Содержание

Музейные запасники и их секреты

 

Никому точно не известно, какие шедевры мирового искусства и в каком количестве хранятся в запасниках музеев по всему миру. Их никогда не увидят любители живописи. К примеру, в московской Третьяковской галерее выставляются максимум 10 % картин из всех, имеющихся в музее, а в музее Гуттенхейма (Соединенные Штаты Америки) – не более 3-х процентов. А в это время запасники забиты не какими-то второстепенными полотнами, а настоящими шедеврами мирового искусства.

Достаточно того, что в нью-йоркском Музее современного искусства выставляется в залах для посетителей максимум 24 полотна Пабло Пикассо, а всего в музее находится 1221 картин, написанных этим знаменитым художником. Другой известный художник, Джозеф Райт, написал картину «Колизей в лунном свете» — она также оказалась в запаснике.

Хотелось бы узнать о том, почему так непонятно поведение сотрудников всех музеев в мире. Чтобы понять это, нужно познакомиться с ними, и тогда, наверное, отпадет желание обвинять картинные галереи в том, что они имеют какие-то нехорошие тайные умыслы. А причин такого поведения музеев несколько:

 

1. Ни у одного музея в мире нет таких площадей, которых хватило бы для выставления всех полотен, которые у них имеются. Некоторые музеи стараются улучшить это положение. Например, в Эрмитаже в Санкт-Петербурге устраиваются «открытые хранилища», но это не помогает решить проблемы, поскольку необъятное объять невозможно.

2. Наличие технических причин: каждая картина должна «отдохнуть» после продолжительной экспозиции или транспортировки.

3. На некоторых шедевров знаменитых художников есть гриф «недоказанная подлинность». Например, картину Ван Гога «Человек в красном берете» около 30 лет содержали в запаснике амстердамского музея. И только в 2002 году при помощи современных средств экспертизы удалось подтвердить то, что полотно написано нидерландским художником. Продолжительное время считали копией набросок Рафаэля к полотну «Святое семейство», и только современные технологии позволили установить автора шедевра. Подделками считали и три полотна Уильяма Тернера до 2012 года, когда смогли доказать, что они подлинные.

Поэтому любители изобразительного искусства должны знать о том, что в мировых музеях хранятся миллионы картин. А стены музеев таят множество различных тайн, как и их запасники. А некоторые люди увлекаются не столько шедеврами великих художников, а тайнами, окружающими эти полотна. Ведь не

спроста же коллекционерами отдаются бешенные средства не за полотна, а за их загадочные истории.

Поделитесь в вашей соцсети👇
ДРУГИЕ НОВОСТИ

 

evmenov37.ru

Запасник музея "Мосгортранс" - Нарушая запреты — LiveJournal


Первый раз я оказался в этом месте примерно год назад, но тогда фотоаппарата у меня с собой не было, и я решил заскочить сюда еще раз попозже. Это попозже затянулось до этого лета. За год на территории запасника многое изменилось, часть машин исчезло, появилась охрана и освещение.

Стоит обратить внимание, что это не свалка старого автотранспорта, который никому не нужен, как иногда говорят на просторах интернета. Эти машины нужны музею и ими действительно занимаются. По мере сил эти машины восстанавливают, но некоторые попали сюда в слишком плохом состоянии, поэтому им приходиться стоять годами в ожидании когда ими займутся.

01. Оказавшись на территории и убедившись, что не попали в поле зрения охраны, мы начали фотосъемку. Первым попала в кадр тыльная часть [ГАЗ-М-22] . Этот автомобиль выпускался с 1962 по 1970 год и распространялся среди государственных учреждений. Из-за этого выпускалось таких автомобилей довольно мало, что создавало трудности с покупкой их в частную собственность.

02. ГАЗ-21 "Волга" любимая машина Юрия Деточкина из кинокомедии "Берегись автомобиля". Об этих машинах я писал в прошлом посте . Справа от "Волги" стоит трамвайный двухосный прицепной вагон типа "С" произведенный в 1933 году на заводе СВАРЗ (Сокольнический вагоноремонтно-строительный завод). Этот вагон эксплуатировался в Москве до 1964 года, а потом был передан в Коломну, где его списали в 1968 году. После списания вагон стал бытовкой при автостоянке. В 2000 году энтузиасты перевезли его обратно в Москву где он находится и по сей день.

Такого плана вагоны встречаются в европейских музеях.

03. Состояние транспорта в запаснике разное. От груды металла, до совершенно целых экземпляров. Вот, например, этот автобус, именуемый в народе "коробочкой", оказался практически в идеальном состоянии. Официальное название автобуса - [ГЗА-651] и выпускался он в послевоенный период (1949-1973), когда резко возросла потребность сельского населения в автобусном сообщении. Основой "коробочки" было шасси ГАЗ-51,

которое с 1952 года начали перегонять с Горьковского автомобильного завода на Павловский автобусный завод, куда перевели производство этих автобусов. Перегонная дистанция составляла 76 км., по этому маршруту доставляли шасси даже в 30 градусный мороз. Так как над головой у водителей ничего не было, предпринимались попытки внедрить брезентовые крыши, но они не нашли поддержки у водителей, которые предпочитали выдачу 100 грамм по окончанию поездки каким-то крышам.

"Коробочка" пользовалась популярностью, поэтому с 1958 года ее выпуск был так же налажен на "Курганском автобусном заводе" (КАвЗ-651). Судя по радиаторной решетке на фотографии как раз КАвЗ-651 (у версий с других заводов была закругленная и обтекаемая решетка). Следовательно этот автобус был выпущен в период между 1958 и 1973 годом.

04. Первые версии кузова автобуса делали из карпатского бука обшитого тонкими металлическими листами, позже стали выпускать цельнометаллические кузова.

05. Бесшумно продвигаясь по запаснику, мы обнаружили разнообразные "РАФики". Такое прозвище микроавтобусы получили из-за аббревиатуры завода выпускавшего эти автомобили (RAF - Rīgas Autobusu Fabrika). На фотографии скорее всего микроавтобус [РАФ-977Д «Латвия»] в новом кузове выпускавшегося с 1961 года.

Сам же РАФ-977 выпускался с 1959 года по 1976 год. За основу было взято шасси ГАЗа-21. Чаще всего микроавтобус использовался как маршрутное такси и карета скорой помощи.

РАФ-977 первой серии

06. На фотографии РАФ-977К - фургон с глухой перегородкой грузового отделения на базе РАФ-977Д. На выпуск этой модификации не хватило мощности рижского завода, поэтому ее производили на Ереванском автомобильном заводе (ЕрАЗ), где фургон выпускали аж до 1996 года.

07. В 1972 году был снят с производства ГАЗ-21 и РАФу стало все сложнее и сложнее добывать базовые агрегаты. В связи с этим завод занялся разработкой новой модели микроавтобуса. Первый выпуск нового РАФ-2203 "Латвия" был приурочен к XXV съезду КПСС в 1976 году. Как и предыдущая модель "РАФика", новая тоже заняла нишу маршрутного такси, карет скорой помощи и разнообразных служебных автомобилей.

РАФ-2203 использовал уже более современную основу от ГАЗ-24-10 и выпускался вплоть до 1997 года, когда на смену пришли "ГАЗели". Многие считали его самым красивым микроавтобус того времени.

08. Перейдем к грузовикам. Одна из сотен модификаций самого массового грузовика 50-70-х годов -[ГАЗ-51] . На фотографии подметально уборочная машина [ПУ-20] . Слева от грузовика стоят легковые автомобили среднего класса - ГАЗ-24.

09. Чуть дальше ГАЗов стоит УРАЛАЗ, он же УралЗИС-355М. Несмотря на высокие показатели этот грузовик остался в тени более популярного ГАЗ-51. Завод выпускал УралЗИСы в двух видах: бортовой грузовик и шасси. В запаснике музея как раз стоит самая популярная надстройка на шасси - автоцистерна для перевозки горючего, молока или воды. Всего за период с 1958 по 1965 год было выпущено 192 580 экземпляров из которых почти 36 000 единиц были автоцистерны.

10. Еще один грузовик из семейства ГАЗов - ГАЗ-53 или ГАЗ-52. Так как кабины на них ставились одинаковые то с ходу не всегда можно определить какой именно ГАЗ перед нами.

Во всяком случае обе модели были популярными в СССР, а ГАЗ-53 вообще стал самым массовым грузовиком в стране (было выпущено более 4-х миллионов автомобилей). Производился этот грузовик с 1961 по 1993 год.

11. В запаснике стоят не только 4-х колесные образцы техники. Рядом с троллейбусом стоял мотоцикл ИЖ "Юпитер-3" выпускавшийся с 1971 года.

12. Мотоцикл не единственный представитель двухколесного семейства. Троллейбус рядом с ИЖом битком забит велосипедами. Говорят коллекционирование старых велосипедов это большое увлечение директора музея. В троллейбусе скорее всего они хранятся для запчастей.

13. С учетом того, что мы находимся на территории запасника музея "Мосгортранса" то не удивительно, что тут много представителей общественного транспорта. С виду этот троллейбус (ЛиАЗ-МТрЗ-6220) кажется совсем обыкновенным, но оказалось он уникальный и был выпущен всего в одном экземпляре на заводе СВАРЗ в 1993 году из двух корпусов автобусов ЛиАЗ-5256.

Поработать этому троллейбусу удалось всего шесть лет, а потом он оказался на этой площадке.

14. Еще один троллейбус ожидающий реставрации - ЗИУ 5Д ( советский высокопольный троллейбус большой вместимости для внутригородских пассажирских перевозок 1970 года выпуска ). Производились они на заводе имени Урицкого в городе Энгельсе Саратовской области с 1959 по 1972 год. Работали троллейбусы на маршрутах до середины 80-х годов, в Москве до 1992 года. За счет большой вместительности этих моделей (полная вместимость 122 человека), кондукторы в первое время стали перевыполнять план выручки вдвое.

В 1984 году троллейбус, который мы видим в запаснике, стал учебным, спустя 10 лет его перестали эксплуатировать, а в 1999 году передали в музей.


Фотография 1999 года

15. В конце 50-х годов в Москве начали думать о проблеме вместительности пассажирского транспорта, которая с ростом числа жителей становилась все актуальнее. Тогда и возникла идея пассажирских прицепов к автобусу. В 1961 году, ныне покойный завод "Аремкуз", начал выпуск таких прицепов расчитанных на 40 человек. В народе их прозвали "племянниками", но к середине 60-х годов они уже исчезли с улиц. Городские власти признали их малоэффективными и от них тут же отказались. Всего было выпущено 50 "племянников".

Постепенно о них забыли, но в 2000-х годах энтузиасты нашли один такой прицеп переделанный под сарайчик на садовом участке. Хозяин отдал "племянника" и потратив почти год на восстановление, сотрудники музея "Мосгортранса", вернули его в нормальный вид. Это хороший пример того, что техника в этом месте стоит не для того, чтобы гнить, а с ней работают.

(на 5-й фотографии из этого поста можно увидеть прицеп сбоку)

16. Помимо представителей отечественного автопрома в запаснике есть и иностранные автомобили. Например вот этот [Opel Kapitän 2-го поколения]

, собранный в промежутке между 1948-1951 годом. Говорят именно эти модели опеля легли в основу известного советского автомобиля [ГАЗ М-20 «Победа»] .

17. Есть один минус нелегального посещения такого плана мест, никто тебе не расскажет о том, что стоит и как оно сюда попало. Но благодаря интернет пользователям, а именно nicolya удалось узнать эту и следующую машину.

Это американский автомобиль выпускавшийся в Детройте, штат Мичиган - Essex Terraplane 1933 года.

18. Еще один автомобиль из Детройта - Chevrolet Master 1939 года.

Разработки этой модели начались в 1937 году в конструкторском бюро "Шевроле". Для испытания кузова использовали специально арендованную аэродинамическую трубу. В результате внешний дизайн получил отличную обтекаемость.

19. В завершении фотография одного из моих любимых автомобилей эпохи СССР - ГАЗ-21 2-й серии.

В конце еще раз повторю, что эти машины не выброшены на улицу и их постепенно восстанавливают. С территории этого запасника выехал своим ходом не один десяток автомобилей, которые туда были привезены в аварийном состоянии. К сожалению, просто так в запасник не попасть, а так бы я предпочел оказаться тут официально, а не так как обычно.

Если Вам нравятся путешествия по таким местам то добавляйтесь в друзья в один клик

zapret-no.livejournal.com

В хранилищах российских музеев пылятся неузнанными шедевры мирового искусства

В Русском музее в Санкт-Петербурге недавно открылась выставка, на которой демонстрируются произведения советского искусства 1920–1970-х годов из музейных запасников. Совсем недавно экспозицию, раскрывающую некоторые тайны фондохранилища, представляла в Москве Третьяковская галерея. Свои запасники есть у каждого крупного музея: они недоступны для зрителей и потому всегда вызывают повышенный интерес. Какие сокровища до сих пор скрыты от глаз широкой публики, выясняла корреспондент «Нашей Версии».

О том, что хранится в запасниках музеев, ходит множество слухов и легенд. Говорят, что даже сами музейщики не всегда знают, чем именно владеют. В советские годы благодаря государственной политике именно музеи были главными собирателями и хранителями уникальных художественных и исторических ценностей, а частные коллекционеры довольствовались в основном «немузейными» работами. Даже несмотря на то, что столичные музеи передавали часть «излишков» другим городам, краям, областям и союзным республикам, всё равно в фондохранилищах скопилось огромное количество произведений искусства, археологических находок и предметов старины. Музеи хранят намного больше, чем могут выставлять.

Среди работ, хранящихся в запасниках, скрываются подчас подлинные шедевры. Периодически музеи сообщают о сенсационных находках, сделанных… в собственных фондах.

Сотрудники Государственного НИИ реставрации (ГосНИИР) обнаружили холст случайно. Почти полвека он не имел даже инвентарного номера: был намотан на вал и лежал под эскизами для мозаик Васнецова.
В 2002 году в Государственном музее изобразительных искусств им. Пушкина началась научная реставрация полотна, которое долгое время приписывали кисти Себастьяно дель Пьомбо. По итогам исследований, доктор искусствоведения, хранитель коллекции итальянской живописи Виктория Маркова выдвинула гипотезу о том, что портрет принадлежит кисти Тициана. Работ Тициана в России чрезвычайно мало: несколько полотен в Государственном Эрмитаже – и всё. «Когда реставраторы начали удалять потемневшие поздние записи, стремясь вернуть картине первоначальный вид, в рентгеновских и инфракрасных лучах оказалась видна авторская правка некоторых деталей, в частности контура головы, что отвечает методу работы Тициана и часто встречается в его творчестве, – рассказала заместитель директора музея Ксения Богемская. – Всё это позволило осуществить новую атрибуцию, возвращающую картине имя подлинного автора. В своё время портрет исключили из круга работ Тициана, однако думаю, этот факт сыграл в итоге позитивную роль: возможно, он уберёг холст Тициана в ходе так называемых сталинских распродаж, в результате которых из Эрмитажа безвозвратно отправились за рубеж шедевры Рафаэля, Веласкеса, ван Эйка и других».

В Историческом музее 3 года назад в запасниках обнаружили картину Ильи Репина «Гайдамаки готовят оружие на острове Умань». Долгое время о существовании этой работы знали только специалисты. Она не числилась в каталогах, а лишь упоминалась в личной переписке художника. Даже сам Репин считал, что «Гайдамаки» проданы за границу. Полотно было заклеено специальной бумагой. «Клей пересох, сложно было убирать. С бумагой двигался авторский слой. Мы его снимали и, как в пазле, находили потом нужное место фрагмента», – пояснила заведующая отделом реставрации масляной живописи ГосНИИРа Мария Чуракова. Уже в ноябре этого года на реставрационной триеннале «Гайдамаки» спустя 85 лет будут представлены широкой публике.

По теме

1349

Российский программист Станислав Лисов, которого Испания в 2017 году выдала США, признал свою вину по одному из двух пунктов обвинения. Адвокат россиянина допускает, что его подзащитного могут приговорить к сроку, который он уже успел отбыть.

Необъятные фондохранилища музеев не только дают нам право гордиться тем, что в России так много произведений искусства, но и приносят головную боль. Самое главное, что хищения здесь зачастую могут быть обнаружены только годы спустя. Например, в Эрмитаже около 3 млн единиц хранения. Чтобы просто проверить, на месте ли они, соответствуют ли описанию, не подменили ли их копией, понадобится несколько лет. Самый громкий скандал произошёл несколько лет назад именно с этим музеем. При проверке была выявлена недостача 221 экспоната из фондохранилища. Выяснилось, что одна из сотрудниц в течение нескольких лет выносила предметы и продавала их.

По мнению чиновников от культуры, ежегодно в музеях происходит 50–100 крупных краж. В 1970-е годы сотрудники Русского музея скопировали и подменили рисунки Павла Филонова. В дальнейшем вывезенные за границу работы попали в парижскую Галерею Жоржа Лаврова и были куплены Центром Помпиду за 62 500 франков. Пропажа была обнаружена лишь спустя 13 лет.

В 2000 году, когда Счётная палата проводила проверку наших музеев, было возбуждено семь дел по факту хищений с участием хранителей, самыми известными из которых стали кражи в Историческом музее и в Музее истории Санкт-Петербурга, где хранитель отдела оружия потихоньку распродал 180 единиц хранения.

Чтобы избежать таких историй, картины и рисунки из запасников стали переводить на цифровые носители. В прошлом году в Интернете на сайте ГМИИ им. Пушкина уже была представлена часть экспонатов, которые доселе почти никто не видел. Музеи стараются фотофиксировать свои коллекции, чтобы была возможность опознать украденное. Ведь до сих пор многие вещи имеют лишь словесное описание на бумажной карточке.

«Фотофиксация необходима прежде всего для внутренней учётной документации, – считает заведующая кафедрой музеологии факультета истории искусства РГГУ, эксперт Международного совета музеев Аннета Сундиева, – как и размещение в Интернете отдельных экспонатов с рекламными целями. Но нельзя давать избыточную информацию. Размещение в Интернете – палка о двух концах. С одной стороны – публичность, но с другой... Крупные кражи осуществляются международными преступными группировками под конкретный заказ. И фотографии на сайте могут давать в руки преступников ориентиры, что именно надо «брать». Особенно если речь идёт не о самых известных музеях «глубинки», чьи собрания ещё не введены в широкий научный оборот, а помещения не оснащены современными средствами охраны».

Всё чаще в последнее время проводят и выставки предметов, постоянно находящихся в запасниках. Люди посещают их с особым удовольствием, поскольку то, что всё время находится скрытым от глаза, вызывает неизменный интерес. «Нужно показывать новые вещи. Доставать из запасников то, что лежало там веками, – уверена директор ГМИИ им. Пушкина Ирина Антонова. – У нас в запасниках 4 тыс. картин, 2 тыс. из них представляют первостатейный интерес, но мы показываем только 600. Мы могли бы удвоить наши экспозиции, если бы на это были площади. Но по большому счёту любая экспозиция – это всегда выбор. И нет ничего плохого, что эту работу за посетителей сделают специалисты».

Для того чтобы как-то урегулировать ситуацию с запасниками, чиновники уже не раз предлагали сделать единое фондохранилище для нескольких музеев. С подобной инициативой выступало и правительство Москвы. Так якобы удастся надёжно защититься от грабителей и разрушения. Правда, сами музейщики скептически отнеслись к подобной идее, посчитав, что места в фондохранилище будут платными и это просто станет для кого-то очередной статьёй дохода. «Такие высказывания звучали не раз, – пояснил директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. – Не уверен, что это хорошая идея. Например, объединяются хранилища 10 музеев на территории области в одно, и получается, что в нём оказывается много дуплетных вещей – шашек, пистолетов, киверов и т.п. Нетрудно представить реакцию чиновников: «Зачем вам столько?!» Подобные голоса и так постоянно звучат на различных комиссиях по проверке музейных фондов. Антикварный рынок с готовностью примет огромную массу музейных вещей, если их станут отнимать у музеев».

Есть и совсем радикальные предложения: например, распродать все экспонаты, не имеющие высокой ценности. Мол, это поможет музеям и освободит часть фондохранилищ. «Стоит только начать продавать вещи 4-й и 5-й категорий, как очень скоро дело дойдёт и до вещей 1-й категории – всё это мы уже проходили в 1920-е годы! – возмущается господин Пиотровский. – Тогда и были проданы шедевры Рафаэля и Фаберже. Именно таким образом создаётся серьёзная угроза для такого нашего богатства, как провинциальные музеи (более 1800 музеев, 77 млн посетителей), являющиеся фактически единственными культурными центрами по всей России! Все вещи в музеях уникальны и представляют несомненную ценность». В итоге крупные российские музеи сейчас вовсю стараются пробить проекты расширения своих территорий. Новые экспозиционные площади позволят показать хранящиеся сокровища публике – ведь именно для этого, в конце концов, их и собирают в музеях.

versia.ru

Шедевры из запасников музея

Коллекция музея пополнилась

В рамках акции "Ночь музеев" Государственный исторический музей представит вниманию посетителей шедевры, которые недавно пополнили собрание музея или прошли сложнейшую реставрацию. Только 19 мая вы сможете увидеть эти уникальные экспонаты!

Восковой бюст Потёмкина, зал № 25

Собрание скульптуры Исторического музея обладает уникальным памятником конца XVIII века — восковым бюстом светлейшего князя Г. А. Потёмкина‐Таврического. В 1905 году бюст был передан Российскому Историческому музею в составе коллекции П. И. Щукина — известного собирателя и мецената.

Григорий Александрович Потёмкин‐Таврический (1739–1791) — выдающийся русский государственный деятель, полководец, дипломат, наместник на юге России, сподвижник и фактический соправитель императрицы Екатерины Великой, создатель Черноморского флота. Важнейшей заслугой Потёмкина является "бескровное" присоединение Крыма к России в 1783 году и хозяйственное освоение Новороссии.

Создателем бюста предположительно является Георг Генрих Кёниг (1756–1800), мастер по воску и поделочным камням, который в 1770–1780‐е гг. служил в Петербурге придворным химиком и пользовался покровительством со стороны Потёмкина. Известно, что светлейший князь чрезвычайно не любил позировать художникам, и, как писала сама императрица, "если существуют его портреты и силуэты, то это вопреки его воле". Вследствие этого иконография Потёмкина невелика. Скульптурный портрет из воска, созданный, вероятно, при жизни князя, с большой достоверностью передает его облик, замечательно дополняя существующую портретную галерею.

Подобные фигуры были весьма распространены в Западной Европе в XVI–XVIII вв. В России же восковая пластика была развита мало, из незначительного числа работ сохранились лишь считанные единицы, что придаёт экспонату особую ценность.

Скульптура закреплена на многосоставном постаменте, состоящем из фигурного основания с декоративными накладками и цилиндрического цоколя. Телесный цвет воска придаёт портрету живость и чрезвычайную натуралистичность. Глаза выполнены из стекла, натуральные волосы вживлены в воск, расчёсаны, завиты на концах, сзади собраны в косицу.

Непростые периоды войн и революций в истории России наложили свой отпечаток на музейные коллекции — уникальный памятник утратил оригинальный постамент и драпировку. Обе детали были воссозданы по единственному сохранившемуся фотографическому снимку в сборнике "Русские портреты собрания П. И. Щукина в Москве". Кропотливая комплексная реставрация продлилась свыше полутора лет и потребовала усилий трех профильных реставрационных мастерских Исторического музея.

Меч в ножнах второй половины Х века, зал № 8

Меч обнаружен в 2017 году в ходе работ Гнёздовской археологической экспедиции Исторического музея при изучении погребальных насыпей Лесной курганной группы Гнёздовского археологического комплекса близ Смоленска. Под одной из насыпей было обнаружено погребение мужчины 60–70 лет, совершенное в деревянной камере, помещенной в могильную яму размерами 330 × 330 см, и перекрытой насыпью высотой 30 см и диаметром 7 м. В захоронении были найдены меч, детали ведра, подковообразная фибула, нож с рукояткой, обмотанной проволокой, точильный камень, фитильная трубка и колчан с пятью стрелами.

Обряд захоронения в деревянной камере, богатый инвентарь, в том числе предметы вооружения, не оставляют сомнений, что погребенный принадлежал к социальной элите древнерусского общества.

По типологии мечей норвежского исследователя Я. Петерсена меч относится к типу H/I — наиболее распространенному на территории Европы в "эпоху викингов". Отличительной особенностью этого типа является треугольная форма навершия.

Вся фронтальная поверхность деталей рукояти гнёздовского меча покрыта инкрустированной проволокой разного цвета, создавая полихромный узор, включающей как вертикальные линии, так и ромбовидные фигуры.

Найденный меч примечателен сохранившимися органическими деталями — деревянной рукоятью, составленной из двух планок, обмотанных тканью и кожей(?) и деревянными ножнами. Ножны мечей Х века известны фрагментарно и найденный меч предоставляет редкую возможность их изучения. Основу ножен составляют две деревянные планки, между которыми помещён футляр из шкуры животного мехом внутрь. Планки обмотаны тканью полотняного переплетения и затем, возможно, обтянуты тонкой кожей. Также удалось выявить вертикальный валик, вырезанный по осевой линии на внешней поверхности одной из деревянных планок.

В настоящее время исследование меча продолжается и во избежание разрушающего воздействия атмосферы, меч помещен в специальную барокамеру. В дальнейшем планируется продолжить изучение конструктивных особенностей ножен и рукояти, а также предполагается выявить производственные клейма, расположенные на обеих сторонах клинка меча.

Новые поступления в основную экспозицию Исторического музея

  • Ширма из четырёх створ, зал № 35. И. Я. Билибин. Франция, 1930 г. Четыре створы образуют живописное произведение — иллюстрацию к сказке А. С. Пушкина "Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди". Костюмы персонажей и интерьер выполнены в стиле национального романтизма.
  • Часы в майоликовом подчаснике в форме терема, зал № 35. Футляр для часов: Тверская фабрика М. С. Кузнецова. Россия, конец 1870 — начало 1880 гг. Часовой механизм: Братья Жапи. Франция.
  • Столик для рукоделия, зал № 28. Западная Европа. VIII в. Столик с фигурной столешницей с двумя выдвижными ящиками. На столешнице расположены различные приспособления для рукоделия, выполненные токарным способом.
  • Ваза, зал № 22. Петер Роде III. Польша, 1700 г.

6 работ выдающегося русского портретиста XVIII века Фёдора Степановича Рокотова и его мастерской, а также один из самых значимых в историко‐художественном отношении царских портретов — вдовствующей императрицы Елизаветы Алексеевны работы Джорджа Доу (1781–1829). Картины Рокотова — зал № 23, Доу — зал В. Верещагина Музея Отечественной войны 1812 года

На портретах представлены великий князь Александр Павлович (будущий император Александр I) в детстве и члены старинных русских дворянских фамилий — Стрешневы, Глебовы, Воейковы, Ржевские, Матюшкины, глубоко связанные с Москвой, где большую часть своей жизни работал Ф. С. Рокотов. Портреты были исполнены в 1770‐е — начале 1780‐х годов, в период, который по праву считается временем расцвета творчества Ф. С. Рокотова. Портрет Ф. Н. Ржевской только недавно атрибутирован как работа Ф. С. Рокотова. Благодаря исследованиям сотрудников Исторического музея портреты В. И. Стрешнева и Е. П. Воейковой недавно были переведены из разряда "работы неизвестных художников" в творческое наследие Ф. С. Рокотова и художников его мастерской. В каждом из них различима рука неизвестного пока мастера, а в завершающем красочном слое — неповторимый авторский почерк выдающегося русского портретиста Фёдора Степановича Рокотова.

Отреставрированное крупноформатное полотно Джорджа Доу, наиболее приближенное к прижизненному "Портрету императрицы Елизаветы Алексеевны на фоне Камероновой галереи" датируется 1827 г. Исполненный после смерти императорской четы, портрет представляет вариант более раннего изображения Елизаветы Алексеевны в период её безмятежных прогулок в любимом Царском Селе. Джордж Доу — живописец, график, гравер, портретист, академик Королевской Академии в Лондоне (1814), "первый портретный живописец" российского двора с 1819 по 1829 гг. работал в России, куда прибыл по приглашению императора Александра I.

Маски погребальные, зал № 7

Маски, изготовленные из глины или гипсовидной массы, происходят из захоронений представителей таштыкской археологической культуры — древнего населения Хакасско‐Минусинской котловины начала первого тысячелетия новой эры.

Маска является одним из важных элементов культуры различных, как архаических, так и высокоразвитых, обществ, выступая с различными функциями в ритуальной практике. Маска — маркер представителей иного мира, четко отделяет мир людей и духов.

В отличие от ритуальных, погребальные маски должны были сделать умершего человека узнаваемым и для живых родственников, и для душ самих погребённых.

Каждая маска индивидуальна. Считается, что она носит черты конкретного умершего человека. Маски различаются и антропологическим особенностям: часть из них носит черты человека европеоидного типа, часть монголоидного. Это свидетельствует о сложных демографических отношениях населения Южной Сибири в эпоху Великого переселения.

Маски в древности раскрашивались яркими красками. По цвету и узору различают маски мужские — с чёрными полосами поперек лица, и женские, расписанные в красные и синие цвета.

Первые упоминания находок масок относятся ещё к XVIII веку. Известны свидетельства местных жителей о том, что в древних могилах попадаются необычные "человечьи головы в натуральную величину, внутри пустые, сделанные из "фарфорообразной массы", раскрашенные красными и зелёными "листьями".

В 1883 году на Тагарском острове, расположенном напротив г. Минусинск А. В. Адриановым в одной из раскопанных могил впервые были найдены маски: они были полыми и находились у кучек человеческого пепла. Их находка произвела сенсацию в научном мире: маски экспонировались на этнографических выставках в Томске, Ярославле и в 1891–1892 гг. были переданы в Исторический музей.

Позднее, благодаря регулярным раскопкам археологов коллекции масок и знания о таштыкцах были значительно расширены и дополнены.

Только в Историческом музее хранится более 50 целых и частично отреставрированных масок, а также множество их фрагментов.

Раскопки показали сложность и разнообразие погребального обряда таштыкцев. Известны захоронения в грунтовых ямах, где в могилу с умершим клали куклу‐манекен с маской (белая маска). Также широко распространены коллективные погребения в больших склепах, когда склеп в конце завершения обряда сжигался. Ряд масок носит явные следы огня (обожжённые чёрные маски).

Погребальные маски Хакасско‐Минусинской котловины являются уникальными находками в археологических собраниях.

shm.ru

Курс: Музееведение - Система хранения музейных фондов

Страница 25 из 39

 

Система хранения музейных фондов

Для хранения предметов в музее оборудуется специальное помещение – фондохранилище, которое часто называют запасником. Система хранения фондов может быть раздельной или комплексной. При раздельной системе хранения в одном изолированном помещении находятся предметы из одного материала или же нескольких материалов, очень близких по нормативам хранения. В музеях, испытывающих нехватку площадей или имеющих очень небольшое собрание, вынужденно используют комплексную систему хранения, при которой в одном помещении сосредоточиваются предметы из разных материалов, а режим хранения основывается на усредненных показателях. Внутри обеих систем предметы обычно размещаются в соответствии со структурным делением фондов, то есть по типам источников. Затем они могут распределяться по назначению, по содержанию, по размерам, по инвентарным номерам.

Предметы хранятся как обособленные единицы или же объединяются в комплексы, то есть нашиваются на планшеты, группируются в папки, а к шкафам, стеллажам, щитам и прочему оборудованию прикрепляются топографические описи. Оборудование фондохранилища должно соответствовать определенным требованиям. Его можно изготовлять только из тех материалов, которые не оказывают вредного воздействия на музейные предметы. Оно должно быть удобным для их размещения, предохранять от механических повреждений, пыли и не конденсировать влагу. Шкафы для предметов с повышенной светочувствительностью делают светонепроницаемыми, а предметы, нуждающиеся в доступе света, размещают в шкафах со стеклянными дверцами. Оборудование должно позволять легко доставать предметы для осмотра и изучения.

Существуют различные способы хранения предметов в фондохранилищах. Например, ткани, вышивки, кружево хранятся в горизонтальном положении в шкафах с выдвижными ящиками-лотками и перекладываются микалентной бумагой или хлопчатобумажной тканью. Одежду группируют по материалу, из которого она сшита, надевают на плечики с мягкими прокладками и хранят в шкафах в вертикальном положении. Головные уборы надевают на болванки, а обувь – на колодки или же заполняют микалентной бумагой и хранят в шкафах. Ковры, шпалеры накатывают лицевой стороной на вал, помещают в чехлы и хранят в горизонтальном положении.

Крупные декоративные вазы, скульптуру расставляют на стеллажах или на подставках. Произведения живописи размещают на стенах с помощью металлических штанг и шнуров, а также на стеллажах и щитах. Стеллажи должны иметь решетчатые полки, обеспечивающие циркуляцию воздуха, а также ячейки для каждой картины. Наиболее благоприятным для картин считается хранение на неподвижных щитах, однако более экономичны выдвижные щиты, но они должны быть сконструированы таким образом, чтобы их передвижение создавало для картины минимум вибраций. Выдвижные щиты бывают двух типов – подвесные и со скольжением по полу на специальных полозках.

Незакрепленные рисунки мягким карандашом, углем и пастелью хранят только застек-ленными. Их, а также окантованные акварели, гравюры, литографии размещают вертикально в шкафах, оборудованных ячейками. Листы с акварельными и карандашными рисунками хранят раздельно в папках, в сделанных по размерам папки двойных паспарту. Папки хранятся горизонтально в шкафах с выдвижными ящиками.

Из группы металлов выделяют предметы из драгоценных металлов, которые хранятся вместе с драгоценными камнями, а также нумизматику и оружие, требующие особых условий хранения в сейфах или изолированных, специально оборудованных помещениях. Прочие предметы из металла группируются по материалу и по назначению. Очень чувствительны к условиям хранения предметы из свинца. Их нельзя хранить в шкафах из древесной плиты и некоторых пород дерева, в частности хвойных пород и дуба.

Письменные источники размещают в папках, коробках, ящиках, образующих единицы хранения. Документы в свитках обычно накатывают на валики и помещают в круглые футляры. Папки, коробки, ящики, футляры размещают в шкафах в соответствии с принадлежностью хранящихся в них материалов к определенному фонду.

В последние десятилетия явственно обозначилась, особенно в зарубежных странах, тенденция к строительству специальных зданий для запасников. Причем иногда они располагаются в нескольких километрах от самих музеев и служат для хранения коллекций, насчитывающих миллионы предметов. Одним из самых передовых в мире учреждений в области хранения и исследований считается Центр поддержки музеев Смитсоновского института, открывшийся в 1983 г. Он находится в Сьютленде, примерно в 10 км от своего расположенного в центре Вашингтона головного учреждения. Площадь этого необычного зигзагообразного сооружения составляет 50 тыс. м2, а его главное предназначение состоит в том, чтобы обеспечить оптимальные условия как для хранения, так и изучения коллекций Смитсоновского института.

Эти противоречивые требования архитекторы учли в полной мере, отделив службы, занятые консервацией и хранением, от помещений, предназначенных для научных исследований. Четыре громадных хранилища центра, каждое из которых занимает площадь примерно 3250 м2, вмещают более 20 млн предметов и образцов. Здесь создана стабильная и безопасная среда, необходимая для длительного хранения коллекций. В одном из хранилищ, например, созданы особые условия для хранения биологических коллекций, образцы которых содержатся в жидкостях (спирте). Банки с образцами устанавливают на полки, а большие емкости – на выдвижных стеллажах, размещенных на специальной трехуровневой конструкции антресольного типа.

Хранилища предназначены исключительно для коллекций, поэтому в них практически отсутствуют удобства для сотрудников за исключением систем обеспечения безопасности персонала и доступа к коллекциям. Служебные помещения и лаборатории находятся в отдельном двухэтажном корпусе, предназначенном для научной, хранительской и реставрационной работы.
В этих помещениях соблюдается определенный режим, и специалисты работают с коллекциями, не нарушая условий среды, которые поддерживаются в хранилищах. С помощью специальных транспортных средств предметы любых габаритов можно доставлять в любое помещение здания.

В то время как стены хранилища спроектированы совершенно глухими, помещения административно-лабораторного комплекса залиты дневным светом, проникающим в них через венецианские окна, стекла которых, как и верхние флуоресцентные светильники, оснащены фильтрами, не пропускающими ультрафиолетовых лучей. Система вытяжных шкафов и вентиляционных труб удаляет вредные запахи и газы, а стены помещений, где установлено рентгеновское оборудование, защищены свинцовым листом.

Специально отфильтрованный, кондиционированный воздух поступает во все части здания. Высокоэффективные воздушные фильтры задерживают более 99,8% находящихся в воздухе дисперсных веществ, включая цветочную пыльцу. Установленные в большинстве помещений термостаты и гигростаты дают возможность поддерживать постоянные уровни температуры и влажности во всем здании Центра.

В Центре осуществляется единая программа борьбы с насекомыми, способными причинить ущерб коллекциям. Она включает тщательную проверку всех поступающих материалов, строгий контроль за зонами питания и удалением пищевых отходов, а также размещение по всей территории Центра более 2 тыс. ловушек для насекомых. Обнаруженные в ловушках насекомые идентифицируются и регистрируются, что позволяет контролировать встречаемость вредных насекомых и оценивать риск, который несет для коллекций их появление. Кроме того, снаружи, по всему периметру здания проходит специальная полоса гравия шириной 50 см – так называемая «мертвая зона», которая отпугивает насекомых и препятствует их проникновению в здание.

Центр оснащен сложной системой обеспечения безопасности. Все помещения оборудованы детекторами дыма и тепловыми пожарными датчиками, контролируемыми компьютером, а также специальной системой, оснащенной разбрызгивателями, которые приводятся в действие при повышенных значениях температуры. Компьютер регистрирует ввоз и вывоз из здания всех музейных коллекций. Войдя в Центр, каждый человек проходит через контрольный пункт безопасности, предъявляет для досмотра личные вещи, после чего получает удостоверение, дающее право на пребывание в здании. Удостоверение служит и пропуском в различные помещения административно-лабораторного комплекса и зоны хранилищ: карточка вставляется в установленные при входе считывающие устройства. На карточку нанесен индивидуальный код, который составлен с учетом специфики и характера работы конкретного сотрудника; она автоматически открывает перед ним двери, фиксируя все его передвижения по зданию.

Свои особенности имеет хранение предметов в экспозиционных залах музеев. В запасниках, даже при комплексной системе хранения, разнородные материалы никогда не размещаются в одном шкафу или на одной полке: фотографии всегда будут храниться отдельно от металла. Между тем в экспозиции предметы из различных материалов нередко оказываются в одной витрине, что влечет за собой немалые сложности в создании для них микроклимата и светового режима.

В экспозиции для предмета многократно возрастает риск получить повреждения, что может произойти и во время монтажа, и вследствие усредненного режима хранения. Ведь в экспозиции необходимо освещать все материалы, в том числе и те, которые обладают низкой светостойкостью. Присутствие людей повышает температуру и влажность в залах, что приводит к суточным колебаниям температурно-влажностного режима. Поэтому при создании экспозиции принимаются меры, направленные на ослабление действия всех этих неблагоприятных факторов.

В экспозиции нельзя допускать выделения того или иного экспоната светом мощных ламп, поскольку это ведет к его нагреванию. По этой же причине лампы нельзя помещать внутри витрин; их безопаснее располагать над витриной, устанавливая светорассеивающий фильтр между экспонатами и источником света. При проведении кино- и фотосъемок музейных предметов необходимо соблюдать правила поведения, определенные нормативными документами. При естественном освещении окна в залах должны иметь особые стекла, не пропускающие ультрафиолетовых лучей; источники искусственного света удаляются от экспонатов на 1,5–2 м, а витрины со светочувствительными экспонатами снабжаются светозащитными занавесями.

Колебания температурно-влажностного режима устраняют или смягчают с помощью кондиционеров, а в случае их отсутствия – путем проветривания, регулированием потока посетителей и т.п. Воздействие на экспонаты температуры и влажности ослабляют и витрины с ограниченным воздухообменом.

Материалы, из которых изготавливается экспозиционное оборудование, должны быть химически стабильными, то есть они или не должны разлагаться или, в случае разложения, не должны образовывать веществ, причиняющих вред предметам. Это требование относится прежде всего к обрамляющим и несущим частям витрины, поскольку ее основной компонент – стекло – является относительно нейтральным материалом.

Недостаточно выдержанное дерево (а некоторые породы и после длительной выдержки) способно выделять органические кислоты. Дуб, а также любое дерево, содержащее танин (вещество для дубления кож), может вызвать сильную коррозию и привести к порче экспонатов из свинца. Вред способен причинить и обычный столярный клей, изготавливаемый из таких содержащих кератин материалов, как рога, кожа, рыбья чешуя. Только что разведенный или, наоборот, старый клей может выделять содержащие серу соединения, в присутствии которых быстро тускнеют серебряные предметы. Источником опасности могут быть и герметизирующие резиновые прокладки, предназначенные защищать от пыли находящиеся в витрине экспонаты. Резина, получаемая путем вулканизации из натурального и синтетического каучука с применением большого количества серы, часто выделяет содержащие серу вредные пары.

Осторожно следует подходить и к выбору тканей, которыми обивается или выстилается внутренняя поверхность витрины. В ходе производства текстиль обрабатывают различными способами, после которых на ткани могут остаться потенциально вредные вещества. Вполне безопасны неокрашенные хлопчатобумажные и синтетические ткани после тщательной стирки. Более сложные по составу ткани – бархат, парча, шелк – требуют предварительного тестирования на совместимость с экспонатами.

Одной из причин разрушения экспонатов может стать сила тяжести, воздействующая на них, как и на все предметы. Многие из хранящихся в музее вещей не рассчитаны на то, чтобы долгое время находиться в экспозиции или запасниках без должной опоры. Например, конструкция крыльев самолетов такова, что позволяет выдерживать большие нагрузки. В полете на плоскости действуют силы, которые прогибают их вверх. Но если машина не летает, под влиянием собственного веса крылья прогибаются вниз, в них постепенно и скрытно могут развиваться дефекты. Тонкие и длинные предметы, например, шесты и копья, часто экспонируются без опоры из-за своих размеров и через несколько лет оказываются искривленными. Даже такие бытовые предметы, как сундуки, могут получить серьезные повреждения, если их экспонировать с открытой крышкой без поддержки. Вес крышки целиком приходится на петли, и от этой нагрузки она или корпус могут дать трещины. Без должной опоры деформируются головные уборы и обувь, а штандарты, гобелены и прочие тканые изделия вытягиваются, когда долгое время находятся в подвешенном состоянии и крепятся всего в нескольких местах.

Таким образом, учитывая структуру предмета (твердость, жесткость, целостность, надежность соединений, наличие деформаций) и материал, из которого он изготовлен (удельный вес, проч-ность при нагрузках, действующих в разных направлениях, степень сжатия, гигроскопичность), следует представить, какие силы будут воздействовать на него при экспонировании в том или ином положении. Опора должна нейтрализовать их действие.

В отборе предметов для экспонирования принимают участие реставраторы, которые проводят консервативные и реставрационные работы со всеми нуждающимися в этом экспонатами. Определяется и максимальная продолжительность экспонирования тех или иных предметов, например, для экспонатов на бумажной основе она составляет не более 6 месяцев в году.

В экспозициях большинства крупных музеев представлена лишь небольшая часть их коллекций, по разным оценкам, примерно 1–5%. Поэтому проблема расширения доступа к сохраняемым культурным ценностям весьма актуальна. В отдельных музеях применительно к некоторым коллекциям используется форма открытого хранения фондов, позволяющая посетителям осматривать каждый из предметов, находящихся в специально оборудованном для этого фондохранилище. Такая система хранения неизбежно ухудшает режим хранения предметов, особенно световой, поэтому для некоторых материалов она неприемлема. Открытое хранение фондов более безопасно для тех материалов, которые в наименьшей степени страдают от воздействия окружающей среды – керамика, бесцветное стекло, некоторые виды металлов, поделочные камни и пр. Уже не одно десятилетие открытое хранение коллекций декоративно-прикладного искусства существует в Центральном музее современной истории России (прежде Музей революции). Система открытого хранения предусмотрена и в новом фондохранилище Эрмитажа, которое отвечает самым последним требованиям – как с функциональной, так и эстетической точки зрения.



madrace.ru

Музейная кладовая — Праздники и программы, по предварительным заявкам | экскурсии, выставки, праздники, календарь событий

Фондохранилище музея «Кижи»

Фондохранилище музея-заповедника «Кижи»: Открытые фонды

Адрес:

г. Петрозаводск, пл. Кирова, д. 10.

Режим работы:

понедельник–четверг – с 10:00 до 18:00
пятница – с 10:00 до 17:00

Взрослые и дети, пришедшие на экскурсию в фондохранилище музея «Кижи», получат уникальную возможность увидеть редко экспонируемые или никогда не выставлявшиеся предметы: фарфор частных фарфоровых заводов Гарднера, братьев Барминых, Храпунова-Нового; посуду XIX века; картины Юфы, Поморцева и других художников; венчальные заонежские платья и городские костюмы XIX — начала XX веков; деревянный макет Кижского ансамбля; расписные шкатулки, прялки, ковши, ендовы, маслёнки, молочники, собранные в разных уголках Карелии; мебель, которую 150 лет назад можно было встретить в крестьянских домах, в городских квартирах и в богатых особняках; образцы археологических находок; реставрированные предметы из металла, кости и стекла; предметы культа и украшения; многое другое.

Экскурсии по фондохранилищу проводятся по предварительным заявкам.


Петрозаводск, пл.Кирова 10

Ссылки и документы:
© Музей-заповедник «Кижи»
Особо ценный объект культурного наследия народов Российской Федерации.
Кижский погост входит в Список всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО.

Все материалы сайта не предназначены для лиц моложе 12 лет.
Допускается копирование и цитирование всех материалов, размещённых на сайте музея-заповедника «Кижи» (kizhi.karelia.ru), если цитируемое сопровождается точной активной ссылкой на оригинал и указанием всех правообладателей (в том числе музей-заповедник «Кижи»). При использовании любых материалов в печатных изданиях необходимо получить согласие от администрации музея на публикацию. По вопросам использования изображений необходимо ознакомиться с Положением о правилах использования изображений музейных предметов и музейных коллекций, а также зданий и памятников.

kizhi.karelia.ru

В запасниках музеев всё чаще находят неизвестные шедевры

Невероятные открытия были сделаны в ушедшем году в… музейных запасниках! В Узбекистане в Государственном музее искусств обнаружили коллекцию керамики Пикассо, в США в Музее изобразительных искусств, истории и науки Эвансвилла – картину Пабло Пикассо «Сидящая женщина в красной шляпе», в голландском музее Крёллер-Мюллер – полотно Ван Гога. Ну а главной сенсацией стала найденная в России в Ирбитском музее изобразительных искусств картина «Кающаяся Мария Магдалина с сестрой Марфой» Питера Пауля Рубенса.

Какие только шедевры не обнаруживают у себя в запасниках музеи. Как правило, лишь малая часть музейных экспонатов представлена публике, остальное скрыто в фондохранилищах – и не всегда даже сами музейщики представляют, что именно у них хранится. К примеру, найденная в Государственном музее искусств Узбекистана коллекция керамики Пикассо пролежала там ни много ни мало 40 лет. «Мы нашли её абсолютно случайно, – поделилась искусствовед Государственного музея искусств Узбекистана Гулчера Ахунова. – В прошлом году мы делали авангардную коллекцию и искали в хранилище предметы русского фарфора для неё. Тогда мы неожиданно и натолкнулись на коллекцию Пикассо».

Керамика Пикассо была передана Советскому Союзу вдовой друга Пикассо, симпатизировавшего идеям социализма. Это 12 предметов – декоративные и десертные тарелки и несколько кувшинов с изображением любимых мотивов Пикассо, таких, как голубь, лицо женщины и голова быка. Кстати, недавно в запасниках узбекского музея была сделана и другая удивительная находка – авторская копия картины Паоло Веронезе «Оплакивание Христа».

О сенсационной находке сообщили и российские искусствоведы. В конце сентября в уральском музее нашли подлинник Питера Пауля Рубенса. В 70-х годах прошлого века Ирбитскому музею изобразительных искусств Эрмитажем была подарена картина «Кающаяся Мария Магдалина с сестрой Марфой». До недавнего времени считалось, что это копия известного полотна, находящегося в Венском музее. «После тщательно проведённой экспертизы в Государственном научно-исследовательском институте реставрации, где сравнили образцы с картины с образцами, взятыми с других картин Рубенса, мы получили заключение, в котором подтвердилось предположение директора музея: картина создана в мастерской Рубенса в 1615–1620 годах. То есть раньше или одновременно с венской «Магдалиной». А значит, она не может быть её копией», – рассказали в музее. Кстати, теперь это ставит под сомнение подлинность полотна Рубенса, находящегося в Австрии. Ценный экспонат обнаружили и в голландском музее Крёллер-Мюллер. Выяснилось, что картина, которая до сих пор считалась полотном неизвестного художника, на самом деле принадлежит кисти Ван Гога.

Произведение искусства появилось в музее в 1974 году. После многолетних споров авторство приписали неизвестному художнику и отправили полотно в запасники, но теперь оно займёт одно из самых почётных мест в экспозиции.

Интересно, что во время рентгеновского обследования под натюрмортом искусствоведы обнаружили ещё одну картину, изображающую двух борцов. Цветовая палитра картины, а также специфические мазки указывают на то, что борцы изображены также Ван Гогом.

Шедевры находят не только в Старом Свете, но и за океаном. Так, в США в запасниках Музея изобразительных искусств, истории и науки Эвансвилла в штате Индиана обнаружили картину Пабло Пикассо «Сидящая женщина в красной шляпе». Картина досталась музею в дар от известного промышленного дизайнера Раймонда Лоуи – он приобрёл её в 1950-х годах. Но в документах при приёме полотна произошла путаница, из-за которой творение Пикассо сочли работой неизвестного художника и поместили в хранилище, несмотря на то что на полотне стояла подпись автора. И только недавно ошибка была обнаружена благодаря представителю нью-йоркского аукционного дома Guernsey’s. После проведённых экспертиз подлинность картины подтвердилась. Между прочим, Пикассо – один из самых дорогих художников в мире и его творение может принести музею неплохие дивиденды. Совет директоров музея считает, что им не удастся обеспечить надлежащие условия хранения для столь ценного произведения искусства. В результате «Сидящую женщину в красной шляпе» оценили в 30–40 млн долларов и в ближайшее время выставят на продажу.

versia.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *