстве: «Я никогда не буду в состоянии, видя, что делается министрами не ко благу России, с ними соглашаться, утешаясь мыслью, что это не моих рук дело...» 

Царь встал перед выбором: или конституционная монархия, или отречение от престола. После дискуссии с Н. Рузским царь все же согласился на ответственное министерство, но с оставлением в непосредственном подчинении императора военного и морского министров и министра иностранных дел. В ночь на 2 марта телеграммой царя войска Н. Иванова были официально остановлены. Отменялось решение о посылке подкреплений карательной экспедиции.

Революция победила. Старый режим рухнул. Перед страной встала задача формирования нового режима.

Казалось, в России должна утвердиться конституционная монархия. Но события быстро вышли из-под контроля Думы и военного руководства. Радикальные группировки смогли установить через Советы тесную связь с солдатской массой — вооруженной силой восстания. 

Под впечатлением от настроений революционной общественности М. Родзянко связался со штабом Северного фронта, где находился император. «В Пскове у аппарата Родзянку ждал генерал Рузский, которому председатель и описал состояние дел под впечатлением нашей беседы. Необходимость или по крайней мере неизбежность отречения Николая была указана Родзянкой в подлинных словах. Еще бы! Теперь даже Милюков признал ее необходимость», — вспоминал один из лидеров совета Н. Суханов.

Думским лидерам казалось, что частными уступками можно взять рабочие массы под контроль. Но, как показали последующие события, массы контролировали вождей не меньше, чем вожди контролировали массы.

Рузский решил добиваться отречения Николая II. Фактически к этому моменту Николай находился под домашним арестом. После того, как командующие фронтами в большинстве своем высказались за отречение, морально готовый к этому Николай дал согласие.

Днем 2 марта Николай II подписал телеграмму об отречении сначала в пользу сына Алексея, а позднее — в пользу брата Михаила. Именно второй вариант был вписан в проект Акта об отречении, который был подготовлен в Генеральном штабе. По заданию Алексеева церемониймейстером Высочайшего двора, директором политической канцелярии при Верховном главнокомандующем Н. Базили был подготовлен проект манифеста об отречении в пользу Алексея при регентстве Михаила Александровича. И безо всяких «оставлений при нас». После обсуждения генералами Алексеевым, Лукомским и великим князем Сергеем Александровичем проект был передан в Псков вечером 2 марта.

Николай объяснял свое отречение в пользу Михаила неготовностью «расстаться с любимым сыном нашим». По действовавшему тогда указу о престолонаследии 1797 г. Николай II не имел права отрекаться от престола за сына. А тот мог отречься от престола только по достижении совершеннолетия. Таким образом, вся процедура отречения делалась юридически незаконной. Похоже, последний император это понимал. «Нельзя не прийти к выводу, что Николай II здесь хитрил... Пройдут тяжелые дни, потом все успокоится, и тогда можно будет взять данное обещание обратно», — считал П. Милюков.

Манифест был подписан 2 марта в 23 часа 40 минут в царском вагоне в присутствии генерала Рузского и прибывших в Псков посланников Временного комитета Государственной думы А. Гучкова и В. Шульгина, а также министра двора В. Фредерикса и начальника походной канцелярии генерала К. Нарышкина. Под ним была поставлена дата 3 часа дня, чтобы не получалось, будто решение было принято под давлением депутатов.

 

Ставка
Начальнику Штаба.
В дни великой борьбы с внешним врагом, стремящимся почти три года поработить нашу Родину, Господу Богу угодно было ниспослать России новое тяжкое испытание. Начавшиеся внутренние волнения грозят бедственно отразиться на дальнейшем ведении упорной войны. Судьба России, честь геройской нашей армии, благо народа, все будущее дорогого нашего Отечества требует доведения войны во что бы то ни стало до победного конца. Жестокий враг напрягает последние силы, и уже близок час, когда доблестная армия наша совместно со славными нашими союзниками сможет окончательно сломить врага. В эти решительные дни в жизни России почли МЫ долгом совести облегчить народу НАШЕМУ тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы и в согласии с Государственной Думою, признали МЫ за благо отречься от Престола Государства Российского и сложить с СЕБЯ верховную власть. Не желая расстаться с любимым сыном НАШИМ, МЫ передаем наследие НАШЕ брату НАШЕМУ Великому Князю МИХАИЛУ АЛЕКСАНДРОВИЧУ и благословляем Его на вступление на Престол Государства Российского. Заповедуем Брату НАШЕМУ править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях, на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу. Во имя горячо любимой родины призываем всех верных сынов Отечества к исполнению своего святого долга перед Ним повиновением царю в тяжелую минуту всенародных испытаний и помочь ЕМУ, вместе с представителями народа, вывести Государство Российское на путь победы, благоденствия и славы. Да поможет Господь Бог России.
Г. Псков.
2-го марта 15 час. мин. 1917 г.
                                                                                                                                        НИКОЛАЙ
Министр Императорского Двора
Генерал Адъютант Граф Фредерикс

© «Государственный архив Российской Федерации» (ГА РФ)

Ф. 601, оп. 1, д. 2100а

Мотивом отречения документ называет сохранение национального единства перед лицом врага. Впрочем, сохранить власть Николай II уже не мог. Под рукой императора уже не осталось генералов, готовых «усмирять бунт».

Уже после отречения, задним числом Николай II утвердил предложенную лидерами Думы кандидатуру премьер-министра — князя Г. Львова, лидера Земского движения.

3 марта от престола отрекся великий князь Михаил, обусловив окончательное решение вопроса решением будущего парламента — Учредительного собрания. История Российской империи завершилась, хотя формально республика была провозглашена только 1 сентября 1917 г.

 

СПАСИБО ЗА ПРОСМОТР!

 

Статья подготовлена по материалам сайта 100 главных документов российской истории 

Дополнительная литература по теме:

Воейков В.Н. Дворцовый комендант Государя Императора. С царем и без царя. СПб., 1993.

Милюков П. Воспоминания. М., 1991.

Ольденбург С.С. Царствование императора Николая II. М., 1992.

Отречение Николая II. Воспоминания очевидцев, документы. М., 1990.

Февральская революция 1917 года. Сборник документов и материалов. М., 1996.

Шульгин В.В. Дни. 1920. М., 1990.

https://cont.ws/post/376862

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

myhistori.ru

Отречение Николая II. Как это было?

На третьем году тяжелой войны, в феврале 1917 г., Россия стояла на пороге победы, которая должна была обеспечить ей славу, небывалый расцвет и мировое могущество, а русскому народу - мир и благоденствие на многие годы.

После двухмесячного пребывания в столице, в среду 22 февраля/7 марта, Император Николай II отбыл из Царского Села в Ставку, находившуюся в Могилеве, где Его присутствие как Верховного Главнокомандующего было необходимо в связи с подготовкой решительного весеннего наступления. Начиная с этого дня, события стали развиваться с головокружительной быстротой.

Революционеры всех званий и направлений как будто ждали этого момента, чтобы от слов перейти к действиям и, воспользовавшись отсутствием Государя Императора, попытаться свергнуть существующий государственный строй. Едва ли было случайным и преждевременное возвращение в Ставку из отпуска по болезни генерала Алексеева, начальника штаба Верховного Главнокомандующего и одного из главных участников дальнейших событий, сыгравшего столь роковую роль. Уже на следующий день после отъезда Государя в Петрограде начались серьезные уличные беспорядки. Петроградский район был в то время крупным промышленным центром с многочисленным рабочим населением. Но было и другое важное обстоятельство. По распоряжению военного министра ген. Поливанова там было к началу 1917 г. сосредоточено до 200 000 солдат, большей частью новобранцев, ожидавших отправки на фронт. Это были, главным образом, запасные батальоны гвардейских полков, укомплектованные вопреки всем приказам не крестьянским сословием, а разношерстным составом с высоким процентом фабричного люда. Вся эта солдатская и рабочая масса, жившая в глубоком тылу в развращающих условиях большого города и в течение многих месяцев подвергавшаяся энергичной политической и пораженческой пропаганде со стороны революционеров и платных германских агентов, представляла собой готовый горючий материал для поднятия мятежа. Чтобы вызвать недовольство среди широких кругов населения и привлечь их на свою сторону, враги порядка стали распространять ложные слухи о недостатке хлеба. Под руководством революционных партий была организована забастовка рабочих, которая быстро разрасталась. В начале боевым лозунгом бастующих было требование хлеба. Но как только удалось вывести толпу на улицу, манифестации стали принимать политический характер: появились красные флаги и плакаты с надписями "Долой самодержавие" и "Долой войну". Однако, несмотря на многочисленные случаи нападения толпы на полицию - за 23 и 24 февраля пострадало двадцать восемь городовых. Власти не принимали никаких решительных мер для прекращения беспорядков и проявляли снисходительное отношение к демонстрантам.

25 февраля волнения охватили всю центральную часть города. На улицах происходили беспрерывные митинги, на которых безнаказанно произносились революционные речи. В этот день казаки, высланные усмирять беспорядки, впервые пошли на прямую измену и преступление: один из них зарубил шашкой пристава Крылова, пытавшегося вырвать у демонстрантов красный флаг. Это была первая жертва служебного долга. Опьяненная безнаказанностью, охваченная низменными страстями и руководимая опытными главарями, толпа становилась смелее и агрессивнее.

В воскресенье 26 февраля положение стало критическим. В городе слышалась стрельба. Были убитые и раненые. Во второй половине дня одна из рот запасного батальона л.-гв. Павловского полка неожиданно открыла огонь по войскам, разгонявшим демонстрантов, но вскоре ее удалось разоружить, причем зачинщики были арестованы.

Наконец, 27 февраля вспыхнул открытый военный бунт. Утром восстал запасный батальон л.-гв. Волынского полка, и вскоре к нему присоединились мятежники из других частей. Начались убийства офицеров. Толпа солдат и рабочих стала громить полицейские участки, освободила арестантов из тюрьмы "Кресты", подожгли здание Окружного Суда, и затем захватила Таврический дворец, занимаемый Государственной Думой, которая с этой минуты перестала существовать как высшее выборное государственное учреждение. Таврический дворец стал штаб-квартирой бунтовщиков, где в тот же день под одной крышей самочинно образовались два самостоятельных революционных органа: самозванный Временный комитет Государственной Думы во главе с ее председателем Родзянко и Исполнительный комитет Совета рабочих депутатов, возглавляемый Чхеидзе и его заместителем Керенским, при участии вожаков-пораженцев. Оба эти органа, в состав которых вошли левые депутаты Думы, социалисты всех толков, большевики и даже освобожденные из тюрем уголовные преступники, присвоили себе право говорить от имени русского народа и стали рассылать по всей стране телеграммы революционного содержания.

28 февраля смута перекинулась в окрестности столицы. В Кронштадте был убит начальник порта, и происходило избиение офицеров матросами Балтийского флота. В Петрограде царствовала анархия. Единственной фактической властью был Совет. Во всех остальных частях необъятной страны, за исключением 2-3 больших городов, где революционеры имели соучастников, поддерживался порядок, и сохранялось полное спокойствие.

Как только в Ставке было получено известие о военном бунте, Государь повелел отправить с фронта войска для восстановления порядка в Петрограде, поручив эту задачу генерал-адъютанту Н. И. Иванову. Одновременно с этим Он принял решение вернуться в Царское Село и в 5 ч. утра 28 февраля отбыл из Могилева. Покидая в столь критический момент Ставку, где были сосредоточены все нити военного управления. Государь терял непосредственный контакт с армией и фактически передал власть в руки ген. Алексеева, вполне полагаясь на верность и верноподданность старших военачальников. Это решение, как показал дальнейший ход событий, оказалось роковым. Вторник 28 февраля Он провел в пути.

В ночь на 1 марта, на ст. Малая Вишера, в 150 верстах от столицы, Царские поезда были остановлены, так как следующая большая станция была занята мятежниками. После неудачной попытки пробиться в Царское село другим путем Государь решил ехать в Псков, где находился штаб командующего северным фронтом генерал-адъютанта Рузского, куда Он и прибыл вечером того же дня. В это время отряд ген. Иванова достиг Царского Села.

Тем временем за истекшие 48 часов революционные силы в Петрограде успели организоваться. Совет рабочих депутатов был переименован в Совет рабочих и солдатских депутатов. Вечером 1 марта Совет издал знаменитый приказ № 1, подрывавший все основы дисциплины в армии и флоте, но утвердивший авторитет и популярность Совета среди солдатской массы. Русская армия как боевая сила перестала существовать: враг мог торжествовать.

Вечером 1 марта Государь имел продолжительный разговор с ген. Рузским, и этот разговор явился моментом происшедшего в Нем психологического перелома, когда у Него появилось ощущение безнадежности. Фактически, при той позиции, которую занимали Рузским и Алексеев, возможность сопротивления исключалась. Будучи отрезанным от внешнего мира, Государь находился как бы в плену: Его приказы не исполнялись. Государыня, никогда не доверявшая Рузскому, узнав, что Царский поезд задержан в Пскове, сразу поняла опасность. 2 марта Она писала Его Величеству: "А Ты один, не имея за собой армии, пойманный, как мышь в западню, что Ты можешь сделать?" И действительно, не было ли это осуществлением, хотя и в несколько измененном виде, давно задуманного плана Гучкова, состоявшего в том, чтобы захватить по дороге между Царским Селом и Ставкой Императорский поезд и вынудить отречение, не останавливаясь в случае необходимости даже перед применением силы.

Наступил роковой день - четверг 2/15 марта. Только одна неделя отделяла его от дня отъезда Государя из Царского Села. Ночью Рузский своей властью распорядился прекратить отправку войск для подавления мятежа. В 15 ч. 30 м. Утра он сообщил Родзянко, что Государь дал согласие на ответственное министерство и поручает председателю Думы составить первый кабинет. Этот последний ответил отказом, указав, что требования революционеров идут дальше и что ставится вопрос об отречении Государя Императора от Престола. Слова Родзянко были немедленно подхвачены Алексеевым. В 10 ч. утра он по своей инициативе разослал циркулярную телеграмму всем командующим фронтами, в которой, изобразив поло

mirznanii.com

Отречение Николая 2 от престола - Император Николай Второй - Правители России - Каталог статей

Отречение Николая 2 от престола является, пожалуй, одной из самых запутанных загадок 20 века.
Основной его причиной стало ослабление власти государя, неминуемое и неизбежное в тех условиях, в которых находилась империя.
Назревавшая революционная ситуация, набиравшая обороты и нараставшее недовольство населения страны стали почвой, на которой произошел крах монархического строя.
После трех лет изнурительной войны, в феврале 1917 года, страна была в двух шагах от победы. Благодаря ей Россию могли ждать мировое могущество и расцвет, но события развивались по иному пути.
22 февраля император неожиданно уехал в Могилев. Его присутствие в Ставке было необходимо для согласования плана весеннего наступления. Этот поступок стал поворотным моментом в истории, так как оставались считанные дни до конца царской власти.
На следующий день Петроград был поглощен революционными беспорядками. К тому же в городе были сосредоточены 200000 солдат, ждущие отправки на фронт. Интересен тот факт, что укомплектован состав был из разных слоев населения, значительную часть составляли фабричные рабочие. Недовольная своей судьбой и тщательно подготовленная пропагандистами, эта масса служила своеобразным детонатором.
Для организации беспорядков были распространены слухи о нехватке хлеба. Была организована забастовка рабочих, разрастающаяся с неумолимой силой. Повсюду выкрикивались лозунги: "Долой самодержавие" и "Долой войну".
Несколько дней волнения распространялись на весь город и окрестности. И наконец, 27 февраля разразился военный бунт. Государь поручил заняться его подавлением генерал-адъютанту Иванову
Под напором этих событий Николай 2 принял решение о возвращении в Царское Село. Покинуть военный штаб, по сути, центр управления ситуацией, было роковой ошибкой. Николай все еще надеялся на верность и честность своих подданных. Ставка осталась под управлением генерала Алексеева и связь императора с армией была фактически прервана.

Но поезд императора был остановлен в ночь на 1 марта, всего в 150 верстах от Петрограда. Из-за этого Николаю пришлось ехать в Псков, где располагался штаб Рузского, под командованием которого находился северный фронт.

О сложившейся ситуации Николай 2 разговаривал с Рузским. Император теперь начал ощущать со всей четкостью, что грамотно организованная обстановка бунта в сочетании с потерей доверия армии к царской власти может закончиться плачевно не только для монархического строя, но и для самой царской семьи. Царь понял, что фактически отрезанный от каких-либо своих союзников, он должен пойти на уступки. Он соглашается с идеей Ответственного министерства, в которое бы входили представители партий, способные успокоить население и принять меры по предотвращению острой обстановки. Утром 2 марта Рузский своим распоряжением прекращает подавление мятежа и сообщает Родзянко, председателю временного правительства, о согласии императора на ответственное министерство, на что Родзянко отвечает несогласием с таким решением. Он ясно дал понять, что исправить ситуацию невозможно малой кровью и отречение Николая 2 от престола должно состояться, так или иначе. Требования революционеров зашли далеко за рамки передачи части власти Ответственному министерству и консервативные, сдерживающие напор меры будут абсолютно бесполезными. Нужно было показать, что страна может и будет развиваться по другому политическому пути, а для этого самодержцу необходимо было уйти с престола. Узнав о таком положении вещей, начальник штаба Верховного Главнокомандующего генерал Алексеев организовывает, по сути, заговор. Он рассылает всем военнокомандующим телеграммы, в которых просит каждого из них убедить императора в его несостоятельности и сдаться на милость революционных сил.

Под влиянием всеобщей воли днем 2 марта император решает отречься в пользу сына Алексея с опекой князя Михаила. Но неожиданное известие придворного врача о неизлечимости гемофилии у наследника вынудило Николая отказаться от этой идеи. Он понимал, что сразу после отречения, он будет выслан и лишен возможности находиться рядом с сыном. Таким образом, отцовские чувства пересилившие чувство долга перед страной стали решающим фактором.

3 марта император принял решение за себя и сына отречься в пользу брата Михаила. Такое решение было абсолютно неправомерным, но его не стали оспаривать, так как никто не сомневался в последующем отречении Михаила, что и случилось чуть позже. Загнанный в угол обстоятельствами Великий князь, не понимая того, своей подписью уничтожил даже малейшую возможность восстановления монархии.

Отречение Николая 2 от престола не принесло русскому народу облегчения. Революции редко приносят счастье простым людям. Первая мировая закончилась для России унизительным Брестским миром, а вскоре началась кровавая Гражданская война внутри страны.

rhistory.ucoz.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *