«Лакония» » Военное обозрение

Лайнер «Лакония»

Ночь с 12 на 13 сентября 1942 года в Южной Атлантике выдалась лунной. Большой пассажирский корабль вспарывал своим прямым форштевнем океанские волны примерно в 900 милях к югу от Фритауна. Британский лайнер «Лакония», шедший 15-узловым ходом, направлялся из Кейптауна к Британским островам. В 20 часов 07 минут сильный взрыв сотряс корпус, через короткий промежуток времени – еще один взрыв. Корабль потерял ход и начал кренится. Радист передал в эфир предупреждение о появлении подводной лодки (сигнал SSS), название и координаты судна, добавив, что «Лакония» торпедирована. Это радиосообщение не принял ни один из радиопередатчиков союзников. Как и следующее, посланное четырьмя минутами позже. В нескольких милях от лайнера командиру находящейся в позиционном положении немецкой подводной лодки U156 Вернеру Хартенштейну доложили о перехвате радиограммы торпедированного им корабля. Он сверился со справочником: так и есть, это была 20-тысячная «Лакония».

Путь на юг
Лето 1942 года было для германских кригсмарине на редкость урожайным. Противолодочная оборона союзников в Атлантике была дезорганизована; акваторию вод, прилегающих к побережью США, командиры подводных лодок небезосновательно считали чуть ли не заповедными охотничьими угодьями. Районы оперирования подопечных адмирала Дёница все расширялись. Удачное возвращение 28 лодок, действовавших в Южной Атлантике, а также растущее количество подводных танкеров побудило немецкое командование продолжить патрулирование этого района в течение второй половины лета и начала осени.

Общее количество немецких лодок, выделенных для действий на коммуникациях союзников в южном регионе Атлантики, равнялось семнадцати, сведенных в три группы. Их поддерживали три подводных танкера, две бывшие датские подводные лодки, переделанные в торпедовозы. Там же патрулировали три итальянские субмарины, выполняя собственные задачи. В числе других групп субмарин, направленных в южные воды, была и группа «Айсбёр» (Полярный медведь), состоявшая из четырех «ветеранов» IXC серии: больших океанских лодок повышенной автономности и дальности плавания. Действия группы должен был обеспечивать подводный танкер U-459, один из трех, участвующих в операции. В задачи группы входило оперирование у Кейптауна и дальнейшее проникновение в Индийский океан, в Мозамбикский пролив.


Хартенштейн на палубе U156

U156 под командованием 33-летнего корветтен-капитана Вернера Хартенштейна, входившая в группу «Айсбёр», вышла 15 августа 1942 года из французского Лорьяна. Лодка ,удачно форсировав опасный Бискайский залив, направилась в район предстоящей операции. По пути, 27 августа, поблизости от Азорских островов, субмарину временно включили в группу «Блюшер» для атаки на конвой из Сьерра-Леоне (SL 119). В этой не относящейся к основной задаче акции Хартенштейну удалось потопить отставшее от конвоя британское грузовое судно водоизмещением 6 тыс. тонн «Клан Маквиртер».

12 сентября в 11 часов 37 минут, когда лодка шла в надводном положении, один из впередсмотрящих доложил, что видит справа дым. Хартенштейн немедленно приказал увеличить скорость до 16 узлов. U156 уверенно сокращала дистанцию. К 15 часам немцы поняли, что имеют дело с большим грузопассажирским судном.

Обреченная
Британское транспортное судно «Лакония» (Laconia) не было новым кораблем. К моменту описываемых событий оно находилось в эксплуатации уже двадцать лет. Лайнер вступил в строй в 1922 году, будучи построенным на знаменитой верфи «Кунард Лайн», настойчивого конкурента «Уайт Стар Лайн», хозяина злополучного «Титаника». «Лакония» не относилась к «флагманам» пассажирского флота, которые гонялись за обладание «голубой ленты Атлантики». Имея водоизмещение 19695 тонн, лайнер до войны работал на линиях в Северной Атлантике. Пассажирская вместимость корабля достигала 1580 человек. С началом Второй мировой войны «Лаконию», как и многие другие лайнеры, переоборудовали в войсковой транспорт. В новом качестве она могла бы принять до 6 тыс. человек.

12 августа 1942 года «Лакония» вышла из Суэца в Великобританию в обход Африки. Это была вынужденная необходимость: переход через Средиземное море был признан категорически небезопасным. На борту лайнера находилось 2789 человек. Из них 136 человек экипажа, 80 гражданских пассажиров, среди которых были женщины и дети, 268 британских военных, 1800 итальянских пленных и 160 польских солдат, исполняющих роль тюремщиков. Командовал кораблем капитан Рудольф Шарп.

Атака
U156 постепенно сокращала дистанцию. Хартенштейн, дождавшись темноты, принял решение атаковать противника из позиционного положения. В 22 часа 03 минуты (по немецкому времени) был произведен пуск двух торпед из носовых торпедных аппаратов. В 22.07 было отмечено сначала одно попадание, затем второе. Как оказалось позднее, торпеды поразили трюмы №4 и №2, где содержались пленные итальянцы. Корабль потерял ход и начал крениться. Жертва начала активно передавать в эфир свои координаты, сигнал о появлении подводной лодки и сообщение о том, что лайнер «Лакония» торпедирован. 20 тысяч тонн британского лайнера вкупе с 6-тысячным «Кланом Маквиртером» с учетом предыдущих побед доводили общий счет Хартенштейна до 100 тыс. тонн – тогда он мог бы претендовать на получение Рыцарского креста.

Тем временем, немецкая субмарина кружила возле тонущего судна, дожидаясь его затопления. Лайнер обладал достаточным количеством спасательных средств, в первую очередь шлюпок и плотов. Но из-за большого крена не все их удалось спустить на воду. Повреждения, полученные «Лаконией», были несовместимы с жизнью. Корабль умирал. По свидетельству очевидцев, многие шлюпки отходили от гибнущего лайнера полупустыми. Пленные итальянцы, которым удалось вырваться из запертых помещений, пытались занять места в шлюпках, но, по показаниям спасшихся впоследствии, польские солдаты из охраны отгоняли их штыками и прикладами. На капитанском мостике спокойно стоял Рудольф Шарп, который решил остаться на корабле до конца. Все, что мог, он уже сделал: сигнал о бедствии был отправлен, команда спустить шлюпки – отдана.

В 21 час 25 минут по Гринвичу «Лакония» затонула.


В волнах
Хартенштейн видел, как спускали шлюпки и как наконец затонуло судно. Приняв решение подойти поближе, он услышал крики на итальянском языке: «Aiuto! Aiuto!» – и поднял на борт нескольких человек. К своему удивлению, немцы узнали, что на «Лаконии» было множество итальянских военнопленных, большое количество которых погибло от взрыва торпед, а оставшимся в живых не давали места в шлюпках.

Согласно тогдашним правилам ведения войны на море, Хартенштейн виноват не был. Британский лайнер был вооруженным судном (два 4,7-дюймовых морских орудия, три дюймовых зенитных орудия, несколько пулеметов). Он шел без огней, противолодочным зигзагом, то есть являлся вполне законной мишенью для подводной лодки. И поскольку наставления подводного флота не поощряли брать на борт или спасать кого бы то ни было (ну, разве что капитана или старшего механика), U156 могла бы спокойно следовать дальше к Кейптауну. Но Хартенштейн поступил иначе. Трудно теперь с уверенностью сказать, что двигало этим офицером: боязнь крупного политического скандала и ответственности за гибель сотен итальянских союзников или соображения гуманности. Командир немецкой подводной лодки решил провести спасательную операцию.

Спасшиеся с «Лаконии»

В течение часа из воды было подобрано 19 итальянцев, многие из которых были ранены штыками. К тому же, катастрофа привлекла в район множество акул. На волнах находились еще сотни итальянцев, многие из которых, не имея спасательных жилетов, держались за деревянные обломки. Хартенштейн, поняв, что бессилен в одиночку оказать помощь такой массе людей, связался с командованием и запросил инструкций. Дёниц одобрил решение немецкого командира об оказании помощи терпящим бедствие и приказал семи лодкам, находящимся поблизости (всей группе «Айсбёр» и еще двум возвращавшимся на базу) идти на полной скорости к месту потопления «Лаконии».

Немцы начали лихорадочно думать, что же делать с таким количеством людей в открытом океане во время боевых действий. Первоначальный план спасения заключался в высадке всех спасенных восемью субмаринами (включая U156) в порту Баргенвилля (Берег Слоновой Кости), подконтрольном правительству Виши. Между немецкими инстанциями – штабом Дёница под Парижем и ОКМ Редера в Берлине – начинается активный обмен депешами с общим подтекстом «Что делать?» и «Что скажет фюрер?». Сам Гитлер после получения сведений о потоплении «Лаконии» впал в традиционную для спорных ситуаций ярость и потребовал скорейшей подготовки удара по району Кейптауна, важнейшего транспортного узла союзников в Южной Африке – положение итало-немецкого корпуса «Африка» вызывало все большие опасения, в Египте постоянно разгружались все новые конвои. Фюрер считал, что спасательную операцию необходимо свернуть. Не зная обо всех подробностях разворачивающегося ситуационного кризиса, Хартенштейн, на борту у которого к утру 13 сентября было уже 192 человека ( остальные были размещены в шлюпках поблизости), по собственной инициативе вышел в эфир и на английском языке передал сообщение о том, что немецкая подводная лодка ведет спасательные работы на месте гибели лайнера «Лакония», с указанием координат. Она имеет на борту 192 человека спасенных и не будет препятствовать какой-либо помощи со стороны союзников, если те, в свою очередь, не будут открывать по ней огонь.

Британская радиостанция во Фритауне приняла это сообщение, но посчитала его вражеской уловкой. U156 тем временем все более стала напоминать нечто среднее между Ноевым ковчегом и утиной стаей. Хартенштейн распределил людей из перегруженных шлюпок на менее загруженные. Оказывал помощь всем – и итальянцам, и англичанам. Делился корабельными запасами. Шлюпки, во избежание опрокидывания или рассеивания по воде, были взяты на буксир или пришвартованы к борту субмарины.

Проникнувшись гневом фюрера, Дёниц отменил приказ для четырех подводных лодок группы «Айсбёр», идущих на помощь Хартенштейну, оставив в силе его только для двух, находившихся наиболее близко – U506 и U507, срок патрулирования которых уже заканчивался. Сам Хартенштейн должен был передать спасенных на любую из двух немецких лодок и следовать в район Кейптауна для действий в рамках группы «Айсбёр». Дёниц также связался с командованием сил Виши в данном регионе и попросил оказать содействие. Французы откликнулись, и из Дакара вышел крейсер «Глуар», из Конакри (Французская Гвинея) и Котону (Дагомея) – по одному сторожевику.

Весь день 14 сентября Хартенштейн занимался своими подопечными, одновременно принимая ворох инструкций по радио от Дёница. Шел уже второй день после потопления «Лаконии», а союзники не предпринимали сколько-нибудь заметных действий для спасения выживших. 15 сентября к месту событий подошли, наконец, еще две подводные лодки – U506 (Вюрдеманн) и U507 (Шахт). Часть спасенных была распределена на вновь прибывшие субмарины.

Вмешательство союзников
Ни Берлин, ни командиры немецких лодок не знали, что американцы совсем недавно построили аэродром на принадлежавшем англичанам острове Вознесения, находившемся в 250 милях к югу от того места, где была потоплена «Лакония». Авиабаза должна была выполнять в первую очередь противолодочные функции. 15 сентября британские власти наконец-то уведомили остров Вознесения о происшествии с «Лаконией» и об отправлении торгового корабля «Эмпайр Хэвен» для спасения выживших. Однако радиограмма была составлена столь путано, что создавалось впечатление, будто «Лакония» потоплена только что. Ни слова не было сказано об усилиях Хартенштейна по спасению людей, ни о его предложении временного нейтралитета, ни о французских кораблях, идущих для оказания помощи. Англичане просили оказать поддержку с воздуха для своей операции. Американцы ответили, что базирующиеся на острове B-25 не обладают достаточным радиусом действия, поэтому будет выслан транзитный B-24 «Либерейтор» на следующий день.

16 сентября к немецким подводным лодкам присоединилась итальянская крейсерская субмарина «Каппеллини» (Марко Реведин). Этим же утром B-24 «Либерейтор», пилотируемый Джеймсом Д. Харденом, взлетел с острова Вознесения, груженный обычными и глубинными бомбами. В 9.30, спустя два с половиной часа, Харден заметил U156. С лодки самолет был опознан и, по приказу Хартенштейна, на ней был поднят самодельный флаг с красным крестом размером 6×6 футов. Немцы пытались также связаться при помощи световых огней, но тщетно. Американец, держась на безопасном расстоянии, связался с базой и запросил инструкций. Ничего не зная об инициативах Хартенштейна и подозревая, для чего тут находятся четыре лодки Оси, командир эскадрильи Роберт Ричардсон коротко приказал: «Топи их всех».

Харден, описав круг, вернулся к U156 и зашел для атаки. Бомболюки «Либерейтора» открылись, и в первом заходе он сбросил три бомбы. Две легли слишком далеко, а третья взорвалась за кормой подводной лодки, перевернув одну спасательную шлюпку. Затем американцы, сделав несколько пробных заходов, сбросили еще две бомбы, одна из которых уже непосредственно повредила U156. Лодка дала течь, из поврежденных аккумуляторных батарей начал выделяться газ. Хартенштейн приказал всем находящимся на борту спасенным прыгать за борт, а команде надеть спасательные жилеты. Он трижды послал сигнал бедствия на трех разных волнах. К счастью для немцев, повреждения оказались не смертельными, поступление воды вскоре удалось остановить, количество газа, выделившегося из батарей, было незначительным.

Когда об атаке лодки, находящейся под флагом Красного Креста, доложили Дёницу, тот пришел в ярость и приказал Хартенштейну больше не участвовать в спасении.

На следующий день, 17 сентября, вошедшие во вкус американцы начали проявлять повышенную активность. Пять местных B-25 и все тот же злосчастный «Либерейтор» с утра до ночи занимались усиленным поиском немецкой волчьей стаи, кружащей неподалеку. Упорному в поисках Хардену удалось обнаружить U506 Вюрдеманна, на борту у которого находились 142 итальянца и девять англичанок с детьми. К счастью для немцев и спасенных ими, у B-24 заклинило бомбосбрасыватель. При повторном заходе Харден сбросил три глубинных бомбы, но Вюрдеманну удалось погрузиться и уйти на глубину. На острове Вознесения приняли еще одну радиограмму из Фритауна о том, что корабли Виши вышли из Дакара. Американцы решили, что французы собираются напасть на остров Вознесения, и поэтому весь гарнизон начал готовиться к отражению атаки.

Спасение. Послесловие
В этот же день, 17 сентября, к месту гибели «Лаконии» наконец прибыли три французских корабля, которые начали подбирать людей, проведших уже пять дней на шлюпках, в воде и на подводных лодках. Крейсер «Глуар» и два сторожевых корабля приняли с немецких и итальянской подводных лодок спасенных. До предела загруженный крейсер ушел в Касабланку через Дакар. Сторожевой корабль «Дюмон дʼЮрвиль» находился в районе поисков до 21 сентября, когда стало понятно, что спасать уже некого. Две шлюпки с «Лаконии» с двадцатью человеками достигли африканского континента самостоятельно (встретившая их 16 сентября на подходе к месту трагедии «Каппелини» снабдила их водой и провизией). Таким образом, можно подсчитать, что из 2700 человек, находившихся на английском лайнере, приблизительно 1600 погибли в катастрофе, в том числе почти тысяча из 1800 итальянских военнопленных. Все, кто был вывезен на «Глуаре» в Касабланку, были интернированы французами. Союзные войска во время операции «Торч» освободили англичан и поляков. Судьба же спасенных итальянцев осталась неизвестной. Если к моменту захвата французского Марокко их не репатриировали, то, по всей видимости, они снова попали в плен. U156 продолжила свою боевую карьеру, Хартенштейн все-таки, несмотря на выговор за «Лаконию», был удостоен Рыцарского креста. 8 марта 1943 года U156 погибла со всем экипажем восточней острова Барбадос.

К концу спасательной операции адмирал Дёниц был чрезвычайно раздражен. Он считал, что Хартенштейн продемонстрировал неумение правильно разобраться в обстановке, предложив молчаливое перемирие. Все три немецких командира, по мнению адмирала, неоправданно рисковали своими лодками, подставляя их под удар. В результате U156 и U506 едва не погибли при воздушной атаке. Дёниц уже давно предостерегал своих командиров от попыток любой ценой спасти кого бы то ни было. Желая подчеркнуть эти свои мысли в более категоричной форме, вечером 17 сентября немецкий командующий подводными лодками издал так называемый приказ «Тритон ноль», получивший во флоте известность как «Приказ о «Лаконии». Основная суть его сводилась к запрету командирам подводных лодок оказывать какую-либо помощь людям с тонущих судов. Текст призывал «быть суровыми» и помнить, что «враг не заботится о женщинах и детях, бомбя германские города». И без того лишенная сантиментов подводная война законодательно получила статус беспощадной, бескомпромиссной, безжалостной. Благородные рыцари – подводники Первой мировой вроде Лотара фон Арно де ла Перьера – ушли в прошлое и стали не более чем персонажами красивых легенд.

В 1946 году на Нюрнбергском процессе, где гросс-адмирал Дёниц проходил как подсудимый, обвинитель от Британии пытался охарактеризовать «приказ о «Лаконии» как зверский и бесчеловечный. Но защита адмирала привела в качестве примера жестокости и бесчеловечности именно действия союзной авиации, совершившей бомбардировку немецких кораблей, находящихся под флагом Красного Креста, которые осуществляли спасательную операцию. Окончательно обвинение по данному пункту похоронил вызванный в качестве свидетеля американский адмирал Ч. Нимитц. Он со спокойствием заявил, что ни одна американская лодка не стала бы заниматься подобными спасательными действиями, и что он удивлен усердием немцев в данной ситуации.

История войн на море, как, впрочем, вся военная история, богата необычными, удивительными, но в целом трагическими историями. Эпизод с «Лаконией» был не характерен для набиравшей обороты мировой бойни. Но, как представляется, окажись на месте британского лайнера советский корабль, немецкие подводники вряд ли проявили бы подобное человеколюбие и сострадание к противнику. Все эти красивые истории «о перемириях у ливийских колодцев», добросердечности друг к другу летчиков, сбитых над Ла-Маншем, вызвали бы только презрение советских воинов, которые были для армии рейха враждебной формой жизни, подлежащей уничтожению.

topwar.ru

Лакония корабль 1942 крушение Лаконии Самые страшные нападения акул Громкое дело Джереми Уэйда Монстры из бездны

В мире происходит множество страшных вещей, это катастрофы разного масштаба. Живые бушующие стихии, которые могут в один миг разрушить устоявшуюся стабильную жизнь человека. И не только человека, но и смести целые города. Также ужасающи техногенные и экологические катастрофы. И здесь особой историей написаны страницы гибели кораблей. Одной такой мрачной и истлевшей от времени страницей, стала гибель "Лаконии".

Британский лайнер "Лакония" не спеша рассекал волны и держал курс из Кейптауна к Британским островам, когда в 20 часов 07 минут раздались один за другим два взрыва. Спокойная тихая лунная ночь с 12 на 13 сентября 1942 года в Южной Атлантике стала самым настоящим адом для безмятежно отдыхающих пассажиров лайнера. Два радиосообщения о появлении подводной лодки, переданное радистом в эфире, не принял ни один из радиопередатчиков союзников. А между тем "Лакония", корабль величавый и статный был атакован торпедой.

Справка: Пассажирское грузовое судно "Лакония" рожденное на известных верфях "Кунард Лайн", хозяина несчастливого "Титаника". Как грандиозный проект "Лакония" была запущена в производство 27 числа в жаркий июль, в 1911 году. Ее строительством занимались Swan, Hunter & Wigham Richardson Ltd.

Самое страшное случилось, когда люди стали бросаться за борт. Многие так и не доплыли, а те, кто остался в живых, потеряли руки, ноги и были покусаны острыми зубами. Дело "RMS Лаконии" всплыло на поверхность снова, благодаря легендарному Джереми Уэйду, британскому рыбаку и экстремальному биологу. В 1982 году состоялась его первая эскпедиция в Индию. Джереми ловит страшных рыб, крокодилов, самых неприглядных и жутких монстров современности и прошлого. Он ведет и расследует настоящие дела о жизни на воде, о том, как людей убивали и заглатывали страшные существа из глубин. Биолог снимает множество интересных, увлекательных передач, настоящих приключений. И случай с кораблем "Лакония" приковал его пристальный взгляд. Он взялся за это древнее мрачное событие со всей серьезностью и ответственностью, и даже разыскал свидетельницу с "Лаконии".

Джереми Уэйд рассказывает, что когда он узнал про крушение лайнера "Лакония", он больше не мог оставлять этот случай в стороне. Факты гибели людей от неизвестных существ более не давали знаменитому биологу, покоя. Ведь это одна из самых известных грустных историй, произошедшая во времена Второй Мировой войны. Джереми раскопал неизвестные факты и стало понятно, что история о корабле "Лакония" не так поверхностна и проста. И дело не закончилось выпущенными торпедами.

12 сентября 1942 года "RMS Лакония" шла через Атлантический океан и направлялась в Англию. На борту лайнера было много пассажиров, и гражданские, и солдаты, все возвращались домой. Также на борту "Лаконии" были сотни итальянских военнопленных, их везли в Великобританию, в лагеря для пленников. До суши оставалось несколько дней и пара сотен миль, как вдруг немецкая подводная лодка атаковала корабль, выпустив две смертельных торпеды. Торпеды поразили правый борт лайнера и он стал быстро наполняться водой.

Пассажиры были потрясены и со всех ног бросились спасать свои жизни. Из камер вырвались толпы итальянских заключенных и пытались бежать, всеми силами протискиваясь в уже заполненные пассажирами, спасательные шлюпки. Но солдаты их оттаскивали и сбрасывали в темную воду океана. Это была настоящая кровавая резня. В течение десятилетий считалось, что большинство пассажиров и заключенных нашли свою смерть в океанской пучине, а других растерзали кровожадные охотники - акулы.

Но проницательный и опытный рыбак и биолог, Джереми Уэйд сомневался и не доверял истории об акулах. Он подозревал кого - то еще, возможно более жуткого и страшного. Раскопав архивы о корабле "Лакония" Джереми нашел забытые свидетельства очевидцев, к сожалению многих из них уже не было на этом свете. Но Джереми не сдался и действительно отыскал живую свидетельницу злосчастной истории. Ведь жизнь сотен людей, которые мечтали, жили, дышали - трагично оборвалась в водах Атлантического океана. А некоторые пассажиры таинственно исчезли в непокоренных волнах. Затянутые в пучины Посейдона, мертвецы всплыли только благодаря надувным спасательным жилетам. Их вытолкнуло на поверхность воды. Тела, найденные спасателями несколько дней спустя, были изуродованы неизвестными морскими обитателями. На коже были рваные раны и множество укусов, и в то же время нельзя было утверждать только о нападении акул. Учитывая, что жертв более тысячи, Джереми решил доказать и найти "лаконийских" существ, которые напали на пассажиров.

Джереми Уэйд направился на встречу к женщине, бывшей пассажиром на "Лаконии" и пребывающей в здравии и по сей день. В то время на борту лайнера "RMS Лакония" свидетельница страшного морского кровавого суда, была всего лишь четырнадцатилетней девчушкой. Бежав вместе с отцом, матерью и братом она спасалась от войны в Сингапуре. Вот что поведала биологу Джереми, свидетельница: " Было восемь часов, когда ударила первая торпеда. Это было ужасно. Пока мы пытались осознать произошедшее, ударила вторая. Отец Жозефины кинул спасательные жилеты семье, ведь у них в запасе были считанные минуты, чтобы добраться до палубы. Семья бросила все и выбежала из кают, пытаясь пробраться к спасательным шлюпкам. Крики, крики ужасали. Это был полнейший хаос. Семья успела сесть в шлюпку, но едва та коснулась воды, как в нее стали карабкаться люди. Это были итальянские военнопленные. Жозефина видела, как солдат застрелил одного пленника и скинул в воду. Мужчины гребли, гребли и гребли. Наконец им удалось отплыть подальше от корабля. И все в лодке увидели, как корма корабля "Лакония" поднялась вверх и погрузилась в воду, словно сделала свое жертвоприношение морским идолам... И все стало вокруг черным, как смоль.

А на следующий день вода стала розовой, потому что пропиталась кровью жертв. Жозефина поняла, что это были акулы, ведь вокруг сновали устрашающие идеальные кончики их плавников. Время от времени акул можно было видеть совсем рядом, потому что хищники кружили вокруг лодки и высматривали себе человеческое "угощение". Было очень страшно." У Жозефины и сейчас проходит дрожь по рукам, когда она вспоминает минувшие события. Джереми Уэйд не удивился, что там были акулы. Но дело в том, что Жозефина не видела акул до следующего утра. Джереми нашел в архивах, что сразу после кораблекрушения на пассажиров напали неизвестные существа.

Но если это не акулы, то кто тогда. Ведь история случившегося поместила в себя 75 миллионов квадратных миль океана. Последнее зарегистрированное положение корабля "RMS Лакония", было 5 градусов южной широты и 11 градусов западной долготы. В 12 000 футах воды, 700 миль от материковой Африки. Маневрировать тонущим пробитым кораблем технически невозможно.

Джереми Уэйду несказанно повезло и он получил разрешение на посещение военной базы, которая представляет собой лишь маленький островок земли, всего в 250 милях, от того места, где затонула "Лакония", на острове Вознесения. Этот остров самый отдаленный от суши, чем другие острова. Он находится прямо посреди Атлантического океана, на перепутье между Африкой и Южной Америкой. Эта военная база, является и американской, и британской базой, посещение базы находится под строгим контролем. Засекреченный остров Вознесения - отправная точка к месту происшествия с лайнером "Лакония". В этом отдаленном месте никто не живет постоянно, 800 с лишним служащих - военные контрактники. Деятельность на острове не предается гласности, даже на некоторые территории острова вход категорически воспрещен.

Так как, Джереми Уэйд был заинтересован не в самом острове, и его земле, а только в прибрежных местах, это означает, что ему может повезти в ловле морского монстра. Ведь здесь рыбачили считанные единицы, а потому все виды с 1942 года, так и таятся в мрачных глубинах. Вокруг острова запретная зона, очерченная на 200 миль вокруг, коммерческая ловля рыбы там запрещена десятки лет подряд. Чтобы определить примерный круг подозреваемых обитателей океанских глубин, Джереми взял с собой свидетельские показания. В этих показаниях мало нужной информации, по ним сложно установить нападавших на пассажиров, однако, кое - что все же сходится у всех очевидцев: акулы не стали первыми на пиру из плоти и крови.

Более того, Джереми неоднократно попадаются сведения, что пассажиры были стремительно атакованы косяком крупных агрессивных страшных рыб. Вот, что пишет один из свидетелей, оказавшихся в воде в ту страшную смертоносную ночь: "Я тут же услышал звуки приближающейся акулы, но понял, что это не акула, а целый косяк крупных серебристых рыб, хаотично рассекающих и атакующих. Куда более грозных, чем акула. "

Все подозрения сразу падали на барракуду. Но косяк барракуды ведет свою охоту у прибрежных рек и не трогает открытую акваторию океанских вод. Однако, целые стаи рыб могут приплыть для размножения к берегам Южной Африки. У барракуды острые, как бритва зубы. Ссылаясь на данные свидетелей, первая рыба напавшая на людей имела средние размеры и была молниеносна в движении. Джереми ловит несколько рыб, используя технику "троллинг", но вряд ли они могут напасть на человека и причинить ему вред. Тогда исследователь и биолог, Джереми Уэйд снова изучает архивы и свидетельские показания. Джим МакЛофлин находился в трюме корабля в момент удара первой торпеды. Шум от торпеды так оглушал людей, словно их ударили высокой звуковой волной по мозгам, превращая их в месиво. Люди падали и визжали, "Лакония" стала походить на ад, царство теней и крови. Некоторые , пытались схватить за ноги Джима, но соскальзывали и падали, исчезая в кромешной тьме.

Свидетелю удалось отплыть в сторону на плоту от описываемых событий. Но настоящие проблемы начались в самой воде. Джим переводил дух, пытался успокоиться, он сидел на плоту один в непроглядном мраке океана. Его ноги болтались в воде и это стало роковой ошибкой. Внезапно он почувствовал сильную резкую острую боль в голени левой ноги. Джим выдернул ногу из воды, думая, что на него напала акула, но следы на икре ноги, были похожи на следы от клыков.

Барракуды, по мнению Джереми Уэйда, действительно могли быть первыми хищниками среди живых людей, их мог привлечь взрыв или они просто проплывали мимо. Если человека кусает барракуда, то вместе с укусом передается антикоагулянт, это вещество препятствует быстрой свертываемости крови и в течение нескольких часов ее будет сложно остановить. Но был еще один факт, который снимал часть подозрений с барракуды, дорадо, и других серебристых рыб, обитающих в этих водах. Когда спустя пять дней после крушения "Лаконии", французская спасательная группа приплыла на поиски пассажиров, то выловила много окоченевших и разорванных трупов. На некоторых телах были странные круглые четкие отметины, как обведенные циркулем кружочки или как почтовый штемпель. Такие отметины Джереми увидел и на огромной, уже мертвой рыбе - дорадо (спар золотистый).

Местные рыбаки часто находят такие отметины на своем крупном улове, их оставляют бразильские светящиеся акулы, разновидность маленьких акул. Днем они таятся в темноте океанской бездны, но как только приходит ночь, они поднимаются на поверхность кормиться. Атакуют светящиеся акулы мгновенно и незаметно, и они во много раз стремительнее рыбы - дорадо. На экваторе ночь наступает очень быстро, "Лакония" была торпедирована в 8 вечера и затонула примерно к 9 - 30. Люди остались в черной, как мазут тьме. Одни, испуганные, полуживые. Жизнь сотен людей оборвалась в ночном просторе океана. Но как показала рыбалка Джереми Уэйда, одними лишь виновниками не были ни светящиеся акулы, ни рифовые (корабль "Лакония" затонул в месте без рифов) и даже не тигровая. Тигровая акула охотится в одиночку, а свидетели говорили о стае смертоносных рыб.

Так кто же причинил больше смертей, чем две точных, несущихся торпеды, бьющих прямо в цель. Быть может, это вымирающая в настоящее время, длиннокрылая акула? С окончанием войны рыболовство стало коммерческим и под раздачу попали все виды акул, которых можно найти в Атлантическом океане. Но длиннокрылая акула, тоже охотится в одиночку. Почему на место крушения приплыла целая стая? Исследователь, начинает подозревать, что хищников мог собрать звук взрывающихся бойлеров. Ведь взрыва было два.

Джереми Уэйд выделил трое подозреваемых: барракуда, длиннокрылая и бразильская светящаяся акула. Среди показаний выясняется, что людей, пытающихся спастись в ту роковую ночь, тащили на дно вертикально, прямо, как стойких оловянных солдатиков. И даже сам Джереми Уэйд не мог представить кого он выловит в очередную экспедицию в деле о "Лаконии". Огромная странная серая, просто жуткий монстр глубины, длиной в 12 - 14 футов длиной. Специалист по акулам, приглашенный Джереми на борт, узнал в чудовище - шестижаберную акулу. Ученым в тот вечер удалось пометить акулу. У которой осталось больше почивших родственников, чем живых. Выяснилось, что шестижаберная акула мигрирует в воде только вверх и вниз. И в ночи акула поднимается найти себе пропитание.

И Джереми решается на последний, экстремальный эксперимент. Он направляется в Гондурас и встречается с парнем, который построил двухместную подводную лодку, способную погружаться на глубину более 2,5 000 футов, где даже луч света не промелькнет хоть раз. В качестве приманки для шестижаберной акулы, Джереми использует тушу мертвой свиньи. Ее привязывают к носу лодки. Джереми, опасаясь клаустрофобии в маленьком и очень тесном отсеке подводной лодки, идет в эксперименте до конца. Лодка опускается на дно, исследователь меняет цвет вокруг, чтобы акула его не заметила. На тушу животного приплывают все новые и новые гости, мексина и огромный изопод, который питается промежутками через пять лет. Обитатели бездны начинают свое кормление и запах от еды расползается по всему водному царству.

И наконец - то на аромат крови и плоти приплывает долгожданная шестижаберная акула. Она впивается и вгрызается в приманку, и рвет ее на куски. Увидев, как охотится доисторическая акула, биолог не сомневается в ее причастности к делу о корабле "RMS Лакония". Теперь, Джереми уверен, что в кровавой расправе над пассажирами, участвовали барракуда, тигровая, бразильская светящаяся и довершившая страшное дело, шестижаберная реликтовая акула. Эти глубоководные обитатели океанской бездны, не оставили отчаянно барахтавшимся в воде людям, шансов на спасение.


Поделиться:   

prestonvill.ru

Крушение Лаконии – одна из трагических случайностей 1942 года

12 сентября 1942 года произошла одна из самых трагических случайностей, которые имеют место быть в случае длительного морского путешествия в военное время. В этот теплый осенний день английское транспортное судно «Лакония» было торпедировано немецкой подлодкой U-156. На борту «Лаконии» шедшей от Суэцкого канала к берегам Великобритании находилось более 2.5 тысяч человек команды, пассажиров и пленных итальянских солдат, которых под конвоем польских солдат переправляли к новому месту назначения.

Транспортное судно «Лакония»

«Лакония была выстроена в 1922 году на судостроительной верфи «Уайт Стар Лайн» и имела водоизмещение 19.6 тысяч тонн. Транспорт был способен взять на борт одновременно более 6 тысяч человек в тяжелых условиях военного времени. Командовал «Лаконией» опытный капитан Рудольф Шарп, на протяжении многих лет, весьма успешно водивший суда в теплых водах Атлантического океана.

Рейс предстоял крайне опасный, но иного выхода не было, на корабль были погружены женщины и дети, которых было необходимо в срочном порядке переправить на Родину – таково было непосредственное желание командования.

Целый месяц «Лакония» спокойно мчалась к намеченной ею цели, конец которой был уже совсем близко, и потому среди пассажиров и команды царило всем понятное возбуждение, каждый из них надеялся вскоре увидеть долгожданный берег. Вечером 12 числа многие пассажиры вышли на палубу, чтобы подышать свежим воздухом, в тесных и душных каютах тропической ночью находиться было практически невозможно. В общем зале звучала музыка, некоторые пары танцевали, наслаждаясь приятной мирной обстановкой. В 8 часов 7 минут вечера корабль содрогнулся от сильного взрыва, спустя несколько секунд раздался еще один взрыв, «Лакония» замерла, выключилось электричество, началась паника.

Капитан, осознавший в первые же минуты, что судно тонет, передал в эфир призыв о помощи, а также сообщение о том, что в районе крушения действует вражеская подводная лодка, после чего начал немедленную эвакуацию.

sea-man.org

Лакония (лайнер) Википедия

U-156

Перевозка пленных с Лаконии с U-156 на U-507 (на заднем плане)
Государство флага Германия
Спуск на воду 21 мая 1941
Выведен из состава флота 8 марта 1943
Современный статус потоплена авиацией
Тип корабля Большая океанская ДПЛ
Обозначение проекта IXC
Скорость (надводная) 18,2 узлов
Скорость (подводная) 7,3 узлов
Предельная глубина погружения 230 метров (расчётная)
Экипаж 48 (по штату 1941 года)
Водоизмещение надводное 1 120 тонн
Водоизмещение подводное 1 232 тонн
Длина наибольшая
(по КВЛ)
76,76 метра
Ширина корпуса наиб. 6,76 метра
Высота 9,4 метра
Средняя осадка
(по КВЛ)
4,7 метров
Дизель-электрическая («MAN» 2х2200 л.с./э.д. 2х500 л.с.)
Артиллерия 105-мм орудие L/45 (110 снарядов)
Торпедно-
минное вооружение
6 ТА калибра 533 мм, 22 торпеды, до 44 мин TMA
ПВО 1 37-мм и 1 20-мм зенитных автомата
 Медиафайлы на Викискладе
У этого термина существуют и другие значения, см. U-156.

U-156 — подводная лодка типа IXC кригсмарине времен Второй мировой войны. Заложена 11 октября 1940 года на верфи «Dechimag A.G. Weser» в Бремене под строительным номером 998. Спущена на воду 21 мая 1941, вошла в строй 21 ноября 1941 года.
Погибла при выполнении боевого задания 8 марта 1943 года.

Служба

Командиром лодки на протяжении всей её службы был капитан-лейтенант (позднее корветенкапитан) Вернер Хартенштайн (1908 года рождения)).

4 сентября 1941 года — 31 декабря 1941 года — в составе 4-й флотилии (подготовка экипажа). 1 января 1942 года и до последних дней — в составе 2-й флотилии.

Повреждённый атакой U-156 эсминец USS Blakeley. 27 мая 1942

Выполнила 5 боевых походов. Принимала участие в нападении на Арубу в феврале 1942.

Потопила 20 судов общей грузовместимостью 97 504 брт. Повредила 3 судна (18 811 брт) и один военный корабль (1 190 тонн).

Во время выполнения первого похода 16 февраля 1942 года из-за несчастного случая (забыли вынуть предохранительную пробку) произошёл взрыв снаряда в стволе орудия. Погиб один матрос, а артиллерийский офицер потерял ногу. Разрушенную часть ствола удалили и лодка продолжила боевое патрулирование.

Инцидент с «Лаконией»

Выйдя 15 августа 1942 года из Лорьяна (Франция) в очередное патрулирование (в составе отряда «Пфайль»), 12 сентября в квадрате ЕТ 7721 (сетка кригсмарине) U-156 встретила войсковой транспорт «Лакония» (англ.), следовавший из Суэца в Великобританию.

На борту находилось более 2 700 человек: 463 члена экипажа, около 80 гражданских пассажиров, в том числе женщин и детей, 268 британских военнослужащих, около 1 800 военнопленных итальянцев и 103 поляка-конвоира[1].

В 11:37 наблюдатель U-156 доложил, что видит дым. На мостик поднялся капитан. Лодка увеличила скорость и легла курсом на перехват.

К 15 часам класс корабля был идентифицирован и было принято решение об атаке (из надводного положения в тёмное время суток). Был произведён залп из торпедных аппаратов № 1 и № 3 с интервалом в 20 секунд.

В 22:07 судно поразила первая торпеда, через несколько секунд — вторая.

В 22:22 с борта судна дали радио открытым текстом об атаке подводной лодки и о бедственном положении.

В 23:25 судно затонуло в точке с координатами 04°34" N 11°25" W.

Обнаружив, что среди находящихся в воде людей имеются итальянцы, Хартенштайн принял решение оказать помощь спасающимся. Уже проводя спасательную операцию, он запросил у штаба инструкции. Понимая, что собственными силами не справиться, 13 сентября в 06:00 капитан на волне 25 метров передал радиограмму следующего содержания:

Если какой-нибудь корабль пожелает оказать помощь экипажу „Лаконии“, я не стану атаковать его при условии, если сам не буду атакован с моря или с воздуха. Имею на борту 193 спасенных. 4 градуса 52 минуты южной широты, 11 градусов 26 минут западной долготы.Германская подводная лодка.

На помощь поспешили подводные лодки Кригсмарине U-506 и U-507, а также итальянская «Каппеллини» («Cappellini» капитан 1-го ранга Марко Реведин). Главнокомандующий Кригсмарине адмирал Редер обратился за помощью к правительству Виши, которое выслало к месту трагедии сторожевые корабли «Аннамит» (капитан 3-го ранга Кемар) и «Дюмон д'Юрвиль», а также крейсер «Глуар»[2].

14 сентября U-156 приняла на борт свыше 400 человек. Затем около половины из них были снова высажены в шлюпки и на плоты. Всего в океане теперь плавало 22 спасательных шлюпки и плота, на которых нашли временное спасение примерно полторы тысячи человек. В воде больше не оставалось ни одного потерпевшего.

15 сентября U-156 дождалась пришедших на помощь U-506 и U-507, на борт которых была передана часть спасённых с «Лаконии». На борту U-156 оставалось 55 итальянцев и 55 англичан, в том числе 5 женщин.

Бомбардировка ВВС США немецкой подлодки и спасённых с «Лаконии»

16 сентября в 11:25 над U-156, имевшей на борту более ста спасшихся с «Лаконии» и четыре шлюпки со спасшимися на буксире, пролетел четырёхмоторный самолёт (B-24 Либерейтор) с опознавательными знаками США. Через полчаса он вернулся. При появлении самолёта на мостике подлодки был растянут флаг Красного Креста. С подводной лодки попытались связаться с самолётом с помощью сигнального прожектора, но не получили ответа. В 12:32 самолёт снова приблизился к U-156[3]. Это был всё тот же Либерейтор, хотя немцы об этом не знали.

К этому времени пилот Либерейтора, лейтенант Джеймс Д. Харден (англ. James D. Harden), получил недвусмысленный приказ командира эскадрильи ВВС армии США на острове Вознесения Роберта С. Ричардсона III: «Топи их всех». Американский историк Клэй Блэйр объясняет этот приказ отсутствием у Ричардсона информации о проводимой немцами спасательной операции[2]. Харден выполнил несколько заходов, сбросив на U-156 пять или шесть бомб. Одна бомба взорвалась между спасательными шлюпками, перевернув одну из них[3][2]. Две последние бомбы взорвались прямо под центральным отсеком U-156, поэтому Харден счёл, что ему удалось потопить вражескую подлодку[2]. На самом деле U-156 была лишь повреждена. В лодку стала поступать вода, а повреждённые аккумуляторные батареи начали выделять ядовитый хлор, поэтому Хартенштайн в 13:11 передал сигнал бедствия и приказал высадить всех посторонних в шлюпки. В 13:45 подлодка смогла погрузиться и осуществить ремонт, насколько это было возможно в море.

Всплыв, в 23:04 Хартенштайн радировал о случившимся в штаб.

17 сентября в 12:22, U-507 также подверглась атаке, но успела погрузиться до начала бомбометания[3].

Итоги

U-156 получила значительные повреждения: был заклинен зенитный перископ, командирский перископ не поворачивался, вышли из строя семь элементов батарей, сорван фланец магистрали водяного охлаждения дизеля, сломан радиопеленгатор, отказали гидроакустические станции.

Узнав об атаках авиации США на занятые спасательной операцией подлодки, командующий подводными силами кригсмарине адмирал Дёниц отдал так называемый «приказ о „Лаконии“», запрещавший оказание помощи выжившим с потопленных кораблей и судов противника.

Всего из экипажа и пассажиров Лаконии спаслось 1111 человек, из которых 20 сумели добраться до побережья Африки на шлюпках, 6 итальянцев и 2 британских офицера были увезены на итальянской подлодке «Каппеллини», остальных приняли на борт французские корабли. Большинство погибших (по разным оценкам от 1000[2] до 1400 человек[4]) составили итальянские военнопленные.

Гибель

В 13:15 8 марта 1943 года погибла от атаки самолёта ВМС США («Каталина»), восточнее острова Барбадос. Весь экипаж (53 человека) погиб.

В фильмографии

  • Инциденту с потоплением "Лаконии" лодкой U-156 посвящён двухсерийный фильм Крушение «Лаконии» (2010 г.).

Сноски и источники

Ссылки

wikiredia.ru

Подводная война и законы кармы

Вторая мировая война отмечена рядом инцидентов с подлодками, которые стали причиной гибели большого количества военнопленных или репатриантов. Случай с британским транспортом «Лакония» является известнейшим из них благодаря большому количеству погибших, львиную долю которых составили итальянские военнопленные. «Лакония» унесла бы и больше жизней, если бы не совместная спасательная операция немецких, французских и итальянских кораблей. Великобритания и США же не сделали толком ничего, чтобы уменьшить количество жертв этой трагедии. Однако история циклична, и спустя два месяца на море произошла ещё одна катастрофа, жертвой которой стали уже британские военнопленные.

Поход к Кейптауну

После получения ценных сведений о системе морской обороны и судоходных маршрутах у Кейптауна штаб немецких подводных сил разработал план операции по нападению на судоходство союзников у берегов Южной Африки. Получив «добро» от командования кригсмарине, которое видело в операции большие перспективы, Карл Дёниц приступил к её реализации. Для набега было выделено восемь субмарин, сведённых в две группы: группа «Айсбэр» (Eisbär — «полярный медведь») состояла из четырёх лодок типа IXC, а четыре подводных крейсера типа IXD2 составляли вторую, безымянную группу.

Лайнер «Лакония» в довоенное время (https://en.wikipedia.org)

Группа «Айсбэр» должна была нанести внезапный удар по судоходству у Кейптауна, после чего по возможности начать действия в Индийском океане восточнее него. Для обеспечения её топливом выделялся подводный танкер U 459. Подводные крейсера IXD2 должны были действовать в районе между Кейптауном и Мадагаскаром, где противолодочная оборона союзников была в зачаточном состоянии, а суда совершали одиночные плавания, почти как в довоенное время.

Одной из лодок группы «Айсбэр» была U 156 корветтен-капитана Вернера Хартенштайна (Werner Hartenstein), которая вышла из Франции вечером 20 августа 1942 года. Спустя неделю, когда лодка находилась к востоку от Азорских островов, она была привлечена к атаке обнаруженного конвоя SL-119. Хартенштайну удалось потопить отставшее от конвоя британское судно, после чего он продолжил свой путь на юг. 9 сентября U 156 пересекла экватор и двигалась к острову Вознесения, который должна была обойти с востока.

Гибель «Лаконии»

Продвижение Хартенштайна к Кейптауну остановил инцидент, который произошёл спустя трое суток. Днём 12 сентября U 156 обнаружила пароход, шедший зигзагом на скорости в 14 узлов. Хартенштайн начал его преследование, чтобы атаковать с наступлением сумерек. В 22:07 U 156 выпустила по цели две торпеды, после немцы наблюдали одно попадание под мидель, а затем услышали второе. Пароход остановился и начал садиться носом в воду. Наблюдая за начавшимся спуском шлюпок, Хартенштайн спокойно ждал, пока тот затонет.

В 22:22 радист лодки доложил, что судно передаёт в эфир своё название, координаты и сигнал бедствия. Правда, радиостанции союзников его не приняли — передача велась не с лайнера, а с одной из шлюпок, где был небольшой радиопередатчик, — зато Хартенштайн узнал, что атаковал британский лайнер «Лакония» (Laconia), принадлежавший до войны компании «Кунард-Уайт Стар Лайн» (Cunard-White Star Line Limited). Когда субмарина описывала циркуляцию вокруг него, немцы услышали крики о помощи на итальянском языке. U 156 подошла ближе, и подводники извлекли из воды несколько итальянцев, ввергнувших командира лодки в шок своими рассказами — согласно им, на судне находилось от 1200 до 1800 итальянских пленных.

«Лакония» была войсковым транспортом, который совершал рейс из Египта в Канаду. На его борту, помимо экипажа, находилось несколько сотен пассажиров из числа военных и гражданских лиц. Кроме этого, на «Лаконии» было около 1800 итальянских военнопленных, охранявшихся польскими военнослужащими. Торпеды U 156 как раз попали в район помещений, где содержались итальянцы, поэтому многие из них погибли уже при взрыве.

Слева командир U 156 Вернер Хартенштайн вошёл в историю Второй мировой как один из самых гуманных подводников. Этот фотопортрет был сделан после возвращения U 156 из похода, в котором она участвовала в спасательной операции людей с «Лаконии». Вернувшегося Хартенштайна Дёниц наградил Рыцарским крестом. Справа U 156 возвращается из похода, июль 1942 года. Десяток автомобильных шин и камер к ним были выловлены из воды в качестве трофея после торпедирования 17 мая британского парохода «Баррдейл» (https://www.subsim.com)

Когда судно начало тонуть, поляки отказались выпустить пленных из запертых помещений, и большая часть переживших взрыв итальянцев ушла на дно вместе с «Лаконией». Лишь нескольким сотням удалось выбраться на палубу, где разразилась настоящая битва у шлюпок. Поляки и англичане не пускали итальянцев в шлюпки, угрожая оружием — кое-кого ранили штыками или застрелили.

«Не буду атаковать, если сам не буду атакован»

В 23:23 транспорт затонул. Дальнейшие события идут вразрез с представлениями, сформированными пропагандой союзников о немецких подводниках, — U 156 не ушла с места событий, и её экипаж начал вылавливать людей из воды. 13 сентября в 01:25 в штаб подводных сил была отправлена радиограмма:

«От Хартенштайна: потопил британское судно «Лакония» в квадрате FF 7721, курс 310°. К сожалению, с 1500 итальянскими пленными. К этому моменту 90 человек поднято на борт. Топлива 157 тонн, 19 торпед, пассат 3 балла, жду приказаний».

Ответ от Дёница пришёл в 03:45. Из него следовало, что U 156 идут на помощь все лодки группы «Айсбэр», включая танкер, а также U 506 капитан-лейтенанта Эриха Вюрдемана (Erich Würdemann) и U 507 корветтен-капитана Харро Шахта (Harro Schacht). Командующий пытался импровизировать, составив план, согласно которому семь его субмарин доставили бы выживших с «Лаконии» в вишистский Кот-д'Ивуар, находившийся в 600 милях от места трагедии. На помощь Дёниц планировал отправить также итальянскую субмарину «Каппеллини» (Cappellini). Одновременно Дёниц уведомил Берлин об инциденте и о предпринятых шагах.

Передача спасшихся с «Лаконии» с U 156 на U 506 (https://en.wikipedia.org)

Однако пока «наверху» решали, как поступить дальше, Хартенштайн сделал новый ход. В 04:37 он радировал в штаб обстановку, сообщая о подборе 193 человек, включая 21 англичанина, и о том, что «сотни людей в воде цепляются за обломки и держатся на плаву только благодаря спасательным жилетам». Командир U 156 предложил объявить район катастрофы свободным от военных действий. Не дождавшись ответа, Хартенштайн в 06:00 отправил открытым текстом следующее сообщение на английском языке, продублировав его через 10 минут:

«Если какой-нибудь корабль поможет терпящей бедствие команде «Лаконии», я не буду атаковать его, если я сам не буду атакован кораблём или ВВС. Я подобрал 193 человека. 4°52' юж. широты, 11°26' зап. долготы. Немецкая субмарина».

Как писал американский историк Клэй Блэйр, радиограмму приняли во Фритауне, но англичане сначала не поверили в её правдивость. Спустя двое суток до них всё же дошло, что «Лакония» действительно погибла, поэтому был составлен план спасения людей с неё путём отправки к месту трагедии британского судна «Эмпайр Хэвен» (Empire Haven). На острове Вознесения был американский транзитный аэродром, и 15 сентября Фритаун уведомил тамошних американцев об отправке судна и попросил прикрыть его с воздуха. Однако в этом сообщении ничего не было сказано о немецкой лодке и её призыве о помощи. В дальнейшем это обстоятельство сыграло плохую роль в истории спасения людей с «Лаконии».

План спасения

Тем временем Берлин определился со своей позицией. Согласно упомянутому Блэйру, Гитлер был против отказа от операции у Кейптауна, поэтому гросс-адмирал Редер уведомил Дёница о следующем: группу «Айсбэр» нужно снова повернуть на юг, включая и U 156, а спасательную операцию вести силами U 506, U 507 и «Каппеллини». Последние должны были передать спасшихся вишистским кораблям из Дакара или Кот-д'Ивуара, о чём Редер попросил французов. Три лодки должны были брать на борт только итальянцев. Предложение Хартенштайна о заключении временного перемирия с противником в районе гибели «Лаконии» было отклонено Редером, так как он считал немудрым рассчитывать на согласие союзников в этом. Однако об отклонении его плана самого Хартенштайна не уведомили.

Слева выжившие с «Лаконии» на палубе U 507, справа шлюпка с выжившими (https://arcangelolombari.wordpress.com)

Дёниц скорректировал приказ начальства по-своему: сначала он хотел заменить U 156 на месте гибели «Лаконии» на U 159 и отправить Хартенштайна к Кейптауну, но передумал; в итоге U 159 сама была включена в «Айсбэр». Лодки этой группы получили приказ идти к Кейптауну, а Хартенштайн должен был дождаться U 506 и U 507, после чего вместе с ними взять столько людей, сколько нужно для сохранения возможности погружаться и следовать навстречу французским кораблям. При этом Дёниц не указал командирам, кого брать на борт, а кого нет.

Хартенштайн тем временем продолжал оказывать помощь более чем 1000 спасённых, больше половины из которых были англичане. К этому моменту он вытащил из воды 400 человек, распределив половину из них по шлюпкам. U 156 напоминала наседку, снующую между цыплятами: в месте гибели лайнера находились 22 шлюпки и множество плотиков, заполненных людьми. Немцы смогли откачать воду из затопленных шлюпок, делились водой и кормили англичан, поляков и итальянцев, размещали людей в шлюпках так, чтобы не допустить их перегруза. Хлопот у подводников было много, а помощь не шла: не было замечено ни одного судна, ни одного самолёта.

Выжившие с «Лаконии» на палубе U 507 (http://www.u-boote.fr)

Наконец, 15 сентября подошли Вюрдеман и Шахт, которые приняли на борт более 100 человек каждый. На U 156 осталось 110 человек: 55 итальянцев и 55 англичан, включая пять женщин с детьми. Затем немецкие субмарины взяли шлюпки на буксир (от четырёх и более) и потащили их к месту встречи с французскими кораблями. Вот как описывал события в своём отчёте командир U 506:

«15 сентября 1942 года от U 156 были принят 131 итальянец. Люди были размещены в разных частях лодки, после чего было сделано пробное погружение, потому что лодка должна была оставаться готовой к срочному погружению. Во второй половине того же дня были найдены четыре переполненные шлюпки, где было в общей сложности около 250 выживших, треть из которых итальянцы; они были взяты на буксир в течение ночи. Шлюпки в хорошем состоянии и оснащены парусами, есть морской якорь, компас и провизия на нескольких дней. Из этих шлюпок ещё 11 итальянцев (девять раненых или больных, врач и один, знающий немецкий) и девять английских женщин и детей были взяты на борт, так что теперь выживших на борту стало 151 человек».

«Топи их всех!»

Несмотря на успешное течение спасательной операции, судьба готовила выжившим с «Лаконии» и подводникам новое испытание. Как уже упоминалось, на острове Вознесения американцы держали аэродром для транзитных полётов из Западного в Восточное полушарие. Место было секретное и стратегически важное. Силам гарнизона острова была придана 1-я смешанная эскадрилья армии США, которой командовал капитан Роберт Чарлвуд Ричардсон (Robert Charlwood Richardson III), сыгравший роковую роль в истории спасения людей с «Лаконии».

Кадр из телефильма «Гибель «Лаконии» 2011 года. На нём воссоздана ситуация на U 156 16 сентября 1942 года — на палубе полно людей, а на рубке вывешен флаг Красного Креста (https://www.sbs.com.au)

Знавший от англичан ситуацию только частично, Ричардсон послал для прикрытия британского судна, шедшего на место трагедии из Фритауна, транзитный «Либерейтор» из 343-й бомбардировочной эскадрильи. Ричардсон знал, что в районе острова транзитные самолёты видели какие-то субмарины, но посланные на поиск В-25 не обнаружили их. В итоге, рано утром 16 сентября в «Либерейтор» загрузили глубинные и авиационные бомбы и отправили к месту, где находился Хартенштайн. Согласно журналу боевых действий U 156, самолёт появился над лодкой в 11:25. Немцы развернули белый флаг с Красным Крестом размерами 2×2 метра и морзянкой пытались связаться с самолётом.

Изумлённый увиденным, пилот лейтенант Джеймс Харден (James D. Harden) полчаса кружил над лодкой, после чего ушёл на северо-запад. Во время этой паузы он связался с Ричардсоном и запросил дальнейшие инструкции, описав ситуацию. Ричардсон, понятия не имевший о том, чем занимаются немцы (экипаж самолёта опознал лодку как немецкую), отдал приказ атаковать субмарину. Он опасался, что аэродром его эскадрильи может стать мишенью для обстрела с субмарины — особенно уязвимы были ничем не замаскированные резервуары с авиационным бензином.

В 12:32 самолёт снова появился над U 156 и атаковал, сбросив в несколько заходов пять бомб. Первая взорвалась среди буксируемых субмариной шлюпок и перевернула одну из них, ещё две бомбы упали рядом с субмариной, скрыв её под фонтанами воды. На U 156 начались течи в двух отсеках, батарея начала выделять газ. Хартенштайн приказал экипажу готовиться покинуть лодку, предварительно отправив всех спасённых из отсеков за борт. Заметив, что субмарину стали покидать люди, Харден посчитал её тонущей, и самолёт ушёл на базу.

Роберт Чарлвуд Ричардсон, отдавший приказ бомбить U 156 (http://www.coconuttimes.com)

Однако поспешные выводы командира U 156 о «смертельном ранении» лодки были неверны. Оценив повреждения, немцы поняли, что лодка пригодна к плаванию, что было сочтено ими как «чудо немецкого кораблестроения». Они с «галантной настойчивостью» подняли на борт всех, кто покинул U 156 после бомбёжки, затем разместили их по шлюпкам. После атаки Хартенштайн больше не хотел испытывать судьбу и погрузился для ремонта. Спустя 10 часов лодка всплыла и отправила в штаб сообщение об инциденте с атакой флага Красного Креста.

Всех лишних за борт!

Получив сообщение Хартенштайна, Дёниц приказал ему свернуть спасательную операцию и больше не подвергать лодку опасности. Одновременно с этим на U 506 и U 507 было отправлено сообщение о соблюдении готовности к погружению в любую минуту, высадке в шлюпки всех спасшихся, кроме итальянцев, которых нужно было доставить в точку рандеву с французскими кораблями.

Получив приказ, Шахт высадил находившихся на борту англичан в шлюпки, оставив двух офицеров в качестве пленных. Вюрдеман же не стал высаживать девять женщин и детей, оставив их вместе со 142 итальянцами и доложив, что никаких самолётов в небе нет. Однако 17 сентября в 12:22 он был атакован всё тем же «Либерейтором» лейтенанта Хардена. Как писал Блэйр, U 506 несказанно повезло: в первом заходе самолёт прошёл над погружающейся лодкой, но не смог сбросить бомбы, а когда это было сделано вторым заходом, U 506 была уже на 60-метровой глубине.

Этот день можно считать финальным в истории спасения людей с «Лаконии» немецкими подлодками. Спустя пять часов после бомбёжки U 506 встретилась с французскими крейсером «Глуар» (Gloire) и шлюпом «Аннамит» (Annamite). Там же Вюрдеман встретился с U 507 — обе подлодки с 17:55 по 20:30 передали на «Аннамит» 305 человек, предварительно сообщив на «Глуар» координаты зоны поиска шлюпок с «Лаконии». Чуть позднее к поискам присоединился ещё один французский шлюп «Дюмон-д'Юрвиль» (Dumont d'Urville).

Живые и мёртвые

Как писал Клэй Блэйр, французы начали поиск оставшихся в живых, подбирая их из шлюпок, с плотиков и из воды. 18 сентября «Глуар» встретился с «Аннамитом» и забрал с него людей, после чего ушёл в Дакар, оставив шлюпы вести поиски. На борту крейсера находился 1041 человек: 597 англичан (включая 48 женщин и детей), 373 итальянца, 70 поляков и один грек. 19 декабря с «Дюмон-д'Юрвилем» встретилась «Каппеллини», которая пришла к месту гибели «Лаконии» двумя днями позже. Она передала на шлюп 42 итальянца, оставив у себя на борту двух англичан как пленных и шесть итальянцев для их охраны. Французы продолжали поиски до 21 сентября, но никого больше не обнаружили. Однако две шлюпки с 20 выжившими с «Лаконии» сумели самостоятельно дойти до Африки.

Таким образом, согласно Блэйру, количество выживших с «Лаконии» составило 1113 человек. Эти данные разнятся с другими источниками. Сайт uboat.net указывает на 1083 спасшихся, что совпадает только с числом попавших на французские корабли, но явно не учитывает ещё 30 человек: 10 оставшихся на подлодках и 20 достигших берега самостоятельно. Британский исследователь Кеннет Уинн называет цифру в 1111 человек, но сообщает, что «несколько из них умерли после спасения».

Не всё понятно и с количеством жертв «Лаконии» — цифры также разнятся. Однако Харро Шахт, опросив выживших, записал в журнале боевых действий U 507, что на судне было «1800 итальянских военнопленных, 160 бывших польских пленных из России как конвоиров военнопленных, 463 члена экипажа, 268 военнослужащих-отпускников (армия, ВМС, ВВС) и 80 женщин и детей». Таким образом, общее количество людей на транспорте могло достигать 2700-2800 человек. После вычета спасённых станет ясно, что погибло около 1700 человек, из которых приблизительно 1400 были итальянцами.

Всё случившееся стало для Дёница показателем того, что его командиры недостаточно тверды для безжалостной войны. Любопытно, что Хартенштайна он не винил, а наоборот оправдывал. Командующий считал, что было неправильно полагаться на милосердие и разум противника при объявлении Хартенштайном «перемирия по умолчанию», однако, по мнению Дёница, командир U 156 действовал из лучших побуждений, а верховное командование устранилось от решения этого вопроса.

Однако во избежание повторения таких ошибок 17 сентября Дёниц передал на все лодки напоминание-разъяснение, в котором призывал воздерживаться от помощи выжившим с потопленных судов, напоминая, что враг не ведёт рыцарской войны. Эта радиограмма, вошедшая в историю как «приказ «Лакония», впоследствии обернулась для будущего гросс-адмирала неприятностями на Нюрнбергском процессе.

Британская «Лакония»

Как оказалось, 17 сентября 1942 года не было окончанием истории с «Лаконией», и спустя два месяца она получила неожиданное продолжение. В Средиземном море разыгралась подобная трагедия, где в роли жертв оказались уже не итальянские, а британские военнопленные, а спасательную операцию пришлось проводить британской субмарине.

3 ноября Мальту покинула британская подлодка «Сахиб» (HMS Sahib) лейтенанта Джона Генри Бромейджа (John Henry Bromage). Её командир получил приказ действовать к востоку от Туниса, препятствуя морским перевозкам противника из Италии в северную Африку. 14 ноября, когда лодка патрулировала северные походы к заливу Габес, Бромейдж получил сообщение от авиаразведки об одиночном судне, идущем к тунисскому побережью. Субмарина начала поиск, который увенчался успехом — в 19:29 того же дня она обнаружила затемнённое судно.

Британская подлодка «Сахиб» (https://en.wikipedia.org)

Так как цель была небольшой, Бромейдж решил атаковать её артиллерией — было выпущено 12 снарядов и наблюдалось 10 попаданий, после чего судно остановилось и начало радировать в эфир сигнал бедствия. В 19:50 лодка выпустила торпеду, которая попала в район машинного отделения, и судно очень быстро затонуло. Бромейдж подошёл поближе, и вскоре из воды были услышаны крики «Мы британские пленные!» Немедленно были предприняты меры к спасению людей, и в течение 35 минут на борт был поднят 61 человек: 35 итальянцев и 26 британцев, многие из которых были ранены.

В 20:28 с кормового направления были услышаны импульсы гидроакустической станции, и вскоре был замечен бурун. Поэтому лодка дала полный ход, а затем погрузилась — 10 человек, замеченных ранее в воде, подобраны не были. Субмарина дала радиограмму о прерывании похода и взяла курс на Мальту. От спасённых Бромейдж узнал, что судно перевозило 810 британских военнопленных под охраной 200 итальянских солдат. Торпеда попала в грузовой трюм, где находились пленные, и большинство из них мгновенно погибли.

Жертвой «Сахиба» стало итальянское судно «Сциллин» (Scillin), которое в 13:00 пятницы 13 ноября вышло из Триполи. Конечной точкой пути была Сицилия, к которой судно следовало прибрежным маршрутом. Различные источники называют несколько отличные друг от друга цифры количества британцев на «Сциллин», от 810 до 830, но очевидно, что после торпедирования почти все пленные погибли, а общее число жертв на судне, с учётом итальянцев, составило около 1000 человек.

Итальянское судно «Сциллин», перенявшее у «Лаконии» смертельную эстафету в ноябре 1942 года. На нём погибло около 1000 человек, 800 из которых были британскими пленными (https://www.wrecksite.eu)

У Бромейджа был приказ атаковать суда, идущие в Африку, а «Сциллин» шёл на север, но командиру лодки это сошло с рук — теоретически «Сциллин» мог направляться из Триполи в один из тунисских портов. Главными виновниками трагедии Великобритания решила считать итальянцев, так как военнопленным не были выданы спасательные пояса, а самих их держали под замком в трюмах битком набитого небольшого судна. Шансов спастись почти не было. После войны обвинить Италию в военном преступлении не удалось из-за малого количества свидетельств о трагедии.

Любопытно, что правительство Великобритании 54 года держало инцидент со «Сциллин» в секрете. На все запросы родственников погибших на судне министерство обороны отвечало, что они умерли в итальянских лагерях. Только в 1996 году, после повторных запросов, они узнали правду о том, как погибли их близкие. Такая секретность стала поводом для версии о причастности к этому делу военной разведки и системы перехвата и дешифровки «Ультра», с помощью которой союзники читали радиограммы стран Оси.

Существование этой системы также долгие годы не предавалось огласке, поэтому мир узнал о ней только в 1970-х. Некоторые из исследователей склонны объяснять полувековую тайну гибели «Сциллин» тем, что разведка союзников знала о «грузе» судна из перехвата вражеских сообщений, но ничего не было сделано для того, чтобы предотвратить катастрофу.

Случаи «Лаконии» и «Сциллин» являются иллюстрацией того, каким опасным делом в условиях морской войны была транспортировка пленных морем. Однако эти инциденты не были исключением из правил, так как вслед за ними произошло ещё несколько подобных катастроф, умноживших жертвы среди военнопленных. Женевская конвенция 1929 года не оговаривала условия морской транспортировки, поэтому воюющие стороны не запрашивали коридор для безопасного прохода судов и вообще не уведомляли друг друга о таких перевозках, пуская суда с пленными в одиночное плавание.

В обоих описанных случаях и англичане, и итальянцы не заботились о безопасности пленных. Это касалось и других стран-участниц Второй мировой войны. Лишь в 1949 году в Женевской конвенции об обращении с военнопленными появилась статья №46, оговаривавшая безопасность их транспортировки морем, которая была куплена ценой жизни тысяч людей со статусом «военнопленный».

Автор выражает признательность Евгению Скибинскому за помощь в работе над статьёй.


Источники и литература:

  1. NARA T1022 (трофейные документы немецкого флота)
  2. Blair С. Hitler's U-boat War. The Hunted, 1942-1945 – Random House, 1998
  3. Hezlet A. British and Allied Submarine Operations in World War II. Vol.1 – The Royal Navy Submarine Museum, 2001
  4. Roll H.-J. Korvettenkapitän Werner Hartenstein: Mit U 156 auf Feindfahrt und der Fall «Laconia» – Flechsig Verlag, 2009
  5. Wynn K. U-Boat Operations of the Second World War. Vol.1-2 – Annapolis: Naval Institute Press, 1998
  6. Дёниц К. Немецкие подводные лодки во Второй мировой войне. Пер. с нем. – М., Воениздат, 1964
  7. http://www.naval-history.net
  8. https://uboat.net
  9. www.uboatarchive.net
  10. http://rnsubs.co.uk

warspot.ru

Энциклопедия кораблей/Гибель кораблей/Вторая мировая/Лакония

Британское транспортное судно «Лакония» (Laconia) уже 20 лет бороздила моря и океаны. Судно было построено в 1922 году на знаменитой судоверфи «Кунард лайн». Водоизмещение его составляло 19695 тонн. До войны «Лакония» ходила на линии Северной Атлантики, с началом же военных действий, как и многие другие гражданские суда, служила военным транспортом. В мирное время она могла принять на борт 1580, в военных условиях - до 6000 человек.

12 августа 1942 года она вышла из Суэца в Великобританию. На борту «Лаконии» находились британские солдаты и офицеры, а также служащие с семьями: женщины и дети да, кроме того, еще 1800 итальянских пленных, захваченных в Ливии. Перед отправкой их заперли в трюмах. Охраняли их польские солдаты.

12 сентября 1942 года «Лакония» с попутным ветром мчалась по Южной Атлантике, делая 15 узлов в час. Капитан судна Рудольф Шарп ни на минуту не забывал, что на его плечах лежит ответственность за жизнь 2789 человек, включая пассажиров и экипаж.

В тропиках ночь наступает быстро. К концу ужина, в 20 часов, уже стемнело. В кают-компании из проигрывателя лился блюз. Как и каждый вечер, несколько пар танцевало. Другие коротали время за бриджем. Многие пассажиры вышли на палубу подышать воздухом.

В 20 часов 07 минут страшной силы взрыв потряс судно. Людей, находившихся в кают-компании и в коридорах, швырнуло на пол. С грохотом разлетелись переборки, и в воздухе закружилась какая-то серая пыль. Погас свет. И тут раздался второй взрыв. Электричество отказало на большей части судна, и люди в темноте натыкались друг на друга. Всем было велено подняться на верхнюю палубу

«Лакония» уже начинала медленно крениться на борт. Никакой паники, однако, не возникало. Пассажиры бросились к своим каютам за спасательными поясами, а оттуда - к трапам. Люди поднимались вверх, каждый - на свое определенное место, где находились заранее распределенные шлюпки. Матери успокаивали детей. Некоторые пассажиры даже шутили.

Пленные итальянцы умоляли польских охранников выпустить их. Но никакого приказа не поступало, и солдаты отказались открыть двери. Тогда итальянцы налегли на стальные решетки. Оказавшиеся в первых рядах были немедленно раздавлены, но остальные все напирали, и вот металл не выдержал, начал гнуться и ломаться...

«Лакония» между тем уже сильно накренилась, поэтому спустить шлюпки можно было только с одного борта. Вскоре выяснилось, что всем места в шлюпках не хватит. Тем более что спущенные на воду шлюпки быстро удалялись от корабля.

Люди в панике заметались по палубе. Офицер Королевского флота лейтенант Джон Тилли приказал: «Первыми спускаются женщины и дети!» Польским охранникам была дана команда не пропускать к борту напиравших сзади итальянцев.

А пассажиры между тем начали строить из подручных средств плоты. Наконец были сброшены веревочные лестницы и тросы, по ним стали спускаться люди. Сотни мужчин и женщин оказались в воде. Кое-кто держался на плаву только благодаря спасательным поясам.

На капитанском мостике «Лаконии», медленно уходящей под воду, спокойно стоял капитан Рудольф Шарп. Он сделал все, что мог: организовал эвакуацию людей, передал по радио координаты судна, сообщил, что «Лаконию» потопила подводная лодка.

Вдруг «Лакоиия» резко выпрямилась и с ужасающим грохотом ушла под воду. Произошло это в 21 час 25 минут по Гринвичу.

Человека, потопившего «Лаконию», звали Вернер Гартенштейн. Это был тридцатитрехлетний капитан 3-го ранга, командир немецкой подводной лодки U-156, надежного корабля, спущенного на воду в октябре 1941 года.

U-156 вышла из Лорьяна 15 августа 1942 года, получив задание обогнуть мыс Доброй Надежды и войти в Мозамбикский пролив. 12 сентября 1942 года в 11 часов 37 минут по немецкому времени наблюдатель доложил, что видит справа дым. Немедленно последовал приказ Гартенштейна: увеличить скорость до 16 узлов. Вскоре лодка приблизилась к неизвестному судну. К 15 часам командир U-156 уже знал, что имеет дело с грузопассажирским судном неприятеля.

В 22 часа 7 минут экипаж занял боевые позиции. Вернер Гартенштейн произвел пуск из торпедного аппарата №1, а спустя 20 секунд - аппарата №3. Он тогда еще не знал, что станет причиной одной из величайших трагедий в истории мореплавания.

Субмарина атаковала «Лаконию» из надводного положения. Первая торпеда угодила в середину корпуса, вторая - в корму. Позже выяснилось, что первый снаряд полностью разрушил трюм №4, в котором томилось 450 пленных итальянцев. Второй удар пришелся по трюму №2, где также пострадали итальянцы.

Гартенштейн заполнил судовой журнал: «22.07 - 7721. Торпедные аппараты №1 и №3. Полрумба. Длина вражеского корабля - 140. Время подхода - 3 минуты 6 секунд. Первая цель поражена. Вторая цель поражена. Пара должно быть гораздо больше. Паровая машина встала. Спускают спасательные шлюпки. Сильный крен на нос - с подветренней стороны. Дистанция 3000 метров. Крейсируем в ожидании окончательного затопления».

В это время радисту U-156 удалось перехватить радиограмму. Потопленное судно сообщало свое название - «Лакония», свои координаты, а дальше - бесконечный призыв: ССС. Не SOS Сигнал бедствия, как следовало бы ожидать, а именно ССС. Гартенштейн понял задумку потерпевших крушение: средняя «С» должна была означать «субмарину», то есть подводную лодку. Это был сигнал тревоги всем, находившимся в этом районе океана судам и самолетам: «Нас потопила подводная лодка. Она где-то здесь, поблизости!»

Гартенштейн приказал немедленно начать глушение радиосигнала с «Лаконии». А расстояние между двумя судами между тем все сокращалось. Светало. Немецкие подводники наблюдали ужасную картину. Шлюпки были переполнены. То же самое творилось на плотах. А сколько людей барахталось в воде, цепляясь за обломки?!

Капитан приказал сбавить ход. Здесь следовало вести себя очень осторожно. Теперь у Гартенштейна не оставалось сомнений, что потопленный им корабль был британским судном под названием «Лакония», водоизмещением в 20 тысяч тони, перевозившим тысячи пассажиров. До этого ему приходилось торпедировать только грузовые или нефтеналивные суда.

Неожиданно Гартенштейн услышал крики на итальянском языке. Он приказывает поднять на борт двух несчастных, цеплявшихся за ящик. Выяснилось, что в море плавает более тысячи союзников-солдат! Капитан распорядился вылавливать всех итальянцев.

Среди поднятых на борт оказался один, более или менее сносно говоривший по-немецки. У него Гартенштейн поспешил выяснить, сколько же было на борту «Лаконии» итальянских солдат. «Точно не знаю, но не меньше полутора тысяч», - последовал ответ.

Гартенштейн погрузился в тягостное размышление. Что скажет Муссолини, когда узнает, что немецкая подлодка виновна в смерти полутора тысяч итальянцев?

Гартенштейн решил продолжать спасательные работы. Очень скоро на борту оказалось девяносто спасенных. И, казалось, им не будет конца. В 1 час 27 минут в эфир ушла радиограмма командующему подводным флотом адмиралу Деницу. Дениц приказал трем лодкам идти на помощь Гартенштейну и принять участие в спасательных работах. К утру U-156 уже подобрала 193 человека, в том числе 21 англичанина.

В водах близ Фритауна находилась итальянская субмарина «Каппеллини». Она также направилась к месту катастрофы. В 10 часов 10 минут 14 сентября утра командир итальянской субмарины «Каппеллини» капитан 1-го ранга Марко Реведин получил приказ двигаться к месту крушения «Лаконии». Приказ был принят к исполнению немедленно.

Дениц помнил, что в Дакарском парту стоит несколько французских кораблей. Французы придерживались нейтралитета, поскольку в сентябре 1940 года подверглись нападению англичан, но в то же самое время не были расположены и к фашистам. Но ведь речь шла о спасении терпящих бедствие людей. Почему бы не обратиться к французам с предложением принять участие в операции по спасению?

В 13 часов адмирал Коллине, находившийся в Дакаре, получил приказ от Виши: приготовиться принять на борт пострадавших пассажиров с британского судна «Лакония» и двигаться к границе территориальных вод. Адмирал отдает приказ на «Дюмон Дюрвиль» следовать из порта Котону к месту крушения. Это примерно тысяча миль. Капитан судна Франсуа Мадлен понимает, что в лучшем случае подойдет к «Лаконии» 16-го вечером.

В тот же день аналогичный приказ - идти на помощь пострадавшим с «Лаконии» - получил командир сторожевого судна «Аннамит» капитан 3-го ранга Кемар. Наконец, в 16 часов адмирал Коллине выслал к месту крушения крейсер «Глуар».

В понедельник 14 сентября, с 2 до 3 часов ночи Гартенштейн, не смыкавший глаз уже около полутора суток, подводил итоги, составляя новую радиограмму для Деница. Он принял на свою лодку 400 человек. Затем, отобрав из них примерно половину, снова высадил их в лодки и на плоты. Всего в океане теперь плавало 22 спасательные шлюпки и плоты, на которых нашли временное спасение примерно полторы тысячи человек. В открытом море больше не оставалось ни одного потерпевшего. Неизвестное судно так и не показалось.

Пассажирам шлюпок и плотов передали немного продовольствия. Впоследствии участники и очевидцы тех событий единодушно соглашались, что день 14 сентября оказался для большинства из них самым тяжелым. Солнце нещадно жгло людей. Воды не хватало. Еды тоже практически не было. В тот день многие умерли. После короткой молитвы тела умерших сбрасывали в океан.

Ночь с 14 на 15 принесла небольшое облегчение. В 3 часа 40 минут Гартенштейн получил радиограмму, в которой сообщалось, что «Дюмон Дюрвиль» и «Аннамит» подойдут 17 сентября.

В 11 часов 32 минуты вахтенный матрос закричал: «По левому борту вижу судно! Пеленг 263». Это была подводная лодка U-506. Гартенштейн распорядился перевести на нее 131 итальянца. К вечеру 15 сентября на U-506 находилось более 200 пассажиров.

В тот же день, в 14 часов с минутами, подошла U-507. Она также приняла на борт наиболее слабых - всего 153 человека. К 17 часам 55 минутам погрузка была закончена. Кроме того, она взял на буксир несколько спасательных шлюпок.

16 сентября в 8 часов 28 минут «Каппеллини» встретила в открытом море первую группу спасшихся с «Лаконии». На шлюпке под алым парусом они увидели 50 человек. Это были английские солдаты и матросы.

Жизнь на шлюпке была предельно организована: у потерпевших крушение оказался компас, карта и радиопередатчик. На вопрос итальянцев, нуждаются ли они в чем-нибудь, со шлюпки ответили: «Очень нужна вода». Им спустили бутыли с водой, а также несколько бутылок вина.

В 10 часов 32 минуты «Каппеллини» повстречал еще одну шлюпку. Здесь дела обстояли гораздо хуже. Кроме 41 мужчины, в шлюпке находились 18 женщин и 25 детей, самому старшему из которых было шесть лет, а самому младшему - несколько месяцев. Командир Реведин не мог взять на борт всех. Он предложил забрать женщин и детей, но после короткого совещания женщины решили, что не расстанутся с мужьями. Тогда итальянцы спустили в шлюпку запас пресной воды, передали горячий бульон, вино, сухари, шоколад и сигареты. И «Каппеллини» отправился дальше на юг, искать других терпящих бедствие.

В 12 часов 32 минуты U-156 был атакован американским бомбардировщиком. Первые две бомбы не попали в цель. Следующая угодила точно в одну из шлюпок. Затем та же участь постигла еще одну шлюпку. Одна из бомб угодила в носовую часть подлодки. Этот эпизод стал предметом ожесточенных споров. Почему американский летчик атаковал подводную лодку, на которой был флаг Красного Креста?

В любом случае Гартенштейн вынужден был прекратить спасательные работы и направиться к западу. Когда Деницу донесли о случившемся, он был взбешен. 17 сентября в 1 час 40 минут экипажам подводных лодок, находившихся в секторе гибели «Лаконии», был передан приказ «Льва». Он гласил: «Все томми - свиньи. Безопасность подводной лодки ни при каких обстоятельствах не может подвергаться риску. Категорически запрещается подвергать наши подводные лодки любой опасности, даже если придется бросить спасаемых. Неужели вы думали, что враг будет следить за сохранностью наших лодок?» И в 5 часов 50 минут Дениц приказал посадить всех спасенных пассажиров обратно в шлюпки. Итальянцев следовало оставить на борту до подхода французов.

В 17 часов 50 минут вышел еще один приказ Деница, имевший в дальнейшем самые печальные последствия. Отныне немецким судам строжайше запрещалось, несмотря ни на какие обстоятельства, оказывать помощь терпящим крушение на море. Этот приказ, позже названный «Тритон Нуль», стоил жизни тысячам людей. А главной причиной его появления стало то самое роковое решение американского летчика.

В тот же самый день, 17 сентября, в 6 часов 52 минуты корабль «Глуар» забрал на борт пассажиров первой встреченной им спасательной шлюпки. В 14 часов «Глуар» встретился в море с подлодкой U-507 и от нее узнал, что остальные шлюпки следует искать в радиусе 40-50 миль. Чуть позже сюда же подошел «Аннамит».

Поиск терпящих бедствие продолжался еще несколько часов. Только 18 сентября в 9 часов 25 минут «Глуар» и «Аннамит» снова встретились в море.

К моменту крушения на борту «Лаконии» находилось 2789 человек, включая экипаж и пассажиров. «Глуар» привез в Дакар 1039 спасенных, еще 42 прибыли на «Аннамите». Четверо английских офицеров остались в плену: двое на подводной лодке U-507, двое - на итальянской «Каппеллини». Две спасательные шлюпки сумели самостоятельно пристать к берегу, в них находились 20 человек. Шестеро итальянцев остались на итальянской субмарине. Таким образом, спаслись 1111 человек…

www.ship.bsu.by

Судьба пассажирского судна «TSMS Lakonia» или пожар в море

 

В судьбе каждого корабля, как и у человека, есть место и дата рождения, юность, расцвет сил и старость. После выполнения своей миссии судно уходит из жизни само или помогают. И также как человек корабль может внезапно уйти из жизни, оставив после себя лишь воспоминания. Такая судьба сложилась с океанским лайнером «TSMS Lakonia», который верой и правдой прослужив отведенный ему срок, ушел на дно с несколькими пассажирами на борту.


Пассажирское судно «MS Johan van Oldenbarnevelt» было спущено на воду на верфи «Nederlandse Scheepsbouw Maatschappij» в Амстердаме 13 марта 1930 года и построено было в рекордные сроки - закладка киля была произведена 3 августа 1929 года. Судно имело семь палуб и на борту кроме пассажиров нашлось место для дополнительного груза, масса которого составила 9000 тонн.


Лайнер «MS Johan van Oldenbarnevelt» стал 89-м судном по счету, построенным в Нидерландах. Пассажирское судно, принадлежащее компании «Netherland Line» начало выполнять регулярные рейсы между портами Амстердам и Голландской колонией в Ост-Индии в течение девяти лет. Пассажирские лайнеры «MS Johan van Oldenbarnevelt» и однотипный «MS Marnix van St. Aldegonde» стали крупнейшими судами в Королевстве на то время.


Пассажирское судно «MS Johan van Oldenbarnevelt» было задумано как роскошный лайнер, поэтому к отделке приложили свои умелые руки известные художники Карел Адольф Лев Каше и скульптор Lambertus Zijl. Внутренний интерьер включал множество статуй, мозаик, гобелена и изделий из мрамора.

 

пассажирское судно «MS Johan van Oldenbarnevelt»

 

 

 

После девятилетних регулярных плаваний в начале второй мировой войны в 1939 году пассажирское судно «MS Johan van Oldenbarnevelt» было зафрахтовано известной компаний «Holland America Line» для эксплуатации его в качестве транспортного судна между портами Нью-Йорк и Батавия. После непродолжительных переходов в 1941 году судно было переоборудовано для осуществления перевозки на борту до 4000 военнослужащих. В связи с этим его новым портом приписки стал Кюрасао. После тяжелейших условий плавания в водах «кишащими» германскими подводными лодками, военному транспорту «MS Johan van Oldenbarnevelt» удалось вернуться целым и невредимым в родной порт Амстердам 13 февраля 1946 года.

 

военный транспорт «Lakonia» в порту Wellington 1940 год


В послевоенное время пассажирское судно «MS Johan van Oldenbarnevelt» после кратковременного ремонта в 1946 году вернулся на прежний маршрут Амстердам - Нью-Йорк - Батавия. К 1950 году политическая обстановка в Индонезии стала накаляться. Местные жители развернули активную борьбу за свою независимость от голландского гнета, и тогда руководство компанией не стало рисковать роскошным кораблем и приняло решение убрать пассажирское судно с опасного маршрута.


Пассажирскому судну «MS Johan van Oldenbarnevelt» был определен новый маршрут Амстердам и порты Австралии и Новой Зеландией. Иногда лайнер выполнял рейсы в Канаду и США. Неумолкаемый успех на линии вскоре привел судно в док, где наряду с плановым ремонтом владельцами были выделены материальные средства и на проведение переоснащения. В результате капитального ремонта в сухом доке Амстердамской верфи пассажирское судно получило большее количество кают для 1414 пассажиров, добавилось несколько баров и кафе с прежней роскошью, а также появились новые помещения для отдыха и развлечения гостям - три роскошных апартамента, музыкальный салон, кинотеатр, сувенирный магазин и два бассейна. Должное внимание было уделено безопасности пассажиров, которая включала в себя появление дополнительных спасательных шлюпок - их общее количество составило двадцать четыре. Стоимость модернизации составила 800000 долларов. Черный корпус корабля получил серый цвет. С этого момента пассажирское судно стало круизным лайнером и его новым «домом» стал порт Саутгемптон. 2 апреля 1959 года гости прекрасного корабля отправились в путь, чтобы могли полюбоваться красотами Нью-Йорка, Новой Зеландии и Бермудских островов.


После прибытия лайнера «MS Johan van Oldenbarnevelt» в австралийский порт Сидней 3 февраля 1963 года, после 33-летней службы компании «Netherland Line» судно было продано судоходной компании «Ormos Shipping Company», известной под названием «Greek Line». В связи с этим 8 марта 1963 года лайнер прибыл в итальянский порт Генуя для переоборудования. Самым главным новшеством для судна стало его название «TSMS Lakonia» (матросы называли его «Grand Old Lady»). На борту лайнера появились двенадцать дополнительных роскошных кают, система кондиционирования воздуха по всему кораблю, палубы и практически все общественные помещения были переименованы в результате внесения изменений в их интерьер. Площадь бассейнов в кормовой части была увеличена. Корпус пассажирского лайнера обрел белый цвет, а водоизмещение выросло до 20314 тонн.

 

круизный лайнер «TSMS Lakonia»

 

круизный лайнер «TSMS Lakonia»

 

холл

 

бар

 

Океанский бар

 

Смокинг-бар

 

музыкальный салон

 

кафе «Нептун»

 

кинотеатр

 

солнечные ванны

 

спасательные шлюпки

 

Круизный лайнер «TSMS Lakonia» под руководством компании «Ormos Shipping Company» начал выполнение своих функций на линии Саутгемптон - Канарские острова и в первый рейс судно отправилось 24 апреля 1963 года. Данный маршрут получил огромную популярность среди пассажиров, поэтому руководство компании на следующий год запланировало уже 27 туров. В процессе эксплуатации с 9 по 13 декабря 1963 года пассажирское судно получило ряд обновлений. Была проведена реконструкция нескольких кают и камбуза, а также смонтирована новая пневматическая системы впрыска топлива. Кроме этого на лайнере была установлена автоматическая система пожарной сигнализации и развернуто на борту два пожарных диспетчерских пункта со специальным оборудованием пожаротушения.

 

пожар в море


Круизный лайнер «TSMS Lakonia» покинул порт Саутгемптон 19 декабря 1963 года с 646 пассажирами и 376 членов экипажа на борту. Все кроме нескольких греческих и немецких пассажиров были англичане. Капитаном лайнера был 53-летний опытный моряк Mathios Zarbis. Это был одиннадцатидневный рождественский круиз вдоль побережья Канарских островов. Первым пристанищем круизного лайнера должен был стать остров Мадейра.


Экипаж судна за неделю перед отправкой подготовил корабль для инспектирования его Департаментом безопасности мореплавания британского министерства транспорта. За сутки перед отправкой проверка была пройдена. Практическое занятие с пассажирами по эвакуации было проведено 20 декабря.


Первые три дня круиза прошли спокойно. Пассажиры играли в теннис, дышали свежим морским воздухом, прогуливаясь по палубам и отдыхая вечером в кафе и барах. Круиз обещал стать абсолютной свободой и беззаботным отдыхом. Около 23:00 22 декабря 1963 года один из матросов заметил плотный дым под дверью в парикмахерской. Открыв дверь, он увидел комнату, полностью поглотившую огнем. Матрос бросился по коридору за огнетушителем. Через несколько секунд ему на помощь прибыли несколько моряков с огнетушителями, но огонь распространялся слишком быстро, и его уже невозможно было остановить. Один из матросов сообщил о случившемся помощнику капитана Antonio Bogetti.


Пожарная сигнализация зазвучала, но слишком тихо - никто из пассажиров ее не услышал. Большинство из них находились в ресторанах и барах в разгар «тропического бала». Пассажиры стали замечать запах, но многие из них посчитали его сильным табачным дымом.


Капитан Zarbis, получив доклад о пожаре, попытался сделать объявление по системе внутреннего оповещения, но она была уже выведена из строя огнем. Когда дым начал заполнять верхнюю палубу в 23:30 директор круиза Джордж Герберт остановил свою программу и уловил испуганный взгляд сотни пассажиров. Верхняя палуба загорелась спустя 10 минут.


В 23:30 старший радиооператор дал сигнал бедствия и продолжал работать до 00:22, когда огонь добрался до его радиорубки. Некоторые пассажиры, спящие в своих каютах, оказались в ловушке, и уже не могли вырваться из очага.

 

пожар в море

 

пожар на пассажирском судне «TSMS Lakonia»

 


Пассажирское судно находилось в 180 милях севернее острова Мадейра. Группа матросов из членов экипажа лайнера пытались бороться с огнем, но он распространялся стремительными темпами, и удержать его было невозможно.


По палубам пронеслась серия глухих взрывов, заполняя помещения судна густым черным дымом. От резко возросшего давления, котлы не выдержали нагрузку и взрывались как бомбы. От удушья несколько пассажиров упали прямо на палубе. Старший помощник капитана отдал приказ покинуть судно - на часах было 01:00. Пассажиры бежали к спасательным шлюпкам одетые в пижамы и вечерние наряды. Несколько членов экипажа корабля бросились на нижние палубы, в надежде спасти заблокированных огнем пассажиров.


Эвакуация с аварийного судна проходила чрезвычайно сложно. Несколько шлюпок уже полыхали, прежде чем их начали опускать. Две шлюпки перевернулись из-за оборвавшихся концов и люди полетели в море. Ржавые цепи шлюпбалок затрудняли движение и лишали единственной надежды спастись с горящего судна. В конечном итоге только половина спасательных шлюпок сделали свое дело, опустившись на воду. Немного успокоившись от паники люди в лодках стали подбирать пассажиров, которые барахтались в воде.


Несколько человек прыгнули вниз, ударившись о борт, погибли, падая мертвыми в воду. Круизный лайнер «TSMS Lakonia» продолжал яростно гореть.


Уцелевшие спасательные шлюпки были спущены, оставшиеся на борту люди устремились в торговый центр, находившийся в кормовой части судна. Через несколько минут пламя накрыло и это помещение, тогда пассажиры были вынуждены спасаться по веревочным лестницам и канатам, брошенным за борт.


В 03:30 утра на сигнал бедствия прибыло аргентинское пассажирское судно «Salta» следовавшее из порта Генуя в Буэнос-Айрес. Через полчаса подоспел британский танкер «Montclalm» и большое количество людей были спасены благодаря этим двум кораблям. Пассажирское судно «Salta» подобрало больше всего людей - 475 человек. Через несколько часов к месту происшествия подошли бельгийское морское судно «Charlesville», бразильское грузовое судно «Rio Grande», британское пассажирское судно «Stratheden» и панамское грузовое судно «Mehdi». С каждого корабля были направлены спасательные шлюпки, чтобы подобрать находящихся в воде людей.


Спасательным действиям препятствовали несколько фактов. Во-первых лайнер «TSMS Lakonia» уже отнесло на несколько миль от того места, откуда был подан сигнал SOS. Спасшиеся пассажиры были разбросаны на расстоянии до 3 миль. Во-вторых, прибывшие на сигнал бедствия корабли не могли близко подойти к пылающему пассажирскому судну, так как постоянно присутствовала угроза взрыва 500 тонн топлива.


Наконец на рассвете, когда спасшиеся пассажиры были на борту прибывших судов, с борта «Charlesville» заметили человека на догорающей палубе. Спасательные шлюпки отправились туда. Последним человеком, покинувшим аварийное судно «TSMS Lakonia» был капитан Zarbis.


Во время катастрофы лайнера «TSMS Lakonia» погибло 128 человек: 95 пассажиров и 35 членов экипажа и только 53 человека умерли непосредственно в огне, остальные утонули или разбились.


Моряки британского авианосца HMS «Centaur» смогли подняться на борт лайнера 24 декабря 1963 года, когда огонь прекратился. Практически все детали на палубах были обуглены. Настройка судна была частично разрушена, ходовой мостик и кормовая часть обвалилась. Лайнер имел крен 10 градусов на правый борт. В 05:30 24 декабря к месту происшествия прибыли четыре буксира, которые начали свой путь с лайнером на британскую военно-морскую базу у берегов Гибралтарского пролива. Это была очень опасная буксировка. Но 29 декабря в 14:00 лайнер «TSMS Lakonia» лег на правый борт и затонул за 3 минуты в 230 милях юго-западнее Лиссабона, Португалия.

 

пожар локализован

 

крен судна


Греческим министерством морского флота была назначена комиссия для выяснения обстоятельств случившегося. После двухлетнего расследования было установлено, что на борту лайнера «TSMS Lakonia» было допущено ряд грубых нарушений. Шкафы, в которых находилось спасательное оборудование, открыть не удалось. Технологические отверстия спасательных шлюпок не имели пробок, поэтому людям пришлось постоянно вычерпывать воду. Во время практических тренировок по эвакуации, за неделю до рокового рейса, было спущено только пять из двадцати четырех спасательных шлюпок. Команда «Покинуть судно» была отдана слишком поздно. Посадка пассажиров в спасательные шлюпки осталась без внимания должностных лиц лайнера, в результате чего действия людей были не организованные.


И только лишь в положительную сторону были отмечены решительные действия команды судна, благодаря которым удалось спасти несколько спящих пассажиров. Практически всему командному составу лайнера «TSMS Lakonia» были предъявлены обвинения в халатности. Капитан Zarbis, первый помощник и сотрудник службы безопасности судна были наказаны за грубую халатность.


Причиной пожара оказалось банальное короткое замыкание в неисправной линии электропроводки.


Большинство из оставшихся в живых пассажиров доверили свои жизни экипажу корабля. Некоторые из них говорили, что матросы занимались мародерством в их каютах во время хаоса. Но нужно учесть, что моряки отважно сражались с огнем, спасая напуганных пассажиров, о чем свидетельствует число спасенных людей.

 


Технические данные пассажирского лайнера ««TSMS Lakonia»:
Длина - 186 м;
Ширина - 22,5 м;
Водоизмещение - 19040 тонн;
Силовая установка - два дизельных двигателя «Sulzer»;
Скорость - 19 узлов;
Количество палуб - 7;
Количество пассажиров - 770 человек, из них первый класс - 366, второй - 280, третий - 64, четвертый - 64;
Экипаж - 360 человек;

korabley.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о