Курды на карте: постоянная боль Турции принесет Ближнему Востоку стабильность

Сирийские события вновь напомнили миру о небольшом народе, живущем на Ближнем Востоке — курдах. Первый раз это имя громко прозвучало в связи с военной кампанией в Персидском заливе — «Бурей в пустыне», когда США в 1990 году выступили во главе многонациональных сил против агрессии Ирака в Кувейте. Иракские курды стали одной из ключевых ставок американцев.

И эта ставка сыграла. Тогда, в начале 90-х, курды стали одним из основных союзников американцев внутри Ирака. Во многом именно благодаря курдам США удалось одержать победу над Саддамом Хусейном малыми силами и с минимумом потерь. Но в дальнейшем американцы повели себя в типичном для себя стиле: попросту кинули курдов и сдали их иракским властям.

Мечта о государстве

Кто такие курды и откуда они взялись, не может сказать точно ни один историк. Это ираноязычный народ, и большинство ученых считают, что курды имеют скифско-мидийские корни. Но есть предположения, что они родственны картвелам, что им близки армяне и халды. Последнее — армянские корни — делает понятным, почему курды являются постоянной болью Турции. Курды составляют существенную часть местного населения — порядка 30-35%. То есть неофициально каждый третий турок — курд. Курды отличаются от турок. Этнически, культурно и по языку. В отличие от тюркоязычных народов курды говорят на курдском языке, который относится к индоевропейским, то есть к иранской языковой группе, и достаточно компактно разнесся на граничащих территориях Турции, Ирана, Ирака и Сирии. В Ираке также представлены три курдских субэтноса (с юга на север): южные курды с гурани, сорани (в районе Киркука и Сулеймании) и курманджи (в районе Мосула), населяющих восточные и северо-восточные районы страны. Лишь часть этнической территории иракских курдов включена в автономное образование Иракский Курдистан со столицей в Эрбиле. Назвать курдов этническим меньшинством — сильно поспорить с истиной. По разным оценкам, их насчитывается более 10 миллионов человек. В одной только Турции их почти шесть миллионов.

И почти уже тысячу лет среди курдов живет мечта о собственном государстве. А государства по-прежнему нет. Есть только географическое понятие — Курдистан. Вот что мне пояснил востоковед Анатолий Несмиян, более известный как блогер Эль Мюрид. «На протяжении истории курды уже несколько раз имели возможность основать свое государство, но каждый раз эту возможность упускали. Все дело в том, что курды — не состоявшаяся нация, это, скорее, объединение весьма разнородных племен. Но самое главное, что это, прежде всего, социальное разделение. Первая часть — это довольно зажиточные, встроенные в существующие государственные образования Ирак, Турция, Иран, Сирия. По большому счету, их все устраивает, и они не желают революций. А вот беднейшая часть курдского населения видит в неком гипотетическом государственном образовании Курдистан шанс для себя, возможность вырваться на новый уровень. В Турции это особенно острый вопрос. Турция — страна светская, а курдов тут значительная часть. Но, кроме социального разделения, есть еще и разделение религиозное. Курды исповедуют как суннизм, шиизм, так и ислам-алевизм, а также езидизм и христианство. Ни о каком единстве говорить не приходится, и вряд ли в обозримом будущем можно рассуждать о едином государстве Курдистан. Это, скорее, географическое понятие», — пояснил Несмиян.

Проект Курдистан

Тут надо пояснить, что государственных проектов у курдов ровно два: американский, этнически-религиозный, основанный на иракской общности курдов, и левацкий турецкий, в основе которого лежит Рабочая партия Курдистана — РПК. Вот это и есть то самое социальное расслоение, о котором говорит Несмиян. Единства между ними нет. Турецкие курды ориентированы на Россию, в то время как иранские больше надеются на США. А на территории Сирии курды живут в пограничных с Турцией регионах: север и северо-восток. Эта территория неофициально так и называется — Сирийский Курдистан, провинция мухафаза Эль-Хасака. Крупнейшие города, населенные преимущественно курдами — Эль-Камышлы, Хасеке и Айн-эль-Араб в мухафазе Халеб близ турецкой границы. Именно курды Турции и Сирии проявляют наибольшее стремление к автономии. Уже сейчас можно говорить о формальном распаде Сирии и Ирака, что несомненно приведет к еще большей дестабилизации на Ближнем Востоке. И, возможно, именно курды станут фактором стабильности на Ближнем Востоке. Нужно лишь обратить внимание на эту карту.

riafan.ru

Иракский Курдистан - страна, которой нет (часть 1)

Dec. 3rd, 2007 01:59 pm Иракский Курдистан - страна, которой нет (часть 1)


В мире есть много стран, не отмеченных на карте, но обладающих всеми атрибутами независимого государства. Всем известны Приднестровье, Абхазия, Тайвань, Косово. Однако названия эти на карте отыскать невозможно: многие народы, хоть и успели создать свои государства, до сих пор не признаны мировым сообществом.

Один из таких народов – курды. До недавнего времени они были самым многочисленным народом мира, не имеющим собственной государственности. Курдов в мире насчитывается до 30 млн человек, но территория их расселения, условно называемая Курдистаном, разделена между Турцией, Ираком, Сирией и Ираном. Положение курдов напоминает судьбу поляков после раздела Польши: один народ разделен границами и пограничными переходами.

Однако пятнадцать лет назад у курдов, живущих в Ираке, появился шанс создать собственное государство. Иракский Курдистан, он же «курдистанский регион» – курдское государственное образование в составе Ирака, существующее с 1991 года под мандатом ООН. После свержения Саддама Хусейна в 2003 году Иракский Курдистан получил широкую автономию и стало де-факто полунезависимым. На то, как строится это государство и так ли уж оно независимо, я захотел посмотреть во время своей поездки по Ближнему Востоку.

«Нет никакого Курдистана!»

В иракский Курдистан я попал в июне 2007 года в компании с польской девушкой Мартой после долгого путешествия автостопом по Турции. Знакомые, побывавшие на курдских землях годом ранее, рассказывали, что регион очень интересный, населен дружелюбными людьми, а попасть туда можно, даже не имея визы.

Надо сказать, что путешествовали мы и по турецкому Курдистану - территории на юго-востоке Турции, где курдское население составляет большинство. Впрочем, турки отрицают факт существования какого бы то ни было Курдистана. Курды не имеют даже автономии в составе Турции, и все мои попытки провести аналогии с Россией (я говорил, что у нас есть Tatarstan, Bashkortostan и даже Chechenistan) не приводили к успеху. «There is no Kurdistan» - эту фразу, как мантру, повторяли мне все англоговорящие турки.

Чувства турок легко понять. Бойцы Рабочей партии Курдистана уже много лет ведут террористическую борьбу за независимость. Стоит только заехать в этот регион, как через каждые 20-30 километров начнут попадаться блокпосты, а солдаты будут проверять документы у всех подозрительных незнакомцев.

Турки, особенно те, которые обитают далеко от Курдистана, охотно расскажут вам о диких курдах, которые живут по средневековым законам и взрывают турецких солдат.

Аллергия на слово «Курдистан» чуть было не привела к неприятностям на границе. Единственный пограничный переход между Турцией и иракским Курдистаном находится между турецким городом Силопи и курдским городом Закхо. Когда мы с Мартой доехали до турецко-иракской границы и дали свои документы на проверку турецким пограничникам, я неосторожно заметил, что мы едем в иракский Курдистан. Реакция была незамедлительной: «Нет никакого иракского Курдистана, есть только Ирак!»

После этого нас еще долго не хотели отпускать. Пограничники рассматривали наши паспорта и на смеси турецкого, английского и русского отговаривали нас от перехода границы:

- В Ираке опасно, там война. Зачем вам туда идти?

- Хотим попутешествовать, - устало отвечал я.

- У вас нет иракской визы. Вас не пропустят.

- Хорошо. Если не пропустят, мы вернемся обратно.

В конце концов пограничники из «первого эшелона» дали добро. Специально для нас они остановили такси и попросили водителя бесплатно подбросить нас до территории Ирака. Однако при подъезде к пограничникам, ставившим выездные штампы, возникли новые проблемы. Пограничник, сидящий в кабине, постарался выдумать целый букет причин, лишь бы не пустить нас через границу. Он даже сказал, что моя 23-летняя попутчица слишком молода для поездки в такую страну.

Нас развернули в обратном направлении и отправили к уже знакомым пограничникам. Там словесная перепалка длилась еще минут десять. Однако вскоре очередной таксист-турок, услышав о нашей проблеме, согласился поговорить с начальником пограничного перехода. Когда мы сказали, что едем в иракский Курдистан и виза нам не нужна, он насторожился:

- Эй, аккуратней. Нет никакого Курдистана!

- Ах да, простите. Я хотел сказать - в северный Ирак.

- Ладно, я вас довезу.

Таксист доставил нас к зданию у пограничного перехода, забежал внутрь на полчаса, затем вышел и сказал, что скоро придет большой начальник и поможет нам.

Внутри здания было прохладно и темно. Несколько человек сидели в очереди и ждали, когда чиновники помогут им разрешить какие-то проблемы. В конце концов нас отвели к большому начальнику, и тот, осмотрев наши паспорта, дал добро. Так спустя полтора часа мы покинули территорию Турции.

Курдские пограничники оказались доброжелательнее, чем их турецкие коллеги. Нам пожелали приятного пути и сразу же поставили штамп о пересечении границы. Как и предупреждали мои знакомые, никакой визы для проезда в иракский Курдистан не потребовалось.

Если учесть, что в Ирак виза все-таки нужна, становится очевидна степень независимости курдского правительства: багдадские власти не помешали им установить свой визовый режим. При этом на том же штампе красуется надпись «Republic of Iraq - Kurdistan Region». То есть, добившись фактической независимости, формально курды признают, что находятся в составе единого Ирака.

"Дахук - бе пара, Эрбиль - пара"

Иракский Курдистан состоит из трех провинций: Эрбиль, Дахук и Сулеймания. Их общая площадь - около 40 тысяч квадратных километров, население - 3,5 млн человек. Курды, правда, живут и в других иракских провинциях, и теоретически иракский Курдистан мог бы быть приблизительно в два раза больше. Однако курдские провинции Киркук, Мосул и Дияла не входят в состав автономного региона, и для поездки на эти территории уже требуется виза Ирака.

Мы же въехали в ближайшую к Турции провинцию Дахук с одноименной столицей. Водитель, провезший нас через границу, остановился у выезда из приграничного города Закхо, и далее мы продолжили наше путешествие самостоятельно.

Продолжить его удалось не сразу: к нам тут же подошли солдаты и попросили пройти на блокпост. Кое-кто из них знал турецкий, поэтому я, используя слабые познания в этом языке, объяснил, что нам нужно в Эрбиль, но денег у нас немного, поэтому мы едем автостопом.

Это, кстати, главная особенность путешествия по иракскому Курдистану: полиция и военные часто задерживают и допрашивают путешественников. Но при этом ведут они себя очень дружелюбно и гостеприимно. Гостя из другой страны ждет непременная чашка чая в стеклянном стаканчике и любая помощь, которую военные по силам оказать.

Так и случилось: выслушав нас, солдаты сказали, что поймают для нас бесплатную машину. Они остановили первый попавшийся автомобиль и попросили водителя довести нас до города Дахук. Водитель ни слова не понимал ни по-английски, ни по-турецки, ни по-русски. Я же на курдском успел выучить только две фразы: «бе пара» (без денег) и «зор супас» (большое спасибо). Тем не менее мы с помощью жестов и интернациональных слов каким-то образом общались.

Водитель объяснил, что едет в Сулейманию. Я спросил, может ли он нас довести до Эрбиля, который будет ему по пути. Он попросил меня достать блокнот и написал на чистом листе бумаги: "$100». На мое удивление, мол, солдаты попросили подвезти нас бесплатно, он ответил:

- Дахук - бе пара. Эрбиль - пара, - и кивнул на цифру.

Чуть позже он снизил цену до $30 и огорчился, узнав, что мы не заплатим даже этого.

Если не считать дискуссии с водителем, въезд в страну развеял все опасения, которые у меня были. Вот уж не думал, что на границе Ирака я увижу придорожные фонтанчики, клумбы с цветами и газоны. Впрочем, по дороге также попадались развалины и непонятные серые сооружения. Но все-таки иракский Курдистан совершенно не напоминал страну, в которой идет война. Впрочем, настоящей войны в этом районе не было уже более 15 лет.
В надписях у дороги использован арабский алфавит. Один из ощутимых результатов разделения двух народов: хотя язык у курдов один, турецкие курды имеют письменность на основе латиницы, а иракские - на основе арабcкой вязи (к слову сказать, в Советском Союзе также жило немало курдов, и советские лингвисты создали для них алфавит на основе кириллицы).

Меркантильный водитель вскоре привез нас в Дахук и оставил у станции такси. Таксисты тут же вытащили наши вещи из багажника, занесли внутрь, налили нам чаю и стали выяснять, откуда мы здесь взялись.

Мы с Мартой пили чай, объясняли, что ничего не понимаем, и только спрашивали: «Is there anybody who speaks English?» Рано или поздно такой человек нашелся. К таксистам зашел интеллигентный курд в белой рубашке. Он сказал, что по Курдистану путешествовать автостопом невозможно, и добавил, что нас посадят в какую-нибудь машину бесплатно. Нас действительно посадили в такси, где уже сидели два пассажира, и через несколько минут мы отправились в путь.

По дороге мы смогли в полной мере оценить уже центральные районы иракского Курдистана. По правде сказать, впечатление сложилось скорее негативное. По сравнению с оживленной, бурлящей, торгующей, строящейся Турцией эта страна выглядела довольно серо и безжизненно. По открывавшимся за окном пейзажам никак нельзя было сказать, что это - "житница Ирака». А между тем иракский Курдистан - один из основных сельскохозяйственных районов Ближнего Востока. В нем выращивалась большая часть иракской пшеницы, фруктов и почти весь табак. Но за окном была только холмистая пустынная местность без всяких признаков жизни.

Города по пути попадались нечасто. Редкие придорожные кафе, сколоченные из подручных материалов, чередовались с блокпостами, где в ожидании очередного автомобиля скучали солдаты с автоматами наперевес.

Блокпосты в иракском Курдистане, как и на юго-востоке Турции, попадаются через каждые 20-30 километров. Обычно солдат или полицейский заглядывает в салон, спрашивает о том, куда и зачем едут водитель и пассажиры, и пропускает мимо.

За время пути от Дахука до Эрбиля у нас трижды проверили документы. Нашими попутчиками были пожилой курд в чалме, отдаленно напоминающий бен Ладена, и солдат с бинтовой повязкой на глазу. Последний немного говорил по-английски и рассказал, что недавно подорвался на мине.

Курдские водители - это нечто необыкновенное. Такой стиль вождения редко встретишь в цивилизованной стране. Выезд на встречную полосу перед несущейся в противоположную сторону машиной, или, наоборот, езда на черепашьей скорости 50 километров в час в крайнем левом ряду - в порядке вещей. Наш водитель оказался редким лихачом, подрезал своих коллег, обгонял автомобили по встречной, успевая проскочить прямо перед носом 40-тонного грузовика.

Уже затемно мы приехали в Эрбиль - столицу иракского Курдистана. Таксист созвонился с нашим знакомым и привез нас в центр города. Здесь нас встретил Мохаммед - инженер из местной телекоммуникационной компании, с которым мы заранее списались по интернету. Он покатал нас по Эрбилю и вскоре привез к себе домой.

Дом Мохаммеда находился на окраине города в достаточно зажиточном спальном районе: повсюду стояли двухэтажные дома, обнесенные ограждением. Жил он с матерью, а еще к нему на несколько недель приехала погостить сестра с ребенком. За все время путешествия это было, пожалуй, самое шикарное место, в котором я только останавливался, а путешествовал я по гораздо более развитым странам.

День выдался насыщенным. Еще утром мы выехали из Диярбакыра, неофициальной столицы турецкого Курдистана, и вот уже находились в центре страны, не отмеченной на карте мира и официально являющейся частью самой горячей точки планеты - Ирака.

Эрбиль - столица Курдистана

Эрбиль, столица иракского Курдистана, - один из древнейших городов мира, существующий, по данным археологов, с 4 тысячелетия до нашей эры. Неподалеку от Эрбиля, в местечке Гавгамелы, Александр Македонский в 331 году до нашей эры одержал победы над персидским царем Дарием. Античные историки даже называли ее битвой при Арбелах (древнее название Эрбиля).

Позже город попадал под власть арабов, монголов, турок, англичан, а в 20-х годах прошлого века вошел в состав Ирака. В начале 1990-х годов, с обретением независимости, город был объявлен столицей иракского Курдистана. Население Эрбиля составляет почти 1 млн человек, здесь есть международный аэропорт и ряд важных предприятий.
Эрбиль - город одновременно новый и старый, ветхий и строящийся. Но это все-таки Азия, и европейский налет, который есть в соседней Турции, здесь ощущается гораздо меньше.

Дома в Эрбиле имеют характерный светло-коричневый цвет, словно все здесь сделано из песка. Центр города - странное сочетание трущоб и новых домов, чистых улиц и запущенных и забитых мусором переулков. Особое место, как и во всяком ближневосточном городе, здесь занимает рынок. Торгуют всем: стройматериалами, продуктами, одеждой, бытовыми электроприборами, книгами, детскими игрушками. Кажется, что у жителей города нет больше других занятий, кроме как стоять за прилавком и торговаться с покупателями, весьма редко подходящими к товарам.

За местной валютой надо обращаться не в обменные пункты, а к уличным менялам. Предприниматели сидят прямо на тротуаре, разложив на перевернутой вверх дном коробке пачки купюр разных стран. При предъявлении валюты они высчитывают на калькуляторе нужную сумму и отдают ее вам. Не слишком безопасный способ обмена: все видят, сколько денег и в какой карман ты положил.

А связь осуществляется посредством уличных телефонов-автоматов. Впрочем, автоматами их назвать сложно: рядом всегда находится специальный человек, которому нужно заплатить за пользование аппаратом немного денег.

Автобусов в Эрбиле очень мало, и это не самый популярный вид транспорта. Для поездок по городу жители предпочитают использовать такси. Таксисты перевозят сразу несколько человек, поэтому стоимость поездки для каждого из них сильно снижается. Так что короткая поездка в пределах города обойдется в 0,5-1 тысячу динаров (1,2 тысячи динаров приблизительно равны $1). Если же вы не любите тесноту и предпочитаете одиночество, можно заказать такси только для себя, но оно, разумеется, будет стоить намного дороже.

Иностранцев тут видят довольно редко, поэтому белый человек с фотоаппаратом вызывает бурные эмоции. Казалось, появление инопланетянина вызвало бы меньший интерес, чем наша прогулка рядом с курдами. Мы постоянно чувствовали себя в центре внимания. По улицам словно шла невидимая волна: плотники прекращали работу, мужчины за столиками уличного кафе прерывали разговор, торговцы отвлекались от своих товаров. Все устремляли взгляды на нас и только через несколько минут, осмыслив увиденное, возвращались к своим занятиям.

Особым успехом пользовалась Марта. Мусульмане вообще редко видят обнаженные женские ноги, а юбка моей попутчицы достигала лишь колен. Поэтому курды, широко раскрыв глаза, рассматривали эту раскрепощенную европейскую женщину, без стеснения разгуливающую с непокрытой головой и в юбке, которая по здешним меркам выглядит как самое радикальное мини.

Впрочем, любых женщин, не только раскрепощенных, на улицах Эрбиля встретишь редко. 80% прохожих составляют представители сильного пола. А женщины, как и положено в мусульманской стране, сидят дома с детьми и готовят ужин. Мужчины же торгуют, подметают улицы, готовят и разносят еду в ресторанах или просто сидят на низеньких стульях и обсуждают важные политические вопросы. Напоминают такие мужчины российских бабушек, сидящих весь день у подъезда и обсуждающих нравы современной молодежи.

Одежда местных жителей сочетает элементы европейского и восточного стиля. Кто-то носит джинсы и рубашку, кто-то - традиционный костюм с широкими штанами, несколько раз обернутым вокруг живота поясом и головным убором, который с некоторых пор ассоциируется с исламским терроризмом.

Над всем этим многообразием возвышается главная достопримечательность, которую видно почти из любой точки в центре Эрбиля. Исторический центр города, обнесенный высокой стеной, - цитадель, отдельные фрагменты которой, по некоторым данным, были построены еще в доисламские времена.

Собственно, когда-то весь город помещался в цитадели. Даже до недавнего времени здесь жили люди. Но несколько лет назад правительство переселило их вниз, в другие районы города, и сейчас это место стало совсем мертвым: если не считать парочки музеев и помещений для солдат, все остальные здания заброшены.

Согласно грандиозным планам местных властей там со временем появится огромный туристический комплекс, включающий рестораны, отели, музеи и магазины сувениров. Но пока все совершенно пустынно, и можно долго гулять по улицам, заваленным камнями и кирпичами, заходить в дома, заросшие сорняками, подниматься по полуобвалившимся лестницам на крыши и осматривать город с высоты. Всюду тихо, только ветер с шелестом разносит мусор.

Все-таки есть своя прелесть в таком месте, не испорченном туристским ажиотажем. Нет ни специальных дорожек, ни указателей, ни табличек с поясняющими надписями. Чувствуешь себя первопроходцем, который видит то, что до тебя почти никто еще не видел.

Один из немногих жителей, оставшийся здесь, - владелец магазина-музея у ворот цитадели. Он встретил нас у входа в музей, долго водил по залам и показывал экспонаты. Множество вещей: старинная утварь, книги, портреты исторических деятелей. Мы обнаружили путеводитель по Ираку, изданный еще в 1982 году, с улыбающимся Саддамом Хусейном на третьей странице. Пожалуй, позже ничего подобного в этой стране уже не выпускали: сначала регион затронула ирано-иракская война, потом война в Заливе, потом химическая атака на курдов, а затем американское вторжение и партизанские вылазки, продолжающиеся по сей день. Сейчас иракцам уже не до туризма.

Кстати, в музее среди записей в книге отзывов мы обнаружили запись археологов с Урала, побывавших здесь незадолго до нас.

Другая достопримечательность - Минарет-парк, который еще недостроен и готовится в будущем стать главным местом отдыха для эрбильцев. Днем он совершенно пуст. Деревья здесь посадили недавно, и они еще не выросли настолько, чтобы отбрасывать большую тень, так что почти везде в парке было жарко и сухо. Минарет, большая башня с отломленной вершиной, одиноко стоял в окружении газонов и низеньких деревьев.

Довольно далеко от центра находится большая мечеть, построенная совсем недавно. Внушительное здание песочного цвета с двумя высокими минаретами украшено отрывками из Корана. Во дворе и внутри почти никого не было, а чтобы попасть туда, нужно было попросить охранника отворить ворота. Он поинтересовался, какой телеканал мы представляем, но, узнав, что мы туристы, все-таки пропустил.

Из вещей, которые прочно связывают регион с Ираком, главное место занимает валюта - здесь в ходу иракские динары. Старые купюры с Саддамом Хусейном уже изъяты из обращения, вместо них напечатали новые деньги, на которых изображены известные иракские достопримечательности. А вот иракского флага в Эрбиле не встретить, везде висят курдские флаги - горизонтальные красная, белая и зеленая полосы с солнцем посередине.

В качестве сувенира можно купить карту Курдистана. Этот образчик картографической фантазии заслуживает особого внимания. На нем обозначены территории, где проживают курды, - от Кавказа на севере до Киркука на юге, от Сирии на западе до Ирана на востоке. Это то государство, которое пока можно представить только в воспаленном воображении, ибо сложно предположить, что Иран, Сирия, Турция согласятся уступить хотя бы пядь своей земли.

По всему городу стоят памятники, посвященные различным деятелям курдского народа, мечети, новые торговые центры и магазины. А люди хоть и удивляются визиту заграничных гостей, но настроены очень дружелюбно и стараются показать, что вы находитесь в столице непризнанного и маленького, но гордого и независимого государства.

2-я часть

Материал опубликован в "Газете" №225 от 30.11.2007г.http://gzt.ru/world/2007/11/29/220002.html

Турецко-иракская граница. Сидим на погранпереходе

Дахук

Эрбиль

У входа в цитадель

hitch-hiker.livejournal.com

Независимый Курдистан спутает все карты...

Независимый Курдистан спутает все карты...

Регион, который мы называем Ближним Востоком, в любой момент может породить независимое курдское государство. Для всех уже очевидно - региональная политика создала практически все условия для создания государства курдов на Ближнем Востоке. На эту мысль наталкивает и разрешение Евросоюза поставлять вооружение иракским курдам, обороняющимся от боевиков из радикальной организации "Исламское государство".

Правда, послы стран Евросоюза на внеочередном заседании в Брюсселе, давшие добро на продажу курдам военного оборудования, оговорились, что это разрешено «отдельным странам» и «по согласованию с правительством в Багдаде».

Все это лишь подтверждает, что западные державы не прочь перекроить границы в регионе. Вообще-то на Ближнем Востоке государственные рубежи менялись много раз. Но вот государству курдов почему-то места не находилось, хотя это многочисленный народ. Но вот теперь, учитывая многочисленность курдов (по разным оценкам до 40 миллионов человек), их нынешнее внутреннее единство в вопросе национального самоопределения, можно сказать, что Ближний Восток в ближайшем будущем может ожидать серьезный передел.

В Турции курды составляют до 25% населения (около 20 миллионов человек). Большая часть из них проживает на востоке страны. Но немало их и в крупных городах западного побережья. И здесь проблема курдов всегда стояла особенно остро. Идеологическая линия «одна страна – один народ» способствовала взаимной жестокости и курдов, и турок. В истории неоднократно бывало, что курды одновременно начинали вооруженные бои в местах своего жительства, мгновенно превращая всю страну в пылающий костер.

В 1978 году Абдуллой Оджаланом была основана Рабочая партия Курдистана. С этого момента вооруженные отряды курдов приобрели жесткую партийную дисциплину, а бойцы – четкую идейную составляющую войны.

Впрочем, на северо-востоке Ирака, где проживают почти 6 миллионов курдов, при Саддаме Хусейне национальное движение не менее жестко подавлялось. Кстати, судили Хусейна и потом повесили именно за то, что он травил газом курдские деревни (впоследствии, правда, появились и другие версии этой трагедии). После свержения диктатора курды получили самую широкую автономию.

Иракский Курдистан – это целиком и полностью территория, которую создали западные страны. Да, как административная единица он существовал в составе Ирака и ранее, но оформился политически только к кувейтскому кризису – в 1991 году. Будучи уверенными в поражении Саддама, курды тогда начали освободительное восстание, однако не учли договорную способность иракского лидера, который, быстро обговорив с западными странами все варианты развития событий, тут же перебросил войска на защиту целостности государства. Весной 1991-го курды, опасаясь зачисток, бежали на сопредельные с Ираком  территории, а ООН перед лицом гуманитарной катастрофы принял 5 апреля резолюцию №688, согласно которой территория к северу от 36-й параллели была объявлена "зоной безопасности”.

В 2003-м, когда обсуждался уклад нового Ирака, глава "Свободного Курдистана” Масуд Барзани, по сути, выдвинул ультиматум: либо Багдад делится легитимностью и предоставляет территории широкую автономию, либо теряет эту территорию. Американская администрация Ирака на словах резко выступая против этой инициативы, фактически ничего не может ей противопоставить, и регион, очень богатый нефтью, получает права субъекта конфедерации.

Более того, в настоящий момент власти "Свободного Курдистана” даже не скрывают, что готовятся провозгласить свою независимость от Ирака. В случае реализации такого сценария эта территория станет центром борьбы курдов за новое большое государство на Ближнем Востоке. После отставки Нури аль-Малики с поста премьер-министра Ирака, который, между прочим, является борцом за единство Ирака, для курдов сложилась благоприятная ситуация для созданию своего государства.

Стоит еще заметить, что курды имеют диаспору во многих странах мира. Благодаря этому им удается лоббировать свои интересы на международном уровне и создавать собственные сети различных медиа.

Сейчас Ирак может повторить судьбу Югославии и развалиться на несколько частей, и курды сегодня контролируют наиболее лакомые - нефтеносные районы. Создание независимого Курдистана – идея не новая, она активно продвигается США и их союзниками в надежде получить контроль над северной частью этого обширного этногеографического региона и в перспективе создать буферное государство, отрезав часть территорий от Турции, Сирии и Ирана. Естественно, что во всех трех странах с курдами ведется борьба на различных уровнях, но не очень успешно. Причин несколько: партизанские методы борьбы, базы в горных районах, обученные боевики, с которыми трудно справиться регулярным войскам. Курдская проблема всегда была головной болью для Ближнего Востока. Время от времени курды, проживающие в Турции, Сирии и Иране, делали вид, что все спокойно и им ничего не нужно, накапливая силы и ресурсы для очередного последующего обострения ситуации. И сейчас именно такой момент.

По мнению политолога Тофика Аббасова, Курдистан де-факто уже создан, скоро он оформится и де-юре: «Во всяком случае, добровольная приостановка деятельности депутатов от Курдистана в иракском парламенте, подготовка к проведению всенародного референдума, налаживание и расширение внешнеэкономических связей без ведома Багдада и в обход центральных органов говорит о том, что Эрбиль переводит стрелки своих часов на независимый пояс... Появление Курдистана на политической карте мира как нового субъекта сулит не только новую геополитическую конъюнктуру для Ближнего Востока, но и дополнительные риски. Бесспорно, Эрбиль еще в течение нескольких лет после объявления своей независимости будет в прямой зависимости от тех игроков, которые сегодня помогают ему в оформлении суверенитета. Это прежде всего США, Израиль, Турция и ряд других государств Европы, которые примеряются в рыночным условиям новосоздаваемого образования.

Однако для таких игроков, как Америка и Израиль, Курдистан будет иметь стратегическое значение как плацдарм. Оттуда можно будет влиять на процесс формирования нового регионального порядка с креном на выдавливание интересов стран, которые являются противниками Вашингтона и Тель-Авива. С другой стороны, новое образование на первом этапе постарается усилить государственное институциональное строительства, а потом с течением времени возьмется за объединение курдских земель под единым знаменем. И это, вне сомнений, вызовет новые вызовы и риски для ближайших соседей, где имеются не только курдонаселенные территории, но и одноименные провинции. Потому сегодня некоторые соседи уже настороженно наблюдают за развитием процесса вокруг Иракского Курдистана, думая о самом неблагоприятном для себя...»

Что касается интересов Азербайджана, то, по мнению Т.Аббасова, Иракский Курдистан позиционирует себя в первую очередь как дееспособный нефтегазовый субъект. «Он уже успел договориться с Анкарой на предмет энергетических поставок. По предварительным прогнозам, в ближайшие 5 лет товарооборот между Турцией и Курдистаном должен вырасти на 100%. На данный момент он составляет приблизительно 10 миллиардов долларов в год. Прирост скорее будет достигнут за счет энергопоставок северному соседу, который готов поглощать растущие объемы. Речь не только о том, что Анкара заинтересована только в потреблении углеводородных ресурсов. Она же намеревается закрепить за собой гарантированные распределительные функции, будучи у порога Европы.

В этом смысле курдский дискурс энергетической стратегии Турции может сказаться на качестве диалога Анкары и с Баку, и с Тегераном. Конечно же, речи о пересмотре перспектив таких проектов, как TAP т TANAP не может быть и речи. Однако тональность взаимодействия может несколько видоизмениться... Главное, чтобы эти изменения, если, конечно, они будут иметь место в реалиях, не отразились на композиции карабахской проблемы...», - резюмирует политолог.

haqqin.az

313news.net

Иракский Курдистан: о перспективах нового государства на карте мира

7 июня власти Иракского Курдистана приняли решение провести 25 сентября 2017 года референдум о независимости. На 6 декабря назначены выборы президента, и в Эрбиле рассчитывают, что они состоятся уже в суверенном государстве. Все предпосылки для этого имеются: сложившийся аппарат власти, силовые ведомства, инфраструктура, включая международные аэропорты с прямым воздушным сообщением со многими городами мира; в Эрбиле открыты многочисленные консульства и представительства различных международных организаций и т. д. Особо следует подчеркнуть наличие крупных нефтяных ресурсов, что, по мнению иракских курдов, должно стать экономической основой развития страны.

Обнародованию исторических  без преувеличения решений предшествовали консультации ведущих политических сил Иракского Курдистана и дипломатические усилия Эрбиля на международной арене с целью заручиться поддержкой международного сообщества. Однако в полной мере добиться этого не удалось.

Несмотря на то, что позиция большинства жителей Иракского Курдистана однозначна и итоги референдума сомнений не вызывают, среди политических партий возникли разногласия. Так, две довольно влиятельные оппозиционные партии – «Движение за перемены» («Горран») и «Исламская группа Курдистана» (ИГК) – отказались от участия в выработке механизма грядущего плебисцита, подчеркнув, что решение о референдуме может быть принято только парламентом как высшим законодательным органом автономии, а не в кулуарах рабочей встречи. Из-за разногласий с «Горран» работа парламента Иракского Курдистана приостановлена с октября 2015 года.

В последнее время высокопоставленные курдские представители провели переговоры с главами МИД Норвегии, Нидерландов, Словакии, Венгрии, Черногории, королём Иордании, дипломатами из Японии и других стран и, согласно сообщениям курдских СМИ, «встретили понимание», а Израиль приветствовал перспективу курдской независимости практически открыто.

14 мая делегация Совета безопасности Курдистана провела переговоры в Вашингтоне. С американской стороны в них участвовали спецпосланник президента США по борьбе с «Исламским государством» (ИГ) Бретт Макгерк, старший советник Дональда Трампа Джаред Кушнер, советник по национальной безопасности Герберт Макмастер и ряд других лиц. Согласно официальным пресс-релизам, итогом встреч стало выражение Вашингтоном готовности оказать Курдистану поддержку в противостоянии террористической угрозе и обеспечении безопасности.  США, однако, так и не прояснили свою позицию по вопросу о референдуме. Впрочем, если до переговоров Госдеп заявил, что «США выступают за единый, федеральный, стабильный и демократический Ирак, а проведение референдума в Курдистане отвлечет внимание от борьбы с группировкой ИГ», то впоследствии директор Разведывательного управления МО США генерал Винсент Стюарт говорил на слушаниях в сенате о независимости Курдистана как о решённом уже вопросе: мол, вопрос не в том, будет ли провозглашена независимость Иракского Курдистана, а в том, когда это произойдёт. «Это будет важный референдум», – заметил Винсент Стюарт.

Не возражают против проекта курдской независимости Великобритания и Франция, о чём говорит их военная и экономическая поддержка Эрбилю.

Правда, явно не заинтересованы в независимости Иракского Курдистана власти соседних стран, где широко представлена курдская община. Там исходят из того, что, хотя интересы иракских, сирийских, иранских и турецких курдов во многом не совпадают, провозглашение независимого Курдистана приведёт к обострению ситуации не только в Ираке, но и во всём регионе.

Тегеран выступил с жёсткими заявлениями о необходимости сохранения целостности Ирака. Официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми отметил: «Единый Ирак, имеющий стабильность и демократию, является гарантом прав всех иракцев… Курдистан – неотъемлемая часть иракской территории, и Иран поддерживает единство Ирака». В свою очередь советник аятоллы Хаменеи по международным вопросам Али Акбар Велаяти обвинил Вашингтон в использовании движения курдов за независимость в своих целях.

В мае представитель сирийских курдов в России Джавад Мухаммад заявил, что курды САР поддерживают референдум в Ираке и оценил шансы референдума на успех как «стопроцентные». В Дамаске не испытывают восторга от такого развития событий – правительству Сирии и так пришлось пойти на уступки сирийской курдской общине, согласившись на создание автономии, а здесь обрисовалась перспектива полной дезинтеграции.

У Анкары курдский референдум тоже вызывает вопросы. С одной стороны, в последние годы турецкие власти имели в целом неплохие связи с Эрбилем. Турция экспортирует нефть из Иракского Курдистана и заинтересована в поддержании отношений. С другой стороны, если отделение Курдистана от Ирака спровоцирует рост военной напряжённости, стабильность поставок может оказаться под угрозой. И это вполне реально, поскольку Эрбиль распространяет свои притязания за пределы официально закреплённых границ Иракского Курдистана и намерен расширить территорию будущего государства. В первую очередь это касается провинции Киркук, где сосредоточены крупные месторождения нефти и которые с 2014 года почти полностью контролируются курдскими формированиями. Совершенно очевидно, что Багдад не захочет мириться с потерей крупных месторождений, что может повлечь крупный вооружённый конфликт (мелкие стычки происходили уже не раз). В апреле 2017 года Эрдоган жёстко осудил политические притязания курдов на Киркук и потребовал спустить в городе флаг Курдистана, пригрозив последствиями. «Мы вовсе не согласны с заявлением: Киркук для курдов», – заявил турецкий лидер.

Что касается России, её позиция прояснилась в ходе контактов с курдской делегацией во главе с премьером Нечирваном Барзани на Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге. О значимости вопроса говорит то, что 2 июня гости были приняты президентом В. Путиным и главой МИД С. Лавровым, у курдской делегации состоялись переговоры с министром энергетики и руководителями компаний «Газпром нефть» и «Роснефть» (был подписан ряд крупных соглашений сроком на 20 лет). По окончании переговоров С. Лавров заявил, что Россия наблюдает за ситуацией в Курдистане и стремится к укреплению отношений с этой областью. Москва считает, что взаимоотношения региона с центром – внутреннее дело Ирака. Думается, однако, что если референдум состоится и Эрбиль объявит о независимости, то в Москве не станут воздерживаться от признания нового государства.

Таким образом, властям Иракского Курдистана остаётся выяснить позицию КНР. Поскольку Пекин обычно не делает громких заявлений, но при этом планомерно, настойчиво и целеустремлённо добивается своего во многих районах мира, можно не сомневаться: в случае появления на карте курдского государства китайцы быстро и успешно займут ту нишу, которую посчитают нужным занять.

АНТОН ВЕСЕЛОВ

 

riataza.com

Племя изгоев: могут ли курды изменить карту мира?

Что нужно знать? В шестидесятые годы Иракский Курдистан стал общекурдским центром национального движения. В 1962-м повстанцы из "пешмерги" во главе с Мустафой Барзани создали на северо-востоке Ирака квазгосударство "Свободный Курдистан". Противоборство между курдскими повстанцами и карательными войсками правительства длилось около 15 лет. Законом 1974 года Багдад вынужден был пойти на создание курдского автономного района.

Саддам, однако, никогда курдов не любил. Операция "Анфаль" в 1989 году, которой его двоюродный брат Али Хасан аль-Маджид и которая привела к гибели не менее 100 тыс. курдов, может быть с полным правом названа геноцидом. Потерпев поражение в операции "Буря в пустыне" в 1991 году, Хусейн был вынужден вывести войска из курдских районов (кроме Киркука), и там возникли два самостоятельных, одно время даже ведших войну друг с другом государственных образования: одно под властью левого Патриотического союза Курдистана во главе с Джалялем Талабани и другое под управлением Демократической партии Курдистана во главе с Масудом Барзани (ныне возглавляет автономный Иракский Курдистан). В 2002 году обе эти организации договорились о создании единого региона Курдистан в составе будущей иракской федерации.

Сегодня в конституции Ирака закреплены самые широкие права Курдистана, вплоть до права выхода из состава страны. Здесь есть все атрибуты государства, свои органы правопорядка и вооруженные силы (та же модифицированная пешмерга), регион получает пропорционально численности своего населения 17 % доходов от иракского экспорта углеводородов, курдский язык признан вторым государственным языком в стране. Курдистан достойно представлен в федеральных органах власти (шесть постов министров, включая главу МИДа, влиятельная фракция в парламенте и т. п.). С 2005 по 2014 годы Джалял Талабани занимал пост президента Ирака. Иракский Курдистан выгодно отличается от других частей страны с точки зрения безопасности и благоприятного инвестиционного климата, успехов в восстановлении разрушенных войной экономики, инфраструктуры, здравоохранения и образования. Лидеры иракских курдов неоднократно выступали в роли посредников между иракскими арабами-шиитами и арабами-суннитами и, тем самым, способствовали преодолению серьезных правительственных кризисов. Иракские курды подчеркивают, что они выступают за сохранение единого иракского государства и не намерены инициировать его распад по этно-конфессиональному признаку.

Мнение. "В Ираке у курдов очень высокая степень автономии, которая имеет практически все признаки суверенитета. Единственное, чего не хватает Иракскому Курдистану, — это реальной международной поддержки, поскольку юридические основания его существования довольно шаткие, хотя они и зафиксированы в конституции Ирака", — полагает главный редактор сайта kurdistan.ru Вадим Макаренко.

Турция: "Казус Оджалана"

Сколько здесь курдов? От 13 до 18 млн

Что нужно знать? В Турецкой Республике за время её существования было жестоко подавлено 29 вооружённых восстаний курдов. В 1984 году Рабочая партия Курдистана, основанная Абдуллой Оджаланом, открыто начала вооруженную борьбу в Восточной Анатолии. При этом свои базы РПК создала в Северном Ираке, куда для их подавления стали периодически вторгаться турецкие войска. Турецкий Курдистан превратился в постоянный очаг напряженности. Ни одной из противоборствующих сторон не удавалось взять верх, конфликт унес более 40 тыс. человеческих жизней.

Долгие годы сам Оджалан, пользуясь покровительством сирийских властей, жил в Дамаске. Однако в октябре 1998 года тогдашний президент Сирии Хафез Асад под нажимом Анкары вынужден был попросить Оджалана покинуть страну. После безуспешных попыток найти убежище в России, а затем Италии и Греции, Оджалан был похищен в Найроби спецслужбами Турции и помещён в тюрьму на острове Имралы в Мраморном море. Смертный приговор ему был позднее заменен на пожизненное заключение.

В 2009 году Оджалан, которому турецкие власти пообещали досрочное освобождение, призвал через СМИ своих соратников сложить оружие и вступить с правительством в переговоры. В Турции появилась курдская печать, радио и телевидение. При посредничестве лидеров иракских курдов Барзани и Талабани Анкара и находящийся в заключении руководитель РПК выработали план мирного урегулирования. Он предусматривал вывод в течение нескольких месяцев боевиков РПК в сопредельные районы Ирака, проведение законодательной реформы, вплоть до внесения поправок в конституцию страны, признающих национальные права и свободы курдского меньшинства, исключение РПК их списка террористических организаций, освобождение всех политических заключенных-курдов, включая Оджалана. На заключительном этапе предусматривалось добровольное разоружение курдских боевиков и безопасное возвращение их на родину (амнистия). 8 мая 2013 года первые группы курдских партизан перешли турецко-иракскую границу.

Однако в 2015 году Эрдоган резко изменил свою позицию по курдскому вопросу, развернув новую волну репрессий против "сообщников РПК" и вновь полностью изолировав Оджалана от всех контактов с внешним миром.

Турецкое правительство рассматривает успех курдских отрядов самообороны как очередной шаг на пути к созданию "курдского квазигосударства" вблизи своей границы, отметила в недавней статье немецкая Frankfurter Rundschau. "Поскольку курды составляют значительную часть населения самой Турции, сложившаяся ситуация серьезно угрожает Эрдогану и его правительству. Опасаясь за существующий режим, Турция готова оказывать помощь скорее таким группировкам, как "Джебхат ан-Нусра", и признает курдов большим злом, чем "Исламское государство", — пишет издание.

Мнение. "С момента основания Турецкой Республики в 1923 году и до настоящего времени сменяющие друг друга правительства в Анкаре не признают существование курдского народа и его законные права. Это противоречит уставу ООН и всем документам, касающимся прав человека, и особенно Международным пактам о правах человека 1966 года, которые признают право каждого народа самостоятельно решать свою судьбу, — отметил в интервью RT представитель Демократического союза Курдистана в Париже Халед Исса. — Правительство Турции считает всех жителей страны турками в принудительном порядке. Всех же, кто отстаивает свои права, турецкие власти считают террористами. Сейчас турецкое правительство ведёт войну против тех жителей страны, которые не хотят называть себя турками, особенно в районах проживания курдов. Таким образом, если господин Эрдоган заявляет о том, что сирийский президент Башар Асад утратил свою легитимность, поскольку воюет со своим народом, то сам господин Эрдоган ведет себя как главарь банды. Он потерял свою легитимность, развязав войну против целых регионов в своем государстве".

Сирия: война за выживание

Сколько здесь курдов? Около 7 млн

Что нужно знать? Гражданская война в Сирии поставила местных курдов в сложное положение. "С одной стороны, сирийские курды всячески притеснялись и дискриминировались по национальному признаку в годы правления сирийского баасистского режима и, естественно, не могут выступать в его поддержку в продолжающейся ожесточенной гражданской войне. С другой стороны, воюющие против режима Башара Асада разрозненные отряды вооруженной оппозиции также не гарантируют курдам их национальных прав и свобод, — сказал RT Станислав Иванов, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН. — Более того, курды обоснованно опасаются, что в случае победы повстанцев к власти в Дамаске могут прийти исламистские радикальные группировки салафитского или ваххабитского толка, которые будут ориентироваться на монархии Персидского залива. В таком случае сирийские курды вряд ли смогут рассчитывать на позитивные изменения своего положения".

Успехи антитеррористической коалиции в Сирии во многом обеспечены действиями курдского ополчения. С самого начала экспансии ИГ в Сирии именно курды стали одной из основных сил, противостоящих террористам. Воспользовавшись выводом из районов их компактного проживания правительственных войск, они начали повсеместно создавать местные органы власти и отряды самообороны, чтобы предотвратить укрепление боевиков на этих территориях. Сегодня сирийским курдам в целом удается контролировать места своего компактного проживания.

Мнение. "Эти районы (Сирийский Курдистан — RT) меньше всего пострадали от гражданской войны, хотя отток курдских беженцев из Сирии в соседний Ирак и имеет место, — считает Иванов. — Их лидеры не выступают за отделение Сирийского Курдистана от других частей Сирии и даже не требуют полной автономии, так как, в отличие от Ирака, сирийские курды проживают анклавами в крупных городах (Дамаск, Алеппо, других), а также в трех различных провинциях Сирии, между которыми имеются районы с арабским населением. Сирийских курдов устроили бы равные права и свободы с арабским населением страны, пропорциональное представительство в новых органах власти и так называемая культурная автономия".

Мнение. "С декабря прошлого года Анкара проводит операции по зачистке на территории компактного проживания иракских курдов на юго-востоке Турции, а теперь пошли и обстрелы сирийских курдов, — сказал RT старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сотников. — Для Эрдогана объединение сирийских и турецкий курдов – как страшный сон. Для него это даже страшнее, чем сохранение у власти режима Асада, Сейчас получается, что курды для турецкого руководства – это самый страшный враг".

Иран: зона высокого напряжения

Сколько здесь курдов? Около 7 млн

Что нужно знать? В 1946 году в оккупированной советскими войсками части Ирана по указанию Сталина была создана так называемая "Мехабадская республика" курдов. Просуществовала она, однако, менее года, так Сталин под давлением вчерашних союзников по антигитлеровской коалиции прекратил поддержку республики.

Сейчас курдский вопрос в Иране находится как бы в спящем состоянии, но бурные события в Ираке, Турции и Сирии, безусловно, влияют и на рост национального самосознания иранских курдов. Тегеран также вынужден учитывать происходящие изменения в курдских анклавах соседних стран и принимать превентивные меры по снижению напряженности между курдами и властями.

Периодически на территории ИРИ совершает вооруженные вылазки и теракты базирующаяся в Иракском Курдистане радикальная курдская "Партия свободной жизни" (PJAK). В Тегеране утверждают, что финансирует и снабжает оружием эту организацию израильская разведка Моссад.

Мнение. "У курдов с незапамятных времен сложились неплохие отношения с евреями, поскольку на протяжении столетий эти народы становились главными объектами гонений в регионе, — сказал RT сирийско-курдский активист д-р Баха Маи. — Между курдами и израильтянами есть определенное чувство солидарности. И те и другие чувствуют себя меньшинствами на Ближнем Востоке. Много евреев исторически проживало в Иракском и Иранском Курдистане. Естественно, многие были вынуждены уехать под давлением исламистов, но корни-то и нормальные отношения с курдами остались. Но я не думаю, что PJAK финансируется Израилем, такая информация по нашим источникам никогда не проходила".

"Великий Курдистан": мечта или утопия?

Что нужно знать? Из сорока миллионов курдов большая часть — от 13 до 18 млн — проживает сегодня в Турции, по 7 млн — в Иране и Ираке, вдвое меньше — в Сирии. Примерно два миллиона насчитывает в общей сложности курдская диаспора. Подавляющее большинство курдов — 75% — мусульмане-сунниты, каждый седьмой курд — шиит, есть последователи езидизма и зороастризма и даже курды-христиане. Территориально большая часть исторического Курдистана находится на территории Турецкой Республики (юго-восточные вилайеты страны), Сирийский Курдистан занимает северо-восточную часть Сирии, Иракский – север и северо-восток Ирака, иранские курды компактно проживают в Западном Иране.

Территория компактного расселения курдов на Ближнем Востоке

Несмотря на бесчисленные межплеменные и межклановые вооружённые столкновения, которыми полна вся история курдов, перед лицом чуждого этноса они всегда демонстрировали солидарность, осознание общности исторической судьбы. "У курдов существует чувство единой национальной принадлежности. Во всех государствах, где они живут, курды добиваются признания своих национальных прав. Это остается неизменным на протяжении всей истории, с того самого момента, когда курды были разделены между Персидской и Османской империями", — подчеркивает Халед Исса.

"Я лично из сирийской части Курдистана, но когда я общаюсь с курдами из Ирака, Ирана или Турции, мы говорим на одном языке, хотя диалекты у нас, конечно, разные. И мнения у нас по курскому вопросу одинаковые: мы все выступаем за создание единого курдского государства, — говорит Баха Маи. — Но на данном этапе наиболее реально было бы введение во всех из указанных четырех государств принципа федерализма".

Мнение. "Создание единого независимого Курдистана — это отдаленная перспектива, но сегодня курды заявляют о том, что их права должны защищаться в тех странах, где они проживают, в рамках автономии, федерации или конфедерации, — заявил RT председатель Международного союза курдских общественных объединений, член Национального конгресса Курдистана Мераб Шамоев. — Конечно, Турцию пугает тот факт, что с одной стороны она граничит с Иракским Курдистаном и на территории Сирии может возникнуть второй, который в свою очередь будет хорошим прецедентом для турецких курдов. Многих сейчас беспокоит вопрос , вторгнется ли Анкара на территорию Сирии. Если Турция пойдет на этот безумный шаг, чего нельзя исключать, учитывая, какой человек сейчас стоит у власти, это будет концом для действующего режима и страны в целом, поскольку это может спровоцировать расчленение Турции. Конечно, все курды будут противостоять этой агрессии".

alexcrim.livejournal.com

КУРДИСТАН

КУРДИСТАН

Курды - ираноязычный народ, проживающий компактно на сопредельных территориях в Турции, Иране, Сирии и в Ираке; дисперсно живут в Закавказье. Курдский язык имеет два основных диалекта - курманджи (северный) и сорани (южный). Численность курдов (см. таблицу)- порядка 40 миллионов человек, из них 20 миллионов проживают в Турции, образуя там самое крупное этническое меньшинство

Курды являются самым большим народом, не имеющим своего государства. Автономию курды существует только в Ираке (35% населения) в виде Курдского Регионального Правительства Ирака. В советское время (в 30-х) существовал Курдский Автономный Уезд на территории АзССР со столицей в Лачине. В Брюсселе существует c 1985 года Курдский Парламент в Изгнании.

История борьбы курдского народа с Турцией за создание Курдистана имеет уже двадцатилетнюю историю. Основной силой являлась марксистская Курдская Рабочая Партия (РКК - Partiya Karkeren Kurdistan, основанная в 1979), пока не был арестован ее лидер Абдулла Оджалан. Помимо РКК, действующей на территории Турции, в Ираке базируются две другие курдские партии (кстати, настроенннные враждебно к РКК) - Национально-Освободительный Фронт Курдистана (ERNK) и Национально-Освободительная Армии Курдистана (Arteshen Rizgariya Gelli Kurdistan, AGRK).

Курдская карта разыгрывается всеми мировыми державами. США и Израиль, будучи союзниками Турции, всегда поощряли ее в борьбе с курдским движением. В противовес США Советский Союз, а также Сирия и Греция всегда поддерживали PKK. После прихода в Ираке к власти Саддама Хуссейна курды, под давлением СССР, получили свою первую автономию.

Флаг Национально-Освободительного Фронта Курдистана (ERNK) [FOTW]

Флаг Курдской Рабочей Партии (PКК)[FOTW]

Флаг Национально-Освободительной Армии Курдистана (ARGK)[FOTW]

Флаг Курдского Регионального Парламента Ирака (г. Арбиль) [FOTW]

Флаг Курдского Парламента в изгнании (Брюссель)[FOTW]

Карта Курдистана [KAKEL]

Карта "Советского" Курдистана (Карта любезно предоставлена Андреем Арешевым)

Территории Курдистана, контролируемые различными Курдскими группировками - Курдской Рабочей Партией и Фронтом Иракского Курдистана. (Карта любезно предоставлена Сергеем Мурашкинцевым)

Карта Курдистана на 1948 год(Карта любезно предоставлена Андреем Арешевым)

Карта Курдистана на 1992 год

Сайт создан в системе uCoz

karty.narod.ru

Курды на этнической карте России

Ирина Лагунина: Мы продолжаем цикл «Этническая карта России». Сегодня речь пойдет о курдах. В беседе участвуют сотрудник Института Этнологии и антропологии РАН, профессор Сергей Арутюнов и председатель совета федеральной национально-культурной автономии курдов Фархат Патиев. Беседу ведет – Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Сергей Александрович, что означает этноним «курды», а также самоназвание этого народа «курманджи»?

Сергей Арутюнов: Что этнонима «курды, он восходит к каким-то древним обозначениям, возможно, даже иного языка, нежели современный курдский язык. Но все эти обозначения как-то связаны друг с другом. Встречаются в памятниках ближневосточной письменности, Древнего Востока на разных языках и явно обозначают представителей одного и того же народа или одной и той же группы племен. Хотя на курдском языке письменные памятники, они имеются, но это более-менее памятники позднего средневековья в основном. Мы не знаем, что представлял собой древний курдский язык, но это несомненно был один еще более древний, чем выделение иранской группы, то есть это был один из индоевропейских диалектов, на основе которых складывался индоиранский и собственно иранский, в частности, конкретно западно-иранский языки. Курдский язык относится к западно-иранским языкам, и это действительно наиболее западный язык ираноговорящего населения. Но думается, что нагорье, которое правильно называть Армяно-курдским нагорьем, являлось местом обитания и местом формирования ранних индоевропейцев. И в отличие от других индоевропейских племен, которые разошлись по миру от Ирландии до Бенгалии, скажем так, армяне на северной части этого нагорья, курды в южной части этого нагорья, в основном оставались на тех территориях, на которых они проживали, еще не будучи ни армянами, ни курдами, а представителями различных протоиндоевропейских племен.

Игорь Яковенко: Сколько всего курдов на земле, и как они расселены на планете сегодня?

Фархат Патиев: Точной переписи курдов ни в одной стране мира не проводилось. Но предположительно курдов насчитывается в мире более 40 миллионов. Сейчас большая часть курдов проживает в Турции, здесь примерно около 20 миллионов курдов. Вторая по численности страна – это Иран, здесь около 10-11 миллионов курдов, далее идет Ирак — 6-7 миллионов курдов, и Сирия — от двух до трех миллионов курдов. Если взять нашу территорию, страны бывшего СССР, больше всего курдов по численности проживает в Азербайджане, около 500 тысяч. Второй по численности является Туркмения, третьей идет Россия. В Туркмении 250 тысяч, в России тоже в пределах 250 тысяч.

Игорь Яковенко: Смотрите: перепись показывает 23 тысячи, по вашим данным примерно в 10 раз больше. То есть скрывают в ходе переписи, либо не участвуют в ней, либо не показывают свою национальность.

Фархат Патиев: Вы знаете, в переписи населения в 2002 году и сейчас в 2010 году курдов и курдов-езидов считали отдельно друг от друга. То есть не ставилось условие, какой человек национальности, а именно, к кому себя относят. И среди курдов есть такое распространенное мнение, что курды относят себя к езидам, а иногда езидов считают самостоятельным этносом. Но курды и езиды — это один народ, отличие только в том, что одни из них являются мусульманами, другие солнцепоклонниками.

Игорь Яковенко: Сергей Александрович, безусловно, курды один из самых крупных народов России, может быть самый крупный народ, который не имеет своей государственности. Как это влияет на этническое самочувствие народа и характер его национальной идентичности?

Сергей Арутюнов: Что касается курдов России, то они никогда не размышляли или не имели в виду получение государственности в пределах России или хотя бы в пределах Российской империи, СССР. Были курдские национальные районы в Азербайджане, потом их ликвидировали, они перестали существовать как нечто обособленное. В средние века существовали курдские княжества, но они не были единым государством. Единого курдского государства не существовало, по-видимому, никогда. Да и эти курдские княжества были недостаточно государственно оформлены. Нигде курдский язык не выступал в роли государственного языка, языка административного управления. Так что да, я думаю, что практически все курды мира мечтают о создании какого-то курдского государства, где курдский язык был бы государственным языком, где преподавание велось бы на курдском языке, где существовали бы курдские средства массовой информации, они существуют в разных местах, но существуют именно как диаспорные средства массовой информации.

Игорь Яковенко: Несколько слов о религиозном сознании курдов. Среди курдов, как мы уже говорили, есть мусульмане-сунниты, есть мусульмане-шииты, есть и христиане, есть и солнцепоклонники. В каких пропорциях распространены эти верования? Насколько курды религиозны и какую роль и значение играет религия в их жизни?

Фархат Патиев: Большинство курдов все-таки являются мусульманами-суннитами. Этому предшествовала трагическая судьба курдского народа, когда курдов насильственно причисляли к исламской религии. Сейчас есть такая тенденция среди курдов-езидов, много примеров, что переходили на христианскую религию, есть такое особенно в крупных городах, где проживают курды. Национальное религиозное сознание курдов, конечно, опять-таки зависит от страны проживания. Так, например, в иракском Курдистане курды менее религиозные по сравнению с другими частями, иранской частью Курдистана. В турецком Курдистане есть как мусульмане-сунниты, так и алевиты. Тоже в зависимости от региона, если город, то там больше приверженность к исламу, а если другой регион, там менее.

Игорь Яковенко: Что касается России, здесь какова религиозная карта у курдов?

Фархат Патиев: Больше всего здесь курдов-езидов, далее идут курды-сунниты. Получилось исторически так, что большинство курдов России выходцы с Кавказа, а мы знаем, что на Кавказе численность курдов-езидов всегда была максимальной. В 37 году, когда началась депортация курдов, курдов-мусульман депортировали в Среднюю Азию, Казахстан, Киргизию Узбекистан, поэтому на Кавказе курдов-мусульман осталось мало. И первые потоки в Россию, они пошли с Кавказа. Поэтому оседали в России прежде всего курды-изиды. Курды-мусульмане — это поток после развала Советского Союза, и этот поток продолжается из Казахстана и Киргизии. Поэтому сейчас численность курдов-мусульман растет в России за счет приезда из среднеазиатских республик. Конечно, есть курды, которые приезжают из-за рубежа, со своей исторической родины, из Турции, из Ирака и осваиваются в России, или работают, или получают гражданство, соответственно, выливаются в российское общество.

Игорь Яковенко: Сергей Александрович, о курдском языке. По данным переписи населения, приходится обращаться, несмотря на то, что мы неоднократно убеждались в ограниченности использования данных, но тем не менее, какой-то ориентир, в последние годы наблюдается значительное снижение доли курдов, владеющих родным языком. Было в 2002 году 72%, а сейчас 54%. Причем многие специалисты отмечают, что эти проценты завышены, и курдский язык практически не является языком повседневного общения среди курдской молодежи, во всяком случае. Что можно сделать и что делается для того, чтобы язык этого древнего народа, может быть один из самых древних языков на земле, не пополнил список мертвых языков?

Сергей Арутюнов: Я думаю, что мертвым языком курдский язык не станет никогда, потому что на огромных территориях в Турции, в Иране, в Ираке это язык основной части населения. И какие бы репрессивные меры ни принимались по отношению к этому населению и его языку, в частности, в особенности репрессивные меры характерны для Турции, тем не менее, выкорчевать курдский язык не удастся никакими репрессиями. А в странах расселения, где курды в любом месте составляют сравнительно небольшой процент жителей не только данного района, но и данного населенного пункта, как правило, конечно, переход курдов на язык окружающего населения — это явление естественное. Тем более, что курды – это понятие сборное. Курды любого района России состоят из переселенцев, выходцев из разных источников. Часть с Кавказа, часть из Средней Азии, некоторое количество людей как политических беженцев из Турции или из других районов. И они являются носителями разных диалектов курдского языка. Курдский язык достаточно сильно расчленен на разные диалекты. А носителям диалектов достаточно трудно общаться друг с другом, если эти диалекты далеко разошедшиеся. И очень часто носители разных диалектов одного и того же языка предпочитают перейти в общении между собой на другой язык — на язык большинства населения данного региона.
Уже несколько парламентов приняли соответствующие резолюции или обращения к своим правительствам ввести аналогичные санкции. И чем больше российские власти занимаются укрывательством, чем больше давления оказывают на семью Магнитского, тем жестче становится общественное мнение на Западе и тем больше подкрепляется убеждение, что санкции надо вводить.

Ирина Лагунина: Уильям Браудер, глава инвестиционного фонда Hermitage, интересы которого представлял Сергей Магнитский.

Радио Свобода 

www.gumilev-center.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *