Содержание

тяжёлый атомный, корабль, проект 1114, экипаж, технические характеристики (ТТХ), применение

Если символом военно-морского могущества США после Второй Мировой войны стали тяжёлые авианосцы, то в Советском Союзе ситуация была сложнее. Ни старые артиллерийские крейсера, ни новые ракетные, на роль главной ударной силы флота не претендовали. Только в начале 70-х годов началось строительство кораблей, подобных которым не было ни в одном флоте мира.

Ими стали тяжёлые ракетные крейсера с ядерной силовой установкой проекта 1144 «Орлан». Однако чаще всего их называют по имени головного – классом «Киров». Большинство «Орланов» прослужили недолго и стали своеобразным воплощением тяжелого положения флота в 90-е годы.

Первый «Киров»

Сергей Киров, разумеется, не был флотоводцем, но в молодом СССР выбор знаменитых имён, которыми не стыдно назвать военный корабль, был невелик.

Крейсер Киров первый

Однако предыдущий боевой «Киров» смог покрыть это имя заслуженной славой. Это был лёгкий крейсер, построенный во второй половине 30-х по проекту, приобретённому в Италии.

Вооружённый девятью орудиями калибра 180 мм, он участвовал в обороне Таллинна, а после перехода в Кронштадт до конца войны вёл обстрел немецких сил, блокирующих Ленинград.

За выполнение задач крейсер наградили орденом Красного Знамени – отныне он официально именовался «краснознамённым».

«Киров» прослужил на Балтийском флоте до конца 50-х, а уже в 1961 году вернулся в строй в качестве учебного корабля.

Долгая служба подошла к концу в 1974 году – крейсер разделали на металл, и до наших дней от него сохранились только две башни главного калибра с пушками.

Но, когда старый крейсер выводили из списков флота, уже был заложен новый «Киров» — атомный, ракетный.

Проект «Орлан»

Первые корабли-атомоходы начали строиться в 50-х годах. В СССР спустили на воду атомный ледокол «Ленин», в США – грузопассажирское судно «Саванна». Достаточно быстро началось строительство атомных субмарин – того класса, где преимущества реакторов многократно перекрывали недостатки. Сложнее обстояло дело с надводными кораблями.

Советские конструкторы решили, что сложность и дороговизна ядерного судна будут оправданы не только его автономностью, но и высокими боевыми качествами.

Изначально оснащать атомоход всем возможным вооружением не предполагалось – наоборот, «обязанности» должны были разделить крейсер проекта 1165 и противолодочный корабль проекта 1144. Один нёс ударное противокорабельное вооружение, второй обеспечивал его противолодочную оборону.

Затем решили, что строить по два корабля, не способные эффективно действовать друг без друга, нерационально. Постановили усилить проект 1144 ударным вооружением, и первый «Орлан» был заложен под обозначением «атомный противолодочный крейсер».

Крейсер киров

В июне 1977 года – за несколько месяцев до спуска головного крейсера на воду – классификация снова изменилась. Крейсер «набрал» такое количество вооружения, что противолодочные функции стали лишь одной из многих его задач, и официально считался теперь просто «тяжёлым ракетным крейсером». Флот принял «Киров» в последние дни 1980 года. Предполагалось построить пять кораблей проекта, но до 1991 года не успели достроить даже четвёртый, а строительство пятого отменили.

Конструкция

Атомный ракетный крейсер «Киров» имеет пятипалубный корпус с «клиперским» форштевнем и традиционными для советских кораблей крупными мачтами в виде пирамид.

Грани надстроек и мачт ради снижения радарной заметности выполнялись скошенными.

Внешне крейсер выделяет очень длинный полубак, в котором размещаются шахты ракетных установок. В бульбообразном носу поместили антенну гидроакустического комплекса. В конструкции предусмотрено, что необычно для ракетных кораблей того времени, бронирование – защита жизненно важных узлов доходит до 100 мм.

Крейсер Киров схема

Главная силовая установка – два водо-водяных двухконтурных реактора, есть резервные паровые котлы, для которых в фок-мачте есть дымоходы. При передвижении на резервных котлах «Киров» может развить до 17 узлов – примерно половину максимальной скорости.

Вооружение

Главным оружием всех «Орланов» стали тяжёлые противокорабельные ракеты «Гранит». Эти крылатые ракеты могли оснащаться ядерной боевой частью и поражать любой корабль противника на дальностях свыше 600 км. Комплекс «Гранит» стал единственной системой вооружения, которая оставалась неизменной на всех кораблях проекта. Все остальные могли существенно отличаться.

В качестве основного средства противовоздушной обороны был выбран комплекс «Форт».

Это морская версия знаменитого ЗРК С-300, способная перехватывать даже баллистические ракеты. К моменту вступления «Кирова» в строй система ещё не была готова, и флоту он был сдан без «Форта». Первые три «Орлана» имелись по две пусковые установки, а на «Петре Великом» вторую точку заменили на установку для запуска модернизированных ракет «Форт-М».

Для самозащиты от «близколетящих» ракет и самолётов использовались зенитные ракеты «Оса», унифицированные с армейскими. Усовершенствованный ЗРК «Кинжал», более подходящий для флотской службы, успели установить только на «Пётр Великий».

Киров крейсер

Артиллерия «Кирова» оказалась уникальной среди всех «Орланов». В кормовой части крейсера разместили две артустановки АК-100, калибра 100 мм. Пушки комплектовались осколочно-фугасными снарядами и зенитными (с радиовзрывателями). Уже на следующем корабле эти орудия заменили одной двухпушечной установкой АК-130 с орудиями калибра 130 мм.

Малокалиберную зенитную артиллерию ближнего радиуса действия составили восемь установок с шестиствольными автоматическими пушками калибра 30 мм. На последнем корабле их заменили ракетно-артиллерийскими установками «Кортик».

Противолодочное вооружение «Кирова» тоже было разнообразным: ракето-торпеды «Метель», два пятитрубных торпедных аппарата, три реактивных бомбомёта.

Уже на следующем корабле – «Фрунзе» — использовались ракето-торпеды «Водопад», которые запускались из штатных торпедных аппаратов, не требуя отдельной пусковой установки. Бомбомёты РБУ-6000, начиная с третьего корабля – «Калинина» — заменили на РБУ-12000. Авиационное вооружение представлено тремя противоодочными вертолётами Ка-27, ангар для которых разместили под палубой.

История службы

Атомный ракетный крейсер «Киров», вступив в строй, обосновался на Северном флоте. Он считался полноправным «наследником» крейсера, сражавшегося с нацистами, ему перешли награды предшественника и звание краснознамённого. При вручении ордена и флага присутствовали ветераны экипажа первого «Кирова». Корабль исправно нёс службу, участвовал в учениях, а в 1983 году впервые вышел в боевой поход в Средиземноморье. В 1989 году принял участие в операции по спасению субмарины «Комсомолец».

Киров первый поход

Именно в этом походе на крейсере произошла авария, последствия которой сыграли в его судьбе отрицательную роль. Поломка редуктора, усугубленная затем проблемами с энергетической установкой, привела к тому, что с 1990 года тяжёлый крейсер в море не выходил, ожидая ремонта. Сорвалось и второе боевое дежурство «Кирова» в Средиземном море.

Вместо ремонта «дождались» развала Советского Союза и отсутствия средств на любой ремонт. Все «Орланы», кроме находящегося в достройке «Юрия Андропова», зачислили в резерв. В 1992 году крейсера переименовали, присвоив им имена флотоводцев. Крейсер «Киров» стал «Адмиралом Ушаковым», а «Фрунзе» и «Калинин» — «Адмиралами» «Лазаревым» и «Нахимовым».

Причём «Киров» переименовали только формально, а литеры с прежним названием даже не закрасили.

Недостроенный «Андропов» стал «Петром Великим» и ему повезло больше всех «систершипов». В условиях экономического кризиса «Петра Великого» удалось достроить и ввести в строй, сделав флагманом Северного флота. «Адмирал Ушаков», активно прослуживший всего десять лет, и даже «Нахимов», вступивший в строй только в 1988 году, ветшали в резерве без должного ухода. Кроме того, выяснилось, что крейсера проекта 1164 по боевым возможностям уступают «Орланам» не так сильно, а в эксплуатации гораздо проще и дешевле.

В 1999 году объявили о начале ремонтных работ на «Ушакове», ожидалось проведение модернизации. Фактически работы так и не начались, и в 2002 году крейсер вывели из состава флота, вернув ему при этом имя «Киров». Здесь стоит оговориться, что в СССР нередко переименовывали продаваемые на слом корабли, во избежание публикаций типа «Россию» продали на металл». Первое десятилетие нового века крейсер провёл в отстое. За него пытались бороться.

Крейсеры

Ветераны крейсера обращались в правительство с просьбами спасти «Киров», символизирующий престиж флота – им отвечали, что атомоход вернут в списки флота и модернизируют. На практике же было принято окончательное постановление об утилизации корабля. В 2016 году начали выгрузку топлива из реакторов. Демонтажа ожидает и «Адмирал Лазарев», пробывший в строю всего пять лет. Вероятно, что после модернизации вступит в строй «Адмирал Нахимов».

Технические характеристики

Атомные крейсера проекта 1144 прямых аналогов не имели и не имеют. В американском флоте просто не было кораблей, перед которыми бы ставились аналогичные задачи.

«Орланы» должны были служить флагманскими кораблями, возглавлять соединения, прикрывать другие корабли от атак с воздуха и из-под воды, наконец, действовать самостоятельно.

Уникальность подтверждает и то, что в англоязычных источниках «Орланы» официально считаются линейными крейсерами – кроме них, ни один современный корабль к этому классу не причисляли. В США были построены четыре атомных ракетных крейсера типа «Вирджиния», но и по размерам, и по боевым возможностям они уступали советским.

Крейсер Киров рисунок

Другой возможный «аналог» «Кирова», как ни странно, модернизированные в 80-е годы линкоры типа «Айова». Во всяком случае, их расконсервация была прямо связана с постройкой советских кораблей, и они должны были служить флагманами особых соединений, так называемых «Battleship Battle Groups».

 «Киров»USS VirginiaUSS Iowa
Длина, метров250179270
Водоизмещение, тонн258601166658400
Скорость хода, узлов313335
Ракетное вооружение20 ПУ ПКР «Гранит», 2 ПУ ЗРК «Форт», 2 ПУ ЗРК «Оса», 2 универсальные ПУ Мк26, 2 ПУ ПКР «Гарпун», 2 ПУ КР «Томагавк»4 ПУ ПКР «Гарпун», 8 ПУ КР «Томагавк»
Артиллерийское вооружение2 х 100 мм пушечные установки, 8 х 30мм зенитных автоматов АК-6302 х 127мм пушечные установки, 2 х 20мм зенитных автомата «Фаланкс», 2 х 25мм автоматические пушки, 6 х 12,7мм пулемётовх 3 406мм пушечные установки, 12 х 2 127мм пушечные установки, 4 х 20мм зенитных автомата «Фаланкс»
Противолодочное вооружениеПУ ПЛРК «Метель», 2 х РБУ-1000, 1 х РБУ-600, 2 х 533мм торпедных аппарата, 3 противолодочных вертолёта4 х 324мм торпедных аппарата, 3 противолодочных вертолёта
Численность экипажа, человек8098091800

Крейсера «Вирджиния», в отличие от «Кирова», предназначались для сопровождения авианосцев. Их роль в ударной группе, прежде всего, обеспечивать противовоздушную и противолодочную защиту с помощью ракет «Стандарт» и противолодочных ракет ASROC. Пусковые установки крылатых ракет «Томагавк» для обеспечения ударных возможностей был добавлены позже. Корабли достаточно быстро списали, сочтя их эксплуатацию слишком невыгодной.

Киров в порту

Сравнивать современные корабли с заложенными ещё до Второй Мировой воде бы некорректно, но сразу бросается в глаза, что зенитное и противолодочное вооружение модернизированных линкоров сводилось к «средствам самообороны». Задачи по прикрытию эскадры на них не возлагались – наоборот, это корабли ударной группы должны были прикрывать флагман.

Разумеется, артиллерийское вооружение «Айов» было несравнимо мощнее. Большой вес брони сильно увеличивал водоизмещение старых кораблей, а артиллерийские системы требовали большого количества обслуги.

Тяжёлые крейсера проекта «Орлан» оказались крайне мощными, защищёнными и универсальными кораблями.

Все реально имевшиеся недостатки кораблей были не просчётами конструкторов, а следствием проблем, существующих в самом государстве. Вины «Кирова» в том, что адмиралы не очень точно представляли, как его надо использовать, нет.

И тем более корабль не виноват в том, что страна уже к 1990 году с трудом изыскивала средства на его содержание. Хорошо, что хотя бы один корабль уникального класса удалось сохранить в боеготовом состоянии. И жаль, что головной «Киров», совершив всего один боевой поход, буквально сгнил в отстое.

Видео

Киров (крейсер) - это... Что такое Киров (крейсер)?

У этого термина существуют и другие значения, см. Киров.
«Киров»
Служба: Naval Ensign of the Soviet Union.svg СССР
Класс и тип судна Лёгкий крейсер
Изготовитель Завод № 189
Строительство начато 22 октября 1935 года
Спущен на воду 30 ноября 1936 года
Введен в эксплуатацию 26 сентября 1938 года
Выведен из состава флота 22 февраля 1974 года
Статус разобран на металл
Основные характеристики
Водоизмещение 7880 т стандартное
8590 т нормальное
9436 т полное
Длина 191,3 м
Ширина 17,7 м
Высота 10,1 м
Осадка 5,27 м
Бронирование Борт, нижняя палуба и траверсы — 50 мм,
боевая рубка — 100—150 мм,
башни ГК — 50 мм
Двигатели Два турбозубчатых агрегата, шесть водотрубных котлов
Мощность 113 500 л.с. (83,5 МВт)
Скорость хода 35,9 узла (66,5 км/ч)
Дальность плавания 3750 миль
Автономность плавания 20 суток
Экипаж при вступлении в строй 692 человек; по штату — 44 офицера, 124 старшины и 566 краснофлотцев — всего 734 человека
Вооружение
Артиллерия 3 × 3 × 180/57-мм орудий в башнях МК-3-180;
8 × 1 × 100/56-мм универсальных орудий в башенных щитах
Зенитная артиллерия 4 × 12,7-мм зенитных пулемёта ДШК;
6 × 45-мм зенитных полуавтомата 21-К
Минно-торпедное вооружение 2 × 3-трубных 533-мм торпедных аппарата 39-Ю;
164 мины;
глубинные бомбы: 20 ББ-1 и 30 БМ-1
Авиационная группа 2 КОР-1, 1 катапульта К-12 («Хейнкель»)

Киров — Советский легкий артиллерийский крейсер проекта 26. Спущен на воду 30 ноября 1936 года. Исключен из состава флота в 1974 году.

Артиллерийский крейсер «Киров»

История

Строился по модернизированому проекту «Раймондо Монтекукколи». Полный пакет технических документов на крейсер был приобретен советской стороной у итальянской фирмы «Ансальдо», главным конструктором проекта 26 был назначен Анатолий Иоасафович Маслов.

А.И. Маслов - главный конструктор крейсера «Киров»

Строительство было начато по Постановлению Совета Труда и Обороны от 11 июля 1934 года № 58сс.

Корпус крейсера был заложен на Ленинградском заводе имени С. Орджоникидзе (с опозданием на 4 месяца). Присутствовали — Калинин и наморси В. М. Орлов. Главный строитель — военинженер 2 ранга Н. В. Григорьев. При строительстве обозначение крейсера — «заказ № 269».

7 августа 1937 года под заводским флагом совершил первый выход в море (из Кронштадта по «Маркизовой луже»).

В ходе испытаний произошли множественные аварии, и были выявлены недоделки. Григорьева арестовали и вскоре расстреляли. Главным строителем назначили В. Л. Бродского (в этом же году был арестован). В 1938 году, во время торпедных стрельб, одна из учебных торпед, сделав циркуляцию, ударила крейсер в борт, в результате чего был отстранен, а затем арестован председатель комиссии по приемке корабля А. К. Векман.

25 сентября 1938 года комиссией под председательством капитана 2 ранга Д. Д. Долина, был подписан акт о приемке.

Корпус был изготовлен клепаным методом из стали двух марок — марганцевистой (наружная обшивка, второе дно, главные переборки, верхняя палуба и ее набор и другие несущие конструкции), и обыкновенной углеро­дистой (сталь 3) — для оконечностей и второсте­пенных конструкций. Сис­тема набора — смешанная: в средней части (61—219 шп.) преимущественно продольная, с длиной шпации 750 мм; в оконечностях — поперечная, со шпацией 500 мм. Корпус разделен на 19 главных водонепроницаемых отсеков с таким расчетом, чтобы корабль остался на плаву при затоплении любых трех.

Naval Ensign of the Soviet Union.svg Первоначальный силуэт крейсера «Киров»

Боевое использование

15 октября 1939 г. прибыл в Таллин. 22 октября прибыл в Лиепаю, которая стала для него базой до конца советско-финской войны. В этой войне крейсер провел одну боевую операцию — 1 декабря 1939 года вышел в море для обстрела финской береговой батареи на острове Руссарэ, не имея кораблей прикрытия и сведений о расположении минных полей. Чудом корабль избежал попадания на минное поле. При обстреле батареи было выпущено 35 снарядов (повреждены пристань, казарма, маяк, сама батарея не пострадала). В ответ финны выпустили 15 снарядов и по их данным добились попаданий в крейсер (советскими историками попадания в корабль не подтверждаются).

Осенью 1940 года ушел в Кронштадт на ремонт и замену лейнеров.

В мае 1941 года перешел в Таллин. 14 июня перебазировался в Усть-Двинск.

22 июня 1941 года находился на рейде Риги. Участвовал в обороне Таллина: с 22 по 27 августа произвел 36 стрельб по войскам противника, в ответ по кораблю выпущено до 500 снарядов и сброшено 326 бомб немецкой авиацией. На рейде Таллина крейсер получил одно попадание немецкого крупного снаряда в корму, погибло 9 членов экипажа, 30 получили ранения. В обороне Таллина участие крейсера Киров с его 180-мм орудиями позволило, наконец, закрепиться на линии обороны отступавшим из Прибалтики войсками и на значительное время задержать немецкое наступление на Ленинград.

В таллинском переходе шёл как флагман отряда главных сил (командуюший — вице-адмирал В. Ф. Трибуц). Силами прикрытия командовал контр-адмирал Ю. А. Пантелеев, арьергардом — контр-адмирал Ю. Ф. Ралль. Их задачей было прикрывать крейсер. На крейсере эвакуировались Военный совет КБФ, члены правительства Эстонии, ценности эстонского государственного банка и Краснознаменное знамя Балтийского флота. Все транспорты, вспомогательные суда и другие боевые корабли были сведены в 4 конвоя. Опасаясь обвинений в паникёрстве, командование флота не провело предварительного протраления маршрута перехода и не определило границы минного поля. Во время перехода не делалось попыток обвеховать протраленный фарватер.

Вначале перехода транспорты шли 7-ми узловым ходом, а боевые корабли −12 узловым, но и на этой скорости параваны не действовали. Наутро крейсер оторвался от конвоя и пошёл 27-узлвым ходом, благополучно прибыв в Кронштадт 29 сентября. При переходе корабль подвергся атакам 32-х самолётов, на него сброшено 80 бомб, попаданий не было. Зенитчики корабля сбили и повредили несколько самолётов врага.

Оставшиеся без защиты главными силами конвоя корабли и суда подвергались бомбардировке с воздуха и гибли на своих и немецких минах. Срезанные параванами и не уничтоженные мины стали причиной гибели некоторых кораблей конвоя. На переходе погибло 16 кораблей КБФ и 34 транспорта с войсками, ранеными и гражданскими лицами.[1]; « Вся поверхность Финского залива до острова Гогланд предcтавляет собой огромное сплошное пятно мазута, в котором плавают обломки и трупы.» — так сообщал 30 сентября 1941 в 07:10 пилот немецкого разведывательного самолёта ZX-40.

Гражданских лиц на судах никто не регистрировал и не считал. По оценкам их было около 15 000.Рапорты командиров кораблей и капитанов судов были засекречены, а затем по решению командования — уничтожены. По оценкам погибло не менее 18 000 человек, шедших на 66 погибших единицах боевого, вспомогательного и торгового флота.[2]

30 августа 1941 года, приказом Наркома ВМФ крейсер передан как флагман в состав эскадры под командованием вице-адмирала В. П. Дрозда. Затем крейсер вёл артиллерийской огонь из Кронштадта по наступавшему противнику, выпущено свыше 500 снарядов. Почти ежедневно корабль подвергался атакам авиации врага, получил несколько попаданий авиабомб (небольшого калибра), на корабле погибло 3 и ранено 12 моряков. Зенитчики сбили 3 самолёта врага. Затем, с 4 сентября находился в Ленинграде, откуда с позиции на Неве продолжал вести огонь по врагу.

В результате проводимых немцами операций «Айсштосс» и «Гёц фон Берлихинген» в апреле — мае 1942 года крейсер получил 4 прямых бомбовых и одно артиллерийское попадание (не считая близких разрывов). Возник сильный пожар, в том числе в артиллерийских погребах, часть из которых пришлось затопить во избежание взрыва. Были повреждены многие надстройки, запасной командный пункт корабля, часть помещений и трубопроводов. На крейсере погибло 86 человек, 46 было ранено.

«

27 февраля 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых задач командования в борьбе против немецко-фашистских захватчиков и проявленное мужесто и отвагу личным составом, крейсер «Киров» награжден орденом Красного Знамени.

»
» Орден Красного Знамени

Артиллерия крейсера участвовала в Ленинградско-Новгородской операции в январе 1944 года. В июне 1944 года с позиции в Ленинградском торговом порту крейсер произвел свои последние залпы в войне по «линии Маннергейма» в ходе Выборгско-Петрозаводской операции.

Послевоенная служба

17 октября 1945 года, недалеко от Кронштадта, подорвался на оставшейся с войны донной магнитной мине, получил значительные повреждения, имелись жертвы в составе экипажа.

С ноября 1949 года по апрель 1953 года ремонт и модернизация на заводе № 194.

100-мм универсальные установки Б-34 заменили на Б-34УСМ, имевшие дистанционное наведение,. Вместо малокалиберной зенитной артиллерии были установлены 9 спаренных 37-мм установок В-11. Заменено радиооборудование. Была переделана носовая надстройка и фок-мачта. Грот мачту перенесли и установили перед второй дымовой трубой. Стоимость выполненных работ — около 200 млн руб (в ценах того времени).

29 апреля 1958 года выведен из боевого состава и поставлен на отстой в Кронштадте.

Крейсер «Киров» на Неве в день ВМФ. Фото 1965 года

6 сентября 1960 года расконсервирован и передан в состав ЛенВМБ, 3 августа 1961 года переквалифицирован в учебный корабль.

До 1974 года крейсер-ветеран регулярно совершал походы с курсантами по Балтийскому морю, неоднократно посещал порты Польши и ГДР. После исключения корабля из списков флота две его носовые артиллерийские башни были установлены в Ленинграде в качестве памятника кораблю-защитнику города.

  • 1937 — капитан 1-го ранга Н. Э. Фельдман
  • 1941—декабрь 1942 — капитан 1-го ранга М. Г. Сухоруков
  • декабрь 1942—январь 1945 — капитан 1-го ранга С. Д. Солоухин
  • с января 1945 — капитан 2-го ранга М. Д. Осадчий
  • 1956 — капитан 1-го ранга П. И. Сидоренко
  • 1971 — капитан 1-го ранга В. П. Макаров
  • 1974 — капитан 2-го ранга Гильманов

См. также

  1. История военно-морского искусства. Учебник для высших военно-морских училищ. М.: Военное издательство министерства обороны СССР. 1969.
  2. Бунич И. Л. Балтийская трагедия. Дилогия. Катастрофа. СПб. «Облик».1966 ISBN 5-85976-019-1; Агония. СПб."Облик".1996. ISBN 5-85976-017-5

Киров — Global wiki. Wargaming.net

Киров

12345678910

Киров

12345678910

Модули

Доступное снаряжение

 Слот 1  Аварийная команда
 Слот 2  Гидроакустический поиск3
 Слот 3  Корректировщик огня4 Истребитель3

Возможные модернизации

Боевая эффективность

Выбор оптимальной конфигурации

Примеры установки модернизаций:

Для Кирова доступен набор модернизаций в 3-х слотах:

0

Артиллерийская

1

Альтернативная
  • В первом — «Основное вооружение Мод. 1».
  • Во втором — «Система борьбы за живучесть Мод. 1».
  • В третьем — в зависимости от билда «Системы наведения Мод. 1» или «ПВО Модификация 1».

Примеры изучения навыков:

0

ОЧКИ СТОЙКОСТЬ АТАКА ПОДДЕРЖКА СМЕКАЛКА

1

2

3

4

1

ОЧКИ СТОЙКОСТЬ АТАКА ПОДДЕРЖКА СМЕКАЛКА

1

2

3

4

2

ОЧКИ СТОЙКОСТЬ АТАКА ПОДДЕРЖКА СМЕКАЛКА

1

2

3

4

Снаряжение:

Доступные камуфляжи

Для увеличения опыта за бой, свободного опыта за бой и т.д. можно использовать соответствующие типы стандартного (Тип 6 или Тип 59) или акционного камуфляжа.

0

Стандартный камуфляж — Тип 1

Бонусы: пятнистая окраска, которая снижает заметность корабля на 3%.
Стоимость: 7500 Кредиты.

Примечание: камуфляж приобретается на один бой.

1

Стандартный камуфляж — Тип 2

Бонусы: полосатая волнистая окраска, которая увеличивает рассеивание снарядов противника на 4%.
Стоимость: 7500 Кредиты.

Примечание: камуфляж приобретается на один бой.

2

Стандартный камуфляж — Тип 5

Бонусы:

  • -3% к заметности с кораблей;
  • +4% к максимальному рассеиванию снарядов противника, ведущего огонь по вашему кораблю.

Стоимость: 22500 Кредиты.

Примечание: Этот камуфляж приобретается на один бой.

Выбор флажных сигналов

Командиру будут полезны следующие флажные сигналы:

  • Juliet Charlie. Сигнал, обязательный для использования на любом корабле с орудиями главного калибра, так как детонация - обычное дело.
  • Victor Lima. Добавим +0,5% к шансу пожара на корабле противника.
  • India X-Ray. Еще +0,5% к шансу пожара (что в сумме с Victor Lima даёт +1%).
  • Sierra Mike. В том случае, если 35,5 узлов мало - можно разогнать на +5% до 37,3 узлов.
  • November Foxtrot. Уменьшим время перезарядки снаряжения на -5%.
  • November Echo Setteseven. На +10% увеличим средний урон в секунду установок ПВО.


Дополнить этот перечень можно сигналами на свободный или опыт командиру, дополнительные кредиты или снижение стоимости обслуживания.

Справочные материалы

Галерея скриншотов

  • Кредиты

    «Киров» — Крейсер V уровня ветки СССР в версии 0.5.4.1.

  • Кредиты

    ТТХ «Кирова» в версии 0.5.4.1.

  • «Киров» в версии 0.5.11

  • «Киров» в версии 0.5.11

  • «Киров» в версии 0.5.11

Ссылки

 Корабли СССР

Героические корабли Великой Отечественной [Гвардейские и Краснознаменные] / Арсенал-Инфо.рф

Краснознаменный крейсер «Киров»

Крейсер «Киров», 1939 г.

Крейсер «Киров», 1939 г.

Водоизмещение стандартное 7880 т, нормальное — 8545, полное — 9436 т. Длина 191,0 м, ширина 17,66, осадка 6,15 м; мощность механизмов 113 тыс. л.с., скорость хода максимальная 36 уз, экономическая — 18 уз, дальность плавания 3750 миль (экономическим ходом). Вооружение: 9 — 180-мм, 6 — 100-мм, 6 — 45-мм орудий (в 1943 г. число 100-мм орудий было доведено до 8, а 37-мм — до 10, 45-мм орудия были сняты), 4 — 12,7-мм пулемета, 2 трехтрубных 533-мм торпедных аппарата, 4 бомбомета БМБ-1, 2 бомбосбрасывателя, 26 больших и 40 малых глубинных бомб. На палубу принимал до 100 мин «КБ». Имелась катапульта и 2 самолета «КОР». Бронирование корпуса и башен ГК — 50-мм, боевой рубки — 100-150-мм. Экипаж 872 человека.

Заложен 22 октября 1935 г на заводе № 189 (Балтийский завод) по пр. 26. Спустили его на воду 30 ноября 1936 г., вступил корабль в строй 26 сентября 1938 г. и вошел в состав КБФ. «Киров» был первым крейсером советской постройки.

«Киров» участвовал в войне с Финляндией. 30 ноября 1939 г. крейсер (командир капитан 1 ранга Н.Э. Фельдман) под флагом командира ОЛС КБФ капитана 1 ранга Б.П. Птохова с эсминцами «Сметливый» и «Стремительный» вышел из Лиепаи. Корабли осматривали транспорты, обнаруженные в северной части Балтийского моря. 1 декабря крейсер обстрелял батарею о-ва Руссарэ.

Затем корабли вернулись в Лиепаю.

Крейсер «Киров», предвоенное фото.

Крейсер «Киров», предвоенное фото.

Начало Великой Отечественной войны «Киров» под командованием капитана 2 ранга (затем капитана 1 ранга) М.Г. Сухорукова встретил на Рижском рейде. На корабле держал свой флаг командир отряда легких сил вице-адмирал В. П. Дрозд.

Днем 22 июня 1941 года корабль вступил в бой, отражая налет фашистской авиации на Ригу и корабли. В 14.10 зенитные орудия крейсера впервые открыли огонь по «Юнкерсам».

Экипаж «Кирова», как и других кораблей, готовился к сражениям с флотом противника. Но крупные немецкие корабли в боевых действиях на Балтике участия не принимали. Фашистское командование рассчитывало, что после захвата советских военно-морских баз и Ленинграда с суши Балтийский флот будет обречен.

Уже 27 июня части вермахта вышли к Западной Двине, началась эвакуация Риги. В тот же день, командующий КБФ дал указание об эвакуации Прибалтийской военно-морской базы. В 18.00 отряд легких сил — «Киров» и пять эсминцев в сопровождении четырех ТКА вышел из Усть-Двинска и после полуночи 28 июня встал на рейде Куйвасте. Противник минировал Ирбенский пролив и устье Финского залива, для траления фарватеров не хватало тральщиков. Свободным от мин оставался пролив Муху-Вяйн, соединяющий Рижский и Финский заливы. Однако глубина его была меньше осадки крейсера, кроме того, еще в 1917 году на фарватере были затоплены старые транспорты, чтобы преградить путь кайзеровскому флоту в Финский залив… Для углубления фарватера, из Палдиски прибыл землечерпательный отряд. Трое суток непрерывно работали земснаряды, баржи и буксиры, углубляя канал до 7 м. В это же время моряки разгружали корабль, чтобы уменьшить осадку. На баржи выгрузили часть боезапаса, топлива, воды и другие грузы всего 300 т. 30 июня в 23.03 «Кирова» снялся с якоря и, ведомый буксирами двинулся по фарватеру. В 13.40 1 июля он завершил проход через углубленный канал пролива Муху-Вяйн, отдал буксиры и пошел 14-уз ходом (скорость отряда ограничивалась скоростью тральщиков, идущих с тралами).

Крейсер «Киров» с эсминцами Отряда легких сил Балтийского флота.

Крейсер «Киров» с эсминцами Отряда легких сил Балтийского флота.

1 июля «Киров» прибыл в главную базу — Таллин. Но недолго столица Эстонии оставалась тылом. 5 августа развернулись бои на дальних подступах к городу. Вскоре противник прорвался к побережью Финского залива восточнее Таллина, отрезав его с суши. Наступавшие на город 4 немецкие дивизии более чем в два раза превосходили по численности силы, его оборонявшие (10-й стрелковый корпус, отряды морской пехоты, рабочие полки). После прорыва танков и мотопехоты противника к главному рубежу обороны Таллина, они оказались в пределах дальности стрельбы морской артиллерии. В 20.55 22 августа 1941 г. «Киров» первым из кораблей, стоявших на Таллинском рейде, открыл огонь по наступающему противнику.

На следующий день в бой вступили другие корабли эскадры и береговые батареи флота. Морская артиллерия помогала сухопутным частям сдерживать натиск фашистских войск, темп их наступления снизился. Но, подтянув к побережью тяжелые орудия, противник начал обстрел акватории базы. 23 августа совместно с лидером «Ленинград», крейсер вел огонь по скоплению немецких танков у переправы через р. Кейла. Было уничтожено и повреждено 12 танков и рассеяно большое скопление пехоты противника.

С 25 августа в связи с усилением артиллерийских обстрелов и налетов авиации противника, корабли снимались с якорей и, следуя на малых ходах и переменными курсами под прикрытием дымовых завес, сбивали пристрелку немецких батарей, продолжая вести огонь. В этот день кораблю пришлось отразить семь массированных налетов авиации, фашисты сбросили около 50 бомб, но ни одна в корабль не попала. В палубу в кормовой оконечности попал 6-дюймовый снаряд. В результате этого в настиле палубы образовалась пробоина, были повреждены трубопроводы, возник пожар в кубрике № 12, на юте загорелись 6 больших глубинных бомб, 9 моряков были убиты, 30 ранены.

За 5 дней по «Кирову» было выпущено более 500 снарядов, самолеты люфтваффе сбросили на него 326 бомб. Благодаря умелому маневрированию и точному огню зенитчиков крейсер не получил прямых попаданий. В период обороны Таллина от разрывов авиабомб и снарядов и вблизи борта корабль получил ряд небольших повреждений. Корпус выдержал испытания, несмотря на близкие разрывы крупных бомб — разошедшихся швов и трещин в корпусе не было. Сам же «Киров» выполнил 36 стрельб, обрушив на противника 235 180-мм снарядов, в среднем по 8 снарядов за стрельбу. Артиллеристы вынуждены были экономить боезапас главного калибра, поскольку на артиллерийских складах главной базы 180-мм снарядов не было.

С получением приказа Ставки об эвакуации Таллина кораблям была поставлена задача — обеспечить ее артиллерийское прикрытие. Наши сухопутные части вечером 27 августа начали посадку на транспорты. Орудия кораблей в это время вели отсечной заградительный огонь — настолько мощный и точный, что неприятель даже не пытался проникнуть в район гаваней вслед за отходящими частями прикрытия. Прикрывая отход войск «Киров» выпустил 45 снарядов главного калибра. Отражая атаки авиации противника, зенитчики крейсера израсходовали 224 100-мм и 590 45-мм снарядов.

Корабли флота, обеспечивавшие переход конвоев были сведены в три отряда. «Киров» был включен в состав отряда главных сил. На корабле находились Военный совет КБФ и Краснознаменное знамя Балтийского флота, а также правительство Эстонии. На крейсер были погружены ценности Госбанка Эстонии.

К 23.00 27 августа корабли вышли на рейд к островам Нейссар и Аэгна, продолжая вести артиллерийский огонь по наступающим войскам противника. Первоначально планировалось начать вывод кораблей и транспортов в море в ночь с 27 на 28 августа, чтобы самый опасный участок перехода у м. Юминда форсировать в светлое время суток. Но разыгравшийся семибалльный шторм сорвал этот план, и движение конвоев началось только после полудня 28 августа.

Около 16.00 корабли отряда главных сил снялись с якорей и начали движение на восток. «Киров» шел под флагом командующего флотом В.Ф. Трибуца. На участке от о-ва Аэгна до м. Юминда корабли и суда неоднократно подвергались атакам авиации противника и артиллерийскому обстрелу батарей с м. Юминда. Зенитная артиллерия отражала атаки авиации, а главный калибр крейсера вел огонь по батарее противника. 100-мм батарея отразила атаку ТКА противника. Но главной была минная опасность. Именно «рогатая смерть» явилась причиной гибели 15 боевых кораблей и 30 транспортов.

К востоку от о-ва Кери корабли и суда вошли в район плотных минных заграждений противника (с 11 июля по 28 августа к северо-западу, северу и северо- востоку от м. Юминда немцами было выставлено более 2500 мин и минных защитников). Только за полчаса наблюдатели «Кирова» обнаружили впереди корабля 5 мин. Своими параванами-охранителями крейсер захватил две мины. Чтобы избежать неминуемого взрыва тросы параванов были срезаны автогеном. В 22.45, когда основная часть кораблей и судов прошла плотное минное заграждение, командующий флотом отдал приказание всем кораблям и судам встать на якорь к северу от острова Вайндло.

29 августа в 5.40 отряд главных сил снялся с якоря и продолжил движение. На переходе от острова Вайндло до Кронштадта минная обстановка была несложной и не вызвала гибели кораблей и судов. Основной опасностью на этом участке стала вражеская авиация. На переходе от о-ва Родшер до о-ва Гогланд авиация противника группами по 5-10 самолетов непрерывно бомбила корабли и суда. Авиационное прикрытие перехода не было организовано. Первая пара истребителей появилась над кораблями лишь в 8.45 мин. В дальнейшем в воздух была поднята вся свободная истребительная авиация. Во время Таллинского перехода крейсер отразил атаки 32 самолетов, ни одна из более 80 бомб, сброшенных на корабль, не достигла цели.

В 16.30 29 августа «Киров» бросил якорь на Кронштадтском рейде. 30 августа буксиры ввели крейсер в Лесную гавань и поставили у стенки. Корабль был включен в систему артиллерийской обороны Ленинграда. В тот же день приказом Наркома ВМФ ОЛС КБФ был расформирован, а его корабли переданы в состав эскадры, командующим которой был назначен вице-адмирал В.П. Дрозд. До конца войны «Киров» был флагманским кораблем эскадры КБФ. В ночь с 3 на 4 сентября крейсер вел огонь по войскам противника на Карельском перешейке, выпустив 85 снарядов главного калибра. С 4 по 6 сентября крейсер выполнил более 30 стрельб, своим огнем помогая частям 23-й армии остановить противника на приморском участке, на рубеже реки Сестра.

«Киров» принимал участие в отражении сентябрьского штурма противника. 7 сентября крейсер вел огонь по южному берегу залива в районе Ораниенбаума, а 8-го совместно с линкором «Октябрьская революция», обстреливал войска противника в районе Дятлицы, Кипень.

Корабельная артиллерия наносила серьезный урон наступающим немецким частям. И тогда немцы бросили на корабли и Кронштадт авиацию. Десятки бомбардировщиков волна за волной совершали налеты на гавани и рейды. Если в Таллине корабль мог маневрировать на рейде, уклоняясь от атак авиации, то в Кронштадте он стоял в гавани с холодными машинами. Зенитное вооружение крейсера было усилено: с него сняли три 45-мм орудия и установили пять 37-мм автоматов. 19 сентября, впервые после Таллинского перехода, зенитная артиллерия крейсера открыла огонь по самолетам противника. 21 сентября авиацией противника было совершено три массированных налета на Кронштадт, бомбы упали вблизи корабля, зенитчиками был сбит Ju-87. 22 сентября противнику удалось прорваться к берегу залива в районе Урицка, и к авиации присоединилась и артиллерия. 22 и 23 сентября продолжались налеты на Кронштадт, основной целью фашистской авиации были корабли.

23 сентября 100-мм орудия крейсера выпустили 693 дистанционные гранаты — свыше 115 на орудие, 45- мм пушки 827 и 37-мм автоматы 370 снарядов. В результате был сбит один Ju-87. В этот день в 14.30 во время авианалета корабль получил два прямых попадания. Одна бомба попала в палубу полубака правого борта на 110 шп. и взорвалась при прохождении через каюты начсостава. Вторая, пробив верхнюю палубу в районе 100 шп. упала на нижнюю броневую палубу и не взорвалась. Погибли 3 моряка, 12 — ранены. Возник пожар, но его удалось быстро ликвидировать. После отбоя тревоги в одной из кают была обнаружена неразорвавшаяся авиабомба. Матросы открыли иллюминатор и выбросили бомбу за борт.

В результате попадания бомб и снарядов, а также от близких разрывов с 21 по 24 сентября 1941 г. корабль получил множество повреждений, которые не снизили его боеспособность. За время нахождения «Кирова» в Кронштадте его орудия главного калибра выпустили около 500 снарядов, зенитчики сбили три и повредили 12 самолетов противника.

В связи с регулярными обстрелами рейдов и гаваней Кронштадта военный совет КБФ принял решение перебазировать крупные корабли в Ленинград. В ночь с 23 на 24 сентября «Киров» перешел в Ленинград и встал к стенке завода № 194. Заводские цеха ограничивали сектора обстрела главного калибра, поэтому крейсер перевели к правому берегу Невы у 19-й линии Васильевского острова.

Крейсер «Киров» на Неве, зима 1941/42 г.

Крейсер «Киров» на Неве, зима 1941/42 г.

В ноябре 1941 г. в командование кораблем вступил капитан 1 ранга С.Д. Солоухин.

В связи с замерзанием Финского залива, крейсер в числе других кораблей был привлечен к обороне Ленинграда с морского направления. Из личного состава был сформирован стрелковый батальон. 18 декабря крейсеру была установлена оперативная готовность на зимний период — 6 суток, корабль должен был иметь в готовности одну башню главного калибра. 28 декабря все корабли, стоявшие на Неве и ее притоках, были сведены в группы, крейсер вошел в группу № 1а. В декабре 1941 г., когда большинство кораблей КБФ были переведены на угольное и дровяное отопление, «Киров» одним из немногих был оставлен на нефтяном отоплении. Для сохранения тепла в помещениях палуба была покрыта толстым слоем шлака, над люками и у дверей надстроек построены тамбуры.

В суровую блокадную зиму 1941/42 года экипаж совместно с рабочими завода № 189 (Балтийский завод) ремонтировал корабль, устраняя повреждения.

28 марта 1942 года немецко-фашистское командование отдало приказ о начале операции «Айсштосс» («Ледовый удар»). Оно рассчитывало уничтожить вмерзшие в лед Невы корабли комбинированным ударом осадной артиллерии и бомбардировочной авиации. Для участия в операции были выделены осадная артиллерия 18-й армии и 1-й авиакорпус.

4 апреля при массированном налете на Ленинград на крейсер было сброшено 10 бомб, из которых 9 разорвались вблизи борта, а одна попала в корабль в районе 273 шп., пробила две палубы, борт и разорвалась уже в воде.

Повреждения, полученные крейсером в результате попадания бомбы 24 апреля 1942 г.

Повреждения, полученные крейсером в результате попадания бомбы 24 апреля 1942 г.

Вышли из строя дальномеры КДП, повреждены две установки 45- и 100- мм, наружная обшивка и палубы получили значительные вмятины. При отражении налета расход зенитного боеприпаса крейсеров составил: 207 100-мм, 390 45-мм, 650 37- мм снарядов и 1500 12,7 мм патронов. В ночь на 5 апреля противником была предпринята вторая попытка нанести удар по кораблям. Но к городу смогли прорваться лишь 8 самолетов. Повреждения, полученные во время налета, устранялись личным составом с помощью завода № 189.

«Киров» ведет огонь по противнику с позиции на Неве, зима 1941/42 г.

«Киров» ведет огонь по противнику с позиции на Неве, зима 1941/42 г.

24 апреля 1942 г. фашистская авиация нанесла третий массированный удар по кораблям, во время которого «Киров» получил прямые попадания трех авиабомб и одного 6-ти дюймового снаряда. В 14.00 три бомбы попали в район кормовой трубы. Возник пожар в отделении вспомогательных котлов и других помещениях в надстройке, начал рваться боезапас. Горевший боезапас выбрасывался за борт, причем были случаи, когда снаряды рвались в руках личного состава. В 14.46 пожар был полностью ликвидирован. Были разрушены кормовые: ходовая рубка, ходовой и сигнальный мостики. Разрушены вся средняя надстройка от 140 до 180 шп. на верхней палубе и помещения под ней на нижней (броневой) палубе. Разрушена кормовая труба с дымоходами до бронепалубы, «ноги» грот-мачты, кормовая часть катапульты, кормовая стрела, шлюпбалки, камбуз. Разбиты фундаменты шести 100 мм орудий и двух автоматов средней группы.

Требуют замены пять 100 мм орудий Б-34 и два автомата 70-К, поврежден дальномер КДП и выведен из строя 1,5 м дальномер на кормовом мостике. Разбиты все приборы торпедной стрельбы и повреждены трубы правого торпедного аппарата.

Потери личного состава составили 86 убитых и 46 раненых. Из зенитных средств на крейсере остались только по три 45- и 37- мм орудий и пулеметы.

«Киров» на Неве в годы войны.

«Киров» на Неве в годы войны.

В ночь с 24 на 25 апреля буксиры перевели «Киров» за мост Лейтенанта Шмидта к набережной Красного флота. На место крейсера поставили старое учебное судно «Свирь». На следующее утро «юнкерсы» вновь появились над бывшей стоянкой крейсера и потопили «Свирь». По приказу начальника штаба КБФ на середине Невы между мостами Лейтенанта Шмидта и Республиканским были установлены бочки, стоя на которых «Киров» мог вести огонь главным калибром. Переход на огневую позицию с помощью буксиров не должен был занимать более двух часов после поступления приказа.

Ремонт корабля занял два месяца и включал изготовление кожуха второй дымовой трубы, кормовой надстройки и ЗКП, установку новых универсальных орудий. Вместо трехногой грот-мачты поставили легкую, одинарную. Катапульту сняли, освободив место под зенитки. Зенитное вооружение крейсера было усилено: вместо шести установили восемь 100-мм орудий, вместо катапульты — три 37-мм автомата, 45-мм пушки на кормовой надстройке заменили 37-мм автоматами, число которых было доведено до 12, установили дополнительно два счетверенных 12,7-мм пулемета «Виккерс».

В конце июня 1942 г. «Киров» перевели к правому берегу Невы к Университетской набережной. В 1943 г. верхняя палуба крейсера была покрыта броневыми плитами толщиной 35 мм в два слоя. Общий вес плит составил 270 т.

Родина высоко оценила участие «Кирова» в обороне Таллина и Ленинграда.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 февраля 1943 г. «за образцовое выполнение экипажем боевых заданий командования и проявленные при этом мужество и отвагу» крейсер «Киров» первым среди надводных кораблей КБФ был награжден орденом Красного Знамени.

В июне и июле 1943 г. «Киров» выполнил две стрельбы по батареям противника.

В январе 1944 года началась операция по разгрому немецких войск под Ленинградом — событие, которого так ждали жители блокадного города, моряки Балтфлота и воины, защищавшие Ленинград.

«Киров» совместно с другими кораблями эскадры был включен во вторую артиллерийскую группу под командованием вице-адмирала Ю.Ф. Ралля (держал флаг на крейсере). Утром 19 января буксиры взломали невский лед, крейсер вышел на середину реки и стал на якорь напротив Академии художеств (Университетской набережной). Он открыл огонь, обстреливая узлы дорог, живую силу и технику в районе Копорское — Коврово — Зайцево — Телези, поддерживал наступление 42-й армии, подавляя и разрушая узлы сопротивления противника.

«Киров» ведет огонь по противнику с позиции на Неве, 7 июля 1944 г.

«Киров» ведет огонь по противнику с позиции на Неве, 7 июля 1944 г.

Было выпущено 72 снаряда главного калибра. На следующий день корабль вел огонь по району Тайцы и София. К исходу 20 января войска Ленинградского фронта овладели Урицком. Вечером 27 января загремели зенитные орудия крейсера.

Впервые за годы войны, они стреляли холостыми, салютуя в честь великой победы под Ленинградом.

В июне 1944 года «Киров», заняв огневую позицию в Ленинградском торговом порту, огнем главного калибра разрушал доты и дзоты «линии Маннергейма», обеспечивая наступление войск Ленинградского фронта на выборгском направлении. Это были последние боевые залпы крейсера. С января 1945 г. крейсером командовал капитан 2 ранга М.Д. Осадчий.

Всего за годы Великой Отечественной войны на крейсер было совершено 24 налета авиации, в которых участвовали 347 Ju-88 и Ju-87.

В мае 1945 г. «Киров» перешел в Кронштадт. Спустя полгода после окончания войны, 16 октября 1945 г. крейсер чуть было не погиб, в результате взрыва немецкой донной магнитной мины типа «С» с весом заряда взрывчатого вещества 700 кг ТГА (910 кг тротила) на расстоянии 20 м от днища в районе носовой башни. Грамотные, самоотверженные действия экипажа и помощь спасателей предотвратили катастрофу. Корабль был удержан на плаву, доведен до Кронштадта и поставлен в док. После завершения капитального ремонта «Киров» длительное время находился в строю.

3 августа 1961 г. он был переклассифицирован в учебный крейсер. В качестве флагманского корабля «Киров» участвовал в командно-штабных учениях «Север» (июль 1968 г.) и маневрах «Океан» (апрель — май 1970 г.). В составе отрядов кораблей «Киров» ходил с визитами в Гдыню (7-10 июля 1965 и 25–27 июня 1970 г.) и Стокгольм (3–7 июля 1967 г.). Где бы ни базировался крейсер, на праздничные парады он всегда приходил на Неву в Ленинград.

«Киров» на Неве, 1969 г.

«Киров» на Неве, 1969 г.

22 февраля 1974 г. крейсер был исключен из состава ВМФ и передан для разборки на металл.

Крейсер «Киров». 100 великих кораблей

Крейсер «Киров»

11 октября 1935 г. в Ленинграде состоялась официальная закладка крейсера «Киров», строительство которого велось по «проекту 26». Это был первый крупный боевой корабль, заложенный в нашей стране после Октябрьской революции и вполне естественно, что ему уделялось особое внимание со стороны начальства всех уровней. Справедливости ради надо признать, что проектирование корабля велось на основе итальянского опыта – в качестве прототипа избрали строившийся для фашистского флота фирмой «Ансальдо» легкий крейсер «Эудженио ди Савойя». Именно для него первоначально предназначалась главная энергетическая установка советского крейсера, поставленная итальянцами в нашу страну.

«Киров»

Строительство «Кирова» велось ударными темпами, рабочие и инженеры не жалели сил, немалую помощь оказали (естественно, за хорошие деньги!) итальянские специалисты. В результате корабль спустили на воду уже 30 октября 1936 г. Достройка на плаву также шла быстро и 7 августа 1937 г. первенец советского крейсеростроения вышел в море.

Но дальше начались сплошные проблемы. Приемная комиссия по результатам испытаний отметила, что имеется «…большое количество недоделанных работ». Из-за борьбы с недоделками и выявленными в процессе испытаний недостатками «Киров» весной 1939 г. не удалось отправить на открытие Международной нью-йоркской выставки. Естественно, при проектировании и постройке первого после революции крупного корабля не обошлось без ошибок. «Киров» на испытаниях не смог развить заданную скорость, неудачными оказались его 180 мм орудия главного калибра (они имели слишком малую живучесть), которые пришлось заменять еще до начала Великой Отечественной. Из-за сложностей с башенными установками значительно меньше запланированной оказалась скорострельность. Явной ошибкой проектировщиков впоследствии признали слабость броневой защиты.

Тем не менее к началу войны с Финляндией крейсер находился в строю и принял участие в боевых действиях. 1 декабря 1939 г. он обстрелял финскую береговую батарею на острове Руссарэ. Финны открыли ответный огонь. Хотя кораблю удалось избежать боевых повреждений, недобросовестные историки нередко описывают «трагический эпизод», когда во время обстрела вражеской береговой батареи наш корабль получил попадание тяжелым снарядом и понес большие потери в людях…

На самом деле огонь вражеской батареи оказался как нельзя кстати: ранее проложенный курс вел советский крейсер на финское минное заграждение. Но после того, как рядом с кораблем разорвались крупнокалиберные снаряды, его командир изменил курс и избежал опасности.

«Киров», встретивший войну в Усть-Двинске, уже днем 22 июня 1941 г. впервые открыл огонь по немецким самолетам. Быстрое продвижение вражеских сухопутных войск сделало неизбежным оставление Риги, и «Киров» получил приказ уходить в Таллин, в то время являвшийся главной базой Краснознаменного Балтийского флота. Из Рижского залива в Финский вел пролив Моонзунд, но его глубина оказалась меньше осадки крейсера. Пришлось выгружать с него все, что только возможно (топливо, боезапас и т. д., всего более 300 т), а на фарватере в проливе срочно вести дноуглубительные работы. Несмотря на все трудности, 1 июля «Киров» прибыл в Таллин.

Но уже в начале августа немцы вышли на дальние подступы к этому городу. Балтийские моряки активно участвовали в обороне базы, 22 августа в активные действия включилась артиллерия «Кирова», его орудия открыли огонь по рвавшимся к Таллину вражеским войскам. Морские артиллеристы сильно досаждали противнику, который бросил против наших кораблей авиацию и подтянул к городу тяжелую артиллерию. Авиабомб советскому крейсеру избежать удалось, но попадание снарядом среднего калибра он все же получил. Хотя повреждения оказались не слишком серьезными, погибли девять моряков, еще 30 получили ранения.

Во время трагического Таллинского перехода (28 августа 1941 г.) на «Кирове» находился командующий флотом, Краснознаменное знамя флота, правительство Советской Эстонии. Крейсер буквально чудом избежал подрыва на минах, его неоднократно атаковали германские самолеты. Но интенсивный зенитный огонь срывал их атаки, ни одна бомба не упала ближе 100 м от крейсера. 30 августа буксиры ввели его на Кронштадтский рейд, а уже 4 сентября он открыл огонь по наступающим на Ленинград войскам противника. Вскоре немцы, почувствовавшие на себе мощь корабельной артиллерии, предприняли несколько налетов для уничтожения наших кораблей. Хотя зенитчики «Кирова» смогли сбить как минимум два бомбардировщика, 23 сентября пилоты люфтваффе добились в него двух попаданий. К счастью, одна из бомб не вызвала серьезных повреждений, а вторая и вовсе не взорвалась. Но все же крейсер пострадал, в том числе и от близких разрывов, и 24 сентября «Киров» перешел в Ленинград. Ему требовался ремонт, провести который в отрезанном от Большой земли городе оказалось очень непросто. Тем не менее в условиях блокадной зимы корабль был отремонтирован.

В марте 1942 г. немецкое командование решило нанести по стоявшим в Ленинграде кораблям Балтфлота мощный удар силами авиации. Для операции «Айсштосс» немцы выделили значительные силы; летчиков предполагалось поддержать огнем тяжелых осадных орудий. 4 апреля во время массированного налета несколько бомб разорвалось рядом с «Кировым», а одна попала ему в кормовую часть. Но корабль сохранил боеспособность.

Куда хуже ему пришлось 24 апреля, когда немцы устроили очередной массированный налет. На сей раз в «Киров» попали три вражеские бомбы и артиллерийский снаряд. В результате вышли из строя вся 100 мм батарея и несколько зенитных автоматов, произошел взрыв части зенитного боезапаса, оказались искорежены надстройка, вторая дымовая труба и основание мачты и т. д. Погибли 78 моряков, еще 46 получили ранения. В ночь на 25 апреля буксиры увели крейсер на новое место стоянки, а на его прежнем месте поставили непригодное к службе учебное судно «Свирь». Во время нового налета оно было потоплено, «Кирову» же пришлось долго ремонтироваться. В ходе ремонта было усилено зенитное вооружение, демонтировано все авиационное оборудование, проведен еще ряд работ.

В 1943 г. «Киров» был удостоен высокой награды – ордена Красного Знамени. Высокое звание Краснознаменного моряки корабля подтвердили во время разгрома вражеских войск под Ленинградом в январе 1944 г. А в июне того же года крейсер провел свою последнюю боевую стрельбу, обрушив огонь на позиции врага на Карельском перешейке.

Но самое тяжелое испытание выпало кораблю уже после окончания войны. Днем 17 октября 1945 г. во время выхода на учебные стрельбы он недалеко от Кронштадта подорвался на неконтактной мине. Корпус корабля получил серьезные повреждения, вышли из строя многие механизмы, крейсер потерял ход. Спасательные работы оказались весьма непростыми, в их ходе даже погиб один буксир. Ремонт продолжался почти до конца января 1946 г. Еще спустя три года он встал на капитальный ремонт и модернизацию, работы продолжались до весны 1953 г.

В 1958 г. заслуженный корабль вывели из боевого состава, а в 1961 г. ввели в строй в качестве учебного крейсера. В этом качестве он служил до февраля 1974 г., когда был исключен из состава флота. Впоследствии корабль разобрали на металл, а две его носовые 180 мм башни были установлены на площади Балтфлота на Васильевском острове в Ленинграде. Там они находятся и сегодня.

Крейсер «Киров» имел следующие характеристики. В 1944 г. водоизмещение корабля составляло 7885—9440 т. главные размерения, м: 191,3 ? 17,7 ? 7,2. Скорость наибольшая (на испытаниях) 35,94 узлов. Дальность плавания экономическим ходом, 3750 миль. Артиллерийское вооружение к началу войны: 3 ? 3 180 мм, 6 100 мм, 6 45 мм орудий. К 1944 г.: 3 ? 3 180 мм, 8 100 мм, 10 37 мм орудий; крупнокалиберные пулеметы. Торпедное вооружение 2 ? 3—533 мм торпедных аппарата; крейсер также имел бомбометы и бомбосбрасыватели (боекомплект – 66 глубинных бомб) и мог принимать на палубу до 100 мин. Авиационное оборудование (снятое в годы войны) включало катапульту К-12 фирмы «Хейнкель» и два гидросамолета КОР-1. Броня: пояс – 50 мм, башни – 50 мм, средняя палуба – 50 мм. Экипаж – 872 человек, из них 57 офицеров.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Киров (легкий крейсер проекта 26/26бис)

Крейсера проекта 26, 26-бис «Киров»
Модель крейсера из Морского музея Санкт-Петербурга
Основная информация
Тип лёгкий артиллерийский крейсер
Государство флага Союз Советских Социалистических Республик СССР
Введён в эксплуатацию 26 сентября 1938
Выведен из состава флота 1974
Параметры
Тоннаж 7700 т.
Длина 191,1 м
Ширина 17,7 м
Высота 10,1
Осадка 5,27 м
Бронирование Борт, нижняя палуба и траверсы (50 мм), боевая рубка (100-150 мм), башни (50-70 мм)
Технические данные
Силовая установка Два турбозубчатых агрегата, шесть водотрубных котлов
Мощность 126 500 л. с.
Скорость 37 узлов
Автономность плавания 3000 миль
Экипаж 671 человек
Вооружение
Артиллерия 3 × 3 × 180/57-мм орудий в башнях М-3-180;
8 ×1 × 100/56-мм универсальных орудий в башенных щитах
Торпедно-минное вооружение 2 × 3-трубных 533-мм торпедных аппарата; 164 мины
Зенитное вооружение 4 × 12,7-мм зенитных пулемёта; 6 × 45-мм зенитных автомата
Авиация 2 КОР-2, 1 катапульта


Крейсера проекта 26(бис) «Киров» — серия советских лёгких артиллерийских крейсеров времён Второй мировой войны.

История создания

В конце 1930 года специальная комиссия под руководством начальника Технического управления УВМС РККА А. К. Сивкова в Италии вела переговоры о приобретении для СССР ряда военных кораблей разных типов, в том числе и легких крейсеров. Начальник Морских сил РККА В. М. Орлов проявлял наибольший интерес к легким скоростным крейсерам типа «Кондотьери» (итал. Condottieri).

Поскольку итальянцы отказывались продать готовый крейсер, в январе 1932 года В. М. Орлов обратился к наркомвоенмору К. Е. Ворошилову с предложением либо заказать крейсер на итальянском заводе для последующего копирования, либо строить крейсера на советских заводах с помощью итальянских специалистов. В феврале 1932 года В. М. Орлов выразил уверенность, что вместо модернизации и перевооружения крейсеров дореволюционных проектов следует строить новые корабли, соответствующие современным техническим и военным требованиям.

15 апреля 1932 года В. М. Орлов утвер­дил подписанное начальником Учебно-строевого управления ВМС Э. С. Панцержанским оператив­но-тактическое задание на разработку про­екта легкого крейсера, предназначенного для обес­печения боевых действий подводных лодок у своих баз и в море, разведки и поддерж­ки разведки и атак эсминцев, атаки (отра­жения) десанта противника и обеспечения своих тактических десантов, участия в ком­бинированном ударе сил флота по против­нику в море, боя с крейсерами противни­ка. Согласно ОТЗ, крейсер должен был иметь четыре 180-мм орудия (в двух двухорудийных башнях на носу и корме), четыре 100-мм универсальных и четыре 45-мм зенитных орудия, четыре 12,7-мм пулемета, два трехтрубных торпедных аппа­рата, четыре двухместных истребителя ДИ-6 на двух катапультах; максимальную скорость хода 37—38 узлов, дальность плавания эконо­мическим ходом 3000-3600 миль и стандартное водоизмеще­ние не более 6000 т. Был предусмотрен и вариант с тремя двухорудийными башнями — две на носу и одна на корме.

Предэскизное проектирование было поручено кораблестроительной секции Научно-технического комитета (НТК) под руководством Ю. А. Шиманского.

Летом 1932 года комиссия ВМС и «Союзверфи» при участии главного инжене­ра ЦКБС-1 В. А. Никитина подписала с фирмой «Ансальдо» договор о предостав­лении советской стороне одного комплекта энергетической установки и вспомогательных механизмов крейсера типа «Раймондо Монтекукколи» (увеличенный тип "Кондотьери") с теоретическим чертежом. Согласно договору итальянская сторона также брала на себя консультации по проектированию и техническую помощь в организации ста­пельных работ и производстве котлов, турбин и вспомогательных механизмов.

Предварительные расчеты, выполненные в 1932—1933 годах НИВК ВМС, подтвердили возможность установки шести 180-мм орудий в трех башнях при увеличении стан­дартного водоизмещении до 6500 тонн и сокращении количества носимых самолетов до двух КР-2. Бро­нирование корпуса рассчитывалось, исходя из требования обеспечить защиту от попадания 152-мм снаряда на дистанции 85—115 кабельтовых и курсовых углах 0 — 50° и 130—180°.

19 марта 1933 года В. М. Орлов утвердил «Тактическое задание на легкий крейсер с механизмами (турбинами) итальян­ского крейсера «Монтекукколи» мощностью 106—120 тыс. л. с". 20 апреля 1933 года Орлов утвердил эскизный проект крейсера. 8 мая Управление ВМС заключило с ЦКБС-1 (ЦКБ-17) договор на разработ­ку технического проекта. Руководителем проекта был назначен начальник корпусного отде­ла бюро А.И.Маслов. Главным наблюдающим от ВМС был назначен В. П. Благовещенский. Проекту был присвоен номер 26.

За основу проекта был принят теоретический чертеж крейсера «Эудженио ди Савойя», еще более крупного, чем «Монтекукколи», для которого изначально и пред­назначалась закупленная в Италии ГЭУ.

5 октября 1934 года на совещании в АНИМИ инженер Ленинградского металли­ческого завода А. А. Флоренский, руководивший разработкой башен главного калибра, предложил установить в каждой башне ГК по три орудия в одной качающейся части, что должно было увеличить массу каждой башни на 30 тонн. 5 ноября предложение было утверждено, и проект был соответствующим образом скорректирован. Помимо изменения вооружения, расположения артпогребов и бронирования были изменены кормовые обводы корпуса и конструкция форштевня (с учетом установки противоминных параванов), а кормовая оконечность вместо крейсерской получи­ла транцевую форму. В отличие поперечной системы набора, применявшейся в первоначальном итальянском проекте, корпус советского крейсера решили строить по смешанной системе: в средней части использовалась продольная система со шпацией рамных шпангоутов 750 мм, а в оконечностях — поперечная, со шпацией 500 мм. Непо­топляемость обеспечивалась при затоплении трех любых смежных отсеков.

Главные турбозубчатые аг­регаты (ГТЗА) были модифицированы с целью увеличеня мощности. По предварительным рас­четам ожидалось, что при водоизме­щении около 7700 тонн крейсер разовьет на испытаниях не менее 37 узлов при форсировке турбин до 126 500 л. с.

29 октября 1934 года проект был утвержден СТО.

Конструкция

Вооружение крейсера составляли девять 180-мм орудий Б-1-П в трех башнях МК-3-180, расположенных в диаметральной плоскости (носовые одна над дру­гой), шесть 100-мм универсальных орудий Б-34БМ в палуб­ных установках, шесть 45-мм зенитных полуавтоматов, четыре 12,7-мм пулемета ДШК, два трехтрубных торпедных аппарата 39-Ю калибра 533 мм, два гидросамолета-разведчика КОР-1 с ката­пультой типа «Хенкель», 164 якорных мины образца 1912 года или 100 якорных мин КБ-1, 2 бомбомёта БМБ-1 с боезапасом в 20 больших и 30 малых глубинных бомб.

Союз Советских Социалистических Республик

Крейсер "Киров"

Во время Великой Отечественной войны было решено усилить зенитное вооружение. 45-мм полуавтоматы были заменены 10-15 37-мм автоматами 70К, число пулемётов ДШК было доведено до 12.

Управление огнём артиллерии ГК осуществлялось системой ПУС «Молния», которая включала центральный автомат стрельбы, визиры центральной наводки, три 6-метровых стереодальномера ДМ-6 (в КДП на фок-мачте) и по одному такому же дальномеру в каждой башне главного калибра.

Управление стрельбой 100-мм орудий осуществлялось системой МПУАЗО «Горизонт», состоявшей из стабилизированных по углу крена постов наводки с 3-метровыми дальномерами типа ДМ-3.

Зенитная артиллерия ближнего боя специальной системы управления огнём не имела. Целеуказание осуществлялось командирами батарей.

Средства обнаружения подводных лодок состояли из шумопеленгаторной станции «Арктур». Радиовооружение системы «Блокада-2» включало 5 передатчиков, 17 приёмников и 2 радиостанции. Маскировку обеспечивали паронефтяная дымоаппаратура ДА-1, химическая — ДА-2 и запас дымовых шашек.

Бортовой броневой пояс шириной 3,4 метра, длиной 121 метр и толщиной 50 мм. Бронирование, траверзов, барбетов и палубы — 50 мм; крыша и лоб башни ГК — 70 мм, боковые и задние стенки башни ГК — 50 мм; стенки боевой рубки — 150 мм, крыша боевой рубки — 50 мм; рулевое и румпельное отделения — 30 мм; посты наводки торпедных аппаратов — 14 мм; КДП главного калибра — 8 мм; стабилизированные посты наводки и щиты 100-мм орудий — 7 мм. Броня гомогенная.

Скорость хода при водоизмещении 7700 т — 37 узлов, дальность плавания экономическим ходом (18 уз.) — 3000 миль.

Стандартное водоизмещение 7170 т, нормаль­ное — 7700 т и полное — 8800 т, наибольшая длина — 191 м, ширина без брони — 17,56, высота борта на миделе —10,1, осадка при нормальном водоизмещении — 5,27 м. Корпус имел полубачную архитектуру и разделялся на 19 водонепроницаемых отсеков. С 61 по 224 шпангоуты дно было двойным.

Главная энергетическая установ­ка состояла из двух ГТЗА по 55 000 л.с. (при частоте вращения гребного винта 290 об/мин) с тремя турбинами переднего и двумя турбинами заднего хода каждый и шести водотрубных котлов типа Ярроу-Норман с параметрами пара 325 °C, 23 атм. Электрооборудование корабля работало на постоянном токе напряжением 230 В и снабжалось электроэнергией от четырёх турбогенераторов и двух дизель-генераторов мощностью по 165 кВт каждый. На стоянке турбогенераторы питались паром от двух вспомогательных котлов, помещённых в кормовой надстройке.

Нормальный запас топлива составлял 640 тонн, полный — 1280 тонн мазута.

Штат экипажа мирного времени составлял 54 офицера, 148 старшин и 532 краснофлотца. Офицеры и старшины команд помещались в каютах, а краснофлотцы в одиннадцати кубриках с трехъярусными койками. На крейсерах был оборудован клуб с киноустановкой, бани, душевые, механическая прачечная, парикмахерская, лазарет и амбулатория.

Для того, чтобы уложиться требования технического задания по водоизмеще­нию пришлось отказаться от кормовой группы артилле­рийских постов орудий главного калибра и запасных торпед, уменьшить бое­запас 100-мм пушек, облегчить конструкцию фок-мачты. В виде эксперимента кормо­вую ходовую рубку, ряд второстепенных переборок и выгородок, сходных и вентиляционных шахт выполнили из дюралюминия. Тем не менее, испытания головного корабля вы­явили 890-тонную перегрузку.

Проект 26бис

Союз Советских Социалистических Республик

Начиная с третьего корабля серии, «Максим Горький», крейсера строились по измененному проекту 26бис. Основные изменения коснулись архитектуры носовой надстройки — четырехногая фок-мачта была заменена башнеобразной, чтобы обеспечить круговой обзор из боевой рубки, снизить вибрацию расположенного на мачте КДП, уменьшить силуэт крейсера и увеличить зону обстрела 100-мм орудий в носовых углах. Кроме того, были установлены более совершенные системы приборов управления стрельбой главного калибра «Молния-АЦ» и морских приборов управления артиллерийским зенитным огнём «Горизонт-2». В систему МПУАЗО входило два расположенных побортно стабилизированных визирных поста (СВП). Стабилизация осуществлялась по углу крена, что повышало результативность стрельбы по воздушным целям.

Броневая защита борта была увеличена до 70 мм. Для увеличения дальности плавания полный запас топлива довели до 1310 тонн при некотором уменьшении запаса бензина для самолётов. Были установлены катапульты типа ЗК-1Б.

Построенные крейсера проекта 26(бис)

Ссылки

Примечания

  1. До 3 августа 1957 года «Молотов»
  2. Сначала назывался «Каганович», с 1945 года — «Лазарь Каганович». Переименован в «Петропавловск» 3 августа 1957 года

Wikimedia Foundation. 2010.

Крейсеры проекта 26 и 26-бис. Часть 1. Генезис


Корабли проектов 26 и 26-бис. Первые крейсера советского флота, заложенные в СССР. Грациозные красавцы, в чьих силуэтах легко угадываются стремительные очертания итальянской школы… Казалось, уж об этих-то кораблях нам должно быть известно практически все: они строились в нашей стране, все архивные документы должны быть под рукой. Тем не менее, среди всех крейсеров российского императорского и советского флота, наверное, нет кораблей, которые удостаивались бы столь противоречивых оценок, как крейсера типа «Киров» и «Максим Горький». Конкурировать с ними в этом вопросе могут разве что советские атомные крейсера, по странному совпадению также являющиеся крейсерами типа «Киров». Удивительно, но факт: даже классификация кораблей проекта 26 и 26-бис до сих пор является предметом дискуссий.

В ВМФ СССР эти крейсера числились легкими, и советская историография, как и большая часть современных публикаций, также относит эти корабли к подклассу легких крейсеров. Действительно, «если что-то плавает, как утка, крякает как утка и выглядит как утка, то это утка и есть»: проекты 26 и 26-бис не только именовались легкими крейсерами, они создавались на базе проекта легкого итальянского крейсера, а размеры и прочие основные характеристики, за исключением главного калибра, вполне соответствовали данному классу кораблей. Были в мировой практике легкие крейсера и побольше, были лучше защищенные или более быстроходные, но немало было таких, которые уступали по этим характеристикам советским крейсерам. Единственное отличие «Кирова» и «Максима Горького» от иностранных кораблей данного класса заключается в том, что калибр их орудий на дюйм крупнее, чем это было принято.

Вот на это-то различие и указывают сторонники иной точки зрения: невзирая на все вышесказанное, первенцы советского кораблестроения следует считать не легкими, а тяжелыми крейсерами, поскольку согласно международной классификации любые крейсера с орудиями свыше 155-мм считаются тяжелыми. И это одна из причин полярных оценок наших кораблей. Ведь если сравнивать «Максима Горького» с «Фиджи», «Монтекукколи» или «Лейпцигом», наш крейсер (по крайней мере, на бумаге) очень неплох, но, конечно, на фоне «Хиппера», «Зары» или «Такао» тип 26-бис выглядит бледновато.

В предлагаемом вашему вниманию цикле статей автор попробует разобраться в истории создания крейсеров проекта 26 и 26-бис. Понять, для решения каких задач они проектировались и как определились их тактико-технические характеристики, были ли эти корабли клонами итальянских крейсеров или же следует считать их детищем советских кораблестроителей, каково было качество их постройки, что стало их сильными сторонами и что — слабыми. И, конечно, сравнить советские крейсера с их иностранными аналогами.

История крейсеров проекта 26 и 26-бис началась 15 апреля 1932 года, когда начальник Морских сил РККА В.М. Орлов утвердил подписанное начальником УСУ (учебно-строевое управление, фактически — штаб флота) Э.С. Панцержанским оперативно-тактическое задание на разработку легкого крейсера. Согласно документу, крейсеру вменялось в обязанность:

1. Обеспечение боевых действий подводных лодок у своих баз и в море.
2. Разведка, поддержка разведки и атак эсминцев.
3. Отражение десантов противника и обеспечение своих тактических десантов.
4. Участие в комбинированном ударе сил флота по противнику в море и на позиции.
5. Бой с крейсерами противника.

На этих задачах следует остановиться чуть подробнее. Откуда, к примеру, взялась никогда и нигде не ставившаяся легкому крейсеру задача по обеспечению боевых действий подводных лодок? Крейсера должны были выводить подлодки из базы, действовать совместно с ними, наводить их на неприятеля, и осуществлять управление… Но ведь это же корабли совершенно различных качеств и назначения! Как умудрились советские военморы увязать в одну упряжку «коня и трепетную лань»?

Попробуем разобраться, как такое получилось. Для этого вспомним, что менее двух лет до описываемых событий, в 1930 году инженер А.Н. Асафов предложил идею эскадренной подводной лодки. По его мнению, возможно было построить подводный корабль с надводной скоростью до 23-24 узлов, способный поддержать свою надводную эскадру, атакуя боевые корабли неприятеля. Во времена, когда руководство морскими силами СССР увлекалось развитием «москитного флота», такие идеи были просто обречены на понимание и поддержку «отцов-командиров». Так началась история подводных лодок типа «Правда», три первых (и последних) корабля этой серии как раз и были заложены в мае-декабре 1931 года.

К слову сказать, дорогостоящий эксперимент по созданию эскадренной лодки закончился оглушительным провалом, поскольку попытки сочетать заведомо несочетаемые элементы быстроходного корабля и ПЛ никак не могли стать удачными. Обводы эсминца, требовавшиеся для достижения высокой скорости, совершенно не подходят для подводного плавания, а необходимость обеспечения хорошей мореходности требовала большого запаса плавучести, из-за чего ПЛ стала крайне тяжело погружаться.

Однако не следует винить наших моряков в чрезмерном авантюризме: идея выглядела крайне привлекательной, и попробовать, вероятно, стоило, тем более что подобные попытки предпринимались и другими морскими державами, в том числе и такими как Англия и Франция. Хотя, конечно, в то время ни в одной стране мира попытки создать эскадренную ПЛ не увенчались успехом (к чему-то подобному удалось приблизиться только с появлением атомных энергетических установок, да и то с известными оговорками). Но до тех пор, пока создание эффективной эскадренной ПЛ представлялось возможным, задача по взаимодействию с ними для легкого крейсера выглядела вполне рациональной.

Участие в комбинированном ударе. Здесь все достаточно просто: в начале 30-х годов теория «малой морской войны» еще сохраняла свои позиции. Основное допущение этой теории заключалось в том, что в прибрежных районах такие виды вооружений, как авиация, подводные лодки, торпедные катера вкупе с современной сухопутной артиллерией и минами способны разгромить заведомо превосходящие морские силы противника.

Не вдаваясь в подробности дискуссий сторонников «малой войны» и традиционного флота, замечу, что в тех конкретных экономических условиях, в которых находился СССР на рубеже 30-х годов, о могучем океанском флоте можно было только мечтать. При этом задача обороны собственного побережья стояла весьма остро, так что опора на «москитный флот» как временная мера являлась до известной меры оправданной. И если бы сторонники «малой морской войны» занялись вдумчивым развитием морской авиации, подводных лодок, средств связи, уделяя особое внимание разработке эффективной тактики их применения и практике экипажей (не числом, а умением!), то польза от всего этого была бы не просто несомненна, но колоссальна. К сожалению, развитие отечественных легких сил пошло совсем по иному пути, рассмотрение которого уведет нас от темы статьи слишком далеко.

Комбинированный удар являлся, по сути, высшей формой боя в теории «малой войны». Смысл его заключался в том, чтобы быстро и незаметно для противника сконцентрировать максимум сил в одном месте и нанести неожиданный и сильный удар разнородными силами — авиацией, эсминцами, торпедными катерами, подводными лодками, по возможности — береговой артиллерией и проч. Небольшой нюанс: иногда комбинированный удар называют сосредоточенным, что не совсем верно. Разница между ними заключается в том, что комбинированный удар предполагал одновременную атаку всеми силами, в то время как сосредоточенный удар осуществляется путем последовательного ввода в бой отрядов разного типа. Во всяком случае, наибольшие шансы на успех достигались в прибрежных районах, поскольку именно там возможно было сосредоточить максимум легких сил и обеспечить наилучшие условия для атак береговой авиации. Одним из основных вариантов боевых действий являлся бой на минной позиции, когда противник во время выдвижения к ней ослаблялся действиями подводных лодок, а комбинированный удар наносился во время попыток ее форсирования.

На том этапе своего развития советский флот не собирался идти в мировой океан или даже в отдаленные морские районы — ему просто не с чем это было делать. Основной задачей ВМС РККА на Балтике являлось прикрытие Ленинграда с моря, на Черном море — защита Севастополя и оборона с моря Крыма и Одессы, ну, а на Дальнем Востоке из-за почти полного отсутствия морских сил перед ними и вовсе никаких задач не ставилось.

В этих условиях пункт об участии советских легких крейсеров в комбинированном ударе становился безальтернативным. Разумеется, советские адмиралы желали всячески укрепить легкие силы, которым предстояло выполнять основную задачу флота, но даже будь это не так, никто бы не понял руководство МС РККА, пожелай оно назначить для крейсеров иные задачи. Создавать наисовременнейшие легкие крейсера без возможности использовать их для выполнения важнейшей задачи флота? «Это хуже, чем преступление. Это ошибка».

Правда, тут может возникнуть вопрос: каким именно образом следует использовать легкие крейсера в комбинированном ударе? Ведь очевидно, что любая попытка отправить их в артиллерийский бой против линкоров, линейных или даже тяжелых крейсеров заведомо обречена на неудачу. Автору не удалось найти прямой ответ на этот вопрос, но, по всей видимости, он содержится во втором пункте ОТЗ: «Разведка, поддержание разведки и атак эсминцев».

В те годы разведывательные функции при эскадрах надводных кораблей повсеместно возлагались на легкие крейсера. Авиация предоставляла лишь предварительные данные, но, когда расстояние между готовящимся к противоборству флотами сокращалось до нескольких десятков миль, именно выдвинутые вперед дозоры легких крейсеров должны были обнаружить приближающегося противника, удерживать с ним визуальный контакт и извещать командующего о строе, курсе, скорости главных сил неприятеля. Поэтому легкие крейсера были весьма быстроходны, чтобы не дать тяжелым кораблям противника сблизиться на опасные дистанции, достаточно сильны, чтобы драться на равных с кораблями своего класса, а наличие многочисленной артиллерии среднего калибра (130-155 мм) позволяло им эффективно бороться с вражескими эскадренными миноносцами. Следовало ожидать, что вражеские легкие крейсера первыми обнаружат, и попытаются перехватить советские эсминцы дабы не допустить их до главных сил. Соответственно, задача отечественных крейсеров заключалась в том, чтобы разгромить или отогнать легкие силы неприятеля и вывести лидируемые эсминцы на рубеж атаки тяжелых кораблей. Отсюда, собственно, пункт ОТЗ «Бой с крейсерами противника».

К сожалению, руководители морских сил РККА не стремились к аптекарской точности в формулировках, потому что в противном случае этот пункт наверняка звучал бы как «Бой с легкими крейсерами противника». Такой бой мог происходить в двух ситуациях: во время комбинированного удара по тяжелым кораблям, что было описано выше, или же в ходе атаки вражеских транспортных или десантных конвоев. Советская военно-морская мысль предполагала, что такие конвои будут иметь «двухуровневую» защиту — эсминцы и (максимум) легкие крейсера в непосредственном охранении транспортов и более крупные корабли, такие как тяжелые, или даже линейные крейсера в качестве дальнего прикрытия. В этом случае предполагалось, что советский крейсер должен быстро сблизиться с конвоем, круша его непосредственное охранение артиллерией, атаковать торпедами транспорты и быстро отступить, чтобы не попасть под огонь тяжелых кораблей.

Пункт: «Отражение десантов противника и обеспечение своих тактических десантов» не прибавляет ничего нового к перечисленному выше функционалу советских крейсеров. Очевидно, что тяжелые корабли противника пойдут в советские прибрежные воды только для проведения каких-то важных и крупных операций, скорее всего — десантных, как это было в случае приснопамятной операции «Альбион». Тогда задачей советских морских сил вообще, и крейсеров в частности, будет противодействие таким десантам, путем нанесения комбинированного удара по главным силам противника или же по конвою десантных транспортов.

Какими качествами должен был обладать советский крейсер для соответствия требованиям оперативно-тактического задания?

Во-первых, корабль должен был обладать высокой скоростью, сопоставимой со скоростями эскадренных миноносцев. Только так крейсер мог, не отрываясь от эсминцев, выдвигаться в район нанесения «комбинированного удара» и только он так мог бы лидировать торпедоносные флотилии в бою. При этом советским крейсерам предстояло действовать в условиях подавляющего превосходства неприятельских морских сил и только скорость давала шансы на выживание как в боях у собственного побережья, так и в рейдах на коммуникации противника.

Во-вторых, большая дальность хода для советских легких крейсеров не требовалась, и могла быть принесена в жертву иным характеристикам. Все задачи этого класса кораблей, применительно к советскому флоту, решались в прибрежных районах, либо же в ходе коротких рейдерских «вылазок» по Черному и Балтийскому морям.

В-третьих, артиллерия главного калибра должна быть мощнее, чем у кораблей этого класса и достаточно мощной, чтобы быстро выводить из строя легкие крейсера противника.

В-четвертых, бронирование должно быть достаточно развитым (протяженным по ватерлинии). Необходимость максимальной площади брони объяснялось требованием сохранять высокую скорость, даже подвергаясь интенсивному обстрелу неприятельских легких крейсеров и эсминцев, ведь снаряды последних уже достигали калибра 120-130 мм и при попадании в район ватерлинии могли наделать немалых дел. С другой стороны, увеличивать толщину вертикальной брони для противостояния более мощным, чем 152-мм снарядам, особого смысла не имело. Конечно, защита лишней не бывает, но крейсер не предназначался для боя с тяжелыми кораблями противника, а наращивание вертикальной брони увеличивало водоизмещение, требовало более мощной энергетической установки для обеспечения необходимой скорости и приводило к росту стоимости корабля. А вот горизонтальное бронирование следовало делать максимально мощным, какое только можно будет разместить на крейсере, без ущерба для его скорости и мощи артиллерии, ведь действуя в прибрежных районах, а то и на флангах воюющих армий, опасность налетов вражеской авиации игнорировать было нельзя.

В-пятых, все вышесказанное требовалось уместить в минимальное водоизмещение и стоимость. Нельзя забывать, что начале-середине тридцатых годов возможности военного бюджета и промышленности СССР были еще откровенно невелики.

Предполагалось, что для соответствия всем вышеназванным задачам крейсер должен иметь вооружение 4*180-мм (в двух башнях) 4*100-мм, 4*45-мм, 4*12,7-мм пулемета и два трехтрубных торпедных аппарата, также корабль должен был иметь возможность брать до 100 мин в перегруз. Авиационное вооружение должно было состоять из четырех «бомбардировщиков-торпедоносцев» неизвестной доселе конструкции. Бронирование борта должно было защищать от 152-мм фугасного снаряда на дистанции 85-90 кбт, палубы — от 115 кбт и ближе. Скорость должна была составлять 37-38 узлов, при этом дальность хода устанавливалась весьма незначительная — всего 600 миль полным ходом, что соответствовало 3 000 — 3 600 миль экономическим ходом. Предполагалось, что подобные ТТХ можно получить при водоизмещении крейсера в 6 000 т.

Обращает на себя внимание достаточно странные требования к защите крейсера — если бронепалуба должна была обеспечить едва ли не абсолютную защиту от артиллерии калибра 6 дюймов, то борт должен защищать всего лишь от фугасного 152-мм снаряда и то, практически на предельной для таких орудий дистанции в 85-90 кбт. Сложно понять, с чем это связано: ведь и лидирование эсминцев для сосредоточенного удара, и атака вражеских транспортных конвоев представляли собой вид встречного и скоротечного морского боя, а, следовательно, нужно было ожидать сближения с неприятельскими легкими крейсерами на куда более близкие дистанции нежели 8-9 миль. Возможно, что моряки оказались под впечатлением высоких характеристик 180-мм орудия и рассчитывали быстро сокрушить врага на большой дистанции. Но скорее всего, ответ следует искать именно во встречном характере боев: если корабль идет на противника, то курсовой угол на него относительно невелик и вражеские снаряды будут попадать в борт под очень большим углом, под которым даже бронебойный 152-мм ничего не сможет сделать даже относительно тонкой броне.

Таким образом, изучив ОТЗ и предполагаемые ТТХ советского крейсера мы можем сделать совершенно однозначный вывод: никто не ставил нашему кораблю задачи добиваться успеха в артиллерийском бою с тяжелыми крейсерами противника. Безусловно, крейсер в 6 000 тонн с 4*180-мм орудиями никак не мог противостоять современному на тот момент «вашингтонскому» тяжелому крейсеру с его восемью 203-мм пушками и водоизмещением в 10 000 т и по меньшей мере странно было бы предполагать, что наши моряки этого не понимали. Кроме того, мы видим, что для бронезащиты советского крейсера задачи противостояния 203-мм снарядам ни на каких дистанциях (хотя бы сверхдальних) не ставились. Тяжелые крейсера могли стать объектом атаки для «комбинированного удара» морских сил РККА, но в этом случае задачей советских крейсеров было проложить к ним дорогу своим эсминцам и торпедным катерам, которые и должны были наносить смертельный удар.

Иными словами, в свете тогдашних воззрений, флоту требовался обыкновенный легкий крейсер, за единственным исключением: требования к главному калибру наших кораблей превышали стандартные задания для легких крейсеров. В то время как классическому легкому крейсеру достаточно было не уступать в артиллерии кораблям того же класса других стран, нашим кораблям требовалась большая огневая мощь, достаточная для того, чтобы быстро выводить из строя или даже уничтожать легкие крейсера. Это и понятно: прорываться сквозь заслоны вражеских легких сил требовалось быстро, на сколько-нибудь длительные огневые дуэли времени быть не могло.

Остальные требования: высокая скорость при умеренном водоизмещении, бронировании и дальности хода, во многом совпадали с итальянской концепцией кораблей этого класса. Небольшие, очень быстроходные, прилично вооруженные, хотя и не слишком хорошо бронированные пенители «Mare Nostrum» соответствовали задачам морских сил РККА в куда большей степени, чем легкие крейсера других держав.

Англия, Франция, Германия — все они по большей части строили слабозащищенные корабли почти одинаково вооруженные (8-9 шестидюймовых орудий) и обладавшие весьма умеренной скоростью (32-33 узла). Причем наиболее быстроходные из них (французские «Дюгэ Труэн», 33 уз) вообще не имели палубной и бортовой брони: 25-30 мм бронелистами защищались только башни, погреба и рубка. Еще хуже обстояло дело с заложенным в 1931 году «Эмилем Бертэном» — хотя этот корабль получил аж 20-мм бронепалубу, но его артиллерия не защищалась вовсе — ни башни, ни барбеты. Британские «Линдеры» имели хорошую вертикальную защиту цитадели, состоявшую из 76 мм бронеплит, опиравшихся на 25,4-мм подкладку среднеуглеродистой стали. Но этот бронепояс прикрывал только котельные и машинные отделения, а бронепалуба, барбеты и башни имели всего лишь дюймовую (25,4 мм) бронезащиту, чего, конечно, было совершенно недостаточно. Хотя справедливости ради следует упомянуть о довольно крепкой «коробочной» защите артиллерийских погребов, но в целом «Линдер» выглядел явно недобронированным. Германские «Кельны» располагали более протяженной цитаделью, чем их британские «визави», толщина бронепояса составляла 50 мм (и 10-мм скос за нею), но в остальном — только 20 мм бронепалуба и 20-30 мм брони башен. При этом стандартное водоизмещение этих кораблей составляло 6700-7300 тонн.

Особняком стоят лишь французские крейсера типа «Ла Галиссоньер».

При стандартном вооружении легкого крейсера (9*152-мм орудий в трех башнях) корабли имели чрезвычайно мощное бронирование: прикрывающий машины и погреба боезапаса бронепояс толщиной в 105 мм (утоньшался к нижнему краю до 60 мм). За бронепоясом имелась еще и 20-мм переборка до самого днища корабля, игравшая роль не только противоосколочной, но и противоторпедной защиты. Толщина брони палубы составляла 38 мм, лоб башен — 100 мм, барбеты — 70-95 мм.

На момент закладки «Ла Галиссоньер» являлся самым защищенным легким крейсером, да что там — многие тяжелые крейсера могли завидовать его броне! Однако и цена столь могучей защиты оказалась немалой — французский крейсер имел стандартное водоизмещение 7600 т, а его максимальная скорость должна была составить всего лишь 31 узел, отчего корабли такого типа совершенно не вписывались в концепцию Морских сил РККА.

Иное дело итальянцы. В 1931 году флот дуче пополнился четверкой «Кондотьери» серии «А»: легкими крейсерами «Альберико да Барбиано». Корабли этого типа проектировались как ультимативный ответ Италии на чрезвычайно мощные (пожалуй, мощнейшие в мире) лидеры эсминцев, строившихся во Франции. Интересно, что изначально эти детища итальянских верфей даже не считались крейсерами. Согласно заданию на проектирование эти корабли назывались «37-узловыми скаутами», чуть позже их отнесли к «эсплоратори», т.е. разведчикам — свойственному только итальянцам классу, в котором числились также и большие эскадренные миноносцы. И лишь впоследствии «Кондотьери» были переклассифицированы в легкие крейсера.

Их защита была чрезвычайно слабой, рассчитанной на противодействие французским фугасным 138-мм снарядам. Главный пояс толщиной в 24 мм утончался к оконечностям до 20 мм (в некоторых источниках — 18мм). Надо отметить, что итальянцы применили новаторскую для легкого крейсера систему разнесенного вертикального бронирования, поскольку за главным бронепоясом имелась 20 мм бронепереборка, что давало крейсеру 38-44 мм совокупной толщины вертикальной брони. Но в бою с крейсером толку от этого не было никакого, потому что при подобных «толщинах» оба «бронепояса» пробивались 152-мм снарядами на любой разумной дистанции боя. Бронепалуба и траверзы также имели 20 мм, башни же защищались то ли 22-мм то ли 23-мм бронелистами. В общем, взгляды тех итальянских историков, которые считают корабли типа «Альберико да Барбиано» безбронными крейсерами, весьма недалеки от истины.

Однако, как это ни удивительно, но с позиции защиты среди своих иностранных сверстников итальянские крейсера вовсе не выглядят «белыми воронами» — просто потому что и сверстники эти бронировались из рук вон плохо (не считая «Ла Галиссоньеров», которые были только заложены тогда, когда первые «Кондотьери» уже входили в состав итальянского флота). А в остальном (казалось бы!) «Кондотьери» серии «А» состояли из одних только достоинств. Не уступая в вооружении (8-152-мм пушек), они были почти на полторы тысячи тонн легче самых маленьких иностранных крейсеров — германских «Кельнов» (5280 т против 6650-6730 т) и при этом почти на 10 узлов быстроходнее. Родоначальник серии, «Альберико да Барбиано», смог развить на испытаниях феерические 42,05 узла!

Так стоит ли удивляться, что в 1932 г. В.М. Орлов писал Ворошилову: «Крейсера типа «Кондотьери» следует считать очень подходящим типом легких крейсеров для Морских сил СССР», а незадолго до этого (и даже до выдачи ОТЗ на советские крейсера) СССР пытался приобрести один готовый крейсер этого типа, с тем, чтобы в дальнейшем строить аналогичные корабли на своих верфях? Правда, советские специалисты отметили слабость бронирования итальянских крейсеров, из-за чего «Кондотьери» не в полной мере отвечал ожиданиям руководства МС РККА, но, по всей видимости, желание получить новейший крейсер в кратчайшие сроки перевесило остальные соображения, а для серийного строительства проект можно было бы доработать… К счастью для советского флота, сделка не состоялась — итальянцы отказались продавать один из своих новейших и только что вступивших в строй кораблей.

«Итальянского чуда» не произошло: невозможно на равном уровне технологий строить одинаково мощные и защищенные, но куда более легкие и быстроходные, нежели у конкурентов, корабли. Тем более что технологическую базу Италии с трудом можно считать равной французской или британской. Попытка итальянцев вырваться вперед привела к закономерному финалу: крейсера типа «Альберико да Барбиано» оказались крайне неудачными кораблями, переоблегченными и маломореходными, при этом в повседневной эксплуатации они не могли развивать больше 30-31 узлов. Многие их недостатки были очевидны конструкторам еще до ввода их в строй, поэтому следующая серия «Кондотьери», крейсера типа «Луиджи Кадорна», заложенные в 1930 году, стали «работой над ошибками» — попыткой исправить наиболее вопиющие недостатки без глобальной переработки проекта.

Однако и здесь результат получался весьма далеким от ожидаемого, что опять же стало ясно еще на этапе проектирования — поэтому всего лишь год спустя на итальянских стапелях закипела работа над двумя легкими крейсерами совершенно нового типа.

В этот раз итальянский флот подошел к делу чрезвычайно разумно: задав высокие, но не чрезмерные требования к скорости новых легких крейсеров (37 узлов) и оставив неизменным главный калибр (четыре двухорудийных 152-мм башни), моряки потребовали защиты от 152-мм снарядов, согласившись на связанный с этим рост водоизмещения. Так были спроектированы крейсера «Раймондо Монтекукколи» и «Муцио Аттендоло», в которых скорость, мощь артиллерии и защита соединились весьма гармонично.

При стандартном водоизмещении в 7 431 т (в некоторых источниках — 7 540 т) толщина бронирования борта новых итальянских крейсеров составила 60 мм (и еще 25 — 30 мм продольная переборка за главным броневым поясом), башни — 70 мм, барбеты башен — 50 мм. Неважно выглядели только траверзы (20-40 мм) и палуба (20-30 мм), но в целом такое бронирование представляло собой огромный шаг вперед по сравнению с предыдущими «Кондотьери». Следующая заказанная к постройке пара («Дука д’ Аоста» и «Эудженио ди Савойя») отличалась дальнейшим совершенствованием защиты, за что пришлось заплатить ростом водоизмещения почти на тысячу тонн и падением скорости на пол-узла. Все четыре корабля указанных подтипов были заложены в 1931-1933 гг. и вошли в состав итальянского флота в 1935-1936 гг. и именно этим кораблям суждено было стать «итальянскими корнями» советского крейсера проекта 26.

Однако стоит отметить, что развитие итальянских крейсеров (в железе) и советского корабля (пока еще только на бумаге) в период 1932-33 гг. шло совершенно различными путями. В то время как итальянцы, удовлетворившись огневой мощью, которую давали 8*152-мм орудий сконцентрировались на улучшении защиты, делая это в ущерб такому традиционно важному для их школы кораблестроения параметру, как скорость, советский корабль, получив определенный уровень бронирования, далее эволюционировал в сторону усиления вооружения.

Планируя воспользоваться итальянской энергетической установкой, 19 марта 1933 г. наморси Орлов утверждает «Тактическое задание на легкий крейсер с механизмами (турбинами) итальянского крейсера «Монтекукколи». Бронирование борта и палубы должно было составлять 50 мм, траверзов и барбетов орудий главного калибра — 35-50 мм, башни — 100-50 мм, скорость — 37 узлов, дальность экономическим ходом — 3500 миль. Все эти данные находятся в пределах первоначального ОТЗ от 15-го апреля 1932 года, разве что конкретизированы толщины брони, призванные обеспечить указанный в ОТЗ уровень защиты. А вот состав вооружения начал существенно усиливаться. Так, решено было добавить третью двухорудийную 180-мм башню, доведя число стволов главного калибра до шести, причем даже и этого наморси показалось мало: утвердив новое ТЗ на трехбашенный крейсер с шестью орудиями главного калибра, Орлов тут же приказывает просчитать возможность установки на нем четвертой такой башни. Усиливается и зенитная артиллерия: с четырех до шести увеличилось количество 45-мм зениток и 100-мм пушек, но последних (при невозможности уложиться в заданное водоизмещение) разрешалось оставить четыре. Четверка маловразумительных «бомбардировщиков-торпедоносцев» из проекта исчезла, остались лишь два разведчика КОР-2 при одной катапульте и после всех перечисленных нововведений стандартное водоизмещение должно было увеличиться до 6 500 т.

Интересен консерватизм, проявленный при определении скорости будущего крейсера. Как уже было сказано, советский корабль должен был получить турбины и котлы «Раймондо Монтекукколи», который, имея 7 431 т стандартного водоизмещения, в нормальном грузе должен был развивать 37 узлов. Соответственно, от советского крейсера, чье водоизмещение на тот момент оценивалось почти на тысячу тонн меньше и при той же мощности машин следовало ожидать большей скорости, однако ее установили на уровне итальянского «родственника» — все те же 37 узлов. С чем это связано — неясно, но отметим, что советские конструкторы в данном случае отнюдь не стремились к достижению каких-то рекордных характеристик.

Интересно, что подобная «скромность» практиковалось и в дальнейшем. Наморси Орлов утвердил эскизный проект крейсера водоизмещением в 6 500 тонн 20-го апреля 1933 г. и совершенно очевидно, что для такого корабля вполне подошли бы турбины и теоретический чертеж «Раймондо Монтекукколи». Тем не менее, СССР приобретает в Италии турбины и теоретический чертеж куда более крупного «Эудженио ди Савойя», чье стандартное водоизмещение достигало 8 750 т.

Возможно, моряки опасались, что водоизмещение советского крейсера, по мере совершенствования проекта и дальше полезет вверх? Это было бы вполне разумно: во-первых, корабль все еще «дышал» в эскизах и не было никаких гарантий, что его ТТХ приблизились к окончательным — могли произойти достаточно серьезные изменения по составу вооружения и проч. А во-вторых, одной из проблем при определении водоизмещения корабля было то, что для него не существовало пока многих механизмов, которые еще предстояло разработать, так что сколько-нибудь точных сведений об их массе просто не было и они могли оказаться куда тяжелее, чем сейчас предполагалось.

Таким образом, можно констатировать, что советский крейсер проектировался под специфические задачи морских сил РККА, отнюдь не копируя взгляды итальянского флота. Тем не менее, по совокупности тактико-технических характеристик именно итальянские крейсера типов «Раймондо Монтекукколи» и «Эудженио ди Савойя» оказались наилучшим прототипом для крейсера проекта 26. Насколько крейсера типа «Киров» копировали свой итальянский прототип?

Продолжение следует…

Крейсера типа "Киров" (1936 г.)

ВМФ СССР

"Кировы": легкие 7-дюймовые крейсера итальянского производства

Первыми современными межвоенными крейсерами, построенными в СССР, были крейсеры типа "Киров". Это имя стало еще более известным на пике холодной войны в 1980-х годах с появлением класса гигантских ракетных линейных крейсеров. Были построены три серии пар кораблей с постепенными улучшениями, немного напоминающими итальянский класс Кондотьерри. И они были итальянского дизайна. Введенные в строй до или во время войны, они принимали активное участие в боевых действиях и были списаны в 1960-х и 70-х годах.Они были очень своеобразной конструкции, по сути представляли собой легкие крейсеры с 7-дюймовой артиллерийской установкой.


«Киров» в 1942 г. (куб.см)

Разработка

Первые два крейсера типа «Киров» были заложены в межвоенный период для ВМФ СССР. Если не считать трех, которые Светлана перестроила в 25-30 годах, они были совершенно новыми. В результате из-за отсутствия компетентных инженеров и опыта, хотя советская промышленность не могла спроектировать такое большое и сложное судно, была запрошена иностранная помощь.Они доверились итальянцам, которые в то время пользовались определенным техническим и дизайнерским престижем, усугубляемым многими экспортными успехами.

Был установлен контакт с компанией Ansaldo, отвечающей за класс Condotierri, и было подписано соглашение. Они предоставили для изучения планы своего последнего проекта - крейсера типа «Раймондо Монтекукколи». Они также предоставили инженеров и помощь, чтобы окончательно нарисовать самолеты по советским спецификациям.

Поскольку в то время скорость была всем, итальянцы сосредоточились на ней и пообещали крейсер массой 7200 тонн, вооруженный сначала тремя сдвоенными башнями с российским промежуточным калибром 180 мм (7.1 дюйм). Эта странная концепция заимствована из экспериментальной артиллерии, созданной для предыдущей модели Krazny Kavkaz с одиночными башнями, которая должна была отвечать крейсерам IJN начала 1930-х годов в Тихом океане.

Идея заключалась в том, чтобы иметь немного больший диапазон и силу удара, чем у классического 6-дюймового, но при этом быть немного быстрее, чем у более сильного 8-дюймового. Такая сдвоенная башня была произведена в 1933 году, и главный итальянский конструктор Ansaldo гарантировал скорость 37 узлов в пределах 7200 тонн. Конструктор башни впоследствии заявил, что можно было даже установить три ствола вместо двух, хотя и солидарно.Под впечатлением от этого увеличения огневой мощи Советский комитет утвердил чертежи в ноябре 1934 года как проект 26.


Судостроительная верфь Модель Кирова

Дизайн

Совершенно итальянские по своей конструкции, «Киров» и «Ворошилов» имели еще одну особенность. , их квадратный нос. Первоначальный корпус, как и планировалось, был очень легким (7000 тонн пустого). Это оказалось колоссальной нагрузкой, и в дальнейшем она будет значительно усилена, до 7880 тонн, а на Ворошилове даже 7970 тонн, увеличение на 1/8.Такой перевес стал результатом пересмотра брони. Первоначальное предложение итальянцев было крайне недостаточно защищенным. Крейсер «в олове». С этой доработкой проекта запланированная скорость упала до 36 узлов на Кирове и 34 узла на Ворошилове.

Силовая установка

Советы позаимствовали технику более поздних крейсеров класса Duca d’Aosta на бумаге (номинальная мощность 10 000 л.с.), но изо всех сил пытались разместить их внутри меньшего корпуса. В конце концов моторный отсек оказался ужасно тесным. Это была основная причина того, что строительство Кирова было отложено до 22 октября 1935 года, заложенного на Орджоникидзевском дворе в Ленинграде и Ворошилова в Марти, Николаев, 15 октября 1935 года.

Как и итальянские крейсеры, это была простая двухвальная компоновка машин. Для защиты это были отсеки чередующихся котельных и машинных отделений. Техника для Кирова была доставлена ​​напрямую из Италии (изначально планировалась для Eugenio di Savoia).



Ворошилов в 1941 г.

Ворошиловская техника строилась по тем же планам в Харькове. Эти турбины с редуктором TB-7 оказались более экономичными и обладали большей мощностью, чем оригинальные.Действительно, «Киров» сжигал 0,8 кг (1,8 фунта) мазута на 1 л.с. по сравнению с 623 кг (1,37 фунта) Калинина, и конечный результат составил 113 500 л.с. на валу (84 600 кВт) на испытаниях против 122 500 л.с. (91 300 кВт). На испытаниях Ворошилов разогнался на целый узел больше, но расчетная максимальная скорость составляла 36 узлов (67 км / ч; 41 миль / ч).

Пар под давлением поступал от шести водотрубных котлов типа Ярроу-Норманд, построенных по лицензии. Номинальная производительность составила 106 тонн перегретого пара в час при давлении 25 кг / см2 (2452 кПа; 356 фунтов на кв. Дюйм).Оптимальная рабочая температура составляла 325 ° C (617 ° F). Вал приводил в движение каждый трехлопастной бронзовый пропеллер длиной 4,7 метра (15 футов). Запасы нефти у обоих судов варьировались от 600 до 650 тонн, но при полной загрузке они расходились на уровне 1150 против 1660 тонн и даже 1750 тонн. Продолжительность полета составила 2140 морских миль (Киров), 4220 морских миль и 4860 миль при скорости 18 узлов.

Вооружение

Основное вооружение
Несмотря на впечатляющий на бумаге конечный результат, на самом деле не оправдал ожиданий. В трех трех турелях МК-3-180 с электроприводом грузоподъемностью 236–247 тонн размещались три пушки Б-1-П калибра 57 калибра 180 мм.Они были повязаны на одном и том же животном, поэтому индивидуальный подъем был невозможен. Вся люлька поднята до 48 ° и опущена до -5 °. Конечным результатом стало то, что взрыв ужасно повлиял на их точность. Разброс при одновременной стрельбе был ужасным, а темп стрельбы упал до двух выстрелов в минуту вместо шести, обещанных итальянским инженером.


Кировские башни X&Y потрясающее фото -scr Src wio.ru

Эти орудия Б-1-П стреляли весом 97,55 кг (215.1 фунт) снаряд при начальной скорости 900–920 м / с (3000–3000 футов / с). Дальность составила 38000 м (42000 ярдов). Запас на каждую пушку составлял 100 патронов, то есть всего 900 и даже больше в первоначальном бумажном проекте.

Вторичное вооружение
Вторичное вооружение состояло из шести 100-миллиметровых (3,9 дюйма) / 56 зенитных орудий Б-34 в одиночных установках под масками. Их разместили за кормой башни, хорошо открытое пространство. Каждый получил по 325 патронов на ствол. Их легкая зенитная артиллерия состояла из шести полуавтоматических установок 45 мм / 46 (1.7 дюймов) зенитные орудия 21-К. Развитие немецких Rheinmetall 3,7 см (1,5 дюйма), проданных до прихода Гитлера к власти в 1933 году, они были адаптированной версией противотанкового 53-K.

Стрельба из них 45х386 мм. Снаряд SR весит 1,065–2,14 кг (2,35–4,72 фунта). В зависимости от типа боеприпасов начальная скорость пули сильно варьировалась: 335 м / с (1100 футов / с) для HE, до 880 м / с (2900 футов / с) для типа OT-133 с отслеживанием осколков.

Зенитное вооружение
Запас составлял 600 выстрелов на пушку всех типов, включая БР-240 AP и легкий HE F-73.Пистолет вместе с подставкой весил 507 кг (1118 фунтов). Он управлялся вручную. Возвышение достигало 85 °, депрессия -10 °. Темп стрельбы составлял 25-30 об / мин (практическая) с эффективной дальностью 6000 м (20 000 футов) (потолок) и максимальной дальностью стрельбы 9 200 метров (10 100 ярдов) под углом 45 °.
Третичное вооружение состояло из четырех пулеметов DK калибра 12,7 мм (0,50 дюйма) с 12 500 патронами на ствол. Стандартная 0,5-дюймовая «Душка». Это вооружение менялось с модернизацией и дополнениями военного времени.

Бортовая авиация

Авторская иллюстрация Бериева-2 КОР-И

На Кировах было два самолета, но с импортными немецкими катапультами.Эти катапульты Heinkel K-12 были закуплены в 1937 году и могли вести поворот на 360 °. У них была стартовая мощность 2750 кг (6060 фунтов), самолет разгонялся до 125 км / ч (78 миль в час). Однако в то время не было поплавков, а только КОР-1, который поступил на вооружение только в сентябре 1939 года. Эти модели были медленными, уязвимыми к плохой погоде при посадке, поэтому их выгрузили летом 1941 года.


Максим Горький около 1942 г. (cc)

Позже, Горький и Молотов второй серии получили катапульты ЗК-1 советской постройки; но ни один самолет к ним так и не был приспособлен, все четыре корабля остались без всякого плана.Фактически катапульты Кирова были приземлены, чтобы нести больше зенитных орудий. Молотов был в том же положении к 1942 году. Более поздняя катапульта ZK-1a успешно запустила истребитель Supermarine Spitfire, а последняя серия Project 26bis2 получила улучшенный ZK-2b, который в конечном итоге был удален к 1947 году. Радары сделали все это устаревшим.

Защита

Вряд ли это было преимуществом конструкции: слабая схема Кирова сформировала коробочный «плот» вокруг жизненно важных органов. Оба фланга были закрыты ватерлинии.Переборки траверсы были 50 мм (2,0 дюйма), как и палубы. Длина 50-миллиметрового пояса составляла 121 м (397 футов) - около 64,5% длины - на 3,4 м в высоту (11 футов 2 дюйма), менее половины которого находилось ниже ватерлинии. Это было на бумаге, после усиления корпуса и добавления сотен тонн он затонул под ним.

Для противолодочной защиты двойное дно, удлиненное длиннее пояса, с бронированными переборками траверсы и тонкой продольной переборкой, которая предотвращала затопление, но это никоим образом не предотвращало серьезных повреждений торпеды.


«Киров» в 1939 году - src wowsp-wows-na.wgcdn.co

В конечном итоге такая договоренность позволяет кораблю только оставаться на плаву, но в какой-то мере листать.
В целом конструкция проекта 26 была верна итальянской «оловянной» броне того времени, и корабль был уязвим для снарядов эсминцев на глубине до 10 км (6,2 мили). По крайней мере, в конструкции следующих четырех кораблей была предусмотрена дополнительная броня.

Оба крейсера были построены в 1938 году (Киров) и 1940 году (Ворошилов), а их зенитное вооружение усилилось во время войны, до 1944 года было добавлено десять 37-мм артиллерийских установок, заменяющих замедленные 45-мм батареи.


Ворошилов после войны (CC)


Образ Кирова в мире военных кораблей

Итальянский дизайн на Черном море

Первые крейсеры, носившие это имя, были не только первыми советскими тяжелыми кораблями. 'крейсера, но также и первые, спроектированные на свежей базе, в отличие от предыдущих Кавказ и Червона Украина, построенных в межвоенное время, но основанные на довоенных российских разработках класса Светлана. Советского флота в 1922 году не было, и его никогда не допускали на Вашингтонскую военно-морскую конференцию.Таким образом, Советская Россия никогда не была привязана к ограничительным положениям договора. Но, несмотря на это, потребности ВМФ в крейсерах не требовали большего, чем то, что уже было определено как «договорный крейсер». Таким образом, они даже никогда не встречали полностью загруженного водоизмещения 10 000 тонн, не говоря уже о стандартном. Фактически в этом районе они были ближе к легкому крейсеру.


Крейсер ВМФ «Молотов» в огне в 1942 г. (куб.см)

«Киров» (первая группа) в действии

Эти два корабля служили во время войны и выжили."Киров" был отправлен в Финляндию в 1939 году для проведения прибрежных бомбардировок, а затем присоединился к Таллинну для его защиты после немецкого вторжения в июне 1941 года, затем вернулся для защиты Ленинграда, подвергся бомбардировке Люфтваффе и сильно поврежден, а затем снова в 1942 году. был отремонтирован и возобновил службу в конце 1943 года, поддерживая Ленинградское зимнее контрнаступление в 1944 году. Он оставался на вооружении до 1976-77 годов в качестве учебного корабля.

Ворошилов участвовал в различных береговых бомбардировках после июня 1941 года, был сильно поврежден в октябре бомбардировщиками, был отправлен в Поти на ремонт и уехал в феврале 1942 года для поддержки зимнего контрнаступления.он прыгнул на мину в ноябре 1942 года и был отправлен на ремонт в Батум, но в начале 1945 года все еще был там. Он все еще служил до 60-х годов.


Почтовая марка с изображением Кирова в 1953 году (куб.см)


Киров в 1970-х годах (неизвестный источник - imgurl)


Общий вид класса Киров в 1941 году, авторская иллюстрация

Frcunze в 1941 году, авторская иллюстрация

Размеры 191 х 17.66 x 7,23 м (футы)
Водоизмещение 7900 тонн, 8800 тонн с полной загрузкой
Экипаж 734
Силовая установка 2 турбины Parsons, 6 котлов Yarrow-Normand.
Скорость 36 узлов (50 км / ч)
Дальность 6000 морских миль при 10 узлах.
Вооружение 9 х 180 мм (3х3), 6х100 мм, 6х45 мм зенитно-ракетный комплекс, 4х12,7 мм, 6х533 мм ТТ (2х3), 3 самолета.
Защита Палуба, пояс, барбеты 50 мм (2 дюйма), башни 76 мм (3 дюйма), боевая рубка 152 мм (6 дюймов)

Вторая группа: класс Максима Горького (1938)

Этот второй класс был полностью смоделирован после предыдущего Кирова. Их надстройка, однако, расходилась с простой боевой рубкой, на которой вместо мачты с четырьмя ножами были смонтированы мостик и наводчик огня. Они были немного больше - 17,70 м в ширину вместо 17,66 м (58 футов) и на 100 тонн больше при полной загрузке 9792 тонны против 9950 (на Ворошилове).Силовая установка также была модернизирована и выдавала 129 500 л.с., но с неизменной максимальной скоростью 35 узлов.
Их 45-мм зенитная артиллерия получила две дополнительные установки. «Горький» был достроен на Ордоникидзевском дворе в ноябре 1940 г., а «Молотов» - в июне 1941 г. Оба находились в эксплуатации во время вторжения. За ними последовали Каганович (июнь 1944 г.) и Калинин (1943 г.), оба стартовавшие в 1939 г. в Комсомольске. В 1944 году все четыре получили дополнительно 37-мм орудия, всего 10, и четыре противолодочных миномета.
Примечание: Класс Горького в будущем будет предметом отдельного поста.


Корма Кагановича

Корабли проекта 26бис (класс Горький) несли такие же башни с улучшенными креплениями 21-К. В дополнение к стандартным зенитным орудиям они получили десять дополнительных полностью автоматических 37-мм (1,5 дюйма) зенитных орудий 70-К. На каждую было предоставлено по 1000 патронов. В военное время их 45-мм орудия были сняты и заменены 37-мм орудиями. Также по ленд-лизу четверной пулемет Vickers .50 на установках MK III устанавливался на балтийских и черноморских кораблях, один или два.

С точки зрения защиты броня ремня, поперечных переборок, барбетов и башни (лоб) увеличена до 70 мм (2,8 дюйма). Рулевой механизм был увеличен до 30 мм (1,2 дюйма). Их схема брони была особенной, с стыком между бронепалубой и поясом. Верхний и нижний края этого ремня были заужены на 200 мм (7,9 дюйма) толщиной 45 мм. Край деки также уменьшился до 25 мм. Вероятно, это была мера по снижению веса, применяемая во время строительства.

Группа Горького в деле

Горький подорвался на мине в июне 1941 года и потерял лук.Но она выжила и была временно отремонтирована в Ленинграде, осталась в сухом доке, но тем временем защищалась от немецких воздушных атак. Однако в апреле немецкая железнодорожная артиллерия и полевая артиллерия добавили вес Люфтваффе, и в апреле крейсер пережил настоящий ад. Но она была отремонтирована и снова в рабочем состоянии, поддерживая большое контрнаступление Ленинграда в 1944 году. Она пережила войну, снята с действующей службы в 1958 году.


Максим Горький ремонтировал в Кронштадте

Молотов защищал войска. Черное море.Находясь в Севастополе и защищая ее, она была атакована 3 августа 1942 года итальянским MAS 568, потеряв (тоже!) Лук. Отремонтированный с носовой частью подвешенного «Фрунзе», он возобновил службу в конце 1944 года. Он пережил войну и был разоружен в 1972 году.

Третья группа - класс «Калинин» (1941)


Крейсер «Калинин», замаскированный в 1945 году.

Калинин и Каганович были спущены на воду в Комсомольске на Амуре, но были отбуксированы во Владивосток для доработки из-за их осадки.Они были приняты на вооружение Тихоокеанского флота, но бездействовали во время непродолжительных боевых действий против Японии в июле-августе 1945 года. Они были выведены из эксплуатации в 1960-х годах. Проект 26бис2 использовал восемь одиночных пушек 90-К калибра 52 калибра 85 мм (3,3 дюйма), снабженных 300 снарядами на ствол.

Наследие: класс Чапаева (1949)

Следующий класс, Чапаев, был начат в 1938-39 годах. Это был мобилизационный класс из 7 кораблей, заказанных для первой партии, заложенной в 1938-40 гг. Только первые пять были спущены на воду в 1940-41 гг.Из-за нехватки рабочей силы и ресурсов, отвлеченных на более неотложные задачи, строительство было приостановлено. Поэтому они были завершены после конфликта 1949-1950 годов. В целом они представили себя как новая интерпретация Кирова и Горького, но с мощной техникой, способной нести их 15 000 тонн при полной нагрузке, и более внушительными размерами (201 x 19,70 метра). Как и крейсеры договорного типа «Кливленд» или «Лондон», они несли батарею из 12 орудий из 6-дюймовой (152-мм) скорострельной артиллерии и соответствующую мощную зенитную артиллерию.Они служили до конца 1960-х годов вместе со следующим классом «Свердлов», последними советскими обычными крейсерами, которые у некоторых находились на вооружении до 1990-х годов.

Следует отметить, что в СССР к 1943 году также находился на вооружении тяжелый крейсер Tallin, бывший немецкий тяжелый крейсер класса Hipper, Lützow. Она была продана по условиям германо-советского пакта в 1939 году и переименована в Петропавловск. К 1942 году она еще не была достроена, и немцы атаковали и потопили ее в Ленинграде. Позже он был снят с мели и отбуксирован в безопасное место, отремонтирован, достроен, переименован в Таллин в конце 1943 года и снова участвовал в наступлении на Ленинград в 1944 году, затем служил учебным кораблем.

Источники / подробнее

https://ww2db.com/ship_spec.php?ship_id=515
http://navsource.narod.ru/photos/02/066/index.html
http: // wio. ru / fleet / ww2cruiser.htm
https://www.world-war.co.uk/russia/kirov.php3
3D view (WT)
laststandonzombieisland.com подробнее о Kalinin

.

Киров - War Thunder Wiki

Киров, 1941

ussr_cruiser_kirov.png

Общие характеристики

5.7 / 5.7 / 5.7BR

692 человека Экипаж

9436 т Водоизмещение

9 Количество секций

50/50/50 мм Броня главной пожарной башни

50/50/50 мм Броня цитадели

25,39999961853 мм (сталь) Броня корпуса

8 мм (сталь) Броня надстройки

Основное вооружение

3 x 180-мм / 57 морская пушка Б-1-П3 x Башня

300 выстрелов Боезапас

-4 ° / 50 ° Вертикальное наведение

Вторичное вооружение

100-мм / 56 универсальная морская пушка Б-34 образца 19406 x Башня

300 снарядовбоезапас

Зенитное вооружение

45-мм / 46 пушка 21-К7 x Турель

500 выстрелов Боезапас

12.7-мм пулемет ДШК3 x Турель

2000 патронов Боекомплект

50 патронов Обойма

600 выстрелов / мин Скорострельность

Дополнительное вооружение

6 x 533 мм 53-39 торпедаНабор 1

Экономика

220 000 Rp icon.png Исследования Sl icon.png/5 880/7 644/4 190/5 447 Ремонт 180 000 Sl icon.png Обучение экипажа 610 000 Sl icon.png Эксперты1 500 Ge icon.png Тузы190% Rp icon.png Награда за бой

Описание

GarageImage Kirov.jpg


Киров, 1941 - российский легкий крейсер IV ранга. с рейтингом боя 5.7 (AB / RB / SB). Впервые об этом было объявлено в обновлении 1.87 «Заблокировано».

Общая информация

Живучесть и броня

Расскажите о броне машины. Обратите внимание на наиболее хорошо защищенные и наиболее уязвимые зоны, например магазин боеприпасов. Оцените состав узлов и агрегатов, отвечающих за движение и маневренность. Оцените живучесть основного и вспомогательного вооружения отдельно. Не забудьте упомянуть размер экипажа, который играет важную роль в механике флота.Советы по сохранению живучести следует сохранить в разделе «Использование в бою».

При необходимости используйте графический шаблон, чтобы показать наиболее хорошо защищенные или наиболее уязвимые точки брони.

Мобильность

Напишите о подвижности корабля. Оцените его мощность и маневренность, скорость изменения маршрута руля, скорость остановки при полном наклоне, максимальную скорость движения вперед и назад.

Вооружение

Основное вооружение

Кирова имеет 9x 180 мм / 57 (7.1 ") Военно-морские пушки B-1-P образца 1932 года для ее основного вооружения, размещенные в тройных башенках, установленных на A-Bs-X. Это дает Кирову серьезный удар, но его общая огневая мощь невысока по сравнению с другими крейсерами ее BR. скорострельность 5 выстр / мин, у нее самая медленная перезарядка среди крейсеров BR 5.7 (не считая 20,3-сантиметровых орудий Фурутаки).

Киров по умолчанию использует снаряд OF-32 HE с возможностью разблокировки снаряда B-32 AP, снаряда BP-32 SAPBC, а также снаряда ZS-32 HE-DF. Главное преимущество «Кирова» - поразительная начальная скорость всех его снарядов 920 м / с, а это значит, что вести огонь по целям не так сложно.Снаряд SAPBC жертвует некоторыми бронепробивающими способностями бронебойного снаряда, но он загружен колоссальными 7 кг взрывчатого вещества A-IX-2, что составляет почти 11 кг эквивалента в тротиловом эквиваленте.

Вторичное вооружение

"Киров" имеет вторичное вооружение из 6 100-мм / 56 (3,9 ") пушек Б-34 образца 1940, расположенных равномерно по обе стороны от кормовой дымовой трубы. Это довольно легкая вторичная батарея, но она универсальна благодаря своей ясности. углы стрельбы и подбор боеприпасов.

Эти орудия по умолчанию имеют доступ к снаряду ZS-56 HE-DF, а снаряд ZS-56R HE-VT может быть исследован.

Зенитное вооружение

Для зенитного вооружения у Кирова 7 45-мм / 46 пушек 21-К, а также 3 пулемета ДШК. 45-мм пушки не очень эффективны против самолетов, поскольку у них есть только стандартный фугасный снаряд без специального взрывателя, требующий прямого попадания по самолету для нанесения ущерба. Они лучше служат в качестве противоторпедных катеров благодаря своей скорострельности и централизованному расположению.Пулеметы ДШК будут в основном для преследований и для ловли незнакомых самолетов.

Торпедное вооружение

«Киров» оборудован двумя трехтактными пусковыми установками, стреляющими торпедой 53-39. Базовая настройка для них - дальность 4 000 метров с высокой скоростью 51 узел. Используя модернизированный режим торпеды, они могут быть отрегулированы на дальность до 10 000 метров при пониженной скорости 34 узла. Из-за того, что пусковые установки расположены низко и за поднятой конструкцией, корабль не может запускать торпеды вперед и должен повернуться, чтобы выпустить оружие.

Использование в боях

Опишите технику использования этого корабля, особенности его использования в команде и советы по стратегии. Воздержитесь от написания всего руководства - не пытайтесь излагать единую точку зрения, но дайте читателю пищу для размышлений. Расскажите о самых опасных противниках для этой машины и дайте рекомендации по борьбе с ними. При необходимости обратите внимание на особенности игры на этой технике в различных режимах (AB, RB, SB).

Модули

Уровень Мореплавание Непотопляемость Огневая мощь
я Сухой док Набор инструментов 180-мм Б-32 Зенитное вооружение наведения
II Замена руля Система противопожарной защиты Дымовая завеса 180-мм ПБ-32 100-мм ZS-56R HE-VT Наведение вспомогательного вооружения
III Замена пропеллера Защита от осколков Вентиляция 180-мм ЗС-32 Улучшенный дальномер Нацеливание основного вооружения
IV Техническое обслуживание двигателя Новые насосы Смачивание патронов Режим торпеды

Плюсы и минусы

Обобщите и дайте краткую оценку машине с точки зрения ее характеристик и боевой эффективности.Отметьте его плюсы и минусы в маркированном списке. Старайтесь не использовать больше 6 баллов для каждой характеристики. Избегайте использования категориальных определений, таких как «плохо», «хорошо» и т.п. - у них есть замена в виде более мягких «неадекватный», «эффективный».

Плюсы:

Минусы:

История

После опустошительной Гражданской войны в России оставшаяся промышленность, доступная новообразованному Советскому Союзу, была практически не способна создавать большие новые военные корабли.Сознавая это, Советский Союз обратился за помощью из-за границы, чтобы иметь возможность участвовать в запланированном расширении своего военно-морского флота.

В конце концов, помощь пришла от итальянских судостроителей, которые продали чертежи лёгкого крейсера Condottieri C, а также необходимую технику Советскому Союзу. Инженеры дополнительно изменили конструкцию в соответствии с советскими потребностями, включая установку новых тройных турелей, среди других конструктивных изменений. Проект был утвержден в ноябре 1934 года как Проект 26.

Планировалось построить в общей сложности шесть крейсеров проекта 26, которые будут построены парами и получат различные улучшения по сравнению с предыдущей парой. «Киров», как головной и опытный корабль этого класса, был заложен в постройку в октябре 1935 года с небольшой задержкой.

Киров был спущен на воду в конце 1936 года и присоединился к Балтийскому флоту в сентябре 1938 года. После непродолжительного участия в Зимней войне Киров быстро оказался в ловушке в водах между Кронштадтом и Ленинградом из-за немецких минных полей после вторжения в Советский Союз. 1941.

Военный корабль останется в этих водах большую часть войны, обеспечивая огневую поддержку осажденных защитников Ленинграда. Вскоре после окончания Великой Отечественной войны Киров серьезно пострадал от удара немецкого моряка. После ремонта корабль был полностью отремонтирован в конце 1940-х годов, а в начале 1960-х был переклассифицирован как учебный. Однако в феврале 1974 года "Киров" в конечном итоге был продан на металлолом, что ознаменовало конец его почти четырех десятилетней службы.

- Из девблога

Медиа

Отличным дополнением к статье станут видео-руководства, а также скриншоты из игры и фото.

См. Также

Ссылки на статьи в War Thunder Wiki, которые, по вашему мнению, будут полезны читателю, например:

  • ссылка на серию корабля;
  • ссылок на приблизительные аналоги других народов и деревья исследований.

Внешние ссылки


,

Kirov - Azur Lane Wiki

Хотя сам корабль не был выпущен и не упоминается, что он будет выпущен в будущем, полная компьютерная графика существует в файлах игры и появляется в истории во время события Northern Overture.

Kirov.png

Ошибка: тег должен содержать по крайней мере один непустой атрибут «title», «metakeywords» или «metadescription».

С.Н. Киров

Время строительства
Редкость Unreleased
Класс Киров
Light cruiser (CL)

Киров

Kirov.png
Разная информация
Художник
Pixiv
Twitter
Ссылка
Актер озвучивания
Оборудование
Слот Эффективность Оборудованный
1
2
3
Условия разблокировки Стат-бонусы Очки техники
Коллекция Tech point
0
Максимальный предел
Уровень 120
Limit Break Ranks Навыки
Первый
Секунда
Третий
Общая информация
Строительство
Редкость
Классификация link=Category:{{{type}}}s Легкий крейсер
Нация Northunion orig.png Северный союз
Иллюстратор Неизвестно
Голосовой актер Невозвучено
ID 9008
Лимит перерывов
1-й
2-й
3-й
Оборудование
(База → максимальный предел разрыва)



Статус бонусов
Коллекция
Уровень 120
Технические точки
Коллекция Tech point
0
Макс фунт
Уровень 120
,

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о