Содержание

Нападение гитлеровской Германии на СССР 22 июня 1941 — История России

18 декабря 1940 г. Гитлер в директиве № 21 утвердил окончательный план войны против СССР под условным наименованием «Барбаросса». Для его осуществления Германия и ее союзники в Европе - Финляндия, Румыния и Венгрия - создали невиданную в истории армию вторжения: 182 дивизии и 20 бригад (до 5 млн чел.), 47,2 тыс. орудий и минометов, около 4,4 тыс. боевых самолетов, 4,4 тыс. танков и штурмовых орудий, и 250 кораблей. В группировке советских войск, противостоявших агрессорам, насчитывалось 186 дивизий (3 млн человек), около 39,4 орудий и минометов, 11 тыс. танков и более 9,1 тыс. самолетов.  Эти силы не были заблаговременно приведены  в боевую готовность. Директива Генерального штаба Красной Армии о возможном нападении Германии 22-23 июня  поступила в западные пограничные округа только в ночь на 22 июня, а уже на рассвете 22 июня началось вторжение. После продолжительной артиллерийской подготовки, в 4.00 утра германские войска, вероломно нарушив заключенный с СССР пакт о ненападении, атаковали советско-германскую границу на всем ее протяжении от Баренцева до Черного морей. Советские войска были застигнуты врасплох. Организации мощных контрударов по противнику препятствовало то, что они относительно равномерно были распределены по всему фронту вдоль всей границы и рассредоточены на большую глубину. При таком построении трудно было противостоять противнику.

22 июня по радио с обращением к гражданам Советского Союза выступил нарком иностранных дел В.М. Молотов. Он, в частности, сказал: «Это неслыханное нападение на нашу страну является   беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством.  Нападение на нашу страну произведено, несмотря на то, что между СССР и Германией заключен договор о ненападении».

23 июня 1941 г. в Москве был создан высший орган стратегического руководства вооруженными силами - Ставка Верховного Главнокомандования. Вся власть в стране была сосредоточена в руках образованного 30 июня Государственного комитета Обороны (ГКО). Председателем ГКО и Верховным Главнокомандующим был назначен И.В. Сталин. В стране начала претворяться в жизнь программа чрезвычайных мер под девизом: «Все для фронта! Все для победы!». Красная Армия, однако, продолжала отступать. К середине июля 1941 г. немецкие войска продвинулись вглубь советской территории на 300-600 км, захватив Литву, Латвию, почти всю Белоруссию, значительную часть Эстонии, Украины и Молдавии, создали угрозу Ленинграду, Смоленску и Киеву. Над СССР нависла смертельная опасность.

ОПЕРАТИВНАЯ СВОДКА № 1 НАЧАЛЬНИКА ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА РККА ГЕНЕРАЛА АРМИИ Г.К. ЖУКОВА. 10.00, 22 июня 1941 г.

В 4.00 22.06.1941 г. немцы без всякого повода совершили налёт на наши аэродромы и города и перешли границу наземными войсками…

1. Северный фронт: противник звеном самолётов типа бомбардировщик нарушил границу и вышел в р-н Ленинграда и Кронштадта…

2. Северо-Западный фронт. Противник в 4.00 открыл арт огонь и одновременно начал бомбить аэродромы и города: Виндава, Либава, Ковно, Вильно и Шуляй…

З. Западный фронт. В 4.20 до 60 самолётов противника бомбардировали Гродно и Брест. Одновременно на всей границе Западного фронта противник открыл артиллерийский огонь…. Наземными силами противник развивает удар из района Сувалки в направлении Голынка, Домброва и из района Стоколув вдоль железной дороги на Волковыск. Наступающие силы противника уточняются. …

4. Юго-Западный фронт. В 4.20 противник начал обстрел пулеметным огнём наших границ. С 4.30 самолёты противника ведут бомбардировку городов Любомль, Ковель, Луцк, Владимир-Волынский… В 4.35 после арт огня по району Владимир-Волынский, Любомль наземные войска противника перешли границу развивая удар в направлении Владимир-Волынский, Любомль и Крыстынополь…

Командующие фронтами ввели в действие план прикрытия и активными действиями подвижных войск стремятся уничтожить перешедшую границу части противника…

Противник, упредив наши войска в развертывании, вынудил части Красной Армии принять бой в процессе занятия исходного положения по плану прикрытия. Используя это преимущество, противнику удалось на отдельных направлениях достичь частного успеха.

Подпись: начальник Генерального штаба Красной армии Г.К. Жуков

Великая Отечественная война – день за днем: по материалам рассекреченных оперативных сводок Генерального штаба Красной армии. М., 2008.

 

ВЫСТУПЛЕНИЕ ПО РАДИО ЗАМЕСТИТЕЛЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ СССР и НАРОДНОГО КОМИССАРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР  В.М. МОЛОТОВА  22 июня 1941 г.

Граждане и гражданки Советского Союза!

Советское правительство и его глава товарищ  Сталин  поручили  мне сделать следующее заявление:

Сегодня, в 4 часа утра,  без предъявления каких-либо претензий  к Советскому Союзу, без объявления войны германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города - Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие, причем убито и ранено более двухсот человек. Налеты вражеских самолетов и артиллерийский обстрел были совершены также с румынской и финляндской территорий.

Это неслыханное  нападение на нашу страну является   беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством.  Нападение на нашу страну произведено, несмотря  на то что между СССР и Германией заключен договор о ненападении и Советское правительство со всей  добросовестностью выполняло все условия этого договора.  Нападение на нашу страну совершено, несмотря на то что за все время действия этого договора германское правительство ни разу не могло предъявить ни одной претензии к  СССР по выполнению договора. Вся ответственность за это разбойничье нападение на Советский Союз целиком и полностью падает на германских фашистских правителей(…)    

Правительство призывает вас,  граждане и гражданки Советского Союза, еще теснее сплотить свои ряды вокруг нашей славной  большевистской партии, вокруг нашего Советского правительства, вокруг нашего великого вождя тов. Сталина.

Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.

 

Документы внешней политики. Т.24. М.,2000.

ВЫСТУПЛЕНИЕ И.СТАЛИНА ПО РАДИО, 3 июля 1941 г.

Товарищи! Граждане!

Братья и сестры!

Бойцы нашей армии и флота!

К вам обращаюсь я, друзья мои!

Вероломное военное нападение гитлеровской Германии на нашу Родину, начатое 22 июня, – продолжается. Несмотря на героическое сопротивление Красной Армии, несмотря на то, что лучшие дивизии врага и лучшие части его авиации уже разбиты и нашли себе могилу на полях сражения, враг продолжает лезть вперед, бросая на фронт новые силы(…)

История показывает, что непобедимых армий нет и не бывало. Армию Наполеона считали непобедимой, но она была разбита попеременно русскими, английскими, немецкими войсками. Немецкую армию Вильгельма в период первой империалистической войны тоже считали непобедимой армией, но она несколько раз терпела поражения от русских и англо-французских войск и, наконец, была разбита англо-французскими войсками. Тоже самое нужно сказать о нынешней немецко-фашистской армии Гитлера. Эта армия не встречала еще серьезного сопротивления на континенте Европы. Только на нашей территории встретила она серьезное сопротивление (…)

Могут спросить: как могло случиться, что Советское правительство пошло на заключение пакта о ненападении с такими вероломными людьми и извергами, как Гитлер и Риббентроп? Не была ли здесь допущена со стороны Советского правительства ошибка? Конечно нет! Пакт о ненападении есть пакт о мире между двумя государствами. Именно такой пакт предложила нам Германия в 1939 году. Могло ли Советское правительство отказаться от такого предложения? Я думаю, что ни одно миролюбивое государство не может отказаться от мирного соглашения с соседней державой, если во главе этой державы стоят даже такие изверги и людоеды, как Гитлер и Риббентроп. И это, конечно, при одном непременном условии – если мирное соглашение не задевает ни прямо, ни косвенно территориальной целостности, независимости и чести миролюбивого государства. Как известно, пакт о ненападении между Германией и СССР является именно таким пактом(…)

При вынужденном отходе частей Красной Армии нужно угонять весь подвижной железнодорожный состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего(…) В занятых врагом районах нужно создавать партизанские отряды, конные и пешие, создавать диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога лесов, складов, обозов. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия(…)

В этой великой войне мы будем иметь верных союзников в лице народов Европы и Америки, в том числе в лице германского народа, порабощенного гитлеровскими заправилами. Наша война за свободу нашего Отечества сольется с борьбой народов Европы и Америки за их независимость, за демократические свободы (…)

В целях быстрой мобилизации всех сил народов СССР, для проведения отпора врагу, вероломно напавшему на нашу Родину, создан Государственный Комитет Обороны, в руках которого теперь сосредоточена вся полнота власти в государстве. Государственный Комитет Обороны приступил к своей работе и призывает весь народ сплотиться вокруг партии Ленина – Сталина, вокруг Советского правительства для самоотверженной поддержки Красной Армии и Красного Флота, для разгрома врага, для победы.

Все наши силы – на поддержку нашей героической Красной Армии, нашего славного Красного Флота!

Все силы народа – на разгром врага!

Вперед, за нашу победу!

 

Сталин И. О Великой Отечественной войне Советского Союза. М., 1947. 

 

histrf.ru

Начало Великой Отечественной войны - Время СССР

Начало Великой Отечественной войны

22 июня 1941 г. в 4 часа утра фашистская Германия без объявления войны вероломно вторглась в пределы СССР. Этим нападением завершилась цепь агрессивных действий гитлеровской Германии, которая благодаря попустительству и подстрекательству западных держав грубо нарушала элементарные нормы международного права, прибегала к грабительским захватам и чудовищным зверствам в оккупированных странах.

В соответствии с планом «Барбаросса» фашистское наступление началось на широком фронте несколькими группировками в различных направлениях. На севере дислоцировалась армия

«Норвегия», наступавшая на Мурманск и Кандалакшу; из Восточной Пруссии на Прибалтику и Ленинград наступала группа армии «Север»; самая мощная группировка армий «Центр» имела целью разбить части Красной Армии в Белоруссии, овладеть Витебском — Смоленском и с ходу взять Москву; группа армий «Юг» была сосредоточена от Люблина до устья Дуная и вела наступление на Киев — Донбасс. Планы гитлеровцев сводились к нанесению внезапного удара по этим направлениям, уничтожению пограничных и военных частей, прорыву в глубокий тыл, захвату Москвы, Ленинграда, Киева и важнейших промышленных центров южных районов страны.

Командование немецкой армии рассчитывало завершить войну за 6—8 недель.

В наступление против Советского Союза были брошены 190 вражеских дивизий, около 5,5 млн. солдат, до 50 тыс. орудий и минометов, 4300 танков, почти 5 тыс. самолетов и около 200 боевых кораблей.

Война началась в исключительно благоприятных для Германии условиях. Перед нападением на СССР Германия захватила почти всю Западную Европу, экономика которой работала на фашистов. Поэтому Германия имела мощную материально-техническую базу.

Военную продукцию Германии поставляли 6500 крупнейших предприятий стран Западной Европы. В военную промышленность было вовлечено более 3 млн. иностранных рабочих. В западноевропейских странах фашисты награбили много вооружения, военного имущества, грузовых машин, вагонов и паровозов. Военно-экономические ресурсы Германии, ее союзников значительно превосходили ресурсы СССР. Германия полностью мобилизовала свою армию, а также армии своих союзников. Большая часть немецкой армии была сосредоточена у границ Советского Союза. Кроме того, империалистическая Япония угрожала нападением с Востока, что отвлекало значительную часть Советских Вооруженных Сил для обороны восточных границ страны. В тезисах ЦК КПСС «50 лет Великой Октябрьской социалистической революции» дается анализ причин временных неудач Красной Армии в начальный период войны. Они связаны с тем, что гитлеровцы использовали временные преимущества:

  • милитаризацию экономики и всей жизни Германии;
  • длительную подготовку к захватнической войне и более чем двухлетний опыт ведения военных действий на Западе;
  • превосходство в вооружении и численности войск, заблаговременно сосредоточенных в пограничных зонах.

В их распоряжении оказались экономические и военные ресурсы почти всей Западной Европы. Сыграли свою роль допущенные просчеты в определении возможных сроков нападения гитлеровской Германии на нашу страну и связанные с этим упущения в подготовке к отражению первых ударов. Имелись достоверные данные о концентрации немецких войск у границ СССР и подготовке Германии к нападению на нашу страну. Однако войска западных военных округов не были приведены в состояние полной боевой готовности.

Все эти причины поставили советскую страну в тяжелое положение. Однако огромные трудности начального периода войны не сломили боевого духа Красной Армии, не поколебали стойкости советского народа. С первых дней нападения стало ясно, что план молниеносной войны рухнул. Привыкнув к легким победам над западными странами, правительства которых предательски отдавали свой народ на растерзание оккупантов, фашисты встретили упорное сопротивление со стороны советских Вооруженных Сил, пограничников и всего советского народа. Война длилась 1418 дней. На границе мужественно сражались группы пограничников. Неувядаемой славой покрыл себя гарнизон Брестской крепости. Обороной крепости руководили капитан И. Н. Зубачев, полковой комиссар Е. М. Фомин, майор П. М. Гаврилов и др. 22 июня 1941 г. в 4 ч 25 мин летчик-истребитель И. И. Иванов совершил первый таран. (Всего в годы войны было совершено около 200 таранов). 26 июня экипаж капитана Н. Ф. Гастелло (А. А. Бурденюк, Г. Н. Скоробогатый, А. А. Калинин) — на горящем самолете врезался в колонну вражеских войск. Сотни тысяч советских воинов с первых дней войны показали образцы мужества и героизма.

Два месяца длилось Смоленское сражение. Здесь под Смоленском родилась советская гвардия. Сражение в районе Смоленска задержало наступление врага до середины сентября 1941 г.
В ходе Смоленского сражения Красная Армия сорвала планы врага. Задержка вражеского наступления на центральном направлении явилась первым стратегическим успехом советских войск.

Руководящей и направляющей силой обороны страны и подготовки уничтожения гитлеровских войск стала Коммунистическая партия. С первых дней войны партией были приняты экстренные меры по организации отпора агрессору, проводилась огромная работа по перестройке всей работы на военный лад, превращению страны в единый военный лагерь.

«Для ведения войны по-настоящему, — писал В. И. Ленин, — необходим крепкий организованный тыл. Самая лучшая армия, самые преданные делу революции люди будут немедленно истреблены противником, если они не будут в достаточной степени вооружены, снабжены продовольствием, обучены»(Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 408).

Эти ленинские указания были положены в основу организации борьбы с врагом. 22 июня 1941 г. по поручению Советского правительства с сообщением о «разбойничьем» нападении фашистской Германии и призывом на борьбу с врагом выступил по радио нарком иностранных дел СССР В. М. Молотов[1]. В тот же день был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР о введении военного положения на европейской территории СССР[2], а также Указ о мобилизации ряда возрастов по 14 военным округам[3]. 23 июня ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР приняли постановление о задачах партийных и советских организаций в условиях войны. 24 июня был образован Совет по эвакуации, а 27 июня постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества» определен порядок эвакуации производительных сил и населения в восточные районы. В директиве ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 29 июня 1941 г. партийным и советским организациям прифронтовых областей были изложены важнейшие задачи по мобилизации всех сил и средств на разгром врага.

«...В навязанной нам войне с фашистской Германией, — говорилось в этом документе, — решается вопрос о жизни и смерти Советского государства, о том — быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение». Центральный Комитет и Советское правительство призвали осознать всю глубину опасности, перестроить всю работу на военный лад, организовать всестороннюю помощь фронту, всемерно увеличить производство вооружения, боеприпасов, танков, самолетов, при вынужденном отходе Красной Армии вывозить все ценное имущество, а что нельзя вывезти — уничтожить, в оккупированных врагом районах организовать партизанские отряды. 3 июля основные положения директивы были изложены в выступлении И. В. Сталина по радио. В директиве определялся характер войны, степень угрозы и опасности, ставились задачи превращения страны в единый боевой лагерь, всемерного укрепления Вооруженных Сил, перестройки работы тыла на военный лад, мобилизации всех сил на отпор врагу. 30 июня 1941 г. для быстрой мобилизации всех сил и средств страны на отпор и разгром врага был создан чрезвычайный орган — Государственный Комитет Обороны (ГКО) во главе с И. В. Сталиным. В руках ГКО была сосредоточена вся полнота власти в стране, государственное, военное и хозяйственное руководство. Он объединял деятельность всех государственных и военных учреждений, партийных, профсоюзных и комсомольских организаций.

В условиях войны первостепенное значение имела перестройка всей экономики на военный лад. В конце июня был утвержден «Мобилизационный народнохозяйственный план на III квартал 1941 г.», а 16 августа «Военно-хозяйственный план на IV квартал 1941 г. и на 1942 г. по районам Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии». Только за пять месяцев 1941 г. было перебазировано свыше 1360 крупных военных предприятий и эвакуировано около 10 млн. человек. Даже по признанию буржуазных специалистов эвакуацию промышленности во второй половине 1941 г. и начале 1942 г. и ее размещение на Востоке следует отнести к числу самых поразительных подвигов народов Советского Союза во время войны. Эвакуированный Краматорский завод был пущен через 12 дней после прибытия на место, Запорожский — через 20. Уже к концу 1941 г. Урал давал 62% чугуна и 50% стали. По размаху и значению это равнялось крупнейшим битвам военного времени. Перестройка народного хозяйства на военный лад была завершена к середине 1942 г.

Партия проводила большую организаторскую работу в армии. В соответствии с решением ЦК ВКП(б) Президиум Верховного Совета СССР 16 июля 1941 г. издал указ «О реорганизации органов политической пропаганды и введении института военных комиссаров». С 16 июля в Армии, а с 20 июля на Военно-Морском флоте был введен институт военных комиссаров. За второе полугодие 1941 г. в армию было мобилизовано до 1,5 млн. коммунистов и более 2 млн. комсомольцев (до 40% всего состава партия направила в действующую армию). Видные партийные руководители Л. И. Брежнев, А. А. Жданов, А. С. Щербаков, М. А. Суслов и другие были направлены на партийную работу в действующую армию.

8 августа 1941 г. Верховным Главнокомандующим всеми Вооруженными Силами СССР был назначен И. В. Сталин. В целях сосредоточения всех функций управления военными действиями была образована Ставка Верховного Главнокомандующего. Сотни тысяч коммунистов и комсомольцев ушли на фронт. Около 300 тыс. лучших представителей рабочего класса и интеллигенции Москвы и Ленинграда вступили в ряды народного ополчения.

Между тем враг упорно рвался к Москве, Ленинграду, Киеву, Одессе, Севастополю и другим важнейшим промышленным центрам страны. Важное место в планах фашистской Германии занимал расчет на международную изоляцию СССР. Однако уже с первых дней войны стала складываться антигитлеровская коалиция. Уже 22 июня 1941 г. правительство Великобритании заявило о поддержке СССР в борьбе с фашизмом, а 12 июля подписало соглашение о совместных действиях против фашистской Германии. 2 августа 1941 г. президент США Ф. Рузвельт заявил об экономической поддержке Советского Союза. 29 сентября 1941 г. в Москве собралась конференция представителей трех держав (СССР, США и Англии), на которой был разработан план англо-американской помощи в борьбе с врагом. Расчет Гитлера на международную изоляцию СССР провалился. 1 января 1942 г. в Вашингтоне была подписана декларация 26 государств антигитлеровской коалиции об использовании всех ресурсов этих стран для борьбы против немецкого блока. Однако союзники не спешили с осуществлением действенной помощи, направленной на разгром фашизма, стремясь ослабить воюющие стороны.

К октябрю немецко-фашистским захватчикам, несмотря на героическое сопротивление наших войск, удалось с трех сторон подойти к Москве, одновременно развернув наступление на Дону, в Крыму, под Ленинградом. Героически оборонялись Одесса и Севастополь. 30 сентября 1941 г. немецкое командование начинает первое, а в ноябре — второе генеральное наступление на Москву. Фашистам удалось занять Клин, Яхрому, Наро-Фоминск, Истру и другие города Подмосковья. Советские войска вели героическую оборону столицы, показывая образцы мужества и героизма. В ожесточенных боях насмерть стояла стрелковая 316-я дивизия генерала Панфилова. В тылу врага развернулось партизанское движение. Только под Москвой сражалось около 10 тыс. партизан. 5—6 декабря 1941 г. советские войска перешли в контрнаступление под Москвой. Одновременно развернулись наступательные операции на Западном, Калининском и Юго-Западном фронтах. Мощное наступление советских войск зимой 1941/42 г. отбросило фашистов в ряде мест на расстояние до 400 км от столицы и явилось их первым крупным поражением во второй мировой войне.

Главный итог Московской битвы состоял в том, что стратегическая инициатива была вырвана из рук врага и план молниеносной войны потерпел провал. Поражение немцев под Москвой явилось решительным поворотом в военных действиях Красной Армии и оказало большое влияние на весь дальнейший ход войны.

К весне 1942 г. в восточных районах страны было налажено производство военной продукции. К середине года большинство эвакуированных предприятий развернулось на новых местах. Перевод экономики страны на военные рельсы был в основном завершен. В глубоком тылу — в Средней Азии, Казахстане, Сибири, на Урале — насчитывалось свыше 10 тыс. промышленных строек.

Вместо ушедших на фронт мужчин к станкам пришли женщины и молодежь. Несмотря на очень тяжелые бытовые условия советские люди самоотверженно трудились, обеспечивая победу на фронте. Работали по полторы — две смены, чтобы восстановить промышленность и снабдить фронт всем необходимым. Широко развернулось Всесоюзное социалистическое соревнование, победители которого награждались переходящим Красным Знаменем ГКО. Труженики сельского хозяйства организовали в 1942 г. сверхплановые посевы в фонд обороны. Колхозное крестьянство снабжало фронт и тыл продовольствием и промышленным сырьем.

Исключительно тяжелым было положение во временно оккупированных районах страны. Фашисты грабили города и села, издевались над мирным населением. На предприятиях были назначены немецкие чиновники, надзирающие за работой. Лучшие земли отбирались под хозяйства для немецких солдат. Во всех оккупированных населенных пунктах за счет населения содержались немецкие гарнизоны. Однако экономическая и социальная политика фашистов, которую они пытались проводить на оккупированных территориях, сразу же потерпела провал. Советские люди, воспитанные на идеях Коммунистической партии, верили в победу Советской страны, не поддавались на гитлеровские провокации и демагогию.

Зимнее наступление Красной Армии в 1941/42 г. нанесло мощный удар по фашистской Германии, по ее военной машине, но гитлеровская армия была еще сильной. Советские войска вели упорные оборонительные бои.

В этой обстановке большую роль сыграла всенародная борьба советских людей в тылу врага, особенно партизанское движение.

Тысячи советских людей ушли в партизанские отряды. Широко развернулась партизанская война на Украине, в Белоруссии и на Смоленщине, в Крыму и в целом ряде других мест. В городах и селах, временно оккупированных врагом, действовали подпольные партийные и комсомольские организации. В соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) от 18 июля 1941 г. «Об организации борьбы в тылу германских войск» было создано 3500 партизанских отрядов и групп, 32 подпольных обкома, 805 горкомов и райкомов партии, 5429 первичных партийных организаций, 10 областных, 210 межрайонных городских и 45 тыс. первичных комсомольских организаций. Для координации действий партизанских отрядов и подпольных групп с частями Красной Армии по решению ЦК ВКП(б) 30 мая 1942 г. при Ставке Верховного Главнокомандования был создан центральный штаб партизанского движения. Штабы по руководству партизанским движением были образованы в Белоруссии, на Украине и в других республиках и областях, оккупированных врагом.

После поражения под Москвой и зимнего наступления наших войск гитлеровское командование готовило новое крупное наступление с целью захвата всех южных районов страны (Крым, Северный Кавказ, Дон) вплоть до Волги, взятия Сталинграда и отторжения Закавказья от центра страны. Это представляло исключительно серьезную угрозу для нашей страны.

К лету 1942 г. изменилась международная обстановка, характеризующаяся усилением антигитлеровской коалиции. В мае — июне 1942 г. были заключены договоры между СССР, Англией и США о союзе в войне против Германии и о послевоенном сотрудничестве. В частности, была достигнута договоренность об открытии в 1942 г. в Европе второго фронта против Германии, что значительно ускорило бы разгром фашизма. Но союзники всячески затягивали его открытие. Пользуясь этим, фашистское командование перебрасывало дивизии с Западного фронта на восточный. К весне 1942 г. гитлеровская армия располагала 237 дивизиями, массированной авиацией, танками, артиллерией и другими видами техники для нового наступления.

Усилилась блокада Ленинграда, почти ежедневно подвергавшегося артиллерийскому обстрелу. В мае был захвачен Керченский пролив. 3 июля Верховное Командование дало приказ героическим защитникам Севастополя оставить город после 250-дневной обороны, так как удержать Крым не представлялось возможным. В результате поражения советских войск в районе Харькова и Дона враг вышел к Волге. Созданный в июле Сталинградский фронт принял на себя мощные удары врага. Отступая с тяжелыми боями, наши войска наносили огромный урон противнику. Параллельно шло фашистское наступление на Северном Кавказе, где были оккупированы Ставрополь, Краснодар, Майкоп. В районе Моздока наступление фашистов было приостановлено.

Основные бои развернулись на Волге. Враг любой ценой стремился овладеть Сталинградом. Героическая оборона города явилась одной из ярких страниц Отечественной войны. Рабочий класс, женщины, старики, подростки — все население поднялось на защиту Сталинграда. Несмотря на смертельную опасность, рабочие тракторного завода ежедневно отправляли на передовые позиции танки. В сентябре в городе развернулись бои за каждую улицу, за каждый дом.

www.sovtime.ru

Начало Великой Отечественной войны. День памяти и скорби в России

        Указом Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина от 8 июня 1996 года № 857 в России 22 июня объявлено «Днём памяти и скорби».

       В этот день на территории Российской Федерации приспускаются государственные флаги. Всем учреждениям культуры, каналам телевидения и радиостанциям рекомендовано в этот день не включать в программу развлекательные мероприятия и передачи.

       22 июня отмечается в Белоруссии (официальное название «День всенародной памяти жертв Великой Отечественной войны») и на Украине («День скорби и чествования памяти жертв войны»).

Вступление.

       22 июня 1941 года — одна из самых печальных дат в истории России — День памяти и скорби — день начала Великой Отечественной войны. 

       Этот день напоминает нам о всех погибших в боях, замученных в фашистской неволе, умерших в тылу от голода и лишений. Мы скорбим по всем, кто ценой своей жизни выполнил святой долг, защищая в те суровые годы наше Отечество.

        Рано утром 22 июня 1941 года без объявления войны фашистская Германия напала на Советский Союз, нанеся массированный удар по военным и стратегическим объектам и многим городам. Так началась Великая Отечественная война, которая продолжалась 1418 дней и ночей, и в которой СССР потерял около 27 миллионов человек, но смог выстоять.

       В тяжелой кровопролитной войне советский народ внес решающий вклад в освобождение народов Европы от фашистского господства и в разгром гитлеровских войск. Во многих странах в этот день приспускают государственные флаги и вспоминают эту войну и погибших в ней. В этот день проходят различные памятные мероприятия с зажжением свечей, возложением цветов к памятникам и мемориалам.

       Граждане России, Украины, Беларуси чтят память соотечественников, родных и друзей, сражавшихся за свободу Родины.

Начало войны. Хронология событий 22 июня 1941 года:

       Ночь с 21 на 22 июня 1941 года. Темнота. Туман. Тишина. Но тишина тревожна. Пограничники осторожно прислушиваются. На противоположном берегу Буга гитлеровские войска заканчивают последние приготовления. Наводятся тысячи пушек, к самолетам подвешиваются бомбы, заправляются горючих танки.

       Приближается время «X» — 3.15 (4.15 по московскому времени)… Грохот. Взрывы. Дым пожаров. Крики раненных, плач женщин и детей. Стон самой земли…

       В 21 час субботы, 21 июня, солдатами 90-го пограничного отряда Сокальской комендатуры (Украина, современная Львовская обл.) был задержан немецкий солдат, вплавь пересекший реку Буг.
Однако времени уже не оставалось. Начальник 90-го погранотряда М.С. Бычковский излагал ситуацию следующим образом:

        «…Ввиду того, что переводчики в отряде слабые, я вызвал из города учителя немецкого языка, отлично владеющего немецким языком, и Лисков вновь повторил то же самое, то есть что немцы готовятся наступать на СССР на рассвете 22 июня 1941 г. Назвал себя коммунистом и заявил, что прибыл специально предупредить по личной инициативе.

Не закончив допроса солдата, услышал в направлении Устилуг (первая комендатура) сильный артиллерийский огонь. Я понял, что это немцы открыли огонь по нашей территории, что и подтвердил тут же допрашиваемый солдат. Немедленно стал вызывать по телефону коменданта, но связь была нарушена…»

Началась Великая Отечественная война.

       Г.К.Жуков вспоминает: «Примерно в 24 часа 21 июня командующий Киевским округом М. П. Кирпонос, находившийся на своем командном пункте в Тернополе, доложил по ВЧ — в наших частях появился еще один немецкий солдат — 222-го пехотного полка 74-й пехотной дивизии. Он переплыл речку, явился к пограничникам и сообщил, что в 4 часа немецкие войска перейдут в наступление. М. П. Кирпоносу было приказано быстрее передавать директиву в войска о приведении их в боевую готовность…».

       Однако времени уже не оставалось.

       Первое сообщение о начале войны поступило в Генеральный штаб в 3 часа 07 минут 22 июня 1941 года.

        Жуков пишет: «В 3 часа 07 минут мне позвонил по ВЧ командующий Черноморским флотом Ф.С. Октябрьский и сообщил: «Система ВНОС [воздушного наблюдения, оповещения и связи] флота докладывает о подходе со стороны моря большого количества неизвестных самолетов; флот находится в полной боевой готовности. Прошу указаний».

       «В 4 часа я вновь разговаривал с Ф.С. Октябрьским. Он спокойным тоном доложил: «Вражеский налет отбит. Попытка удара по кораблям сорвана. Но в городе есть разрушения»».

       Как видно из этих строк, Черноморский флот начало войны не застало врасплох. Авианалет был отбит.

Далее звонки поступали один за другим:

       03.30: Начальник штаба Западного округа генерал Климовских доложил о налете вражеской авиации на города Белоруссии.

       03:33 Начальник штаба Киевского округа генерал Пуркаев доложил о налете авиации на города Украины.

       03:40: Командующий Прибалтийским округом генерал Кузнецов и доложил о налете на Каунас и другие города…

       Таким образом, на рассвете 22 июня 1941 года фашистская Германия без объявления войны напала на Советский Союз. Ее авиация нанесла массированный удар по аэродромам, железнодорожным узлам, военно-морским базам, местам расквартирования военных частей и многим городам на глубину до 250-300 километров от государственной границы.

       Против СССР выступили Румыния, Италия, а через несколько дней Венгрия, Словакия и Финляндия.

 

Некоторые примеры героической защиты рубежей нашей Родины:

       Фашистские войска перешли в наступление по всему фронту. Не везде атака развивалась по задуманному германским генштабом сценарию. Черноморский флот отбил авианалет. На юге, на севере вермахту не удалось получить подавляющего преимущества. Здесь завязались тяжелые позиционные бои.

       Группа армий «Север» наткнулась на ожесточенное сопротивление советских танкистов недалеко от г. Алитуса. Захват переправы через Неман был критически важен для наступающих немецких сил. Здесь части 3-й танковой группы фашистов наткнулись на организованное сопротивление 5-й танковой дивизии.

       Бой длился весь день 22 июня. Не добившись успеха, немцы вынуждены были отступить.

       Сломить сопротивление советских танкистов удалось лишь пикирующим бомбардировщикам. 5-я танковая дивизия не имела воздушного прикрытия, под угрозой уничтожения живой силы и матчасти начала отходить.

       Бомбардировщики пикировали на советские танки до полудня 23 июня. Дивизия потеряла практически всю бронетехнику и, фактически, перестала существовать. Однако в первый день войны танкисты не оставили рубеж и остановили продвижение фашистских войск вглубь страны.

       Основной удар немецких войск пришелся на Белоруссию. Здесь на пути фашистов встала Брестская крепость. В первые секунды войны на город обрушился град бомб, за бомбардировкой последовал шквальный огонь артиллерии. После чего в атаку пошли части 45-й пехотной дивизии.

       Ураганный огонь фашистов застал защитников крепости врасплох. Однако гарнизон, численность которого составляла 7-8 тысяч человек, оказал наступающим немецким частям ожесточенное сопротивление.

       К середине дня 22 июня Брестская крепость была полностью окружена. Часть гарнизона сумела вырваться из «котла», часть была блокирована и продолжала сопротивление.

       К вечеру первого дня войны гитлеровцам удалось овладеть юго-западной частью города-крепости, северо-восток находился под контролем советских войск. Сохранялись очаги сопротивления и на контролируемых фашистами территориях.

     Несмотря на полное окружение и подавляющее превосходство в людях и технике, фашистам не удавалось сломить сопротивление защитников Брестской крепости. Стычки продолжались здесь до ноября 1941 года.

       05:30. Гитлер объявляет о начале войны с СССР

       22 июня 1941 года в 5:30 утра рейхсминистр д-р Геббельс в специальной передаче Великогерманского радио зачитал обращение Адольфа Гитлера к немецкому народу в связи с началом войны против Советского Союза.

«…Сегодня на нашей границе стоят 160 русских дивизий, — говорилось, в частности, в обращении. — В последние недели имеют место непрерывные нарушения этой границы, не только нашей, но и на дальнем севере и в Румынии. Русские летчики забавляются тем, что беззаботно перелетают эту границу, словно хотят показать нам, что они уже чувствуют себя хозяевами этой территории. В ночь с 17 на 18 июня русские патрули снова вторглись на территорию рейха и были вытеснены только после длительной перестрелки. Но теперь настал час, когда необходимо выступить против этого заговора еврейско-англосаксонских поджигателей войны и тоже еврейских властителей большевистского центра в Москве.

Немецкий народ! В данный момент осуществляется величайшее по своей протяженности и объему выступление войск, какое только видел мир. В союзе с финскими товарищами стоят бойцы победителя при Нарвике у Северного Ледовитого океана. Немецкие дивизии под командой завоевателя Норвегии защищают вместе с финскими героями борьбы за свободу под командованием их маршала финскую землю. От Восточной Пруссии до Карпат развернуты соединения немецкого восточного фронта. На берегах Прута и в низовьях Дуная до побережья Черного моря румынские и немецкие солдаты объединяются под командованием главы государстваАнтонеску.

Задача этого фронта уже не защита отдельных стран, а обеспечение безопасности Европы и тем самым спасение всех.

Поэтому я сегодня решил снова вложить судьбу и будущее Германского рейха и нашего народа в руки наших солдат. Да поможет нам Господь в этой борьбе!»

       12:00. Выступление по радио В.М. Молотова

       В полдень 22 июня 1941 года Заместитель Председателя Совета Народных Комиссаров Союза ССР и Народного Комиссара Иностранных Дел В.М. Молотов зачитал обращение к гражданам Советского Союза:

«ГРАЖДАНЕ И ГРАЖДАНКИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА!

       Советское правительство и его глава товарищ Сталин поручили мне сделать следующее заявление:

       Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города — Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие, причем убито и ранено более двухсот человек. Налеты вражеских самолетов и артиллерийский обстрел были совершены также с румынской и финляндской территории.

       Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством. Нападение на нашу страну произведено, несмотря на то, что между СССР и Германией заключен договор о ненападении и Советское правительство со всей добросовестностью выполняло все условия этого договора. Нападение на нашу страну совершено, несмотря на то, что за все время действия этого договора германское правительство ни разу не могло предъявить ни одной претензии к Советскому Союзу по выполнению договора. Вся ответственность за это разбойничье нападение на Советский Союз целиком и полностью падает на германских фашистских правителей.

       Уже после совершившегося нападения германский посол в Москве Шуленбург в 5 часов 30 минут утра сделал мне, как Народному Комиссару Иностранных Дел, заявление от имени своего правительства о том, что германское правительство решило выступить с войной против Советского Союза в связи с сосредоточением частей Красной Армии у восточной германской границы.

       В ответ на это мною от имени Советского правительства было заявлено, что до последней минуты германское правительство не предъявляло никаких претензий к Советскому правительству, что Германия совершила нападение на Советский Союз, несмотря на миролюбивую позицию Советского Союза, и что тем самым фашистская Германия является нападающей стороной.

       По поручению правительства Советского Союза я должен также заявить, что ни в одном пункте наши войска и наша авиация не допустили нарушения границы и поэтому сделанное сегодня утром заявление румынского радио, что якобы советская авиация обстреляла румынские аэродромы, является сплошной ложью и провокацией. Такой же ложью и провокацией является вся сегодняшняя декларация Гитлера, пытающегося задним числом состряпать обвинительный материал насчет несоблюдения Советским Союзом советско-германского пакта.

       Теперь, когда нападение на Советский Союз уже совершилось, Советским правительством дан приказ нашим войскам — отбить разбойничье нападение и изгнать германские войска с территории нашей родины.

       Эта война навязана нам не германским народом, не германскими рабочими, крестьянами и интеллигенцией, страдания которых мы хорошо понимаем, а кликой кровожадных фашистских правителей Германии, поработивших французов, чехов, поляков, сербов, Норвегию, Бельгию, Данию, Голландию, Грецию и другие народы.

       Правительство Советского Союза выражает непоколебимую уверенность в том, что наши доблестные армия и флот и смелые соколы Советской авиации с честью выполнят долг перед родиной, перед советским народом, и нанесут сокрушительный удар агрессору.

       Не первый раз нашему народу приходиться иметь дело с нападающим зазнавшимся врагом. В свое время на поход Наполеона в Россию наш народ ответил отечественной войной и Наполеон потерпел поражение, пришел к своему краху. То же будет и с зазнавшимся Гитлером, объявившим новый поход против нашей страны, Красная Армия и весь наш народ вновь поведут победоносную отечественную войну за родину, за честь, за свободу.

       Правительство Советского Союза выражает твердую уверенность в том, что все население нашей страны, все рабочие, крестьяне и интеллигенция, мужчины и женщины отнесутся с должным сознанием к своим обязанностям, к своему труду. Весь наш народ теперь должен быть сплочен и един, как никогда. Каждый из нас должен требовать от себя и от других дисциплины, организованности, самоотверженности, достойной настоящего советского патриота, чтобы обеспечить все нужды Красной Армии, флота и авиации, чтобы обеспечить победу над врагом.

       Правительство призывает вас, граждане и гражданки Советского Союза, еще теснее сплотить свои ряды вокруг нашей славной большевистской партии, вокруг нашего Советского правительства, вокруг нашего великого вождя товарища Сталина.

       Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».

       23:00 (GMT). Выступление Уинстона Черчилля в эфире радиостанции BBC.

       Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль 22 июня в 23:00 по Гринвичу сделал заявление в связи с агрессией фашистской Германии против Советского Союза.

       «…Нацистскому режиму присущи худшие черты коммунизма, — в частности, сказал он в эфире радиостанции BBC. — У него нет никаких устоев и принципов, кроме алчности и стремления к расовому господству. По своей жестокости и яростной агрессивности он превосходит все формы человеческой испорченности. За последние 25 лет никто не был более последовательным противником коммунизма, чем я. Я не возьму обратно ни одного слова, которое я сказал о нем. Но все это бледнеет перед развертывающимся сейчас зрелищем. Прошлое с его преступлениями, безумствами и трагедиями исчезает.

       Я вижу русских солдат, стоящих на пороге своей родной земли, охраняющих поля, которые их отцы обрабатывали с незапамятных времен.

Я вижу их, охраняющими свои дома, где их матери и жены молятся — да, ибо бывают времена, когда молятся все, — о безопасности своих близких, о возвращении своего кормильца, своего защитника и опоры.

       Я вижу десятки тысяч русских деревень, где средства к существованию с таким трудом вырываются у земли, но где существуют исконные человеческие радости, где смеются девушки и играют дети.

       Я вижу, как на все это надвигается гнусная нацистская военная машина с ее щеголеватыми, бряцающими шпорами прусскими офицерами, с ее искусными агентами, только что усмирившими и связавшими по рукам и ногам десяток стран.

       Я вижу также серую вымуштрованную послушную массу свирепой гуннской солдатни, надвигающейся подобно тучам ползущей саранчи.

       Я вижу в небе германские бомбардировщики и истребители с еще незажившими рубцами от ран, нанесенных им англичанами, радующиеся тому, что они нашли, как им кажется, более легкую и верную добычу.

       За всем этим шумом и громом я вижу кучку злодеев, которые планируют, организуют и навлекают на человечество эту лавину бедствий… Я должен заявить о решении Правительства Его Величества, и уверен, что с этим решением согласятся в свое время великие доминионы, ибо мы должны высказаться сразу же, без единого дня задержки. Я должен сделать заявление, но можете ли вы сомневаться в том, какова будет наша политика?

        У нас лишь одна-единственная неизменная цель. Мы полны решимости уничтожить Гитлера и все следы нацистского режима. Ничто не сможет отвратить нас от этого, ничто. Мы никогда не станем договариваться, мы никогда не вступим в переговоры с Гитлером или с кем-либо из его шайки. Мы будем сражаться с ним на суше, мы будем сражаться с ним на море, мы будем сражаться с ним в воздухе, пока, с божьей помощью, не избавим землю от самой тени его и не освободим народы от его ига. Любой человек или государство, которые борются против нацизма, получат нашу помощь. Любой человек или государство, которые идут с Гитлером, наши враги…

       Такова наша политика, таково наше заявление. Отсюда следует, что мы окажем России и русскому народу всю помощь, какую только сможем…»

 

И было 1418 дней боли и подвига советского народа.

        Тяжелая кровопролитная война, длившаяся 1418 дней и ночей, завершилась 9 мая 1945 года полным разгромом стран фашистского блока. Общие людские потери СССР в ходе войны составили 26,6 миллиона человек.

       Из них более 8,7 миллиона погибли на полях сражений, 7,42 миллиона человек были преднамеренно истреблены нацистами на оккупированных территориях, более 4,1 миллиона погибли от жестоких условий оккупационного режима. 5,27 миллиона человек были угнаны на каторжные работы в Германию и сопредельные с нею страны, пребывавшие также под немецкой оккупацией. Из них вернулись на родину чуть больше половины — 2,65 миллиона человек, 450 тысяч иммигрировали, 2,16 миллиона человек погибли и умерли в плену.

 

День памяти в современной России.

 

       До 1992 года день начала Великой Отечественной войны не был официальной памятной датой. Постановлением Президиума Верховного Совета РФ от 13 июля 1992 года этот день был объявлен Днем памяти защитников Отечества.

       Указом президента России от 8 июня 1996 года 22 июня объявлен Днем памяти и скорби.

       24 октября 2007 года президент РФ Владимир Путин подписал изменения в закон «О днях воинской славы и памятных датах России», которыми в перечень памятных дат была включена новая ‑ 22 июня ‑ День памяти и скорби ‑ день начала Великой Отечественной войны (1941 год).

       22 июня, в память о начале Великой Отечественной войны, на территории России приспускаются государственные флаги. В учреждениях культуры, на телевидении и радио в течение всего дня отменяются развлекательные мероприятия и передачи.

       Руководители страны в этот день возлагают траурные венки к Могиле Неизвестного солдата в Москве.

       В этот день народы России скорбят по всем соотечественникам, которые ценой жизни защитили свое Отечество или стали жертвами войн, прежде всего Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.

       Жители России вспоминают начало Великой Отечественной войны минутой молчания и звоном колоколов, по всей стране проходят различные патриотические акции. Во многих городах первые памятные мероприятия проходят в час, когда началась война.

       В канун годовщины начала Великой Отечественной войны ежегодно стартует посвященная Дню памяти и скорби традиционная молодежно-патриотическая акция «Поезд Памяти». Поезда из Москвы и Санкт-Петербурга отправляются в Минск и Брест. Главная цель акции — непосредственное общение в дороге представителей разных поколений, которое дает возможность молодежи услышать рассказы участников войны.

       По традиции в Брестской крепости на площади Церемониалов мемориального комплекса 22 июня в четыре часа утра начинается митинг-реквием «Поклонимся великим тем годам», в котором принимают участие пассажиры «Поезда памяти». Ежегодно в воды реки Буг молодые люди спускают венки со свечами, которые зажгли от Вечного огня мемориала.

       С 1996 года в центре Москвы у Вечного огня в Александровском саду ежегодно проводится открытая патриотическая акция «Вахта памяти. Вечный огонь», в ходе которой каждый участник зажигает Свечу памяти, чтобы отдать дань памяти подвигу мужественного советского народа в годы Великой Отечественной войны.

       В 2015 году акция «Вахта памяти. Вечный огонь-2015» стала официально общероссийской и прошла по единому стандарту в городах-героях и городах воинской славы.

      В 2009 году на Воробьевых горах в Москве была открыта «Аллея памяти», где 22 июня в 4.00 молодые люди вместе с ветеранами зажигают свечи в память погибших и повязывают на ветвях деревьев колокольчики, чтобы их звон напоминал о том, какой ценой была завоевана Победа.

       В этот день с 2009 года ежегодно проводится мемориальная акция «Свеча памяти 22 июня — свеча памяти на моем окне». Более 1200 городов и населенных пунктов в России традиционно принимают в ней участие.

       В 2015 году в Москве впервые была проведена акция «Линия памяти», в ходе которой люди с горящими свечами в руках вышли на Крымскую набережную. 

 

Заключение.

       И ушли безусые мальчишки прямо со школы в бой, а из боя в бессмертие. И получали похоронки матери и жены. И плакала под вражескими оккупантами родная земля. И в каждую семью вошла она – война. Священная война, на которую встала наша огромная страна. И не просто выстояла. Мы победили. Ценой миллионов жизней. И вот этого забывать нельзя. И переписывать сегодня историю – преступление! И называть в отечественных учебниках Великую Отечественную, отобравшую миллионы жизни солдат, детей, стариков, женщин – кощунство…

       Сегодня день траура, день скорби, день памяти. Каждого, чьи отцы и деды отдали жизнь под Москвой, Сталинградом, Прагой, Берлином… Кто умирал от голода в Ленинграде, кто лил кровь на Мамаевом кургане, кто стоял до последней капли крови в Бресте, кто сражался за Одессу, кто лег на Курской дуге, кто встретил последний час на Одере… Кто замучен в застенках Бухенвальда, кто умер под пытками, кто ушел в лес партизаном и погиб, уничтожая фашистов… Кто забыв о детстве и юности посмертно заслужили звания Героев Советского Союза… Кто шел в последний таран… Кто вытаскивал раненных с поля боя и прикрывал их своим телом… Кто готовил снаряды для фронта… Кто 9 мая 1945 года плакал от счастья, услышав по радио долгожданную весть о Победе…

       Не забудем подвига наших отцов и дедов. Не предадим их подвиг забвению.

27272.ru

Начало войны 22 июня 1941

22 июня 1941 г. гитлеровская Германия без объявления войны напала на Советский Союз.

В 3 часа 30 минут утра, когда немецко-фашистские войска получили условный сигнал “Дортмунд”, по советским пограничным заставам и укреплениям был внезапно нанесен артиллерийский удар, а через несколько минут вражеские полчища вторглись в пределы СССР.

Замысел о нападении на Россию Гитлер вынашивал задолго до начала планирования вторжения. В его известной книге “Майн Кампф” он опубликовал свои идеи, относящиеся к т.н. восточным землям (Польша и СССР). Народы, населяющие их должны быть уничтожены для того, чтобы там проживали представители арийской расы.

Первым шагом в планировании вторжения было совещание 29 июля 1940 года в Бад-Райхенхале, на котором Йодль (генерал-полковник, начальник штаба в ОКХ) поручил нескольким специалистам по планированию начать подготовку плана операции. Первая директива была готова уже в августе. Она носила название “Операция Ауфбау-Ост”. Позднее в широкоизвестной директиве № 21, которая была издана 18 декабря 1940 года, фюрер поставил стратегические цели и назвал вторжение в СССР операцией “Барбаросса”. Согласно плану, середина мая считалась временем начала действий. Из-за военной кампании на Балканах начало вторжения пришлось отодвинуть на вторую половину июня. Последний возможный срок отмены наступления был установлен на 13 часов 21 июня. В случае отмены необходимо было дать кодовый сигнал “Альтона”, а в случае начала наступления – сигнал “Дортмунд”. Переход границы должен был осуществиться в воскресенье 22 июня в 3 часа 30 минут.

Армия вторжения насчитывала 5,5 млн. человек, около 4300 танков и штурмовых орудий, 4980 боевых самолетов, 47 200 орудий и минометов.

Ей противостояли силы пяти советских западных приграничных округов и трех флотов, которые почти вдвое уступали противнику в живой силе, имели несколько меньшее количество артиллерии, превосходили врага в танках и самолетах, правда, большей частью устаревших образцов. Что касается первого эшелона армий, то здесь гитлеровское командование развернуло 103 дивизии, в том числе 10 танковых, тогда как в первом эшелоне наших армий прикрытия имелось только 56 стрелковых и кавалерийских дивизий.

Особенно подавляющим было превосходство немецко-фашистских войск на направлениях главных ударов.

Техническое оснащение немецких войск накануне нападения на Советский Союз повысилось по сравнению с кампанией во Франции в мае-июне 1940 года. Были сняты с вооружения лёгкие танки Panzer I, Panzer II и Panzer 35(t) чешского производства. На средних танках Panzer III в свою очередь были установлены более мощные орудия калибра 50 мм вместо 37-мм. В войска поступили следующие образцы нового вооружения: счетверённые 20-мм зенитные орудия, 50-мм противотанковые орудия, 150-мм шестиствольные химические миномёты, установки для метания тяжёлых реактивных мин обр. 1940 г. и метательные станки для тяжёлых реактивных мин обр. 1940 г. (кал. 280/320 мм). В более-менее массовом порядке на фронте появились штурмовые орудия. С точки зрения организационных особенностей подразделения Вермахта также претерпели некоторые изменения. Так с 1939 по 1941 год среднее количество танков в танковых дивизиях постоянно изменялось. В 1941 году это число составило 196, хотя на практике количество танков в дивизии сильно колебалось, от 147 до 299 машин. На Востоке в июне 1941 года против Советского Союза действовало 47 танковых батальонов в составе 19 танковых дивизий. Что же касается противотанковых средств, то в июне 1941 года у дивизий, действовавших на Востоке, имелось, как правило, по 70-80 противотанковых орудий.

Красная Армия находилась в стадии перевооружения. Новые танки и самолёты совсем недавно поступили на вооружение СВ и ВВС СССР. Большую долю техники составляли устаревшие типы танков, самолётов и орудий. Многие механизированные корпуса недосчитывались своих подразделений и штатного количества техники потому, что находились в стадии создания.

В 7 часов утра 22 июня 1941 года по немецкому радио было прочитано обращение Гитлера к народу Германии: “Обременённый тяжёлыми заботами, обречённый на месяцы молчания, я, наконец, могу говорить свободно. Германский народ! В этот момент идёт наступление, по своему масштабу сравнимое с величайшими, которые когда-либо видел мир. Сегодня я снова решил вручить судьбу и будущее рейха и нашего народа нашим солдатам. Да поможет нам Бог в этой борьбе”.

Рано утром 22 июня Люфтваффе нанесло удары по советским аэродромам, местам сосредоточения войск, штабам, узлам сообщений и прочим важным объектам, в то время как тяжёлая артиллерий открыла огонь по приграничным районам. Так началась Великая Отечественная война. Немного позднее, 29 июня, боевые действия развернулись на границе с Финляндией, 1 июля и на границе с Румынией. Утром 22 июня группа армий “Север” (18-я и 16-я армии, 4-я танковая группа) под командованием Лееба перешла границу Литвы. Группа армий “Центр” (9-я и 4-я армии, 2-я и 3-я танковые группы) под командованием Бока наступала по обеим сторонам белостокского выступа, образованного границей Советского Союза в этом месте. Южнее выступа шла линия затишья длиной в 100 км. На Юге наступала соответственно группа армий “Юг”. В её состав входили три армии: 6-я, 17-я и 11-я, а также 1-я танковая группа Клейста, 4-я румынская армия и венгерский корпус.

Атакованные внезапно части Красной Армии были вынуждены вступать в тяжелые бои без необходимой подготовки и без завершения стратегического развертывания, будучи укомплектованными на 60-70 % до штатов военного времени с ограниченным количеством материальных средств, транспорта, связи, нередко без воздушной и артиллерийской поддержки.

Под ударами наступавшего агрессора воины Красной Армии попадали в окружение, терпели тяжелые поражения и неудачи. За три недели войны противнику удалось полностью разгромить 28 советских дивизий. Кроме того, более 72 дивизий понесли потери в людях и боевой технике (от 50 % и выше). Общие наши потери только в дивизиях без учета частей усиления и боевого обеспечения за это время составили около 850 тыс. человек, до 6 тыс. танков, не менее 6,5 тыс. орудий калибра 76 мм и выше, более 3 тыс. противотанковых орудий, около 12 тыс. минометов, а также около 3,5 тыс. самолетов.

Противник потерял около 100 тыс. солдат и офицеров, более 1700 танков и штурмовых орудий и 950 самолетов

Прежде всего следует отметить, что отрицательную роль сыграло ослабление командного состава, вызванного довоенными репрессиями. К началу войны около 75 % командиров и 70 % политработников находились на своих должностях менее одного года. Даже начальник Генерального штаба сухопутных сил фашистской Германии генерал-полковник Ф. Гальдер в мае 1941 г. отмечал в своем дневнике: “Русский офицерский корпус исключительно плох. Он производит худшее впечатление, чем в 1933 г. России потребуется 20 лет, пока она достигнет прежней высоты”.

Сталин и его окружение считали, что гитлеровское руководство не решится в ближайшее время нарушить заключенный с СССР договор о ненападении. Все сведения, получаемые по различным каналам, о предстоящем нападении немцев рассматривались Сталиным как провокационные, направленные на обострение отношений с Германией. Этим можно объяснить и оценку правительства, переданную в заявлении ТАСС 14 июня 1941 г., в котором слухи о готовившемся нападении Германии объявлялись провокационными. Этим объяснялось и то, что директива о приведении войск западных военных округов в боевую готовность и занятии ими боевых рубежей была отдана слишком поздно. По существу директива была получена в войсках, когда война уже началась.

В первые дни войны в рядах Красной Армии царил хаос: связи не было, советские войска были разобщены, командование не знало обстановки на фронте. Работала тактика блицкрига. Немцы концентрацией сил добивались крупного превосходства в отдельных местах для взламывания обороны противника и окружения его группировок. Следующая за танками пехота и артиллерия должны были добивать окружённые части Красной Армии. Главную роль в наступлении играла группа армий “Центр” Бока. Ось её продвижения проходила вдоль автострады на Минск и далее на Москву. Для того, чтобы выйти на эту автостраду, надо было сперва, обогнув, миновать Брест. Танковые войска обошли крепость в то время, как пехота приступила к штурму. Два моста через реку Буг южнее Бреста были взяты немцами с ходу в полной сохранности и по ним перешло на другой берег 800 танков 2-й танковой группы. На второй день танки продвинулись на 60 км за Брест. Здесь можно было проследить ярчайший пример блицкрига – против 7 танковых дивизий (почти 1500 танков) группы армий “Центр” находилась 128-я стрелковая дивизия, стрелковые полки из 4-х других стрелковых дивизий и недоукомплектованная 22-я танковая дивизия.

Такое сосредоточение на малом участке фронта носило название Schwerpunkt в немецкой терминологии. В то время, как на правом фланге немецкие войска группы армий Бока достигли Кобрина (60 км за Брестом), войска левого фланга достигли Гродно и заняли его. Выход с белостокского выступа заметно сузился. Появилась серьёзная угроза для частей Красной Армии попасть в окружение на этом выступе. Для немцев наступление по территории Советского Союза давалось не так легко, как могло бы быть, например, во Франции. Дело в том, что в отличии от западных армий, части Красной Армии не капитулировали так легко. Они сражались очень ожесточённо и упорно и вместо сдачи в плен предпочитали прорываться к линии фронта с кровопролитными боями. Стоит отметить героизм защитников брестской крепости, которые держались 4 недели под атаками немецкой пехоты и налётами авиации Люфтваффе.

К 24 июня ВВС СССР были практически уничтожены в ходе утреннего налёта 22 июня на аэродромы и в последующих неравных боях в воздухе, когда бомбардировщикам не хватало истребителей для прикрытия, и они были вынуждены отправляться на задания без прикрытия, что само собой сильно увеличивало потери в самолётах, да и в лётном составе. 23 июня застрелился генерал-лейтенант Копец, командующий группой бомбардировщиков. Через несколько дней был приговорён к расстрелу командующий авиацией Северо-Западного фронта генерал Рычагов за “изменнические действия”. За недальновидность товарища Сталина пришлось расплачиваться жизнью высшим офицерам советских войск.

На Северо-Западном фронте 23 июня была предпринята контратака на юго-западе от Шауляя силами оставшихся в распоряжении фронта танками (суммарная численность около 4-х дивизий) при поддержке дальнебомбардировочной авиации. Она потерпела неудачу, т.к. наткнулась на 41-й танковый корпус Рейнгардта, развёрнутые для наступления на Каунас. После этой неудавшейся контратаки войскам Северо-Западного оставалось только отступать с боями к Риге и далее.

Танковый корпус Манштейна стремительно наступал на Даугавпилс. К 24 июня он достиг Вилькомира (примерно в 180 км от границы). А 26 июня немцы уже были в Даугавпилсе и с ходу захватили мост через Двину.

Западный фронт (генерал-полковник Д.Г. Павлов) был зажат между двумя наступающими немецкими танковыми группами: 3-й на севере и 2-й на юге. 23-24 июня силами 6-го и 11-го механизированных и 6-го кавалерийского корпусов при поддержке части сил 3-й армии на гродненском направлении части Красной Армии предприняли контратаку, которая не привела к успеху. С 25 июня Западный фронт стал отходить к Минску и Слуцку. 2-я танковая группа легендарного “создателя немецких танковых войск” Гудериана прошла за три дня около 180 км в направлении Слонима. 26 июня его 66-й корпус занял Барановичи, а на следующий день этот корпус покрыл расстояние более 70 км до Минска, завершив окружение советских частей остававшихся на белостокском выступе.

На Юго-Западном фронте дела обстояли немного иначе. Здесь было сосредоточено советских войск больше, чем на других направления. В состав фронта входило четыре армии: 5-я (генерал-майор танковых войск М.И. Потапов), 6-я (генерал-лейтенант И.Н. Музыченко), 26-я (генерал-лейтенант Ф. Костенко) и 12-я (генерал-майор П.Г. Понеделин). Танковые войска фронта насчитывали 6 механизированных корпусов: 22-й, 4-й, 15-й, 8-й, 19-й и 9-й. 23 июня на ровенском направлении между 5-й и 6-й армиями образовался 50-км разрыв, в который хлынули танки 1-й танковой группы Вермахта. 23-29 июня в районе Луцк, Броды, Ровно, Дубно произошло крупное встречное танковое сражение, в результате которого удалось замедлить продвижение противника. Было решено совершить контратаку против 1-й танковой группы Клейста силами шести механизированных корпусов и некоторых стрелковых частей фронта. Механизированные корпуса вводились в бой постепенно, по прибытию на место. Первыми вступили в бой 22-й (генерал-майор С.М. Кондрусев, с 24 июня генерал-майор В.С. Тамручи), 4-й и 15-й (генерал-майор И.И. Карпезо) механизированные корпуса. Затем 9-й (генерал-майор К.К. Рокоссовский), 19-й (генерал-майор танковых войск Н.В. Фекленко) и 8-й (генерал-лейтенант Рябышев). Корпуса ещё на марше были потрёпаны. Они преодолели 200-400-км марш-бросок под налётами немецкой авиации. 26 июня 9-й и 19-й механизированные корпуса из района Луцка, Ровно и 8-й и 15-й механизированные корпуса из района Броды нанесли удары по танковой группировке противника. 19-й механизированный корпус отбросил 11-ю танковую дивизию на 25 км, однако ему вместе с 9-м мехкорпусом пришлось к концу 27 июня отойти обратно к Ровно.

Удачнее всех действовал 8-й механизированный корпус, который сумел разбить немецкие части в районе севернее Броды, затем 27 июня корпус разгромил части 16-й танковой дивизии, захватил Дубно и вышел в тыл 3-го моторизованного корпуса Вермахта. На этом наступательный порыв корпуса иссяк. Его успехи частично можно объяснить наличием в некоторых полках нового танка Т-34, который по многим показателям превосходил любой немецкий танк того времени. В результате этого танкового сражения противник не был разбит, но удалось выиграть время для того, чтобы отвести войска, избежав окружения, и подготовить рубежи обороны на подступах к Киеву.

В июне 1941 года на всех направлениях, на всех фронтах происходили похожие действия: героизм пограничников, которые погибали целыми заставами, но не сдавались в плен, путаница и неизвестность в первые дни войны, попытка нанесения контрудара силами механизированных корпусов. Только на Юго-Западном фронте удалось добиться хоть каких-нибудь результатов в ходе такой атаки, однако незначительных. Почти во всех случаях это приводило к массовому истреблению советских танков. К концу июня 1941 года у Советского Союза осталось мало танков и самолётов, а эта техника играла решающую роль во Второй мировой войне. Без преимущества в технике не могло быть и речи о переходе в контрнаступление. Такого перевеса, хотя и не длительного, удалось достичь только в ходе Битвы за Москву.

И всё равно нельзя недооценивать героический подвиг советского народа и Красной армии в первые дни и часы войны.

Похожее

zametki.by

Началась Великая Отечественная война | Президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина

«Тот самый длинный день в году, с его безоблачной погодой,
Нам выдал общую беду на всех, на все четыре года.
Она такой вдавила след и стольких наземь положила,
Что двадцать лет и тридцать лет живым не верится, что живы...».

К. М. Симонов

22 июня 1941 г. в 4 ч. утра без объявления войны после артиллерийской и авиационной подготовки главные силы Вермахта и войска германских союзников (около 190 дивизий) внезапно начали мощное наступление по всей западной границе СССР от Чёрного до Балтийского моря.

Бомбардировке подверглись Киев, Рига, Каунас, Виндава, Либава, Шауляй, Вильнюс, Минск, Гродно, Брест, Барановичи, Бобруйск, Житомир, Севастополь и многие другие города, железнодорожные узлы, аэродромы, военно-морские базы СССР. Осуществлялся артиллерийский обстрел пограничных укреплений и районов дислокации советских войск вблизи границы. В 5-6 ч. утра немецко-фашистские войска перешли государственную границу СССР и повели наступление вглубь советской территории. Только через полтора часа после начала наступления посол Германии в Советском Союзе граф Вернер фон Шуленбург сделал заявление об объявлении войны СССР.

В 12 ч. дня все радиостанции Советского Союза передали правительственное сообщение о нападении на нашу страну фашистской Германии. В заявлении, с которым от имени Центрального Комитета Коммунистической партии и Советского правительства выступил народный комиссар иностранных дел В. М. Молотов, указывалось, что нападение фашистской Германии на СССР — беспримерное в истории цивилизованных народов вероломство.

Вслед за правительственным сообщением был передан Указ Президиума Верховного Совета СССР о мобилизации военнообязанных граждан 1905-1918 гг. рождения. 23 июня была создана Ставка Главного Командования Вооружённых Сил СССР (позднее Ставка Верховного Главнокомандования) во главе с народным комиссаром обороны, Маршалом Советского Союза С. К. Тимошенко.

В приграничных сражениях и в начальный период войны (до середины июля) Красная Армия потеряла убитыми и ранеными 850 тыс. человек; было уничтожено 9,5 тыс. орудий, свыше 6 тыс. танков, около 3,5 тыс. самолетов; в плен попало около 1 млн. человек. Немецкая армия оккупировала значительную часть страны, продвинулась вглубь до 300-600 км, потеряв при этом 100 тыс. человек убитыми, почти 40% танков и 950 самолётов. Однако план молниеносной войны, в ходе которой германское командование намеревалось за несколько месяцев захватить весь Советский Союз, провалился.

13 июля 1992 г. постановлением Президиума Верховного Совета РФ день начала Великой Отечественной войны был объявлен Днём памяти защитников Отечества.

8 июня 1996 г. Президент России Б. Н. Ельцин объявил 22 июня Днём памяти и скорби. В этот день по всей стране приспускаются государственные флаги, отменяются развлекательные мероприятия и передачи. День памяти и скорби отмечается также на Украине и в Белоруссии, которые первыми приняли на себя удар гитлеровцев, и в других государствах СНГ.

Лит.: 1941 год — уроки и выводы. М., 1992; То же [Электронный ресурс]. URL: http://militera.lib.ru/h/1941/index.html; Анфилов В. А. Начало Великой Отечественной войны (22 июня — середина июля 1941 года). Военно-исторический очерк. М., 1962; То же [Электронный ресурс]. URL: http://militera.lib.ru/research/anfilov/index.html; Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск 1939-1942 гг. Т. I. М., 1968. Из содерж.: 22 июня 1941 года (воскресенье). 1-й день войны; То же [Электронный ресурс]. URL: http://militera.lib.ru/db/halder/1941_06.html; Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. В 2 т. Т. 1. Гл. 10. Начало войны. М., 2002; То же [Электронный ресурс]. URL: http://militera.lib.ru/memo/russian/zhukov1/10.html; Нота Министерства иностранных дел Германии от 21 июня 1941 года [Электронный ресурс] // Победители — Солдаты Великой войны. 2005-2018. URL: http://www.pobediteli.ru/documents/nota.html; Я помню. Б. д. URL: http://www.iremember.ru/.

См. также в Президентской библиотеке:

Память о Великой Победе: коллекция;

1941 : документы и материалы : к 70-летию начала Великой Отечественной войны. Т. 1. СПб., 2011. (Сборники Президентской библиотеки);

1941 : документы и материалы : к 70-летию начала Великой Отечественной войны. Т. 2. СПб., 2011. (Сборники Президентской библиотеки).

www.prlib.ru

75 лет назад 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война

22 июня, Минск /Анна Громыко - БЕЛТА/. 75 лет отделяют нас от начала Великой Отечественной войны, которая стала суровым испытанием для всего многонационального советского народа.

На рассвете 22 июня 1941 года фашистская Германия, нарушив договор о ненападении, начала войну против Советского Союза. Сразу после вероломного нападения гитлеровская Германия развернула широкое наступление войск на протяжении всей западной границы СССР - от Баренцева до Черного моря. Началась реализация плана "Барбаросса", согласно которому немецкое военное руководство рассчитывало провести "молниеносную войну" и одним ударом разгромить СССР.

На территорию Беларуси наступала самая мощная группировка немецких войск - группа армий "Центр" в составе 4-й и 9-й полевых армий, 2-й и 3-й танковых групп, всего 50 дивизий. Их поддерживали 1600 боевых самолетов.

С первого дня войны Беларусь стала ареной самых крупных битв. Первыми удар врага приняли пограничники и передовые подразделения войск прикрытия. Вражеская авиация бомбила железнодорожные узлы, аэродромы, а также Брест, Гродно, Волковыск, Барановичи и другие белорусские города.

Сильный внезапный удар вражеской авиации нанес большой урон войскам Западного фронта и нарушил связь между штабами. Одними из первых объектов, на которые противник сбросил бомбы, были штабы армий, корпусов и дивизий.

Главный удар в первые часы войны германские войска нанесли на двух участках фронта: в районах Бреста и Гродно в полосе обороны 3-й и 4-й советских армий.

В первые часы войны Брест и крепость были подвергнуты массированному артобстрелу и авиабомбардировке. Кто-то погиб во сне, даже не успев понять, что началась война. Раннее утро было очень светлым. Хотя в ту ночь так и не стемнело по-настоящему. Для нападения фашисты выбрали самый длинный день года.

Немецко-фашистское командование планировало захватить Брест и крепость с ходу. Наступавшая непосредственно на крепость 45-я пехотная дивизия противника имела вместе с приданными и поддерживающими частями 10-кратное численное превосходство над ее защитниками, почти не имевшими артиллерии и вооруженными в основном легким стрелковым оружием.

К 9 часам утра 22 июня гитлеровцы захватили Брест и полностью окружили крепость, однако ее защитники оказали упорное сопротивление захватчикам. Отдельные группы советских воинов продолжали сражаться в крепости до 20-х чисел июля 1941 года.

Мощное сопротивление встретили немецкие войска и на юге от Бреста, где 22 июня 1941 года советская 75-я стрелковая дивизия под командованием генерала Семена Ивановича Недвигина совместно с кораблями Пинской военной флотилии в районе Малориты остановила наступление 53-го немецкого армейского корпуса. Благодаря умелым действиям советской группировки на этом направлении три немецкие дивизии, в том числе танковая, были вынуждены 23-27 июня перейти к тактике ведения оборонительных боев. У немецкого командования даже родился миф, что в этом районе действовала большая группировка советских войск.

Несмотря на ожесточенные бои, советским войскам не удалось остановить наступление врага. Уже к исходу 22 июня германские войска продвинулись в Прибалтику на 60-80 км, в Беларуси - на 40-60 км, на Украине - на 10-20 км.

В первые дни войны войска Западного фронта, образованного из Западного особого военного округа, вели тяжелые оборонительные бои в Беларуси, наносили контрудары, участвовали в Смоленском сражении 1941 года и оборонительных операциях под Москвой осенью 1941 года. В ходе этих боев был сорван гитлеровский план разгрома Советского Союза в течение нескольких недель (план "Барбаросса").

Бойцы Красной Армии сразу оказали сильное сопротивление, продемонстрировали в боях мужество и самоотверженность, что привело к полному крушению блицкрига.

Уже 8 июля 1941 года по радио прозвучал первый с начала Великой Отечественной войны Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении воинам звания Героя Советского Союза. Это были летчики 158-истребительного авиационного полка младшие лейтенанты Степан Иванович Здоровцев, Петр Тимофеевич Харитонов и Михаил Петрович Жуков, которые сбили несколько вражеских самолетов, в том числе тараном. Среди тех, кто удостоен этого звания в суровом 1941 году, были и наши земляки: летчики Алексей Касьянович Антоненко, Николай Францевич Гастелло, Иван Акимович Ковшаров, Лука Захарович Муравицкий, артиллерист Борис Львович Хигрин, танкист Соломон Аронович Горелик, политработник Кирилл Никифорович Осипов, генерал кавалерии Лев Михайлович Доватор, командир дивизии полковник Александр Ильич Лизюков, партизан Тихон Пименович Бумажков.

На фронтах Великой Отечественной сражались более 1,3 млн белорусов и уроженцев Беларуси. Войсковыми соединениями во время войны командовали 217 генералов и адмиралов - белорусов. Имена многих наших соотечественников стали легендарными, их знали на всех фронтах. В боях под Москвой отличились Доватор и Лизюков, Петр Федорович Сыченко. В одном из боев на Курской дуге летчик Александр Константинович Горовец сбил 9 вражеских самолетов. Зинаида Михайловна Туснолобова-Марченко вынесла с поля боя 128 раненых бойцов. Петр Иванович Куприянов в бою за освобождение Латвии закрыл своим телом амбразуру дзота. Он был младшим из пяти сыновей Анастасии Фоминичны Куприяновой, погибших в годы Великой Отечественной войны.

Долгие три года изнывала под фашистским игом белорусская земля. Главным средством насаждения здесь своего "нового порядка" нацисты избрали политику геноцида и массового кровавого террора. Гитлеровцы чинили неслыханные зверства, не щадя ни женщин, ни детей. Концлагеря, тюрьмы, гетто действовали практически в каждом районе Беларуси. Всего в пределах республики было создано 260 лагерей смерти и 70 гетто. Только в одном из них, Тростенецком, погибли 206,5 тыс. человек.

В этой войне Беларусь потеряла каждого третьего жителя - память о них будет жить вечно.

Все больше и больше отдаляет нас время от событий Великой Отечественной войны, но подвиги погибших в боях, печаль о миллионах невинных жертв и трагедия оккупации остаются в сознании людей старшего поколения, хранятся в памяти их детей, внуков и правнуков. -0-

www.belta.by

Хроника Великой Отечественной войны (июнь 1941 года) — Циклопедия

СССР. Начальник Разведывательного управления Генштаба Красной армии Ф. И. Голиков направил руководству страны спецсообщение о группировке немецких войск на 1 июня 1941 г, в котором отмечалось, что немецкое командование сосредоточило для борьбы против Англии на всех фронтах 122—126 дивизий, против СССР — 120—122 дивизии, в резерве — 44—48 дивизий.[1]

СССР. Народный комиссар внутренних дел Л. П. Берия направил в ЦК ВКП(б) и СНК сообщение о военных мероприятиях немцев вблизи границы с СССР.[1]

СССР. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение разрешить Наркомвнешторгу из особых запасов произвести поставку в Германию во исполнение договора: меди 6.000 тонн, никеля 1.500 тонн, олова 500 тонн, молибдена 500 тонн, вольфрама 500 тонн.[1]

СССР. СНК принял Постановление «Об укреплённых районах», в котором утвердил перечень создаваемых частей для вновь строящихся укреплённых районов и установил срок окончания формирование частей — 1 октября 1941 года.[1]

Германия. Состоялось совещание с начальниками штабов армий и групп армий, на котором обсуждались вопросы о взаимодействии пехоты с танками в начале наступления последних и вопрос об артиллерийской подготовке наступления.[2]

СССР. Состоялась беседа заместителя наркома иностранных дел СССР С. А. Лозовского с послом США в СССР Л. А. Штейнгардтом, во время которой обсуждались отношения между странами. По вопросу о скоплении германских войск на западной границе СССР Штейнгардт был уверен, что немцы готовы напасть на Советский Союз. На это С. А. Лозовской ответил, что «Советский Союз относится очень спокойно ко всякого рода слухам о нападении на его границы. Советский Союз встретит во всеоружии всякого, кто попытается нарушить его границы. Если бы нашлись такие люди, которые попытались бы это сделать, то день нападения на Советский Союз был бы самым несчастным в истории напавшей на СССР страны.»[1]

СССР. В спецсообщении НКГБ БССР наркому госбезопасности СССР В. Н. Меркулову, по данным закордонной агентуры и опроса нарушителей государственной границы, отмечаются продолжающиеся интенсивные военно-мобилизационные приготовления немцев на сопредельной территории.[1]

Германия. На совещании в Генеральном штабе Сухопутных войск отмечалось усиление деятельности русской авиации в восточных районах и усиливающееся беспокойство русских на границе Румынии.[2]

В «Указаниях ОКВ об обращении с политическими комиссарами» говорилось, что комиссаров, схваченных в бою или при оказании сопротивления, как правило, необходимо немедленно уничтожать. Казнь политических комиссаров после их отбора из общей массы военнопленных в войсках вне зоны боевых действий, производить незаметно, по приказу офицера. Политических комиссаров, которые не проявляют враждебных действий и не заподозрены в них, вначале не следует трогать. Только с дальнейшим продвижением в глубь страны станет возможным решить, оставить ли таких деятелей на месте или передать их специальным командам.[1]

СССР. В спецсообщении разведуправления Генштаба Красной армии «О военных приготовлениях Румынии» отмечалась мобилизация в Румынии возрастных контингентов от 19 до 42 лет.[1]

Германия. На совещании с начальниками штабов 12-го армейского корпуса (Вальденбург), 47-го армейского корпуса (Бамлер) и офицерами службы генштаба отмечалось, что подготовка соединений будет закончена к 22 июня.[2]

СССР. НКГБ СССР направил наркому госбезопасности УССР Мешику Директиву по проведению разведдеятельности в связи с военными приготовлениями Германии, в которой поставил задачу по выяснению всех вопросов, связанных с подготовкой войны против СССР и в первую очередь со стороны Германии.[1]

9-10 июня в связи с усилением группировки немецких войск по ту сторону границы Военные Советы западных округов стали отправлять запросы в НКО и ГШ с предложениями-просьбами на вывод войск округов ближе к границе по Планам прикрытия. Также в начале июня и Генштаб рассылал округам сводки с данными о количестве немецких войск возле нашей границы.

ВС ОдВО отправил такой запрос ещё 6 июня — в связи с ожиданием нападения Румынии и немецких войск на границе ОдВО на 12 июня.

ВС ЗапОВО отправил свой запрос — 8 июня - в связи с ожиданием нападения на 15 июня.

ВС КОВО 9 июня тоже дал запрос на вывод и попытался начать поднимать и приграничные дивизии с последующим выводом их на их рубежи обороны, в предполье. В связи с ожиданием нападения на 17 июня.

По ПрибОВО — такой запрос пока неизвестен. Однако, скорее всего лично прибывший в Москву командующий округом генерал Кузнецов, на личной встрече со Сталиным 11 июня вполне мог обсуждать и этот вопрос.…

В Кремле, у Сталина проводится два совещания на котором принимается решение о начале развертывания войск западных округов по Планам прикрытия - о выводе т.н. "глубинных" дивизий по Планам прикрытия с приведением их в боевую готовность. В черновике своих мемуаров маршал Г.К. Жуков написал об этом выводе войск так: " Под предлогом подвижных лагерей войска Северо-Кавказского военного округа были развернуты в армию (19-ю) и в мае месяце выведены на территорию Украины - район Белая Церковь. В начале июня войска Уральского военного округа развернуты в 22-ю армию под командованием Ершакова и сосредоточились в районе Великие Луки. Непосредственно перед войной готовилась к переброске на Украину 16-я армия (из МНР и ЗабВО). Командующим приграничных военных округов было приказано вывести войска округов - назначенных в состав войск прикрытия, ближе к государственной границе и тем рубежам, которые они должны были занять при чрезвычайном обстоятельстве, по особому распоряжению. При этом передовые части было приказано выдвинуть в зону пограничных частей. Проводились и другие не менее важные мероприятия. Все это обязывало командующих округами и армиями повысить боевую готовность и общую боевую бдительность. " (РГВА. Ф.41107. Оп. 1. Д.48. Лл. 1-58. Рукопись, автограф. Сохранены стиль и орфография документа.)

СССР. Начальник Генерального штаба Г. К. Жуков в Директиве военному совету КОВО отменил указание частям занимать предполье укреплённых районов, так как «такое действие может спровоцировать немцев на вооружённое столкновение и чревато всякими последствиями». Данная телеграмма была отправлена в Киев в связи с тем что на Военном Совете КОВО 9 июня где присутствовало и командование погранвойск, обсуждался вопрос — не пора ли вывести в Укрепрайоны дополнительные части — уровские, не полевые части — к уже выведенным по разрешению Генштаба батальонам. Командование погранвойск, не разобравшись доложило своему руководству — лично Берии — что командование КОВО собирается вывести именно полевые войска и в погранзону, в т. н. предполье. Результатом чего и стала телеграмма Жукова запрещающая это делать. Произошла переписка между штабом Киевского ОВО и Генштабом и вопрос был снят. А 12 июня Жуков уже лично разрешил, по запросу начштаба КОВО Пуркаева — отдельной директивой — начать выводить в УРы (севернее Львовского выступа пока) дополнительные силы — две дивизии 5-й Армии КОВО.

Германия. Верховное главнокомандование вооружённых сил Германии в Распоряжении о назначении срока нападения на Советский Союз назначило для приготовления к военным действиям следующие сроки:

1. Днем «Д» операции «Барбаросса» предлагается считать 22 июня.

2. В случае переноса этого срока соответствующее решение будет принято не позднее 18 июня. Данные о направлении главного удара будут в этом случае по-прежнему оставаться в тайне.

3. В 13.00 21 июня в войска будет передан один из двух следующих сигналов:

а) сигнал «Дортмунд». Он означает, что наступление, как и запланировано, начнётся 22 июня и что можно приступать к открытому выполнению приказов;

б) сигнал «Альтона». Он означает, что наступление переносится на другой срок; но в этом случае уже придётся пойти на полное раскрытие целей сосредоточения немецких войск, так как последние будут уже находиться в полной боевой готовности.

4. 22 июня, 3 часа 30 минут: начало наступления сухопутных войск и перелёт авиации через границу. Если метеорологические условия задержат вылет авиации, то сухопутные войска начнут наступление самостоятельно.[1]

СССР. Начальник Генерального штаба Г. К. Жуков в телеграмме командующему войсками КОВО М. П. Кирпоносу приказал:

1). Полосу предполья без особого на то приказания полевыми и уровскими частями не занимать. Охрану сооружений организовать службой часовых и патрулированием.

2). Отданные Вами распоряжения о занятии предполья уровскими частями немедленно отменить.[3]

Данная телеграмма была дополнительным напоминанием КОВО — не выводить войска непосредственно на границу, где их могли обнаружить немцы и обвинить СССР в подготовке агрессии. Последующие телеграммы и указания НКО и ГШ (Жукова) до 22 июня также требовали — тщательно маскировать выводимые войска и особенно приграничные дивизии, которые выходили в свои полосы обороны — чтобы их не мог обнаружить противник. Занять т. н. предполья, окопы на границе войска могли только по сигналу — «Вскрыть „красный“ пакет» — «Приступить к выполнению ПП 1941 года».

Нарком обороны маршал Тимошенко с начальником Генерального штаба генералом армии Жуковым с запросами Военных Советов округов от 9-10 июня пришли к Сталину 11 июня и предложили ввести «План прикрытия 1941 года» — 11 июня Жуков попытался предложить Сталину ввести Планы прикрытия в действие формальной директивой. Что означало бы начало и мобилизации. Тот отказал, но разрешил выводить по ПП вторые эшелоны и резервы округов, а также мехкорпуса.

Поступившие в округа директивы-разрешения ГШ от 11-12 июня указывали — начать пока вывод войск только 2-го эшелона и резервов. Приграничным же дивизиям указали ждать «особый приказ наркома» на их выход в районы сосредоточения и тем более на занятие рубежей на самой границе. При этом мехкорпуса, как соединения не участвующие непосредственно в отражении первых ударов немцев по отдельным директивам Москвы после 14 июня также должны были приводиться в боевую готовность. Генштаб отправляет в округа, подписанные 11-12 июня директивы на вывод этих, «глубинных» дивизий, но в них оговаривается — приграничные до особого приказа наркома не выводить. При этом приграничные дивизии, пополнение которых (не мобилизация, а именно доукомплектование) должно происходить в случае угрозы войны, в «угрожаемый период», за счет населения окрестных сел в считанные часы, 12 июня получают приказы на переход в штат военного времени.

В 7:00 11 июня первые дивизии второго эшелона ЗапОВО начали свой вывод по Плану прикрытия (ПП) — в районы сосредоточения по ПП.

11 июня в КОВО издали директиву для приграничных дивизий о проведении мероприятий «В целях сокращения сроков боеготовности частей прикрытия и отрядов, выделяемых для поддержки погранвойск», в которой предписывалось провести мероприятия которые позволили бы в случае получения сигнала тревоги быстро привести войска в б.г. и занять рубежи обороны. И 12 июня отдельные приграничные дивизии КОВО начали выводиться в УРы по всей границе округа с приказами - занимать "предполья", окопы на границе, оборону непосредственно на границе можно будет только после нападения противника.

СССР. 12 июня нарком обороны С. К. Тимошенко приказал «запретить полёты нашей авиации в приграничной полосе 10 км от госграницы.» 11-12 июня Тимошенко и Жуков обратились к Сталину с предложением обратиться к Гитлеру и правительству Германии с целью создания некой совместной Комиссии — для проверки-инспекции их приграничной полосы — на предмет отсутствия угрозы нападения Германии на СССР. Сталин им в этом отказал, сказав, что Гитлер все равно не даст разрешение на проверку их войск на границе, время будет упущено попусту на эту возню с комиссией, и поэтому будет умнее и проще сделать по-другому… Директивой начальника Генерального штаба Г. К. Жуков западным приграничным округам предписывалось с 12 по 15 июня скрытно вывести дивизии, расположенные в глубине, ближе к государственной границе. 12 июня командование приграничных военных округов под видом учений и изменения дислокации летних лагерей приступило к скрытному развёртыванию войск вторых эшелонов округов в соответствии с планами обороны государственной границы.12 июня Жуков дал разрешение занимать УРы в Киевском ОВО.

СССР. Нарком обороны СССР С. К. Тимошенко и начальник Генштаба Красной Армии Г. К. Жуков 12 июня подписали Военному совету КОВО Директиву: «Для повышения боевой готовности войск округа к 1 июля 1941 г. все глубинные дивизии и управления корпусов с корпусными частями перевести ближе к госгранице в новые лагеря… Передвижения войск сохранить в полной тайне. Марш совершать с тактическими учениями, по ночам.» Однако данную директиву отправили в Киев (как и такую же в Ригу) после 14 июня.

13 июня Заместитель Начальника Генерального штаба Красной Армии Н. Ф. Ватутин подготовил Справку о развёртывании вооружённых сил СССР на случай войны на западе, в которой говорилось, что всего в СССР имеется 303 дивизии, из них для развёртывания на западных границах в составе фронтов — 186 дивизий.[1]

Опубликовано сообщение ТАСС от 13 июня 1941 г.:

«…в английской и вообще в иностранной печати стали муссироваться слухи о „близости войны между СССР и Германией“. По этим слухам: 1) Германия будто бы предъявила СССР претензии территориального и экономического характера… 2) СССР будто бы отклонил эти претензии, в связи с чем Германия стала сосредоточивать свои войска у границ СССР с целью нападения на СССР; 3) Советский Союз, в свою очередь, стал будто бы усиленно готовиться к войне с Германией и сосредоточивает войска у границ последней… ТАСС заявляет, что: 1) Германия не предъявляла СССР никаких претензий… 2) по данным СССР, Германия также неуклонно соблюдает условия советско-германского пакта о ненападении… 3) СССР, как это вытекает из его мирной политики, соблюдал и намерен соблюдать условия советско-германского пакта о ненападении, ввиду чего слухи о том, что СССР готовится к войне с Германией, являются лживыми и провокационными; 4) проводимые сейчас летние сборы запасных частей Красной Армии и предстоящие манёвры имеют своей целью не что иное, как обучение запасных и проверку работы железнодорожного аппарата, осуществляемые, как известно, каждый год, ввиду чего изображать эти мероприятия Красной Армии как враждебные Германии по меньшей мере нелепо.»[4]

Данным «Сообщением» Советского Правительства Сталин и дал Гитлеру шанс — показать свое миролюбие, которое тот провозглашал в отношении СССР в те дни и подтвердить — что если немецкие войска и выведены к границе с СССР то нападать на СССР как распространяет слухи Англия, Гитлер не собирается. Это Сообщение было более эффективным способом выяснить намерения Германии, чем идея с Комиссией по проверке приграничной полосы. Ведь если Гитлер ответит что воевать с СССР не собирается но нападает — то он в глазах т. н. «мировой общественности» (прежде всего США от позиции которой зависело — на чью сторону она станет в случае войны) агрессор однозначно. И если не ответит но нападет первым на СССР — агрессор все равно.

Таким образом Сталину оставалось только одно — убедительно показать и доказать что СССР к войне с Германией, с которой у нас Договор о ненападении и «дружбе» с границами, не готовится и тем более — точно не собирается нападать первым на Германию! Поэтому главная задача тех предвоенных дней была — выводя войска всячески требовать от командиров мер маскировки и — никоим образом не дать Германии повода обвинить СССР в подготовке агрессии.

Германия. В Берлине Гитлер провёл совещание, на котором были заслушаны доклады командующих группами армий, армиями и танковыми группами о предстоящих действиях в операции «Барбаросса». После обеда фюрер произнёс большую политическую речь, в которой мотивировал причины своего решения напасть на Россию и обосновал то положение, что разгром России вынудит Англию прекратить борьбу.[2]

14 июня отдельные авиадивизии начали перебазироваться ближе к границе — на свои оперативные, полевые аэродромы. После 14 июня — были директивы НКО и ГШ на приведение в боевую готовность полная — мехкорпусов (МК). С выводом их в их районы сбора.

СССР. К 15 июня более половины дивизий, составлявших второй эшелон и резерв западных военных округов, были приведены в движение. Всего к началу войны осуществляли выдвижение из резерва приграничных округов около 32 дивизий. Из них успели сосредоточиться в новых районах только 4—5 дивизий. Эти мероприятия проводились с особой осторожностью и соблюдением мер маскировки. Нарком обороны, Генеральный штаб и командующие военными приграничными округами были предупреждены Сталиным о личной ответственности за последствия, которые могут возникнуть из-за неосторожных действий наших войск.[3] 14-15 июня КОВО и ПрибОВО получили свои директивы от 12 июня — на вывод 2 эшелонов и резервов, по некой карте…

Германия. После совещания Гитлера с генералами Гудериан вылетел в Варшаву, где находился штаб 2-й танковой группы в составе группы армий «Центр», и приступил к осмотру частей и исходных позиций для наступления и согласовыванию вопросов взаимодействия с соседними соединениями.

СССР. 16 июня ЦК ВКП(б) и СНК СССР принял постановление «Об ускорении приведения в боевую готовность укреплённых районов». 16 июня тот же КОВО снова запросил Генеральный штаб — можно ли занимать оставшиеся УРы, что делать с приписными призванными на БУС (Большие Учебные Сборы)в мае-июне? Ответ Генштаба гласил — т. н. «учебные сборы» продлить, начать выводить войска в УРы южнее Львовского выступа. 16-17 июня — в ПрибОВО до полков включительно довели директиву по округу — приводить в повышенную боевую готовность ВВС и ПВО, а приграничным дивизиям — занимать чуть не окопы на границе. И директивой по округу сообщается — делается это в виду возможного нападения Германии в ночь на 20 июня!

СССР. Нарком государственной безопасности В. Н. Меркулов направил И. В. Сталину и В. М. Молотову агентурное сообщение, полученное НКГБ СССР из Берлина:

«Источник, работающий в штабе германской авиации, сообщает:

1. Все военные мероприятия Германии по подготовке вооружённого выступления против СССР полностью закончены, и удар можно ожидать в любое время.

2. В кругах штаба авиации сообщение ТАСС от 6 июня воспринято весьма иронически. Подчёркивают, что это заявление никакого значения иметь не может…»

Имеется резолюция (касательно 2 пункта): «Т[овари]щу Меркулову. Может послать ваш „источник“ из штаба герм[анской] авиации к ёб-ной матери. Это не „источник“, а дезинформатор. И. Ст[алин]».[1] Данная резолюция Сталина — реакция на сообщения в этом донесении о том что немецкая авиация будет наносить в первую очередь авиаудары по Баку и по мелким автомастерским под Москвой.

Германия. 2-я танковая группа завершила развёртывание и занятие исходных позиций для наступления. 17 июня Гудериан провёл рекогносцировку р. Западный Буг.

СССР. В. Н. Меркулов направил И. В. Сталину, В. М. Молотову и Л. П. Берии записку «О массовом отъезде из СССР сотрудников германского посольства и членов их семей, и об уничтожении архивов посольства».

В ПрибОВО к 18—19 июня устными распоряжениями командующего округом привели в полную б.г. свои шесть приграничных дивизий (из 9) и вывели по ПП к границе. И даже посадили в окопы те батальоны, которые по ПП там и должны были сидеть в угрожаемый период. Делалось это в связи с ожиданием нападения на 19-20 июня и эти дивизии так и остались на границе до 22 июня. 18-19 июня Кузнецов выдал ещё приказы о приведении в б.г. всех войск округа, после чего штаб стал перебираться в Паневежис.

18 июня была команда Жукова на еще запросы КОВО от 16 июня — начинать занимать УРы на новой границе и готовить к заполнению — УРы на старой границе…

18 июня в повышенную боевую готовность приводились ПВО, ВВС приграничных округов и флота — в «готовность № 2»… В том же ПрибОВО, в приказе № 00229 говорится: «Начальнику зоны ПВО к исходу 19 июня 1941 г. привести в полную боевую готовность всю ПВО округа…». Но на самом деле ввели готовность не № 1 а № 2 — повышенную б.г.…

До авиадивизий доводится указание ГШ — не только рассредоточивать самолеты по аэродромам но и обваловать их, построить полукапониры для защиты от осколков — если нет возможности замаскировать самолеты. И как показывают командиры, отвечая Покровскому — эти работы выполнялись. Генерал-майор авиации Андреев А. П., командующий ВВС 8-й А ПрибОВО: «1. О возможности нападения фашистской Германии в ночь на 22.6.41 точно не было известно, но части ВВС 8 армии так же, как и все части ВВС округа, были командованием ВВС округа предупреждены ещё примерно 16-17 июня о возможности нападения. Было приказано вывести части на полевые аэродромы, а где этого нельзя сделать — рассредоточить самолеты на основных и окопать их для укрытия от поражения осколками авиабомб. В истребительных частях ввести дежурные эскадрильи по одной на полк, а всему остальному летному и техническому составу находиться в расположении части». То есть — после 17 июня ВВС приводили в повышенную боевую готовность.

Как показывал бывший командира 523 сп 188 сд 11-й А ПрибОВО генерал-майор БУРЛАКИН И. И.:

«Примерно 16—17 июня в 17:00 командиром 188 сд полковником ИВАНОВЫМ были вызваны командиры частей и зачитана директива не помню чья ПрибОВО или 11 армии, кажется ПрибОВО. Точно всю директиву я перечислить не смогу, но часть пунктов хорошо помню, в которых было указано следующее:

Немцы сосредоточили большое количество пехотных и моторизованных дивизий на государственной границе. Переход границы ожидается в ночь с 19 на 20.6.

В директиве требовалось все имущество и боеприпасы погрузить в транспорт. Личному составу выдать на руки противогазы. (тогда противогаз БСС-МО-2 был секретным), части в ночь на 20.6-41 г. вывести из лагеря и рассредоточить.

Артиллерию по батарейно рассредоточить по лесу.

Самолеты полностью держать заправленными, летчикам дежурить у самолетов. Другие пункты не помню.»

Из 41-й приграничной дивизии в приграничных округах, которые должны были первыми принять удар Германии и её союзников по Планам прикрытия (ПП) округов, с 12—18 июня начали выводить и вывели на границу к моменту нападения, в основную полосу обороны, не занимая самих окопов в т. н. «предпольях» — по всей границе — 22 приграничные дивизии. В ПрибОВО вывели — 7 из 9 приграничных дивизий, в КОВО — 10 их 17 и в ОдВО — все 6 их дивизий. В ЗапОВО — не выводили ни одной приграничной дивизии.

СССР. Приказом наркома обороны СССР С. К. Тимошенко от 19 июня предписывалось провести маскировку аэродромов, воинских частей и важных военных объектов западных округов. В приказе требовалось к 1 июля 1941 г. засеять все аэродромы травой, покрасить все аэродромные сооружения, зарыть в землю и особенно тщательно замаскировать бензохранилища, категорически запретить линейное, скученное расположение самолётов… Причем, рассредоточение самолетов на аэродромах, по этим директива НКО и ГШ от 19 и 20 июня требовалось провести немедленно.

С 14 по 19 июня командование приграничных округов получило указания к 22—23 июня вывести фронтовые (армейские) управления на полевые пункты. В телеграмме начальника Генерального штаба Г. К. Жукова от 19 июня командующему войсками КОВО указывалось: «к 22.06 1941 г. управлению выйти в Тернополь, оставив в Киеве подчинённое Вам управление округа… Выделение и переброску управления фронта сохранить в строжайшей тайне, о чём предупредить личный состав штаба округа»[3]

19 июня в ПрибОВО выдали приказ, в котором приказали немедленно заканчивать работы в предпольях на границе, и еще раз напомнили что их можно будет занимать только после нападения Германии: ""В предполье закончить работы. Но позиции предполья занимать только в случае нарушения противником границы"". Также требовалось — «Для обеспечения быстрого занятия позиций как в предполье так и основной оборонительной полосе соответствующие части должны быть совершенно в боевой готовности». Приказывалось «усилить контроль боевой готовности, всё делать без шума, твёрдо, спокойно».

И самое важное — приказывалось: «4. Минные поля установить по плану командующего армией там, где и должны стоять по плану оборонительного строительства. <…>. Завалы и другие противотанковые и противопехотные препятствия создавать по плану командующего армией — тоже по плану оборонительного строительства. 5. Штарм, корпусу и дивизии — на связи КП, которые обеспечить ПТО по решению соответствующего командира. 6. Выдвигающиеся наши части должны выйти в свои районы укрытия. <…> 7. Продолжать настойчиво пополнять части огневыми припасами и другими видами снабжения….» 19 июня даже замполиты ВВС доводили до комдивов САД (смешанных авиадивизий приданных каждой армии в запокругах) — дату и время возможного нападения — 3.00 22 июня… 18-19 июня западные округа получили приказы на вывод штабов округов в полевые Командные пункты. Но если ПрибОВО и КОВО срок был указан — к 22 июня вывести в полевое управление штабы округов, то Минску Жуков дал команду выводить штаб к 23 июня.

ОдВО вывел свой штаб к исходу 21 июня и был готов работать под руководством нш генерала М. В. Захарова — сам командующий выехал из Одессы в 9 часов вечера в Тирасполь.

КОВО штаб вывел не в полном составе — Оперотдел занимающийся приемом и расшифровкой телеграмм ГШ вместе с его начальников И. Х. Баграмяном был оставлен Пуркаевым в Киеве и прибыл в Тернополь только утром 22 июня, к 7 часам.

В ПрибОВО штаб с командованием был в Паневежисе и был готов принимать команды Москвы, но сам командующий Ф. И. Кузнецов «затерялся» где-то в частях 11-й армии Морозова и его потом чуть не сутки найти не могли. Вместо Кузнецова командовать пришлось в эти часы его нш Кленову.

В ЗапОВО Павлов часть офицеров штаба (из того же оперотдела — Фомин потом и отвечал Покровскому, что не был в Минске в эту ночь) отправил в полевой КП, но сам штаб остался в Минске. И шифровки ГШ принимать штаб в Минске мог.

СССР. НКГБ в разведывательной сводке о военных приготовлениях Германии сообщает о продолжающемся сосредоточении германских войск.

НКВД сообщает, что с 10 по 19 июня пограничными отрядами НКВД зафиксировано 86 случаев нарушения границы СССР иностранными самолётами. Согласно донесению штаба ЗапОВО от 21 июня, за 20 июня только в районе Августов отмечено три случая нарушения границы германской авиацией группами до девяти самолётов. Замечено снятие немцами проволочных заграждений вдоль границы. 19-20 июня пограничники переходят в подчинение командиров приграничных дивизий, там, где приграничные дивизии вышли по ПП в эти дни к своим рубежам по приказу НКО и ГШ (Москвы), в погранзону, и на отдельных участках границы пограничники даже передают свои позиции войскам… 19 июня Балтфлот довел штабу ПрибОВО, что они ввели у себя готовность «№ 2»…

20 июня была команда Генштаба — согласовать округам свои ПП с флотами — в двухдневный срок…(Балтфлот уже сообщил штабу ПрибОВО что ввел повышенную б.г.. Это также показывает генерал-майор И. П. Макара, начальник кафедры истории войн и военного искусства Военной академии Генерального штаба ВС РФ, к.и.н., член редколлегии Военно-Исторического журнала, в статье «Из опыта планирования стратегического развертывания Вооруженных Сил СССР на случай войны с Германией и непосредственной подготовки к отражению» — ВИЖ № 6, 2006, с. 3-9): — «Одновременно принимались меры по повышению боевой готовности Военно-Морского Флота. 19 июня решением наркома ВМФ флоты и флотилии были переведены в оперативную готовность № 2. На следующий день командующие Ленинградским, Прибалтийским особым и Одесским военными округами получили от Генерального штаба указание в двухдневный срок отработать вопросы взаимодействия с флотом в соответствии с планом прикрытия.»…)

СССР. Политбюро ЦК ВКП(б) принято решение об образовании Южного фронта. Командующим фронтом назначен И. В. Тюленев. Г. К. Жукову поручено общее руководство Юго-Западным и Южным фронтами, а К. А. Мерецкову — Северным фронтом.

Посол СССР в Германии Деканозов передал министру иностранных дел Риббентропу вербальную ноту советского правительства о нарушениях границы СССР германскими самолётами.

Состоялась беседа наркома иностранных дел СССР В. М. Молотова с послом Германии в СССР Ф. фон Шуленбургом, во время которой В. М. Молотов поднял вопрос об общей обстановке в советско-германских отношениях: почему усиленно распространяются слухи о близкой войне между СССР и Германией и в чём заключается недовольство Германии в отношении СССР. Шуленбург ответил, что все эти вопросы имеют основание, но он на них не в состоянии ответить, так как Берлин его не информирует.

Утром 21 июня пришло в Москву сообщение из Минска — и скорее всего и по всей границе, где это имело место быть, от пограничников в том числе — немцы начали снимать колючку на границе. И эти донесения срочно подаются в СНК, Сталину и в МиД, помощнику Молотова Вышинскому.

Сталин днем 21 июня оповещает партийное руководство Москвы — будет нападение. Дает указание — привести ПВО Москвы в повышенную боевую готовность… 21 июня Жуков около 18—19 часов вечера обзванивает округа и предупреждает их о возможном ожидающемся нападении. О котором ему докладывает разведка… В это же время, вечером 21-го и нарком Тимошенко, отправляя Мерецкова в ЛенВО доводит до него: «— Возможно, завтра начнется война! Вам надо быть в качестве представителя Главного командования в ЛВО. Его войска вы хорошо знаете и сможете при необходимости помочь руководству округа. Главное — не поддаваться на провокации. — Каковы мои полномочия в случае вооруженного нападения? — спросил я. — Выдержка прежде всего. Суметь отличить реальное нападение от местных инцидентов и не дать им перерасти в войну. Но будьте в боевой готовности. В случае нападения сами знаете, что делать…» (Мерецков К. А. На службе народу. — М.: Политиздат, 1968, с.209)

В 19 часов 21 июня начинает совещаться группа высших руководителей страны, которые все входили в Комиссию по военным и морским делам — у Сталина (которая буквально за несколько недель до этого называлась КО — Комитет Обороны). На котором Сталин доводит до Тимошенко и других членов Комиссии информацию о возможном нападении Германии на СССР в ближайшие сутки. На этом совещании, обсуждался вопрос (по донесениям разведки) о возможном нападении Германии в ближайшие часы, а также обсуждались вопросы мобилизации. Жуков, который зайдет к Сталину только в 20.50, в это время как раз и обзванивает округа и предупреждает командующих о возможном нападении в эту ночь.

А к 21 часу к Сталину прибыл Жуков, который принес с собой директиву — о начале выполнения Планов прикрытия — «Приступить к выполнению ПП 1941 года». Которую он приносил к Сталину ещё 11 июня!

Сталин опять тормозит жуковское предложение-директиву о «Вводе ПП 1941 года» — вдруг получится все же уладить мирно назревающую ситуацию с нападением Германии. Но дает разрешение — привести (перевести) в полную боевую готовность войска округов — подписывается директива «б/н от 22.20 21 июня». В которой округа предупреждаются — «В течение 22—23 июня возможно внезапное нападение Германии и её союзников»! Сообщается, что нападение может начаться с провокаций, на которые отвечать нельзя и дается команда занять огневые точки на границе. Как поняли в округах эту директиву Москвы? Примерно, так как понял её Пуркаев, нш КОВО — «привести войска в полную боевую готовность, в случае перехода немцев госграницы отражать всеми силами и средствами, самим границы не переходить и не перелетать, до особого распоряжения».

Данной директивой, о полной боевой готовности — Директивой «без номера», т. н. «Директивой № 1», округа обязаны были поднять свои армии по боевой тревоге, не вскрывая пока «красных» пакетов.

Итак. Вечером состоялось заседание Политбюро ЦК ВКП(б), после которого в ночь на 22 июня передана в западные военные округа директива о мероприятиях в связи с возможным внезапным нападением немцев.

Эта директива «б/н» от 22.20 21 июня доводит до округов дату возможного нападения, предупреждает что нападение может начаться внезапно (в смысле — без объявления войны) и с провокаций на которые нельзя поддаваться чтобы не вызвать проблем международного характера. И она приказывает — привести-перевести все войска приграничных округов, ВВС, ПВО этих округов и флота — в полную боевую готовность! А также — занять огневые точки на границе.

Жуков в 22.00 из кабинета Сталина дает команду оперативному дежурному по ГШ — обзвонить округа и предупредить — ждать важную шифровку Генштаба!

В 22.20 Тимошенко с Жуковым убывают из кабинета Сталина в кабинет Тимошенко в Наркомат Обороны. Там они переписывают в течение часа текст черновика директивы б/н на бланки шифрблокнота. В 23 часа в кабинет Тимошенко прибывает нарком ВМФ адмирал Кузнецов, которому дают прочесть директиву б/н, по которой он должен поднять флота по тревоге и перевести их в готовность № 1. На уточняющие вопросы адмирала — можно ли открывать огонь в случае нападения Германии, Тимошенко подтверждает — можно.

В 23 часа Тимошенко обзванивает округа и сообщает что «возможна провокация со стороны Германии и Румынии… Войны, возможно, и не будет, но войска должны быть наготове». Что означает — при всей неопределенности указаний наркома — быть готовыми к войне в том числе.

В 23.30 на границе ставятся уже боевые задачи: «Отдано приказание по телефону полковником Железняком 9 и 10 пульбатам поднять б-ны по тревоге, занять и загрузить ДОТы»…

В 23.45 текст директивы б/н передается в шифровальный отдел Оперуправления ГШ. Машинистка делает копии данной директивы — для НКВМФ, Кузнецову, и для штаба Резервного фронта, Буденному. Полчаса уходит на зашифрование текста директивы и в 0.20 начинается передача этой директивы, шифровок в округа.

В 24.00 — уже Жуков обзванивает округа и приказывает: быстрее передавать в войска директиву о боевой готовности! В это время сам текст только шифруется ещё в ГШ. Минимум в КОВО он звонил… Около 1 часа ночи все округа получили эту директиву «б/н» и к 1.20 расшифровали. В КОВО, правда, это не сделали — оперотдела не было ещё на полевом КП. Но им по телефону вполне из ГШ довели, что от них требуется. В 2 часа ночи начались обстрелы на границе — в том же ОдВО. Об этом Жуков и Тимошенко доложили Сталину. В 2 часа посол Германии начал искать Молотова (министра ИнДел СССР) — вручить Ноту о нападении (возможно в это же время в Москву пришла и телеграмма из Берлина из нашего посольства с сигналом «Гроза» от военного атташе, резидента ГРУ, генерала Тупикова)…

Ну а в 2.30 22 июня Тимошенко или Жуков, по ВЧ связи, лично дали указание — о вводе ПП. И вот уже у этой «директивы» и должен быть «номер» — Директива «№ 1» начавшейся войны…

Германия. В 13.00 по берлинскому времени немецкие войска получили сигнал «Дортмунд», означающий, что наступление, как и запланировано, начнётся 22 июня.

21 июня Гудериан находился в передовых частях, проверяя их готовность к наступлению: «Тщательное наблюдение за русскими убеждало меня в том, что они ничего не подозревают о наших намерениях. Во дворе крепости Бреста, который просматривался с наших наблюдательных пунктов, под звуки оркестра они проводили развод караулов. Береговые укрепления вдоль Западного Буга не были заняты русскими войсками».[5]

Около 23 часов немецкие минные заградители, находившиеся в финских портах, начали минировать выход из Финского залива. Одновременно финские подводные лодки начали постановку мин у побережья Эстонии.[6]

22 июня. Первые четыре часа / Телеканал «История» [43:51]

Германия, Финляндия. В 00 часов 10 минут группа из 14 бомбардировщиков Ju-88 вылетела из Кёнигсберга и в 03 часа 05 минут сбросила 28 магнитных мин у Кронштадтского рейда. На ведущем самолете находился финский офицер, который обеспечил посадку группы на аэродроме Утти в южной Финляндии для дозаправки. Другая группа немецких бомбардировщиков в это же время вышла к Ленинграду через воздушное пространство Финляндии.[7]

СССР. С 00.30 до 1.10 минут в западные военные округа была передана т. н. директива № 1:

«1. В течение 22—23.6.41 г. возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО. Нападение может начаться с провокационных действий.

2. Задача наших войск — не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения. Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного,

cyclowiki.org

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *