На чертовых высотах. Вокруг Петербурга. Заметки наблюдателя

На чертовых высотах

…Здесь, на Синявинских высотах, всякий раз кажется, что война была как будто вчера. Тут все копано-перекопано уже по несколько раз, а земля все равно продолжает хранить в себе трагическую память. Весной, пока еще не поднялась высокая трава, здесь все особенно напоминает о войне. Следы окопов, траншей, воронок.

«Чертовы высоты», «проклятые болота» – какими только эпитетами не награждали тогда, в дни войны, солдаты и военачальники эти гиблые места. В этих краях пытались прорвать блокаду в 1942-м, здесь, на замерзших болотах, оставшихся от довоенных торфоразработок, сумели пробить вражеское кольцо в январе 1943-го. Но и после прорыва блокады в январе 1943 года Синявинские болота остались ареной страшных боев.

Летом 1943 года началась очередная боевая операция, но и тогда ни Синявинская гряда, ни Мустоловские и Келколовские высоты, ни Мгинский железнодорожный узел не были взяты нашими войсками. Бои шли на одном и том же месте – среди торфяных топей, вокруг высот, занятых немцами. Батальоны и полки одних дивизий заменялись другими по несколько раз, ходили в атаки, отражали контратаки, и практически снова на одном и том же месте…

Тогда здесь творился настоящий ад. Теперь эти места имеют совершенно мирный вид, и добраться сюда от Петербурга можно за считанные полчаса. Сначала по накатанной трассе Мурманского шоссе, возле диорамы – поворот на Кировск, затем небольшой отрезок по шоссе, ведущему на Мгу. Вот и указатель – «Синявинские высоты». Дорога уходит в поле…

Последний раз мне довелось побывать здесь лет пять назад, в середине 2000-х годов. За прошедшее время тут многое изменилось. Прежнюю ухабистую грунтовую дорогу, тянувшуюся к мемориалу через не существующее ныне село Синявино, покрыли асфальтом. Правда, он уже весь покрылся морщинами и выбоинами. Но самое главное – на высотах несколько лет назад появились корпуса птицефабрики.

Нашим гидом по местам весенней «Вахты памяти» стал командир поискового отряда «Меридиан» Максим Чичварин. Отряд «Меридиан» небольшой – десять человек, существует три года. Все его участники, в основном, работающие люди. Поисковой работе отдают свои выходные и отпуск. И, по их признанию, ничуть не страдают от этого. Наоборот – их наполняет значимость совершаемого дела, сопричастность к событиям, в которых участвовали деды, а у кого-то уже и прадеды.

«Фактически здесь было всего две высоты, известные под номерами «43,3» и «57,2» – рассказывает Максим Чичварин. – На первой из них находится теперь птицефабрика, на другой – мемориал „Синявинские высоты“. С фабрикой – интересная история. Она открылась года два назад, а до этого, согласно закону, они обеспечили проведение поисковых работ на месте будущего строительства. Три года там работал поисковый отряд „Уголек“, и каждый сезон по полторы-две тысячи бойцов поднимали с этой высоты».

Бои шли страшные. Нашим бойцам приходилось здесь очень тяжело. Немцы были гораздо лучше подготовлены и в тактическом плане, и по вооружению. Здесь все перепахано войной, причем очень глубоко. Высота «43,3» несколько раз переходила из рук в руки. Когда немцы четвертый раз отбили ее, то насчитали на ней порядка восьмидесяти наших подбитых танков.

Поисковики на Синявинских высотах. Фото автора, май 2012 года

«Три года отряд простоял здесь, и поднял, по моим подсчетам, от четырех до шести тысяч человек. Но сколько бы «Уголек» ни работал, всех он вынести отсюда не смог. Ведь следы войны уходит на глубину до шести метров. Когда после поисковиков сюда пришли экскаваторы и стали копать котлованы, начал твориться настоящий кошмар. Говорят, многие строители просто отказывались тут работать. Представьте: едет трактор, толкает перед собой землю, и перед ним снаряд крутится. Если хотите, покажу наглядный пример – под забором птицефабрики и сейчас лежит набитый тротилом кусок от огромного корабельного снаряда со взрывателем. И никому нет дела», – говорит Максим.

Мы идем вдоль чистых, аккуратных корпусов птицефабрики, пространство между которыми залито новеньким асфальтом. Такая же свежая дорога ведет и к воротам. Все – под камерами видеонаблюдения. Как только мы приблизились к забору, к воротам уже подъехал на машине начальник охраны: проверить, что за гости. Но поскольку мы ничего не нарушали, развернулся и уехал. А мы так и остались ходить под прицелами видеокамер.

Часть снаряда, действительно, лежала на месте. Большая, ржавая, тяжелая, с рваными краями. Первый из «гостинцев» войны, что повстречался нам сегодня на Синявинских высотах.

«Такими снарядами обстреливала противника наша дальнобойная корабельная артиллерия, – рассказывает Максим. – Мы сейчас стоим на самой высоте, а поля за ней представляли собой полностью нашпигованные траншеями линии обороны немцев. После войны, когда надо было освободить эту землю от следов войны, просто сровняли все бульдозерами, а потом сверху засыпали на тридцать сантиметров грунтом с тех мест, где боев не было. Когда его снимаешь – начинается самое интересное»…

Командир поискового отряда «Меридиан» Максим Чичварин держит в руках один из многочисленных «следов» войны на Синявинских высотах. Фото автора, май 2012 года

Как известно, все поисковики делятся на официальных – тех, кто ищут бойцов, и неофициальных. Последних иногда называют «черными копателями». Впрочем, и они тоже бывают разными: одни копают только ради железа, но с уважением относятся к останкам, а другие цинично раскидывают после себя кости.

«Нелегалы не любят работать на этих полях, – объясняет Максим. – Здесь очень кислая почва и все, что можно найти, в очень ржавом состоянии, при этом еще приходится «перемалывать» достаточное количество грунта. Вот там, на кромке высоты, они копают. Пойдемте, посмотрим, что они после себя оставили».

Мы пробираемся по гребню высоты, на которой теперь стоит птицефабрика.

«Вон склон высоты „43,3“, – показывает наш гид. – Лес перед нами молодой. Во время войны там было ровное пространство. Это – топь синявинских болот. А мы стоим сейчас на немецких позициях».

Отсюда до корпусов птицефабрики – не больше ста метров. А здесь, прямо под нашими ногами, следы войны. Противогазы (резина не гниет даже в этой почве!), ржавые саперные лопатки. Заглядываем в свежие раскопы… В одном – снаряды, неразорвавшиеся минометные мины, предметы амуниции – нашей и немецкой. Остатки немецких ящиков, с остатками покраски. В другой яме – железная кружка, бутылка.

«Неужели все это, – спрашиваю, – тех самых времен?»

«Конечно. Кружка – наша, самая настоящая, солдатская. А бутылка – из-под „коктейля Молотова“. Посмотрите – вот в ней внутри даже подтеки остались от горючей смеси».

А вот еще один раскоп на склоне высоты. Вокруг раскиданы кости – останки бойца.

«Скотство, – бросает в сердцах Максим. – Давно уже здесь с таким не сталкивались. Завтра же сюда придет наш поисковый отряд и будет поднимать бойца. Потому что такого быть не должно»…

С высоты «43,3» мы возвращаемся на поле, где раньше стояла деревня Синявино. Когда-то в ней было двести дворов. Война полностью стерла ее с лица земли. Остался только холм на месте бывшей церкви, служившей узлом немецкой обороны.

Посреди поля кипит работа. Здесь трудятся поисковики из Питера, Москвы, Архангельской области.

«Раскапываем одну из позиций в районе села Синявино, – рассказывает командир отряда «Александр Невский» Георгий Григорьев. – Линия фронта тут постоянно менялась, траншеи переходили из рук в руки. А потому и находки – наши и немецкие – идут вместе. В одной яме – советские противогазы и ящики из-под немецких пулеметных лент. Вчера подняли бойца, рядом нашли медаль „За оборону Ленинграда“. Но она не была номерной, так что определить имя бойца по ней невозможно».

А еще тут встречаются и находки, оставшиеся от мирной жизни деревни – кирпичи, посуда, кухонная утварь. Все это использовалось потом в землянках и блиндажах…

«Бойцов мы находим не только в поле, но и рядом с самим мемориалом „Синявинские высоты“, буквально в десятке метров от памятников, – говорит Максим Чичварин. – А что мемориал? Когда экскаватор начинает копать рядом с ним братскую могилу, метра на три, и не было еще ни одного раза, чтобы он не зацепил кости. Была даже ситуация, когда останки бойца подняли в процессе рытья братской могилы, и в ней же его и опять захоронили».

На мемориале готовят уже третью линию братских могил. Места не хватает. Каждый год поисковики хоронят по пятьсот-шестьсот останков бойцов.

«Медальоны находим редко. Встречаются красноармейские книжки, которыми были потом заменены медальоны. Но бумажные документы в земле практически полностью сгнивают. Сегодня бойца в большинстве случаев опознают по каким-то надписям на личных вещах – подписным котелкам, ложкам, портсигарам. А зная примерно дату операции, можно достаточно быстро определить, кем он был, откуда призван. Это стало возможным благодаря электронной базе данных «ОБД Мемориал», в которую выкладываются документы Центрального архива Министерства обороны. Войти в нее можно теперь прямо отсюда, с места раскопок, через интернет с помощью мобильного телефона. Раньше о таком даже и не мечтали», – признается Максим.

Здесь, на Синявинских высотах, многое понимаешь как будто изнутри давних событий. Война здесь предстает совсем не такая, как в книжках или фильмах.

«Многое видишь совсем другими глазами, – говорит Максим. – При том, что немцы были вооружены в основной своей массе винтовками, у них плотность огня была в три раза выше, чем у нас. За счет того, что оружие у них было лучше, им было удобнее пользоваться. Я говорю так не с целью хулы нашего оружия, а чтобы показать, какой героизм приходилось проявлять, чтобы противостоять сильному и хорошо оснащенному врагу. А при обстрелах немцам помогали знаменитые «лисьи норы», перекрытые специальной алюминиевой крышкой. При близком взрыве она выдерживала ударную волну и не давала засыпать укрытие землей».

«Здесь немцев погибло с гулькин нос, а нашего народу полегло десятки тысяч, – гневно восклицает поисковик Георгий, который только вчера нашел останки бойца буквально в нескольких метрах от мемориала. – Не берегли солдат наши полководцы. А солдаты были настоящими героями»…

P.S. Как рассказал мне Максим на следующий день, отряд «Меридиан» практически сразу же пришел на место возле птицефабрики, где мы обнаружили раскиданные черными копателями кости бойцов. И буквально за несколько часов поднял здесь останки пятерых наших воинов.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Про фото, войну, немцев и как всё это совместить. — LiveJournal

                                 А З Б У К А   В О Е Н Н О Й    А Р Х Е О Л О Г И И


    Перед погружением в тему, хочу поведать вам одну историю. Хотите - верьте, хотите – нет...

Мои приятели поисковики, на одной из встреч с ветеранами, познакомились с геройским дедом. Тот прошел всю войну в боевых частях, начинал в кавалерии, да ещё и вырвался из окружения в местах, хорошо знакомых моим приятелям по поиску. Парни договорились с дедом на совместное посещение мест боевой славы.

В один из погожих деньков, прихватив ветерана, парни отправились в лес. Ветеран,  пружинисто, как юноша, «прогуливаюсь» по лесу, посматривал то в одну, то в другую сторону и непрерывно комментировал увиденное:
- Тут у нас стояла полевая кухня,  тут нас обстреляла артиллерия, отсюда мы пошли в атаку, тут нас прижали немцы… и так далее.

Лес там совершенно глухой и заброшенный, дикий можно сказать,  густо заросший подлеском и заваленный буреломом. Парни не знали, что и думать. Вы представляете, как всё изменилось за полвека с лишним?  Там ведь раньше были населенные пункты и дороги, а сейчас полная глухомань.

Война в тех местах был лютая и долгая, уничтожила деревни, даже труб не осталось, деревья порубила и землю перепахала. А солдат в этом лесу всего несколько недель воевал.

В общем, шли следопыты за дедом, слушали его и думали, «во заливает, старый». Тут дед немного приостановился, постоял на месте, словно прислушался к чему-то, и сказал: - А вот тут я шашечку свою припрятал, когда в прорыв уходили.

Подошёл к толстенной ели, засунул руку в дупло и вытащил оттуда… свою шашку. Вот тут-то у парней челюсти и отвалились.

            Итак, начнем разговор о специальных поисковых навыках. За них в «нашей» поисковой команде отвечает Кэп, но как мы уже  говорили, это может быть и другой человек. Поверьте, Кэпу хватает и административной работы 😉

Предположим, выезд состоялся и вы, правдами или неправдами добрались до места, где собираетесь вести поиск. Теперь вам предстоит на месте оценить перспективы поиска, выбрать технологию поиска и определить способ совместных действий вашей поисковой команды.

Оценке перспектив поиска на местности мы и посветим сегодняшний разговор.

Исходить мы будем из того, что мы ищем «войну», а она везде оставила свои специфические следы. Прочая человеческая деятельность на местности следы тоже оставила. Важно уметь отличить одно от другого. При этом, разная местность имеет свои особенности.

Поиск в полях

Поля, которые вообще не обрабатывались после войны, можно встретить только в местах совсем диких и заброшенных, например, в самой глубине прорыва 2-й Ударной Армии в окрестностях Любани (30 километров от ближайшей проезжей дороги). Поля эти уже изрядно зарастают лесом, но на таких «нетронутых» полях воронки и окопы «читаются» как на ладони.

На большинстве прочих боевых полей, даже в таких местах кровавых сражений, как Синявинские высоты, после войны колхозы выращивали урожай, ну или пытались (последние подрывы механизаторов на своей сельхозтехнике там случались в конце восьмидесятых годов).

Синявинские высоты. Мемориальный знак на месте уничтоженной деревни Синявино, в народе именуемый «Железным деревом». На заднем плане заброшенный коровник колхоза «Молодцово». Колхоз, вместе с одноименным населенным пунктом был сооружен на главной синявинской высоте после войны. Более неподходящее место, для  жизни людей и ведения сельского хозяйства, трудно было найти.

Остальные поля, где в войну происходили сильные бои, после войны не обрабатывались, но были запаханы или распаханы, как кому нравится, общеупотребительного термина нет. Для чего это делалось, мнения расходятся.

( Read more...Collapse )

photonoid.livejournal.com

Про фото, войну, немцев и как всё это совместить. — LiveJournal

                                 А З Б У К А   В О Е Н Н О Й    А Р Х Е О Л О Г И И


    Перед погружением в тему, хочу поведать вам одну историю. Хотите - верьте, хотите – нет...

Мои приятели поисковики, на одной из встреч с ветеранами, познакомились с геройским дедом. Тот прошел всю войну в боевых частях, начинал в кавалерии, да ещё и вырвался из окружения в местах, хорошо знакомых моим приятелям по поиску. Парни договорились с дедом на совместное посещение мест боевой славы.

В один из погожих деньков, прихватив ветерана, парни отправились в лес. Ветеран,  пружинисто, как юноша, «прогуливаюсь» по лесу, посматривал то в одну, то в другую сторону и непрерывно комментировал увиденное:
- Тут у нас стояла полевая кухня,  тут нас обстреляла артиллерия, отсюда мы пошли в атаку, тут нас прижали немцы… и так далее.

Лес там совершенно глухой и заброшенный, дикий можно сказать,  густо заросший подлеском и заваленный буреломом. Парни не знали, что и думать. Вы представляете, как всё изменилось за полвека с лишним?  Там ведь раньше были населенные пункты и дороги, а сейчас полная глухомань.

Война в тех местах был лютая и долгая, уничтожила деревни, даже труб не осталось, деревья порубила и землю перепахала. А солдат в этом лесу всего несколько недель воевал.

В общем, шли следопыты за дедом, слушали его и думали, «во заливает, старый». Тут дед немного приостановился, постоял на месте, словно прислушался к чему-то, и сказал: - А вот тут я шашечку свою припрятал, когда в прорыв уходили.

Подошёл к толстенной ели, засунул руку в дупло и вытащил оттуда… свою шашку. Вот тут-то у парней челюсти и отвалились.

            Итак, начнем разговор о специальных поисковых навыках. За них в «нашей» поисковой команде отвечает Кэп, но как мы уже  говорили, это может быть и другой человек. Поверьте, Кэпу хватает и административной работы 😉

Предположим, выезд состоялся и вы, правдами или неправдами добрались до места, где собираетесь вести поиск. Теперь вам предстоит на месте оценить перспективы поиска, выбрать технологию поиска и определить способ совместных действий вашей поисковой команды.

Оценке перспектив поиска на местности мы и посветим сегодняшний разговор.

Исходить мы будем из того, что мы ищем «войну», а она везде оставила свои специфические следы. Прочая человеческая деятельность на местности следы тоже оставила. Важно уметь отличить одно от другого. При этом, разная местность имеет свои особенности.

Поиск в полях

Поля, которые вообще не обрабатывались после войны, можно встретить только в местах совсем диких и заброшенных, например, в самой глубине прорыва 2-й Ударной Армии в окрестностях Любани (30 километров от ближайшей проезжей дороги). Поля эти уже изрядно зарастают лесом, но на таких «нетронутых» полях воронки и окопы «читаются» как на ладони.

На большинстве прочих боевых полей, даже в таких местах кровавых сражений, как Синявинские высоты, после войны колхозы выращивали урожай, ну или пытались (последние подрывы механизаторов на своей сельхозтехнике там случались в конце восьмидесятых годов).

Синявинские высоты. Мемориальный знак на месте уничтоженной деревни Синявино, в народе именуемый «Железным деревом». На заднем плане заброшенный коровник колхоза «Молодцово». Колхоз, вместе с одноименным населенным пунктом был сооружен на главной синявинской высоте после войны. Более неподходящее место, для  жизни людей и ведения сельского хозяйства, трудно было найти.

Остальные поля, где в войну происходили сильные бои, после войны не обрабатывались, но были запаханы или распаханы, как кому нравится, общеупотребительного термина нет. Для чего это делалось, мнения расходятся.

( Read more...Collapse )

photonoid.livejournal.com

Поисковики нашли захоронения времен Великой Отечественной войны на Синявинских высотах

Поисковики совместно с Министерством обороны проводят экспедицию в Ленинградской области на Синявинских высотах. Во время Великой Отечественной бойцы Красной армии из болот шли в атаку на позиции немцев, пытаясь прорвать кольцо блокады. В этих местах тысячи братских могил, и благодаря работе таких поисковых отрядов удастся больше узнать о героях фронта.

Одна из находок для простого обывателя больше похожа на ржавый кусок металла, в котором, однако, опытный поисковик сразу узнает советский пистолет-пулемет ППШ, деревянный приклад которого уже сгнил и нет диска с патронами.

«Это, скорее всего, личное оружие солдат, которые здесь погибли. То, что без диска, - скорее всего, здесь был бой, кончились патроны, а пустой автомат кому нужен», - объясняет замкомандира поискового отряда «Ястреб» Анатолий Шушурин.

В этом же окопе поисковики обнаружили останки сразу нескольких бойцов, а рядом с ними обломки советской мыльницы и самодельного карандаша. Причем нашли это фактически случайно, когда стали вкапывать стойки для палаток экспедиции «Волховский фронт». Даже спустя 70 с лишним лет здесь весь лес изрыт окопами и траншеями.

Об ожесточенности боев в этой местности свидетельствует количество боеприпасов, найденных неподалеку: огромный немецкий реактивный снаряд, рядом такой же, но калибром поменьше. Все это аккуратно сложили в одном месте и оградили лентой, позже их заберут саперы, чтобы уничтожить на полигоне.

Три года войска Волховского фронта пытались прорвать здесь кольцо блокады. Из болот шли в атаку на позиции немцев, окопавшихся на Синявинских высотах. Десятки тысяч наших бойцов до сих пор числятся пропавшими без вести - многие из них лежат в неучтенных воинских захоронениях. Братские могилы не обозначены на картах, а в этом районе планируют начать копать песчаные карьеры. Не допустить, чтобы павших солдат потревожили ковши экскаваторов, - вот главная задача поисковиков.

«Только недавно выяснилось, что неучтенных воинских захоронений здесь много, их надо найти и обозначить на местности, что они здесь есть. Сообщить эти данные в местную администрацию, военкомат, а в идеале еще и установить количество захороненных бойцов», - рассказал руководитель экспедиции «Волховский фронт - 2018» Илья Дюринский.

Эта экспедиция была организована Поисковым движением России совместно с Министерством обороны. Вместе с «гражданскими» поисковиками в течение двух недель здесь будут работать военнослужащие 90-го отдельного специального поискового батальона. Рядом с опытными исследователями - совсем молодые ребята из разных уголков страны. Отряд «Вертикаль» приехал сюда из Пермского края, а это больше двух тысяч километров.

«Сказали, что здесь очень много бойцов неподнятых - и нужны наши руки, нужно наше желание, и поэтому первое, что я решила, - обязательно привезу сюда детей! И вот мы здесь», - поделилась командир поискового отряда «Вертикаль» Нина Григорьева.

Здесь чуть ли не на каждой открытой возвышенности - обелиск или скромная братская могила. И благодаря труду сотен неравнодушных людей этих мест памяти тут точно станет больше.

tvzvezda.ru

Зоотехник пошел на войну. История археологической находки на Синявинских высотах

Сергей Глезеров

Наследие 19 Марта 2019

Примечательное событие произошло в музее-заповеднике «Прорыв блокады Ленинграда». Еще в августе позапрошлого года участники поискового отряда «Стерх» обнаружили на местах боев на Синявинских высотах останки воина, имя которого удалось установить по найденной рядом с ним медали. Что удивительно, она была вовсе не боевой: боец носил с собой награду, полученную им на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в 1939 году в качестве зоотехника - за новаторский подход к работе.

РЕПРОДУКЦИЯ. ФОТО АВТОРА

Как выяснилось, погибшим был Николай Фотеевич Макаров, младший политрук одной из рот 140-й стрелковой бригады Волховского фронта, а в мирное время - зоотехник колхоза «Свободный путь» под Нижним Тагилом, в селе Кайгородка. В феврале 1942 года он добровольно ушел на фронт, несмотря на то что имел бронь как специалист.

Медаль с выставки он взял с собой на войну, наверное, как память о мирных временах. В семье знали только то, что Николай Макаров пропал без вести под Синявином в сентябре 1942 года, и как реликвию хранили пустую зеленую коробочку от той самой медали.

- Нашел останки бывшего зоотехника поисковик Антон Иванчик, ветеринар по профессии, - говорит старший научный сотрудник музея-заповедника Павел Апель. - Обнаружили павшего бойца в болоте у Бальцервега: так немцы во время войны называли дорогу между селом Синявино и деревней Келколово. Останки Николая Макарова похоронили на мемориале «Синявинские высоты».

А в феврале нынешнего года в наш город приехал из Киргизии внук погибшего политрука - Вадим Гудимов, инженер-строитель. И привез с собой тот самый зеленый футляр из-под медали.

- В зале музея-панорамы «Прорыв» произошло «воссоединение» коробочки и медали, почти восемьдесят лет пролежавшей со своим хозяином во мхе под Бальцервегом, - поясняет Павел Апель. - Примечательно, что Вадим Гудимов предложил оставить медаль в поисковом отряде, вместе с заветной коробочкой. Чтобы эти реликвии стали частью «походного музея» поискового отряда и использовались в ходе занятий со школьниками. Ведь именно на таких примерах жизни наших предков, полной трудовых свершений в мирное время и самоотверженной борьбы за Родину на войне, и должно воспитываться новое поколения.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 049 (6402) от 19.03.2019 под заголовком «Зоотехник пошел на войну».


Материалы рубрики

spbvedomosti.ru

Синявинские высоты (Часть 1) - Краеведъ (FotosergS) — LiveJournal

Синявинские высоты- возвышенность до 50 м над уровнем моря в Южном Приладожье.
С выходом немецких войск к Ладоге в сентябре 1941 года высоты оказались в руках неприятеля, создавшего мощную систему оборонительных сооружений. Отсюда противник корректировал артиллерийский огонь по ладожской Дороге жизни. Попытки прорвать блокаду Ленинграда в ходе Синявинских наступательных операций 1941–1942 гг. успеха не имели. Даже после прорыва блокады в январе 1943 года Синявинские высоты остались за врагом, что позволяло ему обстреливать железнодорожную линию Поляны-Шлиссельбург, связавшую в феврале 1943 года Ленинград со страной.
Активные боевые действия на мгинско-синявинском направлении возобновились летом 1943 года. В сентябре 1943 года советским войскам удалось овладеть мощным опорным пунктом обороны врага- с. Синявино и улучшить положение как самого города на Неве, так и советских войск на северо-западном стратегическом направлении. В январе 1944 г. Синявинские высоты были полностью освобождены от немецко-фашистских захватчиков. Не по одному личному составу воинских частей и подразделений Волховского и Ленинградского фронтов осталось лежать на высотах и в Синявинских болотах.
Хроника боев на Синявинских Высотах:
Героическая оборона Ленинграда. Начало Блокады: Август-сентябрь 1941 года
Первая Синявинская Наступательная Операция: 10.09.41 – 20.09.41
Вторая Синявинская Наступательная Операция: 20.10.41 – 28.10.41
Оборонительные Бои: 30.10.41 – 27.08.42
Третья Синявинская Наступательная Операция: 25.08.42 – 1.10.42
Активная Оборона: 1.10.42 – 10.01.43
Операция «Искра», Прорыв Блокады: 12.01.43 – 18.01.43
После Прорыва Блокады: 30.01.43 – 21.01.44

"Будут навеки в преданьях прославлены
Под пулеметной пургой
Наши штыки на высотах Синявина,
Наши полки подо Мгой..."

Фотографии в альбоме «Синявинские Высоты» Краеведъ (FotosergS) на Яндекс.Фотках

fotosergs.livejournal.com

Раскопки ВОВ 2015 - видео новое. Раскопки на местах боев

Великая отечественная война закончилось более 70 лет назад. Но на территориях, где проходили боевые действия, до сих пор находят артефакты, пришедшие к нам из прошлого.

Законодательство и мотивация поисковых операций

В нашей стране поисковое движение поощряется правительством. Первый координационный центр был создан в марте 1988 года. Сейчас в Российской Федерации действует ряд законов и нормативно-правовых актов, направленных на поиск погибших солдат и установление фамилий неизвестных героев. Ежегодно выделяются средства на благоустройство существующих памятников и мемориалов, а также создание новых памятных мест.

Раскопки эхо войны видео снимаются не только профессионалами, но и любителями. Некоторые занимаются этим из личных интересов и финансовых побуждений. Другие искренне заинтересованы в поиске пропавших без вести солдат. Вооружившись лопатой, металлоискателем и видеокамерой, они отправляются в места, связанные с боевыми действиями. Чаше всего находками являются осколки военной техники и гильзы боеприпасов. Но иногда можно найти и более редкие вещи, например значки или медали, оружие, технику и монеты времен ВОВ.

Видео раскопки второй мировой войны наглядно показывают все предметы, найденные во время поисков. Снимая на камеру, фиксируются моменты извлечения предметов из-под земли, искатели возрождают память о событиях 40-ых годов для всех, кто будет смотреть их записи.

Синявинские торфоразработки – видео раскопки по войне 2015 года

 

Раскопки второй мировой войны видео 2015 года на синявинских торфоразработках, где раньше добывали торф, обнаружили различные предметы, принадлежащие временам ВОВ. Когда-то в этих местах Ленинградской области было поселение городского типа Синявино. Во время боевых действий оно было полностью разрушено. При захвате и удержании Синявинских высот и Невского пятачка погибло 360 тысяч человек.

К 40-летию окончания войны в конце 70-х годов был создан мемориальный памятник. В 2010 году его реставрировали. Сейчас он включает в себя родник памяти, братские могилы, памятные аллеи, Стеллу Героям СССР, мемориал, и большое количество отдельных памятников, которые установили родные и однополчане погибших солдат. Летом 2010 начались работы по созданию памятных монументов от 12 республик.Точное число погибших и все еще не найденных воинов на Синявинских высотах не знает никто. Поэтому каждый год в теплое время здесь работают поисковые группы.

Среди находок 2015 года значатся:

  • значок военной авиации,
  • остатки пистолета,
  • осколки снарядов разного калибра,
  • фляга.

Находят не только гильзы, мины, оружие, но и могилы. Найденный надгробный камень увековечил память некого Мишанина Афанасия Ивановича, который умер в конце XIX века, за долго до начала боевых действий в этих местах. Говоря же о погибших защитниках, то по самым приблизительным предположениям и оценкам, найти и захоронить необходимо останки десятков тысяч наших солдат.

Никопольский плацдарм – видео раскопки на местах боев

 

Еще одно место проведения поисков – Никопольский плацдарм, который находился в Херсонской и Запорожской области современной Украины. На нем было сосредоточено порядка 52 тысяч немецких и румынских солдат. Во время боев тут по разным подсчетам погибло от 53 до 78 тысяч человек с обеих сторон. Сейчас на этом месте расположены сельскохозяйственные угодья.

В местах раскопок шли активные бои, было подбито много техники, поэтому звон металлоискателя во время поисков практически не прекращается. Раскопки ВОВ 2015 видео новое с Никопольского плацдарма, которым посвящен не один видеоряд, зафиксировали такие находки:

  • гильзы снарядов 76 и 105 калибра;
  • осколки от снарядов Катюши;
  •  каска;
  • печка буржуйка;
  • ручки и уголки с немецких ящиков;
  • различные мелкие металлические фрагменты.

На предложенном выше видео найдены фрагменты разбитого танка. Помимо дня, в который снималось видео, раскопки проводились еще 3-е суток. В общей сложности из земли было выкопано 1,5 тонны металла.

Музей немецкой техники под открытым небом

 

Одна из самых масштабных находок последнего времени была сделана в Ленинградской области на одном из островов Финского залива, который называется Большой Тютерс. На нем со времен войны сохранились почти нетронутыми порядка 200 машин, орудий и оборонительных установок.

Этот стратегически важный остров был оставлен нашими войсками в начале войны. Долгое время его занимали фашистские захватчики и только в 1944 году спешно покинули его. Кроме техники, на острове в искусственно созданных пещерах хранилось множество боеприпасов, которые находят до сих пор. Остров все еще заминирован, поэтому для вывоза всех найденных раритетов предстоит огромная работа по разминированию и прокладыванию дорог для тяжеловозов.

Подводные поиски подлодки С-4

 

Поиск артефактов проводится не только поз землей, но и под водой. В местах массового отдыха людей золотоискатели помимо дешевой бижутерии находят кольца, серьги и другие украшения из драгоценных металлов. Если говорить о находках ВОВ, то под толщей воды скрыты подводные лодки, затопленные в боевых действиях. На начало 2014 года из 15 затопленных подлодок советской армии все еще не было найдено 4.

Одна из них была обнаружена летом 2014 года.

В экспедиции при содействии ГОСАКВАСПАС МЧС России и ВМФ России принимал участие Клуб подводных исследователей Музея Мирового океана. Подлодка С-4 была найдена на глубине 72 метров в нескольких милях от мыса Таран. Это советское судно было последним погибшим во второй мировой войне. Потопил его вражеский миноносец в январе 1945 года. Очень сильные повреждения корпуса были вызваны взрывами глубинных бомб. Несколько неразорвавшихся снарядов были обнаружены рядом с подводной лодкой. На борту судна находилось 48 человек, которые пополнили ряды героев Великой Отечественной Войны.

Интересная находка в Киргизии

 

Интересные находки обнаруживаются не только при специально организованных поисках. Так, житель Киргизии Лукачев Дмитрий случайно обнаружил у себя на дачном участке в Беш-Кунгей металлический ящик с приветом из прошлого. Копая выгребную яму, он наткнулся на железный предмет, который несколько десятилетий хранил в себе личные вещи немецкого офицера второй мировой войны.

Внутри были обнаружены:

  •  пылезащитники;
  • платяная щетка, запас ткани и кожи;
  • носки с портянками;
  • свитер;
  • подтяжки, рукавицы;
  • сменные воротнички;
  • очки в футляре с надписью «Mastenbrille»;
  • туалетные принадлежности.

Среди содержимого ящика было найдено какое-то гранулированное средство с хорошо сохранившимся запахом. Возможно, это было от моли.
На дне ящика была обнаружена офицерская китель Вермахта в отличном состоянии и солдатские головные уборы со знаками отличия. А также пропуска через блок-посты на фронте, банкнота номиналом 5 рейхсмарок, две бутылки рома и коробка сигар.

Все это сохранилось в отличном состоянии благодаря тому, что крышка была снабжена резиновой прокладкой, защитившей от влаги вещи и документы.

Как этот ящик попал на территорию государства, в котором не проходили военные действия сказать сложно. Возможное объяснение было предложено кандидатом исторических наук заведующей кафедрой истории и социальных наук Киргизского Государственного Университета профессором Алымкуловой Сынарой Кадыровной. За несколько месяцев до победы и после ее объявления солдаты могли отправлять домой нетяжелые посылки. Как правило, отправляли провизию и консервы. А пересылать вещи немецкого офицера было не только бессмысленно, но и опасно. Поэтому, по мнению профессора, имела место простая ошибка. Вместо провизии по недосмотру отправили то, что было найдено в ящике. А получатели такого двусмысленного груза посчитали, что от него безопаснее избавиться, и закопали в горах.

Понравилось смотреть про раскопки? Купи мателлоискатель и копай сам!

Смотреть раскопки второй мировой войны и удивительные находки не только интересно. Они позволяют погрузиться в прошлое, почувствовать атмосферу того времени. Эти находки напоминают о подвигах наших солдат, о великом деле, сделанном для потомков, которое обошлось немалой кровью отважных героев. Не смотря на то, что прошло немало лет, эхо войны все еще громко доносится до современных людей и будет слышно еще много десятилетий.

perstni.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *